Докладная записка Военного совета 22-й армии армии Военному совету Западного фронта о боевых действиях армии на великолукском и торопецком направлениях с 21 по 25 августа 1941 г.

image_pdfimage_print


Докладная записка
Военного совета 22-й армии
армии Военному совету Западного фронта
о боевых действиях армии на великолукском и торопецком направлениях
с 21 по 25 августа 1941 г.



Сов. секретно
.

Военному совету Западного фронта

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ОБ ОПЕРАЦИИ 22 АРМИИ
С 21 ПО 25 АВГУСТА 1941 ГОДА

          Выполняя приказ № 17 командования Западного фронта, 22 армия с 13.00 21.8.41 года перешла в наступление. Наступление развивалось нормально на участках 126, 179, 174 и 186 сд. Части к исходу дня продвинулись на 3-5 км. Замедленный темп продвижения был на левом фланге 214 сд и на участке 170 сд, последняя встретила сильно укрепленные позиции противника и продвинуться не могла.
          48 тд не имела ни одного годного танка и дралась как пехотная дивизия, вела активную разведку на своем участке.
          98 сд, только восстановленная, артиллерии не имела, имела до 50 станковых пулеметов. 19-20 августа получила около 5000 пополнения, прибывшего из Приволжского военного округа, двумя полками находилась в резерве 29 ск за 179 сд с задачей развивать ее успех, а третий полк на машинах находился в армейском резерве в районе свх. Ушицы.
          По данным разведки, перед фронтом армии были установлены 251, 253, 86, 206, 110 пд и отряд Брюнинга.
          С утра 22 августа 1941 года войска армии продолжали наступление.
          В 10.00 на участке 186 сд противник силою до пехотного полка с танками в направлении Дреки прорвал фронт и начал стремительно продвигаться на север на Аннино. Для поддержки частей 186 сд был направлен армейский резервный полк 98 сд, который с 14.00 втянулся в бой. Для усиления противотанковой обороны района Кунья были переброшены в район Абляпуши 5 орудий ПТО. Из вновь формировавшегося полка 112 сд были выделены два батальона: один в район Вториново для обороны подступов к Кунья, другой – в район Вишенки для прикрытия северо-восточного направления.
          К 14.00 выявилось, что противник наступает крупными силами пехоты и танков. Для ликвидации прорыва были выдвинуты еще два полка 98 сд в район Каменка, Мясово для совместного удара с частями 62 ск в юго-восточном направлении. Полки сосредоточились к исходу дня.
          К 20.00 противник передовыми подвижными частями овладел свх. Ушицы, свх. Жигалово, ст. Великополье и ночью подтягивал в эти районы свои силы.
          23 августа на участке 481 и 214 сд – без перемен. 126, 179 сд по приказу командарма отошли на ранее занимаемые позиции.
          В ночь на 23.8 179 сд была выведена с фронта и без одного полка получила задачу совместно с частями 126 сд уничтожить группировку противника в районе свх. Ушицы. Контратаки 62 ск и наступление 179 сд успеха не имели. Командир 179 сд Гвоздев потерял управление полками (управление дивизии было отрезано от полков танками).
          Авиации противника последовательно массированно воздействовала на боевые порядки частей.
          24.8.41 г. части 179 и 126 сд с утра снова начали наступление на свх. Ушицы, но под сильным воздействием авиации, танков, минометного огня и пехоты противника 179 сд отошла за р. Кунья, 126 сд также успеха не имела. В 14.00 противник оказывает сильное давление танками на 174 сд, дивизия несет большие потери, левый фланг ее отошел на промежуточный рубеж, 170 сд продолжала упорно удерживать свои позиции.
          В 16.00 авиаразведкой подтверждается скопление пехоты, танков и артиллерии в районе свх. Ушицы, свх. Жигалово, Пески, Заболотье. С 16.00 заболотская группа (до 40 танков и 2-х батальонов пехоты) продвигается на Великие Луки. На протяжении 24.8 истребительная и бомбардировочная авиация противника непрерывно воздействовала на части. Связь с 186 и 98 сд потеряна.
          Меры, принятые командованием армии по ликвидации прорыва противника, не дали желаемого результата главным образом потому, что не было собрано единого кулака, не было организованного управления и хорошей связи частей, посылаемых на ликвидацию прорыва, соединения посылались частями, полагая, что их достаточно для ликвидации прорыва.
          К 17.00 становится ясным, что ликвидировать прорыв не удастся, части армии окружены, линии снабжения прерваны с 22.8, снарядов осталось четверть боекомплекта, а 152-мм – от 2 до 7 снарядов на орудие, горючее и продовольствие на исходе, весь боевой порядок частей простреливается артиллерией.
          Из приказа, перехваченного у убитого офицера, в ночь на 23.8 выяснилось, что противник наступает западнее оз. Двинье и Жижицкое двумя корпусами: 57 танковым и 40 армейским с задачей ликвидации великолукской группировки. Учитывая всю сложившуюся обстановку, командование армии приняло решение организовать выход из окружения на север в направлении Бол. и Мал. Усвяты, изменив свой первоначальный план выхода на северо-восток.
          Боевой порядок при прорыве был организован следующим образом: в первом эшелоне прорыва шли 126 сд и 48 тд, во втором эшелоне – остатки 179 сд и 214 сд, а за ней части 62 ск и последней выходила 170 сд, имевшая задачу прикрыть выход частей с тыла.
          При прорыве 126 сд было приказано оставить заслон на свх. Ушицы и блокировать Заболотье, 48 тд и 366 сп оставить заслон на рубеже Овечкино, Иванцево.
          Части начали движение в 22.00 24.8 1941 года.
          К вечеру противник частями 19 танковой дивизии выдвинулся на дороги от Заболотье к Великие Луки и занял огневыми точками населенные пункты и высоты между большаком свх. Ушицы и жел. дор. Великие Луки, ст. Великополье. Материальная часть (артиллерия и автотранспорт) 214 и 126 сд, корпусных тылов была вытянута на дороге по оси главного удара за 214 сд и с утра 25.8.41 г. начала продвигаться вперед за прорывающимися частями. Материальная часть 48, 179, 170, 174 двигалась за своими частями непосредственно.
          Во время движения артиллерия и автотранспорт подверглись сильному воздействию авиации противника, артиллерийского, минометного огня и танков. В результате большое количество артиллерии и автотранспорта было разрушено на подходе при прорыве, а частично – уничтожено самими частями. Пехота, прорвавшись вперед, не приняла эффективных мер к обеспечению полного выхода материальной части.

Вопросы управления

          С началом наступлении 22 армии 21 августа с. г. оперативная группа штарма и Военный совет выходили на новый КП (лес зап. Романово), имея в виду приблизить руководство к частям, но 22.8 к исходу дня КП был дважды обстрелян авиацией противника и подошедшими танками, в связи с этим встал вопрос о перемене КП. Военный совет принял решение перейти на КП 29 ск, откуда можно было руководить более успешно боем большинства дивизий.
          По прибытии в 29 ск в ночь на 23.8 его командный пункт тоже был атакован, снова пришлось переместиться на следующий КП в район Михальки. В Михальках пользовались средствами связи 29 ск (проволока и радио). Армейские рации не прибыли на новый КП, видимо, погибли в пути. 22, 23, 24 августа связь поддерживалась по телефону, радио и делегатами с 61, 51, 29 ск. С 23.8 потеряли связь 98 и 186.
          Перед началом движения на прорыв штабные командиры штарма были разосланы в войска для связи и проверки выполнения приказа о подготовке прорыва. Командиры корпусов и командиры 126, 214 сд вызывались в Военный совет, где в дополнение к приказу лично получали указания о порядке организации и проведения операции по прорыву.
          С началом движения частей на прорыв Военный совет, наличная часть штарма, штаб 29 ск двигались пешком за стрелковый полком 214 сд. В ночь на 25.8 при переправе через реку в районе восточн. Новоселье группа штаба армии и штаба корпуса с частью красноармейцев оторвалась от впереди идущего полка и впоследствии не смогла ни его, ни другой части нагнать, а попав под артиллерийский, а потом под пулеметный обстрел, замедлила движение и до рассвета частей не нашла.
          Пехотные части оказались далеко впереди, а проход противником утром снова был закрыт. В результате Военный совет, начальник штаба, группа командиров штаба и до 100 человек красноармейцев вынуждены были отходить самостоятельно, придерживаясь основного направления движения отходящих войск. Вследствие этого, управление войсками было потеряно с 2.00 25 августа с. г.
          Военный совет с отрядом в 546 человек 5 сентября вышел из окружения на участке 133 сд район Поляны.

Потери в личном составе

          До начала боев – на 20 августа в частях, находящихся на фронте, числилось 71613 человек, на 7 сентября, по неполным данным, вышло из окружения 20025 человек, выведено раненых с 21 по 27 августа 7271 человек, не вышло 44317, в эту цифру входят и убитые.
          Выход из окружении до сих пор продолжается, в тылу у противника остается еще много групп и одиночек, пробирающихся к своим частям.

Потери в материальной части

          По состоянию на 1 сентября вынесено винтовок – 18091, потеряно – 42226. Приход бойцов с оружием после 1 сентября продолжается; пистолетов-пулеметов вынесено – 125 штук, не вынесено – 367, легких пулеметов вынесено – 39, не вынесено – 486, станковых пулеметов вынесено – 25, не вынесено – 354, минометов всех калибров вынесено – 30 штук, не вынесено – 261, артиллерии всех калибров вышло – 39 систем, не вышло – 264.
          Автомашины: было в войсках на 20 августа – 1273 шт., вышло на 3 сентября – 370.
          В число потерянного вооружения включается вооружение, потерянное в боях при наступлении 21-22.8.

Выводы:

          1. Командование 22 армии в лице командующего т. Ершакова и члена Военного совета тов. Леонова недооценила опасности на левом фланге. Принятые меры после указания командующего Западным фронтом Маршала Советского Союза тов. Тимошенко оказались недостаточными (в резерв на левый фланг был выделен один стрелковый полк и истребительный отряд 250 человек). Не сумели своевременно разгадать танковую группировку против левого фланга, вследствие чего не приняли дополнительных мер по усилению противотанковой обороны.
          2. В начале наступления противника для командования армии не была вполне ясна группировка сил противника, прорвавшегося за линию фронта, и выделенная 98 сд на ликвидацию прорыва оказалась не в состоянии ликвидировать противника. Более целесообразным было бы, если бы мы 98 дивизией заняли исходное положение по р. Кунья и выс. восточнее свх. Ушицы и к 12.00 23.8 вывели на эту линию и 179 сд, а потом совместными усилиями начали бы ликвидацию прорыва.
          3. Колонна материальной части была организована неправильно – сосредоточена главном образом массой на одной дороге за 214 сд. Кроме того, пехота, прорвавшейся вперед, видимо, забыла о своей материальной части.
          4. Не было организовано управление на период прорыва, расчет на личное руководство и делегатов оказался неосуществим в этой конкретной обстановке.
          5. Наиболее серьезной ошибкой командования армии надо считать его отрыв от частей, что привело к потере управления войсками в самый ответственный период боя.
          6. Плохая подготовка войск по борьбе с танками, не изжита в личном счета во ряде частей танкобоязнь, это явилось одним из главных моментов беспорядочного отхода 186 сд.

Командующий 22 армией
генерал-лейтенант Ершаков2


Член Военного совета 22 армии
корпусный комиссар Леонов2


Ф. 208, оп. 12930сс, д. 1, лл. 460-467. Машинописная копия.

1 Так в документе. По-видимому, имеется в виду 48-я танковая дивизия.
2 Подписи отсутствуют.