Приказ войскам 1-й ударной армии № 056 о боевой подготовке мелких подразделений (1.3.45 г.)

image_pdfimage_print

Приказ
войскам 1-й ударной армии
№ 056
о боевой подготовке
мелких подразделений
(1.3.45 г.)


ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ ПЕРВОЙ УДАРНОЙ АРМИИ
№ 056

1 марта 1945 г. Действующая армия
 
Содержание.   В развитие приказа войскам 1-й ударной армии № 052 от 27.2.45 г.
 

          Опыт боевых действий мелких подразделений (взвод – рота) в прошедших боях показал ряд существенных недостатков:
          1. Командирам рот отводится мало времени на освоение боевой задачи. Зачастую командиры рот вводят в бой роту, не зная системы огня противника.
          2. Орудия прямой наводки, стоящие на участках стрелковых рот, не подчинены командирам рот и его задачи не выполняют, а стреляют по указанию старшего артиллерийского начальника.
          3. Плохо организуется артиллерийский огонь на обеспечение флангов наступающих подразделений (взвод – рота). Достаточно открыть огонь одной-двум огневым точкам противника, как наступающая цепь залегает. При попытке вызвать обеспечивающий огонь тратится много времени (3-5, а иногда до 20 минут).
          4. Станковые пулемегы отстают от наступающих частей и реальной поддержки им не оказывают.
          5. Слабо развит огонь самой пехоты. Пехота не использует всей мощи своего огня на подавление вновь обнаруженных целей.
          6. Имеют место случаи, когда стрелковая рота получает пополнение за 1-2 часа до начала боя.
          7. Налицо был ряд фактов, когда некоторые подразделения пехоты были положены огнем 1-2 огневых точек противника, снова несколько раз поднимались в атаку, но эти огневые точки противника не были подавлены, из-за чего пехота несла большие потери в личном составе.
          8. Часто бывало так, что на участок роты прибывали артиллеристы, но никто не считал нужным связаться с командиром роты, действующим на этом участке.
          9. Во время наступления отдельные стрелковые роты вырывались вперед, но, не имея помощи от артиллерии и соседей, пятились назад.
          10. В период наступления командиры рот избегали атаковать противника, ссылаясь на малочисленность личного состава в роте.
          11. Минометные подразделения отстают от поддерживаемой пехоты или теряют с ней связь.
          12. В исходном положении пехота маскируется слабо и еще хуже замаскированы орудия прямой наводки. Орудия прямой наводки, как правило, в землю не врыты и поэтому еще до начала боя бывают либо подбиты, либо уничтожены огнем противника.
          13. С началом атаки пехоты орудия прямой наводки и орудия сопровождения отстают от нее и при бое в глубине пехоту не поддерживают.
          14. Слабо развита сигнализация, в особенности вызов артиллерийского огня. Почти нет сигналов «Дайте огонь передо мной» (наступающей ротой).
          15. Факты «танкобоязни» нашей пехоты наблюдались лишь только потому, что пехоту никто не вооружил средствами борьбы с танками противника (противотанковыми гранатами, бутылками с КС и т. д.), а орудия прямой наводки в период наступления отстают от пехоты. В прошедших боях мы не имели вследствие этого случая, чтобы сама пехота подбила или подожгла танк врага.
          16. Стрелковые подразделения в период наступления не берут с собой в достаточном количестве патронов, а ручные и станковые пулеметы не имеют в достаточном количестве дисков и лент. Имели место случаи неисправности оружия.
          17. Командиры батарей отстают от командиров рот, роту не обслуживает ни командир батареи, ни командир взвода управления батареи, когда рота вырывается вперед. Связь наводится медленно. Плохо разработаны перекаты (движение командира батареи, командира взвода управления за ротой) с последующим использованием телефона или радио для вызова огня. Отстает наводка кабеля. Связь дается с опозданием на 30-50 минут, а то и больше. Хуже всего, когда поданная с опозданием телефонная связь не работает из-за неисправности аппаратов.
          18. Обнаружены факты отсутствия ежедневной поверки: все ли имеет боец, взвод, рота для боя, чего нехватает, чтобы своевременно пополнить.
          19. Оставление оружия на поле боя не рассматривается как тягчайшее преступление и виновников не наказывают.
          20. В период наступления плохо организовано наблюдение за полем боя.
          21. Недостаточно четко отрабатываются вопросы ввода в бой вторых эшелонов и их обеспечения артиллерийским огнем. Артиллерийские командиры не связываются заранее с командирами частей и подразделений вторых эшелонов и поэтому артиллерийское обеспечение ввода в бой вторых эшелонов поставлено плохо. Вместо наращивания сил иногда происходит путаница в боевых порядках.
          22. Саперы при наступлении не всегда следуют за боевыми порядками стрелковых подразделений, укрепление захваченных рубежей и борьбу с танками противника своими средствами организуют слабо.
          23. Слабый темп продвижения пехоты в период наступление и слабое подавление глубины обороны противника артиллерийским и минометным огнем приводит к невыполнению задачи. Метод «сползания» артиллерийского огня не освоен артиллерийскими начальниками.
          Изложенное выше показывает, что:
          а) боевая подготовка войск находится на низком уровне;
          б) офицеры слабо учатся и воспитываются старшими командирами организации и ведению наступательного боя;
          в) в основу боевой подготовки не положено сколачивание стрелковой роты и организация взаимодействия между командиром стрелковой роты и командирами артиллерийской и минометной батареи;
          г) слабо развиты управление в бою и порядок вызова огня;
          д) роты в обороне слабо готовятся к наступательным действиям.
          ПРИКАЗЫВАЮ:
          1. Командирам корпусов, дивизий организовать боевую подготовку так, чтобы изжить указанные недочеты.
          2. В основу боевой подготовки положить сколачивание стрелковой роты и организацию взаимодействия с артиллерийской и минометной батареей и саперами. Тактически их объединить в учебе, бою и быту.
          3. Рассматривать как тягчайшее преступление отставание от пехоты ее собственного оружия, а также орудий прямой наводки.
          4. Ввести единый сигнал: «Огонь передо мной» (стрелковой ротой) – серия красных ракет – и по этому сигналу немедленно открывать огонь перед ротой.
          5. В полосе наступления общевойсковой командир является старшим, и всем командирам вне зависимости от их звания по прибытии на участок немедленно представляться командиру наступающей части (соединения).
          6. Отработать вопросы ввода в бой вторых эшелонов и прикрытие флангов наступающих частей.
          7. Разработать простейшую сигнализацию для отделения, взвода, роты и обеспечить их свистками, рожками и другими сигнальными средствами.
          8. Полностью обеспечить стрелковые роты противотанковыми гранатами, бутылками с КС. В учебном порядке провести одно-два занятия с танками. Командующему бронетанковыми и механизированными войсками армии выделить на занятия танки по заявкам командиров корпусов.
          9. Ежедневно проверять все вооружение и снаряжение бойца. Результаты проверок докладывать по команде.
          10. В остальном в вопросах боевой подготовки руководствоваться моим приказом № 052 от 27.2.45 г.
          11. С настоящим приказом ознакомить весь офицерский состав, до командиров взводов включительно, под расписку и доложить мне 3.3.45 г.

Командующий войсками
1-й ударной армии
(подпись)

Член Военного Совета
1-й ударной армии
(подпись)

Начальник штаба 1-й ударной армии
(подпись)