1

Из краткой сводки № 1 обобщенного боевого опыта войск 2-й ударной армии за январь 1945 г. (11 февраля 1945 г.)

Из краткой сводки
№ 1
обобщенного боевого опыта
войск 2-й ударной армии
за январь 1945 г.
(11 февраля 1945 г.)


СЕКРЕТНО

ИЗ КРАТКОЙ СВОДКИ № 1 ОТ 11 ФЕВРАЛЯ 1945 г. ОБОБЩЕННОГО
БОЕВОГО ОПЫТА ВОЙСК 2-й УДАРНОЙ АРМИИ ЗА ЯНВАРЬ 1945 г.

[…] 1. Вопросы перегруппировки войск.

Чтобы добиться большей маскировки сосредоточения войск на плацдарме и равномерной загрузки мостов через р. Нарев, дивизии первого эшелона выводились к переправам по одному полку в день и в разное время. Этим дивизиям было обеспечено больше темного времени для устройства на плацдарме и маскировки.
На маршрутах передвижения войск армии была установлена усиленная комендантская служба и служба регулирования. Так как наличие дорог обеспечило каждый стрелковый корпус только одним маршрутом, для установления порядка на них были назначены коменданты маршрутов и коменданты участков.
Каждый маршрут был оборудован проводной связью, что давало возможность в любое время знать, где и какая часть проходит. В распоряжение каждого коменданта участка и маршрутов были выделены группы офицеров и рядовых с автомашинами.
Во главе всей службы регулирования был поставлен армейский комендант – заместитель командующего армией.
На маршрутах протяженностью 70-80 км имелось 11 комендантов участков, 3 коменданта маршрутов и 40 офицерских постов регулирования. Офицерские посты регулирования состояли каждый из двух офицеров и четырех красноармейцев. Весь личный состав комендантской службы имел белые повязки на правом рукаве шириной 10 см.
На особо ответственных участках были выставлены офицерские посты штаба армии.
Было создано восемь специальных пунктов технической помощи с квалифицированным техническим персоналом.
Для руководства личному составу комендантской службы была издана специальная инструкция (см. приложение № 27)1.
Благодаря применению указанных выше мероприятий достаточно крупная перегруппировка войск армии была проведена точно по плану с надлежащими мерами маскировки.
2. Для организации наблюдения за противником была построена сеть наблюдательных пунктов стрелковых и специальных частей (на 1 км фронта приходилось 2 общевойсковых наблюдательных пункта и до 8 наблюдательных пунктов специальных частей). Все наблюдательные пункты были достаточно оборудованы в инженерном отношении, снабжены приборами наблюдения. Наблюдательный пункт каждого старшего начальника имел прямую телефонную связь со всеми наблюдательными пунктами подчиненных командиров.
Наблюдение вели опытные офицеры. Данные наблюдения немедленно докладывались в соответствующий штаб.
3. Командиры батальонов и рот сменяющих частей проводили рекогносцировки плацдарма и боевого участка за двое суток до смены.
Смена обороняющихся частей на фронте прорыва была произведена в три приема. В ночь, за три дня до атаки, каждый полк первого эшелона на своем участке сменил одним батальоном обороняющиеся подразделения и занял оборону. В эту же ночь 50 % орудий прямой наводки и все тяжелое пехотное оружие было выведено на огневые позиции. На следующую ночь были выведены на огневые позиции остальные 50 % орудий прямой наводки. В ночь перед атакой была выведена в исходное положение вся пехота и вторые эшелоны дивизий.
Такой порядок смены дал возможность лучше изучить впередилежащую местность и систему обороны противника […]

Начальник Оперативного отдела штаба
2-й ударной армии
полковник М. ЗАХАРОВ

Ф. 237, оп. 31398сс, д. 60, лл. 15-16.

1 См. стр. 114. [На странице № 114 книги размещена «Инструкция личному составу комендантской службы и службы регулирования при перегруппировке войск армии«. — В.Т.]



Доклад штаба 60-й армии об ответных действиях противника с 9 по 20.1.45 г. на мероприятия по оперативной маскировке в полосе армии с 22.12.44 г. по 10.1.45 г. (11 февраля 1945 г.)

Доклад
штаба 60-й армии
об ответных действиях
противника
с 9 по 20.1.45 г.
на мероприятия
по оперативной маскировке
в полосе армии
с 22.12.44 г. по 10.1.45 г.
(11 февраля 1945 г.)


Секретно
 

НАЧАЛЬНИКУ ОТДЕЛА ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ
ОПЫТА ВОЙНЫ ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ
ШТАБА 1-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА
НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК
1-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА

В доклад по оперативной маскировке, высланный Вам 8.2.45 г. за № 077, прошу включить дополнительно поступившие сведения о маневре, перегруппировке и действиях противника за период с 9 по 20.1.45 г. следующего содержания.
В течение 9-11 января противник на участке Буча (3 км западнее Пацанув), Ростоки (6 км восточнее Ясло) частями 304, 371, 359, 544 и 78-й пехотных дивизий и частью сил 545-й пехотной дивизии оборонял прежние рубежи, вел редкий арт[иллерийский] и мин[ометный] огонь по боевым порядкам наших частей и на некоторых участках силою от отделения до роты вел разведку. По данным РП, в течение 9.1.45 г. по шоссе из Краков на Тарнув прошло 240 груженых автомашин (груз не установлен); в обратном направлении – 170 автомашин. По железной дороге с Краков на Тарнув прошел один железнодорожный эшелон (40 вагонов) с пехотой. В течение дня 10.1.45 г. по шоссе из Краков на Тарнув прошло 8 средних танков и бронетранспортеров, 90 автомашин с грузом, 5 самоходных орудий и свыше роты (150) солдат. В обратном направлении прошло 120 автомашин с неустановленным грузом. По железной дороге из Краков на Тарнув прошел один эшелон (22 замаскированных вагона и платформы), по показаниям местных жителей, этот эшелон убыл на Домброва Тарновска.
Одновременно в ночь на 12.1.45 г. противник за счет расширения фронта 644-й и 78-й пехотных дивизий снял с участка западнее Жарувка, Борова 359-ю пехотную дивизию, перебросив последнюю через Тарнув в район Новы Корчин (на участок Белязны, Севернее Ружа поставил 1084-й пехотный полк, снятый в свою очередь из района южнее Латошин, и на участок Ружа, высота 228.0 поставил 1083-й пехотный полк 544-й пехотной дивизии, находившийся ранее в резерве, в районе Зджары, Махова). На участок, ранее занимаемый 1084-м пехотным полком, противник поставил 1544-й фюзилерный батальон, передвинув последний из района юго-западнее Брацеева. Одновременно в район Брацеева выдвинул 1-й батальон 195-го пехотного полка, находившийся ранее в районе Каменица Дольна. (Данные подтверждены показаниями пленных, захваченных при разгроме этих частей.)
С утра 12.1.45 г. на участке Вуйча (3 км юго-западнее Пацанув), Подвале (7 км северо-западнее Щуцин) противник частями 304-й пехотной дивизии оказывал упорное сопротивление действию наших частей. В результате боя основная полоса обороны переднего края противника была прорвана. Противник ожидал нанесения главного удара наших частей с направления Дембица, так как, по данным местных жителей села Войцлавице, известно, что немецкий полковник, стоявший на квартире к Войцлавице, говорил, что в районе Тарнув сосредоточено до 400 танков (повидимому, 11 тп СС 510 тбр и других танковых частей), дислоцировавшихся ранее в Краков, т. к. немцы ожидают наступления русских с направления Дембица. В ночь с 15 на 16.1.45 г. эти танки якобы убыли обратно в направлении на Краков. Один из местных жителей сам лично насчитал 150 проходивших танков. (Данные так же подтверждаются показаниями пленных.)
13.1.45 г. противник из района Новы Корчин, введя в бой 359-ю пехотную дивизию с приданными 30 танками и 15 самоходными орудиями, огнем и контратаками пытался задержать наступление наших войск на подготовленном ранее рубеже, на участке Хотель Червоны, Корчин Стары, с целью не допустить переправы через р. Нида и овладения ранее подготовленным оборонительным рубежом на западном берегу р. Нида, состоявшие из трех траншей и противотанкового рва, называемого немцами «Восточным валом».
Несмотря на упорное сопротивление противника, в течение 13-15.1.45 г. сопротивление частей 359-й пехотной дивизии было сломлено. Стремительное наступление наших войск не дало возможности укрепиться противнику на оборонительном рубеже, по западному берегу р. Нида, и рубеж этот был захвачен нашими войсками.
Выводы: 1. Установлено, что противник, ожидая нашего наступления с Дембица на Тарнув, Краков, держал на этом участке сильную группировку пехоты (до пяти пехотных дивизий), усилив их, повидимому, 510 тбр, подтянутой из Краков на Тарнув к 10.1.45 г.
2. Заслуживают внимания данные РП о беспрерывном движении автомашин, бронетранспортеров, танков и самоходных орудий по шоссе Краков – Тарнув и железнодорожных эшелонов в восточном направлении, как подтверждающие материалы о перегруппировке противника.
3. Пытаясь любой ценой приостановить начавшееся наступление наших частей севернее р. Висла, противник, не имея других частей и резервов, вынужден был снять с переднего края 359-ю пехотную дивизию и заменить ее другими частями за счет увеличения фронта последних.
4. Маскировочные мероприятия, проведенные в полосе 60-й армии, выполнены хорошо. Противник был полностью дезориентирован в отношении места и направления главного удара фронта, сосредоточил крупную группировку танков, усиленных артиллерией и мотопехотой, в достаточном удалении от места действительного прорыва, в силу чего не мог своевременно реагировать на ход боя, чем облегчалось выполнение задачи по прорыву фронта и разгрома его основной висло-силезской группировки.
Приложение. Схема маневра, перегруппировки и действия противника в период с 10 по 20.1.45 г.1.

Начальник Оперативного отдела штаба 60-й армии
полковник ПУПЫШЕР

Начальник Отделения по использованию опыта войны
полковник САМОЙЛОВ

№ 081 11 февраля 1945 г.

Ф. 236, оп. 210750с, д. 6, лл. 66-68.


1 Схема 35. [Чертежи, схемы и рисунки на сайте не приводятся. — В.Т.]



Доклад штаба 60-й армии о проведении оперативной маскировки в полосе армии с 22.12.44 г. по 10.1.45 г. (8 февраля 1945 г.)

Доклад
штаба 60-й армии
о проведении
оперативной маскировки
в полосе армии
с 22.12.44 г. по 10.1.45 г.
(8 февраля 1945 г.)


Секретно

«УТВЕРЖДАЮ»
Начальник штаба 60-й армии
генерал-майор
ГОНЧАРОВ

 
8 февраля 1945 г.

ДОКЛАД
О ПРОВЕДЕНИИ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ОПЕРАТИВНОЙ
МАСКИРОВКЕ В ПОЛОСЕ ДЕЙСТВИЯ 60-й АРМИИ В ПЕРИОД
с 22.12.44 г. по 10.1.45 г.

ВВЕДЕНИЕ

60-я армия, продолжая обороняться на рубеже (иск.) Касале, Дульча Велька, ст. Грабицы, Латошин, Брацеева, Боичалка, Каменица Гурна, Глиник, высота 230.0, к 20.12.44 г. закончила подготовку к предстоящей наступательной операции в общем направлении на Краков.
Перед фронтом армии на этом участке оборонялся противник, имея в первой линии до пяти пехотных дивизий (371, 359, 544, 78 и 545-я пехотные дивизии), усиленных восемью артиллерийскими дивизионами и одним арт[иллерийским] и мин[ометным] полком, до дивизиона реактивных установок; во второй линии и в резерве – до 18 батальонов, до 80 арт[иллерийских] и мин[ометных] батарей. Кроме того, в глубине, в корпусных и армейском резервах, имелось до 10 пехотных батальонов, до 2-3 арт[иллерийских] дивизионов Резерва Главного Командования, 17-я танковая дивизия в районе Мехув, 653-й танковый батальон в районе Тарлув, 11-й танковый полк в районе Бохня и 601-я пехотная дивизия особого назначения в районе Краков.
Противник совершенствовал занимаемый рубеж в инженерном отношении, на ряде участков вел разведку и артиллерийским и минометным огнем обстреливал боевые порядки наших войск на переднем крае и в ближайшей глубине, производил подвоз боеприпасов и продовольствия к линии фронта. Силами местного населения и саперных частей производил работы на тыловых рубежах, устанавливал минно-взрывные заграждения и проволочную сеть, улучшал дороги и подъезды к линии фронта.
Не имея достаточного количества сил и средств перед фронтом армии, активных наступательных действий крупного масштаба не предпринимал.
Наличие плацдарма на западном берегу р. Висла, на который производилось постепенное сосредоточение войск к предстоящей операции, приковывало внимание противника и позволяло судить о готовящемся здесь ударе, чем раскрывало замысел командования фронта и поэтому диктовало необходимость проведения маскировочных мероприятий.
В связи с общим планом предстоящей наступательной операции, смысл которой сводился к прорыву обороны противника с Сандомирского плацдарма, на участке Ракув, Метель, и к нанесению главного удара в общем направлении на Хмельник, Малогощь, Радомско с целью разгрома кельце-радомской группировки противника во взаимодействии с войсками 1-го Белорусского фронта, командующий войсками 1-го Украинского фронта, решив дезинформировать противника в отношении действительного сосредоточения войск и места действительного прорыва фронта, 21.12.44 г. ПРИКАЗАЛ:
1. До начала активных действий по прорыву обороны противника создать ложное сосредоточение танковой армии и танкового корпуса на южном участке 60-й армии, в районе Ропчице, Оцека, Дембица. Провести демонстрацию увода части сил и техники с плацдарма на юг в районы ложного сосредоточения войск; дезориентировать противника относительно истинной группировки наших танков, арт[иллерийских] частей и относительно направления главного удара в полосе фронта и 60-й армии.
2. Силами армии провести прилагаемый к приказанию «План мероприятий по оперативной маскировке», все мероприятия которого должны отличаться исключительной правдоподобностью во избежание преждевременного раскрытия смысла его агентурой противника. План провести в самые короткие сроки, продолжительностью не более 5-7 дней, для чего в полосу 50-й армии на 2-3 дня привлекался реальный 4-й гвардейский танковый корпус с последующей рокировкой его в район действительного сосредоточения и оставлением макетов танков и артиллерии в районах временного расположения этого танкового корпуса. Предусматривалось также частичное использование попутного движения с плацдарма свободного автотранспорта с горящими фарами ночью в сторону юга, движение на юг отдельных арт[иллерийских] дивизионов и пехоты.
3. О сроке выдвижения танкового корпуса (реального) на южный участок армии сообщалось дополнительно.
4. Для проведения маскировочных мероприятий из резерва фронта предполагалось выделить один стрелковый полк.
5. Подготовительные работы требовалось начать с 22.12.44 г. Основные мероприятия по плану провести в срок по особому указанию командующего войсками фронта.
Для проведения плана требовалось организовать оперативную группу из старших офицеров штаба армии во главе с зам[естителем] начальника Оперативного отдела штаба 60-й армии.
Строжайше предупредить офицеров опер[ативной] группы о сохранении в тайне проводимых маск[ировочных] мероприятий и об ответственности за разглашение военной тайны.
Подробный план проведения маск[ировочных] мероприятий требовалось представить к 24.12.44 г. на утверждение.
Для консультации и проведения специальных работ к штабу армии прикомандировывался специалист маскировки, майор Слободяник.

РЕШЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО АРМИЕЙ

а) Имитируя выгрузку большого количества танков в районе станций Сендзишув, Ропчице, Завада с последующим сосредоточением танковой армии в районе Оцека, Пшецлав и рощ северо-западнее и танкового корпуса в районе Дембица, Лопухова и рощ южнее ст. Завада, показать противнику подготовку удара на южном участке армии, в общем направлении на Тарнув, Краков.
б) Район выжидательных позиций для корпусов танковой армии – в лесах юго-западнее Мелец и западнее Пшецлав и танкового корпуса – в лесах юго-восточнее Дембица.
в) Районы огневых позиций и исходного положения для атаки танков непосредственной поддержки пехоты и артиллерии прорыва – на рубеже Згурско, Радомысль Вельки, Домбье, Вевюрка, Дембица.
г) Пункт оперативного управления – Пусткув.
Схему ложного сосредоточения танковых частей и артиллерии прорыва, а также план и указание по проведению маскировочных мероприятий, утвержденные командующим войсками фронта Маршалом Коневым, см. в приложении №№ 1 и 21.

Основные маскировочные мероприятия

Для выполнения решения командующего армией требовалось осуществить следующие мероприятия:
1) маск[ировочные] мероприятия на железной дороге и станциях выгрузки;
2) маск[ировочные] мероприятия по сосредоточению танков в районах сосредоточения;
3) дезинформацию противника через радиосеть и местных жителей;
4) создание ложных аэродромов;
5) пиротехническую маскировку.
Содержание этих мероприятий сводилось к следующему:

Маск[ировочные] мероприятия на железной дороге и станциях
выгрузки

Подвезти и держать на перегонах под строгой охраной эшелоны, груженные макетами танков, автомашин и артиллерии; имитацию разгрузки на станциях выгрузки производить только ночью, производя звуковые и световые эффекты 2-3 действительными танками или тракторами. Сопровождающие команды должны быть в форме танкистов. Тип паровоза – тяжелый. Кондукторские бригады соответственно подобраны. Оформление документов реальное. На станциях разгрузки поделать эстакады. Станции прикрывать реальным зенитным огнем. Организовать реальную службу регулирования и охраны. Уход танков со ст[анции] выгрузки имитировать 1-2 танками, 10-15 мотоциклами с зажженными фарами. По маршрутам движения выставлять 4-5 аварийных танков-макетов, замаскированных ветками с соответствующей охраной в форме танкистов.

Маск[ировочные] мероприятия по сосредоточению танков

Организовать службу квартирьеров-танкистов в населенных пунктах для размещения танк[овых] частей. В районах сосредоточения имитировать бивачное расположение войск с обозами, кухнями, техникой, танками и артиллерией. Произвести накатку следов катками и тракторами. Производить движение танковых колонн (один настоящий, 5-7 ложных), разведение костров и беспорядочное движение пехоты, прокладку телефонных линий. Базы горючего располагать в населенных пунктах. Ночью демонстрировать заправку танков шумом моторов отдельных танков. Дороги оборудовать указками, шлагбаумами и поставить часовых. Район сосредоточения прикрыть одиночными самолетами.

Дезинформация населения и противника

Создать упорные слухи о предстоящем наступлении в этом районе крупной танковой группировки, действительные номера частей которой в виде писем (№ полевой почты) или малозначащих распоряжений умышленно утерять в некоторых населенных пунктах или оставить в межтраншейном пространстве, в карманах убитых. Дезинформацию через радиосвязь вести по особому плану.

Создание ложных аэродромов

Оборудование ложных аэродромов, мест стоянок самолетов и окопов для них и для личного состава, оживление различного движения, маскировка и зенитное прикрытие – по особому плану.

Пиротехническая маскировка

Задымление районов разгрузки, сосредоточения и переправ производить только при появлении авиации противника, с активным действием зенитной артиллерии. Имитацию передвижения автоколонн ночью производить вспышками фар. Весь порожний автотранспорт, следующий с плацдарма на юг за грузами, должен двигаться с горящими фарами.

Управление

Для осуществления руководства и управления операцией была создана оперативная группа из представителей родов войск армии в количестве 9 человек: начальник оперативной группы – зам[еститель] нач[альника] [178] Оперативного отдела штаба армии полковник Самойлов, от артиллерии – полковник Бурназян и майор Киселев, от бронетанковых и механизированных войск – майор Татиев, от Отдела связи – майор Пьянов, от Инж[енерного] отдела – подполковник Вархотов, от Политотдела – подполковник Мильхикер.

Материальное обеспечение

Для выполнения маскировочных работ были выделены следующие силы и средства:
От фронта – два инженерно-саперных батальона 16-й отдельной штурмовой инженерно-саперной бригады (78-й и 77-й), 22-я отдельная маскировочная рота.
От армии – один инженерно-саперный батальон Отдельной инженерно-саперной бригады;
– до двух батальонов пехоты 177-го армейского запасного стрелкового полка;
– один стрелковый батальон 908-го стрелкового полка 246-й стрелковой дивизии;
– десять автомашин от 106-го стрелкового корпуса;
– две армейские «МГУ»;
– 15 человек квартирьеров офицеров-политработников армии;
– 200 шт. разборных макетов танков;
– звено самолетов-истребителей;
– 2-3 арт[иллерийских] дивизиона;
– две батареи большой мощности для имитации пристрелки;
– до трех зенитных батарей малокалиберной зенитной артиллерии;
– группы офицерского состава – рекогносцировочные партии от обороняющихся частей родов войск.
Выделение части населения и саперных частей для оборудования маршрутов.
Силами инженерно-саперных батальонов нужно было изготовить:
      1.
Макетов «Т-34» каркасно-разборной системы ………………………… 100 шт.
      2.
» из дощатых щитов (полумакеты) ………………………… 100 шт.
      3.
» «ЗИС-5» каркасно-разборной системы ………………………… 50 шт.
      4.
» кабин «ЗИС-5» ………………………… 200 шт.
      5.
» орудий 76-мм ………………………… 480 шт.
      6.
» » 152-мм ………………………… 120 шт.

Из фронтовых складов для выполнения поставленной задачи было получено макетов «Т-34» сборно-разборной конструкции – 200 шт.

Работы по изготовлению макетов, в соответствии с решением, должны быть закончены в период с 26.12.44 г. по 3.1.45 г.
Распределение инженерных сил и средств для выполнения работ по изготовлению макетов см. в приложении № 42.
Обеспечение маскировочных работ пиломатериалами возлагалось на 59-ю отдельную штурмовую инженерно-саперную бригаду, для чего ей был восстановлен и пущен в ход основной лесозавод в Тушима общей производительностью до 25 м3 пиломатериала в сутки. Кроме того, частично использовался резервный завод в Ропчице общей производительностью 15-18 м3 пиломатериала в сутки.
Деятельность лесозаводов и снабжение инж[енерных] частей пиломатериалами см. в приложении №№ 3 и 53.

Организация работ

Изготовление макетов и их покраска производились: МАКЕТЫ «Т-34» СБОРНО-РАЗБОРНОЙ КОНСТРУКЦИИ – на строительном дворе в лагере восточнее Бжезьница в закрытых помещениях (бараках). Все работы по производству деталей были стандартизированы и выполнялись по ранее изготовленному шаблону. Для поделки одного макета «Т-34» потребовалось 16 человеко-дней, вместо 20 человеко-дней, намеченных по плану. Полотняная мешковина была заменена тонкой бумагой, склейка которой производилась раствором горячего битума.
Конструкция металлического и деревянного каркасов «Т-34» см. чертеж № 14.
МАКЕТЫ «Т-34» ИЗ ДЕРЕВЯННЫХ ЩИТОВ – на строительной площадке в лагере Бжезьница. На изготовление этого полумакета требовелось 6-7 человеко-дней. Конструкция деталей макета – согласно чертежу № 25.
МАКЕТЫ И ПОЛУМАКЕТЫ «ЗИС-5» – в закрытых изолированных помещениях лесозавода Тушима.
МАКЕТЫ 76- и 152-мм ОРУДИЙ – в лесных массивах западнее Пшецлав и западнее Велюв.
Конструктивные детали – согласно чертежам № 3, 4, 5, 6, 7, 86.

 

ПЛАНИРОВАНИЕ И ХОД МЕРОПРИЯТИЙ ПО ОПЕРАТИВНОЙ МАСКИРОВКЕ

Армейский план оперативной маскировки предусматривал три основных периода (см. приложение № 2)7:
1. Подготовительный период с 22.12.44 г. по 1.1.45 г.
2. Период демонстрации с 1 по 10.1.45 г.
3. Свертывание операции и сбор мат[ериальной] части с 11 по 15.1.45 г.

Подготовительный период

а) Подготовка дорожной сети и маршрутов для пропуска танков.
В период с 22.12 44 г. по 5.1.45 г. были подготовлены и оборудованы маршруты [по дороге] Ропчице – Оцека – Домбье и объезды для танков по этой дороге через Острув, Загроды; выход со ст. Ропчице в лес, что южнее Бжезувка, со ст. Завада в лес, что южнее Завада, и из Ропчице в лес, в район Лопухова.
На этих маршрутах произведены следующие работы:
      1) земляные работы
………………………… 182 м3
      2) планировка дороги вручную
………………………… 0.5 км
      3) планировка обочин вручную
………………………… 2.8 км
      4) ямочный ремонт шоссе
………………………… 4674 м3
      5) установка вех
………………………… 820 шт.
      6) заготовка и вывозка песка
………………………… 501 м3
      7) заготовка и вывозка камня, щебня
………………………… 293 м3
      8) прочие работы
………………………… 68 человеко-дней [чел.-дн.]

Затрачено:

      9) рабочей силы войсковых частей
………………………… 637 чел.-дн.
      10) » » местного населения
………………………… 615 чел.-дн.
      11) гуж[евого] транспорта войсковых частей
………………………… 32 повозок/дней [п/д]
      12) гуж[евого] транспорта местного населения
………………………… 72 п/д
      13) автотранспорта (автомашины «ГАЗ-АА»)
………………………… 65 машиносмен
      14) тракторов
………………………… 2 тракторосмены

Период демонстрации с 1 по 10.1.45 г.

1.1.45 г. из штаба 1-го Украинского фронта был получен сигнал о начале действий.
Противник перед фронтом армии продолжал обороняться на прежнем рубеже и в прежней группировке. Методическим арт[иллерийским] огнем обстреливал наши боевые порядки. В связи с низкой облачностью, туманами и снегопадами авиация противника в полосе армия не появлялась, в силу чего противник усиленно проводил разведку на различных участках обороны армии силою от отделения до роты пехоты.
Войска армии, продолжая обороняться на прежнем рубеже, производили перегруппировку войск в соответствии с планом перегруппировки, в сторону своего правого фланга.
Низкая облачность и плохая видимость, отсутствие разведывательной авиации противника, с одной стороны, и отсутствие удобных мест для погрузки и установки макетов танков, артиллерии и автомашин на железнодорожные платформы – с другой, а также полное отсутствие вертушек, сразу же внесли коррективы в выполнение плана маскировочных мероприятий. Демонстрация подвоза танков по железной дороге и разгрузка их были сняты, и весь упор в отношении дезориентации противника ставился на агентуру противника.
27.12.44 г. с целью дезориентации противника на южный участок армии по маршрутам Жешув, Ропчице, Дембица дневным маршем прибыл и проследовал 4-й гвардейский танковый корпус, который в ночь с 28 на 29.12.44 г. убыл в северо-западном направлении, в районы действительного сосредоточения, на плацдарм.
Во всех местах временной остановки танковых частей 4-го гвардейского танкового корпуса по мере их ухода ночами устанавливалась макеты танков, автомашин и артиллерия.
В целях ускорения расстановки макетов из районов поделки макеты предварительно развозились на сборные места – склады, расположенные вблизи районов установки, откуда ночью силами инженерно-саперных частей расстанавливались в указанном порядке.
В каждом районе сосредоточения макетов назначался старший офицер инженерных войск, который отвечал за своевременную и правильную установку макетов. В помощь ему, как консультанты, назначались по одному офицеру от танкистов и артиллеристов и командир группы охраны и оживления.
К 1.1.45 г., силами инженерных частей, было поделано и подготовлено к установке:

К 1.1.45 г., силами инженерных частей, было поделано и подготовлено к установке:

макетов танков «Т-34» – 350 шт.;
» автомашин «ЗИС-5» – 250 шт.;
» орудий 76-мм – 480 шт.;
» орудий 152-мм – 120 шт.
ПРИМЕЧАНИЕ. Вновь поделанные макеты танков и орудий в связи с заменой мешковины бумагой и тщательной обработкой деталей отличались большой схожестью с действительными танками и орудиями.
К исходу 3.1.45 г. в различных районах было установлено:
макетов танков – 100 шт.;
» орудий – 312 шт.;
» автомашин – 50 шт.

В связи с тем, что один стрелковый полк от «хозяйства» Гусева (из фронтового резерва) не прибыл, для оживления районов установки макетов был выделен 1-й батальон 908-го стрелкового полка 246-й стрелковой дивизии и впоследствии – два батальона 177-го армейского запасного стрелкового полка, в задачу которых входило – охрана и оживление района сосредоточения макетов и разжигание костров; каждый боец разводил и поддерживал до пяти костров, особенно ночью. Шум моторов танков имитировался тонфильмами с армейских установок «МГУ» в районах лесов южнее Завада, юго-западнее Мелец, Пшецлав и Дембица.

Для дезинформации местного населения с 3 по 6.1.45 г. были высланы группы квартирьеров в районы Оцека, Пшецлав, Сендзишув, Дембица с задачей предупреждения населения о выселении, для размещения прибывающих танковых частей. Квартирьерам ставилась задача охватить 25-30 населенных пунктов.
В период с 1 по 4.1.45 г. производилась пристрелка реперов и целей противника арт[иллерийским] и минометным огнем различных калибров с ложных огневых позиций кочующими орудиями и минометами. В качестве реперов выбирались хорошо видимые местные предметы или контурные точки. Всего для производства пристрелки было привлечено 180 орудий (из них крупных калибров 152- и 203-мм – 24). Израсходовано снарядов и мин 2960. План пристрелки см. в приложении № 98.
С 3 по 6.1.45 г. производился вывод артиллерии в позиционные районы, оборудование огневых позиций и продолжение пристрелки. Всего за это время выведено и установлено 550 макетов орудий. Подробно см. план вывода артиллерии в приложении №№ 10, 119.
С 3 по 6.1.45 г. на участках 336, 148 и 100-й стрелковых дивизий производились ночные поиски, в результате которых подтверждено действие противника в прежнем составе.
С 4 по 6.1.45 г начались рекогносцировки исходных и огневых позиций и вероятных направлений главных ударов в полосах дивизий, обороняющихся южнее р. Висла. Всего было привлечено 3-4 артиллерийские, 2-3 танковые партии и по две общевойсковые развед[ывательные] партии от каждой дивизии, обороняющиеся южнее р. Висла (всего до 15 рекогносцировочных партий).
С 6 по 10.1.45 г. производилась подготовка к прорыву, которая сводилась к усилению деятельности разведывательных и поисковых партий-групп, с задачей установления группировки и поведения противника, его намерений, подтягивания резервов.
В результате разведки и захвата контрольных пленных установлено – противник знает о предстоящей перегруппировке и подтягивании крупных пехотных, артиллерийских и танковых частей, сосредоточенных советским командованием на рубеже Варшава, Дембица. Наличие плацдарма на западном берегу р. Висла позволяло противнику делать выводы о готовящемся здесь наступлении, вместе с тем сосредоточение танковой армии на южном участке 60-й армии заставляло противника, если не подтягивать резервы, то по крайней мере оставлять свою группировку неизменной и сильной, до начала общего наступления.
Действиями передовых отрядов 148-й и 304-й стрелковых дивизий в ночь с 10 на 11.1.45 г. установлено – противник во время нашей арт[иллерийской] подготовки попрежнему оставляет первые траншеи – траншеи боевого охранения и оказывает организованное сопротивление со второй траншеи – переднего края главной полосы обороны противнике. Пространства между первой и второй и тем более между второй и третьей траншеями сильно заминированы и хорошо оборудованы в инженерном отношении. До 11.1.45 г. противник, ожидая нашего удара в направлении Дембица, попрежнему оставлял свою группировку неизменной, усилив ее до полка самоходных установок в районе Бохня и до полка пехоты на участке 38-й армии.
Ограниченная видимость в связи с плохой погодой и дальнейшее передвижение макетов танков в полосе отселения исключали необходимость выдвижения макетов танков и войск в исходное положение для атаки, в связи с чем были отменены мероприятия по разминированию полей, устройству в них проходов, а также вывод танков и артиллерии на рубеж атаки.

ДЕЙСТВИЯ ПРОТИВНИКА В ПЕРИОД ПРОВЕДЕНИЯ
ОПЕРАТИВНОЙ МАСКИРОВКИ с 1.1 по 12.1.45 г.

1. В период с 1 по 12.1.45 г., ожидая нашего наступления, противник усилил разведку мелкими группами (10-40 человек) как ночью, так и днем, тщательно готовя ее и обеспечивая арт[иллерийской] подготовкой и другими техническими средствами; разведка иногда производилась и без какой-либо [артиллерийской] подготовки, рассчитывая на внезапность. Усилил работы по устройству заграждений, произвел колоссальное минирование местности, заминировав все дороги, мосты и населенные пункты от переднего края на глубину до 25 км, до рубежа реки Дунаец.
2. Артиллерия противника в это же время намного повысила свою активность. Для ведения огня использовались не только отдельные кочующие орудия, но целиком батареи и дивизионы средних и тяжелых калибров. Методические огневые налеты производились по переднему краю нашей обороны, предполагаемым путям подхода и районам сосредоточения войск и техники. Активность артиллерии не снижались ни днем, ни ночью. Противник обстреливал тяжелыми снарядами наш передний край, районы скопления танков-макетов и другой ложной мат[ериальной] части в районах Завада, Радомысль Вельки, Пустыня, Домбье.
По показаниям пленных, в районы огневых позиций артиллерии противника к началу января было подвезено до пяти боекомплектов снарядов, что подтвердилось впоследствии оставлением противником на путях отступления большого количестве складов боеприпасов в районах Пильзно, Тарцув и в районах восточнее и западнее Краков.
3. В связи с низкой облачностью, туманами и частично снегопадами авиация противника активности не проявляла. В летные дни производила развед[ывательные] полеты и бомбометание одиночными самолетами. С 1 по 12.1.45 г. постами ПВО отмечено 19 самолето-пролетов в полосе армии.
27 и 28.12.44 г. выход и движение 4-го гвардейского танкового корпуса из Жешув в Дембица был засечен двумя «мессершмиттами», которые сопровождали танковый корпус до ст. Завада, где один из самолетов противника был сбит нашел зенитной артиллерией и упал в районе расположения 15-го стрелкового корпуса.
В период с 25.12.44 г. по 1.1.45 г. противник заслал и сбросил воздушным десантом свыше 25 шпионов и диверсантов. Действиями наших заград[ительных] отрядов и погран[ичных] войск три шпиона задержаны, а остальные продолжают скрываться в лесах.
8.1.45 г. противник начал перегруппировку частей – вывел с переднего края 359-й артиллерийский полк.
10.1.45 г. в район Тарнув противник перебросил с западного фронта (из района 40 км восточнее Аахена) 344-й арт[иллерийский] полк (4-дивизионного состава).
12.1.45 г. [противник] вывел на Тарнув и перебросил в северо-западном направлении всю 359-ю пехотную дивизию, сменив ее 1084-м пехотным полком 544-й пехотной дивизии, который занимал оборону на высотах южнее Латошин, и 78-м фюзилерным батальоном, который до сих пор находился в резерве.
В 5.00 12.1.45 г. противник вел прицельный огонь артиллерией крупных калибров по своей первой траншее и по районам сосредоточения макетов танков и артиллерии в районе Дембица, Завада и рощи у Радомысль Вельки.
Действиями передового отряда 336-й стрелковой дивизии установлено, что противник во время нашей арт[иллерийской] подготовки попрежнему оставляет первую траншею и оказывает яростное сопротивление со второй линии траншей.
Пленный 1048-го пехотного полка, захваченный 12.1.45 г. на южном участке 336-й стрелковой дивизии, показал, что из района Тарнув в ночь на 12.1.45 г. прибыло до 7 рот пехоты с задачей наступления на Дембица (сведения требуют проверки).
12.1.45 г. на плацдарме в ходе прорыва захвачена группа офицеров во главе с представителем немецкого ген[ерального] штаба, которые подтверждают данные о том, что русские сосредоточили большое количество войск и техники на рубеже Варшава, Дембица и готовы к прорыву фронта с плацдарма и на рубеже южнее р. Висла, Дембица с целью овладения Краков.
12.1.45 г. поступило распоряжение о свертывании операции, о сборе материальной части и сосредоточении ее предварительно в районе Домбье, а затем отправки на фронтовые склады. Эти мероприятия обеспечивались силами отдельной маскировочной роты в соответствии с указаниями начальника инженерных войск армии.

Выводы

1. Таким образом, задачи, поставленные Военным советом фронта, – дезинформировать противника в отношении истинной группировки и направления главного удара фронта – армией были выполнены успешно.
2. Ожидая нашего удара с плацдарма, противник подтягивал необходимые резервы для противодействия готовящемуся прорыву. Одновременно, зная о сосредоточении танков и техники южнее р. Висла, он боялся удара с направления Дембица и держал на этом участке сильную группировку в составе до пяти усиленных пехотных дивизий до самого начала прорыва.
3. Вывод 359-й пехотной дивизии, совершенный 12.1.45 г. с целью противодействия нашим наступающим войскам северо-западнее р. Висла, был произведен с большим опозданием, т. к. части армии, прикрываясь р. Висла, прорвали и обходным маневром обошли все основные укрепления и оборудованные рубежи противника, в том числе и так называемый «Восточный вал», и создали непосредственную угрозу Краков.

ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ

1. Скрытность – знал и проводил операцию ограниченный круг лиц. Никаких письменных документов, кроме общего плана, не составлялось; все указания делались только устно.
2. Правдоподобность – все работы проводились так, как это делается в действительности, исключительное сходство новых моделей танков с настоящими. В районах временного расположения [гвардейского] танкового корпуса и других районах предполагаемого сосредоточения танковой армии выставлено такое количество макетов танков, орудий, автомашин и людей, какое должно быть в действительности.
3. Вся операция была проведена в самый короткий срок – 5-7 дней.
4. Плохая видимость и почти полное отсутствие развед[ывательных] самолетов противника потребовали расчета в проводимых мероприятиях главным образом на агентуру врага.

ТРУДНОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ

1. Снятие стрелкового полка из резерва фронта, предназначавшегося для охраны и оживления проводимых мероприятий.
2. Снятие железнодорожных «вертушек».
3. Чрезмерная кратковременность пребывания 4-го гвардейского танкового корпуса в районе проводимых мероприятий.
4. Отсутствие летной погоды (туманы, снегопады).
С другой стороны, проведение мероприятий облегчалось наличием в ближайшем тылу соединений 59-й армии, проводивших ряд занятий и стрельб, курсированием большого количества пустых автомашин с плацдарма на юг за грузами, передислокацией 177-го армейского запасного полка из Жешув в лагерь Коханувка в дневное время и тренировочными занятиями по маршевой подготовке ряда дивизий и отдельных артиллерийских частей армии.

Начальник Оперативного отдела штаба 60-й армии
полковник ПУПЫШЕВ

Начальник Отделения по использованию опыта войны
полковник САМОЙЛОВ

Ф. 236, оп. 210750с, д. 6, лл. 26-39.

1 См. стр. 164-165 настоящего выпуска Сборника.
2 Приложения №№ 3, 4 и 5 в настоящем выпуске Сборника не публикуются.
3 Приложения №№ 3, 4 и 5 в настоящем выпуске Сборника не публикуются.
4 Чертежи №№ 1-8 в настоящем выпуске Сборника не публикуются.
5 Чертежи №№ 1-8 в настоящем выпуске Сборника не публикуются.
6 Чертежи №№ 1-8 в настоящем выпуске Сборника не публикуются.
7 См. стр. 154-162 настоящего выпуска Сборника.
8 См. стр. 170-171 настоящего выпуска Сборника.
9 См. стр. 166-168 настоящего выпуска Сборника.



Из второй части отчета штаба 16-й воздушной армии штабу военно-воздушных сил Красной Армии о боевой деятельности армии за январь-февраль 1945 г.

Из второй части отчета
штаба 16-й воздушной армии
штабу военно-воздушных сил
Красной Армии
о боевой деятельности армии
за январь-февраль 1945 г.


СЕКРЕТНО

ИЗ ВТОРОЙ ЧАСТИ ОТЧЕТА
ШТАБА 16-й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ
ШТАБУ ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ КРАСНОЙ АРМИИ
О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АРМИИ
ЗА ЯНВАРЬ – ФЕВРАЛЬ 1945 г.

…VI. ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ АВИАЦИЕЙ И ЕЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
С ПОДВИЖНЫМИ ВОЙСКАМИ ПРИ СТРЕМИТЕЛЬНОМ НАСТУПЛЕНИИ

В соответствии с планами взаимодействия авиации с подвижными войсками при вводе их в прорыв на командных пунктах командующих подвижными войсками находились командиры авиационных соединений с оперативной группой и авианаводчиками в передовых отрядах, которые были снабжены предусмотренными планом радиосредствами. Первый день продвижения танков и кавалерия в оперативной глубине обороны противника показал, что у командира авиационного соединения недоставало времени для развертывания раций и организации связи со своим штабом. Подвижные войска находились в непрерывном движения. Непродолжительные остановки, на 20-30 минут, не позволяли командирам авиационного корпуса и авиационной дивизии развернуть рации и вступить в связь со своими штабами. По той же причине у авиационных командиров было мало возможности организовать и войти в связь с группами самолетов, проходившими на задание и возвращающимися обратно. В движение мог быть использован, и то ограниченно, только приемник для приема разведывательных данных от воздушных разведчиков.
Положение усугублялось еще и тем, что подвижные войска, включая и главные силы, двигалась в отрыве от пехоты, на 20-40 км впереди ее, а по параллельным дорогам и даже сзади, вслед за танками, двигались еще остатки разбитых частей противника.
Командир авиационного соединения не мог избрать такой вариант, чтобы временно со своей группой отстать от главных сил танков, развернуть радиосредства и вступить в связь со своим штабом для постановки задач своему авиационному соединению. Такой выбор угрожал командиру авиационного корпуса или авиационной дивизии быть отрезанным от подвижных войск и наверняка привел бы к необходимости вести бой составом своей группы с превосходящими силами противника, что, безусловно, могло быть весьма рискованным и для данной обстановки нецелесообразным. Оставлять же специальный наряд танков для охраны командиров авиационной дивизии и авиационного корпуса на период их остановок для связи со своими штабами приводило бы к распылению сил и потере оперативности.
В таких случаях создавалось положение, при котором командиры авиационных соединений, находившиеся на командном пункте командующего подвижными войсками, имели возможность ставить задачу своему соединению только при остановках танков и кавалерии на 1-2 часа или в периоды прекращения движения их ночью. В движении исключалась или весьма ограничивалась возможность поддержания связи командиров авиационного корпуса и авиационной дивизии с командованием воздушной армии.
Все это приводило к тому, что командующий воздушной армией должен был, по данным авиационной разведки и указаний командования фронта, ставить задачи всей авиации, в том числе и авиационным соединениям (их штабам), оперативно подчиненным подвижным войскам.
Со штабами авиационной дивизии и авиационного корпуса командованием воздушной армии постоянно поддерживалась непрерывная связь по проводам и радио.
При этих условиях командиры авиационного корпуса и авиационной дивизии должны были использовать прежде всего рации танков для связи с самолетами в воздухе, а в последующем и для передачи через них задач своим соединениям. При значительном удалении от своих штабов к этому способу пришлось прибегать даже в тех случаях, когда свою радиостанцию командир авиационного корпуса или авиационной дивизий мог развернуть, но из-за удаленности не мог связаться со своим штабом.
Таким образом, использование самолетной рации разрешило вопрос управления авиацией над полем боя при стремительном продвижении подвижных войск, с которыми взаимодействовали штурмовики.
Этот вопрос был разрешен обоюдно командиром и его штабом. Начальник штаба, не получая от командира систематической информации, ставил задачу самолетам, идущим на задание, проходить над главными силами наших танков, где был командир авиационного корпуса или авиационной дивизии, и уточнять обстановку и задачу. Командир же в свою очередь добивался при помощи своих радиосредств (на стоянках) или раций танков (в движении) связи с самолетами, используя экипажи для постановки задач через штаб. При этом экипаж, получивший задачу или обстановку от командира, на обратном маршруте передавал ее штабу с борта самолета, а затем дублировал устно при посадке на аэродром. Нередко при таком единственно быстром способе связи командира со своим штабом задача, поставленная при помощи экипажа и переданная с борта самолета, уже выполнялась при посадке самолета на аэродром.
Вот несколько наиболее типичных примеров управления командиром своей авиацией по опыту 9-го штурмового авиационного корпуса при взаимодействии со стремительно продвигающимися танками.
3-я гвардейская штурмовая авиационная дивизия взаимодействовала с 11-м танковым корпусом. После овладения Радом танковое соединение быстро продвигалось вперед на Опочно. Командир 3-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии успел на рассвете 16.1.45 г. поставить задачу штурмовикам перед началом движения танков. В дальнейшем, в первой половине дня, из-за безостановочного продвижения вперед дополнительной задачи он поставить не мог. Начальник штаба, зная ось движения главных сил 11-го танкового корпуса, выслал пару Ил-2 для связи со своим командиром и получения от него задачи и обстановки. Из-за недоговоренности перед этим экипажи Ил-2 связаться с командиром не смогли. При временном восстановлении двухсторонней связи командира со своим штабом на одной из остановок 11-го танкового корпуса начальник штаба предупредил командира, что он будет высылать для связи с ним самолет Ил-2, через [экипаж] которого будет получать задачу. Во второй половине дня был послан самолет Ил-2. Выделенный наблюдатель, находившийся на танке, доложил командиру авиационной дивизии о появлении штурмовика. Быстро развернув рацию, командир связался с экипажем Ил-2 и поставил ему задачу – перенести удары штурмовиков по отходящим колоннам противника на рубеж Томашув, Опочно. Задачу экипаж понял, повторял ее и, незамедлительно возвратившись на аэродром, передал ее штабу. Для штаба авиационной дивизии стало ясно, куда посылать группы для действий по отходящему противнику и на каком рубеже находились наши танки. Благодаря этому танковому соединению было оказано штурмовиками эффективное содействие в наступлении.
Аналогичным методом командир 300-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии, взаимодействовавшей с 9-м танковым корпусом, ставил задачу штурмовикам своего соединения. Находясь непрерывно в движении, командир авиационной дивизии на одной из остановок потребовал [140] от начальника штаба, чтобы группы, пары и одиночные штурмовики проходили на задание и обратно через командный пункт командира подвижных войск (главные силы танкового корпуса).
В Шидловец командир 9-го танкового корпуса поставил командиру 300-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии задачу на вторую половину дня 16.1.45 г. и на 17.1.45 г. Из-за отсутствия связи со штабом авиационной дивизии по причине непрерывного движения танков командир авиационной дивизии полученную задачу передал через возвращавшегося с боевого задания штурмана 904-го штурмового авиационного полка майора Крючкова. Последний задачу принял, повторил и передал в штаб авиационной дивизии.
При подходе наших частей к Опочно по той же причине радиосвязь у командира авиационной дивизии со своим штабом была неустойчивой. Использовав экипажи, возвращающиеся с задания, командир авиационной дивизии связался по радио с командиром авиационной эскадрильи 724-го штурмового авиационного полка капитаном Поповым и передал через него боевое распоряжение на удар по мотомехколоннам противника в районе Опочно. (Капитан Попов возвращался с разведки и для получения задачи встал в круг над наблюдательным пунктом своего командира авиационной дивизии). Задача была передана в штаб авиационной дивизии, в результате чего штурмовики нанесли эффективный удар по отходящим колоннам и скоплениям войск противника.
Использование самолетных раций для связи авиационных соединений со штабом воздушной армии играло первостепенную роль также в условиях, когда некоторые авиационные дивизии (бомбардировочные) оставались на значительном удалении в тылу, а проводная связь с ними технически была невозможной.
Так, 183-я бомбардировочная авиационная дивизия при перебазировании штаба воздушной армии в Мезеритц оставалась в тылу на удалении 435 км. Связь с ней возможна была только по радио. Штаб авиационной дивизии, имея рацию «РСБ», принимал распоряжения командования воздушной армии, но из-за помех и значительного удаления до штаба воздушной армии передать донесения не мог.
21.2.45 г. для передачи особо важного документа начальник штаба 183-й бомбардировочной авиационной дивизии подполковник Дробышев поднял в воздух Пе-2, с которого и был передан в штаб воздушной армии документ особой важности. Документ был принят рацией воздушной армии без единого искажения. За проявление разумной творческой инициативы подполковнику Дробышеву командующим 16-й воздушной армией была объявлена благодарность в приказе.
Наряду с использованием самолетных раций для управления авиацией над полем боя и постановки задач соединению через экипажи штурмовиков и штаб дивизии командиром авиационной дивизии были использованы также промежуточные радиостанции. Последнее мероприятие нашло свое применение главным образом при перебазировании авиачастей штурмовиков вслед за наступающими подвижными войсками. Применялось оно в тех случаях, когда удаленность новой точки базирования от старой не позволяло установить радиосвязь и поддерживать ее в процессе перебазирования из-за недостатка мощных раций типа «РАФ». В этих случаях между новой и старой точками базирования устанавливалась рация типа «РСБ» или «СЦР-284». Промежуточная радиостанция могла свободно связываться со старым и новым положением. В то же время все необходимые распоряжения с новой точки могли быть переданы на старую через промежуточную радиостанцию. Распоряжения эти касались прежде всего систематического информирования экипажей о погоде на маршруте и подаче команд на вылет. Благодаря такой организации радиосвязи соединения штурмовиков производили перебазирование на новые аэродромы, а управление авиацией при перебазировании непрерывно осуществлялось по радио. Группы штурмовиков, проходя через промежуточную радиостанцию, запрашивали у нее метеообстановку и получали указания о порядке подхода и посадке на новых аэродромах в зависимости от обстановки. Командование перебазированием штурмовиков осуществлял командир авиационной дивизии, находившийся на новой точке.
Указанный способ использования радио для управления авиацией при ее перебазировании с успехом может быть применен и для управления авиацией в бою в тех случаях, когда удаление командира авиационной дивизии, находящегося в подвижных войсках, не позволяет ему связываться со своим штабом из-за отсутствия мощной рации.

Нацеливание и перенацеливание авиации над полем боя

Для достижения наиболее эффективного содействия подвижным войскам в развитии успеха наступления в передовых отрядах танковых соединений находились авианаводчики. В задачу их входило нацеливание и перенацеливание групп штурмовиков, наносивших удары по противнику в непосредственной близости на пути движения передового отряда. Находясь в танках или на бронемашинах, авианаводчики связывались по радио с проходившими над ними группами штурмовиков и указывали им цели, препятствующие продвижению танков.
В условиях стремительного продвижения танков нацеливание и перенацеливание групп штурмовиков авианаводчиками не имело широкого распространения. Такое положение вызывалось тем обстоятельством, что противник не успевал оказывать эффективного противодействия передовым отрядам танков на пути их движения. Кроме того, группы штурмовиков, действовавшие по отходящим колоннам противника на дорогах, к моменту подхода передовых отрядов успевали создавать пробки и учиняли разгром колонн противника, терявших к этому времени способность вести активную оборону.
По этой же причине в передовых отрядах танков не получило широкого распространения целеуказание танками для авиации.
Авианаводчики имели право нацеливания и перенацеливания только тех групп штурмовиков, которые действовали в непосредственной близости от передовых отрядов танков.
Типичным примером нацеливания танков и предупреждения их о препятствиях, находящихся на пути их движения, являются действия разведчика-истребителя лейтенанта Пивоварова. Ведя разведку противника в районе Неренберг, Якобсхаген, лейтенант Пивоваров заметил свои танки, которые вели бой за южную окраину Балль. Сделав несколько кругов над своими танками, лейтенант Пивоваров связался с ними по радио и спросил их, какая нужна им помощь. Танкисты попросили разведчика найти артиллерийскую батарею противника, мешавшую им продвигаться. Разведчик обнаружил на северной окраине Балль артиллерию противника, о чем передал танкистам, а сам тем временем начал штурмовать ее, указывая танкистам местонахождение вражеских артиллерийских позиций. Воспользовавшись данными и целеуказанием лейтенанта Пивоварова, танкисты подавили огонь артиллерии противника и беспрепятственно овладели населенным пунктом Балль.
Весьма важную роль в управлении авиацией играла радиосвязь между группами и в группе. Так, например, 28.2.45 г. гвардии лейтенант Ермаков (3-я гвардейская штурмовая авиационная дивизия) вылетел на разведку погоды. На аэродроме находилась в готовности № 2 группа штурмовиков, которая должна была вылететь на задание по данным лейтенанта Ермакова. Разведчик передал с маршрута метеообстановку, и группа вылетела на боевое задание до его посадки на аэродром.
Одним из важнейших факторов управления авиацией над полем боя являлись данные о линии боевого соприкосновения наших войск (передовых отрядов танков) с противником. Стремительность продвижения подвижных войск не позволяла их командованию своевременно информировать командование воздушной армии о местонахождении передовых отрядов, а иногда и главных сил. Взаимодействовавшая же с подвижными войсками авиация наносила удары по врагу непрерывно. Такое положение требовало от командования воздушной армии точной ежеминутной осведомленности о местонахождение передовых отрядов танков. С этой целью наряду с ведением разведки командирами авиационных соединений на себя непрерывно делась разведка по указанию командования воздушной армии. Вменено было также в обязанность всем экипажам независимо от выполняемой задачи вести тщательное наблюдение за своими войсками, точно определять их местонахождение и докладывать при посадке на аэродром. Группы, получившие задачу нанесения ударов по войскам противника, могли атаковать цели только после тщательного просмотра и уверенности в том, что это противник.
В этом периоде распространенным способом у штурмовиков для уточнения принадлежности обнаруживаемых скоплений войск в движении и на месте применялось выделение пары экипажей в каждой группе, в задачу которой входило снижение над целью до бреющего полета для тщательного просмотра ее. Если это был противник, то указанная пара производила атаку и тем самым подавала сигнал для действий остальной части группы. В противном случае пара уходила наверх и пристраивалась к группе, после чего командир ее следовал на запасную цель.
Такая система непрерывной разведки противника и своих войск обеспечивала командованию воздушной армии постоянные и наиболее полные данные о местонахождении своих войск в течение светлого временя суток и ночью. Таким образом, действиями нашей авиации систематически устанавливалась линия боевого соприкосновения наземных войск с противником, причем эти данные, получаемые авиацией, передавались наземному командованию. Несмотря на сложность обстановки, такая система добывания авиацией данных о постоянном местонахождении продвигавшихся вперед передовых отрядов подвижных войск совершенно исключала в ходе операции удары авиации по своим войскам. Значительную роль в этом вопросе сыграло также тщательно отработанное в подготовительном периоде операции обозначение себя наземными войсками установленными сигналами.
Для достижения наивысшей эффективности в использовании радио при управлении авиацией над полем боя и во избежание перегрузки в эфире для взаимодействующих между собой авиационных соединений было установлено несколько волн взаимодействия на всю операцию. Такое мероприятие имело то огромное положительное значение, что эфир не перегружался работой на одной волне, дисциплина в эфире и в работе радиосвязи повышалась, летный состав не испытывал помех при передаче или приеме команд, а все это приводило к более действенному управлению авиацией в целом.

Выводы:

1. При стремительном наступлении подвижных войск в оперативной глубине обороны противника возникают особенности управления авиацией, взаимодействующей с танками и кавалерией. Они обусловливаются необходимостью частого перебазирования авиации, невозможностью поддерживать устойчивую проводную связь, максимальным использованием радио и дублирующих средств связи.
2. Командир авиационного соединения, находящийся на командном пункте командира подвижных войск, для осуществления взаимодействия танков и кавалерии с авиацией при стремительном непрерывном продвижении их не имеет возможности ставить систематически задачу своему соединению из-за отсутствия времени для развертывания своей рации и установления связи со своим штабом. Нередко не позволяет ему иметь надежную связь значительное удаление от своего штаба. Использование в таких случаях самолетных раций, специально высылаемых для этого экипажей на командный пункт командира авиационной дивизии или возвращающихся с боевого задания, имеет огромное значение и разрешает вопрос управления авиацией даже тогда, когда у командира авиационного соединения нет в своем распоряжении мощной рации.
3. Для ускорения связи с самолетами в воздухе авиационный командир в подвижных войсках, находящихся в движении, должен использовать рации танков. При отсутствии своей мощной рации, помимо передачи боевых распоряжений через экипажи самолетов, в отдельных случаях предусмотреть использование промежуточных раций для гарантирования передачи распоряжений своему штабу.
4. Оперативное подчинение авиационных соединений штурмовиков и истребителей командирам подвижных войск при взаимодействии в оперативной глубине обороны противника не в какой мере не исключает необходимости управления авиацией командующим воздушной армией, как в порядке контроля, так и для эпизодического централизованного ее использования на разных участках фронта в соответствии со складывающейся обстановкой и указаниями командования фронта.
5. Роль авианаводчиков весьма ответственная и оказывает влияние на повышении эффективности действий авиации в том случае, когда авианаводчики, проявляя максимум инициативы, связываются с проходящими над передовыми отрядами танков или вблизи их группами самолетов и указывают им цели или осведомляются у экипажей об обстановке на пути движения танков.

Временно исполняющий должность начальника штаба
16-й воздушной армии
гвардии подполковник РОМАНЕНКО

Заместитель начальника Оперативного отдела
16-й воздушной армии
подполковник ТРИФОНОВ

Архив штаба ВВС, инв. № 948, лл. 70-78.



Доклад начальника штаба 162-й стрелковой дивизии об опыте боевых действий батальонов, подготовленных для действий ночью (7 февраля 1945 г.)

Доклад
начальника штаба
162-й стрелковой дивизии
об опыте
боевых действий батальонов,
подготовленных
для действий ночью
(7 февраля 1945 г.)


СЕКРЕТНО
 

НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА 47 СК ГВАРДИИ ПОДПОЛКОВНИКУ
тов. КИСЕЛЕВУ

На № 046 от 26.1.45 г.

Обобщая опыт проведенных наступательных боев и действий батальонов, подготовленных для действий ночью, необходимо указать следующее:
1. Как правило, перед началом действий батальонов ночью разведка противника проводилась в дневное время. Действиями разведывательных групп устанавливалось наиболее слабое место в обороне противника, намечались объекты атаки, ориентиры, пути подхода.
В состав разведывательных групп, как правило, входили полковые и приданные саперы, задачей которых являлась разведка наличия и характера заграждений противника.
2. При установлении наличия перед фронтом батальонов, подготовленных для ночных действий, заграждений (проволока, минные поля) последние разграждались, минные поля разминировались, проделывались и обозначались проходы.
Для обозначения проходов служили вехи. Для обозначения границ проходов использовалась проволока или белый бинт, хорошо заметный ночью.
3. Объектами атаки, как правило, выбирались или отдельные огневые точки противника или окраина деревни, опушка леса непосредственно на переднем крае.
Засветло на командирской рекогносцировке определялись направления действия батальонов, уточнялись [данные] разведки и доводились до всех участников ночных действий.
Благодаря заранее определяемым, заметным ночью ориентирам каждый командир, до командира отделения включительно, знал конечную цель атаки, что способствовало правильному ведению боя и управлению подразделениями.
4. Боевые порядки строились в зависимости от особенностей предстоящих действий и обстановки, как-то: характера местности, видимости, наличия огневых средств у противника, характера его обороны.
В основном действовали отдельными группами, развернутыми в цепь, часто применяя обход и охват атакуемого объекта.
Офицерский состав находился в непосредственной близости к боевым порядкам, управляя, как правило, голосом, свистком или световыми сигналами (фонарь).
5. Задачи поддерживающей артиллерии и другим огневым средствам ставились заранее по рубежам и на подавление отдельных огневых точек и объектов, мешающих продвижению и выполнению задач батальонами.
Командиры артиллерийских подразделений, не сопровождавших непосредственно пехоту колесами, имели проводную связь с командирами действующих подразделений и выработанную систему целеуказаний (в большинстве случаев ракетами).
6. Местность, где предполагалось наличие противника, но таковой обнаружен не был, освещалась периодически ракетчиками, выделенными из каждой роты. По мере продвижения и при встрече с противником ракетчики, выдвигаясь вперед, освещали объекты атаки, давая целеуказания наступающей пехоте, приданным и поддерживающим средствам.
7. С целью отражения возможных контратак противника с фронта и флангов, командиры батальонов имели свой подвижный резерв (автоматчики, ПТР), а командиры подразделений размешали на фланге станковые пулеметы и отдельных автоматчиков.
8. Основным средством связи от командиров полков к командирам батальонов в период ночных действий батальонов, являлась проводная связь и радио. От батальонов в роты зачастую – проводная. Широко во все звеньях использовались пешие и конные посыльные.
9. Часто удачные действия ночных батальонов давали возможность частям с утра следующего дня развивать успех и наращивать темпы наступательных действий и силу ударов.

Начальник штаба 162 сд
гв. полковник ГОЛУБЕВ

№ 052
7.2.45 г.
Ф. 1220, оп. 67684 с, д. 3, л. 67.



Отчет штаба тыла 122-го стрелкового корпуса об организации работы тыла войск корпуса по материально-техническому обеспечению наступательных боевых действий в марте 1945 г.

Отчет
штаба тыла
122-го стрелкового корпуса
об организации работы
тыла войск корпуса
по материально-техническому
обеспечению
наступательных боевых действий
в марте 1945 г.


СЕКРЕТНО

ОТЧЕТ
ШТАБА ТЫЛА 122-го СТРЕЛКОВОГО КОРПУСА
ОБ ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ ТЫЛА ВОЙСК КОРПУСА
ПО МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ
НАСТУПАТЕЛЬНЫХ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ в марте 1945 г.

Оперативная обстановка

1 марта 1945 г. 122-й стрелковый корпус в составе 56, 85 и 201-й стрелковых дивизий находился в районе мз. Наудите, мз. Илес, мз. Бэнэ в резерве 22-й армии.
К исходу 4 марта соединения корпуса, следуя по маршруту м. Ауце, Скултес, Предес, Стури, сосредоточились в районе Гарлауки (7308), Лици (7108), Чаувас (7111), откуда 5 марта корпус перешел в наступление в направлении на станцию Блидинес, а впоследствии получил новую задачу – наступать на станцию Броцены.
5 марта 1945 г. из [состава] корпуса вышла 56-я стрелковая дивизия, одновременно корпусу была подчинена 51-я гвардейская стрелковая дивизия. 12 марта 1945 г. из [состава] корпуса вышли 51-я гвардейская и 201-я стрелковые дивизии, а в корпус возвратилась 56-я стрелковая дивизия. С 26 марта 1945 г. корпусу подчинена 332-я стрелковая дивизия.
Перейдя в 42-ю армию, корпус с 18 марта 1945 г. приступил к выполнению новой задачи – прикрытию левого фланга армии вдоль озера Циэцерес-Эзерс и очищению полностью восточного берега этого озера по мере продвижения соседа справа – 8-го эстонского стрелкового корпуса.
С 1 апреля 1945 г. корпус перешел к активной обороне на рубеже Яуи (8903), Катяраги (8801), Бринти (8799), Дуньупес (8396), восточный берег озера Циэцерес-Эзерс, Судмали (7195).

Особые условия работы войсковых тылов 122-го стрелкового корпуса
в марте 1945 г.

На работе войсковых тылов неблагоприятно отразились следующие обстоятельства:
а) весенняя распутица и неподготовленность к ней армейских путей осложнили подвоз и эвакуацию;
б) коммуникация растянулись вдоль фронта по неподготовленной рокадной дороге Стури – Упениэки;
в) жесткая ограниченность и нерегулярность отпуска горючего срывали нормальную работу автотранспорта соединений;
г) отсутствие достаточного .ассортимента круп лишало возможности разнообразить питание личного состава и
д) сокращение личного состава дивизионных и полковых тылов в связи с большими потерями строевых подразделений вызывало задержки в погрузочно-разгрузочных работах на войсковых складах, а некомплект повозочных ослабил уход за конем.
Работу штаба тыла корпуса усложняли неоднократные изменения состава корпуса, в ходе операции приходилось «осваивать» новые дивизии.

Планирование

Планирование материально-технического обеспечения войск со стороны штаба тыла корпуса в марте месяце выразилось:
а) в даче заявок в армию на горючее и на авторезину для корпусных соединений;
б) в представлении заявок на интендантское имущество (обувь, гимнастерки, шинели, стальные шлемы);
в) в централизованном использовании автотранспорта медико-санитарного батальона для санитарной эвакуации.

Методы работы по руководству

Руководство и контроль со стороны штаба тыла корпуса осуществлялись:
а) отдачей приказов и распоряжений по тылу корпуса;
б) личными выездами заместителя командира корпуса по тылу, начальника штаба тыла и его помощников и начальников служб в соединения и части для ознакомления с положением, дачи указаний и оказания помощи на месте;
в) проведением совещаний руководящего офицерского состава тыловой службы дивизий и полков.
1 марта в Бэнэ было проведено корпусное совещание руководящего офицерского состава дивизионных тылов 56, 85 и 201-й стрелковых дивизий по итогам работы тылов в февральской операции корпуса на тукумском направлении и постановке новых задач по выполнению оперативного приказа корпуса.
26 марта проведено совещание с офицерами интендантской службы 56-й стрелковой дивизии по вопросам учета и списания боевых потерь вещевого имущества..
31 марта проведено совещание с руководящим офицерским составом тыла 85-й стрелковой дивизии с участием помощников командиров полков по итогам хозяйственной работы в мартовской операции.

Размещение тылов и организация подвоза

В ходе операции, с изменением направления наступательных действий корпуса, штабом тыла принимались меры своевременного подтягивания тылов соединений корпуса и наиболее компактного их размещения (56-я и 85-я стрелковые дивизии), а также размещения медико-санитарных батальонов соединений по возможности в одном районе для большей маневренности лечебно-эвакуационными средствами.
В начале операции подвоз и эвакуацию соединения корпуса производили по дороге м. Ауце, шк., Скултэс, Стури, Блидинес. Параллельно этой дороге устраивалась деревянная колейная дорога. Во второй декаде марта дорога для автомобильного и гужевого транспорта стала труднопроходимой, а колейный путь часто выходил из строя. Штабом тыла корпуса было ускорено формирование гужевых транспортов при дивизионных обменных пунктах для подвоза продфуража на дивизионные обменные пункты и велось наблюдение за их работой.
С передислокацией тылов 56-й и 85-й стрелковых дивизий в район Валти (7703) и Упениэки армейское плечо подвоза, обслуживавшееся транспортом дивизий, увеличилось до 27-35 км. В подвозе боеприпасов перебоев не было. В конце месяца имели место перебои с сеном из-за невозможности своевременного подвоза со станции Ауце и отсутствия сена на головном складе в Медин.

Работа автотранспорта

Автослужба корпуса вела непрерывный контроль за технической эксплуатацией автопарка, своевременностью контрольных и технических осмотров и ремонта машин и подготовки к весенне-летней эксплуатации.
Эффективность работы автопарка в марте, вследствие распутицы и перебоев с горючим, значительно снизилась.
Заслуживает одобрения практика соединений по разделению автопарка роты подвоза повзводно между артиллерийскими и продовольственными обменными пунктами, чем обеспечивается лучшая оперативность в работе парка, отпадают излишние пробеги от роты до дивизионных обменных пунктов и экономится горючее.
Приняты меры по устранению таких недочетов, как слабый контроль начальников автослужб дивизий за выполнением плана подготовки автопарка к весенне-летней работе, слабое оборудование подъездными путями стоянок парка и отсутствие занятий с шоферским составом.
В части ремонта машин заслуживает внимания проверенная на опыте в 85-й стрелковой дивизии и весьма желательная в дальнейшем практика высылки в дивизии армейской летучки с запасными частями и оборотными агрегатами.

Снабжение горюче-смазочными материалами

Снабжение горюче-смазочными материалами в марте характеризовалось резким ограничением отпуска горючего, отсутствием планомерности в его отпуске и отсутствием установленных лимитов суточного расхода. Это дезориентировало части и вынуждало их к частым поездкам в отдел снабжения горючим армии за получением наряда. Частые выезды в отдел снабжения горючим за горючим и перевозки небольших партий его вызывали в свою очередь излишний расход горючего. Так, парковый взвод управления корпуса расходовал 10% отпускаемого горючего только на получение нарядов, на доставку (горючего). По тем же причинам в соединениях корпуса отсутствовало планирование расходования горючего и порою не было запаса. В 167-м артиллерийском полку 85-й стрелковой дивизии имел место случай, когда из-за опоздания получения горючего с дивизионного обменного пункта полк не смог вовремя сменить огневые позиции.
Снабжение горючим в условиях ограниченности его ресурсов подтверждает нецелесообразность отпуска соединениям и частям мелких партий горючего непосредственно со склада отдела снабжения горючим. В этом случае необходим или отпуск более крупными партиями на длительный период или доставка соединениям армейским транспортом.

Организация питания

Основное внимание штаба тыла корпуса в вопросах питания было обращено на обеспечение личного состава переднего края горячей пищей.
Существенным недочетом в питании было его однообразие вследствие того, что в первые две декады марта части располагали только концентратами 1-го и 2-го блюд и овсяной крупой. Лишь после 20 марта 1945 г. в части поступили макаронные изделия, сортовая мука, пшенная и гречневая крупа, что дало возможность разнообразить питание.
В период боевых операций в подразделениях переднего края пища готовилось 2 раза из 2-3 блюд и раздавалась утром на рассвете – от 5 до 7 часов – и вечером с наступлением темноты – от 19 до 24 часов. В промежутке между завтраком и ужином в некоторых частях и подразделениях выдавали днем бутерброды (хлеб с колбасой).
Были выявлены случаи запозданий в доставке пищи в связи с потерей взводами снабжения связи со своими батальонами при продвижении вперед. Предложено командирам батальонов в этих случаях высылать во взводы снабжения связных.
Питание раненых на полковых медицинских пунктах и выдача им водки в основном проходили нормально.
Опросы личного состава переднего края о качестве питания давали всегда один и тот же [ответ]: «Достаточно, но однообразно».
Приказом по тылу корпуса обращено внимание службы продовольственно-фуражного снабжения дивизий на недостаточный контроль за постановкой питания в частях (59-й стрелковый полк 85-й стрелковой дивизии) и отмечена хорошая организация питания в 141-м стрелковом полку 85-й стрелковой дивизии (объявлена благодарность начальнику продовольственно-фуражного снабжения полка).

Обозно-вещевое снабжение

Значительное внимание со стороны корпуса было уделено состоянию обуви на личном составе и ремонту ее, а также сбору вещевого имущества во время боевых операций и списание боевых потерь его. В 37-м и 184-м стрелковых полках 56-й стрелковой дивизии была проведена специальная проверка состояния учета и списания вещевого имущества как боевых потерь. Выявлены крупные недочеты как в учете имущества, так и в незаконном списании его под видом боевых потерь. По материалам проверки проведено совещание с работниками обозно-вещевого снабжения полков и дивизий. Материал о незаконном списании передан для расследования, после чего виновные будут привлечены к ответственности.

Санитарная служба

Соединения корпуса в февральской операции понесли значительные потери в личном составе медицинской службы, особенно в рядовом и сержантском. Поэтому внимание корпусного руководства в первую очередь было уделено срочному укомплектованию и сколачиванию санитарных подразделений в частях и подготовке в полковых медицинских пунктах и медико-санитарных батальонах нового пополнения медслужбы.
Во время боевых действий в марте месяце санитарная служба соединений со своими задачами справилась хорошо. В частности, эвакуация раненых по срокам доставки в медико-санитарные батальоны характеризуется следующими цифрами:
до 6 часов с момента ранения …………… 72%
с 6 до 12 часов …………… 20.3%
свыше 12 часов …………… 7.7%

Инфекционные и простудные заболевания за период операции единичны.

После перехода соединений корпуса к активной обороне основное внимание было уделено мерам профилактического оздоровительного характера. Весь личный состав в марте трижды прошел санитарную обработку, вследствие чего случаи педикулеза в частях единичны. По инициативе и при практической помощи работников штаба тыла корпуса в батальонах выстроены бани, дезкамеры, землянки для обогревания личного состава и для просушки одежды и обуви бойцов. Проведены профилактические мероприятия по предупреждению острых желудочно-кишечных заболеваний (санконтроль на пищеблоках, оборудование водоисточников, хлорирование воды и прочее).

Ветеринарная служба

На протяжении марта месяца работа ветслужбы корпуса заключалась в руководстве и контроле главным образом по вопросам:
а) организации и проведения нормальной лечебно-эвакуационной работы;
б) сокращения боевых потерь конского состава;
в) эксплуатации, кормления и ухода за лошадьми;
г) снижения общей заболеваемости и худоконности и
д) проведения жесткого профилактического режима содержания конского состава с целью избежания заразных заболеваний.
На состоянии конского состава в марте отразились:
– резкое ухудшение дорог (распутица);
– перебои в снабжении грубыми кормами и
– изъятие из конных подразделений части повозочных в строй, повлекшее обезличку в уходе за конем.
Эти обстоятельства вызвали некоторое снижение упитанности лошадей и потребовали дополнительных мер для борьбы с ним (освобождение от работы, сбор в группы подкормки при полковых ветеринарных лазаретах и дивизионных ветеринарных лазаретах и в отдельных случаях направление худоконных в армейский ветеринарный лазарет).
Заболеваемость в марте заметно снизилась (по 56-й стрелковой дивизии на 40%, по 85-й стрелковой дивизии на 60%). Боевые потери по 85-й стрелковой дивизии снизились, а по 56-й стрелковой дивизии увеличились, в основном за счет артиллерийских подразделений. На недостаточность мер по снижению боевых потерь приказом по корпусу обращено внимание командования дивизий, коими приняты дополнительные меры по укрытию лошадей.

Трофейная служба

Трофейным отделением корпуса основное внимание уделялось сбору оставленного на поле боя отечественного и трофейного вооружения. Работа дивизионных и полковых трофейных команд проводилась с этой целью непосредственно в боевых порядках частей.
Руководство и контроль работники трофейного отделения корпуса осуществляли непосредственным выходом в дивизионные и полковые трофейные команды. Много времени уделялось борьбе против использования команд не по прямому назначению. В результате трофейной службой корпусных соединений обеспечен почти полный сбор всего отечественного вооружения, оставленного на поле боя.

Заместитель командира 122-го
стрелкового корпуса по тылу
(подпись)

Начальник штаба тыла 122-го
стрелкового корпуса
(подпись)

Ф. 397, оп. 73789с, д. 4, лл. 283-288.



Приказ по тылу 72-й гвардейской стрелковой дивизии № 016 о мероприятиях по повышению бдительности, усилению охраны и обороны тылов в частях дивизии (1 февраля 1945 г.)

Приказ
по тылу 72-й гвардейской
стрелковой дивизии
№ 016
о мероприятиях
по повышению бдительности,
усилению охраны и обороны тылов
в частях дивизии
(1 февраля 1945 г.)


СЕКРЕТНО

ПРИКАЗ
ПО ТЫЛУ 72-й ГВАРДЕЙСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ
№ 016

1 февраля 1945 г. Действующая армия
 
Содержание.   О мероприятиях [по] повышению бдительности, усилению охраны и обороны тылов в частях дивизии.
 

Установлено, что противник с целью выведения бойцов и офицеров Красной Армии из строя забрасывает в оставленные [им] города и населенные пункты агентов с задачей подрывать и выводить из строя автотранспорт, склады, заражать водоисточники ядами и отравлять пищу и пищевые продукты.

В целях предупреждения возможных диверсионных актов в тылах дивизии и частей, руководствуясь приказом начальника тыла 7-й гвардейской армии № 0341 от 25.1 1945 г. и приказом командира дивизии № 0311 от 27.1 1945 г.,
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Помощникам командиров полков и специальных подразделений по материально-техническому обеспечению и начальникам служб и отделений тыла со всем личным составом тылов провести беседы о повышении бдительности. Срок исполнения 3.2 1945 г.
2. Организовать караульную службу в тылах, увеличив ночные посты и патрульную службу, уделив особое внимание внешнему обходу патрулей со стороны оврагов, балок и лесов, прилегающих к местам расположения складов и тыловых объектов.
3. Проводить периодическое прочесывание района расположения тыловых частей и дивизии с целью проверки документов военнослужащих и гражданских лиц. Лиц подозрительных и без документов задерживать и направлять под конвоем в ближайшие органы контрразведки НКО «смерш».
4. На территории расквартирования частей и подразделений выделить водоисточники, годные для пользовании водой; силами медицинского персонала части проверить химическое и санитарно-бактериологическое [состояние] их, обозначить [каждый] водоем табличкой «Годен для питья»; оборудовать водоемы крышками и постоянными ведрами и установить круглосуточную охрану [их]. Срок выполнения — не позже 3 февраля 1945 г.
5. В помещениях, где расположены пищеблоки, ни в коем случае не должно быть лиц гражданского населения. Привлечение гражданского населения для обработки продуктов питания категорически запретить.
6. В обязательном порядке оставлять суточные пробы с готовой пищей, имея [для] этого специальные ящики с замком.
При продвижении частей производить санитарно-эпидемиологическую разведку водоисточников. Встречающиеся трофейные продукты подвергать лабораторному анализу и только после анализа разрешать [брать их] на довольствие.
Контроль исполнения данного приказа возлагаю на начальника оргпланового отделения, начальника санитарной службы дивизии и начальника продовольственно-фуражной службы дивизии.
О выполнении пунктов 1 и 4 данного приказа, а также пункта 6 приказа командира дивизии № 031 от 27.1 1945 г. обязываю помощников командиров полков и специальных подразделений, а также начальников служб отделений тыла дивизии донести мне через оргплановое отделение к 12.00 4.2 1945 г.

Заместитель командира 72-й гвардейской
стрелковой дивизии по тылу
(подпись)

Ф. 951, оп. 191837с, д. 4, л. 19.

1 Приказы в настоящем выпуске Сборника не публикуются.



Доклад заместителя командира 274-й стрелковой дивизии по тылу о работе тыла дивизии за период наступления с 14 января по 5 февраля 1945 г. (от р. Висла до р. Одер)

Доклад
заместителя командира
274-й стрелковой дивизии
по тылу
о работе тыла дивизии
за период наступления
с 14 января по 5 февраля 1945 г.
(от р. Висла до р. Одер)


СЕКРЕТНО

ДОКЛАД
ЗАМЕСТИТЕЛЯ КОМАНДИРА 274-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ ПО
ТЫЛУ О РАБОТЕ ТЫЛА ДИВИЗИИ ЗА ПЕРИОД НАСТУПЛЕНИЯ
с 14.1 по 5.2 1945 г.
(от р. Висла до р. Одер)

I. Передислокация тылов дивизии

За период наступления тылы дивизии передислоцировались 16 раз, совершив марш 676 км.
При всех передислокациях в первую очередь выбрасывались:
артиллерийский склад с необходимыми боеприпасами на 8 машинах,
продовольственный склад с одной сутодачей – без овощей и сена,
первый эшелон медико-санитарного батальона,
склад горюче-смазочных материалов,
полевая хлебопекарня – полностью,
летучка дивизионного ветлазарета,
летучка интендантского отдела на 1 машине,
авторота – полностью,
и оргплановое отделение.
Все остальное имущество перебрасывалось с последующими рейсами.
Передислокация ввиду быстрого продвижения производилась без разведки дорог и местности.
Размещались тылы в населенных пунктах в большинстве [случаев] в одном месте, что облегчало лучшее обслуживание частей, облегчало управление, связь, охрану и использование автотранспорта.
От передовых частей тылы размещались в 3-4 км, в большинстве рядом с командным пунктом.
Связь с командным пунктом поддерживалась по рации, а с частями оперативной группы тыла по рации и телефону через командный пункт дивизия.

II. Распределение и работа автотранспорта

К началу боевых действий тылы дивизии в районе Вислы имели 360 тонн грузов, в том числе боеприпасов и вооружения 160 тонн, продфуража 85 тонн.
Наличие автотранспорта:
в автороте 18 транспортных машин грузоподъемностью 40 тонн, в медико-санитарном батальоне 7 транспортных машин грузоподъемностью 10.5 тонны, в полевой хлебопекарне 10 парных повозок грузоподъемностью 5 тонн, в дивизионном ветлазарете 4 парных повозки грузоподъемностью 2 тонны – всего – 57.5 тонны.
При всех передислокациях автотранспорт распределяется следующим порядком:
под боеприпасы …………… 8 машин грузоподъемностью …………… 20 тонн
под продфураж …………… 6 машин грузоподъемностью …………… 14 «
под горюче-смазочные материалы …………… 1 машина и 2 бензовоза …………… 6.5 тонны
под интендантское имущество …………… 1 машина грузоподъемностью …………… 1.5 «
трофейному отделению …………… 1 машина грузоподъемностью …………… 1.5 «
резерв …………… 1 машина грузоподъемностью …………… 1.5 «

Медико-санитарный батальон, полевая хлебопекарня и дивизионный ветлазарет передислоцировались на своем транспорте и транспорте населения. Несмотря на быстрее продвижение [войск] вперед и перебои в горюче-смазочных материалах, парк автороты работал бесперебойно, потерь не имел и с задачей по обеспечению перевозок справился неплохо.

III. Работа тылов дивизии

1. К началу боевых действий дивизия имела обеспеченность продовольствием в сутодачах:
хлеб-сухари …………… 7.8 …………… в том числе на дивизионном обменном пункте …………… 4
мука …………… 3.7 …………… « …………… 3.7
мясоконсервы …………… 4.4 …………… « …………… 2.9
жиры …………… 6.7 …………… « …………… 2.5
крупа-концентрат …………… 8.4 …………… « …………… 2.6
соль …………… 4.0 …………… « …………… 2.0
сахар …………… 9.9 …………… « …………… 7.0
табак-махорка …………… 8.7 …………… « …………… 6.8
водка …………… 2966 литров …………… « …………… 2966
овес …………… 7.0 …………… « …………… 3.2
сено …………… 0.8 …………… « ……………

За весь период марша получения продфуража из армии не было. Обеспечение проходило за счет запасов и заготовок, которые проводились частями и дивизионным обменным пунктом, начиная с Радома.

Снабжение частей с дивизионного обменного пункта в основном проводилось: хлебом, крупой, солью, табаком и водкой. Перебоев в снабжении не было. Продукты неоднократно доставлялись на машинах автороты непосредственно передовым частям.
Продотделение и заготгруппа с работой вполне справились, потерь продфуража и отставания дивизионного обменного пункта не было.
2. Обеспеченность боеприпасами к началу боевых действий была в боекомплектах:
по винтпатронам …………… 1.5 …………… в том числе в частях …………… 1.1
по патронам «ТТ» …………… 2.0 …………… то же …………… 1.3
по патронам ПТР …………… 1.3 …………… « …………… 0.8
гранаты ручные …………… 1.2 …………… « …………… 1.0
РПГ …………… 1.5 …………… « …………… 1.0
мины 82-мм …………… 3.1 …………… « …………… 2.2
мины 120-мм …………… 3.3 …………… « …………… 2.5
выстрелы 45-мм …………… 1.5 …………… « …………… 1.3
выстрелы 76-мм полковой артиллерии …………… 3.7 …………… « …………… 1.7
выстрелы 76-мм дивизионной артиллерии …………… 3.0 …………… « …………… 2.8
выстрелы 122-мм гаубиц …………… 2.9 …………… « …………… 2.5

Передислокация артиллерийского склада проходила вместе с остальными тылами, отставания и растяжки не было.

В обеспечении боеприпасами, ввиду недостатка автотранспорта, перебоев в горюче-смазочных материалах, отдаленности армейских баз, были перебои.
За период боевых действий дивизионным обменным пунктом было подвезено боеприпасов в районе р. Висла 25 машин «ЗИС-5», с армейских баз 13 машин, [кроме этого], подвезено армейским транспортом 1.2 1945 г. 15 машин.
Остаток невывезенных боеприпасов у р. Висла передан на армсклад, согласно указаниям армии. Спецукупорка передается. Подвоз боеприпасов производился непосредственно в части.
3. К началу боевых действий наличие горюче-смазочных материалов было 21 900 кг – 2.4 заправки; получено из армии 28 930 кг – 3.1 заправки и взято трофейных горюче-смазочных материалов 26 500 кг – 3 заправки; итого: 77 330 кг – 8.5 заправки.
Израсходовано с 14.1 по 5.2 1945 г. 75 000 кг – 8.3 заправки. Средний суточный расход 3 270 кг – 0.35 заправки при потребности 4 500 кг – 0.5 заправки.
Горюче-смазочные материалы подвозились два раза со станции снабжения Садурки за 100-180 км и два раза из Поддембицы на расстояние 30-80 км.
Ввиду отсутствия горюче-смазочных материалов на армейских складах, до захвата трофейного бензина, были перебои в горючем и перебои в работе автотранспорта по обеспечению подвоза боеприпасов, техники и других грузов.
4. Медико-санитарный батальон за период операции передислоцировался 21 раз. Передислокация проходила ввиду недостатка автотранспорта поэшелонно. Первый эшелон на машинах, второй с остальным имуществом на конном транспорте местного населения и на трофейном [транспорте].
За время с 14.1 по 5.2 1945 г. через медико-санитарный батальон прошло и обработано раненых 1081 человек и отправлено необработанных 387 человек; всего [через медико-санитарный батальон] прошло 1468 человек.
Наибольшая загрузка медико-санитарного батальона была в районе р. Висла при прорыве обороны, в Антканенер, Торнов и Нойндорф.
Эвакуация проводилась своевременно попутным транспортом частей и машинами медико-санитарного батальона с полковых медицинских пунктов до медико-санитарного батальона и из медико-санитарного батальона в госпитали попутным транспортом автороты и медико-санитарного батальона. Армией никакой помощи по эвакуации оказано не было.
Несмотря на быстрое продвижение при недостатке автотранспорта (7 машин, из них 6 «ГАЗ-АА» старых), медико-санитарный батальон с работой справился.
5. Полевая хлебопекарня передислоцировалась на конном транспорте вслед за тылами, четыре раза разворачивалась и производила выпечку хлеба. Отставания и растяжки не было. С работой справилась хорошо.
6. Летучка интендантского отделения выбрасывалась вперед и обеспечивала части бельем и ковочными материалами и производила прием от частей излишнего и негодного имущества. Остальное имущество перебрасывалось во вторую очередь с перевалкой в Радоме и г. дв. Кашуты. Прачечная и мастерские перебрасывались на конном транспорте населения и на трофейном [транспорте]. Отставания и потери имущества не было.
7. Дивизионный ветлазарет за период наступления передислоцировался 19 раз. Вперед выбрасывалась летучка, обеспечившая прием раненых и больных лошадей от частей, затем – все остальное имущество и лошади. Отставания от тылов не было. Эвакуация лошадей производилась своевременно. За последнее время дивизионным ветлазаретом проведена большая работа по сбору и эвакуации трофейных лошадей на армейские пункты.
8. Трофейное отделение в большинстве двигалось с тылами. Работало [оно] по сбору трофеев и сбору вооружения недостаточно, ввиду быстрого продвижения и малочисленности команды – 8 человек, которые не могли обеспечить своевременный сбор трофеев и их охрану. Трофеи в основном собирались частями и другими службами дивизии.
9. Команда погребения в районе прорыва обороны работала хорошо. В районе Радома отстала от тылов и прибыла на место через 10 дней после [окончания сосредоточения] всех тылов.
Вывод. Несмотря на недостаток автотранспорта, быстрое продвижение и перебои с горючим, тылы дивизии с работой по обеспечению боевых операций дивизии от р. Висла до р. Одер справились и не имеют потерь материальных ценностей.

Заместитель командира 274-й стрелковой
дивизии по тылу
(подпись)

Ф. 1232, оп. 61800с, д. 1, лл. 77-80.



Отчет командующего бронетанковыми и механизированными войсками 53-й армии о боевых действиях танковой группы по уничтожению окруженной группировки противника в городе Буда (Будапешт) (27 февраля 1945 г.)

Отчет
командующего бронетанковыми и
механизированными войсками
53-й армии
о боевых действиях
танковой группы
по уничтожению
окруженной группировки противника
в городе Буда (Будапешт)
(27 февраля 1945 г.)


Секретно
Исх. № 062.

ОТЧЕТ
О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ТАНКОВОЙ ГРУППЫ ПО УНИЧТОЖЕНИЮ
ОКРУЖЕННОЙ ГРУППИРОВКИ ПРОТИВНИКА В г. БУДА
(БУДАПЕШТ)
(с 27.1.45 г. по 13.2.45 г.)

1. Состав танковой группы на 27.1.1945 г.
Рота 23-го танкового корпуса – по списку танков Т-34-85 – 8
. в строю 8
Рота 5-го танкового корпуса – по списку 11
. в строю 8
. в ремонте 3
2. Общая обстановка
Противник, оставив восточную часть города (Пешт) и взорвав мосты через р. Дунай, всю технику и живую силу сосредоточил в западной части города (Буда), где создал густую сеть опорных пунктов, баррикад, завалов, траншей, бойниц и т. д. с целью упорной обороны до подхода помощи извне – с запада и юго-запада.
Горная местность города Буда с крепостью и большими каменными зданиями на господствующих высотах давала противнику возможность хорошо просматривать местность и вести прицельный огонь прямой наводкой по нашим боевым порядкам.
Противник к 23.1.45 г., проявляя активность, контратаками и сильным ружейно-пулеметным и артиллерийско-минометным огнем оказывал упорное сопротивление продвижению наших войск на рубеже: (см. приложение – план)1.
3. Боевые действия танковой группы
К 2.00 28.1.45 г. танковая группа в составе 16 танков (рота от 23-го танкового корпуса – 8 танков, рота от 5-го танкового корпуса – 8 танков) по устному приказанию командующего бронетанковыми и механизированными войсками оперативной группы была сосредоточена в боевых порядках частей 108-й и 297-й стрелковых дивизий в районе высоты 249.0. Задача – совместно с пехотой 108-й и 297-й стрелковых дивизий действовать в направлении улиц Бимбо и Кристина, выйти к р. Дунай, разрезав тем самым группировку противника на две части.
Выполняя поставленную задачу, танки при поддержке пехоты, преодолевая упорное сопротивление противника, отражая многократные контратаки живой силы, танков и бронетранспортеров, к исходу дня 30.1.45 г. вышли к р. Дунай в районе пристани, что южнее моста Маргит, и, оседлав улицу Жигмонд, тем самым разрезали группировку противника на две части и выполнили поставленную задачу, освободив при этом до 70 кварталов в северной части Буда.
В течение 31.1.45 г. и 1.2.45 танки вели бои по очищению кварталов, что юго-западнее пристани.
В 14.00 2.2.45 г. группа танков по распоряжению командующего бронетанковыми и механизированными войсками оперативной группы была переподчинена командиру 317-й стрелковой дивизии и к 8.00 3.2.45 г. была сосредоточена в районе кварталов 2751 (объект 147) и 2768 в составе 12 танков (рота 5-го танкового корпуса – 7 танков, рота 23-го танкового корпуса – 5 танков).
Танкам была поставлена задача – совместно с частями дивизии наступать в направлении крепости (объект 128) с целью отрезать южную группировку и выйти к р. Дунай южнее крепости.
Выполняя поставленную задачу, танковая группа за период с 3.2.45 г. по 11.2.45 г., действуя совместно с частями 317-й стрелковой дивизии, очистила от противника более 115 кварталов и к исходу дня 11.2.45 г. с десантом пехоты и саперов в районе квартала 2576 вышла к р. Дунай, отрезав южную группировку противника.
В 13.00 12.2.45 г. танковой группе была поставлена задача – совместно с частями 317-й стрелковой дивизии уничтожить прорвавшиеся из окружения группы противника и в районе кварталов 2202 и 2206. Танки поставленную задачу выполнили и к исходу 13.2.45 г. по приказанию командующего бронетанковыми и механизированными войсками оперативной группы были сосредоточены на северо-западной окраине Будакеси и заняли оборону.
4. Организация взаимодействия, связи
и управления в динамике боя
Организация взаимодействия танков с пехотой и артиллерией, а также с инженерными войсками тщательно отрабатывалась во время организации боя и непосредственно видоизменялась и уточнялась в процессе боя, сообразуясь с требованиями обстановки.
Танки в уличных боях применялись как штурмовые орудия непосредственной поддержки пехоты. Для обеспечения танков в бою к каждому [из них] прикреплялась группа автоматчиков и саперов (3-5 человек), которая путем непосредственного наблюдения выявляла огневые точки противника и производила целеуказания ракетами. Саперы производили разминирование дорог, расчищали проходы взрывчаткой в баррикадах и каменных стенах.
Непосредственно за каждым танком на расстоянии 500-100 м двигались 1-2 противотанковых орудия прямой наводки, которым указывала цели группа пехоты, прикрепленная к танкам, обеспечивая продвижение танков. Зачастую орудия прямой наводки на новые [огневые] позиции подтягивались танками.
Применение танков в уличном бою в большинстве случаев обеспечивало возможность стрельбы по бункерам и подвалам, что играло основную роль в штурмовке домов и объектов (возможность большого угла склонения пушки).
Управление танками в бою производилось пешими посыльными с наблюдательных пунктов батальонов, рот и телефонной связью с наблюдательных пунктов полков. Отсутствие радиостанций в танках затрудняло управление.
Управление танковой группой в целом осуществлял командующий бронетанковыми и механизированными войсками группы, находясь непосредственно на наблюдательных пунктах стрелковых полков и дивизий, обеспечивая непосредственное выполнение боевых задач танков, взаимодействие с другими родами войск и контроль.
5. Результаты боевых действий танков
танковой группы
За период боевых действий с 27.1.45 г. по 13.2.45 г. танками уничтожено:
. Рота 5-го танкового корпуса Рота 23-го танкового корпуса Итого
. . . .
Танков и самоходных орудий 9 11 20
Бронетранспортеров 2 19 21
Орудий разного калибра 58 33 91
Пулеметов 60 60
Пулеметных точек 109 109
Минометов 40 40
Автомашин 68 88 156
Солдат и офицеров 4120 1390 5510
Из них:
Снайперов 39 39
Захвачено:
Пленных 4191 4000 8191
Танков и самоходных орудий 16 9 25
Бронетранспортеров 39 39
Орудий разного калибра 35 33 68
Пулеметов 54 28 82
Минометов 26 26
Автомашин 143 185 328
Складов с боеприпасами 1 1
Самолетов 17 17
Потери танковой группы:
Личного состава убито 8 7 15
ранено 5 16 21
Танков: сожжено 4 4
. подбито 4 (3 из них восстановлено) 4

Потерю танков группа главным образом имеет от самоходных орудий и танков противника, действующих из засад (баррикад и домов) и от обстрела с верхних этажей фауст-патронами по верхней броне танков, особенно башни.

6. Выводы и предложения
1) [Для] успешного действия танков в уличных боях особо необходимо непосредственное целеуказание для каждого танка, ибо наблюдение из танка крайне ограничено.
2) Опыт показал, что в уличных боях, особенно в городах с узкими улицами, целесообразнее применять танки, а не самоходные орудия; ввиду лучшей маневренности танков, наличия кругового обстрела и наблюдения, возможности большего угла склонения орудия для обстрела подвалов и нижних этажей домов.
3) Как недостаток следует отметить [слабый] маневр танков в пределах своих объектов (кварталов). Как правило, танки стремились действовать прямолинейно по направлению улиц, мало применяя маневр (по боковым улицам и переулкам).
7. Общий вывод
Офицерский состав, [солдаты и сержанты] рот 23-го и 5-го танковых корпусов в уличных боях в городе Буда показали отвагу, мужество и решимость, умение наступать в сложных условиях большого города по сильно пересеченной местности, научились отлично взаимодействовать с пехотой и артиллерией, особенно в вопросах разведки и целеуказания.
Командованием за отличные действия по ликвидации окруженной группировки в городе Буда награждено 78 бойцов и офицеров-танкистов.

Командующий бронетанковыми и механизированными
войсками 53-й армии 2-го Украинского фронта
(подпись)

Помощник начальника штаба бронетанковых и
механизированными войск 52-й армии 2-го Украинского фронта
(подпись)

Ф. 240, оп. 16400сс, д. 2, л. 343-346.

1 Приложение в Сборнике не публикуется.



Директива штаба бронетанковых и механизированных войск 50-й армии № 0226 о недостатках в боевом использовании танков в наступательной операции (21 февраля 1945 г.)

Директива
штаба бронетанковых и
механизированных войск
50-й армии
№ 0226
о недостатках
в боевом использовании танков
в наступательной операции
(21 февраля 1945 г.)


Секретно
 

КОМАНДИРАМ БРОНЕТАНКОВЫХ И
МЕХАНИЗИРОВАННЫХ ЧАСТЕЙ И СОЕДИНЕНИЙ
50-й АРМИИ

В ходе наступательной операции армии с 14 по 19.2.45 г. в боевом применении и действиях бронетанковых войск армии имели место следующие недостатки:

1. Постановка задач и организация взаимодействия

В боевом использовании танков общевойсковыми командирами проявилась тенденция применять танки совместно с пехотным десантом для самостоятельных действий вне непосредственного тактического взаимодействия с основными силами, что является возможным при условии отсутствия организованной обороны противника или после ее прорыва. Сплошь и рядом решение на подобное использование танков принималось без учета реальных условий местности, характера действий противника. Действуя в отрыве от основных сил пехоты и не будучи поддержанными артиллерийскими средствами усиления, танки при движении вперед наталкивались на организованную оборону противника, пехотный десант рассеивался или уничтожался пулеметным огнем противника, танки были вынуждены вступать в единоборство с артиллерией, штурмовыми орудиями и танками противника и, неся потери от огня противника, оказывались не в состоянии выполнить поставленную задачу.
Общевойсковые командиры, ставя задачи танкам, нередко не предоставляют танкистам необходимого времени для рекогносцировки местности, уяснения на местности задач, ознакомления с огневой системой противника и для организации взаимодействия с пехотой, артиллерией и инженерными войсками.
В результате поспешного ввода в бой танки действуют изолированно, взаимодействие нарушается, танки застревают на танконепроходимых участках местности и расстреливаются огнем артиллерии и штурмовых орудий противника.
В отдельных случаях танкам ставятся непосильные задачи, например: самостоятельная ночная атака населенных пунктов, атака опушек леса и т. д., что приводит лишь к излишним потерям материальной части и личного состава.

2. Разведка

Разведка противника штабами бронетанковых и механизированных частей в период подготовки к бою и в процессе самого боя организуется неудовлетворительно. К началу боя штабы частей не имеют достаточно подробных данных о противнике, о характере его обороны и наличия огневых средств; не принимают мер к накапливанию сведений о противнике путем использования данных, имеющихся в распоряжении штабов стрелковых соединений; в период подготовки боя не организуют наблюдения за противником. Поступающие данные о противнике, и в первую очередь о наличии и районах его противотанковых средств, до подразделений не доводятся, и экипажи не предупреждаются об угрожаемых направлениях, куда в первую очередь должно быть приковано внимание.
Организацией боевой разведки части пренебрегают, в ходе боя противник не разведывается, части в значительной мере действуют «вслепую», не могут своевременно вскрыть намерения противника и принять соответствующие контрмеры.
Разведка местности, с точки зрения ее проходимости для танков, производится поверхностно, в силу чего танки, попадая на труднопроходимые участки местности, застревают.

3. Построение боевых порядков

Построению боевого порядка не уделяется должного внимания. Боевые порядки строятся шаблонно, без учета противника, характера местности и особенностей выполнения поставленной задачи. Преобладает линейный боевой порядок независимо от того, действуют ли танки на открытой, пересеченной или лесистой местности. С началом атаки боевые порядки нарушаются, в ходе боя изменений боевого порядка в зависимости от создавшейся обстановки не производится.

4. Управление

Организация управления танковыми войсками в бою имеет ряд существенных недостатков. Наблюдательные пункты командиров частей выбираются неудачно, на значительном удалении от подразделений, ведущих бой. Командиры частей редко выезжают непосредственно в боевые порядки, лично боем не управляют, обстановки и действительного положения частей не знают и на ход [боя] влиять не могут.
Связь в бою командиров и штабов бронетанковых и механизированных частей с командирами и штабами общевойсковых соединений организуется плохо, в силу чего командиры дивизий и корпусов и их штабы положения и состояния танковых частей не знают, дополнительных задач в ходе боя поставить не могут и оказать помощь танкам артиллерией и авиацией не в состоянии.
Командирами бронетанковых и механизированных частей и соединений игнорируется положение устава об управлении частями и соединениями непосредственно из боевых порядков.

5. Подготовка и обслуживание материальной части

Наблюдались неоднократные случаи небрежного вождения танков в бою, граничащие с умышленным выводом их из строя: застревание в воронках, в болотах, не выдерживание боевых курсов, поломка механизмов и т. п., чем снижалось общее количество машин, принимавших участие в бою. Восстановление боевой техники и эвакуация застрявших машин производятся медленно.
Обобщая опыт боевого применения и использования бронетанковых частей, командующий бронетанковыми и механизированными войсками 50-й армии ПРИКАЗАЛ:
1. В вопросах использования [бронетанковых частей] решительно изжить шаблон, части и соединения применять, исходя из реальной обстановки, не допуская нарушений положений уставов. При получении боевой задачи добиваться выделения необходимого времени на организацию взаимодействия, изучение местности и т. д.
2. Уделить максимум внимания разведке противника и местности, особенно организации боевой разведки. Добиться постоянного обстоятельного изучения противника – характера его действий, наличия самоходных орудий, танков и других противотанковых средств. Перед выполнением боевых задач изучать огневую систему противника. Начальникам штабов частей и соединений лично проверять работу разведорганов и постоянно руководить деятельностью разведподразделений.
3. Боевые порядки строить, исходя из задачи и характера местности.
4. Управление строить, исходя из основных положений уставов. Наблюдательные пункты приблизить к боевым порядкам и добиться, чтобы они соответствовали своему назначению, с наблюдательного пункта нужно видеть бой.
При самостоятельных действиях бронетанковых частей командирам частей управлять частями и соединениями, находясь непосредственно в боевых порядках подразделений, ведущих бой.
5. Потребовать решительных мер борьбы со случаями небрежного вождения танков в бою. Каждый случай выхода машины из строя в бою по техническим неисправностям – застревание танка в болоте, воронках и т. п. – расследовать и в случае обнаружения злоумышленных действий со стороны экипажа привлекать виновных к строжайшей ответственности.
6. Все приведенные недочеты тщательно разобрать и изучить со всем офицерским составом и штабами частей.
На основе этих указаний командирам полков и бригад лично произвести разбор проведенных операций.

Начальник штаба бронетанковых и
механизированных войск 50-й армии
(подпись)

Помощник начальника штаба
бронетанковых и механизированных войск
50-й армии
(подпись)

Ф. 241, оп. 254681с, д. 1, л. 136-138.