Из отчета командира 241-й бомбардировочной авиационной дивизии начальнику штаба 3-го бомбардировочного авиационного корпуса о боевых действиях дивизии за март 1945 г. (2 апреля 1945 г.)

image_pdfimage_print

Из отчета
командира 241-й бомбардировочной
авиационной дивизии
начальнику штаба
3-го бомбардировочного
авиационного корпуса
о боевых действиях дивизии
за март 1945 г.
(2 апреля 1945 г.)


СОВ. СЕКРЕТНО

ИЗ ОТЧЕТА
КОМАНДИРА 241-й БОМБАРДИРОВОЧНОЙ
АВИАЦИОННОЙ ДИВИЗИИ
НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА 3-го БОМБАРДИРОВОЧНОГО
АВИАЦИОННОГО КОРПУСА
О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ДИВИЗИИ
ЗА МАРТ 1945 г.

…Наиболее полно взаимодействие с наземными войсками осуществлялось во время частной операции по расширению плацдарма за р. Одер западнее Кюстрин.
В этой операции дивизия взаимодействовала с 32-м стрелковым корпусом 5-й ударной армии, ведшим бои за расширение плацдарма.
Основной задачей бомбардировщиков было разрушение опорных пунктов противника, уничтожение и подавление артиллерии на огневых позициях, препятствующей продвижению наших войск. Наибольшее сопротивление ожидалось из районов опорных пунктов: Цехин, Бушдорф, Амт-Фридрихсауэ, куда и были направлены боевые усилия бомбардировщиков 24-го и 779-го авиационных полков.
Перед началом операции личным вылетом начальника штаба дивизии в штаб 5-й ударной армии с последующим вылетом для уточнения начальника Оперативно-разведывательного отделения в штаб 32-го стрелкового корпуса была составлена плановая таблица боевых действий бомбардировщиков на день, предшествующий началу операции, и на первый день операции.
Накануне операции, 21.3.45 г., на командный пункт командующего 5-й ударной армией (2 км восточнее Каленциг) выехала оперативная группа дивизии в составе начальника штаба дивизии, начальника связи, начальника Шифровального отделения и трех радистов, которые должны были держать связь через рацию «11-АК», выделенную штабом 5-й ударной армии.
Группа имела при себе разработанную штабом дивизии радиосигнальную таблицу, карту целей, кодированную карту с нанесенной обстановкой (масштаба 1 : 50 000). Те же документы были оставлены и в штабе дивизии. Карту целей и кодированную карту имели также у себя штабы частей, и, наконец, номера целей были проставлены условными знаками на полетных картах ведущих групп, чтобы облегчить перенацеливание групп. Своими основными задачами оперативная группа имела: получение задач от командующего 5-й ударной армии и передачу их в штаб дивизии, передачу информации о наземной, воздушной обстановке и погоде, при необходимости – перенацеливание групп и контроль за боевыми действиями бомбардировщиков.
В день, предшествующий началу операции (21.3.45 г.), радиосвязь не устанавливалась, чтобы не рассекретить подготовку операции. В этот день бомбардировщики действовали согласно плановой таблице.
В день начала операции (22.3.45 г.) с началом артиллерийской подготовки рации оперативной группы и штаба дивизии вступили в связь, которая в дальнейшем поддерживалась бесперебойно в течение всех трех дней наступательных боев.
Оперативная группа вполне справилась со всеми поставленными перед ней задачами. Точно зная обстановку на участках боев, она получала боевые задачи от командующего 5-й ударной армией, пользуясь радио-сигнальной таблицей или шифром, передавала их штабу дивизии, одновременно информируя его о линии фронта, наземной и воздушной обстановке и погоде. На основе полученной задачи и данных обстановки командир дивизии принимал решение, штаб отдавал частям боевые распоряжения, и группы бомбардировщиков вылетали на бомбардирование заданной цели. Наконец, начальник штаба дивизии каждый вечер передавал отзыв о боевой работе бомбардировщиков.
Радиосвязь с командным пунктом командующего 5-й ударной армии имела более важное значение потому, что проводная связь со штабом 32-го стрелкового корпуса отсутствовала на протяжении почти всей операции, радиосвязь работала крайне неустойчиво и основным средством связи являлся самолет По-2, который не мог обеспечить своевременную передачу боевых задач и информации об обстановке, отличавшейся крайней мобильностью. Таким образом, вся боевая работа дивизии могла бы оказаться под угрозой срыва.
Между тем непрерывная прямая радиосвязь с командного пункта командующего 5-й ударной армией позволила командиру и штабу дивизии непрерывно быть в курсе обстановки, держать в курсе ее летный состав, а благодаря этому оказалось возможным через 30-35 минут после получения вызова с командного пункта 5-й ударной армии выпускать на боевое задание группы бомбардировщиков, которые своими меткими, эффективными и своевременными ударами подавляли оборону противника и содействовали продвижению наших войск.
Так, например, 24.3.45 г., когда противник подтянул резервы и начал контратаковать наши части из района Цехин, Гольцов, стремясь вернуть утраченные позиции, начальник штаба дивизии, получая от командующего 5-й ударной армией указания, вызывал на поле боя находившиеся в готовности группы бомбардировщиков, ставил им задачи наносить удары по районам сосредоточения резервов и самоходной артиллерии противника вблизи переднего края. В течение дня по вызову с командного пункта было произведено 11 вылетов групп (76 самолето-вылетов), которые своими меткими ударами способствовали срыву контратак противника. Работа бомбардировщиков заслужила хорошую оценку командующего 5-й ударной армией.
Нужно отметить, что в мартовских операциях наземные войска хорошо обозначали ракетами свой передний край, что облегчало бомбардировщикам нахождение целей и гарантировало от удара по своим войскам…

Командир 241-й бомбардированной авиационной дивизии
полковник ФЕДОРОВ

Начальник штаба дивизии
полковник РОМАНОВ

2.4.1945 г.1.
Ф. 5995, оп. 205509 с, д. 1, лл. 83, 84.

1 Дата установлена на основания расчета рассылки документа.