Из очерка 1-го Прибалтийского фронта о перегруппировке войск фронта в подготовительный период к Мемельской наступательной операции

image_pdfimage_print

Из очерка
1-го Прибалтийского фронта
о перегруппировке войск фронта
в подготовительный период
к Мемельской наступательной операции


Секретно

ИЗ ОЧЕРКА «ПЕРЕГРУППИРОВКА ВОЙСК
1-го ПРИБАЛТИЙСКОГО ФРОНТА В ПЕРИОД ПОДГОТОВКИ
К МЕМЕЛЬСКОЙ НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ»

…6. Мероприятия по дезориентированию противника

В целях обеспечения скрытности маневра, сосредоточения войск и введения противника в заблуждение относительно истинных наших намерений командующий войсками фронта утвердил план по дезориентированию противника (приложение № 31)1.
В начале второй половины сентября войска фронта имели задачу ликвидировать плацдарм противника на левом берегу р. Зап. Двина, овладеть Рига и, с выходом к Рижскому заливу, отрезать рижскую группировку противника. Получив новую задачу и новое направление главного удара, надо было создать у противника впечатление, что наступление наших войск на рижском направлении будет продолжаться.
В основу плана дезориентирования противника был положен следующий замысел:
1. Создать у противника представление о подготовке большого наступления в направлениях Рига и Тукумс.
2. Скрыть войска и их подготовку к крупному наступлению на шауляйском направлении.
На рижском и тукумском направлениях были проведены следующие мероприятия:
I. По ложному сосредоточению войск.
Войска 2-го Прибалтийского фронта, прибывавшие для смены частей 4-й ударной и 51-й армий, совершали движение в дневное время, тогда как выход сменившихся частей происходил исключительно в темное время при строжайшем соблюдении мер маскировки.
В темное время в течение с 28.9 по 3.10.44 г. в районах: Клапи, Урас, Биздэни, Вилштерсти, Буркани, Айзвеяс, Ванюми, Гримас, лес южнее Баложи, лес восточнее Солдатские участки, Берзайни, Герцоги, Брувери, Леясаншкени, Бертели, Лачи, Ваздаки, Дембьи разводились костры. Только в полосе обороны 51-й армии функционировало до 600-720 костров.
Районы костров прикрывались зенитными средствами, и при налете авиации противника костры тушились, а зенитные средства вели усиленный огонь по самолетам противника.
В полосах обороны 346, 267 и 204-й стрелковых дивизий в дневное время имитировалось сосредоточение наших войск на переднем крае путем подхода в разное время групп пехоты от роты до батальона. С наступлением темноты группы отводились в свои районы.
В дневное время (четыре раза по 20-25 автомашин) и в ночное время (два раза по 15-20 машин с зажженными фарами) был имитирован подход автотранспорта к боевым порядкам дивизий.
В полосе 10-го, 1-го гвардейского и 60-го стрелковых корпусов было усилено движение автомашин ночью с зажженными фарами из тыла к фронту. В дневное время движение с фронта в тыл ограничивалось до минимума.
На участке 4-й ударной армии южнее Бауска был поднят аэростат наблюдения.
В полосе каждой армии были оставлены по одной батарее 203-мм орудий и по 3 установки «М-31», которые по установленному плану вели пристрелочный огонь.
Часть радиостанций 43, 51, 4-й ударной армий, 5-й гвардейской танковой армии, 1-го, 19-го танковых и 3-го гвардейского механизированного корпусов были оставлены в прежних районах и работали установленным ранее порядком.
2. По ложной подготовке войск к наступлению
На участках Пладэс, Веценес; Сенсава, Виотас и дивизий, находившихся в обороне в полосе 51-й армии, командирами соединений и частей приводились рекогносцировки. Например, в полосах 347, 346, 267 и 204-й стрелковых дивизий командиры дивизий с командирами стрелковых полков, с группами офицеров 4-6 человек провели 12 рекогносцировок и командиры полков с командирами стрелковых батальонов – 20 рекогносцировок.
С наступлением темноты ежедневно высылались слухачи к переднему краю обороны противника из расчета одна пара на 1 км фронта.
В полосе 51-й и 4-й ударной армии 28-30.9.44 г. с 22.00 до 5.00 проводились развед[ывательные] поиски на участке каждой дивизии. Поиски были проведены в районах: высота 38.6, высота 80.9, Дэкмери, Яуктурас, Машаны, Лидакас, Парини, Тэймини, Мисакроге, Рейннеки, Лиготини, Пурмалес, Целмиас. Состав разведывательных групп – 10-15 бойцов.
На одном из участков 4-й ударной армии в направлениях: высота 49.9, Друкас, Липиш, Мелдери была проведена разведка боем силою стрелкового батальона от каждой дивизии при поддержке одного – двух арт[иллерийских] дивизионов. Действия проводились с утра 1.10.44 г.
На ряде участков обороны 4-й ударной и 51-й армий были оборудованы по 4-5 ложных огневых позиций батарей.
Во всей полосе обороны 4-й ударной и 51-й армий был усилен пристрелочный огонь кочующими орудиями с ложных огневых позиций.
Например, в полосе 4-й ударной армии произведена пристрелка реперов с постоянных огневых позиций в районах: Цагвс, Балкас, Яуктурас, Беркава, Авогниеки, Колуси, Ладэс, Силарути, Фукши. Для этого использовались по одному орудию от каждой батареи 138-й пушечной артиллерийской бригады.
Действиями кочующих орудий (по два орудия от дивизионов 138-й пушечной артиллерийской бригады) с ложных огневых позиций в районах: Свеки, Путлачи, Страуты, Ценас, Бирзули, Стратуни, Бичас, Вилитес создавалось представление об усилении группировки тяжелой артиллерии.
Дивизионная артиллерия производила пристрелку реперов по переднему краю в ближайшей глубине обороны противника. Для этого использовались арт[иллерийские] полки 332, 158, 360-й стрелковых дивизий.
С ложных огневых позиций в районах: Баканы, Цимермани, Буртнеки, Циплиши, Стрикери, Плоши, Кепси, Чинчас десятью кочующими орудиями демонстрировалось усиление дивизионной артиллерии.
В полосе 51-й армии [для] дивизионной артиллерии были выбраны и оборудованы огневые позиции в позиционных районах ушедших подразделений 60-й и 55-й гаубичных артиллерийских бригад, с которых производилась стрельба по ранее разведанным целям, причем сама стрельба велась методом кочующих орудий. От каждого стрелкового полка выделялось по одному 120-мм миномету, которые, кочуя по огневым позициям ушедшего мин[ометного] полка, создавали впечатление о большой минометной группировке. Орудия полковой артиллерии продолжали вести огонь с открытых огневых позиций по разведанным целям, расходуя по 10-12 снарядов на цель. Ежедневный расход дивизионных снарядов был в пределах 8-10 шт. на цель, для минометов 10-15 мин на миномет.
151-я армейский пушечная артиллерийская бригада кочующими орудиями вела огонь в основном по пристрелке воздушных реперов и проводила контроль звукореперов. Огневая деятельность кочующих орудий производилась с использованием бывших огневых позиций 8-й пушечной артиллерийской дивизии.
Установки «М-31» делали специальные выезды на запасные площадки для производства залпов по живой силе и технике противника демонстрируя усиление «РС»2 перед фронтом армий.
Кроме проводимых стрельб, противник вводился в заблуждение тем, что наблюдательные пункты, оставленные арт[иллерийскими] частями, не разрушались, а, наоборот, дооборудовались (постановка демаскирующих стекол).
В районах: Кунелини, Ливана, Плоши, Бучас, Кепси, Бетыни, Глазниэки, Ромас, Робежиски, Спраздники, Брувери саперами армии были сделано и установлено до 334 танков-макетов.
С 30.9 по 2.10.44 г. в дневное время 4 раза имитировалось выдвижение танков в районы сосредоточения на участках: Сеглини, Клайн; Голайни, Исцава; Бетыни, Вевери и Стоти.
В полосе 51-й армии 20 макетов танков приводились в движение тягачами и 6 танками 174-й отдельной эвакуационной роты, демонстрируя сосредоточение их в районе: Буды, Мейяс, Лиэпниэки, Липини.
Инженерные мероприятия по дезориентации противника сводились к разминированию минных полей как своих, так и противника и проделыванию проходов в проволочных заграждениях. В каждом стрелковом полку первого эшелона работали группы саперов по 10-12 человек.
Силами 9-й понтонно-мостовой бригады в районе юго-западнее Балдоне и Митава имитировано сосредоточение понтонных средств.
3-я воздушная армия усилила воздействие с воздуха по опорным пунктам противника; бомбила районы: Джуксте, Тукумс, Текава, Слоки.
В полосе 4-й ударной и 51-й армий была организована ложная информация о наступлении. По радио особым кодом, по заранее разработанному плану, передавались распоряжения о подготовке к наступлению. Для этой цели от штабов армии, корпусов и дивизий были выделены по одной радиостанции «РБ», которые работали с 28.9 и до 4.10.44 г.
По проводной связи так же, по заранее разработанному плану, клером проводились «проверка» подготовки войск к наступлению: «выход» частей и соединение в условные районы сосредоточения, «выход» артиллерии на огневые позиции, «занятие» исходных районов, «смена» частей и «переход» их на другие участки. Проверка проводилась в определенное время. Например, штаб армии проверял нижестоящие штабы с 8.00 до 10.00 и с 23.00 до 1.00, штабы корпусов со штабами дивизий – с 6.00 до 7.00, с 21.00 до 23.00.
3. По ложному усилению обороны
Одновременно с проводимой «усиленной подготовкой» к наступлению на рижском и тукумском направлениях на шауляйском направлении приводились мероприятия по усилению обороны и маскировке действительной подготовки к наступлению.
Войска, находившиеся в обороне, отрыли вторые и третьи линии траншей в глубине обороны. Проведено ложное минирование переднего края, а перед наступлением были сняты боевые мины и заменены ложными, установлены ложные проволочные заграждения на переднем крае. Все огневые позиции артиллерии и подъездные пути были замаскированы.
Проведенные мероприятия по дезориентированию вызвали усиленные разведывательные действия противника на рижском и тукумском направлениях. Так, в течение с 28.9 по 2.10.44 г. из районов: Лаукайни, Сипеле, ст. Гардэне, Адамамуйжа (4 км западнее Добеле), Гангас (7 км юго-западнее Добеле) противник силою взвод – рота пехоты при поддержке артиллерии неоднократно вел разведку боем, одновременно активизировал действия поисковых групп и засад.
Из показании пленного, захваченного 1.10.44 г., следует, что в задачу разведки входили захват русского военнопленного и установление намерения войск Красной Армии.
Немецкое командование объявило солдатам, что на этом участке фронта русские сосредоточили большие силы пехоты и танков для перехода в наступление.
Кроме данных наблюдения, немецкое командование было дезинформировано перехваченной нашей радиограммой от 29.9.44 г., в которой говорилось о подготовке наступления русских. Это заставило усилить боеготовность подразделений и частей. Проверка боеготовности производилась командирами рот по тревоге с одновременным предупреждением о готовящемся нашем наступлении.
На всем участке был усилен методический артиллерийский огонь и увеличилось количество огневых налетов по районам ложного сосредоточения танков и пехоты.
В районе северо-западнее Добеле немецкое командование уплотнило боевые порядки, введя на передний край части моторизованной дивизии СС «Нидерланд», ранее действовавшие перед Ленинградским фронтом, а 7-я танковая дивизия была сосредоточена во втором эшелоне на этом направлении.
Несмотря на абсолютно неблагоприятные метеорологические условия, авиация противника одиночными самолетами «Ю-88» и «ХЕ-111» и группами самолетов (2-4 «ФВ-190») в период с 28.9 по 2.10.44 г. вела усиленные круглосуточные развед[ывательные] полеты. Но благодаря хорошей организации марша и его скрытности разведке противника не удалось обнаружить движения наших войск. За период марша как днем, так и ночью войска не подвергались обстрелу и бомбежке самолетами противника.

Начальник Оперативного управления штаба
1-го Прибалтийского фронта
гвардии генерал-майор БОБКОВ

Начальник отдела по использованию опыта войны
Оперативного управления
полковник КРЫЛОВ

Ф. 235, оп. 270131с, д. 3, лл. 28-33.

1 См. стр. 145-148. [Номера страниц даны согласно нумерации страниц книги. – В.Т.]
2 Резервной артиллерии.