Указания командующего войсками 3-й армии № 0431 о мероприятиях по изжитию недочетов в наступательных действиях войск (20.11.44 г.)

image_pdfimage_print

Указания
командующего войсками
3-й армии
№ 0431
о мероприятиях
по изжитию недочетов
в наступательных действиях
войск
(20.11.44 г.)


.

КОМАНДИРАМ КОРПУСОВ, ДИВИЗИЙ И ОТДЕЛЬНЫХ ЧАСТЕЙ

ЗАМЕЧАНИЯ И УКАЗАНИЯ, СДЕЛАННЫЕ НА ОСНОВЕ РАЗБОРА
БОЕВ ПО РАСШИРЕНИЮ ПЛАЦДАРМА НА ЗАПАДНОМ БЕРЕГУ
р. НАРЕВ, ПРОВЕДЕННЫХ В ПЕРИОД 10-18.10.44

1. Об особенностях обороны противника

          Противник за время своего большого отступления не раз испытывал на себе стремительного наступление наших стрелковых частей и мощность артиллерийской поддержки. Ему не раз приходилось оставлять на поле боя все свои огневые средства и технику. В настоящее время у противника не осталось пространства, он находится у своих границ, он стремится отсрочить свой неизбежный конец, а поэтому дерется, как обреченный на гибель.
          Свою оборону противник организует в следующем виде:
          а) Передовая позиция. Как правило, противник прилагает все силы к тому, чтобы мы не просматривали переднего края главной полосы его обороны, поэтому он создает сильную передовую позицию, состоящую из отдельных опорных пунктов, связанных между собой одной-двумя траншеями полного профиля; на более важных направлениях перед позицией имеет проволоку в два кола или забор и минные поля. На этой линии он имеет одну треть своей пехоты при незначительном количестве вкопанных танков или самоходных орудий.
          б) Передний край главной оборонительной полосы находится в 1-3 км от передовой позиции , имея перед собой минные поля и проволоку в 3-6 кольев. На этом рубеже противник имеет 3-4 траншеи полного профиля с развитой сетью ходов сообщения, часть которых использует как отсечные позиции. На этом основном оборонительном рубеже противник имеет остальную часть своих пехотных сил и самоходные орудия.
          в) Промежуточные рубежи противник имеет за передним краем своей основной обороны в количестве двух-трех. Каждый промежуточный рубеж состоит из двух траншей. Рубежи располагаются в 1-3 км один от другого в зависимости от местности. Перед промежуточными рубежами в ряде случаев имеются проволока и минные поля. На этой линии противник располагает резервы пехоты, самоходных орудий и танков.
          г) Артиллерию, как правило, противник располагает на большой глубине, за вторым промежуточным рубежом, на удалении 6-9 км от передовой позиции. Это он делает для того, чтобы не перемещать своей артиллерии в первый день нашего наступления и избежать ее поражения при нашей артиллерийской подготовке, а также не потерять ее, как случалась раньше, в предыдущих боях.
          Чтобы ввести нас в заблуждение и вызвать наш огонь по пустому месту, противник страивает большое количество ложных батарей; на эти ложные позиции выходят его полевые орудия и производят стрельбу, давая нам возможность засекать их два-три раза. Часто противник производит стрельбу с этих же позиций из 3-4 самоходных 105-мм орудий.
          д) Поведение противника. Если мы проводим силовую разведку, то противник использует лишь часть своей артиллерии, отбивает нашу разведку огнем минометов и самоходных орудий; но если нам удается захватить опорные пункты на его передовой позиции, он стремится восстановить утраченное положение и привлекает большую часть своей артиллерии и СУ.
          Если мы наступаем с решительной целью (а это он узнает в первые 40 минут), то его пехота, находящаяся на передовой позиции, начинает отходить по ходам сообщения на передний край основной обороны, где находятся его главные силы. В это же время его резервы занимают ближайший промежуточный рубеж или вместе с танками готовятся к ликвидации наших частей, вклинившихся в его оборону.
          Противник рассчитывает на то, что мы, израсходовав главную массу снарядов на его ложные позиции и по ложному переднему краю обороны, утратим свой наступательный порыв при продвижении между позицией прикрытия и передним краем его основной обороны и под воздействием его огня не преодолеем минных полей и проволоки перед главной полосой обороны.
          Если нам удастся вклиниться в оборону противника, то он стремится всеми силами восстановить утраченное положение; если ему это не удается, то он, приняв решение на отход, все же старается при помощи танков и самоходных орудий задержать нас до темноты, давая возможность отступившим войскам изготовиться на промежуточном рубеже. Промежуточные рубежи он занимает так же, как и передний край обороны, и сейчас же принимает меры к отрывке окопов на последующих промежуточных рубежах.
          В настоящее время противник на наше наступление влияет в меньшей степени ружейно-пулеметным огнем, а больше – минометно-артиллерийским, главное же опирается на маневренность своих танков и самоходных орудий.
          Солдаты его дерутся упорно, но они боятся оставаться в окружении и часто при обозначившемся обходе не выдерживают и начинают отход.
          Контратаки противник предпринимает часто, но участвующие в них силы малочисленны, больше всего 60-75 человек с 5-7 самоходками; они имеют задачу – восстановить положение, которое они занимали в первый день боя и в последующие дни заставить нас отказаться от наступления или наказать нас за отсутствие разведки и охранения.

2. Наступательные действия наших войск и недостатки

          В операции, проведенной войсками армии с 10 по 18.10.44, мы атаковали передовую позицию противника не после последнего огневого налета, а на 10-й минуте после первого выстрела. Период артиллерийского подавления (70 минут) мы использовали на преодоление пространства в 2-3 км от передовой позиции до переднего края главной полосы противника, минных полей и проволоки. Наши действия себя оправдали целиком. Вы знаете, что через 15 минут после первого выстрела мы без труда и без потерь всюду преодолели передовую траншею противника и к последнему огневому налету всюду заняли исходное положение для атаки переднего края его обороны.
          С последним огневым налетом дивизии 35 ск успешно атаковали и ворвались в оборону противника, но на участке 41 ск это удалось сделать не везде, части встретили более сильное минирование, неподавленную систему огня с 24 самоходками.
          Трудно точно утверждать, что было бы, если бы мы начали наступление после всей артиллерийской подготовки или с последним артиллерийским налетом атаковали бы передовую позицию противника. Но несомненно, что успех был бы меньше; нельзя исключать возможности срыва нашего наступления на целый день. За последующие пятидневные бои мы продвинулись на 15 км и понесли при этом немалые потери. Поставленную нам задачу выполнили неполностью.
          В чем же причина столь медленного продвижения и немалых потерь?
          Главными причинами считаю следующие:
          а) Медленное продвижение нашей пехоты; скученность боевых порядков при продвижении; неумение применяться к местности и неумение пользоваться лопатой.
          В уставе сказано, что интервал между бойцами, идущими в боевой цепи, должен быть 6-8 шагов. Это требование не соблюдалось. Многие офицеры оправдывались тем, что полоса наступления дивизии, полка, батальона была узкая; такое оправдание совершенно неправильно. Нужна помнить, что ни при каких обстоятельствах нельзя уменьшать уставной интервал между бойцами в боевых порядках. Можно допускать интервал в 10-15 шагов, но не допускать сокращения его до 5 шагов.
          Если полоса узкая, то нужно выделять большее количество подразделений в резерв полка, батальона. Батальонный резерв и средства усиления батальона должны продвигаться рассредоточенно цепью и находиться на удалении 250-350 м от первой боевой цели.
          Скученность боевых порядков получается еще и потому, что для рот и батальонов мы указываем только направление, а опыт показывает, что нужно указывать участки атаки на переднем крае обороны противника по видимым предметам; это не будет считаться нарушением устава.
          Этим вопросам необходимо уделить максимум внимания при проведении всех занятий. Нужно научить каждого офицера (среднего), каждого сержанта и главное – бойца быстрым, смелым перебежкам при обязательном соблюдении уставного интервала. Каждый должен отвечать за свои правый фланг и знать, кто справа, кто левее его и причину его убыли. На занятиях натренировать подразделения так, чтобы стрелок, пулеметчик точно знали и соблюдали положенные интервалы. Научить всех бойцов, сержантов и офицеров применяться к местности и пользоваться лопатой.
          б) Огонь винтовок, пулеметов и минометов использован недостаточно полно. Это зависело не только от того, что не хотели стрелять, но и от того, что магазины были расстреляны при подходе к переднему краю, потому что их было недостаточно. Мины и коробки с лентами подносить было некому. Сержантский состав не следит за открытием и прекращением огня, не регулирует огонь и не требует, чтобы опорожненные магазины немедленно при первой возможности снаряжались, а ленты набивались. Были случаи отставания минометов на 0.5 км и более. Пулеметы отставали от цепи, а поэтому не могли вести огня. При выходе на исходное положение следует поверять наличие боеприпасов, магазинов и лент, чтобы с началом движения пехоты в атаку все боеприпасы были восстановлены.
          На станковый пулемет расчет должен быть не меньше как 4 человека и 5 человек у миномета. Назначать специальные повозки и подносчиков мин и патронов за счет тылов и назначать ответственных лиц за пополнение боеприпасов в стрелковом батальоне. Не допускать отставания станковых пулеметов и 82-мм минометов более чем на 300-400 м от цепи.
          Офицерскому и сержантскому составу планировать расход боеприпасов, исходя примерно из следующего расчета: не более одной четверти расходовать на первые позиции противника, вторую четверть боеприпасов – на основную полосу обороны противника и одну четверть – на бой в глубине.
          в) Слабое использование орудий прямой наводки, приданных стрелковому батальону. Причины: орудия отставали и не вели огня по контратакующим самоходкам и танкам; командиры батальонов не могли управлять 5-7 разнокалиберными пушками. Были случаи, когда расчеты игнорировали складки местности, ухарски разворачивались на бугре, теряли людей, материальную часть и тягу, вместо того чтобы наметить себе путь перехода, снять орудие с передков за бугром и выкатить орудие на руках.
          Считаю необходимым принять следующий порядок: если два орудия из 76-мм батареи направлены в батальон, то с ними обязан итти сам командир батареи, а с остальными может остаться командир взвода. Все орудия, приданные батальону, необходимо возглавить одному командиру батареи, который вместе с командиром батальона отвечает за уничтожение контратакующего противника, за закрепление захваченного рубежа ротами и за отставание орудий.

3. Контратаки противника и как на них реагировать

          Некоторые из командиров батальонов не только неправильно, но даже болезненно реагировали на контратаки противника и вместо того чтобы в контратаках видеть слабость противника, усматривали его силу. Были случаи, когда отбивший несколько контратак с гордостью докладывал об этом, вместо угрызения совести за то, что перешел временно к обороне и не выполнил приказ на наступление. Были и такие случаи – одного контратакуют, а другой перешел к обороне, вместо того чтобы усилить движение вперед в обход контратакуемому.
          Вот один из примеров, мы были готовы продолжить наше наступление в 9.00, но противник упредил и в 8.45 атаковал нас в д. Ляс, т. е. на 15 минут раньше намеченного нами времени. Как будто этого нужно было желать, так как наша пехота и артиллерия были готовы. И все же противнику это сошло относительно безнаказанно, он добился своего и не только сорвал наступление одного стрелкового полка, занимавшего д. Ляс, на и всей стрелковой дивизии и даже другой дивизии, которая находилась значительно правее. Наступление было сорвано, вместо того чтобы начаться своевременно в 9.00.
          Такой случай был и у д. Вельке и в ряде других пунктов.
          Противник в ряде случаев бросается в контратаку, не рассчитывая на ее успех, а имея только задачу внести смятение в наши подразделения, части и выиграть час-другой времени.
          Всегда нужно обрушиваться огнем на его контратакующую группу, а стрелковым подразделениям вместе с самоходками ускорить продвижение, чтобы выиграть у него фланг и тыл. Особенно обязательны такие действия для тех подразделений, которые непосредственно не контратакованы.
          Противник контратакует нас на очень узком фронте, а потому более быстрое продвижение наших подразделений на других участках – единственное средство добиться своей цели.
          Как правило, командир батальона своим резервом с приданными орудиями обязан закреплять рубежи, захваченные ротами, а командир полка – своими резервами и орудиями закреплять районы, рубежи, захваченные батальонами. При таком положении мы никогда не позволим нашим стрелковым подразделениям откатываться более чем на 200-300 м.

Страницы ( 1 из 2 ): 1 2Следующая »
Bdsa.ru | Theme: Dandy Free by Gecodigital. 94 запросов за 0,370 секунд.