Доклад заместителя командира 270-й стрелковой дивизии по тылу об организации работы тылов дивизии в наступлении в июле 1944 г.

image_pdfimage_print

Доклад
заместителя командира
270-й стрелковой дивизии
по тылу
об организации
работы тылов дивизии
в наступлении
в июле 1944 г.


СЕКРЕТНО

ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ТЫЛОВ 270-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ
ПРИ НАСТУПЛЕНИИ

К началу наступления, т. е. к 22 июня 1944 г., дивизия, заняв исходное положение, имела следующую численность и обеспеченность:
Личный состав – всего 7129 человек.
В том числе: офицеров – 823, сержантов – 2091, рядового – 4215.
Лошадей всего – 896.
В том числе: верховых – 59, артиллерийских —153, обозных – 684.
Повозок – 259, в том числе одноконных – 45, пароконных – 214.
Автотранспорта всего – 144 автомашины, из положенных по штату 144 машин.
Общая грузоподъемность автопарка дивизии составляла: машин грузовых 282.5 тонны, в том числе авторота подвоза – 75.5 тонны.
Грузоподъемность гужтранспорта дивизии 39.1 тонны, в том числе грузоподъемность гужтранспортной роты дивизии 8.4 тонны.
Обеспеченность:
Продфуражом: всего по дивизии 10 сутодач, в том числе на дивизионном обменном пункте 7 сутодач, или 142 тонны.
Горюче-смазочных материалов: всего 2 заправки, или 20.4 тонны, в том числе на дивизионном обменном пункте 0.9 заправки, или 10 тонн.
Боеприпасы: всего 2.5 боекомплекта, или 650 тонн, в том числе на дивизионном обменном пункте 0.5 боекомплекта, или 82 тонны.
Прочих грузов – 23 тонны.
Таким образом, дивизионный обменный пункт имел к началу наступления грузов 232 тонны. Грузоподъемность автороты подвоза [составляла] 75.5 тонны, гужтранспортной роты – 8.4 тонны, а всего автогужтранспорта – 83.9 тонны.
При передислокации перевозка грузов производилась в 3-4 рейса. При быстром продвижении частей вперед в ходе стремительного наступления создавалась угроза отставания тылов. В таких условиях грузы приходилось перевозить перевалом, что вполне оправдало себя на практике.
Части дивизии за несколько дней продвинулись вперед свыше 100 км, тылы дивизии вынуждены были следовать за частями, не допуская отставания свыше 15-20 км, а так как большое количество грузов [имевшихся] на дивизионном обменном пункте невозможно было перебросить в столь короткий срок, имея в виду, что для снабжения частей необходимо было также выделять известное количество автотранспорта, получалась растяжка [тылов].
В первую очередь перевозились грузы первой необходимости вплотную к частям в ассортименте и количестве, обеспечивающем нормальную боевую жизнь частей на 1-2 суток, с последующим продвижением вперед.
Указанные перевалочные пункты при замедлении темпов продвижения частей сокращались, а при остановках на 2-3 дня совершенно ликвидировались.
Большую помощь оказал гужевой транспорт местного населения, который использовался при перевозке грузов, а главным образом при передислокации на территории Литвы и Латвии. Здесь растягивание тылов на несколько пунктов перевалок прекратилось, так как наличие хороших дорог и увеличение транспортах средств за счет привлечения гужевого транспорта местного населения позволило производить передислокацию и перевозку грузов в один рейс.
Этому еще способствовало то обстоятельство, что бывший в наличии на день наступления гужевой транспорт дивизии все время пополнялся за счет трофейного конского состава, а автотранспорт имел незначительные потери; кроме этого, вследствие боевых потерь сократилась численность личного состава, а отсюда уменьшался объем сутодач и боекомплектов1.
Необходимо отметить, что 2 больших марша по 120-150 км, сделанные дивизией в короткие сроки (1.5-2 суток), показали, что дивизия, насыщенная транспортными средствами, способна выполнить большие переходы без растяжки тылов.
Как правило, на гужевом транспорте перевозились следующие грузы: обозно-вещевое имущество, военно-техническое, продфураж; боеприпасы и вооружение перевозилось автотранспортом.
Обеспечение войск боеприпасами и прочими видами довольствия шло нормально и бесперебойно.
По мере продвижения частей вперед, за ними следовали продовольственные и артиллерийские летучки с задачей пополнять запасы полков всем необходимым, откуда полки своим транспортом (так как летучки всегда находились в тылах полков) завозили для себя необходимое.
При длительных маршах впереди войск выбрасывались также продовольственные летучки, из которых в пути следования части пополнялись продовольствием, чем во многом облегчался полковой транспорт и увеличивалась скорость движения на марше.
Эвакуация раненых из полков в медико-санитарный батальон производилась автотранспортом медико-санитарного батальона, который имел 5 машин «ГАЗ-АА» и одну специальную санитарную карету; кроме того, полки своим попутным транспортом производили эвакуацию раненых в медико-санитарный батальон, который, как правило, располагался непосредственно на пути к дивизионному обменному пункту и вблизи тылов полков.
От медико-санитарного батальона в армейские госпитали эвакуация также происходила автотранспортом медико-санитарного батальона, и при большом потоке раненых выделялся дополнительный транспорт дивизии.
Как правило, для эвакуации раненых как из полков в медико-санитарный батальон, так и из медико-санитарного батальона в армейские госпитали использовался попутный порожняк. Но так как армейским транспортом грузы в дивизию почти не завозились, то вся эвакуация лежала на дивизионном транспорте.
Стирка белья производилась армейскими банно-прачечными отрядами, так как при быстрых темпах движения организовать стирку белья в дивизии было довольно трудно.
Мытье в бане личного состава обеспечивалось не менее одного раза в 10 дней, кроме того, изобилие озер и рек позволяло производить частые купанья.
Заготовка продовольствия из местных ресурсов была развернута в широких масштабах. Заготовлялись зерно-продовольственные продукты: овес, горох, крупяные, овощи, мясо до 75, а по некоторым видам продовольствия до 100% обеспеченности из местных ресурсов, что во многом сократило расход горючего по перевозкам подобных видов продовольствия из армейских складов.
К недостаткам в работе необходимо отнести следующее:
Отсутствие подвоза продфуража, боеприпасов и прочих видов довольствия армейским транспортом с армейских складов на дивизионный обменный пункт. Необходимость в помощи армейским транспортом сильно ощущалась в момент особо интенсивного продвижения частей, когда вся работа по подвозу ложилась на дивизионный транспорт, который работал по подвозу с армейских складов на дивизионный обменный пункт и с дивизионного обменного пункта в полки, а также осуществлял перевозки при передислокациях.
Особенно необходимо отметить как недостаток в работе по подвозу следующий факт.
Вследствие большого отрыва армейских складов от дивизионного обменного пункта (150-200 км) и для нормального обеспечения частей дивизии горючим, командование вынуждено было выделять для перевозки с армейских складов на дивизионный обменный пункт до 8 автомашин2.
Вывод. Имея достаточный автомобильный и гужевой транспорт, хорошие дороги, отличную службу дорожного отдела армии по установке указателей за продвижением частей, отличную работу саперных и инженерных частей по быстрому восстановлению мостов, дивизия справилась с задачей и тылы дивизии успешно выполнили все возложенные на них задачи по обеспечению частей всем необходимым для ведения боя.

Заместитель командира 270-й стрелковой
дивизии по тылу
(подпись)

Начальник оргпланового отделения
(подпись)

Ф. 335, оп. 235772с, д. 3, лл. 373-375.

1 В подлиннике: «Этому еще способствовало то обстоятельство, что вследствие боевых потерь сократилась численность личного состава, а отсюда уменьшался объем сутодач и боекомплектов, кроме того, бывший в наличии на день наступления гужевой транспорт дивизии не сократился, а все время пополнялся за счет трофейного конского состава, а кроме того, автотранспорт имел незначительные потери».
2 В подлиннике: «Для того, чтобы нормально шло обеспечение горючим частей дивизии, вынуждены были держать специально для перевозки с армскладов на ДОП по 8 автомашин, так как отдаленность армейских складов (150-200 км) до ДОП’а вынуждала к этому».