Директива командующего войсками 1-й танковой армии № 0081 о случаях неправильного использования в войсках армии истребительно-противотанковых артиллерийских полков, саперных подразделений и самоходно-артиллерийских частей (20 февраля 1944 г.)

image_pdfimage_print

Директива
командующего войсками
1-й танковой армии
№ 0081
о случаях неправильного
использования в войсках армии
истребительно-противотанковых
артиллерийских полков,
саперных подразделений
и самоходно-артиллерийских частей
(20 февраля 1944 г.)


Секретно
 

КОМАНДИРУ 8-го ГВАРДЕЙСКОГО
МЕХАНИЗИРОВАННОГО КОРПУСА
КОМАНДИРАМ 11-го И 31-го ГВАРДЕЙСКИХ
ТАНКОВЫХ КОРПУСОВ
КОМАНДИРУ 64-й ГВАРДЕЙСКОЙ
ТАНКОВОЙ БРИГАДЫ1

В боях, проведенных армией в декабре 1943 г. – январе 1944 г., вскрыт целый ряд случаев неправильного использования истребительно-противотанковых артиллерийских полков и полков самоходной артиллерии.
Придаваемые корпусам и бригадам в качестве усиления истребительно-противотанковые артиллерийские полки дробились для действий побатарейно на широком фронте. В результате такого дробления командиры полков не могли управлять их действиями.
Имели место случаи постановки истребительно-противотанковым артиллерийским полкам задач на ведение огня с открытых огневых позиций по закрытым целям, в результате чего они несли излишние потери. 21.1 1944 г. 874-му истребительно-противотанковому артиллерийскому полку, находившемуся на открытых огневых позициях на южной окраине Владиславчик, командиром 64-й гвардейской танковой бригады была поставлена задача вести огонь по закрытым целям. В результате этого батареи полка, открыв свое расположение, через 30-40 минут подверглись обстрелу артиллерии противника и потеряли 7 орудий и 3 автомашины, кроме того, было повреждено 2 орудия.
Батареи истребительно-противотанковых артиллерийских полков, выдвигаемые вперед за боевые порядки пехоты и танков, не получали пехотного прикрытия. Танковые командиры нередко требовали от истребительно-противотанковых батарей вести огонь по танкам противника на дистанцию 2.5-3 км.
Самоходные установки вместо сопровождения танков от рубежа к рубежу огнем и гусеницами, действуя в 300-400 м за ними, нередко выдвигались в боевые порядки и даже вперед танков без достаточного танкового прикрытия. Отмечены случаи использования самоходных установок в качестве танков (так были использованы СУ-152 командиром 1-й гвардейской танковой бригады в период боев в районах южнее Винница и восточнее Жмеринка, в результате имелись неоправданные потери).
Имел место также целый ряд случаев неправильного использования саперов и невыполнение командирами соединений и частей приказа Ставки Верховного Главнокомандования от 23.11 1941 г. № 0450 «О недооценке инженерной службы и неправильном использовании инженерных войск и средств».
Третья саперная рота 133-го гвардейского отдельного саперного батальона 8-го гвардейского механизированного корпуса, приданная 20-й гвардейской мотострелковой бригаде, в течение всей операции с 24.12 1943 г. по 10.1 1944 г. тянулась в хвосте бригады и участия в боевом обеспечении действий бригады не принимала.
Приданная 45-й гвардейской танковой бригаде 11-го гвардейского танкового корпуса рота саперов использовалась в качестве десанта автоматчиков и для охраны танков. В Зайраковка саперы 267-го армейского инженерного батальона, оборудовавшие командный пункт 45-й гвардейской танковой бригаде, при подходе противника были оставлены штабом бригады, который выехал из Зайраковка, не предупредив саперов об этом и не указав им следующего пункта дислокации.
Рота 71-го отдельного мото-саперного батальона с подвижным резервом противотанковых мин, направленная в ночь на 25.1 1944 г. в распоряжение корпусного инженера 31-го танкового корпуса для минирования в районе Ротмистровка, по приказанию командира корпуса в эту ночь минирование не производила. Корпусным инженером рота была поставлена на окапывание самоходной артиллерии без обеспечения охранением.
Войсками и штабами не соблюдались правила маскировки как в районах сосредоточения, так и при совершении маршей. Автотранспорт и боевая техника маскировались плохо и зачастую не врывались в землю, щели для личного состава или не отрывалась вовсе или отрывались в крайне недостаточном количестве. Передвижение войск, автотранспорта и боевых машин в светлое время производилось скученно и в ночное время в большинстве случаев с полным светом.
В результате этого войска и штабы, обнаруживая свое расположение и передвижение, подвергались налетам авиации противника и несли потери в личном составе и технике. Так, штаб 11-го гвардейского танкового корпуса 7.1 1944 г. в результате бомбежки авиацией противника понес потери: убито 12 и ранено 13 человек, в числе убитых командующий артиллерией корпуса, начальник штаба артиллерии корпуса и пять человек офицерского состава; подбит один танк Т-34, разбито автомашин 3, мотоциклов 3, выведено из строя автомашин 3, мотоциклов 3, повреждено и выведено из строя 4 радиостанции.
Служба регулирования движения в ходе операции не была поставлена на должную высоту. В целом ряде случаев не были обозначены объезды труднопроходимых участков дорог, выходы к переправам и т. д. В результате этого с 23.12 1943 г. по 1.2 1944 г. в кюветах, реках и болотах застряло много танков и самоходных установок, из них только 2 эвакуированы своим ходом, для эвакуации остальных потребовалось применение эвакуационных средств. В течение всей операции на прифронтовых и тыловых порогах отмечались пробки и скопление автотранспорта и боевых машин. Отмечено немало случаев, когда подразделения и части, главным образом тыловые, блуждали, не находя нужных дорог.
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. В вопросах использования истребительно-противотанковых артиллерийских полков и полков самоходной артиллерии строго руководствоваться приказами № 015 от 20.1 1944 г. и № 028 от 7.2 1944 г., не допуская повторения имевших место ошибок в использовании и применении истребительно-противотанковой и самоходной артиллерии.
2. Придаваемые части и подразделения армейских и корпусных саперов использовать строго по назначению, не допуская случаев нарушения приказа № 0450 от 23.11 1941 г. Ставки Верховного Главнокомандования «О недооценке инженерной службы и неправильном использовании инженерных войск и средств».
3. Командирам соединений и частей в ходе боев обеспечить сохранение, сбор на поле боя и ремонт вооружения. Проверить наличие в частях команд по сбору оружия и готовность их к выполнению своих задач.
4. Строго соблюдать правила маскировки от воздушного наблюдения противника и меры противовоздушной обороны как при расположении на месте, так и при совершении маршей. Всю боевую технику и автотранспорт при расположении на месте (независимо от срока пребывания в одном пункте) тщательно маскировать и врывать в землю. Для всего личного состава отрывать щели, а при длительном расположении в одном пункте – блиндажи и убежища. Все передвижения войск и штабов, как правило, совершать только ночью со строгом соблюдением светомаскировки. В случаях необходимости передвижения в светлое время колонны вести рассредоточенно с соблюдением мер противовоздушной обороны.
5. При подготовке к боевым действиям, перегруппировкам и маршам тщательно продумывать и организовывать службу регулирования движения, не допуская повторения имевших место в проведенной операции ошибок.
6. Настоящую директиву проработать с командирами частей и подразделений до командира роты включительно.
Исполнение донести к 26.2 1944 г.

Командующий войсками
1-й танковой армии
(подпись)

Член Военного Совета
1-й танковой армии
(подпись)

Начальник штаба
1-й танковой армии
(подпись)

№ 0081
20.2 1944 г.

1 Указания публикуются с незначительными сокращениями.