Приказ войскам 2-го Украинского фронта № 044 о боевом использовании танковых и механизированных войск фронта (23.4.44)

image_pdfimage_print

Приказ
войскам 2-го Украинского фронта
№ 044
о боевом использовании
танковых и механизированных
войск фронта
(23.4.44)


ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ ВТОРОГО УКРАИНСКОГО ФРОНТА
№ 044

23 апреля 1944 г. Действующая армия
 
Содержание.   О боевом использовании танковых и механизированных войск фронта.
 

          Боевая практика успешных наступательных операции выявила ряд хороших образцов боевых действий танковых и механизированных войск фронта.
          Однако наряду с положительными образцами боевых действий выявлены крупные недочеты в организации, управлении и ведении боя танковыми и механизированными войсками фронта. Главные недостатки сводятся к следующему:
          1. Разведка как основной вид боевого обеспечения войск в танковых и механизированных войсках фронта до сих пор ведется слабо, зачастую ограничивается формальным «расспросом» общевойскового командира.
          Разведка местности, системы огня и боевых порядков противника ведется небрежно, и танки неожиданно для себя наталкиваются на организованную противотанковую систему обороны противника, его засады и несут неоправдываемые потери.
          Имели место случаи, когда командиры штабов танковых и механизированных войск получали от общевойсковых командиров штабов непроверенную, ложную информацию о силах и расположении противника и, доверяясь ей, подставляли танки под огонь врага, неся при этом большие потери (бои под Перекопом 1 КМК). Отсутствие проверенных сведений и ложная информация приводили к необоснованной самоуспокоенности и пагубной хвастливости, которые сменялись подчас растерянностью при столкновении с противником (3 мк – бой за Александрию).
          Разведка боем в танковых и механизированных войсках не заняла долженствующего места, и средств для таковой не выделяется.
          Боевая разведка организуется формальным выделением средств, но при отсутствии должной подготовки и индивидуального отбора танкистов для выполнения столь важной задачи не приносит должных результатов.
          Офицерское наблюдение за полем боя недостаточное, что влечет за собой преувеличение сил противника и его возможностей.
          Опросом местных жителей пренебрегают, а опрос пленных передоверяется второстепенным лицам. Отмечены случаи, когда танкисты не стремятся захватить «языка», считая, что это обязанность общевойсковиков.
          Организация ночных поисков не практикуется.
          2. Поспешность ввода танков в бой до сих пор является характерной чертой многих общевойсковых командиров. При этом забывают, что для разведки, увязки вопросов взаимодействия и постановки задачи на местности до экипажа включительно требуется на танковое или механизированное соединение не менее 5 часов светлого времени.
          Отмечены случаи, когда механизированное соединение с марша бросается в бой по частям, без подтягивания своей артиллерии и мотопехоты, без необходимых профилактических осмотров материальной части; как следствие, танки атакуют «вслепую», «на ура», неся ненужные потери, блуждая по полю боя, не добившись нужного успеха.
          Со стороны командиров танковых и механизированных соединений и частей наблюдались случаи нетерпимой медлительности при доведении приказа до исполнителей и занятии исходных позиций для атаки.
          В необходимых случаях, при ограниченном времени на доведение приказа до подчиненного, не используется метод передачи приказа через офицеров штаба с выездом в части (в подразделения), а ожидается сбор командиров частей (подразделений).
          3. Отработка вопросов взаимодействия на командирской рекогносцировке проводится поверхностно. Зачастую этот важный вопрос согласованного действия всех родов войск разрешался на карте в хате и то наспех.
          4. Взаимодействие танков с пехотой, артиллерией, инженерными частями и авиацией организуется в начале боя, и отмечаются относительно согласованные действия; с развертыванием боя в тактической глубине взаимодействие часто теряется.
          Пехота не сопровождает танковую атаку массированным огнем из всех видов оружия. Отсутствует целеуказание объектов подавления для танков и не закрепляются рубежи, захваченные танками.
          Вместе с тем отмечается, что сами танкисты не умеют удерживать захваченные рубежи до подхода пехоты.
          Мотопехота, как правило, отстает от танков не только на поле боя, но и прибытием в район сосредоточения. Танковые командиры не используют имеющийся автотранспорт по плану, и, перенасыщая последним тылы, не требуют должной интенсивной работы машин.
          Артиллерия в должной мере не обеспечивает атаки танков. Орудия сопровождения выделяются не всегда, а при их наличии отстают и теряют свое значение.
          Артиллерийское наблюдение за атакой танков организовывается слабо, и почти не используются радийные танки в боевых порядках для целеуказаний и корректировки огня артиллерии.
          Отмечены случаи, когда наша артиллерия вела огонь по рубежам, занятым танками, чем срывался успешно начатый бой. При контратаках танков противника не вся артиллерия обрушивает свой огонь на уничтожение танков противника.
          Использование самоходных установок не получило еще должного разрешения, зачастую самоходные установки используются как танки или же следуют в боевых порядках пехоты, не используя масок, и безнаказанно расстреливаются танками противника из засад.
          Инженерные части еще недостаточно разведывают минные поля противника и не сообщают танкистам о своих минных полях. Танковые начальники, как правило, не требуют от инженерного штаба данных об укреплениях противника, наличии своих минных полей и полей противника, состоянии маршрута. Недостаточно организовывается служба обеспечения движения при совершении марша танковыми и механизированными войсками фронта, вследствие чего танки вязнут в болотистых участках, перенапрягают агрегаты и выходят из строя.
          5. Большим злом является отсутствие у многих наших командиров-танкистов разумной инициативы. Это проявляется прежде всего в совершенно недостаточном маневре танков. Незначительные препятствия сковывают маневр танков из-за неумения водителей преодолевать препятствия. Большинство танкистов действует по принципу «только вперед». Редко применяются обходные маневры и удары с флангов. Танкисты боятся проявить инициативу, чему способствует неправильное отношение общевойсковых командиров к танковым частям, они не позволяют танкистам менять направление в связи с изменившейся обстановкой. Часто общевойсковые начальники, вместо того чтобы предоставить танкистам инициативу в выборе направления для удара по противнику, заставляют производить повторные атаки на одном и том же направлении, иногда по нескольку дней подряд, что ведет к неоправданным потерям.
          Слабая маневренность танковых частей объясняется также отсутствием у танковых начальников резерва, хотя бы небольшого.
          6. Внезапность – основное условие успешной операции – не занимает до сих пор долженствующего места в практике организации и проведения танкового боя.
          Вопросу маскировки сосредоточения танков, введению в заблуждение разведки противника о месте ввода танковых групп танковые командиры до сих пор не уделяют должного внимания. Наоборот, неорганизованность марша и затяжка по времени выполнения приказа о передислокации раскрывают противнику заранее план намечающегося танкового удара.
          7. Борьба за крупные населенные пункты танкистами организовывается неумело. Практика лобовых ударов без пехоты на крупный населенный пункт, подготовленный противником для обороны, не давала успеха, и танковые соединения несли неоправданные потери.
          8. Крупнейшие недочеты в действиях танковых и механизированных войск происходят от неумелой организации управления. Штабы соединений и частей оторваны от боевых порядков и на ход боя не влияют. Радио используют неумело и зачастую допускают преступную практику открытых переговоров. Командиры соединений и частей «отсиживаются» на наблюдательных пунктах командиров общевойсковых начальников без связи с боевыми порядками и резервами и на ход боя не влияют. Практика эшелонирования штаба осуществляется неумело.
          Оперативные группы выделяются формально, без индивидуального подбора офицеров штаба, не обеспечиваются подвижными средствами, проволочной связью и радио.
          Не отрабатываются простейшие таблицы радиосигналов управления боем соединениями и частями, а при их наличии носятся в «портфеле» командира.
          Контроль за выполнением приказа организуется формально. Офицеры штаба, пользуясь «слухами» или получением данных от случайных, сплошь и рядом от болтающихся в тылу людей, выдают их за «достоверность» и «питают» штаб. Забыта световая и зрительная сигнализация.
          9. Значительные потери в танках вызываются плохой эвакуацией и ремонтом танков. Наблюдение за танками, ведущими бой, в подразделениях и частях не организовывается. Отмечены случаи, когда подбитый танк через 30-40 минут сгорал, находясь за боевыми порядками пехоты, не получая организационной помощи – тушения очага пожара средствами ремонтной летучки, буксировки в укрытое место и оказания помощи санитарной летучкой. Танки, требующие ремонта, разукомплектовываются соседними частями, чем затрудняется ремонт их. Место подбитых танков не наносится на карту помощником командира по технической части, и с прибытием эвакосредств последние вынуждены «искать» и терять время.
          Штатные средства сборных пунктов аварийных машин не используются по назначению и выполняют роль караульных команд.
          10. Обеспечение танков горючим и боеприпасами организуется по-кустарному. Не создаются заправочные пункты и дополнительные передовые пункты дозаправки и пополнения боеприпасов.
          Основной причиной неправильного, неумелого использования танков в бою является слабое значение командирами-танкистами, командирами общевойсковых и специальных частей и соединений приказов НКО № 057 от 22.1.42 и № 325 от 16.10.42 и отсутствие жесткой требовательности и контроля за своевременным и умелым их проведением в бою.

          ПРИКАЗЫВАЮ:

          1. Генералам и офицерам всех родов войск усвоить требования приказов Народного Комиссара Обороны № 057 от 22.1.42 и № 325 от 16.10.42. Организовать постоянный контроль за своевременным, умелым и полным выполнением танкистами и командирами общевойсковых и специальных частей требований указанных приказов НКО.
          2. Категорически запретить бросать танки в бой без тщательной разведки подступов к переднему краю, противотанковых препятствий и системы противотанковой обороны противника.
          Танковый командир обязан вести разведку непрерывно своими средствами. Одновременно он должен пользоваться данными общевойсковой, артиллерийской, инженерной и авиационной разведок.
          Широко практиковать организацию ночных поисков с участием танков, заранее тщательно подготовив приемы действия поисковых групп в тылу своих войск. Наблюдением вскрыть характер и особенности участка поиска.
          3. Танки применять на главном направлении и массированно. Быстротой сосредоточения и отличной маскировкой обеспечивать внезапность танкового удара. Практиковать применение на поле боя макетов, ложных сосредоточений (шума танков) и использование дымов.
          4. В подготовительный период операции (боя) организовать командирскую рекогносцировку обязательно с выездом на основные направления, где и отрабатывать вопросы взаимодействия на местности. За невыполнение виновных привлекать к строгой ответственности.
          Особое внимание обращать на взаимодействие артиллерии и танков. Система связи артиллерии и танков должна быть продумана и осуществлена полностью с использованием всех средств связи (радио, светосигнализации, радийных танков, подвижных средств и даже проволочной связи). За бесперебойность связи в равной мере несут ответственность танковый и артиллерийский начальники.
          Общевойсковым командирам обеспечивать: быстрое и решительное наступление пехоты с танками; закрепление пехотой занятых танками рубежей; прикрытие танков, находящихся в засаде и на сборном пункте. Пехоте вести массированное огневое сопровождение танков всеми видами своего огня. Артиллерийским начальникам обеспечивать: непрерывную поддержку наступающих танков артиллерийским огнем; перенос артиллерийского огня в глубину по мере продвижения танков; сопровождение танков огнем и колесами; выделение артиллерийского наблюдателя в боевые порядки танков; артиллерийский наблюдатель, находясь в радийном танке, держит связь с артиллерийским начальником.
          За успех танковой атаки в равной мере несут ответственность как танковый начальник, так и общевойсковой и артиллерийский командиры.
          5. Широко применять маневр танков на поле боя. При встрече с танками типа «тигр» уничтожать их огнем артиллерии и тяжелыми самоходными установками, танкам применять маневр, выигрывая фланг для эффективного поражения огнем, а при наличии укрытий, кроме того, устраивать танковые засады.
          Обходить танками узлы противотанковой обороны противника, предпочитая лобовому удару обход с флангов.
          Исключить «топтание» танков на одном месте, выход танков на топографические гребни и многократные атаки в одном направлении.
          Общевойсковые и танковые начальники обязаны всемерно поощрять смелость, разумную инициативу и изобретательность в маневрировании танковых подразделений на поле боя.
          6. При контратаках превосходящего количества танков противника занимать засады и открывать по подходящему противнику массированный прицельный огонь, согласуя свои действия с взаимодействующей артиллерией.
          Противопоставлять маневру танков противника свой контрманевр.
          При отходе противника немедленно организовывать неотступное преследование.
          Танки, вышедшие из строя и не могущие тут же быть восстановленными, превращать в огневые точки на поле боя и брать под охрану пехоты.
          7. Командир танкового (механизированного) соединения обязан заблаговременно совместно с общевойсковым начальником разработать план боя. Излишняя торопливость ввода танкового соединения (части), не вызываемая обстановкой, должна рассматриваться как срыв боевой операции. Задача подчиненным должна быть поставлена заблаговременно, с учетом обязательного доведения ее до экипажа.
          Командиры обязаны потребовать от штабов бесперебойной связи на поле боя.
          8. В танковых частях и соединениях больше, чем в других войсках, требуется самое тесное общение командира со своим подразделением. Эти вызывается самим характером (подвижностью) машин. Танковый начальник должен видеть поле боя, только тогда он сможет по-настоящему руководить своим мощным оружием.
          Командиру танкового корпуса иметь танк и наблюдательный пункт на поле боя и управлять корпусом, видеть поле боя и действия своих танков.
          Командир танковой бригады должен лично вести в бой танковую бригаду, находясь в танке при одном из танковых батальонов.
          Командир батальона должен лично вести в бой свой батальон, находясь в танке при одной из рот.
          Командир роты должен лично вести в бой свою роту, находясь в танке при одном из взводов.
          Для осуществления взаимодействия в процессе боя на командных пунктах общевойсковых начальников иметь ответственных командиров штаба.
          9. В подготовительный период операции (боя) танковый начальник обязан принять решение по организации тыла соединения (части) и через штаб контролировать бесперебойность его работы.
          Общевойсковой начальник обязан помочь танковому командиру в организации своевременной эвакуации танков с поля боя и их ремонте.

Командующий войсками
2-го Украинского фронта
Маршал Советском Союза КОНЕВ

Член Военного Совета
2-го Украинского фронта
генерал-лейтенант танковых войск
СУСАЙКОВ

Начальник штаба фронта
генерал-полковник ЗАХАРОВ