Директива начальника управления противовоздушной обороны Главного управления командующего артиллерией Красной Армии № 1225857 о недостатках в системе службы ВНОС войск (19 ноября 1943 г.)

Директива
начальника управления
противовоздушной обороны
Главного управления
командующего артиллерией
Красной Армии
№ 1225857
о недостатках в системе службы
ВНОС войск
(19 ноября 1943 г.)


Секретно
 

ЗАМЕСТИТЕЛЯМ КОМАНДУЮЩИХ АРТИЛЛЕРИЕЙ
ПО ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЕ ФРОНТОВ

Наступательные действия войск Красной Армии на центральном и южном направлениях советско-германского фронта в июле-ноябре 1943 г. вскрыли ряд существенных недостатков в системе службы ВНОС войск.

1. Войсковые посты ВНОС

До настоящего времени войсковые наблюдательные посты при полках, дивизиях и корпусах с задачами службы ВНОС не справляются в силу того, что:
– состав постов часто меняется;
– на посты выделяются неподготовленные люди;
– при малейшей убыли людского состава в боевых частях посты совершенно ликвидируются и войска остаются без внутреннего оповещения.
Главные посты ВНОС стрелковых. дивизий и корпусов к работе подготовлены плохо. Личный состав недостаточно квалифицирован и организовать службу ВНОС не умеет (2-й Украинский фронт).
Работа войсковых постов ВНОС слабо контролируется и повседневное руководство ими со стороны отделов противовоздушной обороны армии и фронтов отсутствует.

2. Армейские роты ВНОС

Указанные выше недостатки в организации войсковой службы ВНОС вынуждают сосредоточивать вблизи переднего края в лучшем случае 60 %, а в большинстве случаев и все 100 % постов армейских рот ВНОС. При этом вдоль переднего края на глубину 10-15 км создается многослойное сплошное поле наблюдения, а в ближайших армейских тылах наблюдение за воздухом не ведется. Быстрое продвижение войск приводит к еще большему отрыву передовой полосы наблюдательных постов армейских рот от тыловых объектов армий (Западный и 1-й Украинский фронты).

3. Фронтовые роты ВНОС

Наблюдательные посты фронтовых рот ВНОС, как правило, используются лишь для создания круговой полосы наблюдения вокруг штаба фронта, причем важнейшие объекты фронтового тыла службой ВНОС не обеспечиваются.
Между постами армейских и фронтовых рот ВНОС образуется разрыв, достигающий 40-80 км (Белорусский, 2-й и 3-й Украинские фронты).

4. Организация связи

При продвижении войск армейские роты проводят кабельные осевые линии связи от главных постов ВНОС армий до переднего края. К осевым линиям подключаются все наблюдательные посты ВНОС и части зенитной артиллерии. Частые порывы осевых линий связи приводят к полному прекращению всей связи службы ВНОС; кроме того, обслуживание этих линий занимает личный состав 4-5 наблюдательных постов в каждой роте (Северо-Кавказский фронт).
Неумение эффективно использовать имеющиеся радиосредства и слабая подготовка радиотелеграфистов приводят к неустойчивости, а временами и к прекращению связи даже на небольших расстояниях. Вследствие этого зачастую практикуется излишний переприем или стремление повысить дальность действия радиостанций за счет увеличения сверх нормального напряжения источников питания. До 80 % всех переговоров приходится не на передачу донесений «Воздух», а на излишнее многословие при поверках связи и слышимости (2-й Прибалтийский фронт).
Сети радиооповещения загружаются служебными переговорами, что затрудняет прием донесений о воздушном противнике (1-й Прибалтийский фронт).

5. Станции радиообнаружения

Станции радиообнаружения используются или только для обнаружения целей (Волховский фронт), или только для наведения своей истребительной авиации на авиацию противника (Западный фронт), что приводит к неполному использованию возможностей станций.
Расположение станций в непосредственной близости одна от другой (Белорусский фронт) не обеспечивает наблюдения во всей полосе фронта.
Для устранения всех указанных недостатков, особенно в процессе подготовки и проведения наступательных операций, необходимо:
1) Войсковые посты ВНОС
Обеспечить выделение личного состава для войсковых наблюдательных постов приказами по армиям и персональное закрепление наблюдателей за постами приказами по дивизиям (корпусам). С личным составом войсковых постов до 20.12 1943 г. провести 5-10-дневные учебные сборы под руководством отделов противовоздушной обороны армий и фронтов.
Главные посты ВНОС дивизий организовать за счет состава авиасигнальных постов частей связи, а на основных направлениях усилить за счет личного состава армейских рот ВНОС. Взводные посты ВНОС армейских рот, как правило, совмещать с главными постами ВНОС корпусов При этом наблюдение за воздушной обстановкой на командных пунктах стрелковых корпусов возложить на авиасигнальные посты батальонов связи корпусов, а функции главного поста ВНОС – на взводный пост. Начальникам главных постов ВНОС стрелковых корпусов назначать командиров взводов армейских рот ВНОС.
Не реже двух раз в месяц офицерам армейских рот ВНОС проверять работу службы ВНОС дивизий и корпусов, устраняя на месте все обнаруженные недочеты. О результатах поверки докладывать командованию соединений и заместителям командующих артиллерией по противовоздушной обороне.
2) Армейские роты ВНОС
Посты армейских рот ВНОС использовать для наблюдения на всю глубину полосы армии. Передовые наблюдательные пункты при наступлении дислоцировать в боевых порядках пехоты на удалении 2-3 км от переднего края. Остальные наблюдательные посты располагать равномерно на глубину до 25 км.
При продвижении войск наблюдательные посты армейских рот ВНОС перемешать перекатами. В движении одновременно должно находиться не более 2-3 постов каждого взвода.
3) Фронтовые роты ВНОС
Наблюдательные посты фронтовых рот ВНОС использовать во взаимодействии с тыловыми постами армейских рот для прикрытия важнейших объектов фронтового тыла и дислоцировать их с учетом маршрутов основных полетов авиации противника и важности прикрываемых объектов. Разрывы между постами армейских и фронтовых рот ВНОС ликвидировать.
4) Организация связи
Как основное средство связи при наступлении использовать радио. От наблюдательных постов армейских рот подавать на взводные посты кабельные шлейфы. Донесения взводных постов передавать на главные посты ВНОС армий по радио. Для оповещения о важных целях, пролетевших в глубину фронта или бомбящих войска, использовать радиостанции дивизий и корпусов.
Передачу донесений войсковым радиостанциям производить по сети оповещения фронта (армии). Для быстрейшего перехода с волны командной сети на волну оповещения данные настройки на волну оповещения иметь на всех радиостанциях, работающих на оповещение, дежурные радиотелеграфисты должны знать их на память. Приемники радиостанций оставлять настроенными на волну командной сети. Передачу служебных переговоров по сетям оповещения категорически запретить.
Для обеспечения надежной связи на предельных расстояниях и при больших помехах широко применять специальные приемно-передающие антенны (см. «Антенны войсковых радиостанций», Воениздат НКО. 1943 г.).
5) Станции радиообнаружения
Станции радиообнаружения дают возможность оповестить войска, истребительную авиацию и зенитные средства за 5-10 минут до подхода авиации противника к переднему краю.
В частях зенитной артиллерии, дислоцирующихся вблизи переднего края, на командных пунктах зенитно-артиллерийских дивизий и зенитно-артиллерийских групп иметь приемники, настроенные на волну оповещения станций радиообнаружения.
Организовать совместно с командованием военно-воздушных сил наведение истребительной авиации на авиацию противника.
Установить систематическое наблюдение за прифронтовыми аэродромами и посадочными площадками противника.
Следить за характером полетов в глубине территории противника, не обращая особое внимание на патрулирование истребительной авиации над железнодорожными станциями и переправами (выявление мест разгрузки и сосредоточения наземных войск противника).
При наличии двух станций радиообнаружения дислоцировать последние на удалении, обеспечивающем наблюдение во всей полосе фронта.
Исполнение донести к 1.1 1944 г.

Начальник Управления противовоздушной обороны
войск Главного управления командующего
артиллерией Красной Армии
(подпись)

№ 1225857
19.11 1943 г.
Ф. 240, о. 16449с, д. 1, л. 65-68.



Указания командующего войсками 6-й гвардейской армии об организации противотанковой обороны армии (30 ноября 1943 г.)

Указания
командующего войсками
6-й гвардейской армии
об организации
противотанковой обороны
армии
(30 ноября 1943 г.)


Секретно

«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий
6-й гвардейской армией
(подпись)

Член Военного совета
6-й гвардейской армии
(подпись)

УКАЗАНИЯ
ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОТИВОТАНКОВОЙ ОБОРОНЫ
6-й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ НА 1.12 1943 г.

I. Общие указания

Противотанковая оборона организуется в соответствии с характером местности. Местность в полосе обороны корпусов 6-й гвардейской армии весьма разнообразна. Наличие болот и озер делает некоторые участки обороны совершенно танконедоступными и, наоборот, есть такие участки местности, где танки могут быть использованы в массовом масштабе.
Целый ряд участков обороны проходит по берегам озер и непроходимых болот, где строить противотанковую оборону нет никакой необходимости, а можно ограничиться расположением отдельных мелких пехотных подразделений, организующих тщательное наблюдение за местностью с задачей предупредить соседние обороняющиеся части о высадке десанта противника.
В соответствии с особыми условиями местности огонь противотанковых орудий построить таким образом, чтобы на танкоопасных направлениях на 1 км фронта сосредоточить огонь не менее 15 орудий, выделенных для стрельбы прямой наводкой.

II. Организация противотанкового опорного пункта

Противотанковый опорный пункт организуется по усмотрению командующих артиллерией стрелковых дивизий на танкоопасных направлениях из расчета не менее 15 орудий на 1 км фронта. В противотанковый опорный пункт включаются 76-мм орудия полковой артиллерии, 45-мм и 76-мм пушки истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Орудия располагаются, сообразуясь с местностью, на удалении 100-150 м один от другого для тесного огневого взаимодействия. Личный состав орудий должен твердо знать место нахождения соседнего орудия и его огневые задачи. Секторы обстрела одного орудия, как правило, должны перекрываться другими.
Все орудия должны быть связаны между собой техническими средствами связи, а за отсутствием таковой связь поддерживать условными сигналами. Сигналы и средства связи должны быть установлены комендантом противотанкового опорного пункта, который является старшим начальником и отвечает за данное танкоопасное направление.
Комендант противотанкового опорного пункта назначается приказом командующего артиллерией стрелковой дивизии.
Все орудия противотанкового опорного пункта в обязательном порядке должны пристрелять рубежи танкоопасного направления на дистанция прямого выстрела: 76-мм орудия дивизионной артиллерии и 45-мм пушки с дальности 1.5 км и ближе, 76-мм полковой артиллерии – с дальности 1 км и ближе. Пристрелянные рубежи отразить в карточках противотанковой обороны; весь личный состав орудийных расчетов должен безошибочно знать эти рубежи.

III. Организация взаимодействия огня артиллерии с инженерными
противотанковыми средствами

На каждом танкоопасном направлении устанавливаются минные поля, которые должны обеспечиваться артиллерийским и минометным огнем. Подходы со стороны противника к минным полям, как правило, огнем артиллерии не обеспечиваются, а огонь планируется на флангах минных полей между минными полями и нашим передним краем.
Организация такого взаимодействия достигается твердым знанием каждым бойцом и командиром места постановки минных полей. Каждый боец из расчета орудий прямой наводки, каждый наблюдатель и командир на наблюдательном пункте должен твердо знать расположение минного поля на местности. Минные поля и другие противотанковые препятствия вместе с артиллерийским противотанковым огнем образуют общую систему противотанковой обороны на танкоопасном направлении.

IV. Организация противотанкового огня артиллерии с закрытых
огневых позиций

В борьбе с танками противника участвует вся артиллерия.
Командующий артиллерией стрелковой дивизии, определив на местности танкодоступное направление, организует огонь следующим образом.
На дальности, доступной наблюдению (она может быть различной), намечается рубеж, где наступающие танки встречает огонь тяжелой артиллерии и сопровождает их до определенного рубежа, с которого по ним ведет огонь артиллерия среднего калибра, сопровождая их огнем до рубежа прямого выстрела орудий прямой наводки.
Если танки прорвутся к переднему краю, то вся артиллерия, включая и тяжелую, ведет массированный уничтожающий огонь по прорвавшимся танкам. Условия данной местности не позволяют танкам двигаться широким развернутым строем по фронту, а заставляют их строить боевые порядки эшелонировано в глубину. Отсюда вытекает такая возможность, что первая группа танков будет подходить к рубежу прямого выстрела орудий прямой наводки, следующая группа будет выходить с рубежа дальнего наблюдения. Это положение и заставляет танкоопасные направления разбить по глубине на участки для тяжелой и средней артиллерии и назначить командиров, ответственных за их участки.
При прорыве танков к переднему краю вся артиллерия переносит огонь на них и уничтожает танки, несмотря на то, что из глубины движется еще группа танков.
Настоящие указания строго провести в жизнь. Схему противотанковых опорных пунктов с описанием и легендой и схему организации подвижного заградительного огня представить в штаб артиллерии к 18.00 4.12 1943 г.

Командующий артиллерией
6-й гвардейской армии
(подпись)

Начальник штаба артиллерии
6-й гвардейской армии
(подпись)

Ф. 335, о. 21985с, д. 1, л. 655-657.



Директива командующего войсками 5-й гвардейской армии № 00725 об организации противотанковой обороны (6 ноября 1943 г.)

Директива
командующего войсками
5-й гвардейской армии
№ 00725
об организации
противотанковой обороны
(6 ноября 1943 г.)


Сов. секретно

Копия:

КОМАНДИРАМ ГВАРДЕЙСКИХ СТРЕЛКОВЫХ
КОРПУСОВ И ДИВИЗИЙ
НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА 2-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА
КОМАНДУЮЩЕМУ АРТИЛЛЕРИЕЙ АРМИИ,
ЗАМЕСТИТЕЛЮ КОМАНДУЮЩЕГО АРМИЕЙ
ПО ИНЖЕНЕРНЫМ ВОЙСКАМ

При переходе корпусов временно к обороне принять к неуклонному руководству и исполнению следующие указания:
1. Вся оборона должна быть построена на системе отдельных опорных пунктов и противотанковых узлов, тактически тесно связанных между собой и находящихся в огневой связи и взаимодействии. Опорные пункты и противотанковые узлы организовывать на местности умело и в соответствии с принятым решением. Линейное, равномерное размещение пехоты и артиллерии категорически воспрещается.
2. Основа обороны – это хорошо оборудованные опорные пункты, занятые пехотой, с хорошо организованной системой стрелкового и артиллерийского огня и прежде всего противотанкового. Быть сильным везде невозможно, поэтому артиллерия должна располагаться и быть наиболее сильной на основных, указанных мной и определенных командирами корпусов и дивизий танкоопасных направлениях.
Артиллерия должна быть везде усилена подразделениями противотанковых ружей и саперами с минами. Назначение противотанковых ружей – усилить огонь противотанковой артиллерии и, кроме того, прикрыть артиллерию с флангов от танков противника.
Все подступы к огневым позициям, особенно лощины, балки, овраги, должны быть прикрыты огнем противотанковых орудий и ружей и небольшими минными заграждениями. Саперы с запасом противотанковых мин создают по указанию старшего артиллерийского начальника минные заграждения на путях движения танков противника и прикрывают минными полями артиллерию при вынужденной перемене ею огневых позиций.
3. Для создания большой жесткости и упругости оборона должна быть эшелонирована в глубину за счет обязательного выделения частных резервов:
а) в каждом полку первой линии – силой до батальона;
б) в каждой дивизии – до полка второго эшелона.
Частные резервы полков и дивизий (вторые эшелоны) иметь на важнейших, указанных мной танкоопасных направлениях.
4. Обеспечение и поддержка действий частных резервов (вторых эшелонов) артиллерии и прежде всего противотанковой должны быть заранее спланированы и подготовлены все; вопросы взаимодействия пехоты с артиллерией должны быть заранее отработаны.
5. Сила современной обороны – в маневре живой силой и прежде всего артиллерийско-минометным огнем.
Массирование артиллерийского огня на путях возможного появления танков противника должно быть заранее спланировано и предусмотрено.
Массирование артиллерийского огня для создания наибольшей плотности должно осуществляться не только за счет маневрирования траекториями (сведение их в одну точку, район), но и обязательно за счет маневра колесами.
План обороны должен предусматривать заранее, какие подразделения артиллерии (дивизионы, батареи, взводы), куда могут быть при необходимости переброшены для усиления важнейших для нас направлений (в частности, стыков и флангов соединений и частей).
Командиры артиллерийских подразделений должны заранее, в соответствии с планом обороны, знать маршруты выдвижения и районы своих запасных огневых позиций и иметь данные для немедленного открытия огня по танкам противника с этих позиций.
6. Маневр артиллерии колесами должен быть быстр, для чего необходимо проводить систематические тренировки (вызов по тревоге, переход в новый район огневых позиций по установленному радиосигналу, занятие огневых позиций, подготовку к стрельбе отдельных батарей и дивизионов).
7. Аналогично должен быть спланирован маневр живой силой (резервами, вторыми эшелонами) в звене полк – дивизия – корпус.
8. Пока не расстроена противником созданная система огня, цела в основном артиллерия – атаки танков противника не страшны и всегда успеха не имеют. Скрыть систему огня (а значит расположение артиллерии) от противника, значит быть уверенным в успешном отражении атаки танков противника.
Поэтому категорически воспрещается:
а) открытие не только массированного огня, но даже огня отдельных батарей по отдельным появившимся танкам противника; борьба с одиночными танками противника – дело отдельных орудий;
б) ведение артиллерийского огня по отдельным небольшим группам пехоты противника; не менее 50-60 % артиллерии должно быть поставлено для стрельбы прямой наводкой; эта артиллерия не должна открывать огня до момента массированной атаки танков противника; вся артиллерия, находящаяся на закрытых позициях, также должна быть заранее готова к стрельбе прямой наводкой.
Всю артиллерию закопать, замаскировать во избежание обнаружения ее наземной и воздушной разведкой противника.
9. Танковой атаке противника всегда, как правило, предшествует авиационная обработка наших боевых порядков пехоты и огневых позиций артиллерии, поэтому:
а) вся пехота и артиллерия должны иметь заранее подготовленные щели и укрытия;
б) боевые порядки пехоты и артиллерия, особенно на танкоопасных направлениях, должны быть прикрыты зенитной артиллерией;
в) для борьбы со снижающейся авиацией противника заранее выделить и подготовить специальные группы станковых пулеметов, противотанковых ружей, отдельных орудий и батарей и целых подразделений пехоты;
г) организовать продуманную систему постов ВНОС.
10. Оборона, к которой перешла армия, должна быть активной, поэтому совершенно обязательны:
– действия отдельных хорошо подготовленных отрядов силой до батальона при поддержке минометов и части артиллерии на важнейших направлениях с целью улучшения своего тактического положения и ввода противника в заблуждение;
– ведение беспрерывной разведки днем и ночью как отдельными небольшими группами, так и разведки боем с задачей определить группировку противника и его намерения.
Командирское наблюдение по всему фронту с точной записью всего отмеченного (не считая специального артиллерийского наблюдения) должно проводиться непрерывно.
11. Управление войсками должно вестись с наблюдательных пунктов командиров стрелковых батальонов, полков, дивизий и корпусов.
Для обеспечения непрерывности в управлении командные пункты частей и соединений из населенных пунктов вывести и разместить в балках, оврагах. Шире пользоваться заранее установленными радио- и световыми сигналами (ракеты, трассирующие пули), особенно в управлении огнем артиллерии, а также при вызове, прекращении, переносе артиллерийского и минометного огня.
Управление артиллерией на танкоопасных направлениях централизовать. На каждом важнейшем танкоопасном направлении и на стыках соединений иметь заранее выделенных ответственных офицеров, отвечающих за эти направления.
12. Период активной обороны должен быть использован для пополнения и создания запасов боеприпасов в частях и соединениях к предстоящим активным действиям.

Командующий войсками
5-й гвардейской армии
(подпись)

Член Военного совета
5-й гвардейской армии
(подпись)

Начальник штаба
5-й гвардейской армии
(подпись)

№ 00725
6.11 1943 г.
Ф. 328, о. 11818сс, д. 3, л. 114-118.



Указания штаба 6-й гвардейской армии № 0995 по организации связи в лесисто-болотистой местности (3 ноября 1943 г.)

Указания
штаба 6-й гвардейской армии
№ 0995
по организации связи
в лесисто-болотистой местности
(3 ноября 1943 г.)


Секретно
 

НАЧАЛЬНИКАМ ШТАБОВ КОРПУСОВ

 
Содержание.   Указания по устройству проводной связи, работы радиоподвижных средств связи в лесисто-болотистой местности при выпадении большого покрова снега и низкой температуре.
 

Опыт организации связи Северо-Западным и Калининским фронтами показал, что организация проводной и работа радиосвязи, использование подвижных средств коренным образом отличаются от организации связи других фронтов.

Поэтому при организации связи учитывать следующее.

I. Устройство проводной связи – кабельные и шестовые линии

1. Необходимо иметь в виду, что зима в районе действия армии наступает внезапно с большими морозами и большим покровом снега.
Во избежание вмерзания кабельных линий в почву кабельные линии подвешивать на шесты, жерди и местные предметы, соблюдая технические требования (правила) прокладки и подвески полевых кабельных линий в лесисто-болотистой местности (Наставление по полевым линиям связи, ст. 20-24, 40-44, 290-293).
С выпадением снега кабельные линии подвешивать, учитывая то, что линии будут заноситься глубоким снегом и отыскание повреждений и снятие их будет крайне затруднено или невозможно.
2. Строительство шестовых линий планировать с учетом местности. Особое внимание должно быть обращено на то, чтобы шесты не вмерзали в землю. С наступлением морозов и выпадением снега шесты переставлять, а для устойчивости их обкладывать снегом.
3. Использование автотранспорта в зимнее время вне дорог почти невозможно, затруднено использование конного обоза; часто придется линейным подразделениям переносить имущество связи на себе, а разматывать кабель с лыжных установок. В связи с этим быть готовым к прокладке и постройке линий с лыжных и санно-ручных установок, а личный состав линейных подразделений иметь на лыжах. Приступить к изготовлению лыжных, санно-ручных установок и волокуш для транспортировки имущества связи и инструмента.
Личный состав линейных подразделений снабдить лыжами и с выпадением снега тренировать в ходьбе на лыжах (см. приказ войскам 6-й гвардейской армии № ОУ/001331 от 30.10 1943 г.).
4. Для телефонной аппаратуры изготовить утеплительные чехлы, подготовив их к работе в условиях низкой температуры. Особое внимание должно быть обращено питанию и капсюлям, предотвращению их от замерзания путем утепления питания и своевременной просушки капсюлей. Воспретить ставить телефонные аппараты непосредственно на землю и снег.
5. Учитывая лесисто-болотистую местность, иметь в виду действия со стороны противника: засады, кукушки и диверсионные группы; в связи с этим линейных надсмотрщиков для исправления повреждений одиночками не высылать, а высылать не менее двух человек на расстоянии 100-150 м друг от друга.
6. В связи с ограниченным количеством дорог и их заносом в зимнее время, наличием лесов кабельные и шестовые линии придется прокладывать по азимуту (кратчайшим путем). Поэтому научить офицерский и сержантский состав пользоваться компасом и движению по азимуту.

II. Работа радиосредств

Необходимо иметь в виду, что радиостанции в условиях лесисто-болотистой местности полностью перекрывать технических норм по дальности не будут. Перемещение авторадиостанций будет затруднено. В связи с этим выполнять следующее:
1. Перемещение радиостанций на новые командные пункты тщательно продумывать. Радиостанция может сниматься со старого командного пункта для перехода только тогда, когда группа раций прибыла на новый командный пункт. Для этого необходимо производить строгий расчет и расчленение раций с учетом времени и обязательным присутствием оперативных и шифровальных работников в каждой группе.
Не должно быть ни одного случая отставания раций от штабов и передачи таких донесений: «Я отстал от штаба и принимать не буду».
2. Перемещение автомобильных радиостанций крайне затруднено: для этого радиостанции должны быть подготовлены, снабжены матами из хвороста, буксирными канатами и иметь постоянный десятидневный запас горюче-смазочных материалов.
Носимые рации перемещать только на себе или на специальных санках, оборудованных для этого.
3. Все рации должны быть утеплены, а на носимые рации изготовить утеплительные чехлы. Электролит в аккумуляторах должен быть залит зимней плотности.
Всех радистов обеспечить теплой одеждой.

III. Работа подвижных средств связи

В условиях данной местности работа подвижных средств – автомашин и мотоциклов – почти невозможна. Основными и лучшими средствами связи пунктов сбора донесений являются конные, лыжные и пешие посыльные. Для нормальной работы пунктов сбора донесений дивизий и полков укомплектовать пункты сбора донесений положенным конским составом. На пунктах сбора донесений корпусов, дивизий и полков к 6.11 1943 г. создать лыжные отделения, укомплектовать их лучшими лыжниками: корпус – 10 человек, дивизия – 8 человек, полк – 6 человек.
Настоящие указания проработать со всем офицерским и сержантским составом связи. Выполнение доносить через каждые десять дней. Первое донесение 10 ноября 1943 г., последующие 20, 1-го и т. д.

Начальник штаба 6-й гвардейской армии
(подпись)

Начальник связи 6-й гвардейской армии
(подпись)

№ 0995
3.11 1943 г.
Ф. 334, о. 31193с, д. 4, л. 121-122.



Приказ войскам Южного фронта № 0038 о мерах по улучшению взаимодействия наземных войск с авиацией (6 ноября 1943 г.)

Приказ
войскам Южного фронта
№ 0038
о мерах
по улучшению взаимодействия
наземных войск с авиацией
(6 ноября 1943 г.)


СОВ. СЕКРЕТНО

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ ЮЖНОГО ФРОНТА
№ 0038

6 октября 1943 г. Действующая армия
 
Содержание.   О мерах по улучшению взаимодействия наземных войск с авиацией
 

В период последних наступательных боев выявлен ряд существенных недочетов, свидетельствующих, что вопросы взаимодействия (главным образом обозначения) наземных войск с авиацией еще полностью не отработаны.

Пехота, как правило, плохо использует в своем продвижении вперед непрерывные и эффективные действий на поле боя штурмовиков, подавляющих артиллерию, минометы и войска противника. Вместо того, чтобы с прилетом штурмовиков немедленно продвигаться вперед, стрелковые части начинают наступать, когда самолеты уже отходят от цели, вследствие чего наши бойцы и офицеры несут напрасные потери от оживающих огневых точек противника.
Вторым существенным недочетом является плохое обозначение наземными войсками при помощи установленных сигналов положения своих частей. Во многих случаях обозначение отсутствует совершенно. Кроме того, экипажи самолетов наблюдают, что некоторые наземные части обозначают себя ракетами в тот момент, когда самолеты уже пролетают над ними, поэтому летчики не могут видеть сзади себя подаваемые сигналы и данное обозначение является практически бесполезным.
Проверкой установлено, что ракеты имеют, как правило, первые эшелоны, другие же эшелоны их почти не имеют, в результате этого в процессе боя с выбытием из строя ракетчиков обозначение теряется. Поскольку определить положение своих войск из-за отсутствия сигнала трудно, штурмовики вынуждены для просмотра наших войск делать холостые заходы без открытия огня, чем пользуется противник и сосредоточивает весь свой огонь по нашим пролетающим штурмовикам, нанося им потери.
Многие летчики отмечают, что при артиллерийских и авиационных подготовках передовые части наземных войск отстают от линии разрывов бомб и снарядов на расстояние до 1.5 км, вследствие чего возрастают потери среди наступающих войск и темп наступления снижается.
К недостаткам использования штурмовиков следует отнести поспешность постановки им задач, в результате чего отсутствует время на изучение цели, на подготовку к полету, что приводит к потерям детальной ориентировки, а в некоторых случаях и к бомбометанию по своим войскам.
В целях дальнейшего улучшения взаимодействия наземных войск с авиацией ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Командующим армиями в кратчайший срок со всеми стрелковыми дивизиями, назначенными для прорыва, провести специальные занятия по взаимодействию с авиацией, [сделав] особый упор на обучение войск обозначению себя установленными сигналами, особенно во время боя в глубине обороны противника.
2. Категорически потребовать от выделенных стрелковых дивизий стремительного продвижения вперед в период действия штурмовиков на поле боя. В свою очередь штурмовиков обязать действовать непрерывно, в заданное приказом время, максимально используя осколочные бомбы и штурмуя противника до бреющих высот.
Заходы делать, как правило, со стороны своей пехоты.
3. Обеспечить все части ударных стрелковых дивизий, в том числе разведывательные, саперные и штурмовые подразделения, в достаточном количестве ракетами, и ракетницами, и установленными сигналами, и опознавательными полотнищами.
4. Подтвердить всем частям основное требование Инструкции Генерального Штаба, что в 500 м впереди обозначенного ракетами переднего края наших войск нет и весь этот район подлежит обработке авиацией; поэтому во избежание бомбежки своих частей действующие впереди главных сил подразделения охранения и разведки обязательно должны подавать сигналы обозначения.
5. Наземным войскам обозначение ракетами подавать еще на подходе самолетов к переднему краю или когда самолеты разворачиваются, т. е. в обоих случаях ракеты выпускать тогда, когда бойцы и офицеры уверены, что летчики их увидят.
6. Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на командующего 8-й воздушной армией, начальника управления войск связи и начальников штабов армий, корпусов и дивизий.

Командующий войсками
Южного фронта
генерал армии ТОЛБУХИН

Член Военного совета
Южного фронта
генерал-полковник ЩАДЕНКО

Начальник штаба Южного фронта
генерал-лейтенант БИРЮЗОВ

Ф. 429, оп. 41674 сс, д. 1, л. 252.



Краткая сводка обобщенных выводов из опыта боевых действий войск Южного фронта за сентябрь 1943 г. [при преследовании отходящего противника в операции по освобождению Донбасса] (22 ноября 1943 г.)

Краткая сводка
обобщенных выводов
из опыта боевых действий
войск Южного фронта
за сентябрь 1943 г.
[при преследовании
отходящего противника
в операции
по освобождению Донбасса]
(22 ноября 1943 г.)


КРАТКАЯ СВОДКА ОБОБЩЕННЫХ ВЫВОДОВ из ОПЫТА
БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ВОЙСК ЮЖНОГО ФРОНТА за СЕНТЯБРЬ
1943 г. [при ПРЕСЛЕДОВАНИИ ОТХОДЯЩЕГО ПРОТИВНИКА
в ОПЕРАЦИИ по ОСВОБОЖДЕНИЮ ДОНБАССА]

В сентябре 1943 г. войска 4-го Украинского фронта (в то время Южный фронт) в основном вели бои по преследованию отходящего противника. После прорыва нашими войсками миусского оборонительного рубежа противника и к моменту ликвидации его таганрогской группировки, т. е. к 1 сентября, была создана вторая угроза окружения войск противника в восточной части Донбасса – в районе Ворошиловск, Чистяково. Израсходовав в значительной степени свои оперативные резервы, находившиеся перед Южным фронтом в предшествующих июльских и августовских боях, и вынужденный к переброске остатков этих резервов на другие участки фронта, противник под влиянием вновь созданной угрозы окружения принужден был начать отвод всей своей донбасской группировки на запад и к очищению Донбасса.
Приняв решение на отвод своих войск, противник стремился к тому, чтобы произвести его планомерно и при этом выиграть время, необходимое для эвакуации Донбасса и для подготовки основного оборонительного рубежа по р. Молочная, дальше которого он не предполагал отходить. Рубеж Константиновка, Сталино, р. Кальмиус, который к этому времени был уже в значительной мере усилен инженерными сооружениями, противник предполагал использовать только как сильный промежуточный рубеж для того, чтобы на нем ослабить быстрый темп преследования наших войск и выиграть время. Свои тыловые учреждения, корпусные штабы, гражданское население он сразу же начал эвакуировать за линию Орджоникидзе, Сталино, Волноваха, Мариуполь.
За период с 1 по 20.9.43 г. армии Южного фронта, преследуя отходящего противника, прошли около 300 км при среднем темпе наступления 10-15 км в сутки.
Основными видами боевых действий в сентябре были: преследование отходящего противника с боями передовых отрядов с арьергардами противника, бои на промежуточных рубежах и бои за крупные промышленные города Донбасса.
Своеобразие боевых действий за этот период выразилось в следующем:

А. ПО ДЕЙСТВИЯМ ПРОТИВНИКА
(Организация отхода и тактика арьергардных боев противника)

1. Боевые действия противника при его отходе были основаны на принципе маневренной обороны. Для отвода главные силы заранее выводились из боя и направлялись по основным дорогам. Отвод их производился скачками от одного промежуточного рубежа к другому на расстояние 25-30 км и больше. Рубежами служили реки, цепь идущих в меридиональном направлении высот и населенных пунктов. В промежутке между р. Миус и р. Молочная таких рубежей было много, наиболее выгодные из них шли по рекам: Крынка, Мокрый Еланчик, Сухой Еланчик, Кальмиус, Мокрые Ялы, Берда, Гайчул. Даже не будучи усиленными инженерными сооружениями, вследствие быстрого отхода противника, эти рубежи и пункты являлись естественными препятствиями и усиливали сопротивление противника. Отдельные же промежуточные рубежи (рубеж р. Кальмиус) и города противнику удавалось основательно укрепить. Так, на восточных и северо-восточных подступах к Макеевка были заранее отрыты противотанковые рвы и окопы, установлены проволочные заграждения и железные ежи, но сплошной обороны и здесь не было. Обычно оборона на промежуточных рубежах представляла собой отдельные узлы сопротивления на различном удалении один от другого. Иногда эти узлы, а равно и промежутки между ними усиливались заграждениями.
2. Отходу главных сил, как правило, предшествовали массированные артиллерийские налеты по боевым порядкам наших войск, усиленная стрельба из пулеметов и винтовок и освещение местности ракетами. Были случаи, когда противник перед началом отхода предпринимал контратаки силою до батальона пехоты с танками. Целью этих действий являлось – создать видимость устойчивости обороны или даже перехода в наступление и, скрыв свои намерения, оторваться от наших войск, а также повлиять на моральное состояние наших бойцов. В отдельных случаях отрыв главных сил противника от наших войск производился при полной тишине. Как в том, так и в другом случае противник стремился уйти от наших войск незаметно.
В большинстве случаев отвод главных сил начинался с наступлением темноты с расчетом в течение ночи пройти до следующего рубежа и там привести войска в порядок и в готовность встретить организованным огнем наши наступающие части.
3. Отвод главных сил прикрывался сильными арьергардами, выделяемыми от каждой дивизии и действовавшими в полосе своей дивизии.
На арьергарды возлагались задачи:
– обеспечить беспрепятственный отрыв главных сил и в дальнейшем прикрывать их отход;
– не допускать просачивания наших разведгрупп и отрядов к отходящим главным силам и предупреждать внезапные удары передовых отрядов;
– на отдельных рубежах упорной обороной в течение определенного времени задерживать наши войска и принуждать их к развертыванию главных сил;
– отрядам прикрытий с приданными командами поручался увод в тыл местного населения, угон скота, подрывы и поджоги зданий, заводов, уничтожение хлебных запасов, кормов для скота, продовольствия и прочая разрушительная работа.
4. Сила и состав арьергардов для прикрытия в полосе дивизий колебались от усиленной роты до батальона, вооруженных автоматами, самозарядными винтовками; отряды усиливались 2-3 самоходными орудиями, 2-4 танками, 4-6 75-мм пушками, 2-4 противотанковыми орудиями и бронетранспортерами. В отдельных случаях для прикрытия важного в тактическом отношении направления арьергард усиливался 15-20 танками.
Так, арьергард, прикрывавший направление от Орджоникидзе, состоял из батальона пехоты 304-й пехотной дивизии, двух батарей 75-мм орудий на механизированной тяге, трех танков и шести самоходных орудий.
Арьергард, прикрывавший отход от Успеновка на Гуляй Поле, состоял из двух рот пехоты из состава 302-й пехотной дивизии, одной 75-мм батареи, шести противотанковых орудий и трех самоходных орудий.
Отряд «Дора» от 3-й горно-стрелковой дивизии – до батальона пехоты, дивизион артиллерии, 12-14 танков и 2 самоходных орудия.
Арьергарды обеспечивались автотранспортом на весь состав.
5. Арьергарды занимали оборону на широком фронте, располагаясь перед населенными пунктами, по высотам или берегам рек отдельными узлами сопротивления, при этом особое внимание уделялось прикрытию дорог. В промежутках между узлами действовали небольшие группы автоматчиков. Иногда вблизи дорог или в промежутках между узлами сопротивления противник применял танковые засады.
Обычно арьергарды вели бои в течение суток, причем наибольшее упорство проявляли в первую половину дня, иногда даже контратакуя наши передовые отряды. Сильным огнем артиллерии, самоходных орудий и танков противник пытался создавать видимость прочного удержания рубежа.
С наступлением темноты арьергарды, оставив на месте небольшие группы автоматчиков, отдельные пулеметы, отдельные кочующие орудия, отходили на машинах на новый рубеж, а оставшиеся группы непрерывной стрельбой с разных направлений создавали впечатление присутствия значительных сил. К утру оставленные группы быстро исчезали.
Такая тактика немцев при недостаточно энергичных действиях наших разведорганов1 часто позволила противнику ускользать из-под наших ударов и полностью отрываться от наших войск.
6. Отошедшие с оставленного рубежа арьергарды и отряды прикрытия на новом рубеже не оставались, а отводились в резерв. Новый рубеж, как правило, занимали арьергарды и отряды нового состава, выделяемые от главных сил, что давало возможность прежним отрядам отдохнуть, а новым вести сдерживающие бои свежими силами.
7. Обычно арьергарды на промежуточных рубежах вели короткие бои, особенно в тех случаях, когда нашим передовым частям удавалось заходить на фланги обороняющихся отрядов. На некоторых же отдельных рубежах арьергарды вели упорные бои в течение нескольких дней. Отряды 306-й и 17-й пехотных и 3-й горно-стрелковой дивизий на рубеже р. Мокрые Ялы в течение трех суток вели ожесточенные бои, контратакуя подвижными группами при интенсивной поддержке артиллерийского огня.
Сила и продолжительность сопротивления на том или ином промежуточном рубеже определялась важностью данного рубежа, готовностью последующих рубежей к обороне, общим планом отхода, а также стремительностью удара наших войск. На отдельных рубежах (рубеж р. Кальмиус) противник, чтобы на продолжительное время задержать наши войска, усиливал арьергарды вводом в действие значительной части главных сил.
8. Отход главных сил, равно как и арьергардов, производился преимущественно по шоссейным и улучшенным грунтовым дорогам. Чтобы затруднить или исключить быстрое продвижение наших войск, противник широко применял различного рода заграждения и создавал препятствия: минировал дороги, дамбы, гати, взрывал мосты, сжигал населенные пункты. Хотя эти препятствия не являлись абсолютным тормозом на пути наших войск, так как преследующие войска легко находили обходы, тем не менее темп общего продвижения они, безусловно, замедляли.
9. Несмотря на то, что отход противника производился по определенному плану, все же при отходе части противника часто приходили в расстройство, поддавались панике и двигались вразброд. В числе других мер по наведению порядка в отходящих войсках существовал порядок, по которому все оторвавшиеся от своих частей отдельные солдаты и мелкие группы немедленно включались в действующие на данном участке части и вводились в бой.

Б. ОСОБЕННОСТИ ДЕЙСТВИЯ НАШИХ ВОЙСК
ПРИ ПРЕСЛЕДОВАНИИ ПРОТИВНИКА

1. Основной особенностью наступательных действий наших войск при преследовании противника явилось широкое применение различных видов маневра как отдельными подразделениями и частями, так и крупными войсковыми соединениями. Целые армии в короткие сроки поворачивали фронт под углом 90 градусов, осуществляли захождение крылом, производили перегруппировки к флангам и такими маневрами выходили на фланги противнику, создавали угрозу тылам крупных войсковых группировок, подрывали устойчивость обороны значительных сил противника. Так, маневр 5-й ударной армии к северу, после прорыва оборонительной полосы на р. Миус, подорвал устойчивость всей группировки противника в восточной части Донбасса и вынудил его к поспешному отступлению.
2. Такие же смелые и глубокие маневры производились войсками и при преодолении промежуточных рубежей, на которых противник пытался остановить наступление наших войск. Обычно войска почти одновременно подходили к занятому противником промежуточному рубежу и немедленно приступали к прощупыванию боем его прочности. Как только определялись наиболее слабые места в созданной противником системе обороны, на эти слабые участки направлялись стрелковые части или конно-механизированные соединения, которые, прорвав оборону, устремлялись вперед, одновременно направляя удары в стороны флангов, подрывали прочность всей созданной системы и заставляли противника откатываться дальше на запад.
Таким образом, сочетанием маневра и ударов были пройдены все промежуточные рубежи вплоть до рубежа р. Молочная.
3. Как правило, преследование отходящего противника осуществлялось авангардами и передовыми отрядами, действовавшими в полосе дивизии в количестве от одного до двух, в зависимости от построения походных порядков дивизий. В основном это были пехотные подразделения и части. В одних случаях для преследования от дивизии выделялся авангард в составе стрелкового полка, усиленный дивизионной и противотанковой артиллерией, в других случаях, на направлениях, где противник при отходе оказывал незначительное сопротивление, вперед высылались передовые отряды в составе стрелкового батальона, усиленного разведывательной ротой дивизии, саперами, батареями полковой и противотанковой артиллерии и подразделениями противотанковых ружей. В отдельных случаях создавались подвижные передовые отряды. Главные силы двигались в расчлененных походных порядках по одной или двум дорогам.
4. Отсутствие в необходимом количестве автотранспорта для того, чтобы во всех дивизиях первого эшелона обеспечить передовые отряды и авангарды автомашинами, приводило к тому, что большая часть передовых отрядов передвигалась пешком, сильно изматывалась и в силу этого ослабляла темп преследования; противнику иногда удавалось отрываться от наших авангардов и иметь выигрыш во времени для закрепления на промежуточных рубежах.
В тех случаях, когда передовые отряды обеспечивались автотранспортом, их действия были стремительны, дерзки и эффективны. Они неотступно следовали за противником, смело и решительно сбивали и рассеивали его отряды прикрытия, иногда проникали за линию арьергардов, захватывали в тылу населенные пункты, громили обозы, сеяли панику и подрывали силу сопротивления противника.
Подвижный отряд одной из дивизий 5-й ударной армии в составе 70 автоматчиков и 5 танков в ночь на 31.8.43 г. совершил дерзкий налет в тыл противника, подорвал железную дорогу и заминировал шоссейную, после чего овладел Шах. № 30, Катык и в течение дня до подхода своих войск удерживал их в своих руках.
Подвижный передовой отряд 40-й гвардейской стрелковой дивизии в составе 170 человек, вооруженный 80 автоматами, 3 орудиями полковой артиллерии, 4 противотанковыми орудиями, 2 минометами 82-мм, 6 противотанковыми ружьями, 2 станковыми пулеметами, вырвавшись вперед, разгромил артиллерийскую колонну противника, двигавшуюся с севера в Орджоникидзе. Отряд уничтожил до 250 солдат, 18 автомашин, 2 полевых орудия и захватил 18 исправных полевых орудий, 4 миномета, 12 пулеметов, 5 автомашин и 135 пленных, имея своих потерь 16 человек убитыми и ранеными. В последующем быстрые и решительные действия этого отряда не раз облегчали дивизии решение больших и сложных задач по захвату крупных населенных пунктов и городов.
5. Основными тактическими приемами наступающих войск при преодолении промежуточных рубежей и отдельных опорных пунктов, при форсировании рек, в борьбе за населенные пункты и города были охваты и обходы. Эти виды маневра применяли как передовые отряды и авангарды, так и главные силы дивизий. Наилучший успех достигался в тех случаях, когда войска, пользуясь своевременными данными разведки, не задерживались перед фронтом, а, оставив впереди только прикрытие, основными силами заходили на фланги, проникали в тыл противнику и уничтожали его или вынуждали к поспешному бегству.
6. Опыт боевых действий показал, что во всех случаях, когда противник не успевал закрепить занятый рубеж, высоту или населенный пункт, весьма эффективны были ночные действия передовых отрядов и главных сил дивизий. Смелые и решительные ночные действия батальонов и полков, хорошо и точно нацеленные в светлое время, быстро приводили противника в замешательство и заканчивались его разгромом.
7. Значительным затруднением для наших войск при осуществлении преследования являлся недостаток транспортных средств. По этим причинам во многих случаях замедленно действовали передовые отряды, часто отставали артиллерия, обозы, создавались перебои в подвозе огнеприпасов, а все это вместе взятое уменьшало общий темп преследования.
Опыт боев показал, что при оперативном преследовании противника необходимо создавать механизированные подвижные отряды не только за счет мотомехчастей, но и в стрелковых дивизиях, привлекая для этой цели дивизионный и армейский автотранспорт. В частности, совершенно необходимо иметь на автомашинах разведывательные роты стрелковых дивизий, так как только в этом случае они смогут полностью выполнить свои задачи.
Для связи с главными силами необходимо передовым отрядам придавать радиостанции и мотоциклы.

Пехота

Основную тяжесть боев по преследованию вынесла на себе пехота. Пехота совершила многодневные длительные марши, часто с хода вступала в бой с противником, опрокидывала его отряды прикрытия, врывалась в его расположение, ломала сопротивление и гнала противника на запад.
Опыт боев подтвердил, что пехотные войска в основном освоили новые боевые порядки и правильно их применяют. Использование маневра как одного из необходимых средств для выигрыша боя стало обычным явлением в боевой практике многих частей и подразделений.
Но вместе с этим опыт боев показал, что некоторая часть пехотных офицеров все еще несмело идет на маневр, нерешительно применяет и обходы, придерживается тактики лобовых атак, что приводило к значительным потерям в живой силе и часто к безнаказанному уходу противника.
При быстрой продвижении вперед многие командиры батальонов и полков недостаточно энергично действовали, чтобы тянуть за собой приданную артиллерию, легко мирились с ее отставанием и в силу этого часто лишали себя артиллерийской поддержки в первых и часто решающих схватках с противником.
Слабой стороной в действиях пехоты продолжает оставаться плохое управление огнем стрелкового оружия при наступлении и, как следствие этого, совершенно недостаточное участие этого вида огня в бою. Огонь пехоты, особенно винтовок, при наступлении и главным образом перед атакой не доводится до полного напряжения и в слабой степени участвует в подавлении огневых точек противника.
Плохо организуется взаимодействие огня и движения вперед. Наступление ведется не перебежками, а медленным сплошным движением вперед и сопровождается вялей стрельбой.
Во многих подразделениях и частях при артиллерийских и минометных налетах противника не выработан навык выходить из зоны артиллерийского и минометного огня быстрым скачком вперед. Привычка к залеганию в том месте, где застал артиллерийский обстрел, как снижающая темп наступления и ведущая к излишним потерям должна быть во что бы то ни стало изжита.
Опыт боев показал, что пехота часто проявляет беспомощность в преодолении различного рода инженерных препятствий, не умеет обезвреживать минные поля, преодолевать проволочные заграждения. Привыкшая полагаться в преодолении этих препятствий на саперов, пехота часто останавливается перед препятствиями в ожидании подхода саперных подразделений и теряет инициативу в ведении боя. Для придания пехоте большей независимости в преодолении инженерных препятствий необходимо [проводить] саперную выучку пехоты.
В ходе прошедших боев обнаружилось, что взаимодействие пехоты с танками во многих случаях осуществлялось плохо. Танки и пехота, оказавшись на поле боя в соседстве друг с другом, не объединялись общей задачей, не получали общих сигналов взаимодействия и действовали порознь. Такое положение, помимо того, что снижало успех боя, в отдельных случаях приводило к тяжелый последствиям (танки 1-го гвардейского механизированного корпуса, не поняв сигнала пехоты 295-й стрелковой дивизии, нанесли ей потери в людях).

Действия артиллерии в преследовании

В период преследования полковая и дивизионная артиллерия, как правило, следовала в боевых порядках пехоты или в незначительном удалении от них и поддерживала действия передовых отрядов и авангардов, пушечные батареи полков дивизионной артиллерии придавались стрелковым полкам. В этих случаях артиллерия давала наибольший огневой результат, но в силу перебоев со снабжением горючим и доставкой огнеприпасов иногда приданные батареи и дивизионы отставали от передовых частей. В некоторых армиях в силу указанных причин, а также в силу некомплекта средств тяги и низкой маневренности отдельных истребительно-противотанковых дивизионов на конной тяге было использовано только 30-40% огневой возможности полковой и дивизионной артиллерии.
Управление полковой и дивизионной артиллерией в основном было децентрализовано; в отдельных случаях, при наличии связи, управление централизовалось в руках командующих артиллерией дивизий.
Приданные артиллерийские части на протяжении всего периода преследования находились в руках командующих артиллерией дивизий и командующих артиллерией корпусов. Управление армейскими, корпусными и дивизионными артиллерийскими группами, а также артиллерией, находившейся в противотанковом подвижном резерве, было централизовано.
При значительном отставании основной массы артиллерии от передовых отрядов и частей вследствие недостатка автотранспорта, средств радиосвязи и перебоев в снабжении горюче-смазочными материалами пехота вынуждена была задерживаться на промежуточных рубежах в ожидании подхода артиллерии и развертывания ее в боевой порядок. Таким образом, основная масса артиллерии вступала в бой на промежуточных оборонительных рубежах противника после того, как эти рубежи были в той или иной степени подготовлены к сопротивлению, что значительно осложняло работу артиллерии и снижало общий темп наступления наших войск. Ограниченная подача боеприпасов также уменьшала возможность применения артиллерии. Вследствие всех этих причин общее огневое воздействие артиллерии при преследовании противника было недостаточным.
Основным способом стрельбы для 45-мм и 76-мм орудий полковой артиллерии была стрельба прямой наводкой. В значительном количестве случаев прямой наводкой вели огонь и пушечные батареи дивизионной артиллерии. Стрельбой прямой наводкой при преследовании расстреливались огневые точки и отходящая пехота противника. Эта же артиллерия принимала на себя всю тяжесть отражения контратак танков и пехоты противника.
Новых методов стрельбы, а также применения новых видов вооружения и боеприпасов и новых приемов тактического использования артиллерийских частей и подразделений не было, за исключением противотанковых полков. Имели место случаи эффективного использования истребительно-противотанковых артиллерийских полков при преследовании противника впереди боевых порядков пехоты и конницы. 14.9.43 г. 150-й и 18-й истребительно-противотанковые артиллерийские полки, преследуя противника, вырвались вперед наших конных групп и артиллерийской атакой овладели Ягодный, Чкалов, которыми кавалерийские части овладеть не могли.

Действия конно-механизированных соединений

1. Опыт боев показал, что конно-механизированные соединения играют чрезвычайно важную роль в развитии успеха при наступлении. Представляя собой мощную силу и имея такое преимущество, как подвижность, конно-механизированные соединения в короткие сроки проникали глубоко в тыл противнику, выходили на его коммуникации, уничтожали резервы и производили полную дезорганизацию в боевых порядках крупных войсковых соединений противника.
2. В основном боевые порядки конных и механизированных корпусов, если они действовали в оперативной связи, строились параллельно один другому, причем механизированные корпуса, как обладающие более мощной огневой силой и большей маневренностью, располагались на том фланге общего боевого порядка, откуда можно было ожидать более интенсивных контратак противника. Боевой порядок конных корпусов обычно состоял из двух эшелонов: две кавалерийские дивизии в первом эшелоне и одна кавалерийская дивизия – во втором; механизированные и танковые корпуса строились в один эшелон при сильном резерве в руках командира корпуса. В таком построении боевых порядков кавалерийские и механизированные корпуса могли развивать значительной силы удары на широком фронте и вместе с тем быть готовыми к надежному обеспечению своих флангов и к отражению возможных контратак с любого направления.
3. При подвижных и скоротечных формах боя, какой обычно ведут конно-механизированные соединения, чрезвычайно большую роль играет умелая и быстрая организация взаимодействия конницы, артиллерии и танков на всех этапах операции. Опыт проведенных боев показал, что спланированное перед началом операции взаимодействие обычно хорошо осуществляется на первых этапах боя, а в дальнейшем, по мере развития боя и продвижения в глубину, значительно ослабевает. Необходимо при разработке плана общих действий предусматривать такие формы и средства управления, которые бы обеспечивали полное взаимодействие всех частей и соединений до конца операции.
4. Как правило, конно-механизированные соединения вводились в действие после того, как стрелковые войска производили прорыв обороны противника. Но были случаи, когда конно-механизированным соединениям самим приходилось завершать прорыв обороны. Такая практика нередко диктовалась обстановкой и давала положительные результаты. Но в тех отдельных случаях, когда войска встречают чрезвычайно жесткую оборону противника, которая требует длительного времени и мощных артиллерийских средств на ее преодоление, танковые и особенно кавалерийские корпуса целесообразнее отводить из первой линии до момента прорыва оборонительной полосы стрелковыми частями, это даст возможность избежать перемешивания кавалерийских и танковых частей с пехотными, что в прошлом довольно часто имело место и вело только к путанице в боевых порядках, а также предотвратит излишние потери в танковых и особенно в кавалерийских частях.
5. Следует более надежно прикрыть конно-механизированные войска с воздуха истребительной авиацией. Недостаточное прикрытие с воздуха истребительной авиацией приводило к значительным потерям людского и конского состава и материальной части от бомбардировочной авиации противника и весьма ограничивало действия конницы в дневное время.
Подтверждается необходимость и возможность использования кавалерийских частей в ночных боях. Опыт показывает, что большая часть ночных боев заканчивалась успешно.
6. При подготовке операции необходимо уделять особое внимание скрытому выдвижению корпусов в исходное положение и тщательной маскировке до начала действий. Только выполнение этого требования обеспечивает внезапность и в значительной мере предопределяет будущий успех.

Разведка в преследовании

Опыт боев показал, что одним из главных элементов боевой деятельности войск в преследовании является непрерывная разведка.
В частях, где этому вопросу уделялось серьезное внимание, не было случаев отрыва противника от наших войск. Противник непрерывно был в сфере нашего наблюдения, что давало возможность определять пути отхода его главных сил, промежуточные рубежи, на которых он пытался задержаться, своевременно вскрывать замыслы и намерения и предпринимать соответствующие меры к разгрому его.
В период преследования противника разведывательные подразделения в основном были влиты в передовые отряды, в составе которых и выполняли свои задачи.
Разведка велась наблюдением, поисками, действиями подвижных групп в тылу противника, опросом местного населения и непосредственно боем разведывательных подразделений. Одним из основных методов действий разведывательных групп и разведывательных отрядов являлись засады. Назначенные группы разведчиков выбрасывались обходными путями на автомашинах или верхом на лошадях вперед на пути отхода противника и при удобных случаях нападали на колонны, громили их и брали пленных.
Прокладывая путь наступавшим частям, разведчики неоднократно вступали в бой с превосходящими силами противника или внезапными действиями создавали панику в его рядах, освобождали населенные пункты.
В отдельных случаях разведчики производили разминирование минных полей, что давало возможность наступавшим частям не задерживаться перед этого рода препятствиями.
В целях придания разведке большей подвижности в некоторых частях были созданы подвижные отряды разведчиков. В 130-й и 221-й стрелковых дивизиях 28-й армии были созданы подвижные разведывательные отряды в составе 45 человек, в которые входили по 20-30 автоматчиков, по 4-5 противотанковых ружей и по одной 45-мм пушке. Разведывательные отряды передвигались на трех автомашинах.
В 248-й стрелковой дивизии был создан кавалерийский эскадрон из трех взводов конной разведки стрелковых полков, который использовался как разведывательный отряд на главных направлениях и в своей боевой деятельности себя полностью оправдал.
Во многих соединениях разведывательные отряды использовали трофейные автомашины и мотоциклы, захваченные самими разведчиками.
Имели место случаи применения в разведке в составе разведывательных отрядов трофейных танков. Противник, принимая танки за свои, искал у них защиты и попадал под губительный огонь.
Применялась посылка в тыл противника конных дозорных, переодетых в гражданское платье. Маскируясь под эвакуированных граждан, разведгруппы получали в период преследования ценные данные.
Особое внимание было обращено на организацию и засылку в тыл противника групп «охотников», которые своими диверсионными действиями в значительной мере дезорганизовывали противника и вместе с тем собирали много ценных данных.

Вывод:

Все перечисленные выше приемы разведки широко практиковались почти всеми дивизиями первых эшелонов. Общая активность разведывательных органов была высокой, а это в значительной мере облегчало действие войск при преследовании противника.
Крайне необходимо:
а) полученный опыт разведывательной работы при преследовании противника распространять и привить разведывательным органам всех дивизий;
б) обеспечить все разведывательные подразделения автотранспортом, чтобы придать им подвижность; отсутствие быстрых средств передвижения делает разведывательные органы при преследовании совершенно беспомощными.

Заместитель начальника штаба 4-го Украинского фронта
полковник ТАРАСОВ

Старший помощник начальника
Оперативного отдела штаба 4-го Украинского фронта
подполковник ЛЕВШУК

22 ноября 1943 г.2.

Ф. 244, оп. 20510с, д. 2, лл. 282-287. Машинописная копия.


1 Разведывательных органов.
2 Дата установлена по препроводительному отношению к данному документу.



Отчет начальника инженерных войск 13-й армии начальнику штаба инженерных войск 1-го Украинского фронта об инженерном обеспечении форсирования р. Днепр с хода войсками армии в сентябре 1943 года (21 ноября 1943 г.)

Отчет
начальника инженерных войск
13-й армии
начальнику штаба инженерных войск
1-го Украинского фронта
об инженерном обеспечении
форсирования р. Днепр с хода
войсками армии
в сентябре 1943 года
(21 ноября 1943 г.)


СЕКРЕТНО

ОТЧЕТ
ПО ФОРСИРОВАНИЮ р. ДНЕПР НА УЧАСТКЕ ст. ИОЛЧА,
ГЛЫБОВО В ПОЛОСЕ НАСТУПЛЕНИЯ 13-й АРМИИ1

          В связи с тем, что войска армии с хода и на широком фронте приступили к форсированию р. Днепр, границу между периодом подхода к реке и подготовительным периодом указать трудно, так как одновременно с форсированием р. Днепр производились ремонт дорог, просадка новых маршрутов, строительство мостов и проч.
          Задача инженерного обеспечения подхода к р. Днепр и подготовительного периода заключалась в том, чтобы обеспечить дорогами и путями для эвакуации и подвоза, подтянуть табельные переправочные средства в районы сосредоточения, инженерные части придать соединениям для взаимодействия.
          В этот период – к 17.9.43 г. – в армии находились:
          – 7-я штурмовая инженерно-саперная бригада в составе 31-го, 33-го и 35-го штурмовых инженерно-саперных батальонов (два батальона – 32-й и 34-й штурмовые инженерно-саперные батальоны – временно были приданы 61-й армии и обеспечивали переправами ее войска через р. Десна в районе Короп);
          – 275-й армейский инженерный батальон и девять дивизионных саперных батальонов.
          Инженерные части армия распределялись:
          33-й штурмовой инженерно-саперный батальон придан 15-му стрелковому корпусу с задачей обеспечить переправами через р. Днепр с распределением рот – по одной роте на дивизию первого эшелона и одна рота в резерве корпусного инженера;
          31-й штурмовой инженерно-саперный батальон придан 17-му гвардейскому стрелковому корпусу с задачей обеспечить переправу войск корпуса [через р. Десна] в районе Надиновка, отремонтировать дороги в полосе корпуса и одной ротой строить мост совместно с 35-м штурмовым инженерно-саперным батальоном;
          35-й штурмовой инженерно-саперный батальон производил постройку балочного деревянного моста через р. Десна в районе Надиновка;
          275-й армейский инженерный батальон одной ротой и 50 % переправочного парка МДП А-32 обслуживал 129-ю танковую бригаду, одной ротой оборудовал командный пункт штаба армии, одна рота находились в резерве начальника инженерных войск армии.
          Все инженерные части находились в боевых порядках соединений.
          Два батальона 7-й штурмовой инженерно-саперной бригады и 50-й моторизованный понтонно-мостовой батальон после пропуска войск 61-й армии должны были возвратиться обратно. 49-й моторизованный понтонно-мостовой батальон, 1-й и 7-й батальоны инженерных заграждений 1-й гвардейской бригады специального назначения находились на подходе.
          До подхода к р. Днепр войска армии форсировали р. Десна в районе Короп, р. Сейм, р. Десна на участке Чернигов, Моровск, отчет о форсировании которых представлен 30.10.43 г. за № 020883.
          Произведенной инженерной разведкой установлено, что оборонительных сооружений как по восточному, так и по западному берегу р. Днепр противник не создал. Лишь на отдельных участках в районе железнодорожного и деревянного мостов, а также из населенных пунктов, расположенных вблизи берега, противник ведет пулеметный огонь. Из глубины артиллерийским и минометным огнем обстреливает реку и подступы к р. Днепр.
          Мосты, баржи – уничтожены. Рыбацкие лодки частично приведены в негодность. Исправных сравнительно мало.
          Лесоматериала для устройства плотов имеется в достаточном количестве.
          Ширина р. Днепр колеблется на различных участках от 190 до 350 м. Берега пологие, песчаные, поросшие мелким кустарником, служащим хорошей маскировкой. Разведка уточнила места пунктов переправ и наметила колонные пути, которые в дальнейшем при их улучшении и ремонте служили постоянно действующими дорогами.
          На основе инженерной разведки командование и общевойсковые командиры приняли окончательное решение на форсирование.
          К 24.00 21.9.43 г. войска армии левым флангом в составе 17-го гвардейского стрелкового корпуса и к 24.00 22.9.43 г. правым флангом в составе 15-го стрелкового корпуса подошли к р. Днепр. 28-й стрелковый корпус прикрывал правый фланг армии с севера ввиду того, что армия глубоко вышла вперед и были угроза флангу в случае контратак противника.
          В силу того, что форсирование р. Днепр совершалось на широком фронте при отсутствии дорог и по песчаному грунту, а местами по сыпучему песку, инженерные части армии произвели большую работу по улучшению дорог, устраивая хворостяную выстилку. Всего было проложено новых дорог около 200 км, из них около 30 км выложены (улучшены) хворостом и частично – плетнями.
          Практика показала, что уложенный на песчаный грунт хворост с незначительным добавлением соломы или сена и присыпанный увлажненным песком улучшает дорогу, которую возможно эксплуатировать довольно длительное время. 1 кубометр хвороста и 30-40 кг соломы или сена на 10 м дороги могут быть признаны хорошей дозировкой […]
          На расцвете 22.9.43 г. части 17-го гвардейского стрелкового корпуса на участке Нижн. Жары, Старо-Глыбов и на рассвете 23.9.43 г. части 15-го стрелкового корпуса на участке железнодорожный мост, Сивки с хода и на широком фронте приступили к форсированию р. Днепр.
          К этому времени было собрано 25 плотов из бревен и бочек, 42 рыбацкие лодки, 2 баржи и 4 десантных лодки А-3. Общая грузоподъемность переправочных средств составила 45.5 тонны и две баржи грузоподъемностью 85 тонн.
          Другие табельные средства переправы к этому сроку были на подходе, а парки Н2П действовали через р. Десна.
          Противник оказывал сильное огневое сопротивление из районов: железная дорога, м. Комарин, Нижн. Жары и Теремцы, но был выбит из этих пунктов подразделениями, переправившимися севернее и южнее этих мест.
          Передовые отряды усиленные артиллерией, успешно продвигались на запад, расширяя захваченный плацдарм. Для пропуска главных сил и для транспорта приступили к наводке понтонного и постройке деревянных мостов. Прибывшее переправочное имущество использовалось как паромные переправы. К этому же времени [27.9.43 г.] прибыли все инженерные части […].
          Всего в этот период [к 27.9.43 г.] действовало 12 пунктов переправ […].
          Общая грузоподъемность всех переправочных средств составила 483 тонны, в том числе табельные средства – 356 тонн и подручные – 127 тонн за один рейс. Эти переправочные средства были способны переправить на всех 12 пунктах за один рейс: личного состава – 1850 человек, дивизионной артиллерии и автомашин – 85 единиц, противотанковых орудий – 45 единиц, станковых пулеметов – 185 штук, подвод – 72 подводы […].

ВЫВОДЫ

          1. Форсирование больших водных преград, как реки Сейм, Десна, Днепр и Припять, частями 13-й армии проводилось впервые.
          2. Во всех случаях перед началом форсирования проводилась инженерная разведка дивизионными и полковыми саперами, а также саперами инженерных частей армии и офицерской разведкой штаба инженерных войск.
          Инженерная разведка ставила своей целью:
          а) выбор мест форсирования на подручных средствах, легких и тяжелых табельных переправочных средствах, а также мест постройки стационарных балочных мостов;
          б) выявление всех подручных средств на восточном берегу рек и наличие других материалов, могущих быть использованными для форсирования;
          в) ремонт подручных переправочных средств и сосредоточение их в районах переправ;
          г) разведка и привешивание подъездов к переправам, а также определение объема работ по ремонту подъездов.
          3. Форсирование водных преград во всех случаях проводилось на широком фронте одновременно, что способствовало успешному выполнению задач командования, так как противник вводился в заблуждение и не мог точно определить истинное место переправы главных сил и организовать на этом участке какие-либо серьезные контратаки.
          4. Благодаря тому, что весь личный состав инженерных частей и общевойсковых соединений был заранее подготовлен и ориентирован на решение столь важных задач – форсирование больших рек в основном на подручных средствах, при ограниченном количестве табельных переправочных средств, и благодаря решимости во что бы то ни стало выполнить приказ командование – поставленные задачи были выполнены успешно.
          5. При форсировании водных преград во всех случаях применялся метод наращивания переправочных средств, а именно:
          а) подручные переправочные средства усиливались легкими табельными переправочными средствами;
          б) легкие табельные переправочные средства усиливались тяжелым парком Н2П;
          в) тяжелые табельные переправочные средства усиливались путем постройки стационарных балочных мостов.
          6. Переправа войск и материальной части через водные преграды проводилась под непрерывным воздействием артиллерийского и минометного огня и авиации противника. Переправы разрушались, материальная часть выводилась из строя, но благодаря самоотверженной работе саперов и понтонеров переправы восстанавливались и переправа войск не прекращалась.
          7. При постройке балочных мостов в широких масштабах применяли практику мобилизации плотников из гражданского населения и гужевого транспорта для подвозки лесоматериалов.
          Строительный материал заготавливался и подвозился к месту работ (не во всех случаях) заблаговременно, а с захватом плацдарма сразу же приступали к постройке мостов.
          8. К недостаткам при форсировании водных преград следует отнести:
          а) в начальный период было недостаточное количество легких табельных переправочных средств;
          б) недостаточное количество тяжелых табельных переправочных средств;
          в) отсутствие транспорта для маневрирования даже теми ограниченными табельными средствами, которые имелись в войсках, так как 49-й и 50-й отдельные моторизованные понтонно-мостовые батальоны своего транспорта не имели;
          г) отсутствие горючего также являлось одним из факторов, тормозящих своевременную переброску табельных переправочных средств от одного водного рубежа к другому;
          д) несвоевременное и недостаточное прикрытие районов форсирования средствами противовоздушной обороны и прикрытие с воздуха, что приводило к излишним потерям в живой силе, транспорте и технике. Особенно это ощущалось в период с 3.10.43 г.;
          е) в начальный период форсирования водных преград недостаточно четко была организована комендантская служба […].

Начальник инженерных войск 13-й армии
полковник КОЛЕСНИКОВ

Начальник штаба инженерных войск 13-й армии
подполковник ДЕНИСЮК

21 ноября 1943 г.4
Ф. 361, оп. 19754с, д. 4, лл. 389-393. Машинописная копия.

1 Документ публикуется с сокращением.
2 Так в документе.
3 Отчет в настоящем выпуске Сборника не публикуется, т. к. вопросы форсирования рек с хода в этом отчете не отражены.
4 Дата установлена на основании препроводительного отношения к данному документу.