Приказ командующего войсками фронта № 00306 об итогах боевых действий войск СКФ в Киево-Молдаванской операции в период 26.5-7.6.43 г. (14.6.43 г.)

Приказ
командующего войсками фронта
№ 00306
об итогах
боевых действий войск СКФ
в Киево-Молдаванской операции
в период 26.5-7.6.43 г.
(14.6.43 г.)


ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ФРОНТА
№ 00306

14 июня 1943 г. Действующая армия
 
Содержание.   Об итогах боевых действий войск СКФ в Киевско-Молдаванской операции в период 26.5-7.6.43 г.
 
          Проведенные наступательные действия войсками 37 и 56 армий в период 26.5-7.6.43 показали:
          1. Подготовка к наступлению дала войскам полную возможность планомерно и скрытно провести все необходимые мероприятия по планированию боя во всех звеньях, организации взаимодействия родов войск. управлению войсками и обеспечила здоровый боевой дух войск.
          2. Путем проведения перегруппировок сил и средств плотность артиллерийско-минометного огня на направлении главного удара была создана вполне достаточной: 92-113 стволов на 1 км фронта, при 145 танках НПП на 9 км фронта. Это при одновременных бомбовых и штурмовых ударах нашей авиации и внезапности нашего наступления создавало войскам все условия для взлома тактической глубины обороны противника, с последующим развитием успеха в его оперативной глубине.
          3. Учитывая серьезность укреплений оборонительной полосы противника, до начало наступления, в течение 24-25 мая было произведено разрушение наиболее прочных оборонительных сооружений противника. За это время уничтожено 25 ДЗОТ и 10 ДОТ.
          4. 26 мая, после получасовой артиллерийской подготовки, залпов ГМЧ, бомбового и штурмового удара авиации по боевым порядкам противника и оцепления его дымовой завесой, поставленной авиацией, войска 37 и 56 армии перешли в наступление. В результате к середине дня наши части, отбрасывая и уничтожая противника продвинулись на 3-5 км, овладев Плавненский, выс. 121.4, Горищный, Арнаутский, Подгорный, Табуловский и Самсоновский, имея все предпосылки к дальнейшему развитию успеха. Неоднократные контратаки противника каждый раз отражались.
          Однако во второй половине дня противник усилил массированные налеты авиации по наступающим войскам, прижал пехоту к земле и, подтянув резервы, силою до трех полков пехоты, при поддержке 60 танков перешел в контратаку и несколько потеснил наши части на участке выс. 121.4, Подгорный, а к исходу дня приостановил наступление на всем участке прорыва.
          В период с 27 мая но 7 июня противник, продолжая подтягивать резервы, контратаками пытался восстановить утраченные позиции и хотя контратаки противника были отбиты, все же войска 37 и 56 армий успеха в развитии наступления не получили и оставались на достигнутых рубежах.
          В итоге наступательные действия 37 и 56 армий имели территориально незначительные успехи, которые не оправдывают огромных усилий, затраченных войсками, материальных затрат и потерь, понесенных 37 и 56 армиями.
          5. Причиной наших неудач являются не только массированные удары авиации противника, но и серьезные недочеты, допущенные нашими войсками, командирами и штабами в ходе наступательных действий.
          Разведка. Разведывательные органы всех степеней и родов войск, кроме ВВС, в подготовительный период с поставленными задачами не справились. Группировка противника в тактической глубине с необходимой полнотой выявлена не была, и только в ходе наступления была вскрыта в первой линии обороны противника 79 пд, подвезенная из глубокого тыла.
          Совершенно недостаточно были вскрыты препятствия – минные поля и проволочные заграждения.
          В ходе наступательного боя, когда решающим видом разведки на поле боя является личное наблюдение командиров всех степеней и специальных наблюдателей, этого вида разведки как раз и недоставало. Поэтому истинная группировка противника в глубине обороны и контратаки его своевременно не вскрывались. Ввиду этого мощный огонь наших артиллерийских и минометных средств, а также пулеметов часто направлялся не по целям.
          Действия пехоты. а) Пехота еще не научилась полностью использовать огневые налеты артиллерии и бомбовые удары авиации для немедленного продвижения вперед, для захвата рубежей. Также медленно продвигается пехота и за отступающим противником, что особенно резко обнаружилось 26 мая в районе Плавненский и Красн. Победа, когда противник в беспорядке побежал в Киевское.
          С другой стороны, наши стрелковые подразделения и части показали недостаточную маневренность и при образовании брешей в обороне противника на участки соседей не используют их для продвижения вперед. Командиры стрелковых подразделений, частей и даже дивизий плохо увязывают свои действия с соседями и не придают этому нужного значения.
          б) Управление подразделениями и огневыми средствами пехоты продолжает оставаться на исключительно низким уровне. Взводы, роты и батальоны часто выпадают из непосредственного личного наблюдения командира, а значит и плохо управляются.
          При продвижении пехоты вперед командиры отстают от боевых порядков своих подразделений и влияния на ход боя по существу не имеют – бойцы и младшие командиры действуют самотеком. Поэтому при появлении даже незначительных контратакующих сил противника неуправляемые группы пехоты часто отходят по своему решению, а командиры, не видя поля боя, своевременных мер и корректив в бою не принимают.
          в) Пехота еще не приучена к немедленному закреплению занятых рубежей, поэтому отдельные пункты, захваченные с боем у противника, оставлялись при первых же его контратаках. Огонь своего оружия по контратакующему противнику и конкретным огневым целям в ходе наступления пехота почти не использует полагаясь в большинстве на огонь поддерживающей артиллерии.
          Пехотные командиры ввиду отсутствия нужного личного наблюдения не дают конкретных целей артиллерии, минометам и танкам для их подавления.
          г) Все еще неудовлетворительно поставлено воспитание войск в вопросах выполнения конкретных боевых задач, особенно в динамике боя. В силу этого отдельные подразделения пехоты наступление ведут без нужного порыва.
          Артиллерия. Артиллерия сопровождения пехоты не сумела должным образом выполнить свою задачу, так как передовые и командирские НП отставали, а батальонные и полковые пушки продвигались крайне медленно и не оказывали должной поддержки передовым подразделениям пехоты. Поэтому при контратаках противника наша пехота вынуждена вести бой только средствами своего огня. Всем должно быть известно, что на захваченном пехотой рубеже орудия прямой наводки должны явиться костяком системы противотанковой обороны.
          Постановка задач артиллерии часто бывает общей, в виде: «Подавить огневые средства и живую силу на переднем крае и в ближайшей тактической глубине», вместо того, чтобы указать конкретные цели (объекты) или узлы целей.
          26 мая, в период наиболее массированных ударов авиации противника, зенитная артиллерия оказалась в движении и не смогла в полной мере противодействовать ударам с воздуха.
          В ходе операции на участке 56 армии был допущен ряд грубых промахов по вине командующего артиллерией армии и его заместителя по ГМЧ: в боях на подступах к Молдаванская и за выс. 114.1:
          а) Задачи артиллерии были представлены в общей форме, без конкретного указания целей; также не были указаны и конкретные объекты приложения массированного огня артиллерии и ГМЧ.
          б) Работа подразделений ГМЧ была спланирована плохо, задачи даны были неконкретные.
          В результате все попытки частей 50 армии по овладению выс. 114.1 окончились неудачей.
          Танки. Использование танков НПП при прорыве оборонительной полосы противника не совсем правильное, плохо маневрируют, не сумели использовать местность и мало ведут огонь из танков. Ввиду этого противник получает возможность без особого труда выводить танки своим артиллерийским огнем.
          Перед наступлением не была обеспечена тщательная разведка минных полей, и в динамике боя разведку минных полей не организовали. Отдельные танковые командиры не предусмотрели маневра в обход минных полей в глубине обороны, в результате чего только на минах подорвалось 74 танка. Танки командиров 244 и 258 тп, оказавшись подорванными, вышли из боевых порядков своих частей и командиры частей фактически потеряли управление в наиболее ответственный период боя, а командир 6 гв. тп, вырвавшись из боевых порядков вперед на разведку также оставил полк без управления.
          В ответственные периоды боя командиры дивизий, по просьбе командиров танковых частей, допускали вывод танковых полков на исходное положение для заправки, а управления БТ и МВ 37 и 56 армий не принимали мер к своевременному восстановлению управления в танковых полках.
          Командиры батальонов 5 гв. тбр безответственно отнеслись к вопросам увязки взаимодействия с пехотой, перепоручив этот вопрос адъютантов.
          Командующие БТ и МВ армий и командиры танковых полков совершенно неудовлетворительно организовали эвакуацию подбитых танков: из 116 танков, вышедших из строя в первый день боя, было эвакуировано только 26 танков. Лишь после вмешательства Военного Совета фронта была резко улучшена эвакуация, в результате чего за время боевых действий эвакуировано 145 танков, из которых к сегодняшнему дню восстановлено 94 танка.
          Действия авиации. Общевойсковые командиры при постановке задач авиации еще разбрасывают ее удары по множеству целей в пространстве и растягивают удары по времени, что понижает возможную пробивную эффективность авиации.
          Маневр зенитной артиллерии производится медленно и запаздывает, рассредоточенный огонь зенитной артиллерии не расстраивал бомбардировочные группы противника и не облегчал истребительной авиации выполнение ее задач. При отражении ударов авиации противника зенитная артиллерия еще не научилась взаимодействовать с истребительной авиацией.
          Войска до сих пор слабо обозначают свое положение, а в артиллерии не отработано целенаведение авиации при помощи разрывов артиллерийских снарядов.
          Полевая артиллерия не ведет огонь по зенитной артиллерии противника в момент удара нашей бомбардировочной и штурмовой авиации.
          Бомбардировочная авиация еще слабо ведет бой по отражению истребителей противника.
          Инженерные войска. Неудовлетворительная инженерная разведка глубины обороны противника явилась причиной того, что наши танки на минных полях понесли большие потери.
          В результате слабой натренированности инженерных частей для совместных действий с танками саперы отставали от танков, не обеспечивая их в инженерном отношении. С другой стороны, саперы сопровождения, посаженные на танки, несли большие потери, в результате чего танки в глубине обороны действовали почти без саперов.
          Командир батальона 10 гв. сбр задержал саперов 13 инженерной бригады, направленных для инженерной разведки переднего края, и использовал их в качестве стрелков, чем показал недооценку важности специальной боевой работы инженерных войск.
          Взаимодействие. Взаимодействие между пехотой, артиллерией и танками в звене командир батальона – командир дивизиона (батареи) – танковая рота недостаточно четко отрабатывается в штабах и особенно плохо на местности. С другой стороны, взаимодействие, налаженное в статике – перед наступлением, теряется в динамике боя без постоянных устремлений к его восстановлению.
          Отсутствие тактического взаимодействия между соединениями ярко подтвердилось фактом недоговоренности между командирами 11 гв. ск и 1 сд НКВД, когда намеченная частная операция на 5 июня фактически из-за этого была сорвана. Дивизия НКВД начала боевую работу по заранее намеченному плану, а ее сосед – 11 гв. ск – вследствие небрежности и отсутствия контроля со стороны штарма 37 в наступление не перешел.
          Все эти отрицательные факты явились следствием того, что командиры и штабы всех степеней недостаточно конкретно руководят боевой деятельностью подчиненных войск, неудовлетворительно взаимодействуют в динамике боя и забывают о необходимости тщательной и непрерывной разведки на всех этапах боевой деятельности войск.
          Обращая на это внимание командующих армиями, командиров корпусов, дивизий и бригад

          ПРИКАЗЫВАЮ:

          1. Улучшить руководство разведывательными органами и разведывательной деятельностью родов войск с тем, чтобы разведка была тщательной и непрерывной на всех этапах боевой деятельности войск. В динамике боя в основу разведки положить личное наблюдение командиров всех степеней и родов войск.
          2. При подготовке боя уделять первостепенное внимание вопросам взаимодействия родов войск, а также тактического взаимодействия с соседями.
          Все вопросы взаимодействия пехоты, танков и артиллерии, исходя из конкретных боевых задач и принятого плана боя, обязательно отрабатывать на местности, доходя до звена командира взвода пехоты, командира танка, командира батареи и отдельного орудия.
          3. Подготовку и расстановку орудии сопровождения вести таким образом, чтобы они были обеспечены средствами тяги и каждое орудие – отделением пехоты для продвижения вперед в боевых порядках пехоты.
          На зенитную артиллерию каждый раз иметь план перемещения вперед поэшелонно с целью непрерывности прикрытия боевых порядков по ходу сопровождения ее на всю глубину прорыва обороны противника.
          Артиллерийским начальникам всех степеней, организуя бой, артиллерии и ГМЧ, указывать основные объекты, на которых должен быть направлен огонь артиллерии, минометов и ГМЧ: командующие артиллерией армий указывают подчиненным районы, конкретные объекты и важнейшие цели; командующие артиллерией корпусов и дивизии – цели.
          Командующему артиллерией фронта и командующему БТ и МВ фронта организовать по армиям и во фронтовых районах совместные занятия с комсоставом артиллерии и танковых войск с задачей: подготовить кадры командиров по корректировке артиллерийского огня приданных танков
          4. В целях предотвращения излишних потерь танков ввод их в бой обеспечивать тщательной разведкой и подготовкой проходов в минных полях как перед передним краем, так и в глубине обороны.
          В случае невозможности разминирования в глубине обороны и обхода их танками данные участки захватывать пехотой без танков, а последние вводить в бой только после проделывания проходов.
          5. Для надежности управления командирам танковых частей иметь при себе резервный радийный танк на случай выхода командирского танка из строя, а для обеспечения эвакуации – в боевых порядках каждого батальона и роты иметь танки с натренированным экипажем по выводу подбитых танков.
          6. Командующему БТ и МВ фронта провести по армиям с полками и бригадами учения по организации взаимодействия танков с пехотой и артиллерией.
          7. В целях надежности постоянного инженерного обеспечения танковых частей переброску саперов сопровождения на корпусах танков допускать только до момента прохода танками переднего края, в дальнейшем движение саперов сопровождения производить в боевых порядках пехоты первого эшелона. При наличии бронетранспортеров размещать саперов в последних и продвигать их непосредственно в боевых порядках танков.
          Категорически запретить использование саперов не по прямому назначению и особенно в качестве стрелков.
          8. Командармам при постановке задач авиации не разбрасывать ее усилия по множеству целей и не растягивать ее удары по времени, организовав четкое обозначение положения наземных войск в момент действий нашей авиации и используя артиллерийский и минометный огонь для показа авиации целей – объектов удара.
          Командующему артиллерией фронта и армий в плане огня предусматривать борьбу с зенитной артиллерией противника в момент действия нашей авиации на поле боя, особенно в момент удара авиации по артиллерийским позициям противника. Совместно со штабом 4 ВА разработать мероприятия по взаимодействию зенитной артиллерии с истребительной авиацией по отражению атак авиацией противника наших войск на поле боя.
          Командующему 4 ВА продолжать работу по приказу войскам СКФ № 00227. Совместно со штабом командующего артиллерией фронта организовать взаимодействие истребительной авиации с зенитной артиллерией и использование постов ВНОС для наведения истребителей на авиацию противника.
          9. В боевой подготовке войск обратить внимание: на обучение пехоты блокировке отдельных огневых точек противника, совместные действия ее с родами войск, управление боем командным составом, а также на тренировку подвижности стрелковых подразделении и частей в динамике боя.
          10. Настоящий приказ довести до командиров полков включительно. На передовые позиции приказ не брать; хранить только в штабе армии.
          11. Исполнение донести.

Командующий войсками
Северо-Кавказского фронта
генерал-лейтенант ПЕТРОВ

Член Военного Совета
Северо-Кавказского фронта
генерал-майор ФОМИНЫХ

Начальник штаба
Северо-Кавказского фронта
генерал-майор ЛАСКИН




Директива командующего войсками фронта № 005 о недочетах в наступательных действиях войск (6.5.43 г.)

Директива
командующего войсками фронта
№ 005
о недочетах
в наступательных действиях
войск
(6.5.43 г.)


.

Военным Советам армий,
Командирам соединений и частей

          Прошедшие за последние дни бои на нашем фронте показали, что многие командиры еще до сих пор не понимают природы современного боя, что прорыв обороны противника (какая она есть на сегодня) – цель не одного дня, а нескольких дней настойчивого и упорного прогрызания боевых порядков противника с прочным и немедленным закреплением отвоеванной у врага территории.
          Однако неуспех первого дня боя приводит некоторых командиров к апатии, и вместо твердого проведения в жизнь поставленных задач они начинают производить ненужные и ничем не оправдываемые перегруппировки войск и техники, отчего теряется время, а цель не достигается. Это является следствием отсутствия упорства у отдельных командиров в выполнении поставленной задачи и настойчивости в выполнении приказа захватить тот или иной тактический рубеж или объект.
          Большое наличие артиллерии и полная обеспеченность боеприпасами позволяют создавать мощный огонь и общий наступательный порыв, но многие командиры пехоты частей и подразделений запаздывают, а зачастую совсем не используют огонь артиллерии и авиации. Наступательный порыв теряется, пехота, пройдя несколько метров, ложится вновь.
          Все это происходит вследствие того, что в частях и соединениях:
          Первое. Слабо организована разведывательная деятельность. Разведке по-прежнему не уделяется должного внимания со стороны командиров всех звеньев. Командующие армиями мало требуют с командиров корпусов, дивизий и полков за организацию и состояние войсковой разведки. План разведки не составляется (32 гв. сд, 10 гв., 11 гв. ск), приказания по разведке пишутся неконкретно, задача ставится в общих чертах, а иногда, как это делал начальник разведывательного отдела штаба 10 гв. ск, отдается по телефону, причем не как приказание, а как просьба сделать одолжение или любезность: «Пожалуйста» или «Слушай, Миша, как дела? Давай доставай языка и больше никаких гвоздей». Разведывательные подразделения о результатах своей работы не докладывают, а вышестоящие командиры докладов и не требуют. Карта ведется небрежно, данные о появлении новых огневых точек не отмечаются (11, 10 гв. ск, 32 гв. сд, 242 гсд и др.). Добытые данные о противнике не обобщаются и с другими источниками не сопоставляются, а поэтому выводы также не делаются.
          В процессе организации самого боя местность не изучается и не разведывается, НП заблаговременно не оборудуются, а если где это и проводится, то на большом удалении от переднего края обороны противника (32 гв. сд, 383 сд и др.).
          К разведке относятся с пренебрежением. В состав войсковой разводки и ночных поисковых партий специалисты не включаются.
          Разведывательные подразделения в большинстве частей и соединений продолжают оставаться недоукомплектованными личным составом и не обеспечены материальными средствами. Все это приводит к незнанию противника, его обороны и огневой системы как на переднем крае, так и в глубине, а при наступлении наших войск к излишним потерям личного состава и к неуспеху в бою.
          Второе. Обнаружить цель – доблесть не меньшая, чем поразить ее. Это положение подтверждается в каждом бою и относится ко всем родам войск, а особенно к артиллерии.
          В боях последних дней было большое сосредоточение артиллерийского огня. Огонь артиллерии и авиации должен был нарушить и подавить систему огня на переднем крае обороны противника, однако, когда пехота пошла в атаку, многие огневые точки противника оказались неподавленными (10 гв. ск, 317 сд, 32 гв. сд), враг встречал атакующих сильным огнем. Это явилось результатом того, что артиллерийская стрельба велась без учета важности целей, в порядке очередности, артиллерийская разведка не была как следует организована, неправильная организация работы на наблюдательных пунктах, отсутствие на них круглосуточного дежурства, плохая работа, а иногда полное отсутствие передовых наблюдательных пунктов, задача которых своевременно обнаруживать и засекать огневые точки на переднем крае.
          Третье. В практике руководства со стороны старших начальников к младшим существует вредный формализм в постановке задач и отданных распоряжений, а не деловое конкретное указание и совершенно отсутствует поверка и контроль за исполнением отданных распоряжений (10, 11 гв. ск, 32 гв. сд, 4 гв. сбр, 242 гсд и др.).
          Старший начальник при отдаче приказа или распоряжения не старается добиться от подчиненного сознательного понимания поставленной ему задачи (32 гв. сд, 11 гв. ск и др.). Многие начальники не понимают, что за время войны выдвинулась масса молодых командиров, не имеющих командирского опыта и практики в работе, которых надо учить, помогать, иногда разъяснять и проверять самые простые вопросы в деталях.
          Четвертое. Управление боем организовано из рук вон плохо, особенно в звене полк – батальон, часто оно ограничивается отдачей боевого приказа, а в динамике боя сводится к простому наблюдению, отсиживанию в блиндажах и телефонному окрику: «как дела, давай вперед, нажимай, смотри в оба» (4 гв. сбр, 32 гв. сд, 151 тбр и др.). Такие командиры не могут влиять на ход боя и управлять войсками и не достойны быть руководителями. Связь в таких частях и соединениях основывается в большой степени только на проводе и при потере последней не восполняется другими средствами, что приводит к неуспеху и преступным потерям, как это было: в 4 гв. сбр, 32 гв. сд, 2 гв. сд.
          Штабы полков и дивизий (32 гв. сд, 11 гв. ск, 242 гсд, 317 сд, 151 тбр) как органы управления командира в бою сколочены слабо. Отдельные штабные командиры подобраны неудачно. Штабная культура вследствие этого весьма низкая. Штабы корпусов и дивизий (3 ск, 32, 2 гв. сд, 242 гсд) отдаваемые распоряжения проверяют недостаточно, со штабными командирами и штабами не занимаются и их не учат.
          Пятое. Приказ № 306 НКО от 8.10.42. не изучен и практически не реализуется. Части и подразделения продолжают вести наступление не цепью, а группами – это приводит к излишним неоправдываемым потерям как в людях, так и в материальной части.
          Шестое. Многие командиры подразделений, частей и соединений не знают противостоящего врага и ведут наступательный бой вслепую. Наблюдение за полем боя не организуется, и все управление основывается на докладах от подчиненных, которые никто не перепроверяет.
          Разведка в бою совершенно отсутствует. Начальники забыли основное сталинское положение – «доверять – это значит проверять». Отсутствие контроля приводит к лживым докладам, а иногда и явному очковтирательству.
          29.4.43 г. бывший командир 32 гв. сд гвардии полковник Ткачук донес командарму 56, что части дивизии овладели участком железной дороги восточнее Крымская и вышли к отметке 14.7. Проверкой этого факта было установлено, что дивизия, подходя к железнодорожной насыпи, встретила огонь противника и залегла. Вместо честного признания в положении дивизии полковник Ткачук стал на путь лжи.
          Аналогичный случай ложного донесения имел место во 2 гв. сд также об овладении железнодорожной насыпью. 1.5.43 г. штарм 37 донес, что отряд 295 сд овладел Ленинский и развивает успех в южном направлении с целью перерезать железную и шоссейную дороги, фактически же Ленинский никто не овладевал.
          Эти и другие подобные факты вранья есть не что иное, как проявление на практике идеологии шкурников, которые боятся за положение и состояние дел в части. Главное у них не борьба за высокую командирскую честь, за честь подразделения и части, а стремление показать себя в лучшем свете, сохранить за собой хорошую репутацию. Вранье в бою равносильно трусости.
          Седьмое. Практика боев на нашем фронте показала, что еще имели место случаи проявления трусости на поле боя со стороны некоторых командиров. Вместо наблюдения за ходом боя и руководства боем некоторые командиры бросают свои подразделения, управление передают подчиненным, а сами скрываются под всевозможными предлогами в землянках, а то и в тылу. Так например: командир батальона 80 гв. сп капитан Беспалов, 82 гв. сп капитан Засорин, капитан Богатченко, лейтенант Пономарев, старший лейтенант Куропатников и другие, проявив трусость, под воздействием артиллерийского огня и авиации противника, бежали с поля боя, оставив свои подразделения без управления.
          Восьмое. Несмотря на ряд приказов и указаний НКО, штаба фронта – скрытое управление войсками полностью не соблюдается и должных мер к сохранению военной тайны не принимается. Разговоры о передислокации, предстоящих действиях ведутся в домах в присутствии местных жителей (242 гсд), в столовых при посторонних, в машинах при водителях. Переговоры по телефону, телеграфу ведутся без переговорных таблиц и установленных позывных. Вместо этого выдумывают отсебятину, так называемый клер вроде: «Хозяйство Иванова сосредоточилось Абинская, хозяин перенес работу на завтра, твоему хозяйству захватить высоту 85.3. Полки называют сынами, батальоны внуками, танки – девушками в лаптях, артиллерию – долгорукими и т. д.» Такой «клер» кроме вреда ничего принести не может, а противнику облегчает заблаговременно узнавать все наши планы и намерения.
          Военный Совет фронта предлагает:
          Первое. Всем командирам частей и соединений прекратить вредную практику пренебрежительного отношения к органам разведки и использования разведывательных подразделений не по назначению.
          Проверять, контролировать и учить командиров разведывательных органов, помня, что разведка – глаза и уши командира и что важнейшей обязанностью командиров и штабов во всех случаях боевой деятельности войск является умелая и добросовестная разведка противника. Тщательно просмотреть и проверить состав руководителей разведывательных подразделений и органов, укомплектовать разведывательные подразделения за счет лучших и способных бойцов и командиров.
          Второе. Поставленные задачи перед частью или соединением решать днем и ночью методом настойчивого и упорного прогрызания боевых порядков противника, организуя короткие атаки на глубину 1000-1500 м, немедленно и прочно закрепляя отвоеванную у врага территорию.
          Третье. Артиллерийскую стрельбу организовать, сообразуясь с важностью целей и учетом того, какую цель подавлять или уничтожать в первую очередь и какую в последующую, помня, что каждый выпущенный снаряд должен нанести урон врагу.
          Четвертое. Покончить раз и навсегда с вредным и преступным формализмом в практике руководства и постановке задач подчиненным. Нужно руководить, проверять, учить и требовать исполнения своих распоряжений.
          Пятое. Улучшить управление боем и приблизить его непосредственно к войскам, командирам частей и соединений, чаще бывать самим в войсках, устранять на месте недостатки; наказывать нерадивых, награждать и поощрять достойных.
          Шестое. Командирам и политорганам изжить позорнейшее явление в условиях нашей Красной Армии – вранье и очковтирательство. Ни один случай неверного доклада и нечестности не оставлять без тщательного расследования и привлечения к строжайшей ответственности виновных, вплоть до предания суду Военного Трибунала.
          Седьмое. За трусость, проявленную на поле боя, капитана Беспалова, капитана Засорина, капитана Богатченко, ст. лейтенанта Куропатникова, лейтенанта Пономарева направить в штрафной батальон сроком на 2 месяца каждого.
          Военным советам армий и командирам соединений провести расследование фактов проявления трусости на поле боя, виновных направить в штрафной батальон или предать суду Военного Трибунала в зависимости от тяжести проступка.
          Восьмое. Настоящую директиву изучить со всем командным и политическим составом включительно до командира роты.
          Девятое. О всех проведенных мероприятиях в частях и соединениях войск фронта командармам донести не позднее 20.5.43 г.

Командующий войсками
Северо-Кавказского фронта
генерал-полковник МАСЛЕННИКОВ

Член Военного Совета
Северо-Кавказского фронта
генерал-майор ФОМИНЫХ

Начальник штаба
генерал-лейтенант Ив. ПЕТРОВ

№ 005
6.5.43.



Инструкция по взаимодействию штурмовиков 3-го штурмового авиакорпуса с истребителями (28 мая 1943 г.)

Инструкция
по взаимодействию штурмовиков 3-го штурмового авиакорпуса с истребителями
(28 мая 1943 г.)


«УТВЕРЖДАЮ»
Командир 3-го штурмового авиакорпуса
гвардии генерал-майор авиации
ГОРЛАЧЕНКО
28 мая 1943 г.

.

 

ИНСТРУКЦИЯ
ПО ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ ЧАСТЕЙ И СОЕДИНЕНИЙ 3-го ШТУРМОВОГО АВИАКОРПУСА С ИСТРЕБИТЕЛЯМИ

          1. Взаимодействие штурмовиков с истребителями организуется с целью прикрытия боевых действий штурмовиков от истребителей противника, а также и содействия атакам штурмовиков подавлением ПВО противника в районе целей или уничтожения самолетов противника при атаке его аэродромов.
          Кроме того, истребители взаимодействия привлекаются для прикрытия взлета и посадки штурмовиков и для прикрытия с воздуха района их аэродромного базирования.
          2. Прикрытие действий штурмовиков организуется путем непосредственного их сопровождения истребителями к цели и обратно, а также и способом очистки и вытеснения истребителей противника из района действий штурмовой авиации, что особенно возможно при длительном действии штурмовиков на поле боя и в определенном районе.
          3. Взаимодействие штурмовиков с истребителями организуется штабом штурмового авиасоединения, который обязан указать командиру штурмового авиаполка:
          – какие истребительные части, тип их самолетов и с каких аэродромов назначены для прикрытия штурмовиков;
          – порядок встречи штурмовиков с истребителями: место и высота встречи, круги и сигналы для организации встречи (если штурмовики и истребители базируются на разных аэродромах); в отдельных случаях, когда по условиям времени и места это невозможно, командиру указывается и количество истребителей сопровождения, которое должно быть выделено для каждой группы штурмовиков;
          – метод прикрытия штурмовиков истребителями в зависимости от боевой задачи и метеорологических условии.
          Командир штурмового авиаполка, получив указанные данные, обязан в результате личной договоренности согласовать и установить с командованием истребительной авиачасти (на весь день или на отдельный вылет):
          – боевую задачу штурмовиков для каждого вылета, время и место атаки заданной цели: способ и высоту атаки, количество заходов и их направление, сигнал об окончании атаки;
          – время взлета штурмовиков, время и порядок сбора штурмовиков с истребителями;
          – метод прикрытия штурмовиков истребителями;
          – маршрут и высоту полета к цели и обратно;
          – состав группы истребителей для каждого вылета и распределение их на группы непосредственного прикрытия и главных сил;
          – какая задача, что и когда требуется обеспечить со стороны истребителей прикрытия при полете к цели и при действиях штурмовиков над целью;
          – боевой порядок штурмовиков и истребителей на маршруте и над целью;
          – действия истребителей и штурмовиков при встрече с истребителями противника на маршруте и над целью;
          – порядок сбора штурмовиков с истребителями: место, высоту и круг сбора, сигналы для сбора;
          – порядок сбора после атаки целей и по какому сигналу;
          – порядок связи между штурмовиками и истребителями и воздухе
          4. При расположении взаимодействующих штурмовиков с истребителями на одном аэродроме личный контакт и взаимная договоренность по указанным выше вопросам должны быть осуществлены между обеими ведущими групп штурмовиков и истребителей в присутствии командира или начальника штаба авиаполка.
          При расположении штурмовиков и истребителей на разных аэродромах необходимо, чтобы в то время, когда командиры штурмового и истребительного авиаполков согласовывают вопросы взаимодействия между штурмовиками и истребителями, присутствовали и ведущие групп обеих частей.
          5. Успех взаимодействия между штурмовиками и истребителями во многом зависит от их взаимной боевой спайки и выручки, в целях чего взаимодействующих штурмовиков и истребителей необходимо держать на одном аэродроме, и на прикрытие определенных штурмовых авиачастей и подразделений назначать одни и те же истребительные авиачасти и подразделения.
          Необходимо избегать таких случаев, когда для сопровождения штурмовиков истребители назначаются с двух аэродромов.
          Подобная практика обезличивает ответственность истребителей за охранение штурмовиков, ведет к общей несколоченности группы и приводит к потере времени на сборы.
          6. Во всех случаях ответственность за организацию взаимодействия между штурмовиками и истребителями возлагается на командира штурмовой авиадивизии, командира штурмового авиаполка и их начальников штабов.
          7. В интересах штурмовиков, при организации взаимодействия с истребителями, командиры штурмовых авиачастей и подразделений обязан требовать:
          – построения боевого порядка и маневра истребителей на маршруте и над целью таким образом, чтобы он обеспечивал от атак, главным образом с фланга, со стороны солнца, сзади снизу, при выходе из пикирования и при разворотах, так как эти направления используются противником наиболее часто;
          – при отсутствии истребителей противника в районе цели одной из групп истребителей сопровождения (группа главных сил) содействовать успеху атаки штурмовиков подавлением средств ПВО, прикрывающих цель;
          – чтобы истребители сопровождения, особенно группы непосредственного прикрытия, ни в коем случае не отставали от штурмовиков и не были от них на дистанциях более 150-300 м;
          – чтобы все истребители сопровождения при малочисленном их количестве (менее 8 самолетов) составляли одну группу непосредственного прикрытия, эшелонируя патрули по высоте;
          – назначения отдельных истребителей или пар дли прикрытия подбитых или поврежденных самолетов, штурмовиков, выходящих из боя.
          8. При совместном расположении на одном аэродроме первыми взлетают штурмовики.
          Истребители взлетают после взлета штурмовиков. Первой взлетает группа непосредственного прикрытия и в последующую очередь группы главных сил.
          При необходимости прикрытия взлета и посадки последнее достигается вылетом за 5 минут до вылета штурмовиков или до их посадки патруля и состоит из одной или двух пар истребителей.
          Посадка производится в обратном порядке.
          При отсутствии специально выделенного патруля для прикрытия посадки последнее должно быть обеспечено одной или двумя парами истребителей из состава группы главных сил, производящих посадку в последнюю очередь.
          9. Как указано выше общий порядок истребителей сопровождения должен быть построен из следующих соображений:
          – не допускать огневого воздействия и сближения истребителей противника к штурмовикам;
          – иметь постоянное круговое наблюдение за воздушной обстановкой и за полетом штурмовиков;
          – основное прикрытие истребителей должно быть направлено на защиту задней полусферы штурмовиков от атак снизу и сверху, а поэтому часть истребителей группы непосредственного прикрытия должна следовать сзади ниже строя штурмовиков (если допускает высота полета);
          – в момент атаки боевой порядок штурмовиков, естественно, растягивается, чем пользуются истребители противника для атак отставших задних наших самолетов, а поэтому в момент атаки и выхода защита задних отставших самолетов является главной задачей наших истребителей
          – в тех случаях, когда штурмовики производят атаку целей методом отдельных заходов, штурмовики принуждены производить для каждого захода развороты, что используется истребителями противника для атак наших штурмовиков со стороны внешнего фланга.
          Поэтому при разворотах штурмовиков истребители сопровождения должны главное свое внимание сосредоточивать на защите хвоста и внешнего фланга штурмовиков.
          На маршруте истребители противника часто пользуются отрывом наших истребителей сопровождения от штурмовиков, атакуя их внезапно с наиболее выгодных и неприкрытых направлений, особенно сзади снизу.
          Поэтому штурмовики не должны допускать отрыва своих истребителей от штурмовиков, а находиться от них на дистанции и интервалах в среднем 150-300 м.
          Указанные выше соображения должны быть внимательно продуманы и взаимно согласованы между ведущими групп и командирами авиачастей штурмовиков и истребителей.
          10. При расположении штурмовиков и истребителей на разных аэродромах для успеха сбора истребителей со штурмовиками необходимо устанавливать два-три сигнала, имеющих следующее значение:
«Прибыл для встречи с вами, вылетайте»
.
«Истребители взлетают на сопровождение вас»
.
«Истребители вас сопровождать не будут»
Ведущий группы штурмовиков дает свой
опознавательный сигнал: «Я свой самолет»
          Ведущий группы истребителей после сбора передает сигнал по радио «Я готов, ложусь на маршрут».
          Независимо от подачи этих сигналов, после взлета всех истребителей, ведущий группы, выходя вперед ведущего штурмовиков, покачиванием с крыла на крыло, дает сигнал: «Сбор группы закончен, можно следовать на цель».
          Ведущий группы штурмовиков ложится на курс только после того, как убедится, что сбор группы закончен, и дает команду по радио «Ложись на маршрут».
          11. В зависимости от метеорологических условий, чтобы избежать излишних потерь своих истребителей от ружейно-пулеметного огня противника, взаимодействие штурмовиков с истребителями должно организовываться следующим образом:
          – при облачности от 600 м и выше истребители сопровождают штурмовиков на цель и обратно;
          – при облачности от 200 до 600 м истребители сопровождают штурмовиков до линии фронта, где в заранее назначенной зоне ожидания выжидают возвращения штурмовиков, откуда и сопровождают их обратно к аэродрому;
          – при облачности не менее 200 м штурмовики следуют на цель самостоятельно.
          12. При встрече с истребителями противника взаимодействие должно быть построено следующим образом:
          – при равном соотношении сил истребителей штурмовики продолжают свой полет или выполняют боевую задачу, внимательно наблюдая на воздушной обстановкой;
          – при численном перевесе сил противника штурмовики обязаны оказывать помощь своим истребителям методом построения оборонительного круга или полета «змейкой».
          Помощь своим истребителям оказывается путем отсечения огнем атак противника от наших истребителей, которые в этом случае выходы из атак производят впереди штурмовиков, становясь под защиту их огня, а последние отворотами или коротким вертикальным маневром отсечным огнем вынуждают противника к прекращению атаки или уничтожают его.
          13. При получении сигнала штурмовиков об окончании ими атаки, в условиях противодействия истребительной авиации противника, истребители прикрытия обязаны обеспечить выход из боя и отрыв наших штурмовиков от истребителей противника путем активизации своих действий и привлечения внимания и действий противника на себя.
          14. При действиях по аэродромам противника и районам, прикрытым его истребительной авиацией, а также и в других сложных условиях работы взаимодействие штурмовиков с истребителями может иметь разнообразный характер.
          При действиях по аэродромам, особенно истребительной авиации противника, истребители взаимодействия должны активно участвовать в выполнении задачи штурмовиков, уничтожая материальную часть противника.
          Для этих случаев истребители взаимодействия за счет выделения специальной группы или использования группы главных сил – высылкой ее с маршрута – могут наносить упреждающие удары для уничтожения или сковывания в воздухе и на земле дежурных самолетов. Упреждающий удар наносится за 2-3 минуты до появления штурмовиков.
          При действиях по районам прикрытия истребительной авиации противника иногда будет необходимо выделять специальную группу истребителей для выхода их в район цели за 5-10 минут до появления штурмовиков, с задачей сковать боем или выманить истребителей противника из заданного района боя и обеспечить этим успешность действий штурмовиков.
          Подобная группа истребителей при недостаточности сил может быть выделена за счет группы главных сил, и в этом случае сопровождение штурмовиков достаточно будет ограничить одной группой непосредственного прикрытия.
          При эшелонировании и непрерывных действиях штурмовиков на поле боя в заданном определенном районе будет целесообразно прикрывать штурмовики патрулированием наших истребителей для вытеснения из этого района истребительной авиации противника в период действий штурмовиков.
          В этом случае наши истребители должны знать время и район действия штурмовиков, а также и высоту и метод атак, чтобы соответственно этому строить свой порядок прикрытия района.
          При таком способе взаимодействия наши истребители должны иметь в виду, что истребители противника, помимо возможных атак наших штурмовиков на поле боя, будут пытаться атаковывать штурмовиков по окончании ими атаки методом преследования на обратном маршруте.
          Поэтому взаимодействующие истребители обязаны не допускать преследования противником наших штурмовиков путем сопровождения последних из района боя до рубежа, откуда будет обеспечена безопасность их дальнейшего полета. Для таких случаев рекомендуется устанавливать «ворота» для пролета штурмовиков обратно. Установленные «ворота» обеспечивать патрулированием на заданной высоте наших истребителей для борьбы с истребителями противника.
          При обеспечении района боя методом прикрытия нашими истребителями большое значение, помощь в поиске и наведении истребительной авиации противника может оказать радиостанция наведения с выделением для работы на ней тактически грамотного офицера.
          Радиостанция наведения устанавливается вблизи линии фронта с расчетом хорошего наблюдения воздушной обстановки над полем боя.
          15. Для успеха взаимодействия штурмовиков с истребителями большое значение имеет хорошо налаженная между ними радиосвязь.
          Штурмовики обязательно информируют сопровождающих истребителей по радио об атаке целей, окончании атаки и выходе из боя, изменении маршрута или высоты полета.
          В случае потери истребителями своих штурмовиков ведущий последних по радио сообщает им свое местонахождение и курс.
          16. Для оценки работы истребителей прикрытия и исправления недочетов в их работе ведущий группы штурмовиков обязан в каждом случае совместного с истребителями вылета докладывать оценку и недостатки в действиях истребителей, что отмечается в боевых донесениях и оперативных сводках авиачастей и авиасоединений.

Начальник штаба 3-го штурмового авиакорпуса
гвардии полковник ПИТЕРСКИХ




Инструкция по взаимодействию частей и соединений 3-го штурмового авиакорпуса с наземными войсками (21 мая 1943 г.)

Инструкция
по взаимодействию частей и соединений 3-го штурмового авиакорпуса с наземными войсками
(21 мая 1943 г.)


«УТВЕРЖДАЮ»
Командир 3-го штурмового авиакорпуса
гвардии генерал-майор авиации
ГОРЛАЧЕНКО
21 мая 1943 г.

.

 

ИНСТРУКЦИЯ
ПО ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ ЧАСТЕЙ И СОЕДИНЕНИЙ 3-го ШТУРМОВОГО АВИАКОРПУСА С НАЗЕМНЫМИ ВОЙСКАМИ

1. Организация взаимодействия

          В зависимости от условий боевой работы авиакорпуса взаимодействие с наземными войсками организуется следующим образом.
          При действиях всех соединений авиакорпуса по одному и тому же району или при поддержке всеми соединениями авиакорпуса наступления одного и того же соединения наземных войск взаимодействие организует штаб авиакорпуса путем выделения своим распоряжением при КП старшего общевойскового начальника пункта управления (ПУ) штаба авиакорпуса.
          Для непосредственной связи и наблюдения за положением наших передовых наземных войск от ПУ в наземные части первого эшелона выделяются офицеры связи за счет привлечения для этой цели командного состава авиадивизий.
          В тех случаях, когда каждая авиадивизия для своих действий получает свой самостоятельный район на поле боя или поддерживает самостоятельно наступление наземного соединения, взаимодействие с наземными войсками организуется штабом каждой авиадивизии путем выделения своего ПУ и офицеров связи порядком, изложенным для штаба авиакорпуса.
          Организация взаимодействия с наземными войсками должна включать следующие мероприятия, проводимые штабом, организующим взаимодействие:
          До начала боевых действий:
          а) установить личный контакт и связь штаба авиасоединения с соответствующим общевойсковым командиром и его штабом;
          б) выяснить боевую задачу данного общевойскового соединения по времени, месту и направление или ось наступления;
          в) уточнить линию фронта, положение наших передовых наземных войск и передовых частей противника, а также всех целей в заданном районе действий штурмовиков и целей на флангах наступающих наших взаимодействующих войск;
          г) установить с общевойсковым командованием и его начальником артиллерии: когда, в каком месте и какие цели должны быть подавлены или уничтожены авиацией и артиллерией, определить необходимые для этих целей напряжение и состав групп, а также и время их действий;
          д) согласовать с начальником артиллерии вопрос о подавлении огня ЗА противника в момент появления над полем боя или на подходах к нему наших штурмовиков;
          е) установить сигналы и способы целеуказания от наземных войск к своей авиации и согласовать порядок их подачи;
          ж) установить или уточнить опознавательные сигналы наземных войск и авиации и порядок их подачи;
          з) установить систему кодировки карт с масштабом 1 : 50 000 или 1 : 100 000 для передачи целей от наземных войск к авиации и от ПУ и штаб авиасоединения;
          и) согласовать и установить порядок проволочной и радиосвязи, ПУ со штабом авиасоединения, с самолетами в воздухе, в том числе с разведчиками, с офицерами связи и КП наземного командования;
          к) установить порядок приема по радио разведывательных данных от наших самолетов-разведчиков к наземным войскам (через ПУ), с которыми организуется взаимодействие;
          л) установить точное место ПУ и ось его перемещения, о чем объявить всем экипажам;
          м) нанести полученные схемы на карты, пронумеровать цели и выслать в авиачасти последующего размножения из расчета обеспечения всех ведущих групп и их заместителей; размножить кодированные карты крупного масштаба и довести их до ведущих групп и их заместителей;
          н) провести необходимые дополнительные мероприятия по улучшению ориентировки летного состава на поле боя: рекогносцировку поля боя всем летным составом или ведущими групп, установку дополнительных ориентировок и ворот для захода на заданный участок поля боя.
          В период боевых действий:
          а) сбор информации о положении наших войск и войск противника через своих офицеров связи, штаб наземного командования и самолетов-разведчиков и непрерывная информация об обстановке своих авиачастей и экипажей, причем сведения, получаемые от воздушной разведки, немедленно передавать в штаб взаимодействующего наземного командования;
          б) нацеливать действия штурмовиков согласно заявкам наземного командования или по обстановке;
          в) проверять обозначение наших войск своими опознавательными сигналами;
          г) проверять качество бомбометания и стрельб наших штурмовиков по заданным им целям;
          д) вести непрерывную разведку поля боя и подходов к нему с фронта и флангов и наблюдаемые разведывательные данные передавать немедленно в штаб наземного командования;
          е) информировать свои летные части о воздушной обстановке и о результатах боевых вылетов.

2. Организация работы поста управления

          Пост управления штаба авиакорпуса или штаба авиадивизии возглавляется начальником штаба или его заместителем или одним из ответственных командиров по назначению командира авиакорпуса или командира авиадивизии.
          В помощь офицеру, возглавляющему работу ПУ, выделяется второй офицер штаба авиакорпуса или штаба авиадивизии, способный возглавить работу ПУ.
          ПУ должен быть обеспечен возможностью иметь постоянную непрерывную связь со своим штабом, с самолетами в воздухе и с самолетами-разведчиками, с офицерами штаба и КП общевойскового командира.
          Для связи ПУ с офицерами связи может быть использована общевойсковая связь.
          ПУ и все офицеры связи должны иметь свои отличительные позывные.
          Для вызова своих самолетов-штурмовиков ПУ авиадивизии или авиакорпуса, независимо от принадлежности самолетов той или другой части данного соединения, начальником связи совместно с НО штаба авиакорпуса устанавливаются циркулярные позывные, при получении которых все самолеты, находящиеся над полем боя, обязаны принять и без промедления выполнять отданные по указанному позывному по радио приказания.
          Для предупреждения от возможных ложных случаев постановки задач радиостанциями противника, кроме позывных, ПУ должен иметь парольный сигнал, состоящий из цифр слагаемых, определяющих какую-либо заданную на данный день сумму.
          Например, на данный день парольный сигнал – сумма 11. В этих условиях, после своего позывного и задачи, ПУ обязан передать две цифры, сумма которых составит 11 (2 и 9 или 3 и 8, или 5 и 6 и т.д.).
          Как правило, ПУ размещается вблизи КП старшего общевойскового начальника и должен с ним иметь прямую проволочную связь или непосредственное личное общение.
          В районе ПУ оборудуется площадка для посадки и взлета самолетов связи.
          ПУ должен иметь сигнальные полотнища и ракетницы с ракетами разного цвета, радиосигнальную и переговорную таблицы, кодированную карту, которыми также снабжаются и офицеры связи.
          ПУ организует всю работу по сбору через офицеров связи и через штаб наземного командования всех заявок и информации и сообщает эти данные в свой авиационный штаб.
          Через офицеров связи контролирует качество боевых действий своих авиачастей, тактическую грамотность действии штурмовиков и истребителей прикрытия и обозначение наших наземных войск установленными опознавательными сигналами.
          Информирует свой авиационный штаб, а также и самолеты, находящиеся в воздухе, о воздушной обстановке.
          Производит целеуказания по радио для групп штурмовиков при заходе их на ПУ, а также имеет право перенацелить штурмовиков, действующих на поле боя, на другую цель в зависимости от сложившейся обстановки.
          Запрещает или разрешает атаку заданных целей в зависимости от положения наших наступающих частей или требований обстановки.
          При наличии ПУ все группы штурмовиков, следующие на выполнение боевого задания на поле боя, обязательно проходят через ПУ, при подходе к которому ведущий группы, называя свой позывной по радио докладывает: «Я, Ворон, следую на атаку резервов, квадрат Н».
          ПУ, сверив полученный квадрат с данными последней обстановки, или разрешает атаковать заданную цель и в этом случае выкладывает знак «Т» или запрещает атаку этой цели и в этом случае выкладывает знак «крест».
          В последнем случае группа становится в круг на некотором удалении от ПУ (3-5 км) в сторону противоположную фронту, и ожидает дальнейших распоряжений от ПУ, который, руководствуясь новыми данными обстановки и положением наших частей, определяет иную цель и сообщает ее по радио ведущему группы, указывая свой позывной или парольный сигнал.
          Например: «Я» Волга, Ворону атаковать танки, квадрат 546 раздел 4 и 7».
          Ведущий группы, в данном случае, повторяет полученную задачу, а ПУ после сверки правильности ее приема выкладывает знак, разрешающий следовать на атаку цели.
          Без наличия этого знака ведущий группы на атаку цели следовать не имеет права.

3. Целеуказания штурмовикам и опознавательные сигналы

          Целеуказание самолетам, находящимся в воздухе, производится с ПУ при помощи радио и кодированной карты и от наземных войск при помощи наземных сигналов целеуказания и разрывами снарядов своей артиллерии.
          Для кодирования и цслеуказания избирается карта масштаба 1 : 50 000 или 1 : 100 000, которая разбивается на квадраты со сторонами каждая в 1 см.
          Для уточнения точечных целей каждая сторона квадрата разбивается на четыре равные части, и полученные таким образом 16 малых квадратов обозначаются буквами русского алфавита. Для передачи цели указывается «Атаковать танки в овраге, квадрат 547 Д».
          Для удобства передачи и приема точечных целей выгодно в штабах, на ПУ и у ведущих групп и их заместителей иметь целлулоидные палетки в форме квадратов указанного размера с нанесенными и обозначенными малыми квадратами.
          В качестве сигналов от наземных войск к своей авиации используются полотнище в форме стрелы и разрывы артиллерийских снарядов.
          Для сигналов полотнищами рекомендуется следующее:
          – «Подавить цель в этом направлении на удалении от нас до 500 м»;
          – то же, на удалении 1 км;
          – то же, на удалении 1-2 км;
          – то же, на удалении 2-3 км.
          Целеуказание артиллерией производится на низких разрывах (шрапнелью), а при наличии – трассирующими или дымовыми цветными снарядами. Для штурмовиков важно обозначить разрывами район цели при первом заходе штурмовиков на цель или при подходе их к полю боя. Целеуказания артиллерией могут быть использованы также и для наведения их на новую цель.
          Уверенность действий штурмовиков по войскам противника будет определяться условиями тактической их ориентировки на поле боя и возможностью определения положения своих передовых наземных войск.
          Потому выкладывание опознавательных сигналов своими войсками в наступательной операции обязательно, так как это содействует успешности взаимодействия и успеху операции в целом и должно строго контролироваться офицерами связи авиации.

4. Мероприятия для обеспечения быстроты целеуказания и вылета групп штурмовиков на боевое задание

          Скоротечность изменения обстановки в наступательной операции требует от штурмовиков организации боевой работы, построенной таким образом, чтобы необходимая помощь наземным войскам была оказана без промедления.
          Для безошибочности определения радиограмм, поступающих от ПУ с заявками и целеуказаниями на вылет, а также для ускорения раскодировки радиограмм, относящихся к данному вопросу, необходимо на радиостанции, работающей с ПУ или наземными войсками, иметь одного ответственного командира с переговорной таблицей и кодированной картой (из состава командиров отделения связи), который, наблюдая за поступающими радиограммами, немедленно отбирает и раскодирует радиограммы, относящиеся к боевым вылетам, и немедленно докладывает их НО, а при вылете самолетов на боевое задание сообщает об этом на ПУ.
          Очередные группы, назначенные к вылету, должны все время быть в готовности к вылету.
          Экипажи очередной группы иметь собранными в одном месте, желательно у КП авиаполка. Для перевозки группы к самолетам, после постановки им боевой задачи, необходимо иметь у КП автомашины.
          Вся подготовка к вылету (маршрут, профиль полета, порядок атаки целей) должна быть проработана заранее.
          Постановка задачи в этом случае должна ограничиваться указанием места и характера цели и направления заходя, а также положения наших войск в последним момент,

5. Мероприятия, способствующие ориентировке летного состава при действиях на поле боя

          На местности, бедной ориентирами, для облегчения в точном выходе на заданный участок поля боя устанавливаются дополнительные ориентиры, которыми могут служить полотнища, костры и дымы дымовых шашек.
          Для этого характерные точки на местности, имеющиеся на картах летного состава: тригонометрические пункты, отдельные высоты, опушки рощ и окраины населенных пунктов, могут быть обозначены полотнищами в форме разных фигур (треугольник, звезда, ромб) и дымами дымовых шашек или костров с расчетом их хорошего наблюдения с высоты 2 000 м.

6. Особые случаи взаимодействия

          В практике боевых действий возможны случаи, когда вслед за действиями на поле боя для поддержки наземных частей авиакорпус или авиадивизии должны переключиться для поддержки подвижных групп, действующих по развитию прорыва в оперативной глубине.
          Возможны случаи, когда эти две задачи будут выполняться в одно и то же время.
          Поэтому в подобных условиях находимо выделение двух постов управления.
          Каждому из таких постов присваивается свой позывной и общий пароль.
          Взаимодействие с танковыми соединениями организуется на тех же основаниях, как указано для наземных войск.
          Пункт управления размещается в танке группы штаба танкового соединения – в первом эшелоне действующих танковых частей.
          В танковой части, действующей отдельными колоннами, высылаются офицеры связи, которые по радиостанциям, имеющимся на танках, информируют на ПУ о положении танковых частей.
          Самолеты, следующие на боевое задание, выходят непосредственно на цель, не заходя на ПУ.
          При необходимости постановки боевой задачи или запрещения атаки заданной цели указанные распоряжения отдаются ПУ по радио к моменту, когда штурмовики находятся на подходах к цели.
          При взаимодействии с танковыми частями получение разведывательных данных о противнике играет весьма важное значение в успехе действий танковых частей.
          А поэтому организации разведки в интересах обеспечиваемого танкового соединения, а также и передаче разведывательных данных от самолетов-разведчиков на ПУ при танковых частях должно быть обращено большое внимание.
          Наряду с донесениями офицеров связи, полную информацию и заявки на вылет ПУ должен получать от начальника оперативного отдела танкового соединения или начальника штаба.

7. Общие указания

          Офицеры каждого пункта управления и офицеры связи обязаны вести дневники своей работы, где должно отмечаться: время появления или атаки штурмовиков целей и результаты их атаки, недочеты в работе штурмовиков, все особые случаи в работе, какие заявки, когда получены и от кого, каким составом и когда по этим заявкам действовали штурмовики, какие информации к от кого поступили и кому сообщено.
          После окончания своей работы офицеры связи и ПУ обязаны представить отчеты о своей работе со своими предложениями и совместно с дневниками сдать НО своего штаба.

Начальник штаба 3-го штурмового авиакорпуса
гвардии полковник ПИТЕРСКИХ




Приказ Народного Комиссара Обороны Союза ССР № 0328 от 4 мая 1943 г. о борьбе с железнодорожными перевозками противника и дезорганизации автомобильного подвоза во вражеском тылу

Приказ
Народного Комиссара Обороны Союза ССР
№ 0328 от 4 мая 1943 г.
о борьбе с железнодорожными перевозками противника и дезорганизации автомобильного подвоза во вражеском тылу


СЕКРЕТНО
ПРИКАЗ
НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР
№ 0328
4 мая 1943 г. гор. Москва

Содержание: О борьбе с железнодорожными перевозками противника и дезорганизации автомобильного подвоза во вражеском тылу

          Железнодорожные перевозки у противника являются основным видом его коммуникаций, по которым он подвозит материально-технические средства и людские пополнения из своего глубокого тыла.
          Автотранспорт – основное средство подвоза и маневра в армейском и войсковом тылу.
          Поэтому борьба с железнодорожными перевозками противника и дезорганизация автомобильного подвоза во вражеском тылу должны стать основными и постоянными задачами нашей авиации.
          Боевая практика показывает, что с этими задачами наша авиация может успешно справляться. Например, 26.1.43 г. два наших самолета Ил-2, пилотируемые гвардии лейтенантом т. Смирновым и гвардии младшим лейтенантом т. Слеповым, атаковали железнодорожные составы на ст. Малороссийская. В результате этой атаки было взорвано 4 эшелона с боеприпасами, путевое хозяйство ст. Малороссийская настолько сильно было разрушено, что движение поездов через эту станцию не производилось на протяжении четырех суток.
          Бомбардировкой с воздуха в период с 8 по 11 января был поврежден железнодорожный мост через р. Кума у Канглы. Это обстоятельство привело к тому, что противник на ст. Минеральные Воды оставил большое количество подвижного состава и нам там достались богатые трофеи.
          Приведенные примеры показывают, каких огромных результатов можно достигнуть, если организовать систематическое и непрерывное воздействие по вражеским железным дорогам.
          С таким же успехом поражаются и средства автомобильного транспорта. Ударами по автоколоннам можно причинить серьезный материальный ущерб врагу, а «охотой» за легковыми автомашинами можно внести дезорганизацию в управление войсками противника и вывести из строя немало командного состава.
          Приказываю:
          1. Удары по железнодорожным составам, нападения на автоколонны противника и «охоту» за легковыми автомашинами в тылу врага считать важнейшими задачами наших Военно-воздушных Сил в области дезорганизации подвоза у противника.
          2. Борьбу с железнодорожными перевозками, особенно уничтожение паровозов и цистерн, нападение с воздуха на автоколонны и «охоту» за легковыми автомашинами во вражеском тылу поручить специально подготовленным и натренированным авиачастям. Для этой цели на Западном, Брянском, Центральном, Воронежском, Юго-западном и Южном фронтах в составе воздушных армий иметь по одному штурмовому, одному истребительному полку, а в воздушных армиях всех остальных фронтов иметь по одному штурмовому или истребительному полку.
          3. Удары по поездам в пути наносить истребителями и штурмовиками на расстоянии до 100 или 150 км за линией фронта.
          Нанося удары по поездам, штурмовики, а также истребители, огнем из пушек должны выводить из строя в первую очередь паровозы, а затем уже бомбами, реактивными снарядами, снарядами из пушек и зажигательными пулями из пулеметов уничтожать и сжигать вагоны.
          4. Нападения на автоколонны производить штурмовиками и истребителями с целью зажечь и уничтожить цистерны и грузовики, а для «охоты» за легковыми автомашинами использовать истребителей и отдельные экипажи штурмовиков, высылая их в свободный поиск на территорию противника.
          5. Командующему ВВС представить в НКО проект решения о наградах и премиях для поощрения отличившихся летчиков по разрушению железнодорожных составов и автоколонн, а также по уничтожению штабных и связных легковых автомобилей.
          6. Контроль за выполнением настоящего приказа возлагаю на командующего ВВС.

Народный Комиссар Обороны
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН




Директива Ставки Верховного Главнокомандования от 18 мая 1943 г. об организации управления войсками в бою и операции

Директива
Ставки Верховного Главнокомандования
от 18 мая 1943 г.
об организации управления войсками в бою и операции


СОВ. СЕКРЕТНО

КОМАНДУЮЩИМ ВОЙСКАМИ ФРОНТОВ, АРМИЙ
КОМАНДИРАМ КОРПУСОВ: СТРЕЛКОВЫХ, КАВАЛЕРИЙСКИХ, ТАНКОВЫХ, МЕХАНИЗИРОВАННЫХ

          Правильно организованное управление войсками является важнейшим условием, обеспечивающим успех действия войск в бою и в операции.
          Система управления войсками должна соответствовать организационной структуре войск и нет никаких оснований нарушать установленный порядок управления и старшему начальнику подменять нижестоящего начальника.
          А между тем у нас нередки случаи, когда старшие начальники начинают управлять и командовать соединениями и частями через голову их непосредственных начальников, чем сковывают инициативу и снимают ответственность с этих командиров за выполнение поставленных перед ними боевых задач.
          Особенно часто эти недочеты имеют место в звене армия, корпус, дивизия.
          Нередко командующие армиями, несмотря на наличие у них командиров корпусов, стремятся лично руководить действиями дивизий, бригад, входящих в состав этих корпусов, отстраняя по существу командира корпуса от организации боя и управления своими соединениями в бою.
          Не всегда командующие армиями учитывают важность иметь хорошо сколоченные и спаянные корпуса и раздергивают войска, входящие в состав корпуса по частям еще до начала боя или в ходе его.
          В результате этих неправильных действий корпусную инстанцию, призванную облегчать управление войсками, превращают в лишнюю надстройку и средостение.
          В целях устранения отмеченных недостатков в управлении войсками Ставка Верховного Главнокомандования разъясняет задачи командиров корпусов и их штабов и обязанности командующих армиями по отношению к ним.
          1. Командир корпуса и его штаб обязаны на основе задачи, полученной от командующего армией и в соответствии с принятым решением:
          а) непосредственно на поле боя организовать бой корпуса и руководить им, объединяя действия входящих в состав корпуса соединений;
          б) организовать. взаимодействие родов войск внутри корпуса и с приданными корпусу средствами усиления;
          в) поверять решения и планы боя, принятые командирами дивизий, поверять, как осуществляется управление войсками со стороны командиров дивизий и контролировать выполнение дивизиями поставленных перед ними задач, но ни в коем случае не командовать дивизиями через голову их командиров;
          г) контролировать материально-техническое обеспечение войск корпуса, имея в виду, что снабжение дивизий и частей, входящих в состав корпуса, производится средствами армейских тыловых частей и учреждений.
          2. Состав войск корпуса желательно иметь постоянным. Замену входящих в состав корпуса дивизий допускать лишь в исключительных случаях с тем, чтобы создать основу для боевого сколачивания корпусов и закрепления их боевых традиций. Перегруппировки производить, как правило, целыми корпусами.
          Внутри корпусов периодически сменять дивизии первого эшелона корпуса за счет дивизий, находящихся во втором эшелоне для отдыха, укомплектования и учебы.
          3. Командующий армией и его штаб обязаны:
          а) организовать взаимодействие корпусов первого эшелона между собой, а также с войсками второго эшелона, с армейскими средствами усиления и с авиацией;
          б) поверять решения и планы боя, принятые командирами корпусов, поверять, как организовано управление войсками со стороны командиров корпусов в процессе боя, и контролировать выполнение корпусами поставленных перед ними задач, но не подменять командира корпуса и не командовать дивизиями через его голову;
          в) организовать материально-техническое обеспечение войск, имея в виду, что стрелковые корпуса самостоятельных тыловых районов не получают и тыловых частей и учреждений не имеют. Соединения, входящие в состав корпусов, материально обеспечиваются силами и средствами тыловых частей и учреждений армии.

Ставка Верховного Главнокомандования
И. СТАЛИН.
АНТОНОВ.




Указания командующего войсками Центрального фронта по организации контрартиллерийской подготовки (май 1943 г.)

Указания
командующего войсками Центрального фронта
по организации
контрартиллерийской подготовки
(май 1943 г.)


«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий войсками
Центрального фронта
генерал армии РОКОССОВСКИЙ

Член Военного Совета
Центрального фронта
генерал-майор ТЕЛЕГИН

16 мая 1943 г.

.

Командующим артиллерией армий и корпусов
Командирам артиллерийского корпуса и дивизий

. Только ……………………………………………………

          Проверкой на месте боевой деятельности артиллерии в обороне мною и командирами штаба артиллерии фронта установлено, что многие артиллерийские начальники и даже командующие армиями не понимают не только значения контрартиллерийской подготовки, но и ее организации и проведения. Толкования этого вопроса в среде общевойсковых и артиллерийских командиров различные и иногда настолько неправильные, что могут привести к неправильному использованию артиллерии и провалу важнейшего мероприятия.
          В ст. 561 Полевого устава 1943 г. говорится о контрподготовке как основном мероприятии срыва атаки противника, а в ст. 242 БУА, ч. II, 1941 г., говорится о контрартиллерийской подготовке; многие командиры, не понимая сути изложенных вопросов, находят здесь противоречия.
          Разъясняю и требую усвоения следующих положений:
          1. Контрподготовка и контрартиллерийская подготовка имеют одну и ту же задачу – сорвать атаку противника, не дать возможности осуществить наступление в данный момент.
          2. Контрподготовка организуется решением командующего армией (командира корпуса) с привлечением артиллерии, авиации, а в некоторых случаях и танков.
          3. Контрартиллерийская подготовка организуется командующим артиллерией армии (корпуса, дивизии) по их собственной инициативе или составляет основную часть контрподготовки армии (корпуса) с утверждением командующего армией (командира корпуса).
          4. Контрартиллерийская подготовки организуется на основании тщательного анализа данных всех видов разведки противника, группировки его живой силы, танков и артиллерии.
          5. Контрартиллерийская подготовка может проводиться в масштабе армии, корпуса и дивизии и в этом случае будет носить характер общей или частной подготовки.
          Пример частной контрартиллерийской подготовки.
          На участке 307 стрелковой дивизии (13 А) захвачена очень важная в тактическом отношении высота 254.6. Противник, не желая ее оставлять в наших руках, начал стягивать силы – пехоту, артиллерию и танки. По всем данным было видно, что на этом участке он перейдет в наступление и момент его наступления назревает. В этом случае, видя подготовку противника, командующий артиллерией дивизии должен организовать контрартиллерийскую подготовку, которая будет частной контрартиллерийской подготовкой, так как она организуется в масштабе дивизии и имеет задачей сорвать мероприятия противника по овладению этой высотой.
          Контрартиллерийская подготовка, организованная в масштабе армии, будет общей контрартиллерийской подготовкой.
          Объектами контрартиллерийской подготовки должны быть:
          1) все известные для нас огневые позиции артиллерийских и минометных батарей противника и его сеть наблюдательных пунктов;
          2) штабы и ходы связи;
          3) скопление войск противника – живая сила, танки, накапливающиеся или находящиеся в исходном положении для атаки;
          4) склады боеприпасов.
          Для проведения контрартиллерийской подготовки должны привлекаться: 120- и 82-мм минометные батареи, дивизионная артиллерия, вся артиллерия усиления.
          Огонь должен быть максимально массированным, огневой удар – неожиданным и одновременным на всю тактическую глубину расположения целей, подлежащих огневому воздействию.
          Продолжительность контрартиллерийской подготовки – 15-30 минут и более, в зависимости от величины соединения, проводящего подготовку (армия, корпус, дивизия), и размеров предполагаемого наступления противника.
          Метод проведения во всех случаях остается один: 10-15-минутный огневой налет всем составом артиллерии, назначенной для контрартиллерийской подготовки, затем методический огонь по тем же целям 25-50 процентами состава той же артиллерии в течение 10-15 минут, затем снова 5-минутный огневой налет (не шаблон).
          В дальнейшем – огонь в зависимости от поведения противника и результатов стрельбы.
          Расход боеприпасов определяется прежде всего назначением их и потребностью боеприпасов для отражения атаки противника.
          Нормы расхода боеприпасов определены БУА, ч. II и Правилами стрельбы 1942 г.
          Время начала контрартиллерийской подготовки определяется в зависимости от того, насколько точно было определено начало подготовки противника к наступлению.
          Если подготовительные мероприятия были замечены своевременно и на основании разведывательных данных стало известно время начала наступления, то контрартиллерийская подготовка (которая должна быть организована заранее) может быть начата заблаговременно, до артподготовки противника.
          Если же в результате неправильного анализа разведывательных данных время начала наступления противника было вычислено неточно и противник уже начал артподготовку, то контрартиллерийская подготовка производится немедленно.
          В первом случае контрартиллерийская подготовка проводится после доклада старшему артиллерийскому начальнику, который разрешает произвести контрартподготовку с санкции своего общевойскового начальника; во втором случае – по почину старшего артиллерийского начальника, на участке которого началась артподготовка противника (командир группы, командующий артиллерией дивизии).
          Для открытия огня должен быть установлен пароль, например «Ураган», и сигнал радио, например, «2345»; по этому сигналу каждый командир батареи открывает огонь по заданной цели, а на батарее точно должны знать порядок огня и расход снарядов по каждой цели.
          В первом случае (при заблаговременном проведении) контрартиллерийская подготовка проводится с запасных ОП, во втором случае – с тех огневых позиций, на которых находились батареи к моменту начала контрартиллерийской подготовки.
          План контрподготовки, утверждаемый Военным Советом армии разрабатывает штаб армии, привлекая для этого штабы родов войск (артиллерии, танков, авиации). В этом случае контрартиллерийская подготовка является частью контрподготовки.
          Если общевойсковой начальник по каким-либо причинам не организует контрподготовки, то артиллерийский начальник обязан все же организовать контрартиллерийскую подготовку, и тогда она является основным мероприятием по срыву наступления противника.
          Во всех случаях командующий артиллерией армии (корпуса, дивизии) в предвидении наступления противника обязан организовать контрартиллерийскую подготовку; он несет полную ответственность за ее своевременную организацию и проведение.
          В тех случаях, когда противник наступательных действий не предпринимает, контрартиллерийская подготовка организуется на участках наибольшего скопления противника и носит частный характер.
          Исходя из этих указаний и разъяснений, приказываю немедленно пересмотреть всю организацию контрартиллерийской подготовки в армиях (48, …[«смазан» текст – В.Т.]…, 70 А) и дивизиях (во всех армиях) и донести выполнение к 18.5.43 г.
          Командующим артиллерией армий (корпусов) доложить о настоящей директиве военным советам армий (командирам корпусов).

Командующий артиллерией Центрального фронта
генерал-лейтенант артиллерии КАЗАКОВ

Начальник штаба артиллерии Центрального
фронта генерал-майор артиллерии НАДЫСЕВ




Указания командующего войсками Северо-Западного фронта по организации артиллерийского огня в обороне (май 1943 г.)

Указания
командующего войсками Северо-Западного фронта
по организации
артиллерийского огня
в обороне
(май 1943 г.)


«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий войсками
Северо-Западного фронта
генерал-полковник
КОНЕВ

Член Военного Совета
Северо-Западного фронта
генерал-лейтенант
БОКОВ

9 мая 1943 г.

Копия:

Командующим армиями
Командующим артиллерией армий
Командирам АД
Начальнику Генштаба КА
Командующему артиллерией КА

УКАЗАНИЯ
ПО ОРГАНИЗАЦИИ АРТИЛЛЕРИЙСКОГО ОГНЯ В ОБОРОНЕ

          «Сила обороны заключаются в стойкости и в упорстве войск, в ее живучести и устойчивости, во взаимодействии системы огня всех видов с системой противотанковых и противопехотных заграждений, в искусном использовании и оборудовании местности и в контратаках» (ПУ-43, ст. 4721). Организация управления артиллерией должна обеспечивать возможность сосредоточения усилий (маневр огнем) на тех средствах и силах противника, которые на том или ином этапе боя будут наиболее угрожать обороне, а боевое распределение артиллерии должно отвечать задачам и группировке пехоты.
          Во исполнение приказа войскам фронта № 0020 приказываю:
          1. Боевые порядки артиллерии развернуть в районах, обеспечивающих возможность фланкирования расположения противника.
          При занятии боевых порядков полностью создать систему наблюдательных пунктов (основные, боковые, запасные, ложные) и огневых позиций (основные, запасные, ложные), обратить особое внимание на соблюдение всех мер маскировки от наземного и особенно воздушного наблюдения противника (маскировка ОП, средств тяги, подъездов, складов боеприпасов и т. п.). Подготовить средства маскировки для материальной части, личного состава и транспорта, для чего дать заявки на получение маскировочных халатов или изготовить их своими средствами и обеспечить ими в первую очередь командиров, разведчиков, связистов и лиц, связанных с работой на НП и разведкой.
          При занятии боевых порядков артиллерией всех калибров позиционные районы располагать эшелонировано в глубину, имея в виду взаимную огневую поддержку батарей и дивизионов в процессе атак противника, кроме того, все огневые позиции приспособить для противотанковой и круговой обороны. Все элементы боевых порядков обеспечить мерами и средствами противотанковой обороны.
          Перемещение боевых порядков артиллерии производить строго по планам, составленным в группах артиллерии в процессе рекогносцировок и утвержденным командующими артиллерией армий. Сгустить топографическую опорную сеть с таким расчетом, чтобы в основных позиционных районах иметь до трех-четырех точек и в запасных позиционных районах до двух-трех точек на 1 кв. км.
          2. Управление огнем артиллерии должно обеспечивать быстрый перенос массированного огня на угрожаемые участки обороны и маневр к месту прорыва обороны артиллерийских резервов с целью создания огневого артиллерийского кулака для уничтожения противника.
          Артиллерия должна быть весьма подвижной, чтобы обеспечить возможность быстрого создания в угрожаемых пунктах артиллерийского огневого ударного кулака, для чего необходимо заблаговременно разведать направление и дороги для ее выдвижения.
          Создание огневого кулака достигается не только введением в бой в качестве подкрепления целых подразделений (батарей, дивизионов), но и приданием батареям, находящимся на позициях, отдельных орудий того же калибра для спаренных действий.
          Каждая батарея должна быть подготовлена к приему на огневые позиции удвоенного количества орудий-«близнецов». На каждом дивизионном участке должны быть подготовлены все необходимые условия для включения в бой артиллерийского подкрепления. Огневые позиции для прибывшего артиллерийского подкрепления должны быть подготовлены – привязаны и оборудованы; должны быть построены блиндажи для людей, устроены ниши для боеприпасов, созданы запасы боеприпасов, обеспечены места для средств тяги; выбраны и оборудованы наблюдательные пункты и проложена запасная связь для того, чтобы артиллерийское подкрепление могло с хода принять активное участие в огневом бою.
          Командирам прибывших артиллерийских подразделений должны быть даны все заранее подготовленные данные для стрельбы, например: основное направление стрельбы, буссоли целей, дальности стрельбы, схема ориентиров, схема целей и т. д. Следует добиться, чтобы в каждой армии большинство артиллерийских тяжелых дивизионов были подвижными и представляли собою как бы кочующие артиллерийские группы, которые смогли бы в кратчайший срок организовать артиллерийский огневой кулак на любом участке фронта. По выполнении задачи подразделения группы выходят из ее состава и находятся в готовности к быстрому сосредоточению в случае надобности на новом направлении.
          Управление артиллерией РГК централизовать в руках командующего артиллерией армии.
          Управление дивизионной артиллерией и артиллерией стрелковых бригад централизовать в руках командующего артиллерией дивизии, а там, где представляется возможным, централизовать в руках командующего артиллерией армии.
          3. Организовать четкое и бесперебойное взаимодействие с командирами общевойсковых и специальных родов войск, проводить совместную рекогносцировку местности, в процессе которой разработать план взаимодействия связи, взаимного ориентирования и целеуказания. От командира роты – батареи до штаба стрелковой дивизии – командующего артиллерией дивизии иметь план взаимодействия и таблицу с указанием порядка и сигналов вызова огня артиллерии, с использованием средств проволочной связи, радио и сигналов. Все сигналы должны дублироваться.
          В плане взаимодействия групп ПП и ДД указать, кто с кем держит связь от дивизии до стрелковой роты и передового наблюдательного пункта включительно, предоставив право вызова артиллерийского огня командирам рот до одного дивизиона, а командирам батальонов до полка в нужном им направлении.
          Вести систематическую проверку командиров стрелковых и артиллерийских частей в отношении взаимного ориентирования, целеуказания и умения вызывать артиллерийский огонь.
          4. Артиллерийская разведка в обороне должна быть активной и бдительной, что обеспечивается широкой сетью передовых наблюдателей в боевых порядках пехоты, широким использованием боковых батарейных и дивизионных наблюдательных пунктов, с таким расчетом, чтобы не иметь непросматриваемых участков перед передним краем и на переднем крае обороны. То, что не может быть обнаружено с наблюдательных пунктов, должно быть разведано артиллерийскими разведывательными группами, специально выделенными для решения частных задач артиллерийской разведки. Эти группы действуют совместно с разведывательными группами пехоты или самостоятельно по тщательно разработанному плану. Особо организовать наблюдение за вражескими наблюдательными пунктами и их уничтожение.
          Результаты разведки проверять огнем, вскрывая всю тактическую глубину расположения противника и тщательно изучая его; анализировать результаты наблюдения, сопоставляя их с данными, ранее полученными из различных источников.
          Для разведки артиллерии противника широко применять имеющиеся в армиях средства артиллерийской инструментальной разведки (АИР), развертывая взводы звуковой разведки (ВЗР) на направлении главной группировки артиллерии противника; ставить задачи авиации на разведку артиллерийских позиций противника, использовать придаваемые самолеты и все другие источники разведки (агентуру, пленных, местных жителей, общевойсковые и артиллерийские разведывательные группы и аэростаты наблюдения).
          5. При организации плановых НЗО, СО, ДОН, контрбатарейной борьбы, обеспечения стыков и флангов исходить из конкретных условий местности и характера целей с учетом своих огневых средств, точно указывая вид огня и номера участков, способ корректуры огня (самолет, АИР, АН), количество снарядов, исполнителей и количество привлекаемых батарей.
          Участки заградительного огня и СО планировать с таким расчетом, чтобы главный и самый мощный огневой удар нанести передовым атакующим частям пехоты, и только тогда, когда будет решена основная задача подавления атакующих частей, переносить огонь на подходящие резервы противника, добиваясь отказа их от поддержки первых эшелонов. В нужном случае, если обстановка требует, открывать огонь на всю глубину обороны противника одновременно.
          6. Контрартиллерийскую подготовку (с задачей срыва подготавливающейся атаки противника) вести по войскам, накапливающимся в исходном положении для атаки, по резервам, складам, штабам и узлам связи. Контрартиллерийская подготовка должна упреждать артиллерийскую подготовку противника.
          Контрартиллерийская подготовка может раскрыть группировку нашей артиллерии, поэтому она должна проводиться с временных ОП короткими, мощными огневыми налетами.
          Контрартиллерийская подготовка должна проводиться централизованной массированной артиллерией в масштабе стрелковой дивизии или армии по заранее намеченным пристрелянным целям и местам сосредоточения.
          Для групп ДД спланировать ДОН в глубине обороны противника (узкие дефиле, перекрестки дорог, места резервов и штабы противника) и вести систематически контрбатарейную борьбу, используя короткий мощный сосредоточенный огонь нескольких батарей, преимущественно с временных огневых позиций.
          Для участия в НЗО привлечь гвардейские минометные части (ГМЧ) и пехотное оружие всех видов и калибров; истребительно-противотанковые артиллерийские полки (иптап) использовать для ведения огня с заранее подготовленных закрытых запасных ОП, включив эти полки в группы и подгруппы ПП; при отсутствии целей привлекать для НЗО и группы ДД. Все участки НЗО пристрелять с полной подготовкой исходных данных.
          Систему артиллерийского огня построить на широком использовании флангового и косоприцельного огня.
          7. Стыки и фланги частей – наиболее уязвимые места боевых порядков; забота командиров артиллерии всех степеней о надежном прикрытии стыков и флангов должна быть постоянной, а мероприятия по их обеспечению должны быть тщательно продуманы; для проведения этих мероприятий назначать ответственных за их выполнение командиров.
          В плане и схеме обороны стыков и флангов должно быть указано:
          а) какая артиллерия обеспечивает стыки и фланги;
          б) кто ею управляет и кто имеет право вызова огня;
          в) какая имеется связь между соседями;
          г) метод ведения огня и направление дополнительных секторов для обеспечения стыков и флангов и как подготовлен огонь (пристреляны ли рубежи или участки непосредственно или предполагается перенос огня от репера).
          8. На поддержку боевого охранения выделить отдельные батареи для действия их с временных огневых позиций.
          9. Противотанковая оборона является одним из важнейших вопросов артиллерийского обеспечения обороны; к отражению атаки танков должна быть готова вся артиллерия обороны.
          Артиллерийские средства должны быть эшелонированы с таким расчетом, чтобы была обеспечена вся армейская глубина на вероятных направлениях атаки танков, для чего использовать имеющиеся иптап, как основное средство борьбы с танками. Иптап сосредоточить в дивизионных и армейских резервах, обеспечить их подготовленными путями выдвижения в требуемом направлении и подготовить огонь этих полков с закрытых ОП в период наступления танков противника перед передним краем.
          Противотанковые районы создавать на путях вероятного движения танков противника, перестраивая их каждый раз в зависимости от создавшихся условий обстановки.
          Организовать четкое взаимодействие и связь между противотанковыми районами и районами обороны стрелковых подразделений. На маскировку системы противотанковой обороны обратить особое внимание.
          В армиях в распоряжении командующего армией иметь подвижный противотанковый резерв, состоящий из истребительно-противотанкового артиллерийского полка, инженерного батальона с минами и роты (батальона) противотанковых ружей.
          10. Для введения противника в заблуждение относительно действительной группировки артиллерии широко использовать действия кочующих орудий, минометов, взводов и батарей, возложив на командующих артиллерией дивизий составление глубоко продуманных планов; вести систематический контроль за точным выполнением этих планов.
          Выполнение текущей огневой работы в обороне. В периоды затишья на отдельных участках фронта вести плановый беспокоящий огонь по боевым порядкам противника и его тылом с целью изнурения противника (перемалывание), подавления его батарей, нарушения подвоза и маневрирования его боевых порядков.
          Ссылка некоторой части артиллерийских командиров на жесткие лимиты расхода боеприпасов и на необходимость их накопления для периода активных действий является вредной и в конечным итоге приводит к тому, что месячный расход выстрелов значительно ниже отпускаемого лимита; в результате противнику предоставляется возможность спокойно и планово осуществлять свои намерения по подготовке активных действий, совершенствовать оборону и безнаказанно выполнять намеченные им работы по подготовке операций.
          Командующим артиллерией армий и по их указаниям командующим артиллерией дивизий в кратчайший срок спланировать текущую огневую работу по форме № 45 Сборника форм боевых документов, ч. II (таблица распределения задач по группам), исходя из следующих основных положений:
          1) На каждую декаду составлять план огневой работы артиллерии (армии, дивизии) на выполнение следующих задач:
          а) разрушение инженерных сооружений противника (блиндажи, ДЗОТ, огневые точки и траншеи) на всю глубину обороны;
          б) уничтожение живой силы в местах ее скопления и на участках наиболее оживленного движения;
          в) уничтожение транспортных средств на наблюдаемых участках дорог и в узлах, а также не наблюдаемых с НП, но точно определенных и сфотографированных авиацией;
          г) подавление батарей и НП противника, вскрытых ВЗР, визуальным наблюдением и аэрофотографированием (начиная с наиболее активных и достоверно обнаруженных);
          д) уничтожение аэростатов наблюдения (стрельбой по аэростатам и по лебедкам);
          е) уничтожение складов, баз, станций и т. д.
          2) Отпускаемый ежедневный лимит боеприпасов расходовать на вышеперечисленное плановое решение огневых задач в батареях и дивизионах, назначенных на этот день для текущей огневой работы, за счет других батарей (дивизионов), не имеющих в это время плановых задач.
          3) Стрельбу доводить до решительного результата, не ограничиваясь «обозначенным» поражениям.
          4) Всю текущую работу строить с целью уточнения исходных данных для открытия огня, изучения поля боя, расположения и деятельности противника так, чтобы дать вместе с тем практику командирам батарей и дивизионов.
          5) Выполнение текущей огневой работы производить с временных и запасных ОП, куда выводить батареи заблаговременно в ночное время с предварительной подготовкой данных для открытия огня.
          6) Для ведения огня по целям, плохо наблюдаемым с основных НП, выбирать временные НП, дающие хорошее наблюдение по заданной цели и высылать разведчиков в боевые порядки стрелковых рот для корректирования огня при створном и боковом наблюдении.
          7) Плановый огонь на изнурение противника ночью вести со специальных ночных позиций, занимая их только на время стрельбы, после чего немедленно отводить батареи на основные ОП. Огонь на изнурение вести внезапными короткими огневыми налетами с последующим переходом к методическому огню, во взаимодействии с бомбометанием наших ночных бомбардировщиков (в случае работы ночной бомбардировочной авиации в районе, намеченном для изнурения противника артиллерийским огнем).
          К текущей огневой работе широко привлекать 82- и 120-мм минометы, включая их работу в общий план деятельности артиллерии и сочетая их огонь с огнем ГМЧ. Текущую огневую работу артиллерии при составлении плана рассчитывать по часам и минутам в разное время для того, чтобы создать наивыгоднейшие условия ведения огня и получения наибольшего эффекта стрельбы. Система (порядок) ведения артиллерийского огня должна все время держать противника в напряженном состоянии, изматывая его и не давая возможности ни минуты чувствовать себя в безопасности.
          Одновременно огневая работа, помимо своего прямого назначения – изматывания противника, должна обеспечить быстрое и действительное уничтожение живой силы и огневых средств противника в момент их активизации.
          Для планирования текущей огневой работы в штабах артиллерии армий и дивизий вести декадную схему и таблицу огня применительно к приложениям 4 и 11 БУА, ч. II, 1937 г., с соответствующими изменениями, вытекающими из характера поставленной задачи.
          Копию этих документов штабам артиллерии представлять в штаб артиллерии Северо-Западного фронта для контроля за огневой деятельностью артиллерии армии в обороне.
          Указания довести до командира артиллерийского дивизиона и командира стрелкового полка включительно.
          Исполнение донести 20 мая 1943 г.

Командующий артиллерией
Северо-Западного фронта
генерал-лейтенант артиллерии НИЧКОВ

Начальник штаба артиллерии
Северо-Западного фронта
генерал-майор артиллерии БРЕЖНЕВ


1 От редакции. В ПУ-43 изд. 1945 г. это помещено на ст. 173. [Текст сноски на «скане» плохо прочитывается. Возможны ошибки – В.Т.]



Указания командующего войсками Центрального фронта по использованию артиллерии в армейской операции в весенних условиях (май 1943 г.)

Указания
командующего войсками Центрального фронта
по использованию артиллерии
в армейской операции
в весенних условиях
(май 1943 г.)


«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий войсками
Центрального фронта
генерал армии РОКОССОВСКИЙ

Член Военного Совета
Центрального фронта
генерал-майор СТАХУРСКИЙ

3 мая 1943 г.

.

Военным Советам армий
Командирам стрелковых корпусов и артиллерийского
корпуса прорыва

 
Содержание.   Указания по использованию артиллерии в армейской операции в весенних условиях.
 

          В предстоящих весенних операциях армии мы обязаны нанести противнику решительный удар, в котором артиллерия должна сыграть решающую роль, обеспечив огнем продвижение своей пехоты не только при проведении атаки, но и при ведении боя в глубине обороны, вплоть до выполнения оперативной задачи армии.
          Необходимо учесть, что весенние условия для проведения боевых действий войск, в частности артиллерии, резко отличаются от зимних, к которым войска уже привыкли.
          Противник, в свою очередь, также готовится на некоторых направлениях нашего фронта к активным действиям, понимая значение и важность орловского направления.
          В динамике боя войскам придется часто отражать контратаки танков и мотомехчастей в условиях высокой активности авиации противника.
          Весна позволяет выносить действия войск на широкий простор полей и не зависеть от дорог. Светлое время, которое может быть использовано для боевых действий, делается более продолжительным, а в связи с этим увеличивается и расход боеприпасов.
          Для выполнения задач предстоящей операции нужно теперь же провести ряд мероприятий, способствующих успешным действиям артиллерии.

I. По артиллерийской разведке

          Армиям северного направления фронта теперь же подготовить места огневых позиций и наблюдательных пунктов не менее чем на 50-60 батарей артиллерии усиления и стрелковых дивизий вторых эшелонов армий. Произвести топографическую привязку всех действующих и подготавливаемых ОП и НП. В местах подготавливаемых ОП иметь колья с номерами, а в штабах – координаты и проводников с тем, чтобы, как только прибывающий артиллерийский полк получит задачу занять боевые порядки, можно было вывести батареи на огневые позиции, а командирам батарей – получить координаты огневых позиций и наблюдательных пунктов.
          Выполнение этих задач возложить на отдельные армейские разведывательные артиллерийские дивизионы и вычислительные отделения полков.
          Данные артиллерийской разведки являются основой планирования огня артиллерии, между тем они в настоящий период настолько скудны, что по ним очень трудно принять решение. Это происходит потому, что разведка ведется нерегулярно и не конкретно, а от случая к случаю, старшие же артиллерийские начальники не уделяют достаточного внимания столь важному вопросу.
          В наступлении дивизия получает полосу в 3 км; в этой полосе будет действовать не менее двух артиллерийских полков усиления (в том числе артиллерийский полк стрелковой дивизии второго эшелона армии). Кроме того, в полосе стрелковой дивизии будут вести разведку артиллерийский полк усиления и артиллерийская дивизия РГК, т. е. на направлении главного удара армии, в полосе почти каждой стрелковой дивизии, наблюдательных пунктов будет:
на три полка (АД РГК) 50-55 ПП
на два полка (приданных) 34-36 «-»
на один полк (своей дивизии) 16-18 «-»
–––––––––––––––––––––––––––––– ––– ––––––––––––
Всего на шесть полков 100-109 ПП

т. е. для разведки на каждый НП приходится 30-50-метровая полоса. Если организовать тщательное наблюдение за противником в каждой полосе, то армия будет иметь ясную картину системы обороны противника, будет знать его основные боевые средства, сможет точно определить передний край и глубину обороны. Нужно только навести должный порядок на наблюдательных пунктах и правильно организовать разведку.
          Ведя разведку в полосах, необходимо тщательно разведывать отдельные объекты, а порою следить неустанно за одной целью, чтобы определить, что это за цель.
          Командующим артиллерией армий и их штабам уже дано много указаний по организации артиллерийской разведки (№ 0066 от 7 апреля 1943 г., 090 от 18 апреля 1943 г., 027 и др.); нужно их только выполнять, организовать действительный контроль за артиллерийской разведкой, наращивая изо дня в день разведывательные данные о противнике, и широко использовать общевойсковую разведку в интересах артиллерии, для чего систематически включать в ее состав артиллерийскую разведку.
          Каждый артиллерийский командир должен хорошо знать противника, противостоящего ему.

II. Планирование огня артиллерии и управление артиллерией в бою

          Основную массу артиллерии усиления (артиллерийский корпус прорыва и артиллерийскую дивизию РГК) и артиллерию стрелковых дивизий во вторых эшелонах армии командующий артиллерией армии должен использовать на направлении главного удара армии.
          Огонь 82- и 120-мм минометов стрелковых дивизий планировать командующим артиллерией дивизий; на период артиллерийский подготовки атаки и сопровождения пехоты и танков огневым валом из этих минометов в дивизиях должны быть созданы группы под командованием лучших начальников артиллерии стрелковых полков.
          Опыт показал большую эффективность огня орудий прямой наводки, поэтому планированию огня прямой наводкой должно быть уделено максимальное внимание.
          Орудий прямой наводки (45-мм пушки, 76-мм ПА и часть пушечных и гаубичных орудий ДА) должно быть столько, чтобы их огнем можно было поразить все цели на переднем крае; кроме того, необходимо иметь небольшой резерв для поражения вновь обнаруживаемых целей в процессе самой артиллерийской подготовки атаки. Планирование осуществлять командующим артиллерией дивизии, а на решающих направлениях армии (стык и фланги армии) – штабу артиллерии армии. Цели орудиям должны быть даны заранее на местности командирами батарей, а последним – штабами командующих артиллерией дивизий. Иметь схемы, уточняющие, какие орудия когда ведут огонь. На каждое орудие иметь не более двух целей. Места ОП приготовить заранее. Вывод орудий прямой наводки на ОП для ведения огня производить в ночь перед артподготовкой атаки, а при незначительном удалении (перекатывание на руках) – в период начала самой артподготовки атаки (от Ч-80 до Ч-60).
          Группы поддержки пехоты создать в стрелковых дивизиях, усилив их отдельными минометными полками РГК.
          Артиллерийский корпус прорыва использовать согласно следующей схеме: артиллерийский корпус – армейская группа.
          Пушечные бригады составляют подгруппы АДД и предназначаются для борьбы с артиллерией противника. Для усиления подгруппы АДД можно привлекать орудия 76- и 122-мм калибра.
          Бригады разрушения (203-мм Б-4) и тяжелые гаубичные бригады составляют подгруппы АР и предназначаются: 203-мм системы – для разрушения особо прочных сооружений, крупных узлов сопротивления, 152-мм гаубицы – для разрушения ДЗОТ и блиндажей с тяжелым боевым перекрытием.
          Легкие пушечные, гаубичные и минометные бригады составляют армейские группы ПП и усиливают своим огнем группы ПП стрелковых дивизий. Цели получают от штаба артиллерии армии и дополнительно по заявкам от командующих артиллерией дивизий (КАД). Объектами разрушения должны быть ДЗОТ, блиндажи, окопы, траншеи, землянки с легким боевым перекрытием.
          Гвардейская минометная бригада создает подгруппы разрушения и подавления крупных узлов сопротивления противника. Эти цели даются артиллерии корпуса для ведения огня внакладку. В оперативном отношении бригады подчиняются непосредственно командиру артиллерийского корпуса и не входят в состав оперативных групп ГМЧ.
          Артиллерийский корпус прорыва за период артиллерийской подготовки атаки – 1 час 20 минут (планируемый период подготовки) – может разрушить или подавить следующее количество целей:
1. Пушечные бригады (АДД):
72 орудиями (152-мм) 36 целей
2. Бригады разрушения (АР):
48 орудиями (203-мм) 24 цели
64 орудиями (152-мм) 32 цели
3. Легкопушечные, гаубичные и минометные бригады (АПП):
144 орудиями (76-мм) 36 целей
168 орудиями (122-мм) 42 цели
216 минометами (120-мм) 72 цели
–––––––––––––––––––––––––––––– ––– ––––––––––––
Всего 496 орудиями и
216 минометами
242 цели

          Выполнение остальных огневых задач должно быть возложено на группы ПП орудий прямой наводки и минометы стрелковых дивизий.
          Вся артиллерия корпуса на всех этапах операции должна быть в руках командира артиллерийского корпуса прорыва в постоянной готовности нанести сокрушительный массированный огневой удар противнику на промежуточных рубежах сопротивления.
          Каждая артиллерийская дивизия РГК действует в полосе 2-3 стрелковых дивизий.
          В тех армиях, где нет артиллерийского корпуса, схема управления артиллерией в армии будет аналогична. Во всяком случае артиллерийские дивизии РГК дробить не следует, нужно стремиться сохранить организованное управление бригадами.
          Общая схема управления артиллерией в армии будет иметь следующий вид (см. схемы на стр. 48 и 49).1
          Артиллерийская дивизия РГК действует в полосе нескольких стрелковых дивизий в направлении главного удара.
          Одна гвардейская артиллерийская дивизия РГК за тот же период артиллерийской подготовки (1 час 20 минут) может разрушить и подавить следующее количество целей:
1. Пушечная бригада (АДД):
36 орудиями (152-мм) 18 целей
2. Гаубичная бригада (АПП):
40 орудиями (203-мм) 10 целей
3. Легкая бригада (АПП):
60 орудиями (76-мм) 15 целей
–––––––––––––––––––––––––––––– ––– ––––––––––––
Всего 136 орудиями 43 цели

[…]2
          Выполнение остальных огневых задач должно быть возложено также на группы ПП, орудия прямой наводки и минометы стрелковых дивизии.
          Командующий артиллерией армии в период боя должен иметь свой НП, с которого осуществлять связь указанным выше порядком. Обязательно предусмотреть резерв связи на второе положение, но это не исключает необходимости иметь офицеров связи с автомашиной и радиосредства. Опыт показал необходимость управления артиллерией в динамике боя через офицеров связи.
          Связь хорошо маскировать; на дорогах и на направлениях атак наших танков провод глубоко зарывать в землю. Помимо проводной связи и радио, обязательно иметь световые сигналы для основных этапов боя (начало артподготовки атаки, перенос огня, атака и т. п.). На всех НП и ОП иметь наблюдателей за сигналами.
          Предупредить всех командиров батарей, что в случаях отказа связи огонь ведется по графику расписанного времени до «Ч», после чего без наличия связи огня они не ведут.
          За один час до начала артиллерийской подготовки атаки должны быть сверены часы всех артиллерийских начальников.
          В динамике боя противник безусловно применит танки, стремясь сорвать наше наступление. Для предотвращения этого командующие артиллерией армий должны иметь подвижной армейский резерв – один-два полка (легкий артиллерийский полк, истребительно-противотанковый артиллерийский полк) для отражения контратак не только танков, но и пехоты. Документацию по планированию артиллерийского наступления атаки осуществлять в соответствии с моими директивами №214 и 234/сс и приложенными к ним образцами документов.

ГРАФИК АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ ПОДГОТОВКИ АТАКИ
ДЛЯ АРМИЙ УДАРНОГО НАПРАВЛЕНИЯ ФРОНТА3

Общее время – 1 час 20 минут (Ч-80)
Время и метод ведения огня Мин Снарядов
82-мм 120-мм 45-мм
пушек
76-мм
ПА
76-мм
ДА
122 и 152-мм
гаубиц
122-мм
пушек
152-мм
г.-п.
203-мм
Б-4
5 минут (от Ч-80 до Ч-75) – огневой налет 100 % напряжения
3-минутного огневого налета по всей тактической глубине
20 20 30 30 18 12 10 2
40 минут (от Ч-75 до Ч-35) – период подавления
и разрушения (50 % артиллерии)
10 8 8 8 8 16
5 минут (от Ч-35 до Ч-30) – огневой налет 60 % плотности
от 3-минутного огневого налета по переднему краю
20 15 18 11 7 6 2
5 минут (от Ч-30 до Ч-25) – огневой налет
по всей тактической глубине
20 15 18 11 7 6 2
5 минут (от Ч-25 до Ч-20) – огневой налет
по всей тактической глубине
20 15 25 18 12 10 2
15 минут (от Ч-20 до Ч-5) – подавление и
разрушение целей (50 % состава артиллерии)
20 3 3 3 3 6
5 минут (от Ч-5 до Ч) – огневой налет по всей тактической
глубине 100 % напряжения от 3-минутного огневого налета
20 20 25 10 35 18 12 10
Орудия прямой наводки открывают огонь
в Ч-50 и ведут его до Ч
18 68
Всего на 80 минут 100 95 63 138 137 82 61 53 32
В боекомплектах 0.8 1.2 0.3 1.0 1.0 1.0 0.75 0.9 0.8
На 6 рубежей основных и шесть промежуточных
в соответствии с ПС-42, ст. 437-443
16 10 10 83 42 42
На бой в глубине на 1-й день в боекомплектах 0.3 0.1 0.1 0.15 0.15 0.1 0.1 0.1 0.1
Всего на 1-й день боя 136 119 93 169 241 132 69 101 36
В боекомплектах 0.1 1.5 0.5 1.8 1.73 1.71 0.88 1.7 0.9
На промежуточный рубеж и остановки 0.8 1.0 0.5 0.9 0.8 0.8 1.0 1.0 0.8
На оперативной глубине (15 дней) 1.5 1.5 1.0 2.0 1.8 1.6 1.5 1.5 1.5
На операцию в целом 3.4 4.0 2.0 4.7 4.3 4.1 3.1 4.2 3.2

          Атака – «Ч». Сопровождение пехоты и танков на глубину 1500-2000 м (15-20 минут) и ПСО.
          На период артиллерийской подготовки атаки огонь должен быть так спланирован, чтобы не было перерыва в огне в момент атаки. Для этого во время последнего огневого налета батареи, ведущие огонь с 200-400 м от переднего края и далее, продолжают вести огонь еще в течение двух минут.

III. Огонь артиллерии

          Артиллерийской подготовке атаки должна предшествовать заблаговременная пристрелка. Дни накануне операции, в смысле интенсивности артиллерийского огня, ничем не должны отличаться от обычных дней.
          В целях одновременного открытия огня, помимо общих сигналов, нужно установить следующий порядок вызова первого залпа артиллерийской подготовки атаки (время дается примерное): 5.00 – по телефону: «Оперативно, проверить часы»; 6 часов 01 минута: «Оперативно, зарядить»; 6 часов 05 минут 55 секунд: «Оперативно, огонь!».
          По сигналу «Оперативно» прекращается передача всяких распоряжений и команд.
          82- и 120-мм минометы в период артиллерийской подготовки атаки ведут огонь по окопам, траншеям, ходам сообщения, обратным скатам высот. В период разрушения 120-мм минометы разрушают блиндажи с легкими перекрытиями.
          Для сопровождения пехоты и танков минометы привлекаются к участию в огневом вале по рубежам на один вперед относительно артиллерии.
          В первом огневом налете участвуют все РС М-8 и М-13 с полным напряжением; во втором огневом налете – по одному дивизиону от каждого полка М-8 и М-13; в последнем огневом налете Ч-5 до Ч – все РС М-8, М-13, М-20 и М-31 с полным напряжением.
          В период артиллерийской подготовки атаки привлечь все огневые средства пехоты.
          Во время первого, четвертого и пятого огневых налетов артиллерии пехота «прочесывает» огнем передний край обороны противника из расчета выстрелов:
. 1-й налет 4-й налет 5-й налет
На станковый пулемет 250 100
На ручной пулемет 50 50
На винтовку 25 25 25

          В момент атаки пехота с хода ведет огонь из оружия всех видов.
          Орудия прямой наводки открывают огонь в Ч-50 и ведут его до Ч. Контрминометную борьбу обязательно вести группами ПП, независимо от того, ведут ли с ними борьбу другие средства. Для усиления в количественном отношении подгрупп АДД привлекать орудия 76- и 122-мм калибра.

IV. Боевые порядки артиллерии

          Артиллерия – 45-мм пушки, 76-мм пушки ПА, 50, 82- и 120-мм минометы – должна все время следовать в боевых порядках пехоты. Дивизионная артиллерия – 76-мм пушки – частично следует в боевых порядках пехоты и, как правило, меняет боевой порядок по выполнении пехотой задач дня (в зависимости от глубины продвижения стрелковой дивизии); во всяком случае одновременно не должно перемещаться более 1/3 всей артиллерии.
          Артиллерия РГК от 122-мм калибра и выше в первый день боя боевые порядки может не менять (в зависимости от глубины продвижения стрелковых дивизий). В этом случае смену производить в ночь с первого дня наступления на второй.
          В частях с неполным обеспечением средствами тяги иметь в готовности дивизионы полностью маневренные за счет других дивизионов, что предусмотреть в плане перемещения боевых порядков артиллерии.
          В каждой части иметь неприкосновенный запас горючего (одна заправка), который расходовать только с момента движения артиллерии для перемещения боевого порядка.
          Командующим артиллерией армий и корпусов при содействии начальников управления тыла армии создать промежуточные базы горючего (две заправки) и фуража (три суточные дачи).
          Данная директива безусловно не исчерпывает всех вопросов артиллерийского обеспечения операции. Командующие артиллерией армий, командиры артиллерийского корпуса и дивизий, командующие артиллерией дивизий должны тщательно продумать всю операцию и динамику боя и предусмотреть все мелочи, существенным образом влияющие на ход боя.

Командующий артиллерией Центрального фронта
генерал-лейтенант артиллерии КАЗАКОВ

Начальник штаба артиллерии Центрального фронта
генерал-майор артиллерии НАДЫСЕВ


1 Номера страниц указаны по Сборнику. На стр. 48 и 49 Сборника размещена «Схема управления артиллерией в армии при наличии артиллерийского корпуса прорыва». Схема на сайте не приводится – В.Т.
2 После данной таблицы в Сборнике следует «Схема управления артиллерией в армии при наличии одной артиллерийской дивизии РГК (на ударном направлении)». Схема на сайте не приводится – В.Т.
3 «Скан» данной таблицы плохо читается, поэтому данные в ней приведены с низкой долей достоверности. – В.Т.



Инструкция начальника инженерных войск Брянского фронта по организации пропуска танков через заграждения в наступлении (30 мая 1943 г.)

Инструкция
начальника инженерных войск Брянского фронта
по организации пропуска танков
через заграждения
в наступлении
(30 мая 1943 г.)


«УТВЕРЖДАЮ»
Зам. начальника инжвойск БФ
полковник СЛУЧЕВСКИЙ

30 мая 1943 г.

.

ИНСТРУКЦИЯ
ПО ОРГАНИЗАЦИИ ПРОПУСКА ТАНКОВ ЧЕРЕЗ ЗАГРАЖДЕНИЯ
В НАСТУПЛЕНИИ

          1. Для обеспечения броска танков в атаку в момент прорыва переднего края полосы обороны противника необходимо устройство проходов через заграждения свои и противника, из расчета 1 проход на 5 танков, шириной 20 м.
          2. Проходы в своих заграждениях устраиваются заблаговременно перед атакой, в местах предполагаемого движения танков.
          Проходы в заграждениях противника устраиваются за 2-3 дня или в ночь перед атакой.
          3. Способы устройства проходов в противотанковых минных полях могут быть следующие:
          а) обезвреживание мин вручную (желательно снимать взрыватели, оставляя мину на месте в целях маскировки прохода);
          б) траление мин тралами, прицепляемыми к танку;
          в) разрушение минного поля огнем артиллерии и минометов в период артподготовки.
          4. Основным и решающим условием успеха является тщательная и непрерывная разведка заграждений противника и точное определение границ его минных полей на местности и характера минных полей.
          5. Желательно для пропуска танков выбирать направления, не прикрытые противотанковыми минами. Проходы делать на основе тактического решения.
          6. Все проходы обозначать условными знаками, видимыми днем и ночью.
          Для обозначения проходов, в зависимости от местных условий, могут быть применены:
          в) колья высотой до 1 м, обмазанные землею со стороны противника и окрашенные известью с нашей стороны;
          б) березовые колья высотой до 1 м, обмазанные землею со стороны противника;
          в) сигнальные фонари направленного света, обращенные в нашу сторону, снабженные специальными козырьками и установленные над землей невидимо для противника;
          г) специальные пластинки на жести, покрываемые фосфором; пластинки устанавливаются на стойках с небольшим наклоном в нашу сторону;
          д) поливка полос на местности раствором извести в ночь перед атакой.
          7. Места проходов должны быть замаскированы в зависимости от местных условий, чтобы противник не мог обнаружить сделанные в заграждениях проходы.
          8. Кроме обозначения проходов знаками, видимыми ночью, поля проходов и сами проходы обозначаются вехами, устанавливаемыми через 25-30 м.
          Углы проходов обозначаются стрелками-указками по две на каждый угол.
          9. На проходах организуется комендантская служба.

II.
Последовательность действий

          1. Заблаговременно до наступления устраняются проходы в своих заграждениях. Проходы и подходы к ним ограждаются вехами.
          2. Выделяются секреты (3-5 саперов с двумя ручными пулеметами). Если проходы в заграждениях делаются за 2-3 дня до атаки, наблюдение за проходами выполняют секреты, располагаясь в укрытых местах перед минными полями противника, вблизи проходов. Окопы типа «лисья нора» отрываются и занимаются секретами в ночь перед атакой, причем, для секретов готовятся две позиции:
          а) на расстоянии 150-200 м от минных полей противника эти окопы занимаются секретом непосредственно перед началом артиллерийской подготовки;
          б) в непосредственной близости от минных полей противника эти окопы занимаются секретами в момент переноса огня артиллерии и минометов в глубину обороны противника с задачей указывать танкам направление их движения к проходу.
          3. За 2-3 дня или в ночь перед атакой саперами устраиваются проходы в заграждениях противника.
          Если проходы полностью сделать невозможно (близкое расположение минных полей от огневых точек противника и губительный огонь), то устройство проходов производится силами артиллерии или для устройства проходов привлекаются тралы непосредственно в момент атаки.
          Проделанные в заграждениях противника проходы в ночь перед атакой обозначаются условными сигнальными знаками согласно разделу 1, пункт 6.
          4. Выделяются группы разграждения (3-5 саперов) с задачей проверки разминирования прохода артиллерийско-минометным огнем во время артподготовки (проверяются после перенесения артогня в глубину) или разминирование одновременно и вслед за наступающей пехотой.
          5. Если проходы до атаки проделаны на всю глубину, саперами секрета полается условный сигнал «красная ракета» по плану взаимодействия. Секреты у проходов ракетой показывают направление движения танков, выпуская ракету навстречу танкам, идущим к данному ходу.
          Если устройство проходов производилось артиллерией и минометами, то проверка их группами разграждения делается в момент перенесения огня артиллерии в глубину обороны противника. Группы разграждения двигаются вместе с наступающей пехотой. Сигнал готовности прохода остается прежний.
          Если проход не устроен заблаговременно и артиллерийско-минометный огонь для их устройства не привлекается, то разминирование проходов группой разграждения производится также вслед за переносом огня артиллерии, одновременно с движением наступающей пехоты. Сигнал для движения танков подается только тогда, когда проходы будут полностью очищены от мин.
          6. Группы саперов разграждения, на которые возложены задачи устройств проходов для танков, для выполнения других задач не привлекаются, а при выполнении поставленной им задачи прикрываются стрелковыми подразделениями и взаимодействуют с танками и пехотой по заранее разработанному плану.
          7. Задачи саперам, обеспечивающим проходы для танков, ставятся на местности полковым инженером в присутствии командира танковой части (подразделения), которое будет пользоваться данными проходами.
          Общие указания и инструктаж по устройству проходов дает дивизионный инженер.
          Ответственность за устройство проходов и пропуск танков несут на участке полка полковой инженер, в полосе дивизии – дивизионный инженер.
          Полковой инженер лично под расписку на местности знакомит командный состав танковых частей и подразделений, действующих на участке полка, с проходами и их ограждениями и инструктирует о порядке движения танков по проходам в заграждениях.
          Командиры танковых частей и подразделений несут ответственность за знание экипажами машин проходов и подходов к ним на местности и соблюдение экипажами правил движения по проходам.
          8. Движение танков по проходу обеспечивают саперы группы разграждения после проверки проходов.
          Последовательность работы комендантского пункта такова.
          Танки после выхода с исходных позиций для атаки встречаются комендантом прохода у исходного ориентира, где комендант дает командиру подразделения танков азимут движения к проходу или указывает местный предмет (ориентир), на который должны двигаться танки.
          Саперы секрета дополнительно ракетами показывают, куда должны двигаться танки.
          Направление движения по проходу в заграждениях противника показывается саперами группы разграждения или, когда проход устроен заранее, саперами секрета.
          9. Если танки идут в атаку впереди пехоты по заранее разведанному и очищенному проходу, направление их движения показывается саперами секретов трассирующими пулями.
          10. За передним краем, в глубине обороны противника, движение боевых порядков танков обеспечивается приданными саперами, которые производят разминирование по мере обнаружения минных полей на путях движения танков.
          11. Инструкцию изучить всему командному составу инженерных частей до командира отделения включительно, командному составу танковых частей и подразделений до командира экипажа включительно. На дивизионных инженеров возлагается обязанность обеспечить командиров танковых частей (соединений), действующих в полосе дивизии, одним экземпляром настоящей инструкции.

п. п. За начальника Штаба инжвойск
Брянского фронта полковник МИНДЛИН

Начальник отдела заграждения
подполковник ВИНОГОРСКИЙ