Выписка из указаний командующего войсками 1-го Украинского фронта № 001448 по артиллерийскому обеспечению обороны (1 декабря 1943 г.)

image_pdfimage_print

Выписка из указаний
командующего войсками
1-го Украинского фронта
№ 001448
по артиллерийскому
обеспечению обороны
(1 декабря 1943 г.)


ВЫПИСКА
ИЗ УКАЗАНИЙ № 001448 ОТ 1.12 1943 г. КОМАНДУЮЩЕГО
ВОЙСКАМИ 1-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА
ПО АРТИЛЛЕРИЙСКОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ ОБОРОНЫ

«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий войсками
1-го Украинского фронта
(подпись)

Член Военного совета
1-го Украинского фронта
(подпись)

1 декабря 1943 г.
Сов. секретно

Организация противотанковой обороны

Современная оборона должна быть прежде всего противотанковой. Основную тяжесть борьбы с танками противника принимают на себя истребительно-противотанковые полки и бригады. За последние 16-30 суток боев сожжено и подбито артиллерией 650 танков противника.
Многочисленные танковые атаки противника отбивались в большинстве случаев огнем орудий прямой наводкой истребительно-противотанковых артиллерийских бригад и истребительно-противотанковых артиллерийских полков, исключительной стойкостью личного состава. Примером этого могут служить действия одного полка 8-й гвардейской Киевской истребительно-противотанковой артиллерийской бригады.
В бою у Мохначка через передний край прорвалось 27 танков и 40 бронетранспортеров противника. Благодаря умело организованной обороне в первые же 10 минут боя полком было сожжено 13 танков и 6 бронетранспортеров.
Выбросив на фланг пулеметы, полк отбил атаки автоматчиков и восстановил положение на участке прорыва. Ряд истребительно-противотанковых артиллерийских полков показал также хорошие образцы борьбы с танками противника (1075, 1607, 315-й гвардейский полки и др.). В то же время командиры артиллерийских частей и старшие артиллерийские и общевойсковые командиры не учли особенностей действий танков противника, открывающих огонь с дистанций, превышающих дальность прямого выстрела наших орудий (иногда с полузакрытых огневых позиций), и поэтому некоторые истребительно-противотанковые полки не дали высокой эффективности в уничтожении танков.
Основные недостатки в борьбе с массированными атаками танков по опыту последних боев состоят в нижеследующем:
1. Отсутствует должное взаимодействие с пехотой.
2. Организация противотанковой обороны на новых рубежах проходит поспешно, без руководства со стороны командующих артиллерией дивизии и корпусов; необходимо поэтому, чтобы командующие артиллерией стрелковых корпусов и дивизий лично организовывали противотанковую оборону, устанавливали взаимодействие с пехотой.
3. В основу организации противотанковой обороны положить создание противотанковых опорных пунктов. Артиллерийское обеспечение обороны в мае – июне 1943 г. и последующие бои с противником на белгородском направлении показали правильность подобной организации противотанковой обороны.
4. При организации противотанковых опорных пунктов допускаются следующие недостатки:
а) Допускается скученное расположение орудий в опорном пункте. Для каждого орудия должны быть 2-3 огневые позиции, чтобы иметь возможность в ночное время или под прикрытием дыма менять огневые позиции, исходя из обстановки боя.
б) Отсутствует огневая взаимосвязь как между соседними противотанковыми опорными пунктами, так и между орудиями внутри батареи.
в) Оборудование и маскировка опорных пунктов производятся недостаточно.
5. Опыт учит, что, как и в период марта – июня 1943 г., организацию противотанковой обороны следует начать с установления взаимодействия с пехотой совместной рекогносцировкой местности, создания искусственных препятствий, отработки необходимой документации.
6. На основе опыта ноябрьских боев 1943 г. установлено, что танки противника действуют с большой осторожностью, открывают огонь по боевым порядкам нашей артиллерии с больших дистанций (1.5-2 км), а зачастую ведут огонь с места, останавливаясь на полузакрытых огневых позициях, вынуждая наши орудия прямой наводки преждевременно открывать огонь. Исходя из этого, следует запретить орудиям, поставленным для стрельбы прямой наводкой, открывать огонь с дальности, превышающей дальность прямого выстрела:
для 45-мм пушки – 500 м;
для 57-мм пушки – 1200 м;
для 76-мм полковой пушки, 122-мм гаубицы обр. 1910/30 г. и 1935 г., 152-мм гаубицы обр. 1909/30 г., 76-мм дивизионной пушки и 152-мм гаубицы-пушки обр. 1937 г. – 500 м;
для 152-мм гаубицы 1938 г. – 600 м;
для 107-мм пушки обр. 1931 /37 г. – 1000 м.
Имелись случаи, когда к преждевременному открытию огня понуждали пехотные и артиллерийские начальники. Запретить командирам стрелковых полков и батальонов вынуждать командиров истребительно-противотанковых частей открывать огонь по танкам противника преждевременно. На местности обозначить рубежи, с которых истребительно-противотанковая артиллерия будет открывать огонь по танкам. Эти рубежи должны знать и пехотные командиры. Следует понять, что преждевременное открытие огня увеличивает число промахов по атакующим танкам, повышается расход снарядов, чаще всего дефицитных (подкалиберных и кумулятивных), а главное, увеличивается процент потерь в личном составе и материальной части, а при наличии большого количества промахов падает уверенность в работе орудийного расчета и вера в свое оружие.
Снижение эффективности действий истребительно-противотанковой артиллерии в последних боях объясняется еще и недостаточной подготовкой наводчиков. Поэтому необходимо систематически тренировать орудийные расчеты в стрельбе по макетам танков из вкладышных стволиков или накладных винтовок. В декабре 1943 г. подготовить на каждое орудие не менее трех хорошо натренированных наводчиков.
Серьезным недостатком в практике использования противотанковой артиллерии является ярко выраженное стремление прикрыть все без исключения танкоопасные направления. Эта неправильная практика приводит к тому, что расходуются все противотанковые средства стрелковых корпусов и дивизий, артиллерии усиления и не создается противотанковый резерв. Опыт показал, что в противотанковой обороне следует более плотно прикрывать танкоопасные направления. Часть артиллерии обязательно иметь в подвижном противотанковом резерве. Опытом установлено, что в армейский противотанковый резерв должна входить истребительно-противотанковая бригада (или как минимум два истребительно-противотанковых артиллерийских полка), так как противотанковый армейский резерв должен быть настолько мощным, чтобы он мог отразить атаку крупных сил танков, и обладать высокой маневренностью. На других танкоопасных направлениях следует иметь подготовленные огневые позиции для развертывания подвижного противотанкового резерва в случае прорыва танков противника. Маршруты маневра должны быть отрекогносцированы.
Ходом боевых действий подтверждается, что все вероятные танкоопасные направления прикрыть, конечно, возможно, но за счет распыления противотанковых средств и снижения плотности противотанковой артиллерии на важнейших направлениях. В этих случаях противотанковая оборона неизбежно будет представлять собой «забор» из орудий, необходимая глубина обороны не будет достигнута и задача на уничтожение танков противника выполнена не будет. Некоторые общевойсковые и артиллерийские начальники считают, что, расположив подобным образом всю противотанковую артиллерию и лишив себя резерва, они сумеют в любой момент снять любой полк и поставить его на другое угрожаемое направление. Опыт, однако, учит, что для того, чтобы связать полк, противнику достаточно иметь небольшие силы и тогда в ходе боя снять этот полк будет невозможно. Если тем не менее и удается снять полк, то неизбежно будет нарушена система противотанкового огня, что подтверждено недавним опытом прорыва танков противника, путем обхода Высоко-Ставишенского опорного пункта. В этом противотанковом опорном пункте один полк стоявший на правом фланге, был снят, в противник прорвал оборону именно на этом направлении.
Опыт боев показал, что немецкая танковая дивизия атакует на фронте 2-3 км. Такую ширину фронта может прикрыть истребительно-противотанковый полк, а истребительно-противотанковая артиллерийская бригада прикрывает до 6-8 км. Исходя из этого, надо и производить расчет противотанковых средств на важнейших направлениях, доводя плотность противотанковой артиллерии на танкоопасных направлениях до 25 орудий на 1 км фронта.
В недавних боях имели место большие потери в некоторых истребительно-противотанковых полках как в личном составе, так и материальной части, вызванные тем, что иногда отсутствовало пехотное прикрытие и полки вынуждены были вести бой не только с танками, наступавшими с фронта, но и с сходящими боевые порядки группами автоматчиков.
Во избежание ненужных потерь и для большей устойчивости всей системы противотанковой обороны требую, чтобы истребительно-противотанковые артиллерийские полки и бригады всегда имели должное пехотное прикрытие. О каждом случае самостоятельного отхода пехоты за боевые порядки истребительно-противотанковых частей немедленно доносить мне для доклада командующему фронтом и привлечения виновных командиров частей к ответственности.
Для самообороны вооружить истребительно-противотанковые артиллерийские полки станковыми и ручными пулеметами, автоматами согласно утвержденному командующим фронтом расчету, сняв с их вооружения противотанковые ружья. В боекомплекте полка иметь до 10 % шрапнелей.
Командирам истребительно-противотанковых артиллерийских полков и бригад учесть опыт последних боев и впредь оборудовать перед огневыми позициями батарей стрелковые окопы для борьбы с автоматчиками силами орудийных расчетов и взводов управления.
7. Командирам истребительно-противотанковых артиллерийских полков и бригад иметь план боя, утвержденный командующим артиллерией дивизии. Руководство боем осуществлять с наблюдательного пункта, располагая последний в непосредственной близости от боевых порядков полка (бригады) и имея надежную связь с батареями полка и бригады.
8. Изучение причин того, что некоторые противотанковые опорные пункты в ноябрьских боях 1943 г. были смяты противником, не нанеся ему крупных потерь, показало:
а) Положительный опыт белгородской обороны не усвоен и не применен в настоящих боях. Система противотанкового огня не увязана с естественными и искусственными препятствиями. Требую создания искусственных препятствий (минирование, эскарпирование, устройство проволочных заграждений и т. д.) производить по указанию и требованию артиллерийских начальников.
б) Огонь противотанковой артиллерии не увязывается с огнем артиллерии, стоящей на закрытых огневых позициях, и последняя не ведет огня по местам скопления танков и пехоты противника. Требую произвести полную увязку огня дивизионной и армейской артиллерии с огнем противотанковой артиллерии, что должно быть зафиксировано в плане боя противотанковой артиллерии. Группы поддержка пехоты и армейские группы должны иметь подготовленные огни (НЗО, ПЗО, ДОН) для расстройства боевых порядков танков и пехоты противника еще на подступах к переднему краю и нанесения ему значительных потерь.
в) Со стороны некоторых командиров истребительно-противотанковых частей наблюдается невнимание к вопросам противотанковой разведки, разведки пути и т. д. Требую изменить отношение к разведке противника, использовать все средства разведки по их прямому назначению и выполнять имеющиеся на этот счет уставные положения.
В период с 1 по 10 декабря 1943 г. привести в порядок материальную часть; периодически производить выверку прицельных линий.
Обращаю внимание командующих артиллерией армий на необходимость неослабного внимания к организации непреодолимой противотанковой обороны на основе использования имеющегося опыта, на необходимость тщательного контроля со стороны командующих и штабов артиллерии за ходом организации всей системы противотанковой обороны и на необходимость ее непрерывного улучшения.
В каждом полку (бригаде) с участием офицеров штабов артиллерии армий произвести детальные разборы боевых действий полков и бригад, учтя опыт их боевой деятельности и на основе этого дать им подробные указания.

Командующий артиллерией
1-го Украинского фронта
(подпись)

Начальник штаба артиллерии
1-го Украинского фронта
(подпись)

Ф. 361, о. 34379с, д. 3, л. 312-316.