Западный фронт — 22 июня 1941 года

Общая расстановка войск перед началом войны на 22 июня 1941 года

3 армия


Штаб 3А оставил Гродно и перешел в Луно, но противник особенного давления и преследования 3А не проявляет.

Обстановка на фронте 3 армии


4-й СК

4-й СК 56 СД Район Августовского канала.
Донесение на 7.00: По донесению командира 56-й стрелковой дивизии, до 7 часов на участке Горачки, Марковце перехода противником границы не установлено.
Донесение на 13.00:  Противник крупными силами форсировал р. Неман между Друскининкай и Гожа и развивает наступление [в направлении] Поречье. Противостоявший полк 56-й стрелковой дивизии почти полностью уничтожен. В районе Граево высажен десант. Левый фланг 3-й армии к 13 часам держался прочно.
Донесение на 18.00: остатками одного стрелкового полка удерживала рубеж Грандичи, Куложа; остатками другого стрелкового полка – Наумовичи (Наурновиче).       
Донесение на 22.00: Одним полком вела бои южнее Гожа (Хоза), имея перед собой мотопехоту; вторым полком вела бои с пехотой и танками противника Наумовичи, Богатыри и третьим полком на рубеже Липск, Домброва (данные на 9 часов). Потеряла 25% состава и к концу первого дня и к утру второго дня появилась - одна часть на л берегу реки Неман, а другая на п берегу реки Неман.
     

4-й СК 27 СД В трудном положении оказалась 27-я стрелковая дивизия, оказавшись к началу войны без большей части своей артиллерии (несколько дивизионов находилось на полигоне в районе Ломжи). Поднятые по боевой тревоге с запозданием, вступив в бой разрозненно, ее части дрались в изолированных районах, без связи, взаимодействия и единого управления.
239-й СП. Не успев занять оборону на линии укрепленных районов в районе Граева, вступил в бой 239-й стрелковый полк (командир - полковник А.К. Кожевников). Но противостоять натиску пехотной дивизии немцев, активно поддержанной своей артиллерией и авиацией, он долго не смог. К 8 часам немцы прорвали его оборону, заставив остатки полка в 10 часов начать отход на новый рубеж. Но и отойдя от Граева на 4 км, полк, непрерывно преследуемый противником, не смог закрепиться на этой позиции и продолжал отход уже разрозненными подразделениями в направлении Белостока и крепости Осовец.
Немцам противостояли пограничники и курсанты полковых школ 239-го и 200-го стрелковых полков (последний принадлежал 2-й дивизии соседней 10-й армии — городок находился на стыке двух районов прикрытия). Около 8 часов немцы овладели большей частью Граево, но со стороны кирпичного завода и погранкомендатуры вскоре последовала контратака совместного отряда пехоты, «зеленых фуражек» и просоветски настроенного местного населения. Противник отошел к кладбищу. Повторную атаку его части начали при поддержке танков и бронепоезда. Бронированная гусеница, вся в пятнах камуфляжной раскраски, внезапно пересекла линию границы, толкая перед собой товарный состав. Не ожидавшие подобной хитрости пограничники не успели взорвать заблаговременно заминированный мост; из бронеплощадок высыпали солдаты штурмовой десантной группы. Бронепоезд сразу же оказался под огнем батареи гаубиц 75-го артполка. Несмотря на дистанцию в пять километров, артиллеристы быстро пристрелялись и открыли огонь на поражение. Получив несколько попаданий тяжелых снарядов, бронепоезд сдал назад и укрылся в ближайшем к станции лесу, оставив десант без огневой поддержки. Но четырех гаубиц не хватило, чтобы отсечь танки, зашедшие в тыл граевскому гарнизону. Бой закончился в пользу немцев; Граево было захвачено, а его уцелевшие защитники отошли на юго-восток — к крепости Осовец, то есть в полосу 10-й армии. Ранее этого, примерно в 10 часов, к крепости Осовец начали отходить конные упряжки тех двух дивизионов 75-го ГАП, что бесцельно мотались 21-го и в ночь на 22-е между Граево и Червоным Бором. Третий дивизион полка имел механическую тягу, судьба его точно не установлена.
4-я батарея и две роты 3-го батальона 239-го СП получили приказ комдива генерал-майора А. С. Степанова: выдвинуться в район Кулиги и остановить продвижение германских войск. Когда после трудного марша группа прошла это село, выяснилось, что впереди, у развилки проселочных дорог, значительные силы немцев остановились на привал. На небольшой поляне у дома лесника и в редколесье разместилось множество машин, транспортеров и орудий. Охранение выставлено не было. Упускать такую возможность было нельзя, орудия были развернуты в боевое положение, стрелковые роты скрытно охватили полукольцом расположение противника. Расчеты гаубиц по команде открыли беглый огонь осколочными снарядами. Данные для стрельбы подготовили верно, первым же залпом было достигнуто накрытие. Тяжелые снаряды рвались в гуще техники и мечущихся врагов, один за другим в небо вздымались столбы черного дыма. Бросая орудия, тягачи и грузовики, немцы начали отходить к рокаде, и тогда артиллерия перенесла огонь дальше, а пехота перешла в атаку. Кое-где противник оказывал ожесточенное сопротивление, отходя под прикрытием пулеметов; наступавшие несли серьезный урон, но успех был несомненным.
Правее местечка Руда, куда левым флангом отошел 239-й стрелковый полк, положение также стабилизировалось. Отошедшие к болотам подразделения отрывали на сухих местах ячейки, приводили себя в порядок, чистили оружие, даже брились. КП 75-го ГАП разместился в Пенчиково, селе, в котором проживали в основном белорусы. Они были радушны и гостеприимны, угощали бойцов молоком и ржаным хлебом. В одном из домов разместили телефонный коммутатор, установили связь со штадивом. Начопер майор П. Ф. Толстиков ознакомил капитана Федоренко с обстановкой и поставил задачу на 23 июня.
345-й СП Отважно сражались в районе Августова воины 345-го стрелкового полка (командир - полковник В.К. Солодовников), своевременно выведенные по приказу генерала Кузнецова на оборонительные позиции. Наступавшего вдоль шоссе Сейны-Августов противника сразу встретили дружным огнем полковые и батальонные минометы, стрелки и пулеметчики (полковая артиллерия тоже находилась на учебных сборах). В течение нескольких часов советские воины срывали все попытки врага занять Августов. Почувствовав пустоту перед своим правым флангом (в районе 3-го батальона 345-го полка), противник решил попробовать взять Августов не лобовым ударом, а обходным маневром против нашего левого фланга. Это направление было перспективным потому, что у полка вообще не было левого соседа — о причинах скажу ниже. Поэтому полковник Солодовников выдвинул в район Жарново приданный ему разведбатальон, бронемашины которого, активно маневрируя и ведя сильную стрельбу, принудили агрессора сосредоточить свои усилия в направлении 3-го батальона, который держался очень стойко. Тогда немцы атаковали в промежутке между 1-м и 3-м батальонами, которые были разделены озером. Они подтянули артиллерию и, поставив ее на прямую наводку, начали обстрел дзотов. В это же время они перебрасывали живую силу через озеро. Сосредоточившись под прикрытием артогня, противник вновь атаковал 3-й батальон. Артиллерия с полигона еще не вернулась, но пехотинцы и минометчики сумели вновь отразить натиск. В ходе следующей атаки в рукопашной схватке смертью храбрых погибли пулеметные расчеты двух дзотов, но введением в бой части резервной 9-й роты положение было восстановлено: остатки противника отошли на лодках на северный берег озера. Потери в 345-м составили около 150 человек убитыми и ранеными, но положение его казалось очень прочным даже без артиллерийской поддержки. Однако между 15 и 16 часами на КП полка прибыл зам. командира дивизии полковник А. М. Гогоберидзе. Он передал приказ командования: отойти в район Бялобжеги, на 2-ю линию обороны. Зам. командира полка капитан Свиридов счел приказ изменой и попытался саботировать его выполнение, но комполка заверил Гогоберидзе, что все будет в порядке. Когда тот уехал, Солодовников заявил своему заместителю, что он не прав, так как не знает обстановки на других участках, — капитан молча согласился. Командиры и бойцы были очень опечалены, что вынуждены отступать после таких удачных действий, на лицах у всех были печаль и горе. Отдав приказ на отход, В. К. Солодовников направил капитана Свиридова в 1-й батальон, приказав начать отступать только тогда, когда 3-й батальон отойдет за дорогу Августов — Граево. Отход был совершен успешно, без особого давления противника. Здесь, на 2-м рубеже, в полк наконец-то вернулись его артиллерия и приданный 53-й ЛАП майора И. В. Пчелкина. Но радость полковника была преждевременной. Вновь прибыл Гогоберидзе с новым приказом: отойти еще дальше и занять оборону на реке Бобр, на Штабинском участке укрепрайона (в 30 км от Августова). К вечеру 22 июня 345-й СП и другие оборонявшие Августов части отступили на юг, отошли за реку и заняли рубеж по ее берегу. Отход совершался в развернутых боевых порядках, под постоянными атаками авиации. Вместе с 33-м батальоном связи были выведены дети еще одного пионерского лагеря. Корпусные артиллеристы 444-го полка расстреляли весь боекомплект, восполнить его было негде, поэтому они вынуждены были начать отход в сторону Гродно, сохраняя матчасть.
132-й СП. Тяжелые бои шли в районе Суховоли, Домбровы, Липска и Августова, где оборонялись 132-й стрелковый полк (командир - майор М.А. Медведев) и разведывательный батальон дивизии, поддержанные огнем 53-го легкого артиллерийского полка под командованием майора И.В. Пчелкина и орудий 7-й противотанковой артиллерийской бригады. Обойденные с обоих флангов, понеся большие потери, наши воины были вынуждены вечером начать отход на Домброву и Гродно.
На рассвете 22 июня почти одновременно с сигналом боевой тревоги на лагерь полка налетела авиация. На сборном пункте 2-му батальону (комбат — капитан Ш. Н. Зильбербрандт) было приказано идти на помощь 3-му батальону, находившемуся на строительстве оборонительного рубежа. У деревни Штабин колонну атаковали два «мессершмитта», один из них сбили огнем из своего станкового пулемета братья-близнецы Калинины. На пределе сил батальон продолжал марш-бросок в направлении Августова. Примерно на полпути между Штабином и Августовом передовое подразделение столкнулось с двигавшейся навстречу колонной противника. Прекратив марш, батальон развернулся и начал окапываться. Видимо, помощь опоздала, помогать уже было некому. Вскоре перед фронтом батальона начали накапливаться для атаки группы немецких солдат. Начался минометный обстрел, затем появились пикирующие бомбардировщики. Но батальон не дрогнул. Первая вражеская атака захлебнулась в двухстах, вторая — в трех десятках метров от линии нашей обороны, уползли только одиночки. От непрерывного огня кипела вода в кожухах пулеметов. Больше немцы не атаковали. Относительное затишье бойцы использовали для дальнейшего окапывания, перевязки раненых, похорон убитых. Среди них были и братья Калинины, погибшие от прямого попадания бомбы. В пятом часу дня из полка поступил приказ: скрытно оставить позицию и отойти к Штабину, на рубеж УРа по реке Бебжа. Оставив заслон и прикрываясь от авиации лесными опушками, батальон начал отход. При подходе к реке Бебжа на «хвост» батальона сел подвижный отряд противника — десятка два мотоциклистов с двумя бронемашинами. Огнем из противотанкового орудия, замаскированного у моста, оба броневика и часть мотоциклов были разбиты, батальон переправился через горящий мост на южный берег реки.
120-й ОИПД Трудные испытания выпали на долю воинов 120-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона (командир - старший лейтенант К. Марков), державшего оборону у дороги Граево-Августов. Около 9 часов он был атакован прорвавшимися в этот район пехотой и мотоциклистами противника. Воины-артиллеристы сражались храбро, перед их позициями лежали десятки трупов гитлеровцев, дымилось несколько бронетранспортеров. Но атаки врага следовали одна за другой, у воинов кончались боеприпасы, дивизион понес большие потери среди личного состава. Пришлось начать отход. Но это было нелегко сделать: подразделения противника уже обошли с флангов и окружили остатки дивизиона.
75-й ГАП (командир - капитан К.Н. Ивасенко), находившийся на полигоне под Ломжей, после получения сообщения о начале боевых действий попытался пробиться на Граево, но это не удалось сделать. Сорвалась попытка двинуться и в направлении Осовца. Все дороги уже были загружены отходившими тылами 10-й армии и находились под непрерывными ударами авиации противника. Пришлось полку отходить на Белосток, а далее на Волковыск, теряя в боях и от бомбардировок личный состав, орудия и автомашины.При первом же артналете погиб командир 75-го ГАП капитан К. Н. Ивасенко; по рассказам очевидцев, он бросился к штабу полка и был буквально подброшен в воздух разрывом снаряда. С оторванными ногами, израненный множеством осколков, он умер на месте. Свой последний бой 75-й ГАП принял у местечка Крынки, понес огромные потери в личном составе и боевой технике (в том числе погибли его командир, начальник штаба, командир 1-ro дивизиона) и был разгромлен.
Вот и осталась 27 -я стрелковая дивизия без гаубичной артиллерии, столь необходимой ей для отражения гитлеровских атак.
К 17 часам между частями 27-й СД образовались разрывы: оборона приняла очаговый характер. Но по причине того, что пойма Бобра в этом месте и по сей день представляет собой чуть ли не сплошное болото, это не представляло слишком большой опасности. Гораздо хуже, что у дивизии не было правого соседа.
К исходу дня ее ослабленные части, не сумев оторваться от противника, вели бои на рубеже Сидра, Янув и частью сил - у местечка Штабин.

4-й СК 85 СД Западнее Гродно. Понесла потери, но была вполне боеспособной. Развернувшись на рубеже западнее Гродно, под давлением тяжелых танков противника, начала отход на юг, юго-восток. занимает оборонительный рубеж по восточному берегу о. Лососна на участке Гродно, Беляны, имея один полк в районе Малаховиче.
      К 18.00 - 22.00 - 141-м стрелковым полком ведет оборонительные бои по юго-восточному берегу р. Лососна на участке Занеменьске, 2 км южнее устья р. Лососна, Чеховщизна, имея 103-й стрелковый полк в районе Малаховичи, Гнойница.

4-й СК 24 СД Командир 24-й стрелковой дивизии генерал-майор Галицкий, получив сообщение о бомбардировке Лиды и не имея связи с вышестоящими штабами, самостоятельно дал команду на отмобилизование первого эшелона.
В 15 часов дивизия получила приказ штаба Западного фронта выступить по маршруту Молодечно, Вишнево, Ивье, Лида и поступить в распоряжение командира 21-го стрелкового корпуса. Генерал Галицкий принял решение осуществлять движение двумя колоннами только в ночное время (требовалось выполнить 4 перехода) для исключения авиационных ударов. И в 21 час части дивизии начали движение из Молодечно в направлении Вишнево и Воложина.

11 МК По боевой тревоге все части вывели весь личный состав, имеющий вооружение и могущий драться, что составило 50-60 проц. всего состава, а остальной состав был оставлен в районе дислокации частей...
      Ввиду необеспеченности автотранспортом 204 мсд 1-й эшелон из района Волковыск (82 км по шоссе до Гродно) перебросила на автомашинах, а последующие перебрасывались комбинированным маршем. Через 7 часов (29-я тд через 3 часа и 33 тд - через 4 часа) после объявления боевой тревоги части корпуса заняли район сосредоточения... С момента налета немецких самолетов на Волковыск в 4-00 22.06 связи со штабом 3-й армии и штабом округа не было, и части корпуса выступили самостоятельно в район Гродно, Сокулка, Индур согласно разработанному плану прикрытия... В вышеупомянутом донесении разведотдела штаба 9-й армии вермахта читаем: «...на участке Гродно контратаковали сильные танковые группы (29-я танковая дивизия и другие части)... 22 июня подбито 180 танков, из них только 8-я пехотная дивизия в боях за Гродно уничтожила 80 танков»


11 МК 33 ТД В районе местечка Индура (18 км южнее Гродно) Ожесточенные бои с танками и пехотой противника Куловце, Сакшевце

11 МК 29 ТД В Гродно (75 км северо-восточнее Белостока) Первой в 11 часов нанесла удар 29-я танковая дивизия под командованием полковника Н. П. Студнева. Встретив обошедших 56-ю стрелковую дивизию 40 вражеских танков T-III и бронетранспортеры с полком пехоты, продвигавшихся в направлении Сопоцкин, Гродно, дивизия атаковала их на рубеже Лойки, Голынка, Липск.    
      Завязался ожесточенный бой, в котором советские танкисты защищая рубежи Родины, проявили высокое мужество и отвагу, огромныи наступательный порыв. Они сражались не щадя жизни. В этом бою погибли смертью храбрых командир 59-го танкового полка майор Егоров, был тяжело ранен начальник штаба 57-го танкового полка майор Петухов.    
      Но победа досталась за нашими воинами. Отлично показали себя танки Т 34. "Наступая впереди, они уничтожали одну за другой машины противника. Эффективный огонь вели и танки Т-26 и БТ. Поле боя покрылось сплошным дымом. В ходе ожесточенного боя советские танки смяли боевые порядки врага, уничтожая его огнем и гусеницами,  отбросили фашистов к северу от Сопоцкина. Противник потерял 34 бронетранспортера, 21 танк и до двух батальонов пехоты. Наши части продвинулись вперед на 7-9 км и остановили вражеское наступление на этом направлении, выйдя к 14 часам на рубеж Лобны, Огородники.  Во второй половине дня вновь подошедшие танковые части гитлеровцев при авиации предприняли контратаку. Все они были успешно отбиты дивизиями корпуса.
      Вели ожесточенные бои с танками и пехотой противника на рубеже Гибуличи, Олыпанка;

11 МК 204 МД В Волковыске (85 км восточнее Белостока)

10 армия

Район Белостока. В некоторых местах советская пехота под давлением танков противника отходит в общем направлении на Брянск. Командующий 10-й армией бросает в атаку танкистов 13-го мехкорпуса (там было около 200 танков всего), привлекает весь корпус для участия в общем бою. Командующему 10-й армией было дано указание - противотанковую бригаду немедленно вывести на свое место и развернуть в Районе западнее Михалово, рубеж южнее Белостока.На левом фланге 10-й армии противник ценою больших усилий развивает успех, тесня наши части.
04.30.
Противник
последовательными волнами бомбит Белосток: 4 часа 30 минут – 10 бомбардировщиков, 4 часа 35 минут – 36 бомбардировщиков, 5 часов 20 минут – 30 бомбардировщиков; Бельск-Подляски – 2 налета по 30-35 самолетов; Ломжа – 10 налетов по 30-35 самолетов; Высоке-Мазовецк – один налет 30 самолетов, в 10 часов 20 минут в воздухе до 6 групп самолетов противника в районе Ломжа, Бельск-Подляски. В налете участвовали самолеты Ю-52, ДО-17, ДО-23, Ю-87.

08.00 Противник с 5 часов после часовой артиллерийской подготовки по всему фронту перешел в наступление и к 8 часам, по отрывочным данным с фронта, части противника заняли Граево, Конты, Новогруд. С направления Остроленка на Ломжа появились танки.

13.00 Противник, наступая по всему фронту, к 13 часам 30 минутам занял пехотой Граево, Марки, Малы Плоцк, Новогруд, Мястково, Хороманы, Науборы, Ясеница, лаг. Гонсиорово, Цехановец, Семятичи, имея танки в направлениях: Остроленка, Ломжа; Брок, Анджеево; Лазув, Цехановец.

17.00 В течение дня вела сдерживающие бои и к 17 часам 40 минутам занимает фронт Гонендз, Осовец, Нова-Весь и предположительно Вонсош, Малы-Плоцк, восточный берег р. Нарев, ст. Снядово, Просеница, Чижев-Сутки, Кучин северо-восточнее Цехановец.

К 18.00 противник овладел рубежом Граево (Грайево), Кольно, Ломжа, Петрово, Чижев, Цехановец. О положении западнее Бельск, юго-западнее и южнее данных нет.

Обстановка на фронте 10 армии


1 СК Предположительно на рубеже Вонсощ, устье р. Гаць. Штаб корпуса – Визна

1 СК 2 СД Занимает оборону на рубеже Гонендз, Осовец, Нова-Весь, имея передовые части на рубеже Руда 6 км юго-восточнее Граево, Окул, Опартово. Передовые части отходят. Вечером обороняет рубеж по восточному берегу р. Бебжа на фронте Гонёндз, Осовец, Гугны и далее до р. Нарев.   
      Штаб дивизии – лес севернее ст. Моньки.

1 СК 8 СД Удерживает фронт Соколы (южнее Шучин), Грабово, Борково, Муравы. Юго- Западнее Щучина против 102 пд немцев. выводится в резерв стрелкового корпуса в район Левоне, (иск.) Тыкоцин, Кнышин, где приводит себя в порядок и готовит рубеж обороны по р. Нарев на фронте Пески, Погорелки, Яворовка.

5 СК Предположительно на рубеже ст. Снядово, Кучин. К 8 вечера Стависки, Ломжа, Снядово, Цехановец. Штаб 5-го стрелкового корпуса – Замбрув.
          На 20.00 - На млавском направлении (граница слева – Малкниня-Гурна, Закрочим) противник силою до 7 пехотных дивизий, одной танковой дивизии достиг рубежа Стависки, Ломжа, Снядово, Цехановец и сдерживается частями 5-го стрелкового корпуса.

5 СК 86 СД Гостары, Люботынь, Ковалювка, Кетлянка. либо Цехановец.
      Штаб 5-го стрелкового корпуса – Будзилы



5 СК 13 СД Ведет бой на рубеже Гронды, Тарново, Домбек, (иск.) Гостары. Штаб дивизии – ст. Снядово.

6 КК Овладел Ломжа и ведет бой на рубеже Ломжица, Завады (1-2 км западнее Ломжа).  К 18.00 южнее Ломжа на 2 км.

6 КК 6 КД    Ломжа. Примерно в 10 часов 22 июня мы вошли в соприкосновение с противником. Завязалась перестрелка. Попытка немцев с ходу прорваться к Ломже была отбита. Правее оборону держал 48 кавалерийский полк. В 23 часа 30 минут 22 июня по приказу командира корпуса генерал-майора И. С. Никитина части дивизии двумя колоннами форсированным маршем направились к Белостоку... К 17 часам 23 июня дивизия сконцентрировалась в лесном массиве в 2 километрах севернее Белостока

6 КК 36 КД   Волковыск. К 22.00 22.6.41 г. вышла в район Юшковы Груд (юго-западнее Ялувка), имея в виду выйти в район ст. Жедня.

6 МК    Переменил район сосредоточения, стал восточнее Белостока в Районе Валилы
В 2 часа 10 минут 22 июня по корпусу была объявлена боевая тревога. Танковые дивизии были выведены из военных городков в свои районы сосредоточения. Первые же налеты авиации противника пришлись по пустым лагерям.
С 4 до 6 часов противник бомбил Белосток силой до 60 самолетов: аэродром, военный городок и штаб 6-го механизированного корпуса. Потери: 9 самолетов уничтожено на аэродроме, в городке штаба армии – до 2 десятков машин, несколько раненых и убитых. Убит начальник 5-го отдела штаба 6-го механизированного корпуса подполковник Холуденев. В то же время противник бомбил Ломжа и передовые аэродромы.
В течение дня вел разведку, до 17 часов 40 минут в боях не участвовал и занимал район Хорощ, Бацюты, Сураж [западнее Белостока !].

6 МК 4 ТД Район Белостока, в боях не участвовали. В исходу дня Турчин(4км ЮЗ Белосток), Подуховный(9км Ю Белосток), Сальники.

6 МК 7 ТД   На 22 июня части дивизии продолжали выполнять план боевой подготовки и дислоцировались: 7 озад - на сборах Крупки (за Минском). Станковые и ручные пулеметы 7 мсп на сборах в районе Кнышен, 2-й батальон 13-го полка на стрельбище Зеленое. Остальные части дивизии находились в основном районе дислокации м.Хоро, Новоселки и Жолтки, готовились к учению на 23 июня 1941 года, которое должно было проводиться штабом армии. О предполагаемом нападении германской армии мне не было известно, хотя части были готовы к бою...    
      В районе дислокации м. Хоро-Новоселки-Жолтки в боях не участвовали. 22 июня в 2 часа был получен пароль через делегата связи о боевой тревоге со вскрытием «Красного пакета» (еще одно подтверждение того, что боевая тревога на Западном фронте была объявлена ДО «внезапного нападения». То же самое время получения приказа о вскрытии «красного пакета» с оперативным планом - 2 часа ночи 22 июня - содержится и в воспоминаниях командира 86 сд 10-й армии Западного фронта полковника Зашибалова) ...через 10 минут частям дивизии была объявлена боевая тревога и в 4 часа 30 мин. части дивизии сосредоточились на сборном пункте по боевой тревоге..., в 22 часа 22 июня дивизия получила приказ о переходе в новый район сосредоточения - ст. Валпа и последующую задачу: уничтожить танковую дивизию, прорвавшуюся в район Белостока... Дивизия, выполняя приказ, столкнулась с созданными на всех дорогах пробками из-за беспорядочного отступления тылов армии из Белостока.
      К исходу дня Хорощ, Гаевники(8 км ЮЗ Белосток), Нероники(6 км З Белосток).

6 МК 29 МД Район Белостока. Фронт Соколка и юго-западнее. В боях не участвовали. К исходу дня Супрасль(СВ Белосток) и лес южнее

13 МК     В ночь на 22 июня 13-й корпус был поднят по тревоге. В два часа ночи штаб корпуса перешел на полевой КП в лесу в 15 км юго-западнее Бельска. Сураж, Боцьки, Бельск-Подляски. В помещениях управления корпуса в Бельске стал располагаться только что прибывший первый эшелон штаба 2-го стрелкового корпуса из Минска. На 18.00 – в районе 6 км западнее Браньск (Брянск)

13 МК 25 ТД Лапы

13 МК 31 ТД Боцьки.    В 31-й танковой дивизии было несколько двухбашенных учебных танков. Фактически дивизия воевала как стрелковая часть. Связи с корпусом, армией - 31-я тд не имела. Действовала с открытыми флангами, поэтому  уже 26 июня обойдена противником. 

13 МК 208 МД Бельск-Орля-Гайнувка-Беловеж. Штаб располагался в районе Гайнувка. Дивизия в первый же день войны лишилась больше половины артиллерии. Уцелевшие орудия остались без снарядов.  Дивизия отходила по линии Наревка- Свислочь-Волковыск.

155 СД В 12 часов 40 минут получила приказ выступить из района Барановичи в район Волковыск.

Действия авиации противника:

          Военно-воздушные силы противника в период 4 часа – 6 часов 30 минут группами бомбили Гродно, Лида, Белосток, Цехановец, Волковыск, Бельск-Подляски и аэродром Борисовщизна.
          8 часов 10 минут 30 самолетов бомбардировали Кобрин.
          9 часов 56 минут – 13 часов 20 минут группы до 10 самолетов бомбардировали Кобрин.
          11 часов 35 минут 8 самолетов – ДО-17 бомбардировали Волковыск, Коссово.
          В течение дня 22.6.41 г. Гродно, Лида подвергались методической бомбардировке через каждые 5-10 минут, главным образом аэродромы. Разрушены мост и электростанция Гродно.
          В воздушном бою 11 часов 20 минут в районе Черлена сбито 4 самолета ДО-215. 19 часов 5 минут подвергся бомбардировке эшелон, следовавший из Волковыск на Слоним.
          Сбито 2 самолета ДО-17, 5 самолетов ДО-215, 4 самолета «Мессершмидт-109».

4 армия

Части 4-й армии вели оборонительные бои предположительно на рубеже Мельник, Брест, (иск.) Влодава. К 17 часам под натиском превосходящих сил противника правый фланг армии отошел. Штаб армии - Кобрин  Противник превосходит в воздухе, наши авиаполки имеют большие (30-40 %) потери, штаб армии разгромлен (в Кобрин); штаб 28-го корпуса – в Жабинка – также в 12.15 22.6.41 г. бомбили; штаб 14-го механизированного корпуса – Тевли.


28 СК

28 СК 6 СД Брест. Части были обстреляны огромным количеством артиллерии противника, Потеряла от огня противника при выходе из городка большую часть танков, свыше 50% автомобилей, все запасы боеприпасов и горючего, 20% личного состава.Шквал огня буквально смел с лица земли тысячи людей, уничтожил автотранспорт и артиллерию, стоявшие тесными рядами под открытым небом. 98-й отдельный дивизион ПТО, разведбат и некоторые другие части 6-й и 42-й стрелковых дивизий были истреблены почти полностью. 22-я танковая дивизия потеряла до половины танков и автомашин, от вражеских снарядов загорелись, а затем и взорвались артсклад и склад ГСМ дивизии. дивизия принуждена была к 7.00 22.6.41 г отдать с боями Брест. к 15 часам отходила от Брест на Жабинка и вела бой на рубеже Черни, Ямно 8 км восточнее Брест;


Краткий боевой отчет о действиях 6-й стрелковой дивизии в первые часы фашистского нападения. В отчете сообщается: "В 4 часа утра 22.6 был открыт ураганный огонь по казармам и по выходам из казарм в центральной части крепости, а также по мостам и входным воротам крепости и домам начсостава. Этот налет вызвал замешательство среди красноармейского состава, в то время как комсостав, подвергшийся нападению в своих квартирах, был частично уничтожен.


Уцелевшая же часть комсостава не могла проникнуть в казармы из-за сильного заградительного огня... В результате красноармейцы и младший комсостав, лишенные руководства и управления, одетые и раздетые, группами и поодиночке самостоятельно выходили из крепости, преодолевая под артиллерийским, минометным и пулеметным огнем обводный канал, реку Мухавец и вал крепости.
Потери учесть было невозможно, так как личный состав 6-й дивизии смешался с личным составом 42-й дивизии.
На условное место сбора многие не могли попасть, так как немцы вели по нему сосредоточенный артиллерийский огонь. К этому следует добавить, что перед артиллерийским налетом начала активно действовать "пятая колонна". В городе и крепости внезапно погас свет. Телефонная связь крепости с городом прекратилась...
Некоторым командирам все же удалось пробраться к своим частям и подразделениям в крепость, однако вывести подразделения они не смогли и сами остались в крепости. В результате личный состав частей 6-й и 42-й дивизий, а также других частей остался в крепости в качестве ее гарнизона не потому, что ему были поставлены задачи по обороне крепости, а потому что из нее невозможно было выйти.
Материальная часть артиллерии гарнизона крепости находилась в открытых артиллерийских парках, и поэтому большая часть орудий была уничтожена. Почти все лошади артиллерийского полка 6-й дивизии и артиллерийских и минометных подразделений стрелковых полков 6-й и 42-й дивизий находились во дворе крепости, у коновязей, и почти целиком были уничтожены. Машины авто батальонов обеих дивизий и автомашины других частей стояли в объединенных открытых автопарках и сгорели при налете немецкой авиации..."
Внезапным артиллерийским огнем были уничтожены две батареи и большая часть автотранспорта 204-го гаубичного полка 6-й стрелковой дивизии, располагавшегося между Южным военным городком Бреста и артиллерийским полигоном.
Донесение заместителя командира по политической части той же 6-й стрелковой дивизии полкового комиссара М. Н. Бутина.
"В районы сосредоточения по тревоге из-за беспрерывного артиллерийского обстрела, внезапно начатого врагом в 4.00 22.6.41 г., части дивизии компактно выведены быть не могли.
Солдаты и офицеры прибывали поодиночке в полураздетом виде. Из сосредоточившихся можно было создать максимум до двух батальонов.
Первые бои осуществлялись под руководством командиров полков товарищей Дородных (84 сп), Матвеева (333 сп), Ковтуненко (125 сп).
Материальную часть артиллерии стрелковых полков вывести не удалось, так как все было уничтожено на месте. 131-й артиллерийский полк вывел 8 орудий 2-го дивизиона... Неприкосновенные запасы, находившиеся в складах, почти целиком остались в крепости..."
Находившийся в Бресте 131-й артиллерийский полк под командованием майора Б. С. Губанова располагался прямо на берегу р. Западный Буг, лишь полоса воды шириной 100 м отделяла его от противника, открыл огонь по войскам противника, переправлявшимся через Буг, и нанес им весьма ощутимый урон. Артиллерийским огнем из крепости было полностью прекращено движение врага по железнодорожному мосту.
7.00 6-я стрелковая дивизия потерпела от авиации и артиллерии противника большой урон, в результате которого дивизия принуждена была к 7.00 22.6.41 г отдать с боями Брест.
В Кобринском укреплении располагались казармы 125-го стрелкового полка и дома комсостава, а на высоком обводе крепости, на берегу реки, располагался первый дивизион 131-го артиллерийского полка, который был уничтожен в первые часы войны точным огнем артиллерии противника. После внезапного нападения автоматчики врага ворвались в расположение полка через Западные валы. Усилия немногих оказавшихся здесь командиров организовать оборону не удались. Отдельные группы советских воинов, укрывшись в валах и казематах, вели борьбу обособленно и были вскоре уничтожены вражескими автоматчиками. Особенно упорно оборонялся отряд под командованием капитана В.В. Шаболовского.
Основные силы стрелковых дивизий располагались в цитадели, здесь же находилось управление 33-го инженерного полка (командир - майор Смирнов) и полковые школы.
В подвалах и казематах размещалось множество складов, на открытых площадках стояла техника разведывательных батальонов двух дивизий. На остров с первых минут обрушилось море огня и металла. Казармы, здания, техника, остров - все было охвачено огнем. Плавился кирпич, рушились стены и здания, казалось, все должно быть уничтожено этим смертоносным ливнем - но люди выстояли!
Прошло первое замешательство, и гарнизон цитадели стал оказывать врагу всевозрастающее сопротивление. Возле Тереспольских ворот сражались пограничники и воины 333-го стрелкового полка, закрывшие проход в крепость с этого направления.
Воины 84-го стрелкового полка под руководством полкового комиссара Е.М. Фомина уничтожили отряд немецких автоматчиков, проникших внутрь крепости, и заняли оборону у Холмских ворот.
Уже в 10.50 командир 45-й пехотной дивизии доложил в urrаб корпуса: «Русские ожесточенно сопротивляются, особенно позади наших атакующих рот. В цитадели противник организовал оборону пехотными частями при поддержке 35-40 танков и бронеавтомобилей. Огонь вражеских снайперов привел к большим потерям среди офицеров и унтерофицеров».
10.00 Южнее Чернавчиц занял позиции сводный отряд под командованием заместителя командира 6-й стрелковой дивизии полковника Ф.А. Осташенко, западнее Жабинки - отряд под командованием полковника М.Е. Козыря.
Северо-восточнее Бреста собирал свои части командир 6-й стрелковой дивизии полковник Попсуй-Шапко. Часть отдельных подразделений и групп воинов держали оборону у Тельмы, в районе Черни, 3ачопки, Мокран, Большой Курницы, ведя неравные бои с наступавшим противником.
Оборонительные действия находившихся на границе разрозненных подразделений поддерживались организованным огнем крупнокалиберной артиллерии, в частности 204-го гаубичного артполка 6-й дивизии. По словам командира взвода управления 2-го дивизиона П. В. Владимирова, полк находился на месте постоянной дислокации во внешнем форту «Е» у Ковалево, командир был в отпуске. Не имея связи со штабом дивизии, и.о. командира капитан И. А. Лукьянчиков принял решение развернуть орудия прямо в артпарке. Ответным огнем гаубичники привели к молчанию часть батарей противника за Бугом, а затем уничтожили наведенную вражескими саперами понтонную переправу. После этого полк покинул гарнизонный городок и к 9 часам развернулся у д. Каменица Жировицкая. Вскоре разведка доложила о выдвижении от Коденя моторизованных частей противника. В завязавшемся бою было выведено из строя 18 танков и бронемашин и рассеяно до батальона мотопехоты
Затем командир полка попытался перебросить свою часть за р. Мухавец, чтобы, согласно плану прикрытия, оборонять Брест вместе с 84-м стрелковым полком, но все мосты были заняты переправляющимися подразделениями 22-й танковой дивизии. В ожидании своей очереди 204-й ГАП был атакован авиацией и понес тяжелые потери.
Не дождавшись прохождения танкистов, 204-й полк переместился к Малым Радваничам, где вел бой до последнего снаряда. Оказавшись в окружении, артиллеристы вывели из строя матчасть, организованно вышли к своим и вынесли Знамя полка. 204-й ГАП был с
К концу дня 22 июня отряд полковника Ф. А. Осташенко начал отход к Жабинке вдоль шоссе.

28 СК 42 СД Брест, Жабинка. Части были обстреляны огромным количеством артиллерии противника, Шквал огня буквально смел с лица земли тысячи людей, уничтожил автотранспорт и артиллерию, стоявшие тесными рядами под открытым небом. 98-й отдельный дивизион ПТО, разведбат и некоторые другие части 6-й и 42-й стрелковых дивизий были истреблены почти полностью.
к 7.00 Потерпела от авиации и артиллерии противника большой урон, в результате которого 6-я стрелковая дивизия принуждена была к 7.00 22.6.41 г отдать с боями Брест,
к 13.00 была в районе Чернавчицы, Черни 10 км северо-восточнее Брест, имея задачу прикрыть с северо-запада разрыв между 49-й стрелковой дивизией
к 15.00 - в районе Ивахновичи, Саки, Рудка; разрозненные части 42-й собираются на рубежи Курница, Бол. Черни (459-й стрелковый полк с 472-м артиллерийским полком – в районе Жабинка, Каролин, Хведковичи) и приводят себя в порядок. Таким образом, 42-я стрелковая дивизия только около 12 часов будет следовать севернее – на уровне своего участка.

28 СК 75 СД Есть данные о штабе дивизии, что он находится Малорита. Дивизия - Район Медная, Черск, Малорита .
К 15.00 - предположительно на рубеже Скверыки, Медная, Навлесье.

14 МК Штаб 14-го мехкорпуса оставался попрежнему в лесу у станции Тевли, а мотоциклетный полк - в Дрогичине.
      Корпус к 15.00 в районе Жабинка.

14 МК 22 ТД Чуть южнее Бреста, в военном городке в 3 км от линии пограничных столбов. Части были обстреляны огромным количеством артиллерии противника, Потеряла от огня противника при выходе из городка большую часть танков, свыше 50% автомобилей, все запасы боеприпасов и горючего, 20% личного состава. Шквал огня буквально смел с лица земли тысячи людей, уничтожил автотранспорт и артиллерию, стоявшие тесными рядами под открытым небом. 98-й отдельный дивизион ПТО, разведбат и некоторые другие части 6-й и 42-й стрелковых дивизий были истреблены почти полностью. 22-я танковая дивизия потеряла до половины танков и автомашин, от вражеских снарядов загорелись, а затем и взорвались артсклад и склад ГСМ дивизии.    Командиры частей, как только артиллерийский огонь начал затихать, приступили к сбору людей, танков и автомашин. Для обеспечения сбора к реке Буг были выброшены дежурные моторизованные и танковые части.
      Первым навстречу переправлявшемуся противнику двинулся 22-й мотострелковый полк, развернувшийся между Брестской крепостью и селением Кодень. Затем ему на помощь прибыли разведывательный батальон и батальон 44-го танкового полка. Тесно взаимодействуя друг с другом, эти подразделения смяли переправившиеся немецкие части и остатки их отбросили за реку. Выйдя на берег реки южнее крепости, танковый батальон под командованием капитана Кудрявцева в составе 16 танков Т-26 начал нести потери от огня артиллерии противника с противоположного берега и вынужден был отойти к деревне Волынка. Во время повторной атаки батальону удалось разгромить крупный десант немецких автоматчиков на лодках, пытавшихся обойти по реке Мухавец Брест с юга. Остальные батальоны 44-го танкового полка успешно взаимодействовали с мотострелковым полком, отбивая попытки противника переправиться через Буг. В этом бою были ранены командиры 44-го танкового и 22-го гаубичного полков майор Н. Д. Квасс (погиб 23 июня 1941) и подполковник Селетков.   
      Лишь сильная поддержка пехоты противника артиллерией и авиацией позволили ей зацепиться за восточный берег реки и вынудить части дивизии начать отход. Уже к 6 часам управление 22-й танковой дивизии убыло на Жабинку, одновременно в частях дивизии продолжали находиться старшие командиры помогавшие войскам организованно выйти из под удара.    С 6 до 8 часов различные подразделения 22-й танковой дивизии под огнем противника беспорядочно переправлялись через реку Мухавец по мостам юго-восточнее Бреста и у Пугачево, стремясь возможно быстрее выйти по Варшавскому шоссе и по грунтовой дороге севернее железной дороги в район Жабинки. Те подразделения, которые не имели танков и оказались без автомашин, под командованием заместителя командира дивизии полковника И. В. Кононова направились через Пугачево на Радваничи, имея в виду повернуть в дальнейшем в северном направлении на Жабинку. Это были части мотострелкового и артиллерийского полков, пешие подразделения танковых полков, а также отдельные части и тыловые подразделения дивизии. Личный состав их следовал на Радваничи пешком, причем многие солдаты из числа вновь призванных не имели оружия. Значительная часть артиллерии дивизии была уничтожена огнем противника или из-за отсутствия средств тяги осталась в парках. К частям 22-й дивизии на марше присоединились отдельные подразделения 28-го стрелкового корпуса, находившиеся перед началом войны на артиллерийском полигоне южнее расположения танкистов. Вместе с военнослужащими на Радваничи отходили и семьи офицерского состава.   
      К 9 часам передовые танковые подразделения 22-й дивизии подходили к Жабинке. Через час там сосредоточилось до 60 танков. Распоряжением командующего 4-й армии они были подчинены командиру 28-го стрелкового корпуса, который приказал танкистам поддержать атаку частей корпуса с северо-востока на Брест, отрезая пути отхода противника через Буг.
      К исходу дня:    22-я танковая дивизия (около 100 танков Т-26) приводила в порядок танковые и моторизованные подразделения, сосредоточившиеся в районе севернее Жабинки; частью сил мотострелкового и артиллерийского полков вела бой на рубеже Ракитница, Радваничи с частями немецкой 3-й танковой дивизии, обеспечивая сбор пеших подразделений своей дивизии восточное этого рубежа.

14 МК 30 ТД Пружаны - 30-я танковая дивизия была поднята по тревоге в 4 часа 15 минут лишь с началом бомбардировки авиацией противника аэродрома Куплин в районе Пружаны. 61-й танковый полк после ночных стрельб в районе Поддубно к 9 часам утра сосредоточился западнее Пружаны. Дивизия выступила двумя колоннами, имея два передовых отряда в  по танковому батальону усиленных артиллерией каждый.    30-я танковая дивизия после объявления тревоги к 6 часам утра возвратилась танковыми полками из районов ночевки после полковых сборов в Пружаны и готовилась в 7 часов выступать из Пружан на Жабинку. При этом в район сбора направлялись танковые экипажи и тот личный состав, который можно было поднять на имевшемся в дивизии автотранспорте. 205-ю моторизованную дивизию командование решило не выводить, так как на автомашинах этого соединения можно было перевезти лишь незначительную часть личного состава.
      К 11 часам, согласно донесению комкора С. И. Оборина, 30-я танковая дивизия находилась на марше в район сосредоточения и головой колонны главных сил вышла в район Поддубно, имея всего одну заправку горючего и один боекомплект. На марше дивизию неоднократно атаковала авиация противника. 22-я танковая дивизия к 12 часам с большими потерями вышла в район сосредоточения: 43-й и 44-й танковые полки (около 100 танков) - Хмелево, Селище, (иск. Жабинка), Подречье; 22-й мотострелковый полк к этому времени сосредоточился в лесу восточное Радваничи и приводил себя в порядок. В частях дивизии осталось очень ограниченное количество боеприпасов, горючее было на исходе (только в машинах), продовольствие и кухни отсутствовали, средств связи не имелось.    В соприкосновение с противником 30-я танковая дивизия своими передовыми батальонами вошла примерно в 11 часов, а главными силами в период с 12 до 13 часов. Передовой отряд 60-го танкового полка вступил в бой с 18-й танковой дивизией противника в районе Щеброво-Пилищи и на некоторое время остановил её продвижение. Немецкие танки отошли к Видомли. С 14 часов дивизия начала подвергаться массированным налетам авиации, неся тяжелые потери.
      К исходу дня: 30-я танковая дивизия (свыше 120 танков Т-26) вела бой на рубеже Пилищи, Подлесье и частью сил севернее Ратайчицы с 17-й и 18-й танковыми дивизиями противника. В ходе боя 22 июня соединение потеряло около 25% личного состава, 30% танков, лишилась трех командиров батальонов и пяти командиров рот.

14 МК 205 МД Береза-Картузская. Развертывание дивизии проходило под авиационным воздействием противника.    205-я моторизованная дивизия, 20-й мотоциклетный полк и 67-й инженерный батальон приводились в боевую готовность в районах своей постоянной дислокации. Один мотострелковый полк дивизии готовился к совершению ночного марша в район леса в 4 км севернее Тевли. Остальные части соединения оборудовали ячейки для пехоты и позиции для артиллерии в местах своей дислокации. Излишняя нервозность иногда приводила к трагическим и нелепым случаям.  Артиллеристы гаубичного полка подбили танк Т-26, на котором эвакуировалась семья командира одного из полков 22-й дивизии, приняв его за немецкий танк.    205-я моторизованная дивизия заняла для обороны рубеж по р. Мухавец от Пружаны до Запруды; пешие подразделения дивизии и корпусной саперный батальон готовили оборону района Береза.

113 СД Около 8 часов окружены Семятичи, где находится батальон связи 113-й стрелковой дивизии. Семятиче . Занимает рубеж Лунево, Коце, Миклясы, Мержиновка, Кирпе (северо-восточнее Семятичи).

49 СД К 13 часам была в районе Чернавчицы, Черни 10 км северо-восточнее Брест, имея задачу прикрыть с северо-запада разрыв между 49-й стрелковой дивизией1.

13 армия

Штаб армии - Бельск

2 СК Минск В движении

2 СК 100 СД Минск

2 СК 161 СД 22.00 - На марше из района Волма в Минск.

21 СК На 17.00 22.6.41 г корпус приказом командующего фронтом остановлен и сосредоточивается районе Лида в готовности нанести контрудар направлении Друскининкай во взаимодействии с Северо-Западным фронтом. к 18.00 - сосредоточивается в район Поречье, Скидель, Острына.

21 СК 17 СД Утро 22 июня застало 55-й СП на дневке в районе поселка Ивье. Здесь от проезжающих на автомашинах бойцов и командиров узнали о бомбардировке Лиды. В полку приняли меры по маскировке от воздушного нападения, выставили боевое охранение. На совещании в штабе дивизии (связи с корпусом и другими вышестоящими штабами не было) решали извечный русский вопрос «что делать». Начштаба дивизии полковник Харитонов предложил вскрыть «красный пакет» и действовать в соответствии с ним, но командир дивизии генерал-майор Т. К. Бацанов и его зам. по политчасти полковой комиссар И. С. Давыдов не согласились. Решено было ждать распоряжений «сверху». 22.00 - На марше из района Коркенята в район Поречье, Скидель, Нов. Двор.

21 СК 50 СД 22.00 - На марше из района Дуниловичи в район Крево.

21 СК 37 СД 22.00 - Двумя полками сосредоточилась в Шальнининкай (Бол. Солечники), остальные части дивизии перевозятся по железной дороге, прибыло шесть эшелонов.

47 СК Бобруйск В движении

47 СК 55 СД Слуцк. Выдвигалась из Слуцка в направлении Картуз - Береза. с 20.00 22.6.41 г. перевозится автотранспортом из Слуцк в район Береза и лес севернее: правая колонна – 107-й стрелковый и 65-й артиллерийский полки по маршруту Слуцк, Копыль, Барановичи, Слоним, Береза; левая колонна – 228, 111-й стрелковые, 141-й гаубичный артиллерийский полки, штаб дивизии по маршруту Слуцк, Синявка, Береза.

47 СК 121 СД Сосредоточилась в Обуз Лесьна,

47 СК 143 СД 22.00 - Сосредоточивается в район Обуз Лесьна, прибыло четыре эшелона.

44 СК Барановичи В движении

44 СК 108 СД 22.00 - Район Минска - сосредоточивается в район Колодищи, прибыло два эшелона.

44 СК 64 СД 22.00 - Район Минска - шесть эшелонов прибыло в район Ратомка (Радомка), Радошковичи.

17 МК Район Барановичей

17 МК 27 ТД В Новогрудке.    К началу войны 27-я танковая дивизия формирование не закончила. Она не имела матчасти.  А личный состав был вооружен стрелковым оружием на 30-35%. Небоеспособной дивизии было приказано занять оборону в районе Барановичей. На линию обороны вышло всего 3 тысячи человек, а остальные 6 тысяч сосредоточены без оружия в лесу. В результате удара немецких войск была полностью разгромлена.

17 МК 36 ТД Район Несвиж. 36-я танковая дивизия, также не имевшая материальной части с первых дней войны использовалась как стрелковое соединение.

17 МК 209 МД В Ивъе

20 МК Район Борисов. Марш в район населенного пункта Лоша. 

20 МК 26 ТД Красное Урочище (7 км южнее Минска);

20 МК 38 ТД Борисов

20 МК 210 МД Осиповичи

4-й вдк Район Пуховичи

Резерв фронта


Ставка ГК приняла решение развернуть второй стратегический эшелон обороны в составе 20, 22, 21 и 19-й армий резерва Ставки на рубеже Невель, Витебск, Могилев, Гомель, Чернигов, р. Десна, р. Днепр до Кременчуга. Для объединения действий войск резерва Главного Командования сформировать в районе Брянска штаб группы армий под командованием Маршала Советского Союза С.М. Буденного. Армиям закончить сосредоточение к 1–10 июля


19 армия


25 СК

25 СК 127 СД

25 СК 134 СД

25 СК 162 СД

34 СК

34 СК 129 СД

34 СК 158 СД

34 СК 171 СД

26 МК

26 МК 52 ТД

26 МК 56 ТД

26 МК 103 МД

38 СД

20 армия


61 СК

61 СК 110 СД

61 СК 144 СД

61 СК 172 СД

69 СК

69 СК 73 СД

69 СК 229 СД

69 СК 233 СД

7 МК Московский округ

7 МК 14 ТД Наро-Фоминск;

7 МК 18 ТД Калуга

7 МК 1 МД Алабино

18 СД

21 армия


63 СК

  


63 СК 53 СД

63 СК 148 СД

63 СК 167 СД

66 СК

66 СК 61 СД

66 СК 117 СД

66 СК 154 СД

25 МК

25 МК 50 ТД

25 МК 55 ТД

25 МК 219 МД

22 армия


51 СК

51 СК 98 СД

51 СК 112 СД

62 СК

62 СК 170 СД

62 СК 174 СД

62 СК 186 СД

 2,504 просмотра(-ов)

image_pdfimage_print