Дневник старшего лейтенанта Владимира Ивановича Гончарова. Командир пулемётной роты в 616-м стрелковом полку 194-й стрелковой дивизии, позже откомандирован в штаб полка.

image_pdfimage_print

 

2 февраля 1942 года

Поставленной цели мы не достигли. 1-й батальон потерял двух человек убитыми и четырёх ранеными, которых не смогли забрать с поля боя.
Немцы научились применять оборонительную тактику. Если они не хотят сдавать деревню, то нам её и не отдадут. Находят пути как её успешно оборонять и защитить.
Сегодня была перестрелка на нашем участке. Наше автоматическое оружие сосредоточило огонь и ранило пять человек. За сегодня в полку 30 раненых и десять убитых. Для нас это очень ощутимые потери. Вечером противник оттеснил батальон, обстреливавший дорогу. С закатом мы отошли назад в деревню.

3 февраля 1942 года

6:00. Полк вместе с особым лыжным полком имеет задачу взять Строево и Лодышкино и нанести противнику удар в тыл. Мы прибыли в лес в полукилометре от Строево.
Сегодня я первый раз в жизни встал на лыжи. Должен признаться, очень рад своему успеху. Пробежал два километра, конечно, отстал, сам очень утомился. Без лыж мне бы это стоило куда больших хлопот, снег тут очень глубокий.
На шоссе никакого движения. На 19 часов намечена атака. Наш батальон прикрывает полк лыжников справа. Сейчас 16:20. Через полтора часа мы заступим на исходные позиции. Вчера прибыл борт с немецким разведчиком.
С едой дела всё так же плохи. Некоторые из-за голода уже заболели, многие другие серьёзно истощены. Всех раненых таскаем с собой.
В 21:00 особый лыжный полк атаковал Строево. 2-й батальон по моему приказу прикрыл правый фланг. То же сделал 3-й батальон слева. От командиров 1-го батальона вообще никаких действий не последовало. Нас предоставили самим себе, так что мне, против моей воли, пришлось брать руководство целым батальоном. Задачей моей было продвинуться вперёд на 200 метров к дороге. Благодаря случаю, я остался на дистанции в 400 метров, и то было моё счастье. Полк лыжников наткнулся на особо упорное сопротивление, очень много потерял убитыми и ранеными.
К 4:00 утра вышеупомянутый полк отступил. Разумеется, я им всеми силами подсобил и смог без потерь отвести свой батальон. Ночь была очень холодной. Несмотря на непрерывный огонь, я так замёрз, что бегал вперёд-назад, чтобы хоть немного согреться.

О неуспехе указанной операции:

У противника здесь была превосходящая огневая мощь. Четыре пулемёта, одна миномётная батарея и одна пушка.
Атака была фронтальная. У лыжников же имелась возможность обойти противника.
У нас есть винтовки, но мало пулемётов и небольшое количество миномётов; артиллерии нет.
Нашим парням недостаёт выдержки под пулемётным огнём. Во все стороны их раскидало (одну или две роты из полка лыжников).

4 февраля 1942 года

Мы вернулись в деревню Попаево. Здесь смогли удобно разместиться. Через местных смогли обеспечить себя картошкой, сами приготовили и позавтракали. У кухни ещё было немного картофеля, но на всех бы не хватило. Красноармейцы сами обеспечивают себе пропитание, что иногда перерастает в грабёж. Сами ищут [запасы] в стогах и открывают их. В одном месте стащили два пуда чечевицы. Так-то мы обвиняем немцев в грабежах и тому подобном, тут же сами этим занимаемся. Моральное состояние наших ребят в целом очень низкое. Поначалу люди шли в наступление, на потери внимания не обращали, сегодня же разбегаются при малейшей трудности. Командирам приходится поддерживать послушание всеми мерами: руганью, побоями и т.п.
Хорошо отдохнули денёк. Взяты деревни Огариши и Хвощи. Прибыла дивизия, объединимся с ней. Её сопровождала танковая бригада, я думаю, 9-я [обрыв в оригинале]
Вечером было совещание. Командиры и политкомиссары сообщили нам ряд известных фактов. Потом мы разошлись.
С 1:00 до 5:00 я разносил почту. Основной наш рацион — конина и картофель. Но конина — не для нашего комбата. Так что он два дня голодал. Я ел без зазрения совести. Мой старшина постоянно заботится, чтобы у меня было что-нибудь поесть вдобавок. Сегодня немного поделилась хозяйка. Совсем без хлеба я пока жил только один день. В целом у меня всегда есть немного хлеба и сухарей.
Оба полка, наш 616-й и особый лыжный, объединили. Командует подполковник Ермоленко. Батальонный комиссар — Савицкий. Честно говоря, эта компания пока ничего хорошего не добилась. Уничтожили где-то 100 немцев и 10 машин. Войска захватили всего лишь несколько немцев, вот и всё.

5 февраля 1942 года

Уже второй день отдыхаем. Одновременно провели установку «ежей». Стороны друг друга не атакуют. В целом тишина. Красноармейцы получают мало еды и ещё больше слабеют. Лично я в эти дни не голодал. Ем три раза в день, спасибо заботе старшины. Недостаток хлеба возмещаю кониной.
Ходит слух, что в штабе получили пополнение в 400 человек. Нам особенно недостаёт людей и снаряжения. Я установил пункты авианаблюдения и обороны. Над нами очень часто низко пролетают пассажирские самолёты. По-видимому, перевозят раненых. Эти меры предосторожности как раз для таких случаев. За идею спасибо командиру батальона. Но я думаю, что успеха не будет.
Вот и ещё день прошёл, а связи с другими частями (нашей дивизии) всё нет. Наша ситуация продолжает ухудшаться.
Наш лучший человеческий материал — активные войска — мы потеряли в самом начале войны. Дошедшие до нас остатки активных войск мы потеряли в первые недели нашего декабрьского наступления. Оставшийся человеческий материал — низкого качества. Я не знаю, каким будет следующее пополнение. Обычно на замену нам присылают необученных людей. Обученное же пополнение сейчас находится в госпиталях и пока ещё не восстановило здоровье. В начале наступления наши люди безрассудно бросались под огонь. Сегодня такое больше не случается. Активных офицеров тоже повыбило. Совсем мало их осталось.

6 февраля 1942 года

Сегодня с утра нас ждал приятный сюрприз. Ночью наш самолёт привёз нам суп, сахар, сухари и сосиски. Я просто превосходно позавтракал. Ночью была тревога. Часовые открыли огонь и донесли, что в нашей деревне была замечена разведка, два всадника и шесть лыжников. Когда утром пошли проверять, то выяснили, что упомянутая «разведка» оказалась блуждающей лошадью, которая спокойно убежала при первых выстрелах.
Сегодняшний день провели на оборонительных позициях. Вечером самолёт привёз нам соль, которая сейчас ценится на вес золота, поскольку несколько дней наше подразделение вынуждено было есть суп без соли.
Нескольких человек из особого лыжного полка сегодня расстреляли за воровство, самоволку и покидание боевого поста. Местные жители понимания этим мерам не выказали и жалели этих бедных ребят.
Несколько дней назад в эту деревню пришла жена бургомистра [местечка] Гаранец. Её спрашивают: «У вас немцы есть?» — «Нет, нет, нет, ни одного!». При обстоятельной проверке, однако, она признала, что у них там где-то 70 немцев при двух пулемётах. Типичная сволочь.
Ночью горел Юхнов, видимо, немцы город оставили.

7 февраля 1942 года

Сегодня у нас была тревога. В километре перед нами немцы двинулись на Угру.
Питание красноармейцев плохое. Их действительно очень жаль, особенно из-за того, что красноармейцам запрещено дополнительное питание. Только я в эти дни не голодал. Эскадронный старшина выделил для меня [еду] из своих собственных запасов и с общей и командирской кухни.
Большая часть красноармейцев [обрыв в оригинале]

8 февраля 1942 года

Сегодня утром немцы нас атаковали, поскольку мы нарушили продвижение их обоза.

Страницы ( 3 из 3 ): « Предыдущая12 3