1-я УДАРНАЯ АРМИЯ

1-я УДАРНАЯ АРМИЯ сформирова­на 25 ноября 1941 г. по приказу Ставки ВГК от 15 ноября 1941 г. путем преобра­зования 19-й армии 2-го формирования, находившейся в резерве Ставки ВГК. На 29 ноября в нее входили 7 отдельных стрелковых бригад, 11 отдельных лыж­ных батальонов, артиллерийский полк и 2 легкобомбардировочных полка.В составе Западного фронта (с 29 но­ября) участвовала в Московской битве. 21 января 1942 г. была выведена в резерв Ставки ВГК, 2 февраля — включена в Северо-Западный фронт. В его составе участвовала в первой (7 января — 20 мая 1942 г.) и второй (15-28 февраля 1943 г.) Демянских наступательных операциях.

Формирование армии:

Незадолго до возникновения кризиса с окружением группы Захарова на фронт начали прибывать соединения из резерва Главного командования. На рубеж канала Москва – Волга прибывала 1-я ударная армия генерал-лейтенанта В.И. Кузнецова. Она была сформирована директивой Верховного Главнокомандующего от 20 ноября 1941 г.

Назначенный командовать армией В.И. Кузнецов еще 22 ноября прибыл в Москву и был принят Б.М. Шапошниковым. Как позднее вспоминал генерал Кузнецов, обстановка оценивалась как чреватая неприятными неожиданностями: «В связи с продолжавшимся отходом войск 30-й и 16- й армий и возможным прорывом противника в район Дмитров, Яхрома ранее окончания сосредоточения армии Б.М. Шапошников рекомендовал мне принять меры по прикрытию района сосредоточения армии, развернув для этого одну из прибывавших бригад на рубеже Дмитров,

Яхрома»[302]. Сам Кузнецов был достаточно опытным командующим, он встретил войну на границе во главе 3-й армии ЗапОВО. Впоследствии дошел до Берлина.

Армия получила номер «19» взамен прекратившей свое существование в вяземском «котле» армии М.Ф. Лукина. В состав армии должны были быть включены: 55, 47, 50 и 29-я стрелковые бригады с дислокацией в районе Дмитрова, 43, 64-я стрелковые бригады в Загорске, 71-я стрелковая бригада в Яхроме, 44-я стрелковая бригада в Хотькове, 2, 3, 4, 16, 18, 19 и 20-й лыжные батальоны в Загорске; 1, 5 и 7-й лыжные батальоны в Дмитрове; 6-й лыжный батальон в Яхроме; 8-й лыжный батальон в Хотькове и 517-й артиллерийский полк в Загорске.

Первоначально армия В.И. Кузнецова непосредственно подчинялась Ставке ВГК.

С 23 ноября войска 1-й ударной армии начали сосредоточиваться в назначенных им районах. Завершение сосредоточения соединений и частей армии в назначенных пунктах предполагалось по плану уже к 27 ноября. Вечером 23 ноября в район Дмитрова прибыл командир 29-й сбр полковник Федотов со штабом и головным батальоном бригады. Вместе с В.И. Кузнецовым они отрекогносцировали берег канала на участке от Дмитрова до Яхромы, и бригада сообразно вышеупомянутым указаниям Шапошникова стала занимать оборону, прикрывая развертывание остальных частей армии. Уже вечером 25 ноября 29-я сбр прибыла и выгрузилась целиком. К вечеру 27 ноября прибыли полностью 28-я сбр с двумя лыжбатами, 47-я сбр с одним лыжбатами, 50-я сбр, 55-я сбр с двумя лыжбатами, 701-й пушечный артполк, 123-й отб (5 КВ, 10 Т-34, 20 Т-60), из состава 64-й, 56-й и 43-й сбр прибыло по 3–5 эшелонов.

Задержка сосредоточения армии из-за воздушных налетов, как это иногда утверждается, если и имела место, то коснулась лишь части ее сил. При этом некоторые соединения перебрасывались издалека. Так, 44-я сбр прибывала в Загорск из Красноярска, преодолев 3943 км(!), со скоростью около 500 км в сутки. Бригада формировалась в Красноярске с 19 октября 1941 г. Большинство соединений 1-й уд. А формировались в Уральском военном округе, значительную часть бойцов и командиров составляли сибиряки и уральцы.

При слове «сибиряки» возникает образ крепких бойцов в одинаковых ладных полушубках и с автоматами. Однако этот образ не вполне отвечает действительности. В отчете, составленном штабом 1-й уд. А по итогам боев, мы находим такие строки: «Плохо обстояло дело с вещевым довольствием. Много бойцов прибывало в армию в сапогах, плохо подогнанных и тесных. Некоторые совершенно не имели сапог, ходили в парусиновых туфлях и даже в лаптях. Такое отношение снабженческих организаций к обмундированию бойцов, отправляемых на фронт, послужило причиной к тому, что при наступлении морозов мы по армии имели 800 чел. обмороженных».

Ситуация с обмундированием постепенно улучшалась, но на момент прибытия армии на фронт была отнюдь не идеальной. Относительно поголовного вооружения «сибиряков» автоматами весьма познавательную картину дают данные о численном составе прибывших бригад (см. таблицу).

ЧИСЛЕННОСТЬ ЛИЧНОГО СОСТАВА И СТРЕЛКОВОГО ОРУЖИЯ БРИГАД 1-Й УДАРНОЙ АРМИИ ПО СОСТОЯНИЮ НА 28 НОЯБРЯ 1941

По приведенным данным хорошо видно, что ППШ и ППД имелись в бригадах 1-й уд. А в крайне ограниченном количестве. В некоторой степени это компенсировалось наличием самозарядных винтовок, но не у всех бригад. В очерке «Разгром немецких войск под Москвой» указывается наличие в составе 1-й уд. А 684 штук ППД, но это, возможно полученное уже в период контрнаступления вооружение. Согласно отчету штаба 1-й уд. А, командарм В.И. Кузнецов имел на этот счет разговор лично с И.В. Сталиным. Вмешательство Верховного позволило получить дополнительно вооружение и боеприпасы. 30 ноября 1941 г. в адрес соединений 1-й ударной армии из ресурсов ГАУ Красной армии отправляют 824 пистолета-пулемета[305]. Бригады 1-й уд. А должны были получить по 120–140 пистолетов-пулеметов. Однако, по имеющимся донесениям на 6 декабря, ППД и ППШ получили еще не все. В оборонительной фазе боев пистолетов-пулеметов в стрелковых бригадах было немного. В статье в «Военно-историческом журнале» в глухой хрущевский период В.И. Кузнецов о разговоре с вождем предпочел не упоминать.

Имевшийся в армии пушечный артполк с дюжиной 107-мм пушек явно не был пределом мечтаний как средство усиления. При этом ни по штату, ни по факту в стрелковых бригадах не имелось 122-мм и 152-мм гаубиц, что существенно снижало ударные возможности армии В.И. Кузнецова.

«Ударной» она являлась больше по названию, нежели в том смысле, который вкладывали в это слово военные теоретики 1930-х годов.

Важный вопрос в реалиях 1941 г. – это противотанковая оборона. По донесениям 1-й уд. А проходит наличие практически в каждой бригаде четырех 57-мм пушек ЗИС-2. Причем парадокс заключался в том, что остро не хватало «сорокапяток», но их заменяли 57-мм пушки. Только в 28-й и 29-й сбр имелись 45-мм пушки в количестве шести штук. По штату каждой бригаде полагались 48 ПТР, и каждая бригада имела эти 48 противотанковых ружей (оставляя за скобками их реальную эффективность). Также имелись бронебойные выстрелы к 76-мм дивизионным орудиям бригад. Т. е. армия не была совсем уж беззащитной против танковых атак.

Еще одним из проблемных вопросов новой армии стал транспорт. Касалось это не всех бригад. Так, 50-я сбр имела всего 42 лошади, 44-я сбр – 169 лошадей. Это вскоре негативно сказалось на ходе боевых действий. У других бригад дела обстояли много лучше. Например, 64-я «морская» сбр располагала значительным количеством лошадей – 868 голов при положенных по штату 827. Впрочем, ей вскоре пришлось повоевать уже в составе 20-й армии.

Стрелковые бригады 1-й уд. А изначально получили дополнительно по одному-два лыжных батальона. Насколько полезной была эта прибавка? Инспирировано появление лыжбатов было, очевидно, событиями советско-финской войны 1939–1940 гг. По штату численность лыжбата составила 566 человек, 163 обычных и 192 автоматических винтовки, 31 ручной пулемет и 161 ППШ/ППД. Арти л лерийско-минометное вооружение ограничивалось шестью 82-мм и девятью 50-мм минометами. В написанном позднее отчете 1-й уд. А по использованию лыжных батальонов они оцениваются весьма критически. В числе прочих недостатков фигурировала «слабая лыжная и лыжно-техническая подготовка». Тактическая выучка также оставляла желать лучшего.

Однако корни невысокой эффективности лежали в плоскости организации лыжбатов как таковых. В отчете 1-й уд. А это было сформулировано следующим образом: «Вследствие отсутствия в б-не тяжелого автоматического оружия и артиллерийской поддержки наступательная способность лыжных батальонов была не высока»[306]. Упорство в обороне также оценивалось критически. Кроме того, указывалось, что сам статус отдельного батальона расхолаживал, и впоследствии, уже в 1942 г., отдельные лыжбаты стали объединять общим штабом для нормализации управления и снабжения.

Укомплектованность лыжбатов автоматическим оружием по стечению обстоятельств оказалась гораздо лучше, чем у прибывших издалека стрелковых бригад. Из 569 ППШ и ппд 1-й ударной армии по состоянию на 28 ноября аж 538 штук находилось в лыжбатах. Получался резкий перекос, когда в лыжных батальонах концентрировалось 95 % (!) пистолетов-пулеметов всей 1-й ударной армии при неочевидной эффективности лыжбатов как таковых.

В составе 2-го Прибалтийского фрон­та (с 20 ноября 1943 г.), Волховского фронта 2-го формирования (со 2 февра­ля 1944 г.) и 2-го Прибалтийского фрон­та (с 16 февраля) войска армии участво­вали в Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной опера­ции (14 января — 1 марта).

7 июля 1944 г. армия была перепод­чинена 3-му Прибалтийскому фронту. В его составе она участвовала в Псковско-Островской (17-31 июля), Тартус­кой (10 августа — 6 сентября) и Рижской (14 сентября — 22 октября) наступатель­ных операциях. 16 октября в составе 2-го Прибалтийского фронта блокировала группировку противника на Курляндском полуострове.

1 апреля 1945 г. армия была пере­подчинена Ленинградскому фронту.Расформирована армия в сентябре 1945 г.

Командующие армией:

  • генерал-лей­тенант Кузнецов В. И. (ноябрь 1941 г. — май 1942 г.);
  • генерал-лейтенант Рома­новский В. 3. (май — ноябрь 1942 г.);
  • ге­нерал-лейтенант Морозов В. И (ноябрь 1942 г. — февраль 1943 г.);
  • генерал-май­ор, с октября 1943 г. — генерал-лейте­нант Коротков Г. П. (февраль 1943 г. — апрель 1944 г.);
  • генерал-полковник Чибисов Н. Е. (апрель — май 1944 г.);
  • гене­рал-лейтенант Захватаев Н. Д. (май 1944 г. — февраль 1945 г.);
  • генерал-лей­тенант Разуваев В. Н. (февраль 1945 г. — до конца войны).

Члены Военного совета армии:

  • бри­гадный комиссар, с декабря 1942 г. — генерал-майор Колесников Д. Е. (ноябрь 1941 г. — февраль 1945 г.);
  • генерал-май­ор Гаршин В. П. (февраль 1945 г. — до конца войны).

Начальники штаба армии:

  • генерал-майор Захватаев Н. Д. (ноябрь 1941 г. — май 1942 г.);
  • полковник Фурсин И. Я. (май — сентябрь 1942 г.);
  • полковник Лукьянченко Г. С. (сентябрь — декабрь 1942 г.);
  • генерал-майор Корчиц В. В. (де­кабрь 1942 г. — апрель 1944 г.);
  • генерал-лейтенант Минюк Л. Ф. (апрель — ок­тябрь 1944 г.);
  • генерал-майор Ничушкин В. Н. (октябрь — декабрь 1944 г.);
  • генерал-майор Кондратьев А. К. (де­кабрь 1944 г. — до конца войны). 

 29 просмотра(-ов)

image_pdfimage_print