Первый удар вермахта приняли погранзаставы.

image_pdfimage_print

На встречу ветеранов приехал и Василий Семенович Матовых, бывший командир 3-й пулеметно-артиллерийской роты 36-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона (ОПАВ) 6-го укрепрайона. «Перед войной,- начал он свой рассказ,- я был назначен на должность командира роты. Кроме нашего, 36-го ОПАБа, в состав 6-го укрепрайона входили также 21-й и 141-й батальоны. Мы занимали оборону на рава-русском направлении, прикрывая участок — шоссе Любыча-Крулевская. В центре находились доты 2-й роты, моя рота прикрывала левый фланг (высота 3.90), правый фланг — 1-я рота. Командный пункт (КП) батальона располагался в доте «Комсомолец», который размещался недалеко от шоссе.

Доты были различного типа — для ведения пулеметного и пулеметно-артиллерийского огня, В состав моей роты входило четыре дота с гарнизонами от 6 до 20 человек. К сожалению, не все они были полностью оборудованы. Наиболее существенным недостатком являлось отсутствие связи, которую успели проложить только между КП командира батальона и командиров рот.

…Пехота и танки врага появились, когда солнце стояло уже высоко в небе. Используя тактику танкового клина, они попытались с ходу прорвать нашу линию обороны, но из этого ничего не вышло. В тот первый, наиболее запомнившийся мне день войны, гитлеровцы атаковали несколько раз, но все их попытки заканчивались ничем. Утром следующего дня начался тяжелый бой. Не прекращался артиллерийско-минометный обстрел, вперед рвались вражеские танки, атаковала пехота — положение было крайне сложным. Под прикрытием огня фашисты выбросили группы в составе 5-7 человек, задача которых заключалась в подрыве дотов, особенно их амбразур, но они были уничтожены. Наступил третий день. Танкам противника удалось прорваться на стыке 2-й и 3-й рот, где не было противотанкового рва и прикрытия полевых подразделений. Рота оказалась во вражеском кольце. В моем доте вышло из строя первое, а затем и второе 45-мм орудие, осталось лишь стрелковое оружие. Подойдя почти вплотную, фашистские танки открыли огоиь по амбразурам прямой наводкой из огнеметов. Начался пожар. Пришлось перебраться в нижний этаж, где находилась жилoe помещение, но горящие струи проникли и сюда, загорелись наполненные соломой матрацы. Осталось последнее помещение, где располагались системы фильтрации, электрооборудование, колодцы с водой. Однако и здесь стояла сплошная завеса дыма. Имевшиеся у нас противогазы оказались малоэффективными, бойцы задыхались. В живых осталось лишь десять человек. Ночью, когда стрельба стихла, попытались выбраться наверх. С большим трудом переместились в боевую часть. От взрывов заклинило бронированную дверь, и только после огромных усилий удалось пролезть наружу секретарю комсомольской организации роты сержанту Угрюмову, а затем и остальным. Был рассвет 25 июня. Шел четвертый день войны. Но еще целых шесть дней сдерживали гитлеровцев уцелевшие доты укрепрайона, среди них- «Комсомолец», «Медведь», «Незабудка». Вместе с гарнизонами в дотах погибли мои боевые товарищи — старший лейтенант И. Мартынчик, лейтенант Гукасов и десятки других бойцов и командиров, которые предпочли умереть, но не сдаться врагу…»

В эти дни начальник генерального штаба сухопутных войск германского вермахта Гальдер записал в свой военный дневник: «….Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен». Не знал гитлеровский генерал, что с каждым днем войны его ежедневные записи будут носить все более и более пессимистический характер и наступит время суровой и справедливой расплаты.

…Прошло более сорока лет после героических дней июня 1941 года, и бывший начальник 91-го Рава-Русского погранотряда генерал-майор в отставке Я. Д. Малый в беседе с корреспондентом «Правды» Д. Новоплянским сказал: «…Люди защищали границу до последнего дыхания, а знаем мы о них, к сожалению, мало, иногда — ничего. Совершенно неизвестными остались, например, подробности гибели личного состава трех линейных застав — 9, 12, 18-й, двух застав маневренной группы — 5-й и 7-й. Знаем только, что они вели упорные бои, сдерживали противника до последней возможности и ни один пограничник там в живых не остался. Спустя месяц-полтора я подписал 560 извещений родным о погибших и пропавших без вести. Такие потери мы понесли: главным образом в первые часы и минуты…»

Именно в это, наиболее тяжелое время, телеграфная лента сообщала: «…На 6.00 22.06.41. Участку 91 ПО. 1″ 3, 19 4-я заставы находятся на месте, ведут бой. 5, 6, 7-я заставы в окопах, боя не ведут. 9-я, 10-я заставы в окружении ведут бой. С 9-й заставой в 6.35 связь прервана… Хоменко».

Связь прервала… Но, несмотря на это, советские воины продолжали сражаться. «На нашу 9-ю заставу,- вспоминал в беседе с военным журналистом М. А. Смирновым бывший пограничник Василий Семенович Ежов,- в излучине реки Солокия наступали два батальона 262-й пехотной дивизии врага. Бой был жестокий и беспощадный…» Погиб начальник заставы младший лейтенант В. В. Чертаков, пограничник Михайлов, десятки других неизвестных героев, но оставшиеся в живых держались стойко. «После полудня,- рассказывал далее В. С. Ежов,- враг еще трижды атаковал заставу, но захватить ее так и не смог».

…На рассвете 22 июня вместе со своими товарищами в бой вступил пограничник 4-й комендатуры Юрий Пруссов. К сожалению не известны подробности гибели заставы, но несомненно одно: они защищали Родину до последнего дыхания. Спустя более сорока лет семью Пруссова разыскали бывшие связисты погранотряда Г. Ф. Пипко и И. М. Разумов. Они писали: «Юра и многие пограничники 4-й комендатуры погибли смертью храбрых в Олешицах. Они сражались как герои. Дежурный телефонист успел передать: «Фашисты окружают комендатуру». Потом связь пропала…»

На встрече ветеранов 91-го погранотряда присутствовал полковник в отставке Б. Ф. Шилов. На протяжении многих лет он ведет поиск без вести пропавших двоюродных братьев — Константина Лебедева и Георгия Михайлова, призванных на службу в пограничные войска в 1939 году. Центральный Государственный архив Советской Армии (ЦГАСА) на его запрос сообщил: «В картотеке по учету боевых потерь личного состава войск НКВД за период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. значится: красноармеец, ручной пулеметчик 91-го погранотряда Лебедев Константин Михайлович, 1919 г. р., пропал без вести 22 июня 1941 года… Другими сведениями о судьбе Лебедева К, М. ЦГАСА не располагает». Подобное сообщение было получено и на Г. Михайлова, проходившего службу па 4-й резервной заставе.

Подробности о первых часах боя 3-й заставы, где служил К. Лебедев, полковник Шилов узнал из письма жены помощника начальника заставы лейтенанта Мороко — Ксении Николаевны. О судьбе этой мужественной женщины необходимо сказать особо. Потеряв в первый день Великой Отечественной войны мужа и сына, она добровольцем ушла на фронт. Стойко перенося все лишения и невзгоды солдатской службы, прошла тяжелыми военными дорогами, а затем восстанавливала разрушенное народное хозяйство страны. «На рассвете 22 июня 1941 года,- писала Ксения Николаевна,- мы проснулись от взрывов снарядов. Началась невиданно жестокая война, первый удар которой приняли на себя пограничники. На заставе шел неравный, тяжелый бой, но бойцы не отступали, они дрались до последнего дыхания… Я не помню всех имен, но Костю Лебедева знала хорошо, он был нашим киномехаником. В то страшное утро я его не видела, да и что можно было увидеть в том кромешном аду, где, казалось, горит сама земля. Несмотря на это, застава держалась. Когда гитлеровцы ворвались в ее расположение, в живых никого не осталось. В звериной злобе они издевались над погибшими пограничниками, а затем приказали местным жителям зарыть истерзанные трупы. К большому сожалению после войны эту братскую могилу обнаружить не удалось». …

…Поднявшись во весь рост, с винтовками наперевес шли в последний бой восемь бойцов 17-й заставы под командованием лейтенанта Федора Васильевича Морина ( 8 мая 1965 года Ф. В. Морину Указом Президиума Верховного Совета СССР было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.- Авт.). А перед этим были героические часы сопротивления.

Первые же артиллерийские залпы гитлеровских батарей уничтожили помещение заставы. Пограничники заняли отрытые неподалеку окопы и приготовились к бою. Вскоре появились цепи атакующих.

— Рус, сдавайтесь! — кричали приближаясь фашисты.

Огонь станкового пулемета сержанта Корочкина прижал гитлеровцев к земле. Тут же раздался дружный винтовочный залп, полетели гранаты, и противник вынужден был отступить.

Пограничники отбили еще много подобных атак. После артиллерийского обстрела шли танки, пехота, но каждый раз враг возвращался на исходные позиции. ¦

Несла тяжелые потери и застава. Закончились боеприпасы, помощи ждать было неоткуда. Фашисты начали очередную атаку. И тогда израненные, с почерневшими от пороховой гари и усталости лицами, стиснув зубы, пограничники поднялись в свою последнюю рукопашную схватку…

На правом фланге Юго-Западного фронта, на ковельском направлении, врага встретили пограничники 98-го Любомльского отряда под командованием подполковника Г. Г. Сурженко и старшего батальонного комиссара С. Я. Логвишока.

С первых же минут особой стойкостью отличилась 8-я застава. Фашисты несколько раз предпринимали попытки форсировать Западный Буг и захватить железнодорожный мост, но все их атаки были отбиты.

Уже давно наступило утро, а перейти реку противник до сих пор не смог. Обозленный враг вызвал подкрепление. Под прикрытием артиллерийского огня по мосту двинулись танки. Снаряды разметали деревянные блокгаузы, засыпали окопы, появились убитые и раненые. Пограничники вынуждены были отступить к заставе. Погиб смертью храбрых начальник заставы старший лейтенант П. К. Старовойтов. Его заменил политрук А. А. Бабенко.

— Товарищи, будем драться до последнего патрона,- обращаясь к бойцам, сказал он.

В течение дня фашисты несколько раз предпринимали попытки сломить сопротивление пограничников. Был разрушен оставшийся блокгауз. Последним надежным укрытием от осколков стал перекрытый ход сообщения, но и его гитлеровцы подорвали с двух сторон. Политрук с бойцами оказались в западне. Только ночью им удалось прорыть ход и вылезть наружу, а затем незаметно пробраться в лес к своим.

 32 просмотра(-ов),  1 заход сегодня

Страницы ( 3 из 4 ): « Предыдущая12 3 4Следующая »