Карты Брянского фронта конца декабря 1941 года

Карта опердирективы №01/ОП на 25 декабря 1941 года

Отчетная карта штаба Брянского фронта. Период 25-31 декабря 1941 года

Расстановка войск Брянского фронта на период 26-30 декабря 1941 года

Брянский фронт. Карта от 28 декабря 1941 года

Брянский фронт. Положение сторон на 31 декабря 1941 года

План операции Брянского фронта и ее результат по Директиве №03 от 03.01.1942 года. Схема №2




История «28 панфиловцев»

Наибольшую известность из воинов дивизии получили 28 человек («герои-панфиловцы», или «28 героев-панфиловцев») из числа личного состава 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка. Согласно широко распространённой в СССР версии события, 16 ноября, когда началось новое наступление немцев на Москву, бойцы 4-й роты во главе с политруком Василием Клочковым, осуществляя оборону в районе разъезда Дубосеково в 7 км к юго-востоку от Волоколамска, совершили подвиг, в ходе 4-часового боя уничтожив 18 вражеских танков. Все 28 человек, в советской историографии называемые героями, погибли (позже стали писать «почти все»). Фраза «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!», которую, по версии журналистов «Красной звезды», произнёс перед смертью политрук Клочков, была включена в советские школьные и вузовские учебники по истории.
В 1948 и 1988 годах официальная версия подвига была изучена Главной военной прокуратурой СССР и признана художественным вымыслом. По мнению Сергея Мироненко, «не было 28 героев-панфиловцев — это один из мифов, насаждавшихся государством». При этом сам факт тяжёлых оборонительных боёв 316-й стрелковой дивизии против 2-й и 11-й немецких танковых дивизий (прим. численность личного состава немецких дивизий значительно превосходила советскую) на Волоколамском направлении 16 ноября 1941 года и проявленный при этом бойцами дивизии героизм не оспаривался.

Исторический анализ
По материалам расследования Главной военной прокуратуры, о подвиге героев впервые сообщила газета «Красная звезда» 27 ноября 1941 года в очерке фронтового корреспондента В. И. Коротеева. В статье об участниках боя говорилось, что «погибли все до одного, но врага не пропустили»; командиром отряда, по словам Коротеева, был «комиссар Диев».
По другим сведениям, первая публикация о подвиге появилась 19 ноября 1941 года, спустя всего два дня после событий у разъезда Дубосеково. Корреспондент «Известий» Г. Иванов в своей статье «8-я Гвардейская дивизия в боях» описывает бой в окружении одной из рот, оборонявшейся на левом фланге 1075-го стрелкового полка И. В. Капрова: подбито 9 танков, сожжено — 3, остальные повернули обратно.

Критики официальной версии, как правило, приводят следующие аргументы и предположения:
О бое с данными подробностями ничего не сообщает ни командир 2-го батальона (в котором состояла 4-я рота) майор Решетников, ни командир 1075-го полка полковник Капров, ни командир 316-й дивизии генерал-майор Панфилов, ни командующий 16-й армией генерал-лейтенант Рокоссовский. Ничего не сообщают о нём и немецкие источники (в то время как потеря в одном бою 18 танков в конце 1941 года была бы для немцев заметным событием).
Неясно, каким образом Коротеев и Кривицкий узнали большое количество подробностей данного боя. Информация о том, что сведения были получены в госпитале от смертельно раненого участника боя Натарова, сомнительна, поскольку, согласно документам, Натаров погиб за два дня до боя, 14 ноября.
К 16 ноября численность личного состава 4-й роты была полной, то есть в ней не могло быть всего 28 солдат. По свидетельству командира 1075-го стрелкового полка И. В. Капрова, в роте было около 140 человек.

Материалы расследования
В ноябре 1947 года Военной прокуратурой Харьковского гарнизона был арестован и привлечён к уголовной ответственности за измену Родине И. Е. Добробабин. Согласно материалам дела, будучи на фронте, Добробабин добровольно сдался в плен немцам и весной 1942 года поступил к ним на службу. Служил начальником полиции временно оккупированного немцами села Перекоп Валковского района Харьковской области. В марте 1943 года при освобождении этого района от немцев Добробабин как изменник был арестован советскими органами, но из-под стражи бежал, вновь перешёл к немцам и опять устроился на работу в немецкой полиции, продолжая активную предательскую деятельность, аресты советских граждан и непосредственное осуществление принудительной отправки рабочей силы в Германию.

Иван Евстафьевич Добробабин (1913 — 1996)

При аресте у Добробабина была найдена книга о 28 героях-панфиловцах, и оказалось, что он числится одним из главных участников этого героического боя, за что ему и присвоено звание Героя Советского Союза. Допросом Добробабина было установлено, что в районе Дубосекова он действительно был легко ранен и пленён немцами, но никаких подвигов не совершал, и всё, что написано о нём в книге о героях-панфиловцах, не соответствует действительности. В связи с этим Главная военная прокуратура СССР провела обстоятельное расследование истории боя у разъезда Дубосеково. Результаты были доложены Главным военным прокурором Вооружённых Сил страны генерал-лейтенантом юстиции Н. П. Афанасьевым Генеральному прокурору СССР Г. Н. Сафонову 10 мая 1948 года. На основании этого доклада 11 июня была составлена справка за подписью Сафонова, адресованная А. А. Жданову.
Впервые публично в достоверности истории о панфиловцах усомнился Э. В. Кардин, опубликовавший в журнале «Новый мир» (февраль 1966) статью «Легенды и факты». После этого, однако, он удостоился персональной отповеди от Леонида Брежнева, который назвал отрицание официальной версии «клеветой на героическую историю нашей партии и нашего народа».

В конце 1980-х годов последовал ряд новых публикаций. Важным аргументом стала публикация рассекреченных материалов расследования военной прокуратуры 1948 года. В 1997 году в журнале «Новый мир» за авторством Николая Петрова и Ольги Эдельман была опубликована статья «Новое о советских героях», в которой утверждалось (в том числе на основании приведённого в статье текста совершенно секретной справки «О 28 панфиловцах»), что 10 мая 1948 года официальная версия подвига была изучена Главной военной прокуратурой СССР и признана литературным вымыслом.
В частности, в этих материалах содержатся показания бывшего командира 1075-го стрелкового полка И. В. Капрова:

Илья Васильевич Капров (1898 — 1967)

…Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было — это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах. Никто из корреспондентов ко мне не обращался в этот период; никому никогда не говорил о бое 28 панфиловцев, да и не мог говорить, так как такого боя не было. Никакого политдонесения по этому поводу я не писал. Я не знаю, на основании каких материалов писали в газетах, в частности в «Красной звезде», о бое 28 гвардейцев из дивизии им. Панфилова. В конце декабря 1941 года, когда дивизия была отведена на формирование, ко мне в полк приехал корреспондент «Красной звезды» Кривицкий вместе с представителями политотдела дивизии Глушко и Егоровым. Тут я впервые услыхал о 28 гвардейцах-панфиловцах. В разговоре со мной Кривицкий заявил, что нужно, чтобы было 28 гвардейцев-панфиловцев, которые вели бой с немецкими танками. Я ему заявил, что с немецкими танками дрался весь полк и в особенности 4-я рота 2-го батальона, но о бое 28 гвардейцев мне ничего не известно… Фамилии Кривицкому по памяти давал капитан Гундилович, который вёл с ним разговоры на эту тему, никаких документов о бое 28 панфиловцев в полку не было и не могло быть. Меня о фамилиях никто не спрашивал. Впоследствии, после длительных уточнений фамилий, только в апреле 1942 года из штаба дивизии прислали уже готовые наградные листы и общий список 28 гвардейцев ко мне в полк для подписи. Я подписал эти листы на присвоение 28 гвардейцам звания Героя Советского Союза. Кто был инициатором составления списка и наградных листов на 28 гвардейцев — я не знаю.

Приведены также материалы допроса корреспондента Коротеева:

Василий Игнатьевич Коротеев (1911 — 1964)

Примерно 23—24 ноября 1941 года я вместе с военным корреспондентом газеты «Комсомольская правда» Чернышёвым был в штабе 16-й армии… При выходе из штаба армии мы встретили комиссара 8-й панфиловской дивизии Егорова, который рассказал о чрезвычайно тяжёлой обстановке на фронте и сообщил, что наши люди геройски дерутся на всех участках. В частности, Егоров привёл пример геройского боя одной роты с немецкими танками, на рубеж роты наступало 54 танка, и рота их задержала, часть уничтожив. Егоров сам не был участником боя, а рассказывал со слов комиссара полка, который также не участвовал в бою с немецкими танками… Егоров порекомендовал написать в газете о героическом бое роты с танками противника, предварительно познакомившись с политдонесением, поступившим из полка…
В политдонесении говорилось о бое пятой роты с танками противника и о том, что рота стояла «насмерть» — погибла, но не отошла, и только два человека оказались предателями, подняли руки, чтобы сдаться немцам, но они были уничтожены нашими бойцами. В донесении не говорилось о количестве бойцов роты, погибших в этом бою, и не упоминалось их фамилий. Этого мы не установили и из разговоров с командиром полка. Пробраться в полк было невозможно, и Егоров не советовал нам пытаться проникнуть в полк.
По приезде в Москву я доложил редактору газеты «Красная звезда» Ортенбергу обстановку, рассказал о бое роты с танками противника. Ортенберг меня спросил, сколько же людей было в роте. Я ему ответил, что состав роты, видимо, был неполный, примерно человек 30—40; я сказал также, что из этих людей двое оказались предателями… Я не знал, что готовилась передовая на эту тему, но Ортенберг меня ещё раз вызывал и спрашивал, сколько людей было в роте. Я ему ответил, что примерно 30 человек. Таким образом, и появилось количество сражавшихся 28 человек, так как из 30 двое оказались предателями. Ортенберг говорил, что о двух предателях писать нельзя, и, видимо, посоветовавшись с кем-то, решил в передовой написать только об одном предателе.
Допрошенный секретарь газеты Кривицкий показал:

Александр Юрьевич Кривицкий (1910 — 1986)

При разговоре в ПУРе с т. Крапивиным он интересовался, откуда я взял слова политрука Клочкова, написанные в моём подвале: «Россия велика, а отступать некуда — позади Москва», — я ему ответил, что это выдумал я сам…
…В части же ощущений и действий 28 героев — это мой литературный домысел. Я ни с кем из раненых или оставшихся в живых гвардейцев не разговаривал. Из местного населения я говорил только с мальчиком лет 14—15, который показал могилу, где похоронен Клочков.
…В 1943 году мне из дивизии, где были и сражались 28 героев-панфиловцев, прислали грамоту о присвоении мне звания гвардейца. В дивизии я был всего три или четыре раза.

Вывод расследования прокуратуры:
Таким образом, материалами расследования установлено, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещённый в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора «Красной звезды» Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого…
Повторно обстоятельствами подвига Главная военная прокуратура СССР занималась в 1988 году, по результатам чего главный военный прокурор генерал-лейтенант юстиции А. Ф. Катусев опубликовал в «Военно-историческом журнале» (1990, № 8-9) статью «Чужая слава». В ней он сделал вывод, что «массовый подвиг всей роты, всего полка, всей дивизии безответственностью не совсем добросовестных журналистов преуменьшили до масштаба мифического взвода». Этого же мнения придерживается директор Государственного архива РФ доктор исторических наук С. В. Мироненко.

…В роте к 16 ноября 1941 года было 120—140 человек. Мой командный пункт находился за разъездом Дубосеково, 1,5 км от позиции 4-й роты (2-го батальона). Я не помню сейчас, были ли противотанковые ружья в 4-й роте, но повторяю, что во всём 2-м батальоне было только 4 противотанковых ружья… Всего на участке 2-го батальона было 10—12 танков противника. Сколько танков шло (непосредственно) на участок 4-й роты, я не знаю, вернее, не могу определить…
Средствами полка и усилиями 2-го батальона эта танковая атака была отбита. В бою полк уничтожил 5—6 немецких танков, и немцы отошли. В 14—15 часов немцы открыли сильный артиллерийский огонь… и вновь пошли в атаку танками… На участках полка наступало свыше 50 танков, причём главный удар был направлен на позиции 2-го батальона, в том числе и участок 4-й роты, и один танк вышел даже в расположение командного пункта полка и зажёг сено и будку, так что я случайно смог выбраться из блиндажа: меня спасла насыпь железной дороги, около меня стали собираться люди, уцелевшие после атаки немецких танков. Больше всех пострадала 4-я рота: во главе с командиром роты Гундиловичем уцелели 20—25 человек. Остальные роты пострадали меньше.

Из стенограммы беседы с И. Р. Васильевым от 22 декабря 1942 года:
После воздушной бомбардировки колонна автоматчиков из д. Красиково вышла… Потом сержант Добробабин, помкомвзвода был, свиснул. Мы по автоматчикам огонь открыли… Это было часов в 7 утра… Автоматчиков мы отбили… Уничтожили человек под 80.
После этой атаки политрук Клочков подобрался к нашим окопам, стал разговаривать. Поздоровался с нами. «Как выдержали схватку?» — «Ничего, выдержали.» Говорит: «Движутся танки, придётся ещё схватку терпеть нам здесь… Танков много идёт, но нас больше. 20 штук танков, не попадёт на каждого брата по танку.»
Мы все обучались в истребительном батальоне. Ужаса сами себе не придавали такого, чтобы сразу в панику удариться. Мы в окопах сидели. «Ничего, — говорит политрук, — сумеем отбить атаку танков: отступать некуда, позади Москва.»
Приняли бой с этими танками. С правого фланга били из противотанкового ружья, а у нас не было… Начали выскакивать из окопов и под танки связки гранат подбрасывать… На экипажи бросали бутылки с горючим. Что там рвалось, не знаю, только здоровые взрывы были в танках… Мне пришлось два танка подорвать тяжёлых. Мы эту атаку отбили, 15 танков уничтожили. Танков 5 отступили в обратную сторону в деревню Жданово… В первом бою на моём левом фланге потерь не было.
Политрук Клочков заметил, что движется вторая партия танков, и говорит: «Товарищи, наверное, помирать нам здесь придётся во славу родины. Пусть родина узнает, как мы дерёмся, как мы защищаем Москву. Москва — сзади, отступать нам некуда.» … Когда приблизилась вторая партия танков, Клочков выскочил из окопа с гранатами. Бойцы за ним… В этой последней атаке я два танка подорвал — тяжёлый и лёгкий. Танки горели. Потом под третий танк я подобрался… с левой стороны. С правой стороны Мусабек Сингербаев — казах — подбежал к этому танку… Тут меня ранило… Получил три осколочных ранения и контузию.

По архивным данным МО СССР, весь 1075-й стрелковый полк 16 ноября 1941 года уничтожил 15 (по другим данным — 16) танков и около 800 человек личного состава противника. Потери полка, согласно донесению его командира, составили 400 человек убитыми, 600 человек пропавшими без вести, 100 человек ранеными.

Показания председателя Нелидовского сельского совета Смирновой на следствии по делу панфиловцев:
Бой панфиловской дивизии у нашего села Нелидово и разъезда Дубосеково был 16 ноября 1941 года. Во время этого боя все наши жители, и я тоже в том числе, прятались в убежищах… В район нашего села и разъезда Дубосеково немцы зашли 16 ноября 1941 года и отбиты были частями Советской Армии 20 декабря 1941 года. В это время были большие снежные заносы, которые продолжались до февраля 1942 года, в силу чего трупы убитых на поле боя мы не собирали и похорон не производили.
…В первых числах февраля 1942 года на поле боя мы нашли только три трупа, которые и похоронили в братской могиле на окраине нашего села. А затем уже в марте 1942 года, когда стало таять, воинские части к братской могиле снесли ещё три трупа, в том числе и труп политрука Клочкова, которого опознали бойцы. Так что в братской могиле героев-панфиловцев, которая находится на окраине нашего села Нелидово, похоронено 6 бойцов Советской Армии. Больше трупов на территории Нелидовского с/совета не обнаруживали




Тихвинская оборонительная операция (16 октября — 18 ноября 1941)

Операция проводилась с 16 октября по 18 ноября 1941 года. Дата окончания операции указана так, как она определена официальной советской историографией, однако она является весьма условной и формально определяется по началу наступления войск 4-й армии непосредственно на Тихвин 19 ноября 1941 года. При этом, советские войска в южной части территории, охваченной операцией, в районе Малой Вишеры перешли в наступление уже 12 ноября 1941 года, но вместе с тем, на северной части территории оборонительные бои советских войск с частями противника, которые не оставляли попыток прорваться к Ладожскому озеру продолжались у Волхова до 25 ноября 1941 года, а у Войбокало и в первой декаде декабря 1941 года.
Операции непосредственно предшествовала во времени и пространстве Ленинградская стратегическая оборонительная операция. Продолжением операции на той же территории со стороны советских войск стала Тихвинская стратегическая наступательная операция. С операцией по времени частично совпала вторая Синявинская наступательная операция (1941).

Планы Германии
В середине сентября 1941 года немецким высшим командованием было принято окончательное решение относительно судьбы Ленинграда, а именно: город должен быть отрезан от остальной части страны и принужден к капитуляции. В результате событий, произошедших в ходе наступления немецких войск на Ленинград, сухопутные коммуникации, ведущие к городу были перерезаны, и как показало дальнейшее развитие событий, надёжно перерезаны. Однако у Ленинграда оставались пути сообщения по Ладожскому озеру, поскольку южный и юго-восточные берега озера, а также часть восточного берега, находились под контролем советских войск.
С целью прекращения всяких коммуникаций, командованием группы армий Север был разработан план, в соответствии с которым войска Германии должны были развить с рубежа Волхова наступление в общем направлении на Тихвин, выйти на Свирь и соединиться там с финскими войсками. Главное наступление должно было быть обеспечено от удара с правого фланга наступлением на Малую Вишеру — Бологое с перспективой соединения там с войсками группы армий «Центр», которые своим левым флангом должны были наступать в направлении Калинин — Вышний Волочек. Такое соединение кроме того, что исключало возможность контрудара с юга, ещё и отрезало весь Северо-Западный фронт в районе озёр Селигерской системы. Кроме того, моторизованные войска правого фланга, взяв Малую Вишеру, должны были развивать наступление на восток, с тем, чтобы выйти к Тихвину с юга. С левого фланга ударной группировки также предполагалось ограниченное наступление на север, с целью рассечь и прижать советские войска к южному берегу Ладожского озера.

Ход операции

16 октября 1941 года немецкие войска (11-я пехотная дивизия и 21-я пехотная дивизия) переправились в двух местах через Волхов и сумели создать и расширить плацдарм в Грузино, несмотря на ожесточённое сопротивление 267-й и 288-й стрелковой дивизии. 18 октября 1941 года, переправившись на правый берег Волхова, вступила в бой ударная группа немецких войск: 12-я танковая дивизия и 20-я моторизованная дивизия наступали на направлении главного удара на Будогощь, а 8-я танковая дивизия и 18-я моторизованная дивизия с приданной 126-й пехотной дивизией наступали на направлении удара в общем направлении на Малую Вишеру. В то же самое время 11-я пехотная дивизия и 21-я пехотная дивизия, развернулись на фронтом на север, и начали наступление вдоль Волхова в направлении Киришей.

С 20 октября 1941 года части 52-й армии стали отходить в восточном и юго-восточном направлениях и таким образом между 52-й армией и 4-й армией образовался разрыв, в который, в направлении на Будогощь, и устремились немецкие войска.

Поскольку по существу на разных направлениях наступления и события развивались по-разному, в том числе и во временных границах, есть смысл оборонительные операции рассматривать отдельно.

Южный фланг немецкой группировки, 16 октября — 12 ноября 1941 года
Что касается наступления на южном фланге, то там, по планам немецкого командования группа должна была, оттеснив войска 52-й армии обойти Малую Вишеру и наступать на Тихвин с юга. 22 октября 1941 года в ожесточённых боях части 52-й армии были вынуждены оставить Большую Вишеру. Однако немецкие войска, натолкнувшись на сопротивление, не могли развивать лобовое наступление на Малую Вишеру, и 8-я танковая дивизия отошла севернее Малой Вишеры, с тем чтобы развить наступление на Тихвин не из района южнее города, а из района севернее. Тем не менее вечером 23 октября (по советским источникам 24 октября) была оставлена 126-й пехотной дивизии и Малая Вишера. Советское командование спешно перебросило из района Демянска 259-ю стрелковую дивизию и 25-ю кавалерийскую дивизию, которыми была усилена 52-я армия. Немецкие войска с боями сумели продвинуться немного восточнее Малой Вишеры, но переброшенными дивизиями вкупе с остатками частей 52-й армии, немецкое наступление было остановлено на рубеже реки Малой Вишерки. Таким образом, войска 52-й армии сорвали планы немецкого командования на выход к Тихвину с юга глубоким охватом. В конце октября положение в полосе 52-й армии сравнительно стабилизировалось и оставалось таковым до 12 ноября. С этого рубежа немецким командованием были изъяты сначала 8-я танковая дивизия, а затем, в начале ноября, и 18-я моторизованная дивизия (заменённая испанской 250-й пехотной дивизией), которая ещё 18 октября переправилась через Волхов южнее Шевелёва.

В боях на южном фланге сражения приняли ограниченное участие и войска правого фланга Новгородской оперативной группы. Их участие ограничилось обороной отдельных опорных пунктов на правом фланге немецкой группировки, в частности, Муравьёвских казарм и нанесением контрударов, впрочем никак, в силу небольшого размера и слабости частей группы, на общую обстановку не повлиявших.

Центр немецкой группировки, 16 октября — 19 ноября 1941 года
После взятия плацдарма у Грузино пехотными частями, 18 октября 1941 года туда переправились танковые части (12-ю танковая дивизия и 20-я моторизованная дивизия) и начали наступление в направлении Тихвина. К 20 октября правофланговые немецкие части оттеснили на юго-восток к верховьям реки Оскуя советскую 288-ю стрелковую дивизию, после чего путь на Будогощь был практически открыт (не считая подходивших с севера, и не успевавших развернуться частей 292-й стрелковой дивизии). Тем не менее, немецким войскам, в том числе и из-за распутицы, понадобилось три дня, чтобы дойти до Будогощи.
23 октября немецкие войска взяли Будогощь, выйдя в тыл частям 4-й армии и принудив её к отводу войск. Советское командование в спешном порядке начало снимать части с других участков фронтов, чтобы не допустить расширения прорыва: к 29 октября юго-восточнее железной дороги Будогощь — Ситомля развернулась 4-я гвардейская стрелковая дивизия, снятая из-под Синявино, на подступах к Ситомле 29 октября развернулась переброшенная судами Ладожской военной флотилии из Ленинграда 191-я стрелковая дивизия, за Ситомлей в начале ноября начала разворачиваться 44-я стрелковая дивизия также переброшенная из Ленинграда; также в районе 29 октября в Тихвин прибыли 92-я стрелковая и 60-я танковая дивизии.

От Будогощи 12-я танковая дивизия начала наступление на Ситомлю, которая 31 октября была оставлена советскими войсками.

20-я моторизованная дивизия под ударами советских войск, была вынуждена развернуться фронтом на юго-восток и отражать удары, следующие со стороны станции Тальцы в планируемом направлении Будогощь — Грузино. В первые дни ноября к 12-й танковой дивизии начали присоединяться части 18-й моторизованной дивизии, а затем и 8-й танковой дивизии из-под Малой Вишеры. 4 ноября советские войска прекратили активные контрудары, 5 ноября соединения вермахта возобновили наступление и объединёнными усилиями в ночь на 9 ноября части вермахта (51-й пехотный полк) без единого выстрела взяли Тихвин.

   …противник исключительно слабо реагирует на наше наступление на Тихвин. Возможно, у него нет больше резервов.

12 ноября части 12-й танковой дивизии перешли в наступление от Тихвина вдоль железной дороги на Волхов, и к 18 ноября заняли Кудрово и подошли вплотную к Острову на реке Сясь.

Советское командование произвело перестановки в руководстве: В. Ф. Яковлев был заменён на посту командующего 4-й армии К. А. Мерецковым. Последовали организационные изменения и пришли подкрепления — в 4-й армии 10 ноября были созданы три оперативных группы:

11-я пехотная дивизия перегруппировавшись, перешла в наступление на оборону 285-й стрелковой дивизии 24 октября 1941 года в районе Посадникова Острова и в первый же день отбросила советские войска на 5 — 10 километров к северу. Также вместе с 285-й стрелковой дивизией отступали полки 311-й стрелковой дивизии. 21-я пехотная дивизия в свою очередь наступала на некоторые части 311-й стрелковой дивизии, занимавшие оборону по правому берегу Волхова, и разрозненные части 292-й стрелковой дивизии.

   — Северная оперативная группа (два полка 44-й стрелковой дивизии, 1061-й стрелковый полк, снятая с позиций на Свири 46-я танковая бригада), развернувшаяся в районе севернее и северо-западнее Тихвина;
   — Восточная оперативная группа (свежая 65-я стрелковая дивизия, 191-я стрелковая дивизия, 27-я кавалерийская дивизия, полк 44-й стрелковой дивизии, 121-й танковый полк, 128-й отдельный танковый батальон), развернувшаяся в районе восточнее и юго-восточнее Тихвина;
   — Южная оперативная группа (4-я гвардейская стрелковая дивизия, 92-я стрелковая дивизия, 292-я стрелковой дивизии, 120-й танковый полк), развернувшаяся в районе много (в сравнении с предыдущими группами) южнее и юго-западнее Тихвина;
С 19 ноября оборонительная фаза операции под Тихвином закончилась.

Северный фланг немецкой группировки, 16 октября — 4 декабря 1941 года
Что касается наступления на север в направлении Войбокало и Волхова, то немецкое командование перебросило в полосу наступления 254-ю пехотную дивизию, таким образом, начиная от Киришей (от Грузино до Киришей немецкие войска дошли практически беспрепятственно) на западном берегу Волхова наступали на левом фланге 254-я пехотная дивизия, у Волхова 11-я пехотная дивизия (основные части дивизии форсировали Волхов и продвигались по восточному берегу на север к Киришам, где вернулись на западный берег) на восточном берегу Волхова — 21-я пехотная дивизия.

Беженцы с коровой на дороге под Тихвином

30 октября немецкие войска вступили на территорию Волховского района.

   В начале ноября 1941 года во время отступления наших войск сплошного фронта обороны Волхова не было. Разрозненные, лишённые единого командования и не объединённые общей целью обескровленные в боях советские части каждая на своем участке создавали очаги сопротивления наглому противнику и пытались незначительными силами остановить его продвижение.
Тем не менее, советские войска оказывали ожесточённое сопротивление:

   Потери были очень высоки. 21-я пехотная дивизия только в первые четыре недели с момента переправы у Грузино по 10 ноября потеряла убитыми и ранеными 79 офицеров и 2522 рядовых.

В ходе наступления, левофланговая 254-я пехотная дивизия с начала ноября всё больше и больше была вынуждена под угрозой удара со стороны 54-й армии, разворачиваться фронтом на северо-запад, в направлении Войбокало и западнее, таким образом прикрывая фланг группировки. Следует отметить, что войска 54-й армии не могли нанести удар во фланг группировки, наступающей на Волхов, поскольку они по приказу Ставки продолжали начатую 20 октября Синявинскую операцию, наступая на запад.
К началу ноября советское командование, резонно озабоченное возможностью захвата немецкими войсками Волхова и выхода в тылы 54-й армии, осуществило переброску войск, как на волховское, так и на тихвинское направления. В конце октября позиции южнее Волхова заняла 310-я стрелковая дивизия с синявинского направления, в начале ноября — 6-я бригада морской пехоты. Положение тем не менее оставалось весьма тяжёлым: в течение первой половины ноября наступление немецких войск медленно, но верно продолжалось. 285-я и 311-я стрелковые дивизии понесли тяжелейшие потери и не могли уже сдерживать натиск немецких сил. 21-я пехотная дивизия, в свою очередь, наступала на некоторые части 310-ю стрелковую дивизию, которая под ударами отходила к Волхову, а также вела бои с разрозненными частями 292-й стрелковой дивизии.
К 4 ноября 21-я пехотная дивизия продвинулась севернее Заречья.
С 5-го по 12 ноября 21-я пехотная дивизия, продолжая наступление, в ожесточённых боях с 6-й бригадой морской пехоты, подошла на подступы к Волхову, выйдя к селу Вельца. Вместе с тем, советские войска ещё удерживали за собой восточный берег Волхова в районе села Прусын. В то же время, 11-я пехотная дивизия продолжала продвижение вдоль западного берега Волхова, к 4 ноября выйдя к Оломне, к 12 ноября выйдя в район несколько севернее Глажево.

После небольшой паузы, с 14 ноября немецкие войска вновь перешли в наступление. 6-я бригада морской пехоты, 16-я танковая бригада, остатки 310-й стрелковой дивизии, другие отдельные подразделения в тяжёлых боях южнее Волхова оказывали сильное сопротивление и немецкое командование сместило акцент на наступление в обход Волхова с запада, в направлении села Шум. К тому времени, 14 ноября, обескровленную 311-ю стрелковую дивизию сменила на позициях 3-я гвардейская стрелковая дивизия, а также 122-я танковая бригада. Ещё 28 октября советские войска, оборонявшие Волхов, были объединены в Волховскую оперативную группу, переданную 4-й армии, а 12 ноября — подчинённые 54-й армии. Немецкие войска, ведущие боевые действия там же, 20 ноября сведены в оперативную группу Бёкмана, включая переброшенную на это направление к 14 ноября 223-ю пехотную дивизию и некоторые части 8-й танковой дивизии.

Несмотря на смещение главного удара, наступление непосредственно на Волхов продолжалось, бои шли за каждую деревню и лишь 25 ноября немецкие войска были остановлены в шести километрах от Волхова. Восточнее Волхова сапёрные части 21-й пехотной дивизии сумели просочиться в тыл и подорвать железную дорогу от Волхова в направлении на Петрозаводск, и наряду с тем, что разведывательный батальон 11-й пехотной дивизии западнее Волхова сумел на некоторое время перерезать шоссе Волхов — Ленинград, это стало самой северной точкой, которой смогли достигнуть немецкие войска. Наступление на Шум медленно продолжалось до 3 декабря, ещё на 1 декабря 1-й армейский корпус имел продвижение, был остановлен в полутора километрах от села и с 3 декабря уже отражал наступление советских войск, в частности, пополненной в Волхове и спешно переброшенной под Войбокало 311-й стрелковой дивизии.

Солдаты 18-й моторизованной дивизии вермахта идут мимо подбитого советского танка Т-34 в районе Тихвина

Итоги операции
Тихвинская оборонительная операция стала одной из первых оборонительных операций советских войск, в ходе которой немецкие войска не смогли достичь своих оперативных целей. Несмотря на то, что вермахт имел в ходе операции частные успехи, в частности в центре был захвачен Тихвин, тем самым было прекращено снабжение Ленинграда железной дорогой, был сорван план прорыва блокады Ленинграда войсками 54-й армии, но в целом ни на одном направлении наступления цели достигнуты не были. В ходе оборонительной операции был сорван главный план немецкого командования на соединение с финскими войсками в районе реки Свирь, посредством чего была бы довершена блокада Ленинграда, и несомненно, в этом случае Ленинград, а вместе с ним Балтийский флот и войска в Ленинграде, были бы потеряны. Вспомогательные удары на север и на юг также не принесли успеха. На южном фланге немецкого наступления был сорван план взятия Тихвина глубоким охватом с юга и возможное соединение войск Группы армий «Север» с войсками Группы армий «Центр» севернее Калинина. На севере же, несмотря на настойчивые попытки немецких войск, был сорван их план выхода на южное побережье Ладожского озера. При этом, однако, указывается, что взятие Тихвина немецкими войсками явилось одной из реальных причин уменьшения пайков, и как следствие массового голода зимой 1941—1942 года в блокадном Ленинграде.

Сопротивление советских войск, растянутость немецких коммуникаций, тяжело восполнимые потери вермахта в личном составе (Группа армий «Север» в период от 10.10.41 по 20.11.41 потеряла 26 808 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, в основном в ходе наступления на Тихвин) и технике, создали предпосылки для проведения контрнаступления, вошедшего в историю как Тихвинская стратегическая наступательная операция.




Подольские курсанты у села Ильинское

16 октября состоялся, пожалуй, самый знаменитый бой на Ильинском рубеже. Начался день, впрочем, практически катастрофой для советской обороны. Глубоким обходом левого фланга позиций Подольского училища боевой группе 19-й тд удалось выйти в тыл Ильинского рубежа к деревне Черкасово. Контратака 12-го полка 53-й сд успеха не имела. Как по горячим следам событий писал комбриг С.И. Любарский, исполнявший в тот момент обязанности начальника штаба 43-й армии:

«Танки в количестве 15 шт. прорвались на Черкасово и разогнали действовавший в этом районе 12 сп 53 сд без всяких противотанковых средств (полк не имел ни одного орудия). После разгона полка танки отошли к Черкасовой.

Несмотря на успех с обходным маневром танками, провести тем же обходным маршрутом артиллерию не представлялось возможным. Немецкие дальнобойные орудия РГК могли только издалека поддерживать огнем прорвавшиеся к Черкасове части. Для дальнейшего продвижения требовалось в любом случае высвободить Варшавское шоссе у Ильинского. Сообразно этой задаче немецкое командование планирует удар танками в тыл советских позиций у Ильинского.

Создается боевая группа из 15 танков (один Pz.IV, остальные 38(t)) и мотопехоты, задачей которой стал удар в тыл позициям под Ильинским. Танки двигались вдоль шоссе, пехота шла по обе стороны дороги. В глубине позиций курсантов под Сергеевкой находились две 85-мм зенитки. Поначалу двигавшиеся от Малоярославца танки были приняты за свои и их даже пропустили дальше по шоссе на запад. Однако вскоре расчеты зениток опомнились и открыли огонь по колонне в упор с обеих сторон шоссе. Стреляли расчеты лейтенантов И.И. Мусеридзе и А.Г. Шаповалова. За несколько минут 14 танков из 15 были выведены из строя, в том числе 12 машин – безвозвратно. Для поражения танков чехословацкого производства могущества 85-мм зениток хватало с избытком. Лишь один танк 38(t) успел уйти от губительного огня, причем вперед, к Ильинскому, и вышел к своим, проскочив позиции курсантов с востока на запад. Всего за 16 октября из 21 введенного в бой танка 19-й тд 18 были уничтожены.

Та самая 88-мм зенитка у Ильинского

Неудача атаки с тыла заставила немцев возобновить лобовой штурм позиций под Ильинским. На этот раз укрепления атаковали по всем правилам, с использованием инженерных средств. Этот эпизод позднее красочно описал П. Карелл: «Огнеметы изрыгнули длинные струи горючей жидкости, поливая ею два ДОТа в середине и справа. С ревом ворвалось в амбразуры пламя. Все потонуло в черном дыму». Далее Карелл живописует «бетонированную траншею» и мощь укреплений в целом. Однако суть дела заключалась в том, что, потерпев неудачу с ударом с тыла, немцам ничего не оставалось, кроме как осуществить силовой прорыв Ильинского рубежа. Тем более атаки предыдущих дней уже сильно подорвали его оборонительные возможности. Несмотря на остающиеся островки сопротивления, 16 октября прорыв в целом состоялся. Это позволило прорвавшимся до Черкасово подразделениям 19-й тд двигаться дальше на Малоярославец.

Разбитые на Варшавском шоссе танки 19-й танковой дивизии часто мелькают на фотографиях немецких солдат, этот эпизод заметили.

Из книги Алексея Валерьевича Исаева «Чудо под Москвой»




Западный фронт 26-31 октября 1941 года



5 Армия


По данным штаба фронта потери 5-й армии с 21 октября по 1 ноября 1941 г. составили 2336 человек убитыми, 4142 человек ранеными, 5507 пропавшими без вести, 25 пленными, всего же войска Л.А. Говорова с учетом всех причин потеряли за этот период 14 583 человека

32сд - По состоянию на 27 октября 322-й полк насчитывал всего 466 человек со стрелковым оружием. Впрочем, остальные полки 32-й сд находились не в лучшем состоянии: 17-й сп насчитывал 784 человека, а 113-й сп – 338 человек

110сд - 26.10 На направлении наступления 110-й сд чуда не произошло. Успехи дня 26 октября ограничились захватом деревни Горчухино. Атаки на соседние деревни Атепцево, Слизнево тем же днем и в последующие дни успеха не имели. Причем утром 27 октября в наступление на Слизнево пошли два полка со сводной ротой Московского Маршевого батальона под руководством лично командира и комиссара дивизии, под сильным минометным и пулеметным огнем атака захлебнулась. Ночная (сообразно рекомендациям комфронта) атака 27 октября также успеха не имела.
31.10 Насчитывала 4065 человек, 2 122-мм гаубицы, 22 полковые и дивизионные 76-мм пушки, 1 45-мм пушку, 12 станковых и 37 ручных пулеметов.

312сд -

11тбр -

18тбр -

19тбр -

20тбр -

25тбр - 26.10 Наконец, к 16.00, когда день уже клонился к закату, танки 25-й тбр выходят на исходные позиции на шоссе и двигаются вдоль автострады на запад. Уже через полчаса, в 16.30, они разворачиваются для атаки деревни Капань на шоссе. Имевшаяся у немцев в Капани зенитка выходит из строя, возможно, вследствие действий пехоты 82-й мед (по донесениям, это происходит до атаки танков). Этот факт делает атаку деревни КВ и Т-34 несложной задачей. Наличие позади Капани моста через овраг совсем не внушало энтузиазма немецкой пехоте. В докладе 25-й тбр результат атаки на Капань обозначен фразой: «Пр-к, бросая пулеметы, орудия и машины, бежал из деревни».
Танки 25-й тбр понеслись по шоссе дальше, к Дорохово. Однако, к сожалению, этот порыв не был поддержан пехотой. В результате хороший шанс взять Дорохово и блокировать важный узел дорог оказался упущен. При этом части 82-й мед ошибочно донесли о занятии Дорохово уже в 16.00. Факт удержания немцами Дорохово подтверждается и немецкими документами, и документами 25-й тбр.
Полкам 82-й мед удалось выйти на подступы к деревне, охватить ее с юга и взять под обстрел ключевое для немцев шоссе на Рузу. Как указывалось в отчете о действиях 78-й ид: «Дорога на Рузу […] оказалась под огнем русских стрелков, пулеметов и артиллерии».
Потери 25-й тбр за первый день наступления составили 1 КВ подбитым, 2 Т-34 пропавшими без вести и 1 Т-34 подорвавшимся на мине. По ЖБД танкового полка к утру 27 октября также не вернулся из боя 1 КВ, командиром экипажа в котором был снятый утром с должности командира батальона капитан Синяговский. Уничтожение этой машины зафиксировано в ЖБД 7-й пд: «18:30 – тяжелый танк противника прорвался до Дорохово, где уничтожен». Так примерно за сутки капитан пережил досрочное назначение на полк, отстранение и гибель в бою.

16 Армия


По данным штаба фронта потери 16-й армии с 21 по 31 октября составили 1023 человека убитыми, 820 человек ранеными и 2979 человек пропавшими без вести, всего же армия К.К. Рокоссовского с учетом всех причин (включая заболевших) потеряла 4952 человек. В дополнительных донесениях 16-й армии фигурирует еще 1288 и 262 человека общих потерь, что в сумме дает 6,5 тыс. человек, потерянных армией за последнюю декаду октября. 16-я армия (как будет показано далее), отнюдь не являлась лидером в отношении потерь.
Подводя черту под оборонительными действиями 16-й армии на Волоколамском направлении, следует подчеркнуть, что изначально советские войска, занявшие 35-й УР, имели преимущество в отношении подготовки своих позиций к боям. Поворот немцев на Калинин дал 316-й сд несколько лишних дней на укрепление обороны. С другой стороны, после паузы последовали атаки сразу двух танковых дивизий немцев (2-й и 11-й тд). Причем их удар пришелся по «севшим на колышки» под Болычево левофланговым частям 16-й армии. Т. е. инженерная подготовка обороны на направлении главного удара противника оказалась объективно хуже.
Потеря Волоколамска в немалой степени объясняется тем, что уже запланированный для ввода в бой за него резерв, 28-ю тбр, пришлось на ходу разворачивать ввиду прорыва немецких танков на Скирманово. В других обстоятельствах 28-я тбр, несомненно, сказала бы веское слово на подступах к Волоколамску.

18сд - 26.10 В 9.00-9.30 последовала артподготовка, за ней – налет «катюш», после которого в атаку пошли танки с ротой пехоты из 18-й сд (мотострелки 28-й тбр еще не подошли). Атака предсказуемо отражается немцами, на поле боя остаются 1 КВ и 5 Т-34 (в том числе 4 сгоревшими), повреждения получают еще 2 КВ, 3 Т-34 и 1 Т-40. Причиной успеха немцев в обороне, очевидно, является наличие в боевой группе в Скирманово 8 8-мм зениток и др. артсистем, успешно дотащенных от Рузы полугусеничными тягачами. Бригада К.А. Малыгина переходит к обороне, это решение подтверждает Маландин.
27.10. В ЖБД бригады этот эпизод назван «танковый бой накоротке в районе Рождествено-Скирманово», выбить немцев из Скирманово не удается. В свете отсутствия бронебойных снарядов это уже удивления не вызывает. В тот же период 18-я сд занимает позиции на периметре занятого немцами скирмановского плацдарма, седлая одновременно Волоколамское шоссе. В те же дни под Истрой сосредотачивается свежая «сибирская» 78-я сд А.П. Белобородова, укомплектованная по довоенному штату (14 тыс. человек), что позволяет обезопасить Истринское направление. Резервами за спиной войск К.К. Рокоссовского также становятся восстановленная 126-я сд и прибывшая с востока страны 58-я тд генерал-майора А.А. Котлярова. После двух безрезультатных попыток 28-й тбр выбить противника из Скирманово советские и немецкие части переходят к обороне. Борьба за нависавший над шоссе скирмановский плацдарм возобновится уже в ноябре.

38сд -

108сд -

112сд -

214сд -

316сд - 26.10 Единственным резервом, которым располагал И.В. Панфилов для контратак на захваченные плацдармы, являлся батальон Момыш-Улы. Людей подняли по тревоге и, даже не успев нормально покормить, бросили к плацдарму у Тимково. Приданная батарея 857-го артполка застряла в долине р. Городня, и батальон остался без поддержки (опять же к вопросу о том, кому больше мешала распутица). Противник уже успел закрепиться на высотах перед плацдармом, и сбить его с них представлялось малореальным. Усугубилась ситуация отказом оружия, Момыш-Улы пишет в своем отчете, что 4 станковых пулемета ДС-39 отказали в работе. Кроме того, немцы использовали осветительные ракеты, бойцы и командиры батальона Момыш-Улы оказывались перед ними как на ладони. Атакующие же противника в наступивших сумерках уже не видели. Неудача контратаки добила уже смертельно уставших людей, батальон пришлось собирать по частям, хотя потери оказались сравнительно невелики – около 20 человек убитыми и ранеными. Повторение атаки утром следующего дня успеха вновь не имело, ДС-39 вновь отказывались стрелять старыми патронами с латунной гильзой. В 12.00 батальон Момыш-Улы переходит к обороне.
Однако не следует думать, что 26 октября уже произошел развал обороны советских войск на подступах к Волоколамску. Правый фланг 1077-го полка 316-й сд отошел на Ламу и закрепился вполне устойчиво и даже результативно контратаковал. В ЖБД V АК указывалось: «Уже находящиеся на восточном берегу Ламы подразделения, создавшие вечером 26.10 плацдарм у Алферьево, приходится отвести назад под сильным давлением противника» Полк вообще серьезно пострадал, по отчетным данным потери 1073-го полка с 23 по 31 октября 1941 г. составили 198 человек убитыми, 175 ранеными и 1068 пропавшими без вести

21тбр -

22тбр -

127тбр -

19 Армия


50сд -

89сд -

91сд -

166сд -

244сд -

20 Армия


73сд -

129сд -

144сд -

229сд -

22 Армия


126сд - Резервами за спиной войск К.К. Рокоссовского также становятся восстановленная 126-я сд и прибывшая с востока страны 58-я тд генерал-майора А.А. Котлярова.

133сд - Бои на рубеже Бычек, Солеевка, Миленино, Солдатское.

174сд -

179сд -

186сд -

256сд -

24-я Армия


19сд -

103сд -

106сд -

139сд -

170сд -

309сд -

144тбр -

146тбр -

29 армия


178сд -

243сд -

246сд -

252сд -

30 армия


162сд -

242сд -

250сд -

251сд -

31-я Армия


5сд -

110сд -

119сд -

247сд -

249сд -

32-я Армия


2сд -

8сд - Часть оставшихся в живых бойцов пополнила партизанские отряды, часть вышла к своим. Фактически как регулярное воинское формирование была уничтожена 6-7 октября 1941 года.

29сд -

140сд -

33-я Армия

Потери 33-й армии в целом с 21 октября по 1 ноября 1941 г., по данным штаба фронта, составили 587 человек убитыми, 3051 пропавшими без вести, 1828 ранеными, а всего с учетом всех причин – 6107 человек[84]. Данные эти, очевидно, не включают катастрофу 110-й сд 20 октября (за период 10–20 октября донесения из 33-й армии не поступило).

17сд - С 22.10.1941 года по 18.12.1941 г дивизия держала оборону на рубеже Стремилово по восточному берегу реки Нары (сейчас там установлен памятный знак — рубеж обороны «Стремиловский рубеж»).

18сд - С 26 октября по 18 ноября 1941 г. в районе Скирмановских высот вели оборонительные бои воины 18 и 78 стрелковых дивизий.

60сд -

113сд - К 31 октября - 1950 человек

173сд -

1гв.мсд - 27.10, выполняя указание об охвате Наро- Фоминска 1-я гв. мед наступает в обход города 175-м полком с севера, но была остановлена огнем на северо-западной окраине. Время на обход и охват противника в Наро-Фоминске оказывается уже упущено.
29.10 на 29 октября насчитывала 7628 человек
5тбр - 26.10 Участие в бою бронетехники не принесло ощутимого результата. 5-я тбр потеряла за 26 октября шесть «тридцатьчетверок» (1 сгорела, 2 подбиты и 3 оставлены на поле боя), 3 КВ (1 не вернулся из боя, 2 подбиты)

43-я Армия


53сд -

149сд -

211сд -

222сд -

145тбр -

148тбр -

17тбр -

49-я Армия


194сд -

220сд -

248сд -

303сд -

29кд -

31кд -

147тбр -

Соединения фронтового подчинения


5гвсд -

134сд -

152сд -

45кд -

50кд -

53кд -

101мсд -

107мсд -

126тбр -

128тбр -

143тбр -

9тбр -

24тбр -

5вдк -




Юго-Западный фронт 26-31 октября 1941 года



5 армия


22мк 19тд -

22мк 41тд -

20тд -

35тд -

62сд -

204вдб -

200сд -

8сд -

193сд -

195сд -

45сд -

228сд -

124сд -

131сд(мд) -

215сд(мд) -

26 армия


165сд -

41сд -

159сд -

227сд -

141сд -

199сд -

301сд -

264сд -

289сд -

7сд(мд) -

37 армия


206сд -

295сд -

284сд -

175сд -

147сд -

171сд -

28сд -

87сд -

38 армия


116сд -

196сд -

97сд -

300сд -

297сд -

47тд -

212сд(мд) -

37кд -

Фронтовой резерв


3кд -

14кд -

34кд -

304сд -

81сд(мд) -

40 армия
Переходит к обороне на рубеже Тим, Мантурово, Скородное, Бехтеевка, Беляны, Ефремовка

293сд -

135сд -

10тд -

2вдк -

3вдк -

5 птабр -




Южный фронт 26-31 октября 1941 года


28.10 В ночь на 28.10 войска фронта отходили правым крылом на новый оборонительный рубеж, продолжали бои с пр-ком р-не Зугрэс, Сердитое и вели боевую разведку на левом крыле фронта.
Пр-к ночью продолжал наступление в направлении Чистяково, не проявляя активности на остальных участках фронта.
29.10 Противник, прорвав фронт стыке между 18 и 9 А районе Степановка, Куйбышево, распространяется на северо-восток.
30.10 Пр-к силою до трех пд с танками овладел районом Сердитое и продолжает развивать наступление на Чистяково. Одновременно до одной мотодивизии и одной танковой дивизии овладели Куйбышево и наступают направления Дьяково.
На ростовском направлении остается прежняя группировка в составе двух танковых и одной мотодивизии
31.10 В ночь на 31.10 войска фронта удерживали занятые рубежи, отходя центром на новый оборонительный рубеж Кондратьевский, Ольховатка, Веселый, Княгиневка, Ново-Павловка, (иск.) Дьяково.
Отряды прикрытия вели бой с передовыми частями пр-ка сев.-зап. Артемовск и в р-не ст. Рассыпная. На остальных участках фронта ночью пр-к активности не проявлял.

9 армия

28.10 Части 9 А в ночь на 28.10 обороняли занятые рубежи и вели усиленную разведку. Результаты разведки уточняются.
Пр-к перед фронтом 9 А ночью активности не проявлял.
Авиаразведкой отмечено скопление до 500 автомашин и легких переправочных средств пр-ка в р-не Успенская.
К утру 28.10 положение частей 9 А – без перемен
31.10 В ночь на 31.10 обороняла прежние рубежи и производила перегруппировку к правому флангу.
Пр-к передовыми частями вышел к переднему краю обороны 9 А в районах сев.-вост. и восточнее Куйбышево – силами до двух б-нов с 5 танками, и западнее Чистополье – до б-на с 8 танками.

30сд - 31.10 Обороняла рубеж Дубровка, Мартыновка (3 км зап. Желобок).

51сд - 31.10 Со ст. Каменская на ст. Криндачевка (р-н Красный Луч), в пути 1 эшелон.

150сд - 26.10 648 кап передать в подчинение начальника артиллерии 9 армии.
31.10 На марше р-н Власово-Буртовка, Денисово – Алексеевка, Киевский.
Новочеркасское кавучилище на марше р-н Крутой Яр.

176сд -

218сд -

296сд - 26.10 На линии Михайловка, Верх. Крынка

92отб -

12 Армия

31.10 Части 12 А в ночь на 31.10 укрепляли и обороняли рубеж Драновка, Артемовск, Зайцево, (иск.) Кондратьевский, удерживая сильными отрядами Горловка.
Пр-к ночью подтягивал силы р-не Рай-Александровка, Никифоровка, Приволье, Михайловка, Пятихатка (4 км южн. Горловка).
          130 мсб обороняет южн. окр. Горловка.
3/2 гмп выдвигается р-н Артемовск.
Бепо № 3 выдвигается р-н ст. Роты (16 км ю.-в. Артемовск).
Штарм 12 – Серго.

15сд - 28.10 Выходила на промежуточный рубеж Криворотовка, Часов Яр, Дзержинск.
30.10 Обороняется на фронте Еленовка, Артемовск, (иск.) Зайцево. Ширина полосы около 30 км. В полосе предполья должна иметь не менее трех усиленных сб, не менее одного сб – в резерве ксд за правым флангом. Для обороны переднего края главной полосы остается пять сб, что в среднем даст один сб на 5-6 км фронта. Дивизионной артиллерии нет. Необходимо усиление действиями бепо № 3, действующего в направлениях ст. ст. Пшеничная и Доломит.
31.10 Обороняет рубеж ст. Ступки, Артемовск, (иск.) Зайцево (южн.).
Штадив – Клиновое

74сд - 28.10 Выходила на основной оборонительный рубеж пос. им. Кирова, Никитовка, Горловка, Пятихатка
30.10 С 130 мсб обороняет фронт Жованый, Никитовка, Поклонская. Ширина полосы около 20 км. В полосе прикрытия должна иметь до трех сб и не менее одного сп – в резерве ксд за левым флангом. Для обороны переднего края главной полосы остается четыре сб, что даст один сб на 4-5 км фронта.
Артиллерия – 6 ап.        Так, в одном налете на противника в р-не с. Белая Глина командир 3 батальона 360 сп 74 сд т. Проценко уничтожил 150 итальянских солдат и офицеров.
Такой же налет в ночь на 30 октября был сделан подразделениями 130 мотострелкового батальона в с. Михайловка. В результате налета уничтожено до 2 эскадронов лошадей противника, убито 20 солдат и офицеров, захвачены винтовки, пистолеты, 3 тысячи патронов, 120 гранат, взято в плен 2 тяжело раненных офицера. Подразделения, участвовавшие в налете, вернулись без потерь, за исключением 6 человек легкораненых, которые отказались идти в госпиталь и остались на своих боевых местах
31.10 К исходу дня 30.10 вышла на рубеж Зайцево (южн.), Никитовка, Калининск, Поклонское (2 км с.-в. Кондратьевский), имея ПО р-нах пос. им. Артема, Таганрогский (2 км южн. Горловка).
Штадив – Луганское.

230сд - 28.10 Выходила на промежуточный рубеж Пискуновка, Приволье, (иск.) Криворотовка
30.10 Обороняется на фронте Драновка, Анновка, Новокузьминовка. Ширина полосы около 35 км. В полосе предполья должна иметь не менее 2-х сб. Не менее одного сб должна иметь в резерве ксд за левым флангом. Для обороны переднего края главной полосы остается шесть сб, что в среднем дает один сб на 5-6 км фронта. Артиллерия – 1/370 гап.
31.10 Обороняла рубеж Драновка, Раздоловка, (иск.) ст. Ступки.
Штадив – Берестовая

261сд - 29.10 Армейский резерв – 261 сд, до окончания формирования в Ворошиловграде, с последующим выдвижением на фронт в центре или на левом фланге, и тяжелый дивизион 8 гмп – в Серго. Для создания большей плотности боевого порядка в обороне необходимо ускорить формирование 261 сд и окончательно решить вопрос о воссоздании 273 сд.
31.10 На ст. Криндачевка прибыл и разгружен 1 эшелон. Перевозка закончена

273сд -

274сд -

30кд - 28.10 Занимала прежнее положение. С выходом частей армии на основной оборонительный рубеж сосредоточивается р-не Луганское.
30.10 (два полка) на марше к утру 31.10 р-не Дебальцево, положение остальных частей дивизии уточняется.

15тбр -

18 армия

26.10 Продолжает удерживать занимаемый рубеж, имея свою правофланговую 296 сд на линии Михайловка, Верх. Крынка
28.10 Части 18 А в ночь на 28.10 продолжали бой с пр-ком р-нах Сердитое, Степановка, задерживая продвижение пр-ка в направлении Чистяково.
Пр-к ночью продолжал наступление вдоль шоссе на Чистяково и, оттеснив понесшие большие потери части 38 кд, овладел Сердитое
30.10 В течение последних дней ожесточенными боями сдерживает наступление превосходящих сил пр-ка и понесла большие потери, введя в бой все имеющиеся в наличии резервы.
Ведя упорные сдерживающие бои, отходит на рубеж Кондратьевский Рудник, Еленовка, раз. Кулинацкий, р. Миус, имея промежуточный рубеж раз. Кулинацкий, Рассыпная, м. Снежное, Дмитриевка.
31.10 Части 18 А в ночь на 31.10 отходили на новый оборонительный рубеж (иск.) Кондратьевский, Ольховатка, Княгиневка, Ново-Павловка, (иск.) Дьяково.
2/2 гмп с 30.10 – р-не Красный Луч.
Бепо «За Родину» и № 8 – ст. Ровеньки.
Штарм 18 – Орехово (25 км с.-в. Красный Луч).
Пр-к ночью на фронте 18 А особой активности не проявлял

4сд -

96сд - 31.10 Одним сп с 1/437 кап р-не Ново-Павловка прикрывали отход и занятие рубежей 383 и 395 сд, двумя полками р-не Есауловка обеспечивает левый фланг армии и стык с 9 А.

99сд -

130сд -

164сд -

10 армия


393сд -

411сд -

38кд - 27.10 Примеры организованности, стойкости и упорства в бою показала 38 кд. 27 октября части дивизии, перейдя в контратаку против наступающего врага, уничтожили немецкую пехоту. Бежавшие в панике фашисты побросали на поле боя много винтовок, пулеметы и минометы.
Мужественно руководили боем командир 148 кп майор Елунин и военком старший политрук Тищенко. Несмотря на ранение в голову, тов. Елунин до конца боя оставался в строю, воодушевляя своим примером бойцов и командиров. Отличии работала батареи 1 сп, расстрелявшая около 25 машин с пехотой противника на шоссе у Зугрэс. Решением Военного совета фронта тов. Елунин награжден орденом Красного Знамени.
28.10 Оставив под натиском пр-ка Сердитое, вела бой на рубеже вост. окр. Сердитое, Фрунзе с пр-ком силою до мотополка. удерживает рубеж шахта 14, шахта 30, Криваченко. Ее боевая способность ввиду больших потерь сильно понижена
29.10 В боях 29 октября части 38 кд и 383 сд показали героизм и бесстрашие в упорной борьбе с противником, нанеся ему большие потери. В районе Ольховчик уничтожено до батальона противника, в районе Алексеево-Орловка уничтожено до двух рот фашистов. Двумя залпами 2 дивизиона 2 гмп уничтожено до двух батальонов противника с артиллерией.
31.10 Заняла с.-в. берег р. Миус, имея правый фланг 4 км ю.-з. Фащевка, левый фланг у слияния рек Миус и Миусик.
ПО 38 кд р-не ст. Рассыпная ночью вели бой с пр-ком.

49кд -

Соединения фронтового подчинения


136сд - 26.10 291 ап (без 4 и 5 батарей) придать 30 сд
27.10 Дивизия обороняла рубеж Петровский, Миллерово, Крюково. К вечеру танки противника, при поддержке пехоты, окружили и атаковали 7 и 9 роты 3 батальона 541 сп. Мужественные пехотинцы не дрогнули перед лицом опасности, и атака была отбита. Поставив задачу сломить оборону этих подразделений, фашисты предприняли три атаки подряд. Но все атаки были отбиты с большими потерями для врага.
30.10 Район Дьяково

2тбр - 31.10 На марше р-н Дмитриенко.

130тбр -

131тбр -

50отб -

58отб -

62отб -

67отб -

69отб -

71отб -




Северо-Западный фронт 26-31 октября 1941 года



11 армия


26сд -

84сд -

182сд -

202сд -

254сд -

28мсп -

8тбр -

27 армия


23сд -

33сд -

181сд -

183сд -

1291сп (4сд) -

28тд -

34 армия


163сд -

188сд -

245сд -

257сд -

259сд -

262сд -

85отб -

103отб -

108отб -

Новгородская оперативная группа


180сд -

185сд -

305сд -

3тд -

Соединения фронтового подчинения


25кд -

46кд -

54кд -

125тбр -

87отб -

110отб -

112отб -

116отб -




Отдельные армии 26-31 октября 1941 года



4 армия


30сд -

51сд -

150сд -

176сд -

218сд -

296сд -

92отб -

7 Армия


15сд -

74сд -

230сд -

261сд -

273сд -

274сд -

30кд -

15тбр -

51 армия


4сд -

96сд -

99сд -

130сд -

164сд -

52 армия


393сд -

411сд -

38кд -

49кд -

Приморская армия


136сд -

2тбр -

130тбр -

131тбр -

50отб -

58отб -

62отб -

67отб -

69отб -

71отб -




Карельский фронт 26-31 октября 1941 года



14 армия


42 СК -

42 СК 104сд -

42 СК 122сд -

1мсп (1тд) -

14сд -

52сд -

186сд -

107отб -

Мурманская сбр -

Кемская оперативная группа


27сд -

54сд -

88сд -

5 брмп -