Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ! - - - 9 МАЯ 1945 ГОДА

Боевые донесения, разведсводки и приказы за ноябрь 1943 года

Отчет
начальника инженерных войск
13-й армии
начальнику штаба инженерных войск
1-го Украинского фронта
об инженерном обеспечении
форсирования р. Днепр с хода
войсками армии
в сентябре 1943 года
(21 ноября 1943 г.)



СЕКРЕТНО

ОТЧЕТ
ПО ФОРСИРОВАНИЮ р. ДНЕПР НА УЧАСТКЕ ст. ИОЛЧА,
ГЛЫБОВО В ПОЛОСЕ НАСТУПЛЕНИЯ 13-й АРМИИ1

          В связи с тем, что войска армии с хода и на широком фронте приступили к форсированию р. Днепр, границу между периодом подхода к реке и подготовительным периодом указать трудно, так как одновременно с форсированием р. Днепр производились ремонт дорог, просадка новых маршрутов, строительство мостов и проч.
          Задача инженерного обеспечения подхода к р. Днепр и подготовительного периода заключалась в том, чтобы обеспечить дорогами и путями для эвакуации и подвоза, подтянуть табельные переправочные средства в районы сосредоточения, инженерные части придать соединениям для взаимодействия.
          В этот период – к 17.9.43 г. – в армии находились:
          – 7-я штурмовая инженерно-саперная бригада в составе 31-го, 33-го и 35-го штурмовых инженерно-саперных батальонов (два батальона – 32-й и 34-й штурмовые инженерно-саперные батальоны – временно были приданы 61-й армии и обеспечивали переправами ее войска через р. Десна в районе Короп);
          – 275-й армейский инженерный батальон и девять дивизионных саперных батальонов.
          Инженерные части армия распределялись:
          33-й штурмовой инженерно-саперный батальон придан 15-му стрелковому корпусу с задачей обеспечить переправами через р. Днепр с распределением рот – по одной роте на дивизию первого эшелона и одна рота в резерве корпусного инженера;
          31-й штурмовой инженерно-саперный батальон придан 17-му гвардейскому стрелковому корпусу с задачей обеспечить переправу войск корпуса [через р. Десна] в районе Надиновка, отремонтировать дороги в полосе корпуса и одной ротой строить мост совместно с 35-м штурмовым инженерно-саперным батальоном;
          35-й штурмовой инженерно-саперный батальон производил постройку балочного деревянного моста через р. Десна в районе Надиновка;
          275-й армейский инженерный батальон одной ротой и 50 % переправочного парка МДП А-32 обслуживал 129-ю танковую бригаду, одной ротой оборудовал командный пункт штаба армии, одна рота находились в резерве начальника инженерных войск армии.
          Все инженерные части находились в боевых порядках соединений.
          Два батальона 7-й штурмовой инженерно-саперной бригады и 50-й моторизованный понтонно-мостовой батальон после пропуска войск 61-й армии должны были возвратиться обратно. 49-й моторизованный понтонно-мостовой батальон, 1-й и 7-й батальоны инженерных заграждений 1-й гвардейской бригады специального назначения находились на подходе.
          До подхода к р. Днепр войска армии форсировали р. Десна в районе Короп, р. Сейм, р. Десна на участке Чернигов, Моровск, отчет о форсировании которых представлен 30.10.43 г. за № 020883.
          Произведенной инженерной разведкой установлено, что оборонительных сооружений как по восточному, так и по западному берегу р. Днепр противник не создал. Лишь на отдельных участках в районе железнодорожного и деревянного мостов, а также из населенных пунктов, расположенных вблизи берега, противник ведет пулеметный огонь. Из глубины артиллерийским и минометным огнем обстреливает реку и подступы к р. Днепр.
          Мосты, баржи – уничтожены. Рыбацкие лодки частично приведены в негодность. Исправных сравнительно мало.
          Лесоматериала для устройства плотов имеется в достаточном количестве.
          Ширина р. Днепр колеблется на различных участках от 190 до 350 м. Берега пологие, песчаные, поросшие мелким кустарником, служащим хорошей маскировкой. Разведка уточнила места пунктов переправ и наметила колонные пути, которые в дальнейшем при их улучшении и ремонте служили постоянно действующими дорогами.
          На основе инженерной разведки командование и общевойсковые командиры приняли окончательное решение на форсирование.
          К 24.00 21.9.43 г. войска армии левым флангом в составе 17-го гвардейского стрелкового корпуса и к 24.00 22.9.43 г. правым флангом в составе 15-го стрелкового корпуса подошли к р. Днепр. 28-й стрелковый корпус прикрывал правый фланг армии с севера ввиду того, что армия глубоко вышла вперед и были угроза флангу в случае контратак противника.
          В силу того, что форсирование р. Днепр совершалось на широком фронте при отсутствии дорог и по песчаному грунту, а местами по сыпучему песку, инженерные части армии произвели большую работу по улучшению дорог, устраивая хворостяную выстилку. Всего было проложено новых дорог около 200 км, из них около 30 км выложены (улучшены) хворостом и частично – плетнями.
          Практика показала, что уложенный на песчаный грунт хворост с незначительным добавлением соломы или сена и присыпанный увлажненным песком улучшает дорогу, которую возможно эксплуатировать довольно длительное время. 1 кубометр хвороста и 30-40 кг соломы или сена на 10 м дороги могут быть признаны хорошей дозировкой […]
          На расцвете 22.9.43 г. части 17-го гвардейского стрелкового корпуса на участке Нижн. Жары, Старо-Глыбов и на рассвете 23.9.43 г. части 15-го стрелкового корпуса на участке железнодорожный мост, Сивки с хода и на широком фронте приступили к форсированию р. Днепр.
          К этому времени было собрано 25 плотов из бревен и бочек, 42 рыбацкие лодки, 2 баржи и 4 десантных лодки А-3. Общая грузоподъемность переправочных средств составила 45.5 тонны и две баржи грузоподъемностью 85 тонн.
          Другие табельные средства переправы к этому сроку были на подходе, а парки Н2П действовали через р. Десна.
          Противник оказывал сильное огневое сопротивление из районов: железная дорога, м. Комарин, Нижн. Жары и Теремцы, но был выбит из этих пунктов подразделениями, переправившимися севернее и южнее этих мест.
          Передовые отряды усиленные артиллерией, успешно продвигались на запад, расширяя захваченный плацдарм. Для пропуска главных сил и для транспорта приступили к наводке понтонного и постройке деревянных мостов. Прибывшее переправочное имущество использовалось как паромные переправы. К этому же времени [27.9.43 г.] прибыли все инженерные части […].
          Всего в этот период [к 27.9.43 г.] действовало 12 пунктов переправ […].
          Общая грузоподъемность всех переправочных средств составила 483 тонны, в том числе табельные средства – 356 тонн и подручные – 127 тонн за один рейс. Эти переправочные средства были способны переправить на всех 12 пунктах за один рейс: личного состава – 1850 человек, дивизионной артиллерии и автомашин – 85 единиц, противотанковых орудий – 45 единиц, станковых пулеметов – 185 штук, подвод – 72 подводы […].

ВЫВОДЫ

          1. Форсирование больших водных преград, как реки Сейм, Десна, Днепр и Припять, частями 13-й армии проводилось впервые.
          2. Во всех случаях перед началом форсирования проводилась инженерная разведка дивизионными и полковыми саперами, а также саперами инженерных частей армии и офицерской разведкой штаба инженерных войск.
          Инженерная разведка ставила своей целью:
          а) выбор мест форсирования на подручных средствах, легких и тяжелых табельных переправочных средствах, а также мест постройки стационарных балочных мостов;
          б) выявление всех подручных средств на восточном берегу рек и наличие других материалов, могущих быть использованными для форсирования;
          в) ремонт подручных переправочных средств и сосредоточение их в районах переправ;
          г) разведка и привешивание подъездов к переправам, а также определение объема работ по ремонту подъездов.
          3. Форсирование водных преград во всех случаях проводилось на широком фронте одновременно, что способствовало успешному выполнению задач командования, так как противник вводился в заблуждение и не мог точно определить истинное место переправы главных сил и организовать на этом участке какие-либо серьезные контратаки.
          4. Благодаря тому, что весь личный состав инженерных частей и общевойсковых соединений был заранее подготовлен и ориентирован на решение столь важных задач – форсирование больших рек в основном на подручных средствах, при ограниченном количестве табельных переправочных средств, и благодаря решимости во что бы то ни стало выполнить приказ командование – поставленные задачи были выполнены успешно.
          5. При форсировании водных преград во всех случаях применялся метод наращивания переправочных средств, а именно:
          а) подручные переправочные средства усиливались легкими табельными переправочными средствами;
          б) легкие табельные переправочные средства усиливались тяжелым парком Н2П;
          в) тяжелые табельные переправочные средства усиливались путем постройки стационарных балочных мостов.
          6. Переправа войск и материальной части через водные преграды проводилась под непрерывным воздействием артиллерийского и минометного огня и авиации противника. Переправы разрушались, материальная часть выводилась из строя, но благодаря самоотверженной работе саперов и понтонеров переправы восстанавливались и переправа войск не прекращалась.
          7. При постройке балочных мостов в широких масштабах применяли практику мобилизации плотников из гражданского населения и гужевого транспорта для подвозки лесоматериалов.
          Строительный материал заготавливался и подвозился к месту работ (не во всех случаях) заблаговременно, а с захватом плацдарма сразу же приступали к постройке мостов.
          8. К недостаткам при форсировании водных преград следует отнести:
          а) в начальный период было недостаточное количество легких табельных переправочных средств;
          б) недостаточное количество тяжелых табельных переправочных средств;
          в) отсутствие транспорта для маневрирования даже теми ограниченными табельными средствами, которые имелись в войсках, так как 49-й и 50-й отдельные моторизованные понтонно-мостовые батальоны своего транспорта не имели;
          г) отсутствие горючего также являлось одним из факторов, тормозящих своевременную переброску табельных переправочных средств от одного водного рубежа к другому;
          д) несвоевременное и недостаточное прикрытие районов форсирования средствами противовоздушной обороны и прикрытие с воздуха, что приводило к излишним потерям в живой силе, транспорте и технике. Особенно это ощущалось в период с 3.10.43 г.;
          е) в начальный период форсирования водных преград недостаточно четко была организована комендантская служба […].

Начальник инженерных войск 13-й армии
полковник КОЛЕСНИКОВ


Начальник штаба инженерных войск 13-й армии
подполковник ДЕНИСЮК


21 ноября 1943 г.4
Ф. 361, оп. 19754с, д. 4, лл. 389-393. Машинописная копия.

1 Документ публикуется с сокращением.
2 Так в документе.
3 Отчет в настоящем выпуске Сборника не публикуется, т. к. вопросы форсирования рек с хода в этом отчете не отражены.
4 Дата установлена на основании препроводительного отношения к данному документу.

Краткая сводка
обобщенных выводов
из опыта боевых действий
войск Южного фронта
за сентябрь 1943 г.
[при преследовании
отходящего противника
в операции
по освобождению Донбасса]
(22 ноября 1943 г.)



КРАТКАЯ СВОДКА ОБОБЩЕННЫХ ВЫВОДОВ из ОПЫТА
БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ВОЙСК ЮЖНОГО ФРОНТА за СЕНТЯБРЬ
1943 г. [при ПРЕСЛЕДОВАНИИ ОТХОДЯЩЕГО ПРОТИВНИКА
в ОПЕРАЦИИ по ОСВОБОЖДЕНИЮ ДОНБАССА]

В сентябре 1943 г. войска 4-го Украинского фронта (в то время Южный фронт) в основном вели бои по преследованию отходящего противника. После прорыва нашими войсками миусского оборонительного рубежа противника и к моменту ликвидации его таганрогской группировки, т. е. к 1 сентября, была создана вторая угроза окружения войск противника в восточной части Донбасса – в районе Ворошиловск, Чистяково. Израсходовав в значительной степени свои оперативные резервы, находившиеся перед Южным фронтом в предшествующих июльских и августовских боях, и вынужденный к переброске остатков этих резервов на другие участки фронта, противник под влиянием вновь созданной угрозы окружения принужден был начать отвод всей своей донбасской группировки на запад и к очищению Донбасса.
Приняв решение на отвод своих войск, противник стремился к тому, чтобы произвести его планомерно и при этом выиграть время, необходимое для эвакуации Донбасса и для подготовки основного оборонительного рубежа по р. Молочная, дальше которого он не предполагал отходить. Рубеж Константиновка, Сталино, р. Кальмиус, который к этому времени был уже в значительной мере усилен инженерными сооружениями, противник предполагал использовать только как сильный промежуточный рубеж для того, чтобы на нем ослабить быстрый темп преследования наших войск и выиграть время. Свои тыловые учреждения, корпусные штабы, гражданское население он сразу же начал эвакуировать за линию Орджоникидзе, Сталино, Волноваха, Мариуполь.
За период с 1 по 20.9.43 г. армии Южного фронта, преследуя отходящего противника, прошли около 300 км при среднем темпе наступления 10-15 км в сутки.
Основными видами боевых действий в сентябре были: преследование отходящего противника с боями передовых отрядов с арьергардами противника, бои на промежуточных рубежах и бои за крупные промышленные города Донбасса.
Своеобразие боевых действий за этот период выразилось в следующем:

А. ПО ДЕЙСТВИЯМ ПРОТИВНИКА
(Организация отхода и тактика арьергардных боев противника)

1. Боевые действия противника при его отходе были основаны на принципе маневренной обороны. Для отвода главные силы заранее выводились из боя и направлялись по основным дорогам. Отвод их производился скачками от одного промежуточного рубежа к другому на расстояние 25-30 км и больше. Рубежами служили реки, цепь идущих в меридиональном направлении высот и населенных пунктов. В промежутке между р. Миус и р. Молочная таких рубежей было много, наиболее выгодные из них шли по рекам: Крынка, Мокрый Еланчик, Сухой Еланчик, Кальмиус, Мокрые Ялы, Берда, Гайчул. Даже не будучи усиленными инженерными сооружениями, вследствие быстрого отхода противника, эти рубежи и пункты являлись естественными препятствиями и усиливали сопротивление противника. Отдельные же промежуточные рубежи (рубеж р. Кальмиус) и города противнику удавалось основательно укрепить. Так, на восточных и северо-восточных подступах к Макеевка были заранее отрыты противотанковые рвы и окопы, установлены проволочные заграждения и железные ежи, но сплошной обороны и здесь не было. Обычно оборона на промежуточных рубежах представляла собой отдельные узлы сопротивления на различном удалении один от другого. Иногда эти узлы, а равно и промежутки между ними усиливались заграждениями.
2. Отходу главных сил, как правило, предшествовали массированные артиллерийские налеты по боевым порядкам наших войск, усиленная стрельба из пулеметов и винтовок и освещение местности ракетами. Были случаи, когда противник перед началом отхода предпринимал контратаки силою до батальона пехоты с танками. Целью этих действий являлось – создать видимость устойчивости обороны или даже перехода в наступление и, скрыв свои намерения, оторваться от наших войск, а также повлиять на моральное состояние наших бойцов. В отдельных случаях отрыв главных сил противника от наших войск производился при полной тишине. Как в том, так и в другом случае противник стремился уйти от наших войск незаметно.
В большинстве случаев отвод главных сил начинался с наступлением темноты с расчетом в течение ночи пройти до следующего рубежа и там привести войска в порядок и в готовность встретить организованным огнем наши наступающие части.
3. Отвод главных сил прикрывался сильными арьергардами, выделяемыми от каждой дивизии и действовавшими в полосе своей дивизии.
На арьергарды возлагались задачи:
– обеспечить беспрепятственный отрыв главных сил и в дальнейшем прикрывать их отход;
– не допускать просачивания наших разведгрупп и отрядов к отходящим главным силам и предупреждать внезапные удары передовых отрядов;
– на отдельных рубежах упорной обороной в течение определенного времени задерживать наши войска и принуждать их к развертыванию главных сил;
– отрядам прикрытий с приданными командами поручался увод в тыл местного населения, угон скота, подрывы и поджоги зданий, заводов, уничтожение хлебных запасов, кормов для скота, продовольствия и прочая разрушительная работа.
4. Сила и состав арьергардов для прикрытия в полосе дивизий колебались от усиленной роты до батальона, вооруженных автоматами, самозарядными винтовками; отряды усиливались 2-3 самоходными орудиями, 2-4 танками, 4-6 75-мм пушками, 2-4 противотанковыми орудиями и бронетранспортерами. В отдельных случаях для прикрытия важного в тактическом отношении направления арьергард усиливался 15-20 танками.
Так, арьергард, прикрывавший направление от Орджоникидзе, состоял из батальона пехоты 304-й пехотной дивизии, двух батарей 75-мм орудий на механизированной тяге, трех танков и шести самоходных орудий.
Арьергард, прикрывавший отход от Успеновка на Гуляй Поле, состоял из двух рот пехоты из состава 302-й пехотной дивизии, одной 75-мм батареи, шести противотанковых орудий и трех самоходных орудий.
Отряд «Дора» от 3-й горно-стрелковой дивизии – до батальона пехоты, дивизион артиллерии, 12-14 танков и 2 самоходных орудия.
Арьергарды обеспечивались автотранспортом на весь состав.
5. Арьергарды занимали оборону на широком фронте, располагаясь перед населенными пунктами, по высотам или берегам рек отдельными узлами сопротивления, при этом особое внимание уделялось прикрытию дорог. В промежутках между узлами действовали небольшие группы автоматчиков. Иногда вблизи дорог или в промежутках между узлами сопротивления противник применял танковые засады.
Обычно арьергарды вели бои в течение суток, причем наибольшее упорство проявляли в первую половину дня, иногда даже контратакуя наши передовые отряды. Сильным огнем артиллерии, самоходных орудий и танков противник пытался создавать видимость прочного удержания рубежа.
С наступлением темноты арьергарды, оставив на месте небольшие группы автоматчиков, отдельные пулеметы, отдельные кочующие орудия, отходили на машинах на новый рубеж, а оставшиеся группы непрерывной стрельбой с разных направлений создавали впечатление присутствия значительных сил. К утру оставленные группы быстро исчезали.
Такая тактика немцев при недостаточно энергичных действиях наших разведорганов1 часто позволила противнику ускользать из-под наших ударов и полностью отрываться от наших войск.
6. Отошедшие с оставленного рубежа арьергарды и отряды прикрытия на новом рубеже не оставались, а отводились в резерв. Новый рубеж, как правило, занимали арьергарды и отряды нового состава, выделяемые от главных сил, что давало возможность прежним отрядам отдохнуть, а новым вести сдерживающие бои свежими силами.
7. Обычно арьергарды на промежуточных рубежах вели короткие бои, особенно в тех случаях, когда нашим передовым частям удавалось заходить на фланги обороняющихся отрядов. На некоторых же отдельных рубежах арьергарды вели упорные бои в течение нескольких дней. Отряды 306-й и 17-й пехотных и 3-й горно-стрелковой дивизий на рубеже р. Мокрые Ялы в течение трех суток вели ожесточенные бои, контратакуя подвижными группами при интенсивной поддержке артиллерийского огня.
Сила и продолжительность сопротивления на том или ином промежуточном рубеже определялась важностью данного рубежа, готовностью последующих рубежей к обороне, общим планом отхода, а также стремительностью удара наших войск. На отдельных рубежах (рубеж р. Кальмиус) противник, чтобы на продолжительное время задержать наши войска, усиливал арьергарды вводом в действие значительной части главных сил.
8. Отход главных сил, равно как и арьергардов, производился преимущественно по шоссейным и улучшенным грунтовым дорогам. Чтобы затруднить или исключить быстрое продвижение наших войск, противник широко применял различного рода заграждения и создавал препятствия: минировал дороги, дамбы, гати, взрывал мосты, сжигал населенные пункты. Хотя эти препятствия не являлись абсолютным тормозом на пути наших войск, так как преследующие войска легко находили обходы, тем не менее темп общего продвижения они, безусловно, замедляли.
9. Несмотря на то, что отход противника производился по определенному плану, все же при отходе части противника часто приходили в расстройство, поддавались панике и двигались вразброд. В числе других мер по наведению порядка в отходящих войсках существовал порядок, по которому все оторвавшиеся от своих частей отдельные солдаты и мелкие группы немедленно включались в действующие на данном участке части и вводились в бой.

Б. ОСОБЕННОСТИ ДЕЙСТВИЯ НАШИХ ВОЙСК
ПРИ ПРЕСЛЕДОВАНИИ ПРОТИВНИКА

1. Основной особенностью наступательных действий наших войск при преследовании противника явилось широкое применение различных видов маневра как отдельными подразделениями и частями, так и крупными войсковыми соединениями. Целые армии в короткие сроки поворачивали фронт под углом 90 градусов, осуществляли захождение крылом, производили перегруппировки к флангам и такими маневрами выходили на фланги противнику, создавали угрозу тылам крупных войсковых группировок, подрывали устойчивость обороны значительных сил противника. Так, маневр 5-й ударной армии к северу, после прорыва оборонительной полосы на р. Миус, подорвал устойчивость всей группировки противника в восточной части Донбасса и вынудил его к поспешному отступлению.
2. Такие же смелые и глубокие маневры производились войсками и при преодолении промежуточных рубежей, на которых противник пытался остановить наступление наших войск. Обычно войска почти одновременно подходили к занятому противником промежуточному рубежу и немедленно приступали к прощупыванию боем его прочности. Как только определялись наиболее слабые места в созданной противником системе обороны, на эти слабые участки направлялись стрелковые части или конно-механизированные соединения, которые, прорвав оборону, устремлялись вперед, одновременно направляя удары в стороны флангов, подрывали прочность всей созданной системы и заставляли противника откатываться дальше на запад.
Таким образом, сочетанием маневра и ударов были пройдены все промежуточные рубежи вплоть до рубежа р. Молочная.
3. Как правило, преследование отходящего противника осуществлялось авангардами и передовыми отрядами, действовавшими в полосе дивизии в количестве от одного до двух, в зависимости от построения походных порядков дивизий. В основном это были пехотные подразделения и части. В одних случаях для преследования от дивизии выделялся авангард в составе стрелкового полка, усиленный дивизионной и противотанковой артиллерией, в других случаях, на направлениях, где противник при отходе оказывал незначительное сопротивление, вперед высылались передовые отряды в составе стрелкового батальона, усиленного разведывательной ротой дивизии, саперами, батареями полковой и противотанковой артиллерии и подразделениями противотанковых ружей. В отдельных случаях создавались подвижные передовые отряды. Главные силы двигались в расчлененных походных порядках по одной или двум дорогам.
4. Отсутствие в необходимом количестве автотранспорта для того, чтобы во всех дивизиях первого эшелона обеспечить передовые отряды и авангарды автомашинами, приводило к тому, что большая часть передовых отрядов передвигалась пешком, сильно изматывалась и в силу этого ослабляла темп преследования; противнику иногда удавалось отрываться от наших авангардов и иметь выигрыш во времени для закрепления на промежуточных рубежах.
В тех случаях, когда передовые отряды обеспечивались автотранспортом, их действия были стремительны, дерзки и эффективны. Они неотступно следовали за противником, смело и решительно сбивали и рассеивали его отряды прикрытия, иногда проникали за линию арьергардов, захватывали в тылу населенные пункты, громили обозы, сеяли панику и подрывали силу сопротивления противника.
Подвижный отряд одной из дивизий 5-й ударной армии в составе 70 автоматчиков и 5 танков в ночь на 31.8.43 г. совершил дерзкий налет в тыл противника, подорвал железную дорогу и заминировал шоссейную, после чего овладел Шах. № 30, Катык и в течение дня до подхода своих войск удерживал их в своих руках.
Подвижный передовой отряд 40-й гвардейской стрелковой дивизии в составе 170 человек, вооруженный 80 автоматами, 3 орудиями полковой артиллерии, 4 противотанковыми орудиями, 2 минометами 82-мм, 6 противотанковыми ружьями, 2 станковыми пулеметами, вырвавшись вперед, разгромил артиллерийскую колонну противника, двигавшуюся с севера в Орджоникидзе. Отряд уничтожил до 250 солдат, 18 автомашин, 2 полевых орудия и захватил 18 исправных полевых орудий, 4 миномета, 12 пулеметов, 5 автомашин и 135 пленных, имея своих потерь 16 человек убитыми и ранеными. В последующем быстрые и решительные действия этого отряда не раз облегчали дивизии решение больших и сложных задач по захвату крупных населенных пунктов и городов.
5. Основными тактическими приемами наступающих войск при преодолении промежуточных рубежей и отдельных опорных пунктов, при форсировании рек, в борьбе за населенные пункты и города были охваты и обходы. Эти виды маневра применяли как передовые отряды и авангарды, так и главные силы дивизий. Наилучший успех достигался в тех случаях, когда войска, пользуясь своевременными данными разведки, не задерживались перед фронтом, а, оставив впереди только прикрытие, основными силами заходили на фланги, проникали в тыл противнику и уничтожали его или вынуждали к поспешному бегству.
6. Опыт боевых действий показал, что во всех случаях, когда противник не успевал закрепить занятый рубеж, высоту или населенный пункт, весьма эффективны были ночные действия передовых отрядов и главных сил дивизий. Смелые и решительные ночные действия батальонов и полков, хорошо и точно нацеленные в светлое время, быстро приводили противника в замешательство и заканчивались его разгромом.
7. Значительным затруднением для наших войск при осуществлении преследования являлся недостаток транспортных средств. По этим причинам во многих случаях замедленно действовали передовые отряды, часто отставали артиллерия, обозы, создавались перебои в подвозе огнеприпасов, а все это вместе взятое уменьшало общий темп преследования.
Опыт боев показал, что при оперативном преследовании противника необходимо создавать механизированные подвижные отряды не только за счет мотомехчастей, но и в стрелковых дивизиях, привлекая для этой цели дивизионный и армейский автотранспорт. В частности, совершенно необходимо иметь на автомашинах разведывательные роты стрелковых дивизий, так как только в этом случае они смогут полностью выполнить свои задачи.
Для связи с главными силами необходимо передовым отрядам придавать радиостанции и мотоциклы.

Пехота

Основную тяжесть боев по преследованию вынесла на себе пехота. Пехота совершила многодневные длительные марши, часто с хода вступала в бой с противником, опрокидывала его отряды прикрытия, врывалась в его расположение, ломала сопротивление и гнала противника на запад.
Опыт боев подтвердил, что пехотные войска в основном освоили новые боевые порядки и правильно их применяют. Использование маневра как одного из необходимых средств для выигрыша боя стало обычным явлением в боевой практике многих частей и подразделений.
Но вместе с этим опыт боев показал, что некоторая часть пехотных офицеров все еще несмело идет на маневр, нерешительно применяет и обходы, придерживается тактики лобовых атак, что приводило к значительным потерям в живой силе и часто к безнаказанному уходу противника.
При быстрой продвижении вперед многие командиры батальонов и полков недостаточно энергично действовали, чтобы тянуть за собой приданную артиллерию, легко мирились с ее отставанием и в силу этого часто лишали себя артиллерийской поддержки в первых и часто решающих схватках с противником.
Слабой стороной в действиях пехоты продолжает оставаться плохое управление огнем стрелкового оружия при наступлении и, как следствие этого, совершенно недостаточное участие этого вида огня в бою. Огонь пехоты, особенно винтовок, при наступлении и главным образом перед атакой не доводится до полного напряжения и в слабой степени участвует в подавлении огневых точек противника.
Плохо организуется взаимодействие огня и движения вперед. Наступление ведется не перебежками, а медленным сплошным движением вперед и сопровождается вялей стрельбой.
Во многих подразделениях и частях при артиллерийских и минометных налетах противника не выработан навык выходить из зоны артиллерийского и минометного огня быстрым скачком вперед. Привычка к залеганию в том месте, где застал артиллерийский обстрел, как снижающая темп наступления и ведущая к излишним потерям должна быть во что бы то ни стало изжита.
Опыт боев показал, что пехота часто проявляет беспомощность в преодолении различного рода инженерных препятствий, не умеет обезвреживать минные поля, преодолевать проволочные заграждения. Привыкшая полагаться в преодолении этих препятствий на саперов, пехота часто останавливается перед препятствиями в ожидании подхода саперных подразделений и теряет инициативу в ведении боя. Для придания пехоте большей независимости в преодолении инженерных препятствий необходимо [проводить] саперную выучку пехоты.
В ходе прошедших боев обнаружилось, что взаимодействие пехоты с танками во многих случаях осуществлялось плохо. Танки и пехота, оказавшись на поле боя в соседстве друг с другом, не объединялись общей задачей, не получали общих сигналов взаимодействия и действовали порознь. Такое положение, помимо того, что снижало успех боя, в отдельных случаях приводило к тяжелый последствиям (танки 1-го гвардейского механизированного корпуса, не поняв сигнала пехоты 295-й стрелковой дивизии, нанесли ей потери в людях).

Действия артиллерии в преследовании

В период преследования полковая и дивизионная артиллерия, как правило, следовала в боевых порядках пехоты или в незначительном удалении от них и поддерживала действия передовых отрядов и авангардов, пушечные батареи полков дивизионной артиллерии придавались стрелковым полкам. В этих случаях артиллерия давала наибольший огневой результат, но в силу перебоев со снабжением горючим и доставкой огнеприпасов иногда приданные батареи и дивизионы отставали от передовых частей. В некоторых армиях в силу указанных причин, а также в силу некомплекта средств тяги и низкой маневренности отдельных истребительно-противотанковых дивизионов на конной тяге было использовано только 30-40% огневой возможности полковой и дивизионной артиллерии.
Управление полковой и дивизионной артиллерией в основном было децентрализовано; в отдельных случаях, при наличии связи, управление централизовалось в руках командующих артиллерией дивизий.
Приданные артиллерийские части на протяжении всего периода преследования находились в руках командующих артиллерией дивизий и командующих артиллерией корпусов. Управление армейскими, корпусными и дивизионными артиллерийскими группами, а также артиллерией, находившейся в противотанковом подвижном резерве, было централизовано.
При значительном отставании основной массы артиллерии от передовых отрядов и частей вследствие недостатка автотранспорта, средств радиосвязи и перебоев в снабжении горюче-смазочными материалами пехота вынуждена была задерживаться на промежуточных рубежах в ожидании подхода артиллерии и развертывания ее в боевой порядок. Таким образом, основная масса артиллерии вступала в бой на промежуточных оборонительных рубежах противника после того, как эти рубежи были в той или иной степени подготовлены к сопротивлению, что значительно осложняло работу артиллерии и снижало общий темп наступления наших войск. Ограниченная подача боеприпасов также уменьшала возможность применения артиллерии. Вследствие всех этих причин общее огневое воздействие артиллерии при преследовании противника было недостаточным.
Основным способом стрельбы для 45-мм и 76-мм орудий полковой артиллерии была стрельба прямой наводкой. В значительном количестве случаев прямой наводкой вели огонь и пушечные батареи дивизионной артиллерии. Стрельбой прямой наводкой при преследовании расстреливались огневые точки и отходящая пехота противника. Эта же артиллерия принимала на себя всю тяжесть отражения контратак танков и пехоты противника.
Новых методов стрельбы, а также применения новых видов вооружения и боеприпасов и новых приемов тактического использования артиллерийских частей и подразделений не было, за исключением противотанковых полков. Имели место случаи эффективного использования истребительно-противотанковых артиллерийских полков при преследовании противника впереди боевых порядков пехоты и конницы. 14.9.43 г. 150-й и 18-й истребительно-противотанковые артиллерийские полки, преследуя противника, вырвались вперед наших конных групп и артиллерийской атакой овладели Ягодный, Чкалов, которыми кавалерийские части овладеть не могли.

Действия конно-механизированных соединений

1. Опыт боев показал, что конно-механизированные соединения играют чрезвычайно важную роль в развитии успеха при наступлении. Представляя собой мощную силу и имея такое преимущество, как подвижность, конно-механизированные соединения в короткие сроки проникали глубоко в тыл противнику, выходили на его коммуникации, уничтожали резервы и производили полную дезорганизацию в боевых порядках крупных войсковых соединений противника.
2. В основном боевые порядки конных и механизированных корпусов, если они действовали в оперативной связи, строились параллельно один другому, причем механизированные корпуса, как обладающие более мощной огневой силой и большей маневренностью, располагались на том фланге общего боевого порядка, откуда можно было ожидать более интенсивных контратак противника. Боевой порядок конных корпусов обычно состоял из двух эшелонов: две кавалерийские дивизии в первом эшелоне и одна кавалерийская дивизия – во втором; механизированные и танковые корпуса строились в один эшелон при сильном резерве в руках командира корпуса. В таком построении боевых порядков кавалерийские и механизированные корпуса могли развивать значительной силы удары на широком фронте и вместе с тем быть готовыми к надежному обеспечению своих флангов и к отражению возможных контратак с любого направления.
3. При подвижных и скоротечных формах боя, какой обычно ведут конно-механизированные соединения, чрезвычайно большую роль играет умелая и быстрая организация взаимодействия конницы, артиллерии и танков на всех этапах операции. Опыт проведенных боев показал, что спланированное перед началом операции взаимодействие обычно хорошо осуществляется на первых этапах боя, а в дальнейшем, по мере развития боя и продвижения в глубину, значительно ослабевает. Необходимо при разработке плана общих действий предусматривать такие формы и средства управления, которые бы обеспечивали полное взаимодействие всех частей и соединений до конца операции.
4. Как правило, конно-механизированные соединения вводились в действие после того, как стрелковые войска производили прорыв обороны противника. Но были случаи, когда конно-механизированным соединениям самим приходилось завершать прорыв обороны. Такая практика нередко диктовалась обстановкой и давала положительные результаты. Но в тех отдельных случаях, когда войска встречают чрезвычайно жесткую оборону противника, которая требует длительного времени и мощных артиллерийских средств на ее преодоление, танковые и особенно кавалерийские корпуса целесообразнее отводить из первой линии до момента прорыва оборонительной полосы стрелковыми частями, это даст возможность избежать перемешивания кавалерийских и танковых частей с пехотными, что в прошлом довольно часто имело место и вело только к путанице в боевых порядках, а также предотвратит излишние потери в танковых и особенно в кавалерийских частях.
5. Следует более надежно прикрыть конно-механизированные войска с воздуха истребительной авиацией. Недостаточное прикрытие с воздуха истребительной авиацией приводило к значительным потерям людского и конского состава и материальной части от бомбардировочной авиации противника и весьма ограничивало действия конницы в дневное время.
Подтверждается необходимость и возможность использования кавалерийских частей в ночных боях. Опыт показывает, что большая часть ночных боев заканчивалась успешно.
6. При подготовке операции необходимо уделять особое внимание скрытому выдвижению корпусов в исходное положение и тщательной маскировке до начала действий. Только выполнение этого требования обеспечивает внезапность и в значительной мере предопределяет будущий успех.

Разведка в преследовании

Опыт боев показал, что одним из главных элементов боевой деятельности войск в преследовании является непрерывная разведка.
В частях, где этому вопросу уделялось серьезное внимание, не было случаев отрыва противника от наших войск. Противник непрерывно был в сфере нашего наблюдения, что давало возможность определять пути отхода его главных сил, промежуточные рубежи, на которых он пытался задержаться, своевременно вскрывать замыслы и намерения и предпринимать соответствующие меры к разгрому его.
В период преследования противника разведывательные подразделения в основном были влиты в передовые отряды, в составе которых и выполняли свои задачи.
Разведка велась наблюдением, поисками, действиями подвижных групп в тылу противника, опросом местного населения и непосредственно боем разведывательных подразделений. Одним из основных методов действий разведывательных групп и разведывательных отрядов являлись засады. Назначенные группы разведчиков выбрасывались обходными путями на автомашинах или верхом на лошадях вперед на пути отхода противника и при удобных случаях нападали на колонны, громили их и брали пленных.
Прокладывая путь наступавшим частям, разведчики неоднократно вступали в бой с превосходящими силами противника или внезапными действиями создавали панику в его рядах, освобождали населенные пункты.
В отдельных случаях разведчики производили разминирование минных полей, что давало возможность наступавшим частям не задерживаться перед этого рода препятствиями.
В целях придания разведке большей подвижности в некоторых частях были созданы подвижные отряды разведчиков. В 130-й и 221-й стрелковых дивизиях 28-й армии были созданы подвижные разведывательные отряды в составе 45 человек, в которые входили по 20-30 автоматчиков, по 4-5 противотанковых ружей и по одной 45-мм пушке. Разведывательные отряды передвигались на трех автомашинах.
В 248-й стрелковой дивизии был создан кавалерийский эскадрон из трех взводов конной разведки стрелковых полков, который использовался как разведывательный отряд на главных направлениях и в своей боевой деятельности себя полностью оправдал.
Во многих соединениях разведывательные отряды использовали трофейные автомашины и мотоциклы, захваченные самими разведчиками.
Имели место случаи применения в разведке в составе разведывательных отрядов трофейных танков. Противник, принимая танки за свои, искал у них защиты и попадал под губительный огонь.
Применялась посылка в тыл противника конных дозорных, переодетых в гражданское платье. Маскируясь под эвакуированных граждан, разведгруппы получали в период преследования ценные данные.
Особое внимание было обращено на организацию и засылку в тыл противника групп «охотников», которые своими диверсионными действиями в значительной мере дезорганизовывали противника и вместе с тем собирали много ценных данных.

Вывод:
Все перечисленные выше приемы разведки широко практиковались почти всеми дивизиями первых эшелонов. Общая активность разведывательных органов была высокой, а это в значительной мере облегчало действие войск при преследовании противника.
Крайне необходимо:
а) полученный опыт разведывательной работы при преследовании противника распространять и привить разведывательным органам всех дивизий;
б) обеспечить все разведывательные подразделения автотранспортом, чтобы придать им подвижность; отсутствие быстрых средств передвижения делает разведывательные органы при преследовании совершенно беспомощными.

Заместитель начальника штаба 4-го Украинского фронта
полковник ТАРАСОВ


Старший помощник начальника
Оперативного отдела штаба 4-го Украинского фронта
подполковник ЛЕВШУК


22 ноября 1943 г.2.

Ф. 244, оп. 20510с, д. 2, лл. 282-287. Машинописная копия.

1 Разведывательных органов.
2 Дата установлена по препроводительному отношению к данному документу.

Приказ
войскам Южного фронта
№ 0038
о мерах
по улучшению взаимодействия
наземных войск с авиацией
(6 ноября 1943 г.)



СОВ. СЕКРЕТНО

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ ЮЖНОГО ФРОНТА
№ 0038

6 октября 1943 г. Действующая армия
Содержание.   О мерах по улучшению взаимодействия наземных войск с авиацией

В период последних наступательных боев выявлен ряд существенных недочетов, свидетельствующих, что вопросы взаимодействия (главным образом обозначения) наземных войск с авиацией еще полностью не отработаны.
Пехота, как правило, плохо использует в своем продвижении вперед непрерывные и эффективные действий на поле боя штурмовиков, подавляющих артиллерию, минометы и войска противника. Вместо того, чтобы с прилетом штурмовиков немедленно продвигаться вперед, стрелковые части начинают наступать, когда самолеты уже отходят от цели, вследствие чего наши бойцы и офицеры несут напрасные потери от оживающих огневых точек противника.
Вторым существенным недочетом является плохое обозначение наземными войсками при помощи установленных сигналов положения своих частей. Во многих случаях обозначение отсутствует совершенно. Кроме того, экипажи самолетов наблюдают, что некоторые наземные части обозначают себя ракетами в тот момент, когда самолеты уже пролетают над ними, поэтому летчики не могут видеть сзади себя подаваемые сигналы и данное обозначение является практически бесполезным.
Проверкой установлено, что ракеты имеют, как правило, первые эшелоны, другие же эшелоны их почти не имеют, в результате этого в процессе боя с выбытием из строя ракетчиков обозначение теряется. Поскольку определить положение своих войск из-за отсутствия сигнала трудно, штурмовики вынуждены для просмотра наших войск делать холостые заходы без открытия огня, чем пользуется противник и сосредоточивает весь свой огонь по нашим пролетающим штурмовикам, нанося им потери.
Многие летчики отмечают, что при артиллерийских и авиационных подготовках передовые части наземных войск отстают от линии разрывов бомб и снарядов на расстояние до 1.5 км, вследствие чего возрастают потери среди наступающих войск и темп наступления снижается.
К недостаткам использования штурмовиков следует отнести поспешность постановки им задач, в результате чего отсутствует время на изучение цели, на подготовку к полету, что приводит к потерям детальной ориентировки, а в некоторых случаях и к бомбометанию по своим войскам.
В целях дальнейшего улучшения взаимодействия наземных войск с авиацией ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Командующим армиями в кратчайший срок со всеми стрелковыми дивизиями, назначенными для прорыва, провести специальные занятия по взаимодействию с авиацией, [сделав] особый упор на обучение войск обозначению себя установленными сигналами, особенно во время боя в глубине обороны противника.
2. Категорически потребовать от выделенных стрелковых дивизий стремительного продвижения вперед в период действия штурмовиков на поле боя. В свою очередь штурмовиков обязать действовать непрерывно, в заданное приказом время, максимально используя осколочные бомбы и штурмуя противника до бреющих высот.
Заходы делать, как правило, со стороны своей пехоты.
3. Обеспечить все части ударных стрелковых дивизий, в том числе разведывательные, саперные и штурмовые подразделения, в достаточном количестве ракетами, и ракетницами, и установленными сигналами, и опознавательными полотнищами.
4. Подтвердить всем частям основное требование Инструкции Генерального Штаба, что в 500 м впереди обозначенного ракетами переднего края наших войск нет и весь этот район подлежит обработке авиацией; поэтому во избежание бомбежки своих частей действующие впереди главных сил подразделения охранения и разведки обязательно должны подавать сигналы обозначения.
5. Наземным войскам обозначение ракетами подавать еще на подходе самолетов к переднему краю или когда самолеты разворачиваются, т. е. в обоих случаях ракеты выпускать тогда, когда бойцы и офицеры уверены, что летчики их увидят.
6. Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на командующего 8-й воздушной армией, начальника управления войск связи и начальников штабов армий, корпусов и дивизий.

Командующий войсками
Южного фронта
генерал армии ТОЛБУХИН


Член Военного совета
Южного фронта
генерал-полковник ЩАДЕНКО


Начальник штаба Южного фронта
генерал-лейтенант БИРЮЗОВ


Ф. 429, оп. 41674 сс, д. 1, л. 252.

Указания
штаба 6-й гвардейской армии
№ 0995
по организации связи
в лесисто-болотистой местности
(3 ноября 1943 г.)



Секретно
 

НАЧАЛЬНИКАМ ШТАБОВ КОРПУСОВ

Содержание.   Указания по устройству проводной связи, работы радиоподвижных средств связи в лесисто-болотистой местности при выпадении большого покрова снега и низкой температуре.

Опыт организации связи Северо-Западным и Калининским фронтами показал, что организация проводной и работа радиосвязи, использование подвижных средств коренным образом отличаются от организации связи других фронтов.
Поэтому при организации связи учитывать следующее.

I. Устройство проводной связи – кабельные и шестовые линии

1. Необходимо иметь в виду, что зима в районе действия армии наступает внезапно с большими морозами и большим покровом снега.
Во избежание вмерзания кабельных линий в почву кабельные линии подвешивать на шесты, жерди и местные предметы, соблюдая технические требования (правила) прокладки и подвески полевых кабельных линий в лесисто-болотистой местности (Наставление по полевым линиям связи, ст. 20-24, 40-44, 290-293).
С выпадением снега кабельные линии подвешивать, учитывая то, что линии будут заноситься глубоким снегом и отыскание повреждений и снятие их будет крайне затруднено или невозможно.
2. Строительство шестовых линий планировать с учетом местности. Особое внимание должно быть обращено на то, чтобы шесты не вмерзали в землю. С наступлением морозов и выпадением снега шесты переставлять, а для устойчивости их обкладывать снегом.
3. Использование автотранспорта в зимнее время вне дорог почти невозможно, затруднено использование конного обоза; часто придется линейным подразделениям переносить имущество связи на себе, а разматывать кабель с лыжных установок. В связи с этим быть готовым к прокладке и постройке линий с лыжных и санно-ручных установок, а личный состав линейных подразделений иметь на лыжах. Приступить к изготовлению лыжных, санно-ручных установок и волокуш для транспортировки имущества связи и инструмента.
Личный состав линейных подразделений снабдить лыжами и с выпадением снега тренировать в ходьбе на лыжах (см. приказ войскам 6-й гвардейской армии № ОУ/001331 от 30.10 1943 г.).
4. Для телефонной аппаратуры изготовить утеплительные чехлы, подготовив их к работе в условиях низкой температуры. Особое внимание должно быть обращено питанию и капсюлям, предотвращению их от замерзания путем утепления питания и своевременной просушки капсюлей. Воспретить ставить телефонные аппараты непосредственно на землю и снег.
5. Учитывая лесисто-болотистую местность, иметь в виду действия со стороны противника: засады, кукушки и диверсионные группы; в связи с этим линейных надсмотрщиков для исправления повреждений одиночками не высылать, а высылать не менее двух человек на расстоянии 100-150 м друг от друга.
6. В связи с ограниченным количеством дорог и их заносом в зимнее время, наличием лесов кабельные и шестовые линии придется прокладывать по азимуту (кратчайшим путем). Поэтому научить офицерский и сержантский состав пользоваться компасом и движению по азимуту.

II. Работа радиосредств

Необходимо иметь в виду, что радиостанции в условиях лесисто-болотистой местности полностью перекрывать технических норм по дальности не будут. Перемещение авторадиостанций будет затруднено. В связи с этим выполнять следующее:
1. Перемещение радиостанций на новые командные пункты тщательно продумывать. Радиостанция может сниматься со старого командного пункта для перехода только тогда, когда группа раций прибыла на новый командный пункт. Для этого необходимо производить строгий расчет и расчленение раций с учетом времени и обязательным присутствием оперативных и шифровальных работников в каждой группе.
Не должно быть ни одного случая отставания раций от штабов и передачи таких донесений: «Я отстал от штаба и принимать не буду».
2. Перемещение автомобильных радиостанций крайне затруднено: для этого радиостанции должны быть подготовлены, снабжены матами из хвороста, буксирными канатами и иметь постоянный десятидневный запас горюче-смазочных материалов.
Носимые рации перемещать только на себе или на специальных санках, оборудованных для этого.
3. Все рации должны быть утеплены, а на носимые рации изготовить утеплительные чехлы. Электролит в аккумуляторах должен быть залит зимней плотности.
Всех радистов обеспечить теплой одеждой.

III. Работа подвижных средств связи

В условиях данной местности работа подвижных средств – автомашин и мотоциклов – почти невозможна. Основными и лучшими средствами связи пунктов сбора донесений являются конные, лыжные и пешие посыльные. Для нормальной работы пунктов сбора донесений дивизий и полков укомплектовать пункты сбора донесений положенным конским составом. На пунктах сбора донесений корпусов, дивизий и полков к 6.11 1943 г. создать лыжные отделения, укомплектовать их лучшими лыжниками: корпус – 10 человек, дивизия – 8 человек, полк – 6 человек.
Настоящие указания проработать со всем офицерским и сержантским составом связи. Выполнение доносить через каждые десять дней. Первое донесение 10 ноября 1943 г., последующие 20, 1-го и т. д.

Начальник штаба 6-й гвардейской армии
(подпись)


Начальник связи 6-й гвардейской армии
(подпись)


№ 0995
3.11 1943 г.
Ф. 334, о. 31193с, д. 4, л. 121-122.

Директива
командующего войсками
5-й гвардейской армии
№ 00725
об организации
противотанковой обороны
(6 ноября 1943 г.)



Сов. секретно




Копия:

КОМАНДИРАМ ГВАРДЕЙСКИХ СТРЕЛКОВЫХ
КОРПУСОВ И ДИВИЗИЙ
НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА 2-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА
КОМАНДУЮЩЕМУ АРТИЛЛЕРИЕЙ АРМИИ,
ЗАМЕСТИТЕЛЮ КОМАНДУЮЩЕГО АРМИЕЙ
ПО ИНЖЕНЕРНЫМ ВОЙСКАМ

При переходе корпусов временно к обороне принять к неуклонному руководству и исполнению следующие указания:
1. Вся оборона должна быть построена на системе отдельных опорных пунктов и противотанковых узлов, тактически тесно связанных между собой и находящихся в огневой связи и взаимодействии. Опорные пункты и противотанковые узлы организовывать на местности умело и в соответствии с принятым решением. Линейное, равномерное размещение пехоты и артиллерии категорически воспрещается.
2. Основа обороны – это хорошо оборудованные опорные пункты, занятые пехотой, с хорошо организованной системой стрелкового и артиллерийского огня и прежде всего противотанкового. Быть сильным везде невозможно, поэтому артиллерия должна располагаться и быть наиболее сильной на основных, указанных мной и определенных командирами корпусов и дивизий танкоопасных направлениях.
Артиллерия должна быть везде усилена подразделениями противотанковых ружей и саперами с минами. Назначение противотанковых ружей – усилить огонь противотанковой артиллерии и, кроме того, прикрыть артиллерию с флангов от танков противника.
Все подступы к огневым позициям, особенно лощины, балки, овраги, должны быть прикрыты огнем противотанковых орудий и ружей и небольшими минными заграждениями. Саперы с запасом противотанковых мин создают по указанию старшего артиллерийского начальника минные заграждения на путях движения танков противника и прикрывают минными полями артиллерию при вынужденной перемене ею огневых позиций.
3. Для создания большой жесткости и упругости оборона должна быть эшелонирована в глубину за счет обязательного выделения частных резервов:
а) в каждом полку первой линии – силой до батальона;
б) в каждой дивизии – до полка второго эшелона.
Частные резервы полков и дивизий (вторые эшелоны) иметь на важнейших, указанных мной танкоопасных направлениях.
4. Обеспечение и поддержка действий частных резервов (вторых эшелонов) артиллерии и прежде всего противотанковой должны быть заранее спланированы и подготовлены все; вопросы взаимодействия пехоты с артиллерией должны быть заранее отработаны.
5. Сила современной обороны – в маневре живой силой и прежде всего артиллерийско-минометным огнем.
Массирование артиллерийского огня на путях возможного появления танков противника должно быть заранее спланировано и предусмотрено.
Массирование артиллерийского огня для создания наибольшей плотности должно осуществляться не только за счет маневрирования траекториями (сведение их в одну точку, район), но и обязательно за счет маневра колесами.
План обороны должен предусматривать заранее, какие подразделения артиллерии (дивизионы, батареи, взводы), куда могут быть при необходимости переброшены для усиления важнейших для нас направлений (в частности, стыков и флангов соединений и частей).
Командиры артиллерийских подразделений должны заранее, в соответствии с планом обороны, знать маршруты выдвижения и районы своих запасных огневых позиций и иметь данные для немедленного открытия огня по танкам противника с этих позиций.
6. Маневр артиллерии колесами должен быть быстр, для чего необходимо проводить систематические тренировки (вызов по тревоге, переход в новый район огневых позиций по установленному радиосигналу, занятие огневых позиций, подготовку к стрельбе отдельных батарей и дивизионов).
7. Аналогично должен быть спланирован маневр живой силой (резервами, вторыми эшелонами) в звене полк – дивизия – корпус.
8. Пока не расстроена противником созданная система огня, цела в основном артиллерия – атаки танков противника не страшны и всегда успеха не имеют. Скрыть систему огня (а значит расположение артиллерии) от противника, значит быть уверенным в успешном отражении атаки танков противника.
Поэтому категорически воспрещается:
а) открытие не только массированного огня, но даже огня отдельных батарей по отдельным появившимся танкам противника; борьба с одиночными танками противника – дело отдельных орудий;
б) ведение артиллерийского огня по отдельным небольшим группам пехоты противника; не менее 50-60 % артиллерии должно быть поставлено для стрельбы прямой наводкой; эта артиллерия не должна открывать огня до момента массированной атаки танков противника; вся артиллерия, находящаяся на закрытых позициях, также должна быть заранее готова к стрельбе прямой наводкой.
Всю артиллерию закопать, замаскировать во избежание обнаружения ее наземной и воздушной разведкой противника.
9. Танковой атаке противника всегда, как правило, предшествует авиационная обработка наших боевых порядков пехоты и огневых позиций артиллерии, поэтому:
а) вся пехота и артиллерия должны иметь заранее подготовленные щели и укрытия;
б) боевые порядки пехоты и артиллерия, особенно на танкоопасных направлениях, должны быть прикрыты зенитной артиллерией;
в) для борьбы со снижающейся авиацией противника заранее выделить и подготовить специальные группы станковых пулеметов, противотанковых ружей, отдельных орудий и батарей и целых подразделений пехоты;
г) организовать продуманную систему постов ВНОС.
10. Оборона, к которой перешла армия, должна быть активной, поэтому совершенно обязательны:
– действия отдельных хорошо подготовленных отрядов силой до батальона при поддержке минометов и части артиллерии на важнейших направлениях с целью улучшения своего тактического положения и ввода противника в заблуждение;
– ведение беспрерывной разведки днем и ночью как отдельными небольшими группами, так и разведки боем с задачей определить группировку противника и его намерения.
Командирское наблюдение по всему фронту с точной записью всего отмеченного (не считая специального артиллерийского наблюдения) должно проводиться непрерывно.
11. Управление войсками должно вестись с наблюдательных пунктов командиров стрелковых батальонов, полков, дивизий и корпусов.
Для обеспечения непрерывности в управлении командные пункты частей и соединений из населенных пунктов вывести и разместить в балках, оврагах. Шире пользоваться заранее установленными радио- и световыми сигналами (ракеты, трассирующие пули), особенно в управлении огнем артиллерии, а также при вызове, прекращении, переносе артиллерийского и минометного огня.
Управление артиллерией на танкоопасных направлениях централизовать. На каждом важнейшем танкоопасном направлении и на стыках соединений иметь заранее выделенных ответственных офицеров, отвечающих за эти направления.
12. Период активной обороны должен быть использован для пополнения и создания запасов боеприпасов в частях и соединениях к предстоящим активным действиям.

Командующий войсками
5-й гвардейской армии
(подпись)


Член Военного совета
5-й гвардейской армии
(подпись)


Начальник штаба
5-й гвардейской армии
(подпись)


№ 00725
6.11 1943 г.
Ф. 328, о. 11818сс, д. 3, л. 114-118.

Указания
командующего войсками
6-й гвардейской армии
об организации
противотанковой обороны
армии
(30 ноября 1943 г.)



Секретно

«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий
6-й гвардейской армией
(подпись)

Член Военного совета
6-й гвардейской армии
(подпись)


УКАЗАНИЯ
ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОТИВОТАНКОВОЙ ОБОРОНЫ
6-й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ НА 1.12 1943 г.

I. Общие указания

Противотанковая оборона организуется в соответствии с характером местности. Местность в полосе обороны корпусов 6-й гвардейской армии весьма разнообразна. Наличие болот и озер делает некоторые участки обороны совершенно танконедоступными и, наоборот, есть такие участки местности, где танки могут быть использованы в массовом масштабе.
Целый ряд участков обороны проходит по берегам озер и непроходимых болот, где строить противотанковую оборону нет никакой необходимости, а можно ограничиться расположением отдельных мелких пехотных подразделений, организующих тщательное наблюдение за местностью с задачей предупредить соседние обороняющиеся части о высадке десанта противника.
В соответствии с особыми условиями местности огонь противотанковых орудий построить таким образом, чтобы на танкоопасных направлениях на 1 км фронта сосредоточить огонь не менее 15 орудий, выделенных для стрельбы прямой наводкой.

II. Организация противотанкового опорного пункта

Противотанковый опорный пункт организуется по усмотрению командующих артиллерией стрелковых дивизий на танкоопасных направлениях из расчета не менее 15 орудий на 1 км фронта. В противотанковый опорный пункт включаются 76-мм орудия полковой артиллерии, 45-мм и 76-мм пушки истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Орудия располагаются, сообразуясь с местностью, на удалении 100-150 м один от другого для тесного огневого взаимодействия. Личный состав орудий должен твердо знать место нахождения соседнего орудия и его огневые задачи. Секторы обстрела одного орудия, как правило, должны перекрываться другими.
Все орудия должны быть связаны между собой техническими средствами связи, а за отсутствием таковой связь поддерживать условными сигналами. Сигналы и средства связи должны быть установлены комендантом противотанкового опорного пункта, который является старшим начальником и отвечает за данное танкоопасное направление.
Комендант противотанкового опорного пункта назначается приказом командующего артиллерией стрелковой дивизии.
Все орудия противотанкового опорного пункта в обязательном порядке должны пристрелять рубежи танкоопасного направления на дистанция прямого выстрела: 76-мм орудия дивизионной артиллерии и 45-мм пушки с дальности 1.5 км и ближе, 76-мм полковой артиллерии – с дальности 1 км и ближе. Пристрелянные рубежи отразить в карточках противотанковой обороны; весь личный состав орудийных расчетов должен безошибочно знать эти рубежи.

III. Организация взаимодействия огня артиллерии с инженерными
противотанковыми средствами

На каждом танкоопасном направлении устанавливаются минные поля, которые должны обеспечиваться артиллерийским и минометным огнем. Подходы со стороны противника к минным полям, как правило, огнем артиллерии не обеспечиваются, а огонь планируется на флангах минных полей между минными полями и нашим передним краем.
Организация такого взаимодействия достигается твердым знанием каждым бойцом и командиром места постановки минных полей. Каждый боец из расчета орудий прямой наводки, каждый наблюдатель и командир на наблюдательном пункте должен твердо знать расположение минного поля на местности. Минные поля и другие противотанковые препятствия вместе с артиллерийским противотанковым огнем образуют общую систему противотанковой обороны на танкоопасном направлении.

IV. Организация противотанкового огня артиллерии с закрытых
огневых позиций

В борьбе с танками противника участвует вся артиллерия.
Командующий артиллерией стрелковой дивизии, определив на местности танкодоступное направление, организует огонь следующим образом.
На дальности, доступной наблюдению (она может быть различной), намечается рубеж, где наступающие танки встречает огонь тяжелой артиллерии и сопровождает их до определенного рубежа, с которого по ним ведет огонь артиллерия среднего калибра, сопровождая их огнем до рубежа прямого выстрела орудий прямой наводки.
Если танки прорвутся к переднему краю, то вся артиллерия, включая и тяжелую, ведет массированный уничтожающий огонь по прорвавшимся танкам. Условия данной местности не позволяют танкам двигаться широким развернутым строем по фронту, а заставляют их строить боевые порядки эшелонировано в глубину. Отсюда вытекает такая возможность, что первая группа танков будет подходить к рубежу прямого выстрела орудий прямой наводки, следующая группа будет выходить с рубежа дальнего наблюдения. Это положение и заставляет танкоопасные направления разбить по глубине на участки для тяжелой и средней артиллерии и назначить командиров, ответственных за их участки.
При прорыве танков к переднему краю вся артиллерия переносит огонь на них и уничтожает танки, несмотря на то, что из глубины движется еще группа танков.
Настоящие указания строго провести в жизнь. Схему противотанковых опорных пунктов с описанием и легендой и схему организации подвижного заградительного огня представить в штаб артиллерии к 18.00 4.12 1943 г.

Командующий артиллерией
6-й гвардейской армии
(подпись)


Начальник штаба артиллерии
6-й гвардейской армии
(подпись)


Ф. 335, о. 21985с, д. 1, л. 655-657.

Директива
начальника управления
противовоздушной обороны
Главного управления
командующего артиллерией
Красной Армии
№ 1225857
о недостатках в системе службы
ВНОС войск
(19 ноября 1943 г.)



Секретно
 

ЗАМЕСТИТЕЛЯМ КОМАНДУЮЩИХ АРТИЛЛЕРИЕЙ
ПО ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЕ ФРОНТОВ

Наступательные действия войск Красной Армии на центральном и южном направлениях советско-германского фронта в июле-ноябре 1943 г. вскрыли ряд существенных недостатков в системе службы ВНОС войск.

1. Войсковые посты ВНОС

До настоящего времени войсковые наблюдательные посты при полках, дивизиях и корпусах с задачами службы ВНОС не справляются в силу того, что:
– состав постов часто меняется;
– на посты выделяются неподготовленные люди;
– при малейшей убыли людского состава в боевых частях посты совершенно ликвидируются и войска остаются без внутреннего оповещения.
Главные посты ВНОС стрелковых. дивизий и корпусов к работе подготовлены плохо. Личный состав недостаточно квалифицирован и организовать службу ВНОС не умеет (2-й Украинский фронт).
Работа войсковых постов ВНОС слабо контролируется и повседневное руководство ими со стороны отделов противовоздушной обороны армии и фронтов отсутствует.

2. Армейские роты ВНОС

Указанные выше недостатки в организации войсковой службы ВНОС вынуждают сосредоточивать вблизи переднего края в лучшем случае 60 %, а в большинстве случаев и все 100 % постов армейских рот ВНОС. При этом вдоль переднего края на глубину 10-15 км создается многослойное сплошное поле наблюдения, а в ближайших армейских тылах наблюдение за воздухом не ведется. Быстрое продвижение войск приводит к еще большему отрыву передовой полосы наблюдательных постов армейских рот от тыловых объектов армий (Западный и 1-й Украинский фронты).

3. Фронтовые роты ВНОС

Наблюдательные посты фронтовых рот ВНОС, как правило, используются лишь для создания круговой полосы наблюдения вокруг штаба фронта, причем важнейшие объекты фронтового тыла службой ВНОС не обеспечиваются.
Между постами армейских и фронтовых рот ВНОС образуется разрыв, достигающий 40-80 км (Белорусский, 2-й и 3-й Украинские фронты).

4. Организация связи

При продвижении войск армейские роты проводят кабельные осевые линии связи от главных постов ВНОС армий до переднего края. К осевым линиям подключаются все наблюдательные посты ВНОС и части зенитной артиллерии. Частые порывы осевых линий связи приводят к полному прекращению всей связи службы ВНОС; кроме того, обслуживание этих линий занимает личный состав 4-5 наблюдательных постов в каждой роте (Северо-Кавказский фронт).
Неумение эффективно использовать имеющиеся радиосредства и слабая подготовка радиотелеграфистов приводят к неустойчивости, а временами и к прекращению связи даже на небольших расстояниях. Вследствие этого зачастую практикуется излишний переприем или стремление повысить дальность действия радиостанций за счет увеличения сверх нормального напряжения источников питания. До 80 % всех переговоров приходится не на передачу донесений «Воздух», а на излишнее многословие при поверках связи и слышимости (2-й Прибалтийский фронт).
Сети радиооповещения загружаются служебными переговорами, что затрудняет прием донесений о воздушном противнике (1-й Прибалтийский фронт).

5. Станции радиообнаружения

Станции радиообнаружения используются или только для обнаружения целей (Волховский фронт), или только для наведения своей истребительной авиации на авиацию противника (Западный фронт), что приводит к неполному использованию возможностей станций.
Расположение станций в непосредственной близости одна от другой (Белорусский фронт) не обеспечивает наблюдения во всей полосе фронта.
Для устранения всех указанных недостатков, особенно в процессе подготовки и проведения наступательных операций, необходимо:
1) Войсковые посты ВНОС
Обеспечить выделение личного состава для войсковых наблюдательных постов приказами по армиям и персональное закрепление наблюдателей за постами приказами по дивизиям (корпусам). С личным составом войсковых постов до 20.12 1943 г. провести 5-10-дневные учебные сборы под руководством отделов противовоздушной обороны армий и фронтов.
Главные посты ВНОС дивизий организовать за счет состава авиасигнальных постов частей связи, а на основных направлениях усилить за счет личного состава армейских рот ВНОС. Взводные посты ВНОС армейских рот, как правило, совмещать с главными постами ВНОС корпусов При этом наблюдение за воздушной обстановкой на командных пунктах стрелковых корпусов возложить на авиасигнальные посты батальонов связи корпусов, а функции главного поста ВНОС – на взводный пост. Начальникам главных постов ВНОС стрелковых корпусов назначать командиров взводов армейских рот ВНОС.
Не реже двух раз в месяц офицерам армейских рот ВНОС проверять работу службы ВНОС дивизий и корпусов, устраняя на месте все обнаруженные недочеты. О результатах поверки докладывать командованию соединений и заместителям командующих артиллерией по противовоздушной обороне.
2) Армейские роты ВНОС
Посты армейских рот ВНОС использовать для наблюдения на всю глубину полосы армии. Передовые наблюдательные пункты при наступлении дислоцировать в боевых порядках пехоты на удалении 2-3 км от переднего края. Остальные наблюдательные посты располагать равномерно на глубину до 25 км.
При продвижении войск наблюдательные посты армейских рот ВНОС перемешать перекатами. В движении одновременно должно находиться не более 2-3 постов каждого взвода.
3) Фронтовые роты ВНОС
Наблюдательные посты фронтовых рот ВНОС использовать во взаимодействии с тыловыми постами армейских рот для прикрытия важнейших объектов фронтового тыла и дислоцировать их с учетом маршрутов основных полетов авиации противника и важности прикрываемых объектов. Разрывы между постами армейских и фронтовых рот ВНОС ликвидировать.
4) Организация связи
Как основное средство связи при наступлении использовать радио. От наблюдательных постов армейских рот подавать на взводные посты кабельные шлейфы. Донесения взводных постов передавать на главные посты ВНОС армий по радио. Для оповещения о важных целях, пролетевших в глубину фронта или бомбящих войска, использовать радиостанции дивизий и корпусов.
Передачу донесений войсковым радиостанциям производить по сети оповещения фронта (армии). Для быстрейшего перехода с волны командной сети на волну оповещения данные настройки на волну оповещения иметь на всех радиостанциях, работающих на оповещение, дежурные радиотелеграфисты должны знать их на память. Приемники радиостанций оставлять настроенными на волну командной сети. Передачу служебных переговоров по сетям оповещения категорически запретить.
Для обеспечения надежной связи на предельных расстояниях и при больших помехах широко применять специальные приемно-передающие антенны (см. «Антенны войсковых радиостанций», Воениздат НКО. 1943 г.).
5) Станции радиообнаружения
Станции радиообнаружения дают возможность оповестить войска, истребительную авиацию и зенитные средства за 5-10 минут до подхода авиации противника к переднему краю.
В частях зенитной артиллерии, дислоцирующихся вблизи переднего края, на командных пунктах зенитно-артиллерийских дивизий и зенитно-артиллерийских групп иметь приемники, настроенные на волну оповещения станций радиообнаружения.
Организовать совместно с командованием военно-воздушных сил наведение истребительной авиации на авиацию противника.
Установить систематическое наблюдение за прифронтовыми аэродромами и посадочными площадками противника.
Следить за характером полетов в глубине территории противника, не обращая особое внимание на патрулирование истребительной авиации над железнодорожными станциями и переправами (выявление мест разгрузки и сосредоточения наземных войск противника).
При наличии двух станций радиообнаружения дислоцировать последние на удалении, обеспечивающем наблюдение во всей полосе фронта.
Исполнение донести к 1.1 1944 г.

Начальник Управления противовоздушной обороны
войск Главного управления командующего
артиллерией Красной Армии
(подпись)


№ 1225857
19.11 1943 г.
Ф. 240, о. 16449с, д. 1, л. 65-68.

Указания
командующего артиллерией
3-й гвардейской танковой армии
№ 00342
об артиллерийском обеспечении
ввода в прорыв
танковых корпусов
(2 ноября 1943 г.)



Секретно

КОМАНДУЮЩИЙ АРТИЛЛЕРИЕЙ 3-й ГВАРДЕЙСКОЙ
ТАНКОВОЙ АРМИИ


Копия:

КОМАНДУЮЩИМ АРТИЛЛЕРИЕЙ КОРПУСОВ1
КОМАНДИРАМ КОРПУСОВ

1. В предстоящей наступательной операции ввод танковых корпусов в прорыв обеспечивается артиллерийским огнем 7-го артиллерийского корпуса прорыва, 38-й армии и РС фронтовой оперативной группы ГМЧ. Артиллерийское обеспечение осуществляется последовательным сосредоточением огня от рубежа обгона пехоты до 6-10 км в глубину.
2. Управление огнем сопровождения осуществляется командующими артиллерией корпусов и артиллерийскими наблюдателями в радийных танках посредством радио. Артиллерийские наблюдатели в радийных танках следуют в боевых порядках танков от рубежа к рубежу, обеспечивающих хороший просмотр впереди лежащей местности. Командующие артиллерией в радийных танках следуют за боевыми порядками корпусов, просматривая впереди лежащую местность главного направления корпуса.
Вариант первый
С выходом танков на рубеж обгона наблюдатели в радийных танках и командующий артиллерией танкового корпуса подают сигнал вызова огня сопровождающим танки полкам и бригадам по первому рубежу. Сигнал вызова огня «Волк». С получением указанного сигнала вся артиллерия сопровождения открывает огонь по своим участкам первого рубежа и ведет его в течение 3 минут, с расходом 15 122-мм выстрелов на один га.
С выходом танков ко второму рубежу «Лев» огонь вызывается аналогично и ведется всей сопровождающей артиллерией в течение 3 минут, с таким же расходом снарядов, как и по рубежу «Волк».
На последнем рубеже огонь вызывается по мере надобности корректировщиками или командующим артиллерией корпуса по отдельным участкам, с которых противник оказывает танкам сопротивление.
Огонь по участку вызывается наименованием рубежа и номером участка. Например, «Слон» 69 – огонь! Сопровождающая бригада или полк дает огонь по участку № 69 в течение 3 минут с расходом 15 выстрелов на один га (в 122-мм снарядах, для других снарядов количество рассчитать по коэффициенту).
Управление огнем сопровождения по вариантам № 2 и № 3 аналогично.
3. Для успешного решения задачи ввода в прорыв одного артиллерийского огня сопровождения недостаточно, необходимо умело использовать артиллерийский огонь для быстрого преодоления зоны сопротивления врага. Для этого необходимо:
а) Ни в коем случае не отрываться танкам от огня своей артиллерии, а смело двигаться за огнем, не отрываясь от разрывов свыше 100-150 м.
б) Пространство между огневыми рубежами проходить на больших скоростях, пользуясь паузой в действиях огневых средств врага, после огневого налета нашей артиллерии, когда огневые средства противника ослеплены и подавлены и не успели ожить.
в) При встрече с «фердинандами» и тяжелыми танками противника в лоб на них не итти, а выходить во фланг, пользуясь скрытыми путями. Обнаруженные «фердинанды» и тяжелые танки указывать артиллерии.
г) В случае обнаружения сильного противотанкового опорного пункта немедленно указать его артиллерии трассирующими пулями или сообщить его координаты. Командующем артиллерией в этих случаях немедленно вызывать или сосредоточивать массированный огонь своих огневых средств.
4. Для сопровождения танков огнем и маневром должна быть использована вся противотанковая и самоходная артиллерия и огонь минометов, которые должны двигаться в боевых порядках танковых подразделений.
Сопровождение огнем и маневром будет успешным только лишь при наличии хорошо организованной разведки противника и местности в период сопровождения.
Еще до наступления весь офицерским состав артиллерии сопровождения должен хорошо знать по карте рубежи вероятного сопротивления врага и рубежи своего развертывания.
С началом наступления все подразделения артиллерии сопровождения высылают разведывательные группы, которые, следуя в передовых подразделениях танков, выявляют противотанковые опорные пункты, огневые средства и рубежи для развертывания своих подразделений с завязкой боя.
Как только танки вступят в бой, оценив обстановку, разведывательная группа выбирает рубеж развертывания, с которого выгодно поражать огневые средства врага, и немедленно докладывает своему командиру, указывая при этом скрытые пути подхода. Это имеет особое значение для 85-мм дивизионов.
5. 76- и 85-мм дивизионам для успешной борьбы с «фердинандами.» и тяжелыми танками необходимо подтягиваться на дистанцию стрельбы 1000-1500 м и занимать фланговое положение к цели, для чего двигаться за флангами поддерживаемых танковых подразделений. При фланговом положении цели «фердинанд», ведущий борьбу с танками, будет подставлять свой борт под огонь наших орудий или, вступая в борьбу с орудиями, подставит свой борт под танковый огонь.
6. Самоходным установкам при ведении огня обязательно применять маневр. Избегать выходить для ведения огня на открытые огневые позиции, использовать складки местности, укрывая в них от противника корпус установки и показывая для стрельбы лишь одну башню. После 5-10 выстрелов с огневой позиции отходить задним ходом и переходить на другое место. Смену огневых позиций производить как можно чаще. При таком применении самоходных установок они будут менее уязвимы и наиболее эффективны. Сопровождая танки, самоходные установки должны двигаться не в центре боевого порядка танкового подразделения, а на фланге, используя свой фланкирующий огонь для уничтожения врага.
Настоящее указание принять к неуклонному исполнению и довести до командира батальона включительно.

Командующий артиллерией
3-й гвардейской танковой армии
(подпись)


Начальник штаба артиллерии
3-й гвардейской танковой армии
(подпись)


№ 00342
2.11 1943 г.

1 Указания публикуются с незначительными сокращениями.

Инструкция
по преодолению
водных преград
танками Т-34
(не оборудованными и
оборудованными простейшими
приспособлениями)
(15 ноября 1943 г.)



«УТВЕРЖДАЮ»
Начальник Главного
Бронетанкового Управления
Красной Армии
(подпись)

 
15 ноября 1943 г.

Секретно

ИНСТРУКЦИЯ
ПО ПРЕОДОЛЕНИЮ ВОДНЫХ ПРЕГРАД ТАНКАМИ Т-34
(НЕ ОБОРУДОВАННЫМИ И ОБОРУДОВАННЫМИ
ПРОСТЕЙШИМИ ПРИСПОСОБЛЕНИЯМИ)

А. Общие положения

1. Форсирование водных преград танками Т-34 можно производить после тщательной разведки и подготовки места переправы.
В танках, форсирующих водную преграду, необходимо оставлять лишь механика-водителя и командира танка, если обстановка не требует оставления в танке всего экипажа.
2. Обычный танк Т-34 (без специальных приспособлений) преодолевает брод глубиной до 1.9 м при ширине наиболее глубокой части до 20 м.
3. Оборудование танка Т-34 простейшими приспособлениями повышает максимально преодолимую глубину брода до 2.3 м при ширине наиболее глубокой части до 40 м.
4. После преодоления водной преграды танки Т-34, оборудованные простейшими приспособлениями, могут быть приведены в полную боевую готовность только после 10-15 минут.
Обычные, не оборудованные танки времени на подготовку не требуют и могут сразу вступать в бой.
При преодолении водных преград с глубинами и шириной глубокой части большими, чем указано выше, двигатель глохнет.
5. Причинами остановки двигателя являются: попадание воды в систему питания воздухом и значительные потери мощности на выбрасывание воды, просочившейся в танк, вентилятором.
6. Преодоление вышеуказанных предельных водных преград обычным, не оборудованным танком должно производиться, как правило, на 2-й передаче с максимальным числом оборотов (1600-1700 об/мин). Только при этом надмоторная крышка танка не будет заливаться водой и двигатель не заглохнет.
В случае попадания воды в камеры сжатия двигателя для ее удаления необходимо свернуть колпачки воздушных клапанов и нажать брусом на все стержня клапанов. Затем провернуть коленчатый вал двигателя вначале нажатием на вентилятор, а затем стартером.
После преодоления водной преграды, как обычным танком Т-34, так и оборудованными простейшими приспособлениями, при первой возможности, необходимо заменить смазку двигателя, бортовых передач и коробки перемены передач и проверить работу приборов и электрооборудования.

Б. Инженерное обеспечение переправы

1. После тщательной разведки участка водной преграды, предназначенного для переправы танков
Т-34, необходимо произвести промеры глубины переправы. Промеры следует производить не реже чем через 2 м.
2. Дно водной преграды в месте преодоления ее танками не должно быть вязким.
Вход и особенно выход не должны быть круче 15-20°. Крутой и обрывистый берег необходимо подготавливать. Выход из воды необходимо делать как можно более пологим, так как вследствие попадания воды в танк двигатель теряет мощность и такой крутой берег не преодолеет.
3. Бугры, пни и крупные камни в русле на маршруте преодоления должны быть удалены. Попадание камней между гусеницами и колесами приводит к заклиниванию гусеницы и остановке двигателя.
Необходимо также помнить, что в воде гусеницы танка легко выходят из зацепления с колесами даже при небольших кренах.
4. При преодолении водных преград должны быть заблаговременно подготовлены средства аварийной буксировки танков (лебедки, тягачи, блоки-полиспасты и пр.).

В. Подготовка обычного, не оборудованного танка

1. Натяжение гусениц танка должно быть нормальным, т. е. гусеничная цепь не должна иметь волнистости и должна лежать средней частью на опорных катках.
2. Тщательно закрыть чехлом радиостанцию.
3. Закрыть крышку люка механика-водителя и один из смотровых приборов водителя. Второй смотровой прибор оставить открытым для наблюдения механика-водителя при входе и выходе из воды.
Люк на крышке башни не закрывать.
4. На дульные срезы пушки и пулеметов надеть чехлы.
5. Надежно закрепить проволокой проушник тросов в буксирных крюках. Тросы надеть на передние или задние крюки танка, в зависимости от того, на каком берегу расположены средства буксировки. Свободные концы тросов соединить вместе серьгой с пальцем и закрепить их на башне.
Привязать веревки к рычагам управления, концы веревок вывести на башню и свободно закрепить.

Г. Подготовка и оборудование танка простейшими приспособлениями

Кроме подготовительных операций, перечисленных в предыдущем разделе, необходимо дополнительно выполнить следующие работы:
1. Промазать суриком (в крайнем случае солидолом) щели между откидным и бортовыми листами и между крышкой круглого люка и откидным листом. При значительных размерах щелей забить их паклей.
2. Уплотнить паклей и промазать суриком или солидолом аварийный люк и пробку в днище для слива газойля.
3. В патронники пушки и пулеметов вставить стреляные гильзы.
4. Уплотнить паклей и промазать суриком или солидолом шаровую установку пулемета, вывод штыревой антенны и крышки люков натяжных механизмов и шахт подвески.
5. В промежуток между нижним обрезом башни и крышей подбашенной коробки необходимо плотно забить паклю и промазать ее суриком или солидолом.
6. Все щели между маской и башней забить паклей и промазать солидолом или суриком.
7. Смотровые щели в башне забить паклей.
8. Сложить штатный брезент так, чтобы края брезента доходили до бортовых поручней и петли крышки круглого люка.
9. Между башней и крышей подбашенной коробки забить клинья, удерживающие брезент.
10. На края брезента уложить деревянные брусья размером 10 X 5 см так, чтобы можно было забить клинья между поручнями и брусьями. Задний брус закрепить металлическим клином, использовав для этой цели ключ для шпор. Ключ забить между брусом и петлей крышки круглого люка.
11. Для подготовки одного танка требуется 2.5-3.0 кг пакли, 2 кг сурика или солидола и три деревянных бруса с клиньями.
12. Оборудование танка простейшими приспособлениями требует 1-1.5 часа времени при интенсивной работе всего экипажа.
13. Всю подготовку танка необходимо производить вблизи берега. Время работы двигателя без охлаждения радиаторов не должно превышать 15-20 минут.

Д. Движение по маршруту

1. При входе в воду необходимо наметить ориентир на другом берегу в месте выхода и выровнять танк по направлению.
2. Разворачивать танк в воде не рекомендуется, так как гусеницы в воде легко выходят из зацепления.
3. Широкие реки с глубиной воды более 2.0 м необходимо преодолевать на первой передаче.
4 Узкие реки глубиной до 2-3 м преодолевать, как правило, на второй передаче с максимальным числом оборотов коленчатого вала двигателя (1600-1700 об/мин).
5. Не производить переключений передач в воде.
6. При выходе из воды на берег с большим углом подъема необходимо следить, чтобы танк не покатился назад, так как при этом возможно глушение двигателя и затопление танка.
7. В случае остановки двигателя при движении танка в воде необходимо выключить главный фрикцион и попытаться завести двигатель.
8. При выходе на берег танк необходимо поставить с наклоном вперед или назад и, открыв люки в днище, спустить воду. Снять уплотнение погона и маски, открыть люк механика-водителя, открыть жалюзи, снять брезент. Завести двигатель и дать ему работать 2-3 минуты.
Вынуть гильзы из патронников и снять чехлы с дульных срезов.
Проверить работу радиостанции.
9. При буксировке затопленного танка с заклиненной гусеницей необходимо за веревки, привязанные к рычагам управления, выключить бортовые фрикционы.

Начальник Управления эксплоатации танков
Главного Бронетанкового Управления
Красной Армии
(подпись)


Инструкция
по маскировке войск
и материальной части
танковых соединений
(15 ноября 1943 г.)



«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий
4-й танковой армией
(подпись)

Член Военного Совета
4-й танковой армии
(подпись)

15 ноября 1943 г.
Секретно

ИНСТРУКЦИЯ
ПО МАСКИРОВКЕ ВОЙСК И МАТЕРИАЛЬНОЙ ЧАСТИ
ТАНКОВЫХ СОЕДИНЕНИЙ

I. Общие положения

«Маскировка является обязательным видом боевого обеспечения каждого боя и операции», ПУ-43 г.
1. Маскировочные мероприятия имеют задачу обеспечить скрытие тактического замысла действий своих войск в целях нанесения противнику внезапного удара и осуществляются на основе принципа – скрыть действительное и показать ложное. Эти задачи решаются как методом скрытия в местах стоянок, движения и действий в бою, так и имитацией танков и машин там, где их в действительности нет.
2. Маскировочные мероприятия по скрытию войск и материальной части осуществляются умелым применением табельных маскировочных средств и использованием подручных материалов, защитных свойств местности и условий освещения, а также комбинацией и сочетанием указанных способов между собой и с применением маскировки действием и постоянным соблюдением маскировочной дисциплины.
3. Маскировочные мероприятия должны быть правдоподобны (не привлекать к себе внимания несоответствием окружающей обстановке), разнообразны (повторение даст возможность противнику изучать и расшифровывать наши приемы), непрерывны от начала до конца действий.
4. Командиры соединений, частей и подразделений организуют маскировочные работы, руководят ими и несут за них полную ответственность, лично проверяя правильность применения и выполнения маскировочных мероприятий и соблюдение маскировочной дисциплины, руководствуясь наставлением по маскировке и настоящей инструкцией.

II. Маскировка при расположении на месте

1. При расположении на месте танки, машины и личный состав маскировать от наблюдения с воздуха, в первую очередь используя естественные укрытия (кроны деревьев, крыши строений и др.).
2. Танки (машины) по отношению к соседям располагать симметрично, с интервалами не менее 50 м. Запретить занимать отдельно стоящие укрытия, строения, группы деревьев, могущие служить противнику ориентирами.
3. В укрытия следовать сквозными дорогами, а при отсутствии таковых канавами, межами и др., двигаясь по следу впереди идущих машин, в этом случае создавать ложные сквозные следы в ложные районы укрытий.
4. Запретить в районах расположения на месте лишнее передвижения танков, машин и личного состава. Для внутреннего движения командирам соединений, частей и подразделений своим приказом определять скрытые, строго определенные направления движения. Для наблюдения за постоянным соблюдением маскировочной дисциплины назначать специальных маскировочных командиров.
5. При кратковременных остановках в населенных пунктах танки располагать с теневой стороны строений и сооружений так, чтобы тень сооружения перекрывала тень танка, машины, или обязательно маскировать дополнительно подручными материалами, деформируя контуры танка, автомашины.
При расположении в лесу, где кроны смежных деревьев не сплетаются, разрежены, танки дополнительно маскировать набрасыванием табельных покрытий, подручного материала и применять стягивание верхушек деревьев.
При расположении на стоянке запретить остановку на просеках, лесных дорогах и полянах, применяя вне зависимости от густоты леса табельные покрытия или наброс подручных материалов.
6. При расположении в населенных пунктах использовать максимально крыши строений, в летнее время – сады, пятна пожарищ, развалины, кучи навоза, мусора и др. Во всех случаях обязательно маскировать танки и машины подручными материалами.
7. При заблаговременной подготовке стоянок и недостатке укрытий возводить специальные маскировочные сооружения. Для работ с целью подготовки в маскировочном отношении мест расположения (сосредоточения) войск командиры частей и соединений обязаны выделить необходимое количество саперов, усилив их стрелками, и провести все основные работы по созданию укрытий как от воздушного, так и наземного наблюдения противника до подхода частей в места, предназначенные для сосредоточения войск.

III. Маскировка на марше

1. При движении в удалении от противника следует пользоваться одетыми дорогами как оставляющими мало следов от траков гусеничных ходов, причем во всех случаях марш совершать только под покровом ночной темноты, тумана, дождя или снегопада, низкой и сильной облачности.
2. При движении по грунтовым дорогам и вне дорог, по целине или по естественным рубежам (канавы, межи и др.) следы гусеничных траков уничтожать подвязыванием к танку сзади крон деревьев, мотков колючей проволоки, для чего в каждом танковом батальоне подготовить три танка с буксирным креплением крон деревьев или мотков колючей проволоки, с целью заметания следов танков на дороге.
3. Организации походного движения должна предшествовать рекогносцировка пути для обеспечения наиболее укрытых от наблюдения маршрутов, покрытых естественными масками, лесами, кустарником и др.
4. Открытые участки дорог преодолевать перекатами, допуская выход из укрытий только при отсутствии в воздухе самолетов противника, для чего следует колонны расчленять на мелкие подразделения, а иногда и на отдельные машины.
5. При марше по грунтовым дорогам и целине двигаться только по следу впереди идущего танка. При вынужденных остановках отдельных танков немедленно принимать меры маскировки, используя подручные материалы, и только после маскировки машины экипаж может приступить к устранению причины вынужденной остановки.
6. Места больших привалов, намеченные по карте, обязательно разведывать, выбирая места с хорошими маскировочными укрытиями и скрытыми путями подхода и выхода. На привалах и при расположении в местах сосредоточения требовать строгого соблюдения маскировочной дисциплины. Ни одно нарушение маскировочной дисциплины не должно оставаться без строгого воздействия командира, ибо нарушитель маскировочной дисциплины подобен болтуну, разбалтывающему военную тайну.

IV. Маскировка танков, артиллерии и автомашин при перевозке
по железной дороге

1. Танки, артиллерия и автомашины, перевозимые на платформах, маскировать:
а) под крытый товарный вагон;
б) под платформы, груженные круглым лесом, пиломатериалами, прессованным сеном, соломой, свежим сеном и под другие габаритные грузы;
в) под платформы, груженные имуществом хозяйственного обихода и др.
2. При маскировке танков на платформе применять наряду с подручными декоративными и строительными материалами (толь, фанера, рубероид, плетни, соломенные маты, доски, горбыль и др.) табельные покрытия (сети, ковры и др.) и другие подручные средства.
3. Особое внимание обращать на тщательность крепления маскировочных средств, так как они при движении эшелона будут подвержены большим сотрясениям, ветровой нагрузке и деформации.
4. Особенно тщательно маскировать верхнюю горизонтальную плоскость, создавая нужную маску для введения в обман наблюдателя с воздуха.
5. Маскировку каждой платформы в отдельности продумывать в деталях, как она вписывается в общий проект-рисунок маскируемого эшелона, не допуская шаблона в маскировке всех платформ под один вид погрузки, что в практике редко бывает.
6. При маскировке под габаритные грузы тщательно соблюдать прямолинейность ребер, где это необходимо, для чего применять жесткие каркасы.
7. При маскировке танков на платформах результаты маскировочных работ по каждой платформе проверять в отдельности, помня, что одна плохо замаскированная платформа может расшифровать противнику весь эшелон.
8. Заготовку элементов маскировки железнодорожных платформ и подручных материалов для нее производить заблаговременно. Учитывая, что для производства данного вида маскировочных работ требуется особо тщательная организация, специальная подготовка и тренировка личного состава, весь маскировочный материал должен быть заготовлен заблаговременно, а личный состав натренирован приемам маскировки платформ.

Маскировка танков в бою

1. Обеспечение маскировки танков и орудий лежит полностью на экипажах танков, расчетах орудий, которые под руководством своих командиров в бою обязаны применять различные приемы маскировки в зависимости от данной местности и обстановки. Для развития и углубления навыков в производстве маскировочных работ как по отдельным объектам маскировки, так и части в целом командиры всех степеней обязаны:
а) вести повседневную учебу и тренировку своих подразделений и частей в маскировке действием, ложными демонстрациями и применением к местности;
б) организовывать непрерывное взаимодействие с артиллерией по применению технических средств маскировки: дымовых снарядов, мин, гранат, дымовых завес, шашек;
в) вести постоянную работу по совершенствованию технических способов и приемов естественной маскировки в бою, производя опыты по применению дымовых завес, шашек и гранат для имитации подбитых и горящих танков.
2. Маскировку действием осуществить жестким выполнением требований маскировочной дисциплины и максимальным использованием боевых и технических свойств танков и машин – маневренность и подвижность, проходимость, поворотливость и большая ударная сила, – дающих возможность внезапного воздействия на противника с самых неожиданных направлений.
3. Маскировку ложными демонстрациями проводить на всех этапах боя, отвлекая ложными демонстративными действиями внимание противника от основных направлений удара.
4. Маскировку применением к местности и обстановке проводить, используя рельеф местности, растительность, местные предметы, туман, дождь, пыль, дым и шум артиллерийской стрельбы и снижающихся самолетов.
5. Продвижение при выполнении боевых задач по направлениям движения совершать скрытыми подступами, преодолевая открытые участки местности бросками на больших скоростях.
6. Категорически запретить выход на предварительную разведку или рекогносцировку в форме танковых войск (специальных шлемах, кожаных куртках, синих комбинезонах и др.).
7. Каждый командир должен твердо помнить и учить личный состав своих частей и подразделений тому, что маскировка является одним из главнейших условий, обеспечивающих внезапность и успех боевых действий танковых частей, что маскировка боевых действий танков является одним из главнейших элементов боевой работы экипажа танков, без соблюдения которого любая боевая задача обречена на неуспех.

Начальник инженерных войск
4-й танковой армии
(подпись)


Начальник штаба инженерных войск
4-й танковой армии
(подпись)


Указания
начальника инженерных войск
4-й танковой армии
по маскировке материальной части
танковых соединений
при перевозке по железной дороге
(15 ноября 1943 г.)



«УТВЕРЖДАЮ»
Начальник инженерных войск
4-й танковой армией
(подпись)

 
15 ноября 1943 г.
Секретно

УКАЗАНИЯ
ПО МАСКИРОВКЕ МАТЕРИАЛЬНОЙ ЧАСТИ ТАНКОВЫХ
СОЕДИНЕНИЙ ПРИ ПЕРЕВОЗКЕ ПО ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

I. Общие положения

1. Из существующих в практике методов маскировки танков при перевозках по железной дороге может быть применен только один – деформация. Метод имитации и скрытия здесь не применим, так как сам железнодорожный состав уже является демаскирующим какую-то перевозку.
2. Метод деформации заключается в искажении формы танка с целью сделать танк неузнаваемым и при наблюдении противника ввести его в заблуждение, показав вместо танка другие объекты, а в настоящем случае другие виды перевозки.
3. Маскировка танков требует не только детального изучения всех демаскирующих признаков, но и исследования всех свойств танков, которые могут и должны быть использованы для изменения внешней формы танков.
4. Следует отметить, что маскировка каждой отдельной машины определяет и обеспечивает успех маскировки всего эшелона в целом.
5. В маскировке танков, следующих по железной дороге, следует не допускать тех приемов маскировки, которые по своему несоответствию месту (железнодорожный состав) будут танки и состав в целом демаскировать. Например, маскировка под кустарник. При маскировке эшелона в целом следует продумывать в деталях маскировку каждой платформы (танка) и проверять, как она вписывается в общий рисунок маскируемого эшелона.
6. Маскировка танков в составе железнодорожного эшелона в основном предусматривает маскировку от воздушного наблюдения, поэтому основное внимание следует обращать на маскировку горизонтальных плоскостей.

II. Средства и приемы маскировки в железнодорожном эшелоне

1. При наблюдении танков с воздуха они представляются в виде прямоугольников, что позволяет их при маскировке вписывать в любые габаритные грузы железной дороги. Основными демаскирующими признаками здесь являются башни танков, стволы орудий и гусеницы, выходящие за пределы прямоугольника.
2. Основным приемом маскировки танков, перевозимых по железной дороге, является придание им формы наиболее распространенных видов железнодорожных перевозок, к которым следует отнести:
а) крытые товарные вагоны;
б) платформы, груженные круглым лесом;
в) платформы, груженные пилолесом;
г) платформы, груженные прессованным сеном;
д) платформы, груженные соломой;
е) платформы, груженные свежим сеном (навалом);
ж.) платформы, груженные под грузы неопределенной конфигурации.
3. При маскировке танков на платформе следует применять наряду с подручными и строительными материалами, являющимися основными средствами маскировки, и табельные маскировочные средства как дополнение в сочетании и комбинации с остальными маскировочными средствами (сети, брезенты, маскировочные покрытия).
4. При производстве работ по маскировке учитывать, что средства маскировки будут подвержены большим ветрам и сотрясениям во время движения эшелона, поэтому особое внимание следует уделять крепежным работам.

III. Маскировка под габаритные грузы железнодорожных перевозок

1. Крытый товарный вагон.
По жесткому каркасу покрывается кровля, для чего используются толь, рубероид, фанера (крашеная) или плетни из темных ветвей. Боковые стены закрываются сетями, брезентом, плетнями или фанерой с обозначением теми же материалами прямоугольных темных пятен дверных проемов.
2. Платформа, груженная круглым лесом.
По корпусу верхняя горизонтальная плоскость покрывается обводом (горбылем, распилом или жердями). Боковые плоскости забираются тем же материалом в разбежку. Можно боковые плоскости закрывать соломенными матами или плетнями.
3. Платформа, груженная пиломатериалом.
Маскируется так же, как указано во втором случае, но вместо обвода употребляются доски.
4. Платформа, груженная прессованным сеном.
а) Все плоскости покрываются по корпусу сетями с густым заполнением сеном или соломой. Тюки сена обозначаются уложенными жердями или тонкими фашинами по размеру тюков.
б) Верхняя горизонтальная плоскость покрывается соломенными матами с обозначением тюков жердями или тонкими фашинами.
5. Платформа, груженная сеном или соломой навалом.
Маскируется так же, как и в четвертом случае, но прямолинейность формы не сохраняется и соломенные маты или сети с заполнением располагаются по корпусу произвольной формы, основанием вписанному в габарит железнодорожной платформы.
6. Платформа, груженная свежим сеном.
Корпусу придается форма стога по габариту платформы, связанному стойками. Покрытием служат сети с заплетенной свежей травой или же зеленые маскировочные ковры.
7. Платформы, груженные различными негабаритными грузами.
Танк покрывается брезентом, желательно с камуфлированием, а поверх брезента грузятся различные предметы хозяйственного обихода: например, пустые ящики, бочки, двуколки и другие подручные средства, которыми можно имитировать.
Примечание. Приведенные в настоящих указаниях способы и средства маскировки не исчерпывают всех возможностей и при разработке маскировочного решения следует предусматривать использование табельных и подручных средств в зависимости от местных условий.

Начальник штаба инженерных войск
4-й танковой армии
(подпись)


Приказ
войскам 2-го Украинского фронта
№ 0200
о мероприятиях по борьбе
с контратакующими группами
пехоты и танков противника
(24.11.43 г.)



ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 2-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА
№ 0200

24 ноября 1943 г. Действующая армия

          В условиях наступления наших войск противник для удержания своих позиций часто применяет мелкие контратаки пехоты. Это слабое место противника нами плохо используется. При нашей плотности артиллерийского огня и насыщения боевых порядков большим количеством автоматного, пулеметного и минометного огня противник, применяя такие контратаки, идет на самоуничтожение, а каждому нашему командиру подразделения и части дается возможность истребить своим огнем больше вражеских солдат и офицеров.
          Однако некоторые командиры и начальники этого не понимают, часто контратаками прикрывают свое бездействие в наступлении, плохо используют огонь для уничтожения контратакующею врага. У нас есть все возможности сорвать контратаки противника в зародыше, а после этого перейти самим в решительную атаку и добить врага.
          Неудовлетворительные результаты уничтожения контратакующего противника и задержка темпов в наступлении вследствие контратак врага происходят потому, что у нас слабо организуется разведка поля боя, особенно артиллерийская. Есть немало случаев, когда наступающие части, особенно артиллерийские, забывают об элементарных требованиях быть постоянно готовыми к отражению контратак противника. Участков заградительного огня не подготавливают, наблюдения за скрытыми подступами не ведут и своевременный маневр батарей сопровождения не производят. В силу этого при появлении контратакующих групп противника огонь зачастую открывается несвоевременно, ведется без плана и без учета потребного количества и качества артиллерии для уничтожения противника – огонь нервный и в большинстве случаев плохо управляемый. Все это весьма снижает его эффективность и дает возможность противнику отделываться небольшими потерями.
          ПРИКАЗЫВАЮ:
          1. Решительно, всеми видами огня уничтожать контратакующие группы пехоты и танков противника. В любых условиях наступательного боя и в каждый его период подготавливать заблаговременно для всей артиллерии огневые заграждения как против пехоты, так и против танков. Участки заградительного огня, как положено, литеровать и распределять по дивизионам с обязательным указанием на местности. Заградительным огнем в первую очередь перекрывать направления скрытых подступов и наиболее слабые места наших боевых порядков. В соответствии с распределением огня ввести строгую ответственность командиров частей и подразделений за непроницаемость порученных им направлений и уничтожение контратакующего противника.
          Установить четкую систему вызова огня по сигналу.
          Огонь открывать в кратчайшие сроки (в пределах 2 минут для дивизиона и 5 минут для групп); упорядочить управление огнем дивизиона и группы.
          2. Резко повысить гибкость огня батарей и орудий прямой наводки, требуя умения сосредоточить огонь в нужном направлении.
          3. Для уничтожения контратакующего противника шире применять залповый огонь пехотного оружия.
          4. Внедрить в сознание всех офицеров и рядовых, что успех наступления зависит прежде всего от продвижения огня всех видов вперед и от смелого маневра пехотой и танками во фланг и тыл врагу.
          Мощью нашего огня сокрушить всякое сопротивление врага и смести вражеские укрепления.
          5. Приказ довести до командиров рот и батарей. По прочтении в частях приказы вернуть в штаб армии.
          О получении немедленно донести.

Командующий войсками
2-го Украинского фронта
(подпись)


Член Военного Совета
2-го Украинского фронта
(подпись)


Начальник штаба
2-го Украинского фронта
(подпись)


Приказ
войскам 3-й ударной армии
№ 00266
по боевой тренировке войск
к наступательной операции
по ликвидации
невельского плацдарма
противника
(1.11.43 г.)



ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 3-й УДАРНОЙ АРМИИ
№ 00266

1 ноября 1943 г. Действующая армия

          В наступательных операциях в летнюю кампанию 1943 г. войска нашей армии накопили богатейший опыт боевых действий.
          Операции по овладению г. Невель и ряд других частных боевых операций, проводимых войсками армии, показали, что войска армии, прорвав позиционную оборону, организовывали и умело проводили преследование отходящего противника.
          В ходе этих операций многие генералы и офицеры показали высокое мастерство в организации и проведении боя, а войска самоотверженность, мужество и умелые действия.
          Крупным недочетом является то, что этот богатейший боевой опыт в недостаточно обобщается, а примеры хорошых боевых действий и недочеты в организации боя плохо используются при обучении частей.
          ПРИКАЗЫВАЮ:
          1. Подготовку войск армии к наступательным действиям организовать и проводить под личным руководством командиров корпусов и дивизий, подчинить основной идее – учить войска только тому, что от них конкретно потребуется в предстоящих операциях.
          2. Главной задачей этой подготовки ставлю: научить офицерский состав части и подразделения умело вести наступательный бой при прорыве оборонительной полосы противника и подготовить его в сокращенные сроки к решению задач, которые на него будут возложены.
          3. С этой целью в дивизиях, намеченных для действий в первом эшелоне армии, главное внимание в обучении уделить:
          а) тщательной отработке боевых порядков пехоты, танков и саперов для прорыва. Роты, батальоны, полки учить наступлению в тех боевых порядках, в которых им предстоит действовать. Практиковать перебежку и передвижение цепями взводов (в крайнем случае отделениями), вовсе не допуская перебежек одиночными бойцами;
          б) безостановочному продвижению вперед за танками стрелковых цепей со всеми огневыми средствами пехоты (пулеметы, минометы, противотанковые ружья, пушки, противотанковые орудия) от исходных траншей до объектов атаки, используя эффект артиллерийского и авиационного воздействия на обороняющегося противника;
          в) энергичной, смелой атаке пехотой (огнем и холодным оружием) и уничтожению противника в первых траншеях, безостановочному продвижению рот в первой линии за танками ко вторым траншеям (без задержки для очистки траншей от противника, для чего выделить подразделения из резерва командира батальона). Стрелковые подразделения продвигать за артиллерийским огнем без всяких пауз, без отрыва, чтобы уничтожить живую силу врага и захватить его оборонительные сооружения, не давая возможности противнику оправиться и ожить после огня нашей артиллерии;
          г) смелому, дерзкому продвижению танков к объектам атаки и атаки огневых точек противника впереди своей пехоты. Стремительному продвижению вперед отдельных танков и танковых подразделений и частей с задачей захвата и удержания (до подхода пехоты) основных опорных пунктов или рубежей противника;
          д) движению саперов в боевых порядках наступающей пехоты и танков, быстрому разминированию саперами мин противника и устройству переправ через заболоченные участки;
          е) продвижению вперед огня всех видов (артиллерийского, авиационного, РС, минометного, пулеметного) с целью обеспечения беспрепятственного и безостановочного движения пехоты с исходного положения для наступления и на всю глубину тактической обороны противника; подавлению отдельных огневых точек противника собственными средствами наступающей пехоты и отражению контратак мелких групп противника;
          ж) своевременному вызову огня артиллерии, РС, штурмовой авиации сигналами командиров рот, батальонов для обеспечения безостановочного продвижения пехоты;
          з) четкому и непрерывному сопровождению пехоты огнем и колесами артиллерии (приданной и поддерживающей) на всю тактическую глубину обороны противника; наличию в боевых порядках пехоты батальонной, полковой и части дивизионной артиллерии; быстрому развертыванию артиллерии для отражения контратак танков и пехоты противника.
          4. Все вышеперечисленные задачи отработать настолько четко, чтобы каждый батальон, рота, взвод в предстоящих боях автоматически выполняли все приемы продвижения вперед за танками и за огнем артиллерии и авиации. С этой целью отдельные подразделения пехоты обучать выполнению тех особых задач, которые они будут выполнять при наступлении (стрелковые отделения, выделяемые для помощи артиллеристам, обучать возить пушку на лямках; саперов, намеченных сопровождать пехоту и танки, обучать вместе с ними; офицеров-танкистов и артиллеристов, которые будут наступать вместе с пехотой, привлекать на совместные занятия с теми подразделениями пехоты, с которыми будут наступать).
          5. Обучение частей проводить на местности, похожей на ту, где предстоит действовать подразделениям.
          В инженерном отношении на местности частично построить, частично обозначить такие же оборонительные сооружения, какие предстоит преодолевать при наступлении.
          Офицерский состав предварительно обучать на ящике с песком и рельефной карте.
          6. В боевой подготовке частей и соединений, намеченных для действий во втором эшелоне армии и в резерве командиров соединений, помимо перечисленных вопросов, отрабатывать следующие:
          а) энергичное, безостановочное продвижение частей и подразделений пехоты на поле боя в зоне редкого артиллерийского и минометного огня противника в маневренных боевых порядках;
          б) быстрое развертывание пехоты в цепь и атаку с хода противника, занимающего поспешную оборону, подавляя его огневые точки своими штатными и приданными огневыми средствами;
          в) стремительные удары во фланг и тыл отходящих частей и подразделений противника, препятствуя их остановке и переходу к обороне.
          7. Во всей подготовке войск к предстоящим боевым действиям четко отработать следующее:
          а) всеми огневыми средствами наносить живой силе и огневым средствам противника настолько мощные поражения, чтобы обеспечить беспрепятственное, с наименьшими потерями, продвижение своей пехоты;
          б) обучать офицерский состав в штабы управлять боем со следующих пунктов управления: командир роты – при резервном взводе, командир батальона – при резервной роте, командир полка – при резервном подразделении, но не далее 2-3 км от передовых подразделений, командир корпуса – в 5-6 км от передовых частей, всем командирам танковых частей и соединений управлять из танков, находясь в боевых порядках наступающих танковых подразделений;
          в) весь личный состав всех родов войск (в первую очередь офицеров) обучить воспитывать смелым, дерзким, инициативным действиям, точно выполняя боевые приказы.
          8. На все занятия боевых частей и подразделений привлекать органы тыла и обучать их практическому выполнению питания боя огнеприпасами и эвакуации раненых с поля боя.

Командующий войсками
3-й ударной армии
(подпись)


Член Военного Совета
3-й ударной армии
(подпись)


Начальник штаба 3-й ударной армии
(подпись)


Директива
командующего
Бронетанковыми и Механизированными войсками
Красной Армии
№ 4406157с
о недочетах в подготовке штабов
бронетанковых и механизированных
соединений
и о мероприятиях по устранению недочетов
(10 ноября 1943 г.)



НКО СССР
КОМАНДУЮЩИЙ
БРОНЕТАНКОВЫМИ
И МЕХАНИЗИРОВАННЫМИ
ВОЙСКАМИ
КРАСНОЙ АРМИИ
10 ноября 1943 г.
№ 4406157с
.
.

КОМАНДУЮЩИМ БТ и МВ ФРОНТОВ
КОМАНДУЮЩИМ ТАНКОВЫМИ ЛАГЕРЯМИ
КОМАНДУЮЩИМ ТАНКОВЫМИ АРМИЯМИ
КОМАНДИРАМ ТАНКОВЫХ И МЕХАНИЗИРОВАННЫХ КОРПУСОВ

          Боевые действия танковых и механизированных войск, а также учения, проведенные штабом БТ и МВ КА в соединениях, показали, что в подготовке офицерского состава штабов соединений и в подготовке штабов в целом продолжают оставаться существенные недостатки, отрицательно влияющие на управление войсками в бою.
          1. Начальники штабов организацией и ведением разведки систематически не руководят, передоверяют это дело офицерам-разведчикам. Деятельность же офицеров разведывательной службы штабов не направлена целеустремленно и активно на раскрытие замысла противника, его сил и средств, а изобилует случайными элементами (что легче удастся добыть); целеустремленного плана разведки составлять не умеют; задачи разведывательным органам ставятся не по объектам, а по направлениям; количество разведывательных органов и из состав определяются непродуманно, без учета конкретной обстановки; боевая разведка на поле боя не дает возможности сделать вывод о противнике.
          Такая постановка разведывательной службы не обеспечивает командиру соединения необходимых данных для принятия правильного и своевременного решения, и в результате, при выполнении боевых задач, танковые и механизированные соединения и части зачастую действуют вслепую, нерешительно, попадают в огневые мешки противотанковой обороны противника и несут большие потери.
          2. Штабы не организуют четкого взаимодействия как внутри соединения, так и с приданной и поддерживающей артиллерией и авиацией; огневые средства армейской и корпусной артиллерии для обеспечения действий танков не используют; своевременной поддержки и прикрытия авиацией боевых порядков танков не получается, потому что штабы танковых и механизированных соединений не добиваются прямой и надежной связи с аэродромами приданной и поддерживающей авиации; нет согласованности в нанесении противнику удара одновременно всеми средствами (танки, артиллерия, авиация, пехота) – танки атакуют противника после окончания артиллерийской подготовки и не используют огня артиллерии и минометов для того, чтобы сблизиться с противником, ворваться в его боевые порядки, зачастую из-за несогласованности корпуса атакуют противника, вводя в бой свои части разрозненно, непоследовательно, с большими интервалами одну после другой.
          Плохая работа штабов по организации взаимодействия между частями и соединениями корпуса, а также с приданными или поддерживающими родами войск снижает эффект воздействия танковых и механизированных войск на противника и ведет к излишним потерям.
          3. В отделах штабов и службах управления танковыми и механизированными соединениями нет четкого распределения обязанности между офицерами. Это ведет в бою к ненужной суете и потере управления войсками.
          Штабы танковых армий, танковых и механизированных корпусов, за редким исключением (1 ТА, 7 гв. тк, 25 тк, 8 гв. мк), являются передатчиками своему командиру сырого материала по донесениям нижестоящих штабов, а не подготавливают и не докладывают своих предложений для решений командира (3 гв. ТА, 5 гв. ТА и др.).
          Штабы не организуют постоянного и действенного контроля за готовностью войск к началу боевых действий и за выполнением решений командира соединения; направленцы оперативных отделов не являют инициативными офицерами, ответственными за правильное выполнение решений командира войсками их направления, а лишь фотографируют факты и докладывают сырой материал начальнику штаба; офицеры связи не являются средством контроля за боевой деятельностью войск, а превращены в квалифицированных посыльных.
          Как правило, в штабах отсутствует сколоченная и подготовленная оперативная группа для работы на наблюдательном пункте командира соединения, причем зачастую наблюдательные пункты располагаются в оврагах, лесах и фактически наблюдения за полем боя не обеспечивают.
          Средства связи для управления войсками используются непродуманно, без учета расстояния и времени; подвижные средства связи используются плохо.
          Совершенно неудовлетворительно поставлена информация внутри соединения, обмен информацией с соседями и высшими штабами. В результате этого соединения и части своевременно не знают в полном объеме создавшейся обстановки, не могут использовать успеха одних частей или притти на помощь к другим.
          4. Штабы танковых армии, танковых и механизированных корпусов в бою не исправляют недочеты (в организации разведки, управлении войсками, взаимодействии войск) в работе нижестоящих штабов, не выезжают в нижестоящие штабы и не учат их в процессе боя (операции), а ограничиваются кабинетным руководством, в результате чего ошибки, допускаемые в управлении войсками, повторяются.
          Несмотря на то что эти же недостатки в подготовке офицерского состава и сколоченности штабов отмечались и ранее, командиры танковых и механизированных соединений не используют полностью имеющегося в их распоряжении времени (перерывы между боями, период пребывания в резерве Ставки), не проводят разборов работы штабов в проведенном бою (операции) с целью устранения недостатков и обмена опытом, не добиваются того, чтобы их штабы являлись полностью подготовленными и сколоченными организмами, могущими в любой обстановке обеспечить непрерывное и четкое управление войсками.
          Штабы БТ и МВ фронтов не контролируют боевую работу штабов танковых и механизированных соединений, не руководят ею, а являются лишь пассивными наблюдателями допускаемых подчас грубейших ошибок.
          В целях повышения выучки офицерского состава и подготовки штабов в целом ПРИКАЗЫВАЮ:
          1. Немедленно с выходом в резерв Ставки или фронта командирам корпусов доукомплектовывать личным составом штабы и не позднее чем через пять дней после вывода корпуса в резерв, не ожидая полного укомплектования соединения материальной частью и личным составом, начинать обучение штабных офицеров и подготовку штабов.
          2. Подготовку штабов, служб и тыла соединений проводить лично командирам соединений.
          3. Повседневными функциональными тренировками привить офицерскому составу штабов должные навыки в отработке оперативных документов и темпов работы (краткость, четкость, ясность).
          4. Подготовку штабов проводить методом двухстепенных командно-штабных учений в поле со средствами связи.
          Средства связи на учения выводить в полном объеме, необходимом для действительного управления соединениями в бою (в бригадах при отсутствии танков с радиостанциями взамен их выводить радиостанции, смонтированные на автомашинах).
          5. После каждой операции, помимо разбора боевых действий войск, проводить детальный разбор работы штабов по организации и динамике управления войсками с целью обмена опытом и устранения недочетов.
          6. Командующим танковыми лагерями организовать и систематически проводить занятия с генералами и руководящим офицерским составом танковых и механизированных соединений и частей, расположенных в лагерях, и повседневно контролировать ход подготовки штабов.
          7. Командующим и штабам БТ и МВ фронтов контролировать работу штабов танковых и механизированных соединений в процессе операции и своевременно устранять недочеты в управлении войсками.

Заместитель командующего БТ и МВ КА
(подпись)


Начальник штаба БТ и МВ КА
(подпись)


Приказ
командующего войсками армии
№ 00546
об уроках и опыте
боевых действий войск армии
за период
октябрь-ноябрь 1943 года
(9.12.43 г.)



ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 37 АРМИИ
№ 00546

9 декабря 1943 г. Действующая армия
Содержание.   Об уроках и опыте боевых действий войск армии за период октябрь-ноябрь 1943 г.

          Войска армии, успешно форсировав р. Днепр, захватили на правом берегу обширный плацдарм и совместно с другими армиями 2-го Украинского фронта ведут борьбу по освобождению южной и правобережной Украины от немецко-фашистских захватчиков.
          Личный состав армии проявил немало мужества, упорства, умения и настойчивости в выполнении поставленных перед армией задач как в период форсирования р. Днепр, так и в боях за плацдарм.
          Войска армии с ожесточенными боями прошли от р. Днепр на запад свыше 120 км, освободив при этом 205 населенных пунктов.
          За октябрь и первую декаду ноября армия нанесла немецко-фашистским войскам тяжелые потери: убито до 22 тыс. солдат и офицеров, подбито и сожжено 287 танков, 34 самоходных орудия, 45 бронемашин, свыше 70 орудий, до 100 пулеметов и много другой техники врага. За октябрь и ноябрь нашими войсками захвачены большие трофеи: танков – 53, самоходных орудий – 6, бронемашин – 2, орудий – 71, пулеметов – 295, автомашин – 155, снарядов – 110 тыс., мин – 15 тыс., винтовочных патронов – 4 200 тыс., бензина – 210 т и много другого.
          Но одновременно с имеющимися успехами в период прошедших боев на правом берегу р. Днепр вскрылся ряд существенных недочетов в боевых действиях соединений, частей и подразделений всех родов войск, в организации управления боем, в боевом и материальном обеспечении войск.
          Основными недочетами являются:
          1. Пехота. При наступлении не выполняет основных требований уставов. Наступление ждется скученно, перебежки отсутствуют. На исходном положении для атаки не окапывается, организация атаки и постановка задач мелким подразделениям отсутствовали, на достигнутых рубежах пехота не закреплялась. Отсутствует маневр на поле боя. Атака, как правило, ведется в лоб. Отсутствует стремление выйти на фланг и тыл врагу.
          Боевые порядки не соответствовали требованиям приказа НКО № 306 от 8 октября 1942 года и БУП, ч. I и II, что приводило к потере управления подразделениями и частями, к излишним потерям людей и материальной части при наступлении. Целеуказания, уставные команды и постановка задач бойцам, расчетам пулеметов командирами отделений и даже взводов, как правило, отсутствуют. Бойцы и даже командиры своих задач не знают, поэтому зачастую действуют вслепую. Забыто основное правило – «каждый должен понимать свой маневр».
          Огневые средства пехоты, пулеметы, противотанковые ружья и мелкокалиберная артиллерия используются неумело. Залповый огонь не применяется. Пулеметный огонь для поддержки пехоты не применяется. Слабо используются пехотные средства борьбы с танками противника – противотанковые ружья, бутылки «КС», противотанковые гранаты. Бой мелких подразделений пехоты не организуется. Командный состав от командира взвода до командира полка слабо организует на поле боя взаимодействие пехоты с артиллерией и танками: как правило, пехота действует самостоятельно. Боевые порядки пехоты не обеспечиваются от фланговых контратак противника специально назначенными артиллерийскими и пулеметными средствами, то же самое и средствами ПТО. Медленно создавались участки минных заграждений на танкоопасных направлениях. Разведка противника, несмотря на ряд приказов и распоряжений, организуется слабо, особенно это относится к периоду боев под Кривой Рог 20-29.10.43 г., а в период наступления и преследования противника, как правило, не ведется. Слабо организуется командирское наблюдение за полем боя.
          При организации преследования подвижные передовые отряды не выделяются. Преследование ведется огульно всем боевым порядком без закрепления рубежей, вследствие чего части и соединения растягиваются, не держатся собранно в руках командира и зачастую бывают не готовы к отражению контратак противника и всевозможных случайностей.
          2. Артиллерия. Не все командиры соединений и частей научились в полной мере использовать всю мощь артиллерии и минометов всех калибров при наступлении против обороняющегося противника и при преследовании его.
          Там где требовалось на отдельных участках фронта сломить сопротивление противника, разгромить его отдельные узлы и опорные пункты массированным огнем артиллерии, таковая использовалась недостаточно, недостаточно неумело организуется артиллерийское наступление, отсутствует надежное управление артиллерией со стороны командиров соединений и артиллерийских начальников. Подготовка исходных данных для стрельбы артиллерии слабая. Планшеты не изготовлены. Отсутствует учет целей и прицельный огонь.
          Артиллерия при наступлении отставала от боевых порядков пехоты и не поддерживала ее. Передовые наблюдательные пункты артиллерии отстают от боевых порядков пехоты. Командиры всех степеней не принимают должных мер к подтягиванию артиллерии к боевым порядкам пехоты.
          Командиры батарей, дивизионов, полков отстают от командиров рот, батальонов, полков, которые они поддерживают.
          Опыт боев с танками противника в процессе наступления и преследования показал, что для борьбы с ними следует создавать на определенных рубежах противотанковые опорные пункты, привлекая для этого артиллерию всех калибров и противотанковые ружья.
          В прошедших боях на танкоопасных направлениях и при наличии угрозы танковых контратак противника не создавались подвижные ПТОП, передвигающиеся от одного рубежа до другого совместно с продвижением пехоты.
          Истребительно-противотанковые артиллерийские полки дробились отдельными батареями и даже орудиями, что приводило к распылению артиллерийских средств и непрочности противотанковой обороны. Мало артиллерии выдвигалось непосредственно в боевые порядки пехоты для ее сопровождения и стрельбы прямой наводкой по танкам.
          Командирам орудий прямой наводки не ставятся конкретные цели, которые они обязаны уничтожить. Не нарезаются секторы обстрела. Постановка ясных задач каждому орудию отсутствуют. Команды не подаются. При наличии нескольких целей распределение их по отдельным орудиям, батареям не производится, что приводит к тому, что по одной и той же цели ведут огонь несколько орудий, а другие цели остаются не пораженными, не определяется важность целей, которые надо поразить в первую очередь. Это происходит вследствие того, что орудия прямой наводки предоставлены на откуп командиров орудий, начальники артиллерии полков, командиры батарей и дивизионов самоустраняются от руководства орудиями прямой наводки, не объединяют их в группы, а командующие артиллерией дивизий и корпусов не проверяют организацию управления орудиями прямой наводки. Не выделяется артиллерия, специально предназначенная для отражения фланговых контратак противника с целью обеспечения продвижения пехоты.
          3. Танки. В прошедших боях выявилась исключительно плохая организация взаимодействия пехоты и артиллерии с танками. Танки отрываются от пехоты и ведут бой самостоятельно. При наступлении на поле боя не маневрируют, не обходят противотанковые районы, не изучают скрытых подходов, боятся лощин и балок, выходят на гребни высот, останавливаются и безнаказанно расстреливаются ПТО противника.
          Боевые порядки танковых подразделений строится по шаблону, без учета характера действий противника и рельефа местности. Разведка на поле боя танков совместно с пехотой не ведется, вследствие чего танки подрываются на минных полях и несут потери от огня артиллерии противника, из-за плохой организации взаимодействия, танки не сопровождаются и не поддерживаются артиллерией. Приказ НКО № 325 от 16.11.42 г. не выполняется.
          4. Управление. Культура работы штабов стоит на низком уровне, штабы соединений и частей еще не умеют в маневренном бою четко организовать управление войсками. Командные пункты отстают от боевых порядков на 8-15 км, теряя связь с частями (особенно 57 ск).
          Проводная связь не успевала развертываться за движением частей, а командиры соединений и частей мало уделяли внимания обеспечению радиосвязи и зачастую неправильно и не в полной мере ее использовали.
          Информация вышестоящих штабов нижестоящими штабами организована была нечетко. Боевые донесения, сводки и другие отчетные оперативные документы, как правило, своевременно не представлялись в вышестоящий штаб, нередко в информациях и донесениях докладывались ложные данные об обстановке. Командиры частей и соединений не уделяли должного внимания руководству работой своих штабов. Меры скрытности переговоров не соблюдаются. Переговоры по телефону и радио ведутся открыто, что раскрывает противнику все наши действия и замыслы.
          5. Материальное обеспечение. В период наступательных боев и преследования командиры всех степеней не уделяли должного внимания вопросам материального обеспечения боя.
          Командиры корпусов и дивизий самоустранились от решения этих важных вопросов обеспечения войск. Иногда в напряженный период боя артиллерия ощущала острый недостаток в боеприпасах, потому что не были приняты решительные меры по их доставке с ДОП. Работники тыла отрывались от войск, вследствие чего не знали хозяйственных нужд, запросов частей и действительного их обеспечения. Имелись случаи неравномерного распределения боеприпасов, продуктов, ГСМ и обмундирования между соединениями, а также и перебои с снабжением частей и соединений боеприпасами, продовольствием и обмундированием.

          ПРИКАЗЫВАЮ:

          1. Командирам соединений и частей изучить опыт и урока боев за захват и расширение плацдарма на правом берегу р. Днепр и сделать соответствующие практические выводы.
          Разъяснить всему личному составу в пределах положенного масштаба недочеты и положительные стороны прошедших боев. Провести разборы и занятия (в период затишья боя) с офицерским составом всех степеней по конкретным материалам боев.
          2. Решительно улучшить организацию взаимодействия родов войск во всех видах боя.
          Радиосвязь артиллерии и пехоты с танками осуществлять на радиоволнах танков. Особое внимание уделить вопросам массированного применения артиллерии, маневру огнем всей артиллерии и организации ПТОП как при обороне, так и при наступлении.
          Артиллерию всех калибров, поставленную для стрельбы прямой наводкой, иметь от переднего края не далее: 45-мм ПА – 300 м, 76-мм ДА – ИПТАП и 122-мм – 500-800 м, орудия для стрельбы прямой наводкой сводить в группы под командованием начальников артиллерии стрелковых полков или командиров дивизионов.
          3. Повседневно учить пехоту действиям в наступлении, в преследовании и обороне, в соответствии с приказом НКО № 306 от 8.10.42 и БУП, часть I и II.
          Особое внимание уделить максимальному использованию пехотных средств – противотанковых орудий, противотанковых ружей, бутылок «КС» и противотанковых гранат, научить быстро закреплять захваченные рубежи. Эффективно использовать огонь пулеметов и фланговый огонь.
          Созданные отряды истребителей танков смелее использовать по назначению, добиваясь высокой эффективность в их работе.
          4. Коренным образом улучшить дело организации разведки и наблюдение во всех видах боя, улучшить качественный состав офицеров – разведчиков и разведподразделений. В ротах, батальонах иметь подготовленных наблюдателей за полем боя.
          Командирам соединений и частей лично руководить организацией разведки и наблюдением за полем боя.
          5 Улучшить работу штабов всех степеней. Повысить штабную культуру, особенно в отработке оперативной документации.
          Положить конец формальному отношению к информации вышестоящего штаба.
          Добиться четкого и своевременного представления донесений, сводок и других отчетных документов в вышестоящий штаб.
          Привлекать к строгой ответственности лиц, представляющтх ложную информацию об обстановке.
          Покончить с открытой болтовней по проводам и радио, открывающей наши замыслы врагу. Неуклонно соблюдать меры скрытого управления.
          6. В течение декабря 1943 г.:
          а) Со всем офицерским составом боевых частей изучить приказы НКО № 306 от 8.10.42 и № 325 от 16.11. 42 г. до командира роты и батареи включительно.
          б) Всему офицерскому и сержантскому составу изучить БУП, часть I до командира отделения включительно, БУП, часть II – до командира роты включительно.
          в) Провести занятия со всем офицерским составом и бойцами по изучению Устава пехоты, часть I.
          Командирам соединений о принятых мерах донести мне к 15 декабря 1943 г.
          7. Приказ довести до командиров батальонов и артиллерийских дивизионов включительно.

Командующий войсками 37 армии
генерал-лейтенант ШАРОХИН


Член Военного Совета 37 армии
полковник АНОШИН


Начальник штаба 37 армии
полковник БЛАЖЕЙ


Директива
командующего войсками 2-го Прибалтийского фронта
№ 0062
о построении
боевых порядков армии
в обороне
(23.11.43)


.

КОМАНДУЮЩИМ АРМИЯМИ

          1. Перед войсками Второго Прибалтийского фронта временно поставлены задачи прочного удержания занимаемых рубежей, с одновременной подготовкой войск к наступательным действиям. Для решения этих задач ПРИКАЗЫВАЮ вам, командирам корпусов и дивизий, организовать такое построение боевых порядков войск и так оборудовать в инженерном отношении оборонительные рубежи, чтобы превратить оборону в не доступную для танков и пехоты противника и одновременно в хорошие и удобные исходные районы для перехода войск в наступление.
          2. Боевые порядки войск в обороне строить, исходя из следующего:
          а) при фронте обороны дивизии до 12-15 км иметь плотный сплошной огонь всех видов оружия перед передним краем;
          б) при ширине фронта обороны дивизии более 15 км прочно прикрыть огнем (всех видов) и пехотой основные направления и перекрыть артиллерийским и минометных огнем всю полосу обороны перед передним краем;
          в) при любой ширине фронта обороны дивизии в руках командиров полков и дивизий иметь достаточно сильные резервы (пехоты, артиллерии) как для производства контратак, так и для занятия резервами позиций в глубине обороны.
          3. Организацию огня в обороне (всех видов) построить, руководствуясь следующим:
          а) огонь пехотного оружия (личное оружие, пулеметы, минометы) перед передним краем иметь такой плотности, чтобы остановить перед ним наступающую пехоту противника; для ведения огня перед передним краем обязательно привлекать станковые пулеметы и минометы батальонных резервов и все минометы полков, обороняющих главную полосу обороны;
          б) огонь артиллерии (дивизионной и усиления) строить с расчетом привлечения для стрельбы перед передним краем обороны всей артиллерии; часть артиллерии (дивизионной и усиления) размещать в обороне так, чтобы она была готова вести огонь по наступающему противнику в глубине нашей обороны, не меняя огневых позиций, принимая на себя целиком уничтожение прорвавшегося противника в тот период, когда артиллерия, размещенная ближе к переднему краю, будет вынуждена менять огневые позиции; в плане артиллерийского огня тщательно предусмотреть и подготовить огонь артиллерии (используя все возможности траекторий) по основным направлениям возможного наступления противника в полосе соседних дивизий;
          в) огонь гвардейских минометных частей планировать по принципу широкого маневра (колесами и траекториями) из глубины и по фронту на все основные направления, проведя все предварительные расчеты и подготовку.
          4. Организации противотанковой обороны уделить особое внимание. Все основные танкодоступные направления прикрыть артиллерийским огнем такой плотности, чтобы отразить массированную атаку танков.
          Эшелонирование активных средств противотанковой обороны проводить следующим порядком:
          а) всей батальонной артиллерии, всей артиллерии полков первого эшелона обороны обеспечить ведение огня перед передним краем обороны;
          б) большую часть пушек истребительно-противотанковых дивизионов дивизий размещать также для стрельбы по танкам перед передним краем;
          в) для стрельбы перед передним краем размещать также и некоторую часть дивизионной артиллерии и артиллерии усиления – истребительно-противотанковых артиллерийских полков;
          г) непосредственное размещение артиллерии на огневых позициях проводить в основных противотанковых районах на путях наиболее вероятного движения танков противника из расчета не менее 10-15 орудий на 1 км фронта;
          д) в глубине обороны (на линии батальонных и полковых резервов) привлечь к противотанковой обороне для стрельбы прямой наводкой с основных и запасных позиций всю дивизионную артиллерию, артиллерию истребительно-противотанковых артиллерийских полков, артиллерию усиления и танки; предусмотреть широкий маневр артиллерии (колесами) для усиления танкодоступных районов на соседних участках, подготовив заранее огневые позиции для этой артиллерии и маршруты;
          е) противотанковую оборону в глубине (на линии дивизионных резервов и дивизий вторых эшелонов) строить за счет штатной артиллерии этих частей и маневра артиллерии и танков армейских резервов.
          5. Танки и самоходно-артиллерийские полки использовать главным образом для отражения танков и пехоты противника стрельбой с места. С этой целью часть танков, приданных командирам корпусов и дивизий, закопать на направлениях наиболее вероятных танковых атак противника. Для всех остальных танков подготовить позиции к стрельбе с места на основных танкоопасных направлениях и маршруты для движения на эти позиции.
          6. По инженерным оборонительным сооружениям произвести следующие работы:
          а) к 1.12.43 г. отрыть полного профиля траншеи и ходы сообщения на глубину полковых участков обороны; в траншеях иметь подготовленные огневые позиции для стрелков и всех видов стрелкового оружия, причем для каждого ручного и станкового пулемета иметь не менее трех огневых площадок (основная, запасная и дополнительная); для всего личного состава построить укрытия от осколков и непогоды (подбрустверные блиндажи, землянки, с соответствующим их отеплением); кроме того, полностью оборудовать командные и наблюдательные пункты, огневые позиции артиллерии и минометов;
          б) всю имеющуюся в наличии колючую проволоку установить перед передним краем, прикрыв в первую очередь основные направления; сейчас же переставить на зимнее положение спирали Бруно и рогатки.
          в) в процессе проведения оборонительных мероприятий обратить особое внимание на маскировку огневых позиций тяжелого стрелкового оружия и укрытий личного состава;
          г) частям вторых эшелонов и резервам окопаться также преимущественно в противотанковых районах;
          д) в последующем подготовить участки главной оборонительной полосы за озерами, имея в виду занять их войсками с появлением прочного льда и совершенствовать остальные участки главной оборонительной полосы, руководствуясь инструкцией по применению системы траншей и позиционной обороне, изданной Генштабом Красной Армии;
          и) в частях 1-й ударной армии и 22-й армии к 1.12.43 г. закончить полностью приспособление главной оборонительной полосы к условиям обороны в зимнее время; по минированию: в частях 1-й ударной и 22-й армии к 1.12.43 г. закончить проверку боеспособности и перестановки минных полей по-зимнему, поставить дополнительные минные поля в соответствии с условиями обороны в зимнее время;
          ж) в частях 6-й гвардейской армии и 3-й ударной армии продолжать минирование переднего края главной оборонительной полосы и тактической глубины обороны;
          з) к 1.12.43 г. закрыть минами все важнейшие танкоопасные направления и прикрыть ими противотанковые районы и огневые позиции артиллерии; при минировании неуклонно выполнять требования приказа Ставки Верховного Главнокомандования № 0396 от 2 июля 1943 г.; планы минирования в дивизиях проверить на месте командирам штабов армий до 1.12.43 г. и к 15.12.43 г. во всех армиях закончить минирование берегов водных преград, находящихся на переднем крае обороны;
          и) учитывая сравнительную легкость проделывания проходов в минных полях, расположенных за проволокой, широко применить минирование пространства между проволокой и первыми траншеями.
          7. В целях усиления ответственности командиров всех степеней за организацию обороны в период до 25.11.43 г. провести на местности утверждение решений по обороне старшими начальниками.
          8. Придавая особое значение прочному обеспечению стыков, до 27.11.43 г. распоряжением старших начальников провести на местности организацию огня (всех видов) и подготовку контратак на стыках (до стыков взводов включительно), привлекая для этой работы командиров фланговых частей и подразделений. Результаты работы по обеспечению стыков оформить актами.
          9. Распоряжениями командующих армиями, командиров корпусов и дивизий в период до 27.11.43 г. составить планы проведения оборонительного боя и операций. В этих планах (во всех инстанциях) предусмотреть различные варианты действий войск в случае наступления противника на одном или нескольких направлениях обороняемого участка (полосы, района). В эти же сроки под руководством старших начальников провести проигрыш (по карте и на местности) проведения оборонительного боя (операции) с руководящим офицерским составом и штабами. Планы проведения оборонительного боя (операции) утвердить старшим начальником. В данных планах предусмотреть и твердо проводить в жизнь использование огня (различных огневых средств) для отражения наступающего противника. Имея в виду наиболее эффективное применение огня, не допускать ведения артиллерийского огня по мелким целям, как то: отдельно действующий взвод, рота. Максимально активизировать огонь самой пехоты (пулеметы, минометы, винтовки).
          10. Распоряжением командиров корпусов и дивизий (с утверждением старшими начальниками) установить порядок несения службы в обороне и режим в районах и полосах обороняющихся войск. Данными указаниями предусмотреть:
          а) через какие сроки надлежит сменять подразделения и части пехоты, занимающие оборону передних траншей и находящиеся в службе охранения;
          б) какое количество огневых средств, пехоты, артиллерии и танков находится в постоянной боеготовности днем и ночью, какое количество отдыхает, занимается боевой подготовкой и т. д.;
          в) четкое несение службы охранения, разведки и наблюдения; боевое охранение усилить огневыми средствами – станковыми и ручными пулеметами, противотанковыми ружьями, минометами и 45-мм пушками; боевое охранение поддерживать артиллерией и огневыми средствами переднего края из глубины обороны специально выделенными батареями с запасных позиций; иметь с боевым охранением телефонную связь.
          11. Установить систематическую проверку обороны старшими начальниками. Порядок производства проверки определить распоряжением командиров корпусов и дивизий (кто, – начиная от командира роты, – когда и что проверяет и кому доносит).
          12. Выполнение данной директивы доносить внесрочными донесениями к 1 и 5.12.43 г.

Командующий войсками
Второго Прибалтийского фронта
генерал армии ПОПОВ


Член Военного Совета
Второго Прибалтийского фронта
генерал-лейтенант МЕХЛИС


Начальник штаба Второго Прибалтийского фронта
генерал-лейтенант САНДАЛОВ


№ 0062
23.11.43.

Указания
штаба 4-й танковой армии
№ 0271
о маскировке танков
(20 ноября 1943 г.)



Секретно
 

КОМАНДИРАМ СОЕДИНЕНИЙ
И ЧАСТЕЙ 4-й ТАНКОВОЙ АРМИИ

Маскировка перемещения крупных танковых и механизированных соединений вообще, а по железной дороге в особенности, требует больших подготовительных работ по заготовке маскировочных средств как табельных, так и из подручных материалов, а также серьезно продуманного плана маскировки железнодорожных эшелонов в целом.
Командующий армией приказал:
1. Немедленно приступить к подготовительным работам по маскировке танков, бронемашин, самоходных установок и артиллерии, руководствуясь в производстве подготовительных работ «Инструкцией и чертежами по маскировке», утвержденными Военным Советом армии, и указаниями заместителя командующего по инженерным войскам.
2. Одновременно с работами по подготовке маскировочных средств приступить к составлению плана маскировочных мероприятий железнодорожной перевозки.
План маскировочных мероприятий должен включать:
1) План-проект маскировка поэшелонно (инженерное графическое решение и расчет).
2) Ведомость наличия табельных средств, возможных к использованию при маскировке.
3) Расчет потребности в подготовке подручных маскировочных средств, исходя из принятого (поэшелонного) инженерного решения на маскировку.
4) Календарный план производства подготовительных работ, исходя из числа объектов маскировки по платформам, с расчетом окончания работ к 1 января 1944 г.
3. План маскировочных работ с заключением заместителя командующего по инженерным войскам – начальника инженерных войск представить на утверждение Военного Совета армии к 1.12 1943 г.

Начальник штаба 4-й танковой армии
(подпись)


№ 0271
20.11 1943 г.