Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ! - - - 9 МАЯ 1945 ГОДА

Боевые донесения за май 1945 года

Распоряжение
по тылу штаба
17-го гвардейского
стрелкового корпуса
№ 0023
о сроках перемещения
и местах сосредоточения
тылов дивизий корпуса
в ходе преследования
противника
(9 мая 1945 г.)



СОВ. СЕКРЕТНО

РАСПОРЯЖЕНИЕ
ПО ТЫЛУ1 № 0023 ШТАКОР 17 10.00 9.5. 1945 г.
Карта 100 000

Соединения корпуса совершают преследование противника по маршруту: Простеев, Костелец, Лежаны, Птени, Грохов, гор. Штепанов и далее в северо-западном направлении.
Первое: Порядок перемещения тылов устанавливаю следующий:
1. Боевые обозы и батальонные тылы следуют непосредственно за своими частями.
2. Полковые тылы объединить в общую колонну и двигать в хвосте боевых частей дивизии под командой начальника организационно-планового отдела.
3. Дивизионные тылы с 6.00 10.5 1945 г. переместить с прохождением головами колонны…
8-й стрелковой дивизии… через корпусной контрольный пункт – северо-западная окраина Угржичице – в 7.00 10.5 1945 г.
24-й стрелковой дивизии… через контрольный пункт – северо-западная окраина Угржичице – в 8.00 10.5 1945 г.
138-й стрелковой дивизии… через корпусной контрольный пункт – северо-западная окраина Угржичице – в 10.00 10.5 1945 г.
Второе: Тылы дивизии сосредоточить в следующих пунктах и к следующему времени:
8-й стрелковой дивизии – Грохов в 10.00 10.5 1945 г., вторая очередь – к исходу дня.
24-й стрелковой дивизии – Птени к 11.00 10.5 1945 г., вторая очередь – к исходу дня.
138-й стрелковой дивизии – Здетин к 13.00 10.5 1945 г., вторая очередь – к 24.00 10.5 1945 г.
452-й полевой авторемонтный батальон – Костин к исходу 11.5 1945 г.
Маршрут следования тылов – по маршруту следования боевых частей своего соединения.
Третье: Заместителям командиров дивизий по тылу персонально обеспечить строжайший порядок на маршруте в колоннах тыловых подразделений дивизий. Предотвратить пробки, не допустить нарушения порядка и правил движения. Весь личный состав тыловых подразделений на марше иметь в полной боевой готовности, имея личное оружие у ездовых за плечами, у водителей в месте, обеспечивающем немедленное применение его к бою.
Колонны авто-гужтранспорта на марше обеспечить соответствующим охранением – силами тыловых подразделений.
В каждой дивизии организовать не менее двух дивизионных контрольных пунктов с задачей проверять и обеспечивать своевременное выполнение перемещающимися тыловыми подразделениями сроков перемещения.
Четвертое: Заместителям командиров дивизий по тылу о ходе перемещения донести дважды: первое – о выступлении, второе – о сосредоточения тылов в указываемом пункте.
Пятое: Штаб тыла 18-й армии с 14.00 9.5 1945 г. – Гулин.
Шестое: Штаб тыла 17-го гвардейского стрелкового корпуса – Угржичице, [в] дальнейшем – Простеев.
Седьмое: Охрана и оборона тылов дивизий и полков – силами тыловых частей и подразделений.
Восьмое: Связь – конно-нарочными.
Девятое: Тыловые сводки представлять ежедневно к 18.00 в 1-м экземпляре в штаб тыла корпуса нарочным.

Начальник штаба
17-го гвардейского
стрелкового корпуса
(подпись)


Заместитель командира
17-го гвардейского
стрелкового корпуса по тылу
(подпись)


Начальник штаба тыла 17-го
гвардейского стрелкового корпуса
(подпись)


Ф. 371, оп. 64922с, д. 2, лл. 119-120.

1 Документ публикуется с незначительными сокращениями.

Из отчета
начальника инженерных войск
2-й ударной армии
по инженерному обеспечению
наступательной операции армии
с 15.4 по 6.5.45 г.
(11 мая 1945 г.)



Сов. секретно

…Мероприятия по оперативной маскировке

В течение 10 дней на участке [2-й ударной] армии производился ряд мероприятий, направленных к дезинформации противника. Требовалось показать противнику сосредоточение крупных сил, двух армий с большим количеством танков и артиллерии, на участке севернее Штеттин и этим отвлечь его внимание от действительно подготовлявшегося удара южнее Штеттин.
К дезинформации были привечены все рода войск, в том числе и специальные маскировочные подразделения.
В течение двух дней на различных участках группы офицеров инсценировали командирские разведки.
На участках, где намечено было демонстрировать форсирование пролива, проводилась усиленная активная разведка противника на западном берегу методом засад, поисков, подслушивания.
По изучению берегов, глубины проливов и подходов к переправам, систематически действовала инженерная разведка. Вместе с тем действовали развед[ывательные] партии глубокой инженерной разведки на берегу противника.
На небольшой площади демонстрировалось сосредоточение крупных сил артиллерии (до двух артиллерийских дивизий). Было приготовлено и поставлено 500 макетов орудий1. Макеты строились из фанеры и из подручного материала, имевшегося в населенных пунктах (бревна, колеса и т. п.).
Артиллерийские позиции были оборудованы макетами орудий разного калибра и ложными огневыми позициями.
Был показан усиленный подвоз боеприпасов. Машины в ночное время двигались с зажженными фарами. Днем в районах огневых позиций демонстрировалось интенсивное движение.
С целью имитации пристрелки и повышенной огневой активности от каждого артиллерийского района выделялось по одной батарее, которые производили стрельбу с ложных огневых позиций, давая с каждой по 5-6 выстрелов.
Зенитная артиллерия, при появлении даже одного немецкого самолета, открывала сильный огонь, имитируя тем самым сильное воздушное прикрытие данного района.
Силами инженерных подразделений и команд, специально выделенных от танковых и самоходных полков, было изготовлено из фанеры 350 макетов танков2, выкрашенных в светло-зеленый цвет. Макеты танков были расположены по окраинам массивов с соблюдением правил рассредоточения и маскировки При помощи машины «МГУ» каждую ночь имитировалось движение и скопление танков и артиллерии
Саперные батальоны дивизий производили сбор и изготовление лодок и сосредоточивали их в прибрежных районах.
На ложные пункты переправ подвозились лесоматериалы: доски, бревна.
Большая работа производилась по ремонту мостов и дорог.
Обозначение скопления войск производилось путем постройки шалашей, палаток, складов, кухонь, шлагбаумов в населенных пунктах и лесах.
В районах демонстративного скопления войск в ночное время зажигалось большое количество костров (250-300).
Для проведения этой работы выделялось по одной стрелковой роте и 30 повозок от каждого полка. Эти же подразделения ежедневно совершали походы по указанным им маршрутам.
Все проводимые мероприятия различных родов войск прикрывались маскировочными завесами с четырех рубежей. Эти дым[овые] завесы лишали противника возможности точного наблюдения и затрудняли ему оценку обстановки.
Рубежи дымопуска размещались в соответствии с рельефом местности, маскируя районы сосредоточения танков, артиллерии и переправ, что подчеркивало реальность проводимой подготовки наступления.
Дымопуск производился два – три раза в день на фронте 15-25 км продолжительностью каждый раз по 15-20 минут.
Работа по задымлению производилась батальоном хим[ической] защиты.
Для постановки дым[овых] завес были использованы дымовые шашки, гранаты и машины «АРС-6» с дым[овой] смесью.
После трех дней дымопуска была сделана трехдневная пауза, после которой два рубежа дымопуска были выдвинуты из глубины на берег пролива. Это передвижение рубежей дымопуска должно было подтвердить противнику о закончившейся подготовке форсирования и начале самого форсирования.

Ответные действия противника

Через три дня после начала маскировочных мероприятий противник стал повышать свою огневую активность по районам ложного сосредоточения наших войск.
На четвертый день противник подтянул бронепоезд, который произвел несколько артиллерийских налетов по дорогам.
Особенно сильные артиллерийские налеты давались по районам, хорошо просматриваемым противником. За последние два дня противник выпускал по три с лишним тысячи снарядов и мин.
Активизировались и действия катеров противника в районах Штеттинской гавани, которые, подойдя на близкое расстояние, вели огонь по нашему берегу.
Над районом ложного сосредоточения войск появлялись самолеты противника, которые вели разведку и обстреливали из пулеметов районы задымления. После этого ежедневно отмечалось три – четыре самолета, которые вели разведку и попутно сбрасывали связки гранат.
Увеличилось количество разведок боем, проводимых противником на участке армии.
Противник повысил свою настороженность: на каждую ночь от обороняющихся рот высылалось боевое охранение на пустынные острова в составе двух отделений. Эти группы перевозились вечером на лодках на остров, а на рассвете снимались.
Как показали пленные, задачей охранения было наблюдение и подслушивание за нашим берегом, а в случае активных действий с нашей стороны – сигнализировать ракетами пославшим их частям.
Отмечена замена обороняющихся частей более свежими. Появилось до 40 танков противника на западном берегу проливов. Вывод: мероприятия по оперативной маскировке, проведенные армией, достигли своей цели, о чем могут свидетельствовать ответные действия противника…

Начальник инженерных войск 2-й ударной армии
гвардии полковник КУРОВ


Начальник штаба инженерных войск 2-й ударной армии
подполковник АЛЕКСАНДРОВ


11.5 1945 г.3

Ф. 309, оп. 38668сс, д. 1, лл. 252-254.

1 По донесению командира 3-й отдельной маскировочной роты – 497.
2 По донесению командира 3-й отдельной маскировочной роты – 348.
3 Дата установлена на основании расчета рассылки документа.

Из доклада
командующего артиллерией
1-го Белорусского фронта
о действиях артиллерии фронта
в Берлинской операции
(16 мая 1945 г.)



СЕКРЕТНО

ИЗ ДОКЛАДА КОМАНДУЮЩЕГО АРТИЛЛЕРИЕЙ
1-го БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА ОТ 16 МАЯ 1945 г.
О ДЕЙСТВИЯХ АРТИЛЛЕРИИ ФРОНТА В БЕРЛИНСКОЙ
ОПЕРАЦИИ

[…]

Организация приема прибывающей артиллерии и перегруппировка

С 15 марта 1945 г. в состав войск фронта по железной дороге стали прибывать 3-й артиллерийский корпус прорыва [РГК], 2-я гвардейская минометная дивизии [РГК], 38, 50 и 318-й гвардейские минометные полки. Для встречи прибывающих частей были выделены группы офицеров, которые одновременно проверяли маскировку эшелонов.
Под видом сена и строительного леса прибыло более 700 орудий, более 500 гвардейских минометов и около 4000 автомашин и тракторов. На маскировку этой техники было использовано несколько десятков тонн сена. Как показал в дальнейшем опрос пленных немецких солдат и офицеров, противник не знал о прибытии новых артиллерийских частей на этот участок фронта.
После принятия решения командующим войсками фронта и утверждения артиллерийской группировки штабом артиллерии была проделана огромная работа по перегруппировке артиллерии […]
Разработанный план перегруппировки предусматривал не только время перегруппировки, но и маршруты движения, количество и места дневок.
8 апреля согласно плану артиллерия начала перегруппировку. Движение производилось только ночью, без света. На основных маршрутах штабом артиллерии фронта были организованы офицерские посты, которые контролировали выполнение плана и светомаскировку. В целях соблюдения скрытности личный состав частей ни цели перемещения ни маршрута не знал.
11 апреля вся артиллерия полностью сосредоточилась в предпозиционных районах на восточном берегу р. Одер, откуда она выводилась в боевые порядки распоряжением армий.
Перегруппировка такой массы артиллерии, несмотря на наличие развитой сети шоссейных и грунтовых дорог, требовала особо гибкого управления, так как в этот период перемещалось большое количество [обще]войсковых и танковых соединений.
Подобную перегруппировку артиллерии в чрезвычайно сжатые сроки удалось четко осуществить благодаря большому опыту артиллерийских частей фронта в организации и совершении маршей на большое расстояние в любое время суток[…]

б) Организация комендантской службы

В предыдущих операциям фронта во всех армиях артиллерийская комендантская служба организовывалась, но нужно сказать, что не всегда она выполняла свои функции достаточно четко.
Основными недостатками в организации комендантской службы в прежних операциях являлись:
а) назначение комендантами малоавторитетных и малоопытных офицеров;
б) недостаточное руководство комендантами со стороны командующего и штаба артиллерии армии, в силу чего имели место случаи, когда коменданты не знали планов переправы артиллерии, вывода ее в позиционные районы и прочее, а отсюда и посты комендантской службы выполняли лишь роль регулировочных постов;
в) необеспеченность средствами передвижения, связи;
г) недостаточная требовательность и борьба со стороны личного состава комендантской службы за выполнение соответствующих планов, правил и графиков перемещения артиллерийских частей, за соблюдение мер маскировки;
д) отсутствие постоянной увязки в работе между артиллерийской и общевойсковой комендантской службой и ряд других недостатков.
Этот опыт при организации комендантской службы в Берлинской операции был полностью учтен и, нужно сказать, что в этой операции комендантская служба работала, в основном, хорошо и со своими задачами полностью справилась.
Управление артиллерийской комендантской службой было организовано двояко.
В некоторых армиях, как, например, в 17-й и 8-й гвардейской, вся артиллерийская комендантская служба возглавлялась одним ответственным офицером, подчиненным непосредственно командующему артиллерией армии, – армейским артиллерийским комендантом.
Приводим схему организации управления комендантской службой 47-й армии.1
Армейским артиллерийским комендантом был назначен заместитель командующего артиллерией по гвардейским минометным частям.
Все указания он получал от командующего артиллерией армии и перед ним отчитывался в своей работе (лично или через штаб артиллерии армии).
В то же время он увязывал свою работу с общевойсковым армейским комендантом и с начальником переправ (офицером инженерной службы армии).
Армейскому артиллерийскому коменданту были подчинены артиллерийские коменданты стрелковых корпусов, последним – артиллерийские коменданты стрелковых дивизий.
Кроме того, армейскому коменданту был подчинен комендант армейской артиллерийской группы.
Для каждого стрелкового корпуса и стрелковой дивизий были нарезаны участки, за которые соответствующие коменданты несли ответственность.
Был составлен твердый табель комендантских постов (стационарных и подвижных).
Посты выставлялись на подходах к переправам, на переправах, на узлах дорог, на участках местности, просматриваемых противником (с целью воспрещения всякого движения на этих участках в светлое время), в позиционных районах и др.
Наиболее ответственные посты (например, на переправах и в позиционных районах) возглавлялись офицерами, менее ответственные – сержантами.
В распоряжение всех комендантов были выделены необходимые средства транспорта, связи, а также нужное количество офицерского, сержантского и рядового состава.
Армейский артиллерийский комендант находился в районе главной переправы через р. Одер и имел телефонную связь с командующим и штабом артиллерии армии, а также с корпусными комендантами, последние имели связь с дивизионными комендантами. Дивизионные коменданты управляли постами на своих участках через пеших и конных посыльных и лично проверяли их работу.
Штабом артиллерии армии в соответствии с конкретными условиями были разработаны специальные указания по комендантской службе.
По такому же принципу построена была комендантская служба в 8-й гвардейской армии и в некоторых других.
Несколько иная организация комендантской службы была в 5-й ударной армии.
Здесь не было общей централизации комендантской службы в руках одного армейского артиллерийского коменданта, а были назначены два коменданта: один – армейский артиллерийский комендант на переправах и второй – комендант позиционных районов всей артиллерии армии.
Армейским комендантам соответственно подчинялись корпусные артиллерийские коменданты, которых также в каждом стрелковом корпусе было два – комендант на переправах и комендант в позиционных районах, которые каждый по своей отрасли объединяли комендантскую службу в полосе стрелкового корпуса.
Корпусные коменданты имели в своем распоряжении специально выделенные команды, средства связи, транспортные средства.
При таком положении имели место значительные неудобства, как в руководстве комендантской службой со стороны командующего артиллерией армии, так и по увязке различных вопросов несения артиллерийской комендантской службы с общевойсковым армейским комендантом.
Выделение специальных команд для обслуживания переправ, районов подхода к переправам, позиционных районов на соответствующих участках необходимо и фактически это имело место, как в 47-й и 8-й гвардейской армиях, так и в 5-й ударной [армии], но все эти команды в определенной полосе должны объединяться общим руководством одного коменданта, ответственного за данную полосу (стрелкового корпуса, стрелковой дивизии), а вся артиллерийская комендантская служба в армии должна возглавляться одним ответственным офицером – армейским комендантом.
Таким образом, наиболее целесообразным является такой принцип построения комендантской службы, который был осуществлен в 47-й и 8-й гвардейской армиях, т. е. принцип полной централизации армейской комендантской службы, с созданием в стрелковых корпусах и дивизиях специальных команд для выполнения на определенных участках той или иной отрасли работы, возложенной на комендантскую службу.
Как уже выше отмечено, армейская артиллерийская комендантская служба, зачастую являющаяся в предшествовавших операциях слабым местом в работе артиллерийских штабов и частей, в период подготовки Берлинской операции работала более четко и более ответственно, что в большой степени способствовало скрытности проведения всех подготовительных мероприятий и соблюдению внезапности начала нашего наступления.
Необходимо отметить один существенный недостаток в проведении артиллерийской комендантской службы, который свойственен почти всем армиям фронта и имел место чуть ли не в каждой операции.
Если в подготовительный период артиллерийские начальники и штабы организацией и руководством комендантской службой занимаются, помогают комендантам, контролируют их работу, устраняют обнаруживаемые недостатки, то с началом операции о комендантской службе вообще забывают или вспоминают только тогда, когда ее отсутствие уже дало свои результаты: беспорядочное движение по дорогам, пробки, игнорирование маскировки и прочее.
В результате, с началом наступления наших войск, комендантская служба самоликвидируется, а офицерский состав и команды, привлеченные для этой работы, никем не руководимые и не зная, что же им следует делать дальше, когда войска начинают продвигаться вперед, разбредаются по своим частям.
Отсутствие жесткой комендантской службы в периоды смены боевых порядков, перемещения артиллерии, безусловно, чрезвычайно плохо отражается на планомерности использования и действий артиллерии.
Хорошо организованная комендантская служба в период проведения операции столь же необходима, как и в подготовительный период, а отсюда и работа ее должна планироваться не только на период подготовки операции, но и на самую операцию. А этого, как правило, не бывает […]

Командующий артиллерией 1-го Белорусского фронта
генерал-полковник артиллерии
В. КАЗАКОВ


Начальник штаба артиллерии 1-го Белорусского фронта
генерал-лейтенант артиллерии Г. НАДЫСЕВ


Ф. 1, оп. 945с, арх. № 22, лл. 128-127, 142-148.

1 Здесь и ниже: схемы и рисунки на сайте не приводятся. - В.Т.