Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ! - - - 9 МАЯ 1945 ГОДА

Боевые донесения за март 1943 года

УКАЗАНИЯ
ПО УСТРОЙСТВУ ЗАГРАЖДЕНИЙ В НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТАХ
(март 1943 г.)


«УТВЕРЖДАЮ»
Начальник инжвойск ЮФ
генерал-майор инжвойск
ПЕТРОВ

 

«…» марта 1943 г.

УКАЗАНИЯ
ПО УСТРОЙСТВУ ЗАГРАЖДЕНИЙ В НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТАХ

          1. При использовании населенных пунктов в обороне должно учитываться наличие:
          а) естественных противотанковых препятствий (оврагов, рек, озер, прудов и т. п.);
          б) искусственных сооружений (мостов, дамб, труб, гатей, туннелей и т. п.);
          в) крупных специальных сооружений (заводов, фабрик, электростанций, водонапорных станций, железнодорожных станций, пристаней и т. п.).
          Эти элементы должны быть использованы для усиления обороны путем обеспечения их огнем или создания на их основе специальных опорных пунктов.
          2. Все танкоопасные направления и в первую очередь дороги, идущие к населенному пункту, должны преграждаться и находиться под огнем противотанковых средств. На окраинах населенного пункта создается полоса хорошо простреливаемых противотанковых и противопехотных препятствий.
          Заграждения, огневые позиции и укрытия должны возводиться с максимальным использованием существующих построек и местных материалов. Одновременно на случай отхода населенный пункт должен быть подготовлен как участок заграждения (путем устройства баррикад, установки минных полей, отдельных мин, фугасов, уничтожения крупных каменных построек, водоисточников, средств связи и организации пожаров).
          3. Вынос переднего края впереди окраины рекомендуется при наличии:
          а) Впередилежащих естественных противотанковых преград (реки, озера, болота, пруды, овраги) для обеспечения их системой огня.
          б) Крупных сооружений на окраине (заводов, электростанций, железных дорог, водонапорных станций). В этом случае передний край выносится впереди этих сооружений с таким расчетом, чтобы не было одновременного поражения их артиллерийским огнем. Удаление переднего края от подобных сооружений при открытой местности в среднем принимать от 300 до 500 м.
          в) Крупных насыпей железнодорожных и шоссейных дорог, дамб и т. п., используемых как выгодные рубежи для обороны.
          г) Близлежащих командных высот и мелких населенных пунктов, включаемых в систему обороны. В этом случае первая линия обороны будет состоять из:
          – линии противотанковых и противопехотных препятствий, опоясывающих опорный пункт, с широким применением местных материалов для постройки баррикад, барьеров, надолб, а также возведения ловушек и установки минных полей;
          – системы огневых точек, расположенных в строениях;
          – опорных пунктов на танкоопасных направлениях, в первую очередь на дорогах.
          4. Во всех случаях при выборе переднего края обороны необходимо:
          а) использовать выступающие части окраины, укрепляя их особенно сильно и располагая в них позиции для ведения флангового косоприцельного огня по подступам к населенному пункту;
          б) устраивать отдельные противотанковые опорные пункты, укрепленные системой препятствий на танкоопасных направлениях и важнейших дорогах в удалении 1,5-2 км от окраины в сторону противника, а в остальных местах – окопы для боевого охранения.

Построение обороны внутри населенного пункта

          1. Опорные пункты объединяются системой огня, препятствиями и скрытыми путями сообщения. Из опорных пунктов должен обеспечиваться хороший прострел главных улиц.
          2. На главных улицах, ведущих к центру населенного пункта, на перекрестках и площадях, для воспрещения движения танков и моторизованной пехоты противника должны возводиться из подручных материалов баррикады. Для обеспечения контратак в баррикадах оставляются проходы, которые обеспечиваются запасом мин. Подходы к баррикадам должны быть надежно прикрыты противотанковыми препятствиями (минными полями).
          Для обстрела улиц и уличных заграждений используются как огневые позиции существующие удобно расположенные здания. Все естественные противотанковые препятствия, находящиеся внутри населенного пункта, а также искусственные сооружения должны быть использованы при организации внутренней обороны.

Препятствия

          При создании препятствий в населенных пунктах, приспособленных для обороны, рекомендуется:
          а) использовать имеющиеся естественные и искусственные преграды (реки, озера, овраги, крутые берега, дамбы, насыпи, выемки и т. п.);
          б) широко использовать средства минирования для устройства противотанковых и противопехотных минных полей, фугасов, сюрпризов в постройках, которые могут быть заняты противником. Для маневра минно-подрывными средствами необходимо создавать подвижной минно-подрывной резерв, обеспеченный достаточными транспортными средствами и специальными командами;
          в) устраивать на улицах барьеры (каменные), канатные, балочные танковые ловушки, надолбы, металлические ежи. В проходах в препятствиях устраивать разборные препятствия с обязательным усилением их минами, сюрпризами, ПТ шлагбаумы, сборные стенки;
          г) расположение на вероятных направлениях танков истребителей с бутылками, гранатами и передвижными минами;
          д) подготовить к взрыву мосты и другие дорожные сооружения, минировать крупные здания с целью создания препятствий против танков и мотопехоты противника;
          е) зимой широко применять ледяные валы, барьеры, баррикады, обледенение скатов и т. п.

Баррикады

          Баррикады являются типичным сооружением для уличных боев.
          К баррикаде предъявляются следующие основные требования:
          а) баррикады, как правило, должны быть одновременно огневой позицией и противотанковым препятствием;
          б) баррикада должна возводиться из подручных материалов;
          в) подступы к баррикаде на бросок ручной гранаты должны быть заминированы; если баррикада имеет проходы, то для них должны быть заготовлены разборные препятствия и запас противотанковых мин;
          г) место каждой баррикады выбирается в зависимости от общей системы огня и препятствий, а также характера окружающих построек.

Минные заграждения

          1. Минные награждения создаются в системе других инженерных заграждений для прикрытия всех подступов к населенному пункту и его опорным узлам.
          2. Создаваемые минные заграждения, как и другие инженерные заграждения, должны быть тесно увязаны с общей тактической задачей и огневой системой, дополняя и усиливая ее, особенно на стыках опорных пунктов.
          3. На ближайших подступах и внутри населенных пунктов для обеспечения маневра своих войск минные заграждения следует устраивать, главным образом, управляемыми, в сочетании с минами мгновенного действия.
          4. При обороне населенных пунктов минные заграждения следует устраивать:
          а) в местах наиболее вероятного движения танков противника (улицы, площади, промежутки между зданиями, подходы к зданиям, дорожные сооружения). Минирование производить, главным образом, управляемыми минами или устанавливать последние в проходах в обычных полях из мин мгновенного действия, усиливая их передвижными минами;
          б) для прикрытия огневых точек, КП, НП, артпозиций, позиций ПТО и ПТР в системе опорного пункта, в зависимости от условий и обстановки, минными полями из УПТМ и ПТМ;
          в) все крупные здания и объекты военного значения опорных пунктов (кварталов), прилегающие к переднему краю, заблаговременно подготовить к минированию МЗД, фугасами или сюрпризами. Окончательное снаряжение и маскировку устанавливаемых мин производить в последнюю очередь, перед оставлением этих зданий противнику.
          5. С целью быстрой ликвидации продвижения противника в глубину нашей обороны необходимо создавать в каждом подразделении подвижной резерв минно-подрывных средств и специальные команды минеров, обеспеченных автотранспортом, который всегда должен находиться в постоянной боевой готовности.
          6. При наступательных операциях наших войск в условиях населенного пункта минеры используются в составе отрядов разграждений и заграждений с задачами:
          а) разведка минных заграждений противника и устройство проходов в них;
          б) пропуск наших войск через проходы в минных полях;
          в) участие в составе блокировочных групп путем устройства проходов в стенах зданий и обрушения перекрытий подвалов, занятых противником;
          г) закрепление местности, отбитой у противника, выполняя при этом полный объем работ по устройству заграждений, предусмотренных при обороне.

Начальник штаба инжвойск ЮФ
полковник ДЕРЖИЦКИЙ


УКАЗАНИЯ
ПО ПРИМЕНЕНИЮ БРОНЕТАНКОВЫХ И МЕХАНИЗИРОВАННЫХ ВОЙСК В НАСТУПЛЕНИИ И ОБОРОНЕ
(весна 1943 г.)


«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий войсками
Брянского фронта
генерал-полковник
РЕЙТЕР

Член Военного Совета
Брянского фронта
генерал-лейтенант
СУСАЙКОВ

УКАЗАНИЯ
ПО ПРИМЕНЕНИЮ БРОНЕТАНКОВЫХ И МЕХАНИЗИРОВАННЫХ ВОЙСК
В НАСТУПЛЕНИИ И ОБОРОНЕ

(Составлено по опыту Брянского фронта)

1. Боевое назначение танковых и механизированных войск

          1. Танковые войска являются решительным средством наступления и мощным средством контрударов в обороне.
          Они сочетают высокую подвижность и проходимость с мощным огнем, большой силой удара и броневой защитой.
          По своей организации танки образуют: отдельные полки и бригады, танковые корпуса, механизированные бригады и механизированные корпуса.
          2. Отдельные танковые бригады и отдельные танковые полки являются средством командующего армией и его распоряжением придаются стрелковым дивизиям, действующим на главных направлениях, как средство усиления для непосредственной поддержки пехоты в тесном взаимодействии с нею.
          Отдельные танковые полки прорыва, вооруженные тяжелыми танками, придаются стрелковым дивизиям, танковым и механизированным бригадам как средство усиления для прорыва обороны противника в тесном взаимодействии с пехотой и артиллерией.
          3. Танковый корпус является оперативно-тактическим соединением, подчиняется командующему фронтом (армией) и применяется на главном направлении для выполнения следующих задач:
          – развитие успеха с целью разобщения и окружения главной группировки войск противника и разгрома ее во взаимодействии с авиацией и наземными войсками фронта;
          – действия по открытому флангу противника и его тылам;
          – преследование отходящего противника с целью полного его уничтожения;
          – нанесение контрударов из глубины обороны по прорвавшимся подвижным соединениям противника.
          Главная задача танкового корпуса – уничтожение пехоты противника.
          В особых случаях бригады танкового корпуса могут придаваться стрелковым дивизиям для непосредственной поддержки пехоты.
          4. Механизированный корпус является оперативно-тактическим соединением, имеющим в своем составе значительное количество мотопехоты, танковые части, артиллерию и другие средства усиления и обеспечения.
          Механизированный корпус подчиняется командующему фронтом или армией. Он применяется для выполнения тех же задач, что и танковый корпус. Дробление механизированного корпуса с целью усиления других родов войск не допускается.
          5. В особых случаях, когда оборона противника оборудована слабо, танковый и механизированный корпуса, усиленные гаубичной и зенитной артиллерией, авиацией, инженерными частями, танками прорыва, пехотой, могут применяться для самостоятельного прорыва фронта противника.
          Для самостоятельного прорыва сильно укрепленной полосы противника танковые и механизированные корпуса не привлекаются.
          6. Отдельная механизированная бригада является тактическим соединением. Она имеет в своем составе различные роды войск и обладает значительной маневренностью. Используется главным образом, как подвижный резерв командующего армией, а также для выполнения следующих задач:
          – для захвата и удержания важных объектов до подхода основных сил, действующих на данном направлении;
          – развития успеха;
          – преследования противника;
          – прикрытия флангов наступающих частей;
          – нанесения контрударов в обороне и ликвидации успеха прорвавшегося противника.
          7. Самоходный артиллерийский полк сочетает высокую маневренность, прицельный огонь и броневую защиту, которые позволяют ему обеспечить огневую поддержку танков и мотопехоты в условиях быстро развивающегося наступления и в различных видах обороны.
          Все свои задачи самоходный артполк выполняет преимущественно прицельным огнем (прямой наводкой) в полном составе или побатарейно. Придача взводов и отдельных орудий танковым или пехотным частям не допускается.
          В особых условиях обстановки полк должен быть способен выполнять свои задачи огнем с закрытых позиций.
          8. При подготовке армейской операции командующий БТМ войсками армии должен быть постоянно готов сделать предложение командующему армией о распределении БТМ войск для усиления общевойсковых соединений и для самостоятельных действий, а также о характере их оперативно-тактического использования.
          На распределение БТМ войск и характер их использования влияют:
          – наличие танковых (механизированных) частей и соединений, их организация, состав, типы машин и соотношение сил с противником;
          – сила обороны противника, политико-моральное состояние его войск, система укреплений, наличие противотанковых средств, артиллерии и авиации;
          – характер местности, наличие естественных и искусственных препятствий в полосе обороны и в оперативной глубине;
          – наличие артиллерии и авиации, какие можно использовать для прорыва, для развития успеха, обеспечения своих войск и пр.

2. Применение танковых и механизированных войск в наступлении

Непосредственная поддержка пехоты
          9. В наступлении танковые части (отдельные танковые бригады, отдельные танковые полки) применяются для непосредственной поддержки пехоты. Танковые и механизированные соединения (корпуса) применяются главным образом для развития успеха и преследования противника распоряжением фронтового и армейского командования.
          10. Самоходные артполки могут быть приданы побатарейно танковым полкам (бригадам) или использованы централизованно на главном направлении для поддержки танковых и механизированных бригад.
          11. Танковые части, назначенные для непосредственной поддержки пехоты, передаются обычно в подчинение командирам стрелковых дивизий и выполняют их задачи. В условиях действий на сильно пересеченной местности, в крупных населенных пунктах, в горах, лесах, а также при наступлении на сильно укрепленные позиции танковые части могут быть переданы в подчинение командиров стрелковых полков и батальонов. Танковые части поддержки пехоты ведут наступление на всю глубину обороны противника в тесном взаимодействии с пехотой.
          12. Тесное взаимодействие танков с пехотой требует: чтобы танки проделывали проходы в противопехотных препятствиях, уничтожали огневые точки, мешающие продвижению пехоты, и подавляли живую силу противника на ближайших оборонительных рубежах до тех пор, пока их не заняла своя пехота. Танки не должны отрываться от пехоты дальше дистанции ее поддерживающего огня – 200-400 м.
          Пехота должна поддерживать наступление танков из всех видов своего оружия, подавлять противотанковые орудия противника и уничтожать истребителей танков, а также помогать танкам в преодолении различных препятствий.
          13. Тесное взаимодействие танков с артиллерией общевойсковых соединений требует, чтобы огонь артиллерии предшествовал движению танков, чтобы артиллерия оборачивала их огнем со стороны флангов и вела свой огонь в соответствии с их движением.
          Тесное взаимодействие танков с самоходной артиллерией требует, чтобы батареи самоходной артиллерии не отставали от танков (мотопехоты) дальше дистанции действительного прицельного огня прямой наводкой (200-400 м) и поддерживали их беспрерывно.
          14. Стрелковые дивизии, действующие на направлении главного удара армии (корпуса), могут быть усилены одной танковой бригадой и одним-двумя танковыми полками, причем один из них или оба могут быть полками тяжелых танков. Танковые части, назначенные на усиление стрелковой дивизии, образуют танковую группу поддержки пехоты. Задачу танкам ставит командир стрелковой дивизии.
          При наступлении в особых условиях (сильно укрепленная полоса, в горах, в населенных пунктах и др.) стрелковый полк может быть усилен танковым полком или батальоном, стрелковый батальон – 1-2 танковыми ротами.
          15. Командир стрелковой дивизии (стрелкового полка), получив в свое подчинение танки, ознакомляет командира танковой части (группы) со своим намерением в отношении применения танков и предоставляет ему не менее полусуток светлого времени для разведки.
          После доклада командира танковой части (группы) о результатах разведки командир стрелковой дивизии (полка) ставит танкам задачи по поддержке пехоты, указывает район исходных позиций, время их занятия и определяет характер артиллерийской поддержки. Для разминирования местности и других работ по инженерному обеспечению придает танковой части саперов, из расчета – саперная рота на танковую бригаду. Организует взаимодействие танков с пехотой, артиллерией, авиацией и инженерное обеспечение.
          16. Командир танковой части (бригады, группы), получив предварительное решение командира стрелковой дивизии, производит разведку, определяет направление (полосу) атаки танков, боевой порядок, исходные позиции, характер необходимой поддержки со стороны других родов войск и докладывает об этом командиру стрелковой дивизии.
          Получив задачу, уточняет на местности перечисленные выше вопросы, устанавливает наблюдение за расположением противника, организует взаимодействие танковых подразделений между собой, а также с приданными им средствами, устанавливает тесное взаимодействие с пехотой и артиллерией, отдает приказ. Поверяет готовность к поддержке танков со стороны других родов войск.
          17. Наблюдение за расположением противника устанавливается в целях определения характера местности и обороны противника, обнаружения противотанковых препятствий и противотанковых средств. Наблюдение организуется с таким расчетом, чтобы полоса наступления танков просматривалась с разных точек местности. Данные наблюдения обрабатываются штабом танковой части, немедленно сообщаются подразделениям и докладываются общевойсковому начальнику, которому приданы танки.
          18. В целях лучшего обеспечения взаимодействия и поддержки танков со стороны пехоты и артиллерии, командиры танковых подразделений входят в связь с командирами тех артиллерийских и пехотных подразделений, на направлениях которых они действуют.
          19. Командиры танковых рот и взводов отдают свои приказы обычно до занятия танками исходных позиций, указывая противотанковые препятствия и средства противника, а также боевые задачи на местности.
          20. В соответствии с наличием проходов в противотанковых препятствиях и характером местности танковая часть (группа) выступает с исходных позиций в боевом или предбоевом порядке одновременно. Если танковая часть выступает в предбоевом порядке, то развертывание в боевой порядок производится после прохождения противотанковых препятствий на максимальной скорости, при успешном артиллерийском обеспечении.
          Проходы в противотанковых препятствиях устраиваются с таким расчетом, чтобы по одному проходу не проходило больше 3-5 танков. Приходы должны быть обозначены.
          21. Батареи самоходной артиллерии начинают движение с исходных позиций одновременно с танковыми частями. По достижении рубежа своей пехоты батареи передвигаются от одной огневой позиции к другой, то сближаясь с боевым порядком танков вплотную, то отставая от него для огневой поддержки на дистанцию действительного прицельного огня. Смена огневых позиций производится побатарейно или повзводно на максимальной скорости.
          22. Танковая бригада, усиленная тяжелым танковым полком, наступает обычно в одном эшелоне, имея на направлении главного удара тяжелые танки, с интервалами 25-30 м. На направлении вспомогательного удара наступают легкие или средние танки с увеличенными интервалами.
          Танковые полки (батальоны) наступают обычно в двух эшелонах, в целях взаимодействия между движением первого эшелона, ведущего огонь с хода, и огневой поддержкой второго эшелона, ведущего огонь с коротких остановок и с места из-за укрытий по поддержке первого эшелона.
          При наличии самоходной артиллерии эти задачи выполняются батареями самоходной артиллерии.
          23. Наступая на передний край обороны противника, танки открывают огонь после прохождения расположения своей пехоты. Этот момент и является сигналом для подъема пехоты в атаку. Особенно напряженный огонь из всех видов оружия танки должны вести при подходе к переднему краю обороны противника.
          Находясь в полосе минных полей, в целях их обезвреживания, полезно простреливать огнем из пулемета путь движения своего танка на дистанцию 50-100 м.
          24. Наступление танков и пехоты ведется от рубежа к рубежу. Танки должны быстро выбрасываться на ближний рубеж и, маневрируя всем боевым порядком, подавлять огневые точки противника до тех пор, пока его не займет пехота.
          25. Заняв оборонительный рубеж противника, пехота прежде всего организует огонь для поддержки танков. Танки атакуют оборонительные рубежи при поддержке артиллерийского и пехотного огня. Для обеспечения артиллерийской поддержки танков в глубине оборонительной полосы противника передовые артиллерийские наблюдатели передвигаются вместе с наступающими передовыми ротами пехоты и в танках с радиостанциями.

Разведка
          26. Ввиду ограниченной проходимости танковых и механизированных соединений разведка имеет огромное значение; на основании ее данных оценивается обстановка и принимается решение. Разведка должна установить лучшие подступы к расположению противника и слабые стороны его обороны. Главный удар следует направлять в слабое место расположения противника. «Противника надо брать всегда со слабой стороны». Широко следует применять обходы, охваты и неожиданные атаки во фланг противника.
          Особое значение для танков приобретает проходимость естественных и искусственных препятствий. Для выявления их характера необходимо всестороннее изучение подступов, использование данных общевойсковых штабов и ведение разведки наблюдением и боем.
          27. Общевойсковые штабы дают сведения о проходимости для танков некоторых районов местности, характере естественных и искусственных препятствий, производившихся работах, особенно о минировании и постройке противотанковых препятствий.
          В отношении проходимости рек, болот, оврагов много ценных сведений дают опросы местных жителей, особенно из бывших военнослужащих, а также военно-географические описания.
          28. С момента определения участка обороны головной полосы, против которой придется действовать танковому соединению, за ним устанавливается систематическое наблюдение. Цель наблюдения – выявление расположения противотанковых препятствий и средств противотанковой обороны. Наблюдатели располагаются в разных пунктах местности и снабжаются биноклями.
          29. Действительная проходимость некоторых противотанковых препятствий выявляется главным образом танками. Поэтому перед всяким применением крупного танкового (механизированного) соединения необходимо проводить боевую разведку. Органами боевой разведки применяются боевые дозоры, силою в два-три танка. Они, как правило, действуют на широком фронте и обеспечиваются артиллерией, авиацией, дымами и средствами военно-инженерной техники.
          30. Боевая разведка организуется с расчетом, чтобы ее данные могли быть использованы до начала наступления. Важнейшая задача органов боевой разведки: установление проходимости противотанковых препятствий и определение подступов к переднему краю противника. Ставить органам боевой разведки задачи проникновения за передний край оборонительной полосы, при наличии сплошного фронта, нецелесообразно. Во время действий боевой разведки усиливается наблюдение. В наблюдении должны принимать участие штабы танковых соединений, командиры частей и подразделений, которые будут принимать участие в атаке.
          31. Танковое (механизированное) соединение, ведущее бой, должно иметь органы боевой разведки на флангах. Ввод в прорыв танкового соединения производится под прикрытием органов боевой разведки. Командиры фланговых частей обязаны высылать органы боевой разведки на фланги самостоятельно, без всякого напоминания.
          32. По прохождении танковым (механизированным) соединением оборонительной полосы противника высылаются органы тактической разведки по разным направлениям. Наиболее сильные разведорганы высылаются в сторону движения соединения и по направлениям, выводящим за его фланги.
          33. Во всех видах боя танковых и механизированных соединений решающим элементом является внезапность. Внезапность достигается маскировкой, скрытностью расположения и передвижения, использованием для марша ночного времени, прикрытием районов сосредоточения с воздуха и тщательностью подготовки.

Подготовка танкового (механизированного) соединения
          34. Подготовка танкового (механизированного) соединения для наступательной операции складывается из подготовки: личного состава, материальной части, оружия и боеприпасов, обеспечения горючим, продовольствием и инженерного обеспечения.
          Все эти разделы одинаково важны. Слабая подготовка личного состава не позволит полностью использовать боевые машины. Недостаточное внимание к оружию и боеприпасам отразится на огне. Недостаток горючего лишит соединение маневренности.
          35. Подготовка личного состава заключается в ознакомлении его с предстоящими задачами. «Каждый воин должен понимать свой маневр». Каждый боец и командир ознакомляется с предстоящими задачами в соответствии с тем, насколько это необходимо для выполнения задачи. Старшие начальники ознакомляются с задачами более подробно. Командиры частей должны знать ориентировочное время на подготовку, район исходной позиции и задачу соединения; командиры рот, взводов и танков – задачу своих частей, исходные позиции и место в боевом порядке; все младшие командиры и бойцы – задачу роты.
          Если имеется время, обязательно следует провести с начсоставом рекогносцировку участка прорыва, а также специальные занятия на местности или на карте, создавая примерно такую же обстановку, как в действительности. Необходимо проверить слаженность экипажей, ознакомить личный состав со способами преодоления имеющихся препятствий и пр.
          36. Материальная часть перед началом операции осматривается с особой тщательностью. Поверка производится на месте и в движении. Все малейшие неисправности немедленно устраняются, так как они могут привести к тяжелым последствиям в бою. Осмотр производится на каждой остановке распоряжением командиров подразделений. Неисправные боевые машины использовать в наступлении нецелесообразно.
          37. Главная сила танков – в огне, поэтому оружие и боеприпасы проверяются с особой тщательностью. Оружие должно быть тщательно очищено и смазано. Излишняя пыли и грязь могут явиться причиной задержек в ведении огня. Боеприпасы очищаются от пыли и укладываются в соответствии с предстоящими задачами. В парках частей и соединений постоянно должно быть установленное число боевых комплектов.
          38. Действия танковых и механизированных соединений должны быть обеспечены в инженерном отношении (постройка приспособлений для преодоления противотанковых препятствий, улучшение колонных путей и пр.).
          39. Основной источник движения танкового соединения – горючее. Горючее пополняется при всякой возможности: на выжидательных позициях – обязательно, на исходных позициях – за счет запасных бачков. При действиях в тылу противника необходимо стремиться к пополнению горючего за счет захваченного у противника или за счет местных средств. До начала действий в парках соединении должно быть установленное число заправок. Пополнение планируется таким образом, чтобы число заправок не снижалось.
          40. Каждый командир должен своевременно заботиться о питании личного состава. В парках соединений должно содержаться установленное число суточных дач, расход которых своевременно пополняется.
          41. Правильная укладка в танках повышает боеспособность. Внутри танка не должно быть ничего лишнего. Излишние вещи затрудняют работу экипажа, застопоривают поворот башни, замедляют перенос огня по новой цели и нередко служат причиной поражении танка в бою.

Взаимодействие
          42. Организация взаимодействия родов войск при прорыве оборонительной полосы и при вводе танкового (механизированного) соединения в прорыв является важнейшей обязанностью командиров и штабов. Взаимодействие организуется заблаговременно и по возможности на местности.
          43. Взаимодействие между авиацией, артиллерией, танками и пехотой при прорыве оборонительной полосы организуется так, чтобы противник подавлялся последовательно по рубежам и сковывался в глубине обороны. Каждый очередной рубеж подвергается авиационной и артиллерийской обработке. Артиллерийский и минометный огонь должен сопровождать танки и пехоту в атаку от одного объекта обороны к другому, на всю глубину наступления. Танковое соединение наступает в боевом порядке и держится возможно ближе к разрывам артиллерийских снарядов. Пехота наступает за танками в непосредственной близости. Когда [125] рубеж захвачен своей пехотой, производится обработка второго рубежа таким же порядком. В целях введения противника в заблуждение в отношении начала атаки артиллерийская и авиационная подготовка ведется с перерывами или без них. Время наступления определяется для танкового соединения. Авиация, артиллерия и пехота согласуют свои действия с действиями танков: артиллерия переносит свой огонь в соответствии с движением танков, пехота начинает наступление вслед за танками, не ожидая особых распоряжений.
          44. Для организации взаимодействия между танковым и общевойсковым соединениями, а также с артиллерией и авиацией командир танкового соединения с командирами частей выезжает на участок общевойскового соединения. Рекогносцировка производится совместно с артиллерийским и авиационным начальниками под руководством общевойскового командира.
          45. Артиллерия стрелковых соединений привлекается для поддержки наступления танковых и механизированных соединений с сохранением своей группировки и подчиненности.
          46. Для организации взаимодействия с авиацией необходима личная договоренность между командирами танкового (механизированного) и общевойскового соединения и заблаговременное установление связи. Командир авиационного соединения должен знать задачу танкового (механизированного) соединения, последовательность ее выполнения и полосу местности, в которой оно будет действовать. Командир танкового (механизированного) соединения должен знать порядок вызова и время, через которое авиация может появиться. Для лучшего опознавания своих танков с самолетов разрабатываются специальные знаки. В разработке знаков и в их установлении на определенный период принимают участие командующий ВВС совместно с командующим БТМ войсками.
          47. Для взаимодействия с воздушным десантом командиру танкового соединения должна быть известна задача авиадесанта. Между танковым (механизированным) соединением и десантом должна быть радиосвязь и связь с самолетом. Действия необходимо согласовать так, чтобы танковое (механизированное) соединение выходило в район действия десантов.

Боевой порядок
          48. Танки, приданные общевойсковым соединениям, входят в боевой порядок этих соединений наряду с другими средствами усиления. Танковые части и подразделения действуют в типичных боевых порядках, согласно Уставу бронетанковых войск, часть I (в линию, углом назад, углом вперед, уступом вправо, уступом влево).
          49. Боевой порядок танкового (механизированного) соединения для самостоятельных действий состоит из частей, действующих на главном направлении (ударной группы), частей, действующих на вспомогательном направлении (вспомогательной группы), резерва, артиллерийской группы и частей обеспечения.
          50. Части, действующие на главном направлении, предназначаются для решающего поражения противника. Они составляют до двух третей всех сил, получают большую часть средств усиления, более узкий фронт и действуют обычно в двух эшелонах. Для достижения превосходства в огне части, подразделения и машины действуют на сокращенных интервалах и дистанциях. Интервалы между машинами назначаются от 20 до 30 м. В первый эшелон преимущественно назначаются тяжелые и средние танки, во второй эшелон – легкие танки и пехота.
          51. Части, действующие на вспомогательном направлении, предназначаются для поражения противника на своем направлении и оказания этим содействия частям, действующим на главном направлении. Для этого может быть выделено до одной трети всех сил. Они получают меньше средств усиления и более широкий фронт. Для увеличения возможности маневрирования части, подразделения и машины вспомогательного направления действуют на увеличенных интервалах и дистанциях. Интервалы между машинами назначаются 40-100 м.
          52. Резерв предназначается для парирования ударов противника и для развития успеха. Он состоит из танковых, противотанковых подразделений, мотопехоты и передвигается в предбоевом порядке, находясь вблизи командного пункта командира танкового (механизированного) соединения.
          53. Артиллерийская группа предназначается для поддержки огнем боевого порядка и подавления целей, недоступных для танков и пехоты. Артиллерийская группа составляется из имеющейся или приданной артиллерии, минометов, орудий PC, возглавляется старшим артиллерийским начальником и находится в подчинении командира соединения. В бою она передвигается поэшелонно, с таким расчетом, чтобы в важнейшие моменты боя огонь артиллерийской группы мог быть доведен до высшего напряжения.
          54. Части обеспечения предназначаются для разведки, охранения, связи, противовоздушного, инженерно-технического и санитарного обеспечения боевого порядка. Они выполняют свои задачи в соответствии со своими свойствами и особенностями. Зенитные части располагаются так, чтобы преимущественно обеспечивать главную группировку танкового (механизированного) соединения. Охранение флангов входит в постоянную обязанность командиров частей, занимающих в боевом порядке фланговое положение.
          55. Ширина фронта танковых частей и соединений определяется, исходя на наличного числа боевых машин и формы боевого порядка, учитывая части вспомогательного и главного направления с указанными выше интервалами.
          56. Автотранспорт отводится в удобные укрытия, где располагается рассредоточено в постоянной готовности к быстрой подаче для дальнейшего броска мотопехоты.

3анятие исходных позиций
          57. Исходные позиции обычно занимаются ночью. Ввиду трудности занятия исходных позиций в ночной темноте необходим целый ряд обеспечивающих мероприятий. Все начальники до командиров рот и взводов должны обрекогносцировать свои исходные позиции днем. При этом необходимо: точно определить места для всех подразделений и танков; принять меры для быстрого и легкого отыскания их ночью; отметить маршруты хорошо различаемыми в темноте знаками и выставить регулировщиков с фонарями. Во избежание потери ориентирования широко применять белые и светящиеся вещества (краски, известь, мел и пр.).
          При занятии исходных позиций днем необходимо подходить к ним в рассредоточенных порядках, широко использовать все местные подступы, принять меры обеспечения и маскировки против нападения авиации.
          58. Колонные пути для выхода на исходные позиции надо прокладывать по укрытиям, например по лощинам, обратным скатам, лесам, кустарникам и пр.
          59. Если слышимость со стороны противника хорошая, то необходимо применить маскировку шума моторов запуском моторов без глушителей на среднем участке, где не предполагается активных действий. Это же применяется для введения противника в заблуждение в отношении направления главного удара.
          60. На исходных позициях личный состав экипажей обычно ознакомляется с поставленными задачами. Если позволяет обстановка, то производится дозаправка горючего. Оружие и снаряды очищаются от пыли. Поверяется работа механизма башни и оружие, а также правильность укладки. Pекогносцируются и подготавливаются выходы от исходных позиций в сторону противника.
          61. Танковые части, предназначенные для поддержки пехоты, располагаются на исходных позициях обычно в боевом порядке. В случае ограниченного числа проходов в противотанковых препятствиях части располагаются в том предбоевом порядке, в каком они будут преодолевать препятствия. В этом случае необходимо заблаговременно установить рубеж развертывания и боевой порядок и обеспечить развертывание в артиллерийском отношении. Само развертывание должно производиться на максимальной скорости.
          62. Танковые (механизированные) соединения, предназначенные для развития успеха, занимают исходный район в предбоевом порядке, в котором и двигаются в прорыв. Передовые части могут быть развернуты в боевой порядок. Так, при вводе в прорыв танкового корпуса в боевой порядок может быть развернута бригада или в каждой бригаде первого эшелона по одному танковому батальону. Мотопехота двигается на машинах по колонным путям под прикрытием танковых частей. Характер расчленения зависит от особенностей местности, ширины прорыва, наличия путей и других данных обстановки.
          63. Время ввода в прорыв определяет командующим армией (фронтом), в распоряжении которого находится танковое (механизированное) соединение.
          Оборонительная полоса считается прорванной, когда танки и пехота вышли в район артиллерийских позиций противника.

Управление и действия в бою
          64. Главной задачей танкового и механизированного соединения в наступлении является нанесение массированного удара с целью разобщения и окружения главной группировки противника и разгрома ее по частям совместными действиями с авиацией и наземными войсками фронта. Высокая подвижность обеспечивает им внезапность удара и возможность широкого смелого маневра.
          65. Управление танковым (механизированным) соединением осуществляется с командных пунктов, обеспечивающих наблюдение за боевым порядком, и на ходу. Командир передвигается совместно с оперативной группой штаба так, чтобы непосредственно наблюдать действия частей.
          66. Действия танковых и механизированных соединений обеспечиваются авиацией. Удары авиации по обороне противника должны предшествовать атаке танков. С развитием наступления авиация наносит удары по противнику к глубине его расположения и затрудняет этим подход его резервов. Действия соединений прикрываются истребительной авиацией.
          67. Артиллерия последовательно сосредоточивает свой огонь по рубежам, подлежащим танковой атаке, и для обеспечения флангов. Огонь переносится в соответствии с движением танков и мотопехоты.
          68. При прорыве оборонительного расположения танковое соединение наступает в полном боевом порядке. Части, подразделения и отдельные машины должны точно сохранять свои места в боевом порядке. Никто не имеет права оставлять свое место в боевом порядке. Интервалы и дистанции [128] войск от направляющих подразделений и машин. Вырываться вперед и на фланги могут только машины, выполняющие задачи боевой разведки. Танковый взвод двигается туда, куда идет танк командира взвода. Танковые взводы двигаются туда, куда идет танк командира роты Командир батальона двигается в составе своего боевого порядка так, чтобы удобнее было управлять боем батальона. Когда направление взято правильно, то командиры рот могут двигаться несколько позади своих подразделений, так, чтобы наблюдать их действия и вовремя подавать необходимые команды.
          69. Крупные танковые (механизированные) соединения, выполняющие задачи развития прорыва, двигаются в зависимости от обстановки в предбоевом или боевом порядке. Если позволяют местность и имеющиеся препятствия, то при прохождении оборонительной полосы противника выгоднее двигаться в боевом порядке.
          70. При подходе к обороне противника и расположению его огневых точек и противотанковых орудий на дистанцию действительного огня танки начинают вести огонь. Первые эшелоны, как правило, ведут огонь с полного или замедленного хода, вторые – передвигаются скачками от рубежа к рубежу вслед за первым эшелоном и ведут огонь с остановок для поддержки первого эшелона. В период боя внутри оборони противника танки должны вести напряженный огонь как по обнаруженным, так и по всем подозрительным местам. Огонь – главное оружие танка и лучшая его защита. Излишняя экономия снарядов в этот период боя нецелесообразна, однако расход снарядов необходимо сообразовать с выполняемой задачей.
          71. Взаимодействие по фронту между частями, действующими в первом эшелоне, заключается в одновременности наступления, огневой и ударной помощи друг другу. Как только одна из частей замедлила свое наступление под влиянием огня противника и препятствий, соседняя часть, оказавшаяся уступом впереди, инициативно поворачивает в сторону противника, действующего против отставшей части, и наносит ему удар во фланг. Оказав узким способом помощь соседу, часть выходит на прежнее направление.
          72. Взаимодействие в глубину между наступающими частями заключается в огневой поддержке первого эшелона со стороны второго. Первый эшелон, как правило, наступает безостановочно, замедляя движение и подравниваясь в укрытых местах. Второй эшелон наступает от одного огневого рубежа к другому, то сближаясь с первым эшелоном вплотную, то отставая на дистанцию действительного огня, и, таким образом, поддерживает первый эшелон огнем с места. По такому же принципу действует и самоходная артиллерия, поддерживающая наступление танков.
          73. Танковое соединение, как правило, наступает целым боевым порядком, не распыляя батальонов по отдельным расходящимся направлениям. Маневрирование батальонов для оказания боевой помощи друг другу происходит инициативно и по приказам командира соединения. Маневрирование танкового соединения в боевом порядке более крупного соединения (армии) для оказания помощи соседнему соединению происходит инициативно под влиянием препятствий, а также по приказам командующего армией.
          74. Танковое (механизированное) соединение, введенное в прорыв, двигается в тылу противника обычно в предбоевом порядке. Это ускоряет развертывание боевого порядка и облегчает управление. Командир соединения и оперативная группа штаба следуют обычно во главе средней колонны. С началом развертывания в боевой порядок командир соединения выезжает вперед на командный пункт, позволяющий наблюдать поле боя.
          75. Как только обнаружится отход противника, начинается преследование, которое ведется с полным напряжением сил фронтально и по параллельным путям днем и ночью. Нельзя давать никакой передышки разбитому противнику.
          76. При недостатке горючего и явно превосходящих силах противника танковое (механизированное) соединение может быть вынуждено перейти к оборонительным действиям. В этом случае танковое соединение обычно организует круговую оборону. Величина района обороны определяется силами соединения. Все танки окапываются и маскируются. Боевое охранение выставляется от пехоты. Организуется наблюдение, ПВО и разведка. Оборона должна быть активной. Противника надо держать в постоянном напряжении.

3. Применение танковых (механизированных) соединений в обороне

Задачи в обороне
          77. В обороне на танковые (механизированные) соединения возлагаются следующие задачи:
          а) контратака в общевойсковом бою;
          б) контрудар на отдельном направлении;
          в) оборона рубежа до подхода общевойскового соединения.
          78. Контратака танкового соединения для поддержки общевойскового обычно проходит как наступательный бой с противником, прорвавшим передний край стороны и вклинившимся на некоторую глубину в оборонительное расположение. Танковое соединение, предназначенное для такой задачи, обычно взаимодействует со стрелковой дивизией, артиллерией и авиацией.
          79. Контрудар танкового соединения по противнику, прорвавшему оборонительную полосу на одном из направлений и развивающему свой успех, проходит обычно как встречный бой и требует более крупного танкового (механизированного) соединения. Такая задача обычно выполняется танковым (механизированным) корпусом или армией.
          80. Самостоятельная оборона рубежа проводится танковым соединением до подхода общевойскового соединения. Танковое соединение по своим свойствам является средством наступления. Но оно может действовать и в обороне, в целях временного удержания рубежей или пунктов.
          Использование танкового соединения для самостоятельной обороны наравне со стрелковыми дивизиями не допускается.

Контратаки в общевойсковом бою
          81. Танковое соединение (обычно бригада), предназначенное для контратаки, располагается на выжидательных позициях в глубине обороны общевойскового соединения, на удалении от переднего края, примерно равном ширине его фронта. Это расположение должно удовлетворять следующему:
          а) удобству выхода для контратаки по любому из указанных направлений;
          б) позволять вести огонь с места;
          в) иметь обзор и обстрел перед фронтом и укрытый тыл.
          82. Направления для контратак намечаются от выжидательных позиций к переднему краю обороны, так чтобы контратаки приходились на фланг наступающему противнику и оказывались для него возможно более неожиданными. В соответствии с этим намечается ряд исходных позиций (2-4).
          Направления для контратак танков оставляются свободными от заграждений.
          83. Исходные позиции занимаются тогда, когда определится успех противника на том или ином направлении. На исходных позициях танковые части располагаются в боевом порядке так, чтобы можно было встретить наступающего противника или огнем с места, или контратакой с фланга. Действия танков против танков противника наиболее успешны, когда наши танки встречают танки противника сосредоточенным огнем с места из-за укрытий. После того как часть танков противника будет уничтожена, а остальные начнут отход, следует переходить в контратаку и преследовать для полного уничтожения их.
          84. Районы выжидательных и исходных позиций, а также направления контратак должны быть заблаговременно тщательно обрекогносцированы. Все командиры до командиров танков включительно должны хорошо знать места своих подразделений на исходных позициях и боевые курсы при контратаках.
          85. Действия танкового соединения должны быть согласованы с действиями авиации, артиллерии и пехоты. Как правило, действия авиации по вклинившемуся с оборонительное расположение противнику должны предшествовать действиям танкового соединения.
          86. Артиллерия поддерживает танковое соединение с момента выхода его на рубеж частей своей пехоты или с исходных позиций, если впереди нет своей пехоты. Вторые эшелоны и резервы общевойскового соединения также должны поддерживать своим огнем танковое соединение и контратаковать противника совместно с ним.
          87. В целях обеспечения занятия танковым соединением исходных позиций и лучшего наблюдения за действиями противника полезно выслать заблаговременно на все исходные позиции небольшие разведывательные органы, которые в дальнейшем облегчают танковому соединению получение разведывательных данных во время контратаки.
          88. Командир танкового соединения обязан иметь теснейшую связь с общевойсковым командиром, на участке которого он действует, и через него (или непосредственно) с поддерживающей авиацией, артиллерией и резервом общевойскового соединения.
          89. Время контратаки танкового соединения определяет общевойсковой командир, в обязанность которого входит и обеспечение действий танкового соединения со стороны других родов войск.
          90. Во время контратаки командир танкового соединения управляет действиями своего соединения личным примером, двигаясь в голове боевого порядка, и с командных пунктов, последовательно меняемых и целях лучшего наблюдения поля боя. Командные пункты назначаются и подготовляются заблаговременно.

Контрудар танкового (механизированного) соединения
          91. Контрудар производится в армейском или фронтовом масштабе. Для него предназначаются крупные танковые и механизированные соединения (корпуса, армии), а также общевойсковые соединения, действующие обычно с разных направлений. До своего использования они располагаются в глубине расположения армии (фронта), вне воздействия артиллерийского огня противника, в соответствии с оперативными замыслами командования.
          92. Предназначенным для контрударов танковым (механизированным) соединениям армейским или фронтовым командованием указываются направления вероятных контрударов, к действиям по которым они и готовятся.
          93. Направления вероятных контрударов тщательно рекогносцируются и изучаются всеми старшими начальниками до командиров батальонов включительно. При наличии времени с направлениями контрударов следует ознакомить и командиров подразделений. При изучении направлений особое внимание надо уделять следующим вопросам:
          а) характер местности в полосе вероятного контрудара; проходимость всякого рода препятствий: рек, ручейков, болот, оврагов, подъемов, железнодорожных насыпей и пр.;
          б) районы, облегчающие маневрирование и действия в боевых порядках; районы, затрудняющие действия боевых порядков и сокращающие маневр;
          в) рубежи, удобные для обороны и ведения огня с места, где можно небольшими силами сдержать крупные силы противника.
          94. Штаб танкового (механизированного) соединения должен поддерживать связь со штабом армии (фронта), и также со штабами общевойсковых соединений на важнейших направлениях и быть в курсе всех изменений на фронте.
          95. В случае прорыва противником оборонительной полосы на угрожаемое направление высылается разведка. До прорыва противником оборонительной полосы разведка ведется наблюдением, после прорыва – наблюдением и боем. По важнейшим направлениям высылаются разведывательные отряды (РО) и разведгруппы (РГ), по второстепенным направлениям – разведывательные группы и отдельные разведывательные дозоры (ОРД). Разведывательному отряду для разведки дается полоса, разведывательным группам и дозорам – направления.
          96. Задача разведывательных органов – обнаружить главную группировку противника и все время следить за ней, донося обо всем командиру танкового (механизированного) соединения.
          97. Для захвата выгодных местных рубежей полезно высылать передовые отряды (ПО), каждый силою около танкового или мотострелкового батальона, которые усиливаются противотанковыми средствами, артиллерией и инженерно-техническим подразделением. Задача передового отряда – захватить и удерживать указанный ему рубеж до подхода танкового соединения.
          98. На марше танковое (механизированное) соединение расчленяется по фронту, как в предвидении встречного боя. В целях ускорения развертывания в боевой порядок уменьшается глубина походных колонн. Ближе к голове выгоднее вести наиболее мощные танки. В период боя охраняющих частей колонны главных сил уже необходимо развернуть в боевой порядок. В предвидении встречи с противником в основе организации марша танковых и механизированных соединений должна быть заложена идея быстрого развертывания и одновременно массированного удара всех сил для внезапного и успешного разгрома противника.
          99. Задача всех передовых, разведывательных и охраняющих частей – определить силу и состав противника на различных направлениях, задержать его движение, лишить его маневра, сковать инициативу и всем этим дать возможность главным силам соединения нанести сокрушающий удар противнику.
          100. Развертывание в боевой порядок производится на рубеже, облегчающем одновременность действий всего соединения, а также огонь с места. В танковой бригаде обычно развертываются в боевой порядок первые и вторые эшелоны. В танковом (механизированном) корпусе в боевой порядок развертываются лишь первые эшелоны, а вторые действуют в предбоевых порядках, так как это облегчает маневр. Танковому и мотострелковому батальону указывается для развертывания рубеж и направление, для наступления танковой и мотострелковой бригаде – участок и полоса действий.
          101. Для успешного проведения встречного боя необходим правильный, соответствующий обстановке замысел. Замысел состоит: в установлении цели ближайших действий, определении для этого необходимых сил и средств и последовательности боевых усилий, какие колонны (части) противника выгодно разгромить в первую очередь и какие сковать, лишить маневра своими действиями. В соответствии с принятым решением необходимо сосредоточить превосходные силы на важнейшем направлении. Выгодно направлять свои силы против намеченного для разгрома противника с разных сторон. «Врозь итти и вместе драться». Сковывать противника необходимо минимумом сил, так как необходимо экономить силы для создания решающего превосходства в силах на направлении главного удара.
          102. В предвидении встречного боя командир танкового соединения следует в голове одной из колонн главных сил. В период развертывания соединений в боевой порядок он выезжает с оперативной группой штаба вперед на командный пункт, позволяющий наблюдать поле боя. Командные пункты меняются в соответствии с ходом боя, удобствами наблюдения и управления.
          103. После разгрома противника на одном из направлений главный удар танкового (механизированного) соединения переносится против противника, действующего на другом направлении. При отходе противника начинается преследование, которое ведется с полным напряжением сил днем и ночью.

Оборона рубежа
          104. В случае недостатка горючего, большого превосходства сил противника на определенном направлении и по другим причинам танковое (механизированное) соединение может быть вынуждено перейти к обороне. Оборона этих соединений основывается на свойствах материальной части, особенностях местности, системы огня и маневра. Оборона танковой бригады строится на системе огня всех видов оружия бригады и высокой маневренности танковых частей и подразделений. При правильном использовании и твердом управлении танки могут вести упорные бои, не опасаясь окружения противником.
          105. Рубеж для оборонительных действий танкового (механизированного) соединения должен удовлетворять следующим требованиям:
          а) давать хороший обзор и обстрел перед передним краем обороны;
          б) быть проходимым для свободного маневрирования из глубины или на флангах;
          в) иметь на одном или обоих флангах естественные препятствия, затрудняющие обход их. При отсутствии естественных препятствий и соседей оборона должна быть круговой;
          г) иметь укрытый тыл.
          106. Боевой порядок танкового (механизированного) соединения в обороне состоит из следующих частей: вспомогательной группы, ударной группы, артиллерийской группы и частей обеспечения. Они предназначаются:
          Вспомогательная группа – для задержки наступления. Она состоит из мотопехоты с противотанковыми средствами, а также легких танков. Сила ее может быть до двух третей состава соединения.
          Ударная группа – для усиления вспомогательной группы и контратак. Она состоит преимущественно из средних и тяжелых танков. Сила ее может быть до одной трети состава соединения.
          Артиллерийская группа предназначается для обеспечения боевого порядка артиллерийским огнем.
          Части обеспечения – для разведки, охранения и связи, противовоздушного и инженерно-технического обеспечения боевого порядка.
          107. Вспомогательная группа из танков располагается в зависимости от пересеченной местности и протяженности оборонительного рубежа с большими или меньшими интервалами. Для успешной противотанковой и противопехотной борьбы интервалы между танками могут быть 100-150 м.
          Мотострелковые части используются для обороны преимущественно на танконедоступных направлениях и располагаются в соответствии с указаниями Полевого устава. Транспортные машины располагаются в тылу за своими частями, окапываются и маскируются.
          108. Ширина фронта обороны танкового (механизированного) соединения определяется по наличию мотопехоты, боевых машин и общей по протяженности фронта вспомогательной группы, учитывая указанные выше интервалы.
          109. Ударная группа располагается в тылу на удалении, примерно равном ширине фронта, и подготавливается к действиям из-за фланга вспомогательной группы, а также контратаками в двух или трех направлениях.
          Для усиления вспомогательной группы огнем часть ударной группы подготавливает себе огневые позиции для ведения огня с места в район вспомогательной группы.
          110. Танки у переднего края необходимо располагать так, чтобы впереди вся полоса местности обстреливалась косоприцельным огнем из пулеметов и орудий. Основой обороны является батальонный район. Танковый батальон располагается в одном или двух эшелонах. Второй эшелон используется как подвижный резерв и для огневого удара из засад по прорвавшемуся противнику. Батареи самоходной артиллерии располагаются для стрельбы с закрытых и открытых позиций в готовности поддерживать вспомогательную и ударную группы.
          111. Все машины зарываются в землю и маскируются. Самоокапывание танков может быть полным и частичным. При полном самоокапывании танковый окоп строится с расчетом укрытия танков до башенного оружия. В необходимых случаях создаются амбразуры. При частичном самоокапывании окоп строится для укрытия ходовой части танка.
          112. Боевое охранение высылается из мотострелковых и мотоциклетных частей на удаление 2-3 км от переднего края обороны. Оно располагается в пунктах местности, дающих хороший обзор, обстрел и укрытое сообщение с тылом. Сила боевого охранения определяется в соответствии с важностью направления: взвод, рота от каждого батальона. Боевое охранение усиливается противотанковыми орудиями, а иногда и боевыми машинами (2-3 бронеавтомобиля или танка). Ночью боевое охранение усиливается и спускается на обратные скаты возвышенностей и в лощины. Задача боевого охранения – предупредить внезапное нападение противника, затруднить ему ведение наземной разведки и скрытными действиями из засад заставить его преждевременно развернуться, подставив главную группировку под фланговый удар нашей обороны.
          113. Тактическая разведка высылается вперед и в стороны флангов на расстояние до полуперехода. При установлении соприкосновения с противником и во время боя в стороны флангов высылается боевая разведка. Задача боевой разведки – наблюдать за действиями противника, затруднять действия его разведывательных частей и своевременно предупредить командование об обходе противником фланга.
          114. На подступах к оборонительному рубежу противник подвергается боевому воздействию авиации и дальнему огню артиллерии. При подходе противника к переднему краю его надо встречать огнем с места окопавшихся танков и ударом во фланг танков ударной группы. Когда направление главного удара противника определится, подразделения вспомогательной группы могут усиливаться за счет вторых эшелонов или ударной группы. Танки противника, прорвавшиеся в глубину обороны, уничтожаются действиями ударной группы и резерва при содействии вспомогательной группы.
          115. Управление танковыми соединениями в оборонительном бою необходимо проводить с командных пунктов. Их помечается несколько. Управление организуется при помощи телефонных средств связи, радио, командиров штаба, делегатов связи и посыльных на мотоциклах.
          116. При успешном исходе боя организуется контрудар всеми силами танкового (механизированного) соединения. При отходе противника организуется преследование. Выход из боя производится по распоряжению старшего начальника. При этом в первую очередь отводятся тыловые подразделения и материальная часть, требующая ремонта. Боевая часть бригады как правило, отводится в следующем порядке: сначала мотопехота, затем тяжелые и средние танки и в последнюю очередь легкие и наиболее подвижные танки.
          117. Танки, оставленные для прикрытия выхода из огня частей соединения, располагаются в укрытиях и встречают противника огнем с места. Задержав таким образом противника, они меняют рубеж обороны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

          Настоящие указания, составленные по опыту войны, дают некоторые правила о применении бронетанковых и механизированных войск. Эти правила, как и уставы, необходимо применять, строго сообразуясь с обстановкой, так как каждый бой, каждая операция имеют свои особенности и, следовательно, требуют особенностей в организации боя и применении войск. Только всесторонняя оценка обстановки и вытекающие из нее решения способны вывести командира из затруднительного положения в сложной боевой обстановке.
          Изучение уставов, наставлений, указаний, тактической литературы закладывает фундамент, дает прочные основы оперативно-тактической подготовки командира, на которых боевым опытом наращивается мастерство и расширяется военный кругозор.
          Товарищ СТАЛИН говорит:
          «Десятки тысяч командиров Красной Армии стали мастерами вождения войск. Они научились сочетать личную отвагу и мужество с умением руководить войсками на поле боя, отрешившись от глупой и вредной линейной тактики и став прочно на почву тактики маневрирования».
          Красная Армия «научилась бить врага наверняка с учетом его слабых и сильных сторон, как этого требует современная военная наука». (Приказ Верховного Главнокомандующего от 23 февраля 1943 г. № 95.)

Командующий БТМ войск Брянского фронта
генерал-майор танковых войск
СУХОРУЧКИН


Зам. командующего БТМ войск Брянского фронта
полковник ИГНАТЬЕВ


Директива
об итогах боевых действий авиации армии
в Сталинградской операции
и указания по ее дальнейшему использованию
(7 марта 1943 г.)


НКО СССР
Управление 8-й воздушной армии
ОТДЕЛ ОПЕРАТИВНЫЙ
7 марта 1943 г.
№ 0059


.

ИНСТРУКЦИЯ
ПО ДАЛЬНЕЙШЕМУ ИСПОЛЬЗОВАНИЮ АВИАЦИИ.



Копия: 

Командирам 2 САК, авиадивизий и отдельных
авиачастей 8-й воздушной армии.
Начальнику штаба ВВС Красной Армии

          I. Боевая деятельность авиачастей и авиасоединений 8-й воздушной армии в период героической защиты Сталинграда, мощного наступления войск Сталинградского, а затем Южного фронтов, которое закончилось окружением и уничтожением 6-й армии немцев и взятием Ростова, позволила выявить и сделать некоторые выводы о тактике ВВС противника за этот период.
          Воздушная обстановка в период …[«смазан» текст – В.Т.]… полного окружения сталинградской группировки противника характеризовалась соотношением сил примерно 1:3 в пользу противника.
          С захватом левого побережья р. Дон в августе 1942 г. противник, сосредоточив на Сталинградском фронте до 1000 самолетов, из …[«смазан» текст – В.Т.]… 300 истребителей и 600 бомбардировщиков, при их мощной поддержке с воздуха, начал наступление на Сталинград с целью захвата его с хода.
          С выходом механизированных частей противника к внутреннему поясу обороны за Сталинград усилия авиации противника были направлены на преодоление сопротивления нашей обороны на окраинах города.
          В эти периоды действия авиации противника характеризовались следующим:

Истребители
          1. Группами до 12-20 самолетов прикрывали свои боевые порядки и до 8-12 самолетов атаковывали наши аэродромы.
          2. Широко развив «свободную охоту», перехватывали и уничтожали наши одиночные самолеты, в частности самолеты связи По-2, заставив последних перейти к полетам в сумерках, ночью и на рассвете, а также внезапными атаками атаковывали наши боевые самолеты на маршруте, при взлетах и посадках.
          3. Сопровождали своих бомбардировщиков. Прикрытие своих боевых порядков противник осуществляет группами, расчлененными попарно по фронту и высоте, предоставляя возможность широкого маневра каждой паре. Несколькими слоями по фронту – непосредственно на поле боя и на перехват по траверзе наших аэродромов.
          При решительном противодействии наших истребителей противник весьма быстро наращивал свои силы путем вызова свежих сил. Отсутствие в первый период вызова свежих сил с нашей стороны принуждало наших истребителей вести оборонительный бой и зачастую отходить с боем вплоть до своих аэродромов.
          «Охотники», как правило, действовали попарно, в открытый бой не вступали, а выбирали удобный момент для внезапной атаки.
          За 5-10 минут до прихода бомбардировщиков в район цели приходили 1-2 пары истребителей с целью сковать наших истребителей и дать возможность беспрепятственно выполнить задачу своим бомбардировщикам.
          При непрерывном действии бомбардировщиков истребители противника все время находились над полем боя и прикрывали их действия.
          Как …[«смазан» текст – В.Т.]… истребители противника сопровождали своих бомбардировщиков …[«смазан» текст – В.Т.]… поля боя и за линию фронта после выполнения ими задач, а затем возвращались для прикрытия своих войск, перехвата наших самолетов, блокировки близлежащих наших аэродромов или же уходили на свой аэродром. Это объясняется тем, что преследование нашим …[«смазан» текст – В.Т.]… бомбардировщиков противника в глубину занятой ими территории, как правило, не производилось.
          В воздушных боях с нашими истребителями истребители противника действовали парами, эшелонируясь по высоте, атаки производились сверху и в хвост, открывая при этом огонь с дистанции 100-150 м. Второй самолет действующей пары стремился завершить атаку первого.
          В воздушных боях истребители противника почти все имели превосходство в высоте над нашими истребителями.
          Истребители противника, завязывая бой с нашими истребителями сопровождения, отрывали их от сопровождаемых, после чего выделяли пары или одиночные самолеты для борьбы с нашими бомбардировщиками и штурмовиками.
          В большинстве случаев Ме-109 атакуют наши Пе-2 сзади снизу в хвост на одном уровне, иногда сзади сверху и часто с плоскостей под углом 60-70о, открывая огонь с дистанции 500-600 м. Пользуясь отсутствием маневра со стороны Пе-2 и организованной прицельной стрельбы, Ме-109 сближаются и короткими стремительными ударами сбивают Пе-2.
          Неоднократно наши разведчики, летавшие на высоте 6000-7000 м, перехватывались истребителями противника.
          Опыт боев под Сталинградом показывает, что истребители противника не атакуют наши штурмовики до подхода к цели, боятся подойти к организованной компактной группе, а производят атаки над целью и особенно после атаки цели, когда боевой порядок расстраивается и остаются одиночки.
          В период завершения полного окружения войск противника под Сталинградом и начала разгрома котельниковской группировки противника истребители противника продолжали вести «свободную охоту», прикрывали свои войска и обеспечивали посадку и выгрузку грузов транспортных самолетов на аэродромах, расположенных на территории под Сталинградом.
          Действия истребителей противника в этот период производились преимущественно парами, с расчленением по высоте в два-три яруса, в бой вступали, когда имелось численное превосходство, а при отсутствии превосходства проявляли трусость и ждали момента для внезапной атаки.
          Новым в действиях истребителей противника в этот период можно считать патрулирование одновременно в трех зонах, группами до 6 самолетов: ст. Дубовское, Зимовники и ст. Куберле, причем в каждой зоне патрулирование производилось в два яруса – 2 самолета в верхнем и 4 в нижнем, с превышением до 600 м. Задачей первой зоны являлось сковать наших истребителей с целью отрыва их от сопровождаемых штурмовиков, задачей второй зоны атаковать наших штурмовиков, а в тех случаях, когда наши штурмовики проходили через первую зону, то вторая выполняла роль первой, а третья – роль второй.

Бомбардировщики
          Группами 25-30 самолетов действовали по нашим войскам на поле боя, по аэродромам, железнодорожным эшелонам и транспортам на р. Волга.
          В результате систематических налетов авиации противника система ПВО в районе Сталинграда была частично подавлена, а истребители, из-за их малочисленности, не в состоянии были в достаточной мере оказать противодействие. Поэтому бомбардировка производилась не только группами, но и парами, а иногда и одиночными самолетами, которые становились в «круг» и сбрасывали прицельные бомбы, как правило, с пикирования.
          В период выхода механизированных частей к внутреннему поясу обороны за Сталинград противник применял массированные удары по нашим войскам, которые выражались не только одновременным налетом большого количества самолетов, но и непрерывностью бомбардировок по определенным участкам наших войск.
          В сентябре 1942 г. на Сталинградском фронте было отмечено 17 300 самолето-пролетов противника, что в среднем составляло 577 самолето-пролетов в день в течение всего времени.
          Массированные действия в этот период противник создавал за счет широкого маневра аэродромами, расположения бомбардировочной авиации на удалении, допускающем производить до 2-3 вылетов в день на один самолет.
          Бомбардировщики противника распределяли свои функции следующим образом: Ю-87 действовали по переднему краю наших войск и, как исключение, заходили за левый берег р. Волга; Ю-88 и Хе-111, как правило, действовали в глубине тактической обороны на левом берегу р. Волга и фронтовых тылах (по артиллерийским позициям, железнодорожным станциям и населенным пунктам).
          В зоне огня нашей зенитной артиллерии бомбардировщики противника расчленяли свой боевой порядок на звенья или пары, причем ведущее звено или пара следовали, не изменяя курса, правое обходило сферу обстрела правым полукругом, а левое – левым, затем разворачивались на цель и если таковая была близко, производили бомбометание.
          При наличии наших истребителей над полем боя бомбардировщики противника делали одни заход и уходили на свой аэродром, а при активном противодействии наших истребителей до подхода к цели разворачивались и уходили на свою территорию, но через некоторое время возвращались обратно для выполнения своей задачи. В тех случаях, когда наши истребители атаковывали бомбардировщиков в районе цели, последние, как правило, поспешно сбрасывали бомбы и уходили в облака или со снижением под защиту своей зенитной артиллерии.
          В период завершения полного окружения войск противника под Сталинградом и разгрома котельниковской группировки основная задача ВВС противника была: транспортировка грузов для окруженной группировки в Сталинграде, прикрытие отхода своих войск и препятствие продвижению наших войск бомбардировочными действиями в составе групп 7-12 самолетов. Последнюю задачу бомбардировщики противника выполняли вплоть до занятия нами г. Ростова.
          На Сталинградском, а также на Южном фронтах были отмечены следующие типы самолетов противника: Ю-88, Ю-87, Хе-111, До-215, До-217, Ю-52, ФВ-189, Хш-126, Ме-109, Ме-109Ф, Ме-109Г-2, Ме-110.
          Появившийся на других фронтах истребитель ФВ-190 на нашем фронте не замечен.

          II. В непрерывных жестоких боях за Сталинград – Ростов авиачасти 8-й воздушной армии накопили огромный боевой опыт по борьбе с воздушным и наземным противником.
          В период до полного окружения сталинградской группировки противника наши истребители, штурмовики и бомбардировщики, при выполнении боевых задач, почти всегда вели ожесточенные бои с истребителями противника.
          Оглядываясь на пройденный путь, можно сказать, что наши авиачасти по сравнению с тем, какими они были до августа 1942 г., стали неузнаваемыми.
          За этот период:
          1. Утвердилась и в основном была отшлифована тактика наших истребителей: действия парами, строи и боевые порядки в соответствии с выполняемыми задачами, новая для наших истребителей форма воздушного боя на вертикальных маневрах, тактика взаимодействия истребителей сопровождения со штурмовиками и бомбардировщиками, особенно взаимодействующая радиосвязь, систематическое выполнение истребителями разведки противника, «свободная охота».
          Наши истребительные самолеты, уступая несколько по скорости немецким истребителям, оказались значительно лучшими по своей маневренности, не уступают по огневой мощи и в умелых руках наших летчиков позволяли одерживать блестящие победы даже при значительном превосходств сил противника.
          2. Родилась и целиком оправдала себя на практике боевой работы новая тактика действия штурмовиков со средних высот, с нанесением удара с пикирования бомбами со взрывателями мгновенного действия, в значительной степени повысилась эффективность действия штурмовиков и уменьшились их боевые потери.
          Родилась и оправдала себя в боях тактика активного оборонительного воздушного боя штурмовиков с истребителями противника, прикрытие штурмовиками своих мест базирования, перехват штурмовиками бомбардировщиков противника, «свободная охота» штурмовиков в армейских и фронтовых тылах, применение штурмовиков для разведки, а также для действия в ночных условиях, патрулирована смешанных групп истребителей и штурмовиков для перехвата бомбардировщиков и транспортных самолетов.
          Опыт сталинградских боев потребовал введения двухместных штурмовиков и внесения ряда изменений в конструкции самолетов, их вооружения и оборудования.
          3. Дневная бомбардировочная авиация освоила бомбардирование целей с высот до 6000-7000 м, разведку в армейских и фронтовых тылах, блокирование аэродромов и внезапные удары по железнодорожным станциям массированными группами.
          4. В небывалых размерах нашли себе боевое применение ночные легкие бомбардировщики По-2. Отработана тактика действия ночью и днем по различного рода целям; помимо применения бомб нашел себе широкое применение установленный на самолете пулемет ШКАС. По-2 показал прекрасные результаты по прикрытию речных катеров, переправлявших десанты и грузы для 62-й армии через р. Волга, для уничтожения пулеметным огнем зенитной артиллерии, зенитных пулеметов, прожекторов и транспорта, а в плохую погоду днем и пехоты противника.
          По-2 нашел себе боевое применение не только ночью, но и дней в плохих метеорологических условиях для разведки противника.
          Целиком оправдала себя служба ЭОС, отличная работа которой благоприятно сказалась на боевой работе не только ночной авиации нашей армии, но и АДД.
          5. Совершенно по-новому налажено управление авиацией. Освоено и приведено в систему наведение и управление воздушным боем по радио с земли, а также управление боем в воздухе.
          6. Значительно вырос уровень тактической подготовки нашего командного и летного состава, повысилась штурманская, бомбардировочная и огневая подготовка авиачастей.
          Период борьбы за Сталинград был периодом не только ожесточенных боев с превосходящим силами противником, но и периодом упорной систематической учебы наших авиачастей по овладению новыми тактическими приемами и формами боевого применении всех родов авиации на основе боевого опыта.
          Эта учеба велась как в процессе боевой работе авиачастей, так и на тыловых аэродромах, через которые прошли вес вновь прибывшие на пополнение 8-й воздушной армии авиачасти, и оказала большое влияние на успешный разгром фашистских войск под Сталинградом – Ростовом.
          Наряду с перечисленными положительными сторонами имелся ряд недостатков, которые влияли на успешную деятельность нашей авиации.

Основными недостатками считаю
          Истребителей:
          1. Слабая осмотрительность летчиков в воздухе, особенно над своей территорией и при подходе к своему аэродрому, пренебрежение сигналами с земли и маневром приводили иногда к бессмысленным жертвам, давали совершенно незаслуженную победу врагу.
          2. Все еще не отработано взаимодействие истребителей в паре и между парами. Ведомые не понимали действий ведущих и теряли их, ведущие забывали о ведомых, и зачастую как те, так и другие вели бой по одиночке. Ведомые слепо держались ведущих и, не осматривая заднюю полусферу, зачастую ставили под удар себя и своих ведомых.
          Плохое взаимодействие истребителей в паре и в группе в целом, отсутствие, а иногда безграмотное управление со стороны ведущих командиров в отдельных случаях приводили к совершенно неоправдываемым потерям.
          Так, например, 28 октября 1942 г. группа 6 Як-1 287 ИАД, имея целью прикрыть наши войска в Сталинграде, вступила в бой с двумя Ме-109Г, зная, что через несколько минут обязательно появятся бомбардировщики. Бой велся скученно, без достаточной осмотрительности, без расчленения по высоте, команды пункта наведения но выполнялись, вследствие чего один Як-1 был сбит, несмотря на превосходство наших сил.
          3. Борьба за превосходство в высоте в воздушных боях не всегда проводилась. Во многих случаях истребители «сползали» вниз до 100 м, вели бой с применением горизонтального, а не вертикального манера, не расчленяла боевой порядок по высоте, не вели наступательного боя и тем самым упускали инициативу боя.
          4. Стрельба истребителей производится все еще с дальних дистанции. Атаки слишком короткие, не доводились до конца, вследствие чего противнику не наносилось поражение. Преследование противника при уходе его на занятую им территорию, как правило, не производилось.
          5. Взаимодействие истребителей сопровождения со штурмовиками и бомбардировщиками не во всех авиачастях отработано. Несмотря на превосходство наших истребителей, иногда истребители противника сбивали как штурмовиков, так и самих истребителей.
          8. Некоторые истребители не умеют атаковывать бомбардировщиков, особенно пикирующих, слишком ране отваливают, боятся подойти и расстрелять противника с близкой дистанции.
          Бомбардировщиков:
          Слабая слетанность бомбардировщиков, неумение маневрировать, слабая подготовка стрелков и организация взаимодействия огня в группе приводят к потерям самолетов и летного состава. Свои потери бомбардировщики обычно относят за счет истребителей сопровождения, вины и ответственности с которых никто не снимал. Однако в отдельных случаях бомбардировщики обязаны сами прокладывать себе путь к цели и обратно, если они временно лишились поддержки истребителей.
          Нельзя считать нормальный такой факт: 13 декабря 1942 г. 6 Пе-2, в сопровождении 4 Як-1, были атакованы 6 Ме-109Г. Связав боем 4 Як-1, пара Ме-109Г вышла из боя и атаковала группу Пе-2. После третьей атаки один Пе-2 был сбит. Несмотря на превосходство, группа Пе-2 не смогла защитить себя и потеряла один самолет.
          Ночные бомбардировщики По-2, имея большие достижения по интенсивности боевой работы, не сумели добиться меткости бомбометания и стрельбы.
          Штурмовиков:
          1. Порядок действия штурмовиков по наземным целям не во всех частях отработан. Указания 8-й воздушной армии № ВС/255 от 15 октября 1942 г. многими штурмовыми авиаполков не выполнены, бомбы сбрасываются неправильно, атаки зачастую мало эффективны.
          2. Тактика и способы выполнения повторных атак штурмовиками не отработаны. Продолжительность огневого воздействия на противника мала, задачи выполняются наспех, иногда с одного захода. Строи и боевые порядки иногда применялись без учета обстановки и характера цели. Сигналы для перестроения, перехода в атаку и cбора группы не отработаны.
          3. Применение боеприпасов в соответствии с характером цели и тактической обстановкой не всегда было грамотным. При действии по танковым колоннам применялись пушки ШВАК, РС-82, а иногда и пулеметы ШКАС без учета типа танков, тогда как по танкам типа АРТ-ШТУРМ и Т-3 эта средства непригодны.
          4. Разведка и доразведка, а особенно фотографирование целей и контроль выполнения боевых задач поставлены плохо. Вследствие недостаточного изучения летным составом поставленной задачи, маршрута следования, характера цели и тактической обстановки, а также стремления выполнить задачу без детального просмотра цели, выбора наивыгоднейших точек прицеливания, имелись случаи поражения своих войск, а также бомбометание и штурмовка по нескольку раз уже уничтоженных или поврежденных танков и автомашин.
          Общий недостаток – большое количество отказов материальной части в значительной степени отражалось на интенсивности боевой работы. Только за декабрь 1942 г. из-за неправильной эксплуатации материальной части и халатности со стороны командного, летного и технического состава произошло 39 % общего количества неисправностей.
          ПРИКАЗЫВАЮ:
          I. Истребителям
          1. Поднять осмотрительность летного состава в воздухе. Исключить потери самолетов и личного состава от внезапных атак противника и добиться внезапности своих атак.
          Требовать от летного состава и жестко наказывать зевак, ротозеев за несвоевременное обнаружение врага.
          2. Боевые порядки истребительных групп из четырех и более самолетов, прикрывающих свои войска или порученный объект на маршруте до обнаружения противника, строить из пар, расчлененных по фронту и высоте.
          Например: строй шестерки – интервал между парами 400-800 м, превышение средней пары над крайними 500-700 м, интервал между ведомым и ведущим в паре 200-300 м. При обнаружении противника и завязке боя действовать только по команде командира группы. При завязке боя одной из крайних пар последняя стремительно атакует, стараясь достигнуть внезапности, не упустить инициативу боя. Средняя пара разворачивается на противника и, имея превышение, атакует его, учитывая, что противник обычно применяет вертикальный маневр.
          Вторая крайняя пара набирает высоту и занимает место средней пары или заходит со стороны солнца, выжидает прихода бомбардировщиков противника и одновременно прикрывает своих истребителей от неожиданных атак групп усиления. Эта пара вступает в бой только тогда, когда окажется превосходство на стороне истребителей противника, или по приказанию командира группы.
          При завязке боя средней парой одна из крайних пар, которой будет приказано командиром группы, набирает высоту и идет на помощь средней. Командир группы, как правило, находится в средней паре.
          Истребители прикрытия должны помнить, что их основная задача – борьба с бомбардировщиками и не поддаваться на уловки врага, цель которого оттянуть наших истребителей от прикрываемого объекта.
          При появлении бомбардировщиков противника как свободная пара, так и пары ведущие бой, используя вертикальный маневр для выхода из боя, должны стремительно атаковать и уничтожать бомбардировщиков до подхода их к цели.
          Боевой порядок с целью поиски противника может быть построен уступом, т. е. когда группа расчленяется попарно с интервалом 400-800 м и с превышением 500-700 м одна над другой в сторону солнца. Командир группы находится в верхней или средней паре.
          При наличии в группе самолетов больше 6 выделять пары для прикрытия хвоста группы, а также выделять специальную пару с целью связать боем истребителей противника, предоставив возможность своим истребителям выполнять поставленную задачу. Приведенный выше пример нельзя рассматривать шаблонно. Боевые порядки строить в зависимости от обстановки и метеорологических условий.
          3. Закрепить постоянство пар. При неисправности самолета допускать замену только самолета, а не летчика. При выходе из строя одного из летчиков пары на место убывшего назначать из подготовленных одиночек, при этом учитывая подготовку и боевой опыт летчиков пары.
          Боевой порядок пары строить: до атаки – с интервалом 200-300 м и дистанцией до 50 м; по команде командира пары перед атакой ведомый становится в пеленг, дистанция 200-300 м, интервал 50-70 м.
          Установить правило – ударной силой истребителей является ведущий (ведущий атакует, ведомый прикрывает), а также строжайшую ответственность ведомого за своего ведущего, и наоборот. Точно так же установить ответственность ведомой пары за ведущую в процессе боя.
          На обязанности ведущего лежит ориентировка и поиск противника в передней полусфере, уничтожение противника; ведомых – прикрытие своих командиров и поиск противника, главным образом в задней полусфере.
          В тех случаях, когда атака ведущего не увенчалась успехом, ведомый завершает атаку, а ведущий становится на его место и прикрывает.
          4. В период сближения особое внимание должно быть уделено на грамотную оценку обстановки и занятие наивыгоднейшего положения для атаки. Как в период сближения, так и в период боя не терять превосходства в высоте над противником, для чего одну пару всегда иметь выше над противником для прикрытия пар, ведущих бой.
          5. Научить командиров ведущих групп и требовать от них отличного знания и применения сигналов и управления боем по радио и эволюциями самолета, а от ведомых своевременное наблюдение за сигналами и их выполнение.
          Сигналы эволюциями самолета применять согласно проекту Руководства по боевым действиям истребительной авиации, изд. 1942 г.
          6. При сопровождении штурмовиков и бомбардировщиков боевой порядок истребителей строить из группы главных сил прикрытия и группы непосредственного прикрытия. Группа главных сил прикрытия должна следовать с превышением на 800-1200 м, с расчленением пар по фронту, как эта указано в п. 2. При приближении к цели группа главных сил прикрытия выходит вперед, окаймляет район цели и не допускает истребителей противника к штурмовикам и бомбардировщикам. Смелыми и решительными действиями группа главных сил прикрытия должна связать боем истребителей противника, отвести в сторону от района цели и дать возможность беспрепятственно выполнить задачу штурмовикам или бомбардировщикам.
          При небольшом количестве истребителей сопровождение строить из одной группы НП (непосредственного прикрытия).
          Группа НП следует с превышением 200-300 м, на дистанции 300-500 м от прикрываемой группы. При атаке цели штурмовиками с круга одна пара замыкает круг, а остальные становятся в обратный круг и отсекают истребителей противника. Особое внимание и активность истребителей сопровождения должны быть над целью и при уходе от цели.
          При уходе от цели штурмовики не должны допускать полета по прямой и должны стремиться как можно скорее занять место в строю. Истребители в это время огнем и маневром, не отставая от штурмовиков, отсекают или подводят истребителей противника под огонь штурмовиков.
          Если после выполнения задачи штурмовиками истребители сопровождения будут оторваны от штурмовиков или превосходство сил окажется на стороне противника и они будут связаны боем, штурмовики обязаны вступить в активный оборонительный бой, не отрываясь от своих истребителей.
          В этом случае штурмовики становятся в круг, вытянутый по курсу к своему аэродрому, сохраняя дистанцию 300-400 м, применяя крен до 30о, а истребители прикрытия становятся в обратный круг и отсекают атаки противника. При подходе к своей территории штурмовики постепенно снижаются до 200-300 м (двухместные до бреющего полета).
          7. В период непрерывных действий Ил-2 малыми группами высылать в район цели усиленные группы истребителей для очистки воздуха от истребителей противника. Штурмовики в этом случае должны иметь непосредственное прикрытие, состоящее из двух и даже одной пары.
          8. После выполнения двухместными (в отдельных случаях одноместными) штурмовиками боевой задачи и перехода на свою территорию истребители сопровождения могут быть возвращены для прикрытия поля боя, если позволит запас горючего, о чем до вылета должно быть известно командирам групп истребителей и штурмовиков.
          9. Прикрытие пикирующих бомбардировщиков над целью производить двумя ярусами; первый ярус следует на удалении 400-500 м сзади бомбардировщиков, прикрывает в момент перехода их в пикирование; второй ярус занимает позицию на 100-150 м выше предполагаемой высоты выхода бомбардировщиков из пикирования и на дистанции 400-500 м сзади и несколько сбоку для отражения атак истребителей противника на выходе из пикирования. В этом случае должна быть тщательная договоренность между командирами групп истребителей и бомбардировщиков.
          10. При атаках истребителями самолетов противника открывать огонь с дистанции не более 150-100 м, доводя огонь до стрельбы в упор. Наивыгоднейшими атаками по бомбардировщикам противника считать: общая атака по всем бомбардировщикам, вывести стрелка (лучше верхнего), а затем по моторам.
          Наиболее безопасные атаки:
          Ю-88: а) сзади снизу (с кабрирования под углом 30°) и сбоку под углом 50° (киль за консолью крыла); уход из атаки вниз и в стороны; при уходе держаться на одном уровне или несколько впереди с тем, чтобы не попасти под огонь боковых пулеметов верхнего стрелка, имеющих сектор обстрела вниз до 15°;
          б) спереди сверху и сбоку под углом 35-50° (консоль стабилизатора над консолью крыла), с уходом из атаки на другую сторону вверх; атака наиболее безопасна, но кратковременна; огонь вести по передней части кабины с целью вывода из строя экипажа и по моторам;
          в) сзади сверху и снизу под раккурсом 0/4-2/4, следует вывести из строя стрелка, а затем, сблизившись вплотную, вести огонь по моторам и бензобакам;
          г) атака сомкнутой группы – стрельба по створу самолетов (вдоль пеленга, кильватера, заградительный огонь по фронту).
          Хе-111: вывести из строя стрелка, затем по моторам атакой сзади вверху или снизу.
          До-215: а) сверху сзади вывести стрелка, а затем по моторам;
          б) спереди сбоку по левому борту под раккурсом ?-2/4 (наиболее безопасная);
          в) сзади сбоку под раккурсом 3/4 и сверху (превышение в начале атаки 500 м).
          Ю-87, Ме-110 и Хш-126: следует занять положение сзади хвостового оперения самолета.
          Ю-52: снизу сзади – с хвоста.
          Атаки бомбардировщиков доводить до уничтожения, организованно преследуя их в глубину территории противника. Во всех случаях стремиться атаковывать бомбардировщиков с двух сторон. Избегать прямых лобовых атак Ме-110.
          11. Командирам частей истребительных авиадивизий, помимо выполнения основных задач (прикрытие своих войск и сопровождение), максимально использовать истребителей для уничтожения живой силы и наземной техники противника.
          12. Выход из боя истребителям производить организованным порядком, путем нанесения решительного контрудара, быстрым сбором группы и с применением маневра организованно уходить на свою территорию. Широко практиковать высылку свежих групп для усиления и принятия на себя боя, преследования и уничтожения истребителей противника. Для этого командирам истребительных авиадивизий постоянно держать связь с пунктами наведения и со своими истребителями, находящимися в воздухе, и иметь всегда готовую группу для вылета по сигналу.
          13. Установить строжайшую ответственность истребителей за потерю сопровождаемых штурмовиков и бомбардировщиков, а также за охрану порученного объекта. Исключить случаи потерь истребителями сопровождаемых самолетов и допущения безнаказанного бомбометания противником прикрываемого объекта.
          14. Обязательно устанавливать связь по радио между самолетами смешанных групп. Начальнику связи 8-й воздушной армии подполковнику Степанян организовать бесперебойную связь пунктов наведения с действующими аэродромами и главрацией. Всему летному составу внимательно слушать и выполнять сигналы, подаваемые с пунктов наблюдения. За невыполнение команд виновных привлекать к строгой ответственности.
          15. Командирам авиачастей и авиасоединений непрерывно учить летчиков искусству высшего пилотажа, особенно фигурам вертикального маневра (иммельман, ранверсман, развороты, пикирование и т. д.).
          II. Штурмовикам:
          1. Группы одноместных Ил-2 составлять из 6-8 самолетов. Боевой порядок штурмовиков должен быть близким к фронту с назначением пары Ил-2, следующей сзади на дистанции 200-300 м с превышением до 100-150 м для наблюдения в задней полусфере прикрытия флангов группы и борьбы с ЗА противника.
          Группы двухместных Ил-2 составлять из 6-9 самолетов, применяя строй змейки из пар, клина, пеленга в зависимости от характера цели. На маршруте ведомым брать превышение на 30-40 м над ведущими для того, чтобы не допустить атаки истребителей противника снизу. Перед атакой ведущим брать небольшое превышение над ведомым для того, чтобы не мешать последним в выборе точек прицеливания для стрельбы.
          2. Как правило, атаки штурмовиков производить с круга несколькими заходами, массируя за счет увеличения количества заходов бомбовый удар, пулеметно-пушечный огонь и РС по заданной цели до полного ее уничтожения. Не допускать поспешности, первый круг делать холостой, на поле боя атаку производить только после тщательного просмотра цели и выбора точек прицеливания. В зависимости от насыщенности средствами ПВО, характера цели к направления захода для первой, а также для повторных атак применять боевой порядок кильватер, пеленг, змейка, фронт или клин.
          Командирам, ведущим группы, оценив обстановку, подавать команду по радио или эволюциями самолета для принятия соответствующего боевого порядка. Немедленно разработать сигналы и установить номера строев, которыми пользоваться при выполнении боевых задач.
          3. Установить следующий порядок действий штурмовиков с планирования под углом 10-30°:
          а) один или несколько заходов для сбрасывания бомб; H начальная – 800-1000 м, H сбрасывания – 600-700 м, серией по одной;
          б) стрельба РС-82 серией по одному или серией из залпов по 2 и по 4; H начальная – 600 м, H прекращения стрельбы – 200 м;
          в) пулеметно-пушечный огонь; H начальная – 300-400 м, H прекращения стрельбы – 50-100 м, в зависимости от угла планирования.
          В последних двух случаях допускается одновременная стрельба РС-82 из пушек и пулеметов. При низкой облачности бомбометание производить с малых высот и бреющего полета, с применением взрывателя с замедлением.
          Командирам штурмовых авиаполков и авиадивизий обучить летный состав прицельному бомбометанию и стрельбе, потребовать нанести на самолетах прицельные точки для бомбометания согласно указаниям 8-й воздушной армии за № ВС/255 от 15 октября 1942 г. и применения только прицельного огня, помня, что действительный огонь из пулеметов и пушек начинается с дистанции 500 м и ближе.
          4. Немедленно приступить к практической отработке маневра в зоне огня ЗА противника.
          5. Производить предварительный проигрыш выполнения боевых задач на земле; опыт показывает, что в этих случаях потерь не бывает, а задачи выполняются успешно.
          6. Не допускать случаев неправильного применения боеприпасов. При действиях по легким танкам применять пушки ВЯ с дистанции 500-150 и, РС-82 и бомбы АО-50, а при отсутствии их ФАБ-100. При действиях по тяжелым танкам применять бомбы ФАБ-100 и ФАБ-250, а по средним танкам, кроме того, АО-25.
          При действиях по мотомеханизированным колоннам уничтожать в первую очередь средства заправки и обеспечения: автоцистерны, автомашины, тягачи; по гужтранспорту – уничтожать в первую очередь лошадей.
          III. Бомбардировщикам:
          1. Немедленно отработать маневр и взаимодействие огня в группах. Коренным образом улучшить стрелковую подготовку стрелков-радистов и особенно стрелков-бомбардиров, которые все еще подготовлены слабо и вследствие этого 1-2 истребителя противника, ведя бой с 6-9 бомбардировщиками, сбивают наше самолеты.
          2. Поднять меткость бомбометания.
          3. Пикирующим бомбардировщикам, как правило, применять бомбометание с пикирования.
          4. Ночным бомбардировщикам повысить меткость бомбометания ночью, использовав данные дневной разведки целей – подсвечивание САБ впереди идущими для сзади следующих самолетов …[конец строчки «закрыт» штампом библиотеки – В.Т.]…
          IV. Всем авиачастям:
          1. Организовать систематическую тренировку в определении своих самолетов и самолетов противника, обратив особое внимание на опознавание Пе-2, Ме-110, До-215 и Б-3.
          При обнаружении любого самолета в воздухе считать его самолетом противника, но огонь открывать тогда, когда будет установлено, что это действительно противник.
          Во избежание поражения своих войск, особенно в период наступления и быстро меняющейся обстановки, не допускать бомбометания и стрельбы до тех пор, пока не будет установлено, что это действительно противник. Перед вылетом обязательно проверять ведущего, а последнему своих ведомых в знании линии фронта. О всех изменениях линии фронта немедленно ставить в известность весь летный состав.
          2. Командирам авиачастей и авиасоединений систематически учить весь летный состав, особенно ведущих, умению грамотно оценить обстановку и в соответствии с этим принимать правильные решения, учить применению хитрости и обмана врага, создавая ему гибельную ловушку.
          3. Подбор, обучение и воспитание вожаков воздушного боя, штурмовых и бомбардировочных действий по-прежнему остаются главной задачей всех командиров и их штабов.
          4. Организация четкой работы на аэродромах, сохранение мер маскировки материальной части и летного состава, устройство ложных аэродромов, надежное прикрытие мест базирования в воздухе и на земле, забота о людях и воздушном бойце-летчике в первую очередь являются по-прежнему одной из основных задач командиров авиачастей, авиасоединений и их штабов.
          5. Командирам авиачастей и авиасоединений организовать:
          а) систематическое фотографирование, разведку и доразведку целей, по которым предстоит действовать, и своевременное изучение фотоснимков и разведывательных данных летным составом;
          б) контроль выполнения боевых задач путем специальных полетов и фотографирования;
          в) в течение ближайшего времени нанесение внезапных ударов штурмовиков и бомбардировщиков по вызову разведчиков с воздуха;
          г) изучение инструкции сигналов опознавания и связи между наземными войсками и авиацией Красной Армии.
          6. Штабу 8-й воздушной армии и командирам авиасоединений через авиаотделы наземных армий организовать проверку наличия и умения пользоваться сигналами, опознавания и связи в наземных частях.
          7. Всему командному и летно-техническому составу принять самые решительные меры к предупреждению и недопущению каких бы то ни было неисправностей материальной части по вине недосмотра, неправильной эксплуатации на земле и воздухе и халатности со стороны летно-технического состава. Немедленно продумать наиболее рациональные способы обслуживания, ремонта и подготовки самолетов к боевым вылетам в минимальные сроки. Добиться постоянной боевой готовности авиачастей в полном составе и условиях частых перебазирований и недостаточности времени.
          8. В условиях наступления наших войск в авиачастях перебазирования требовать от всего командного и начальствующего состава непрерывной, напряженной работы как на мостах расквартирования, так и в пути, ибо некоторые лица затрачивают огромное время и больше думают о личном благоустройстве, чем о выполнении боевой работы.
          Командирам всех степеней необходимо правильно использовать своих подчиненных, заставить их работать с полном отдачей, повседневно контролировать их работу. Все должно быть подчинено боевой работе, направленной на скорейший разгром врага.
          Ни одной минуты успокоения, жестокая борьба с беспечностью, появившейся у некоторых лиц в связи с нашими успехами на фронтах, – является первостепенной задачей командиров и политработников.
          Указания довести лично командирам авиаполков до всего командного и летне-технического состава авиаполков, командного и начальствующего состава РАБ и БАО.
          Исполнение донести к 20.3.43 г.

Командующий 8-й воздушной армией
генерал-майор авиации ХРЮКИН

Начальник штаба 8-й воздушной армии
полковник БЕЛОВ


Итоги
весенних воздушных сражений
4-й воздушной армии
(весна 1943 г.)



ИТОГИ
ВЕСЕННИХ ВОЗДУШНЫХ СРАЖЕНИЙ
4-й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ

1. Групповой воздушный бой

          Ожесточенные воздушные бои в апреле-июне на Северо-Кавказском фронте характеризовались прежде всего участием крупных сил истребителей с обеих сторон. Нередко количество истребителей, участвовавших одновременно в бою, доходило до 30-40.
          Практика боевой работы истребителей в течение этого периода показала, что наиболее оправдавшими себя боевыми порядками истребителей являются:
          – пара как основа всего боевого порядка;
          – четверка, состоящая из двух пар, способная принимать бой с сильными группами противника и имеющая возможность нападать, обеспеченная хорошим прикрытием;
          – восьмерка как законченная и хорошо управляемая группа, способная вести организованное нападение; имеет возможность частью сил связывать боем истребителей противника, в то время как главные силы одновременно способны уничтожать вражеских бомбардировщиков.
          Опыт боевой работы истребителей показывает, что одновременное нахождение над полем боя больших групп себя не оправдывает. В боевом порядке и управлении боем создается излишняя сложность. Нередко летчики, ошибаясь, принимают свои самолеты за противника. Количество не может дать качества, если нет должной организации.
          Боевой порядок истребителей над полем боя должен быть обязательно эшелонированным по высотам, и зависимости от обстановки и метеорологических условий в два-три яруса, на высотах от 1500-2000 до 6000 м, а в отдельных случаях и до 7000 м.
          Если в групповой воздушный бой ввязывается большое количество самолетов с обеих сторон (свыше 15-20), то командиры групп действиями своих летчиков должны стремиться расколоть силы противника на две-три группы и вести бой с ними эшелонировано по высотам с тем, чтобы каждая наша группа в составе 6-8 истребителей вела бой с таким же количеством самолетов противника.
          В боях за господство в воздухе при одновременном участии большого количества истребителей стало вполне очевидно, что успех боя больших групп зависит в первую очередь от действий групп в 6-8 самолетов или, вернее, эскадрильи и обычном ее составе.
          Командир группы является главной фигурой боя. От его четких и быстро принятых решений зависит успешный ход боя.
          Командир группы ни в коем случае сам лично не должен ввязываться в длительный воздушный бой и особенно в начальный его период, когда необходимо правильно расставить свои силы и обеспечить успех первой атаки. В дальнейшем ходе боя командир группы, находясь в боевом порядке в таком мосте, откуда ему в данном конкретном случае лучше всего управлять боем, короткими командами по радио, а в отдельные моменты – личным примером, управляет боем. Команды командира должны быть немногословны и предельно ясны.
          Действиям каждой пары в бою, особенно в использовании маневра, находимо предоставить максимум инициативы. Маневр пары должен обеспечивать выполнение воли командира группы. Групповой бой пар не мыслится на «локтевой» связи, как это было характерно для тактики боя самолетов И-16. При этом маневр каждой пары должен обеспечивать выполнение замысла командира группы в бою, при строгом соблюдении дисциплины боя.
          Открытие огня должно происходить с коротких дистанций (50-150 м).

2. Прикрытие поля боя

          Прикрытие должно эшелонироваться по высоте. Нижний ярус строится на высотах полета бомб бомбардировщиков противника, а верхний ярус рассчитан для связывания боем вражеских истребителей.
          Прикрытие имеет своей основной целью не допустить организованного бомбометания противником боевых порядков наших войск. Бомбардировщики должны перехватываться на подходе к полю боя, для чего в период активных действий авиации противника необходимо специально высылать группы в составе 6-8 истребителей и отдельные пары «охотников» для перехвата групп бомбардировщиков в 10-15 км от линии фронта на территории противника.
          При этом по летно-тактическим данным истребители, назначаемые для перехвата бомбардировщиков, не должны уступать качествам лучших истребителей противника, применяемых на этом участке фронта, ибо в противном случае они будут связаны ими боем и своей задачи не выполнят.
          Постоянное нахождение над полем боя больших групп наших истребителей для прикрытия боевых порядков войск является нецелесообразным. Когда противник не проявляет особой активности, в воздухе могут находиться отдельные пары или четверки. На аэродромах в это время в постоянной готовности должны быть резервы истребителей для вылета в район прикрытия, вызов которых должен производиться с использованном прямой связи КП авиационного начальника, находящегося на переднем крае, с аэродромами истребителей.
          Все патрулирующие группы должны держать постоянную связь с радиостанциями наведения, выполняя все их сигналы и приказании.
          Патрулирующие группы, заметив над полем боя отдельные пары или небольшие группы истребителей противника, не должны их немедленно атаковывать, так как зачастую такие группы являются средством связывания боем наших истребителей перед появлением крупных сил бомбардировщиков.
          В условиях активного противодействия истребителями противника прикрытие поля боя не должно осуществляться патрулированием на экономических скоростях, так как истребители неспособны в этот момент произнести резкий маневр и немедленную атаку противника. Современные скоростные истребители типа Як-1, «Аэрокобра» требуют некоторого времени для того, чтобы нагнать скорость, обеспечивающую выполнение маневра.
          Каждая пара, действующая в составе боевого порядка четверки или более крупной группы, должна быть готова к самостоятельным действиям, если по каким-либо причинам общее управление командиром группы будет утеряно. В этом случае пара не должна немедленно выходить на нашу территорию, а в зависимости от обстановки стремиться нанести наибольшие потери противнику.

3. Свободный полет истребителей

          Практика показывает, что одним из лучших методов борьбы с самолетами противника в воздухе является метод свободных воздушных боев в определенных районах. Благодаря тому, что вылетевшие в свободный полет истребители не привязаны к определенным пунктам или объектам, они имеют возможность свободно маневрировать в пространстве, искать противника и вступать с ним в бой при наивыгоднейших для себя условиях.
          Боевая деятельность истребителей в свободном полете должна протекать в районах наибольшей активности авиации противника и над его аэродромами, расположенными вблизи линии фронта.
          Свободный поиск противника обеспечивается хорошо поставленной службой разведки, максимальным использованием радиосредств, а также тщательным наблюдением и изучением тактики действий противника в данном районе.
          Поиск противника должен осуществляться в широко расчлененных по фронту и эшелонированных по глубине боевых порядках. Такие порядки мало заметно с земли и в воздухе. Они дают возможность производить поиск противника в обширном пространстве и обеспечивают тактическую внезапность.

4. Сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков

          Старые нормы наряда истребителей для сопровождения бомбардировщиков и штурмовиков неприменимы. Постоянных м стандартных норм выделения истребителей, как показал боевой опыт, быть не может.
          Состав и боевой порядок сопровождающих истребителей зависят от:
          – воздушной обстановки и противодействия противника в районе цели;
          – численности состава групп бомбардировщиков и штурмовиков;
          – наличия наших истребителей в районе цели.
          При массированном применении бомбардировщиков и штурмовиков в составе 6-8 групп и более, общей численностью до 50-60 самолетов, надежно следует прикрывать первую и замыкающую группы. Средние группы прикрываются отдельными парами или же идут в общем боевом порядке без прикрытия.
          Перед появлением такого эшелона в район цели целесообразно высылать группы по 6-8 истребителей для расчистки воздуха. В отдельных случаях, когда это вызывается обстановкой, должен практиковаться уход штурмовиков и бомбардировщиков от цели без прикрытия, а прикрывающие истребители должны оставаться в районе цели для патрулирования над полем боя.

5. Расчистка воздуха

          Расчистка воздуха выполняется за 2-3 минуты до появления в районе цели штурмовиков или бомбардировщиков, группами истребителей, в составе 6-8 самолетов. Эта задача требует от летчиков смелых и решительных действий, рассчитанных на захват инициативы у противника и быстрейшее вытеснение его истребителей из района действии нашей авиации. Если не удается достигнуть этой задачи, необходимо истребителей противника сковать боем на период действий наших бомбардировщиков и штурмовиков.
          Тактика действий групп, вылетающих для очищения района, должна строиться на наступательном духе каждой пары. Пара не должна бояться самостоятельно атаковать группу противника и вести с ней бой.
          Боевой порядок групп должен быть рассредоточен по фронту и по высоте, с тем чтобы каждая пара имела максимум инициативы в выборе маневра. Группы должны ходить на больших скоростях для выполнения быстрых и внезапных для противника эволюций. Пребывание группы в районе не превышает 20-25 минут.
          Нельзя смешивать задачу очищения воздуха с задачей прикрытия района с целью не допустить бомбардировщиков противника. Основная задача очищения воздуха – вытеснить истребителей противника из района действий наших штурмовиков или бомбардировщиков, обеспечив им полную свободу.
          Исключительно большое значение имеет элемент времени. Нельзя высылать истребителей для очищения воздуха за 15-20 минут до прихода нашей боевой авиации в район действий, ибо за это время противник может разгадать маневр и успеть поднять своих истребителей.

6. Применение радиосвязи

          Практика боевых действии показала и подтвердила, что радио является основным средством управления истребителями в воздухе.
          Управление боем со стороны командира группы по радио может быть обеспечено только при отличной радиодисциплине всего летного состава. В процессе боя командовать по радио имеет право только командир группы.
          В групповом бою отлично действующая радиосвязь для летчика равносильна пулемету.
          Успешный исход воздушных боев над полем боя не может быть полностью обеспечен без применения радиостанций наведения, основными функциями которых являются:
          – информация патрулирующих групп о воздушном обстановке;
          – наведение истребителей на бомбардировщиков противника;
          – управление воздушным боем истребителей;
          – вызов резервных групп усиления прикрытия;
          – контроль за действиями нашей авиации,
          Право управления действиями истребителей с радиостанций наведения должно быть дано опытному авиационному командиру, как правило, командиру авиадивизии. Его команды должны быть предельно ясны, четки и немногословны и не должны отвлекать внимания летчиков в бою.

Начальник штаба 4-й воздушной армии
генерал-майор авиации УСТИНОВ

Начальник оперативного отдела
полковник ОДИНЦОВ


Директива
командующего войсками фронта
№ 00103
О недостатках
в боевой деятельности войск
и мерах к их устранению
(4.3.43 г.)


.

Командующим 8, 54, 4, 59 и 52 армиями

О НЕДОСТАТКАХ В БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЙСК И МЕРАХ К ИХ УСТРАНЕНИЮ

          В проведенных войсками Волховского фронта зимних операциях (январь-февраль 1943 года) боевой успех в значительной мере снижался неумелыми, неслаженными тактическими действиями войск в лесисто-болотистой местности.
          Особенно много случаев неумелых тактических действий, повлекших к излишним потерям в личном составе и к перерасходу боеприпасов, показали части и соединения 54 армии.
          Главнейшими недостатками и ошибками в боевой деятельности войск и командного состава были следующие.

Стрелковые части

          Неумение вести разведку. Войсковая, командирская и специальная разведка не выявляла истинного положения противника, точного начертания его переднего края, минных полей, препятствий, расположения огневых точек, а самое главное – разведка велась не систематически, нарушалась ее непрерывность.
          Как правило, средства войсковой разведки (разведвзводы и разведроты) не использовались по своему прямому назначению. Например, в 198 сд разведрота была поставлена в оборону, в 165 сд разведчики использовались для связи и охраны командного пункта. Добываемые разведкой данные не изучаются и не используются командирами частей и соединений. Противника знают слабо.
          В результате плохо организованной, слабо руководимой и неумело проведенной разведки подразделения и даже целые части попадали иногда под фланговый огонь, нарывались на неожиданные препятствия, что вело к снижению порыва наступления, к напрасным и излишним потерям.
          Ночные поиски проводились зачастую большими группами в 20-25 человек, что также вело к излишним потерям.
          Неумение командиров батальонов, полков и дивизий вывести скрытно для противника свои части и соединения в исходное положение. Плохо разведываются подступы для скрытного выдвижения, само выдвижение проводилось в нерасчлененных колоннах, не провешивались маршруты для подразделений, проводники не назначались. Штабы не руководили выводом войск на исходное положение.
          Многие командиры усвоили формально боевые порядки, не уяснив их существа, заменив термин «второй эшелон» словом «резерв». Например, командир 14 стрелковой бригады полковник Лавринов построил бригаду по-прежнему в два эшелона с густым насыщением войск. В результате такого построения боевых порядков части второго эшелона, не вступив в бой, понесли напрасные потери, и эти потери были больше, чем в частях первой линии.
          Во всех стрелковых соединениях боевые порядки строятся в основном правильно только в исходном положении. С началом движения они не выдерживались, в процессе боя вовсе нарушались, а иногда все перемешивалось настолько, что управление терялось и нужно было подразделения и части разводить и вновь строить боевой порядок. В результате этого не выполнялась боевая задача.
          Организация взаимодействия пехоты с приданной и поддерживающей боевой техникой проводится нецелеустремленно. Командиры взводов, как правило, не знают плана взаимодействия своей роты и батальона, в звене рота-батальон взаимодействие организуется плохо. Командиры рот, батальонов не следили за сигналами, не держали тесной связи с артиллерийскими и минометными подразделениями, не ставили им новых задач, не управляли огнем.
          В наступлении пехота, выйдя с исходного положения, задерживается перед передним краем оборонительной полосы противника и, не окапываясь, лежит в полосе заградительного артиллерийско-минометного огня противника. Анализ ранений показывает, что 75-85% всех ранений приходится на осколочные попадания от разорвавшихся мин и снарядов. Это происходит потому, что пехота не умеет быстро, под прикрытием своего артиллерийского огня, преодолевать зону заграждения противника.
          Крайне слабо используется мощь пехотного оружия в наступлении. Командиры отделений, взводов и рот не управляют огнем, не воздействуют на противника всей мощью огня пехотного оружия, не ставят огневых задач, не применяют залпового огня.
          Младшие и средние командиры не выполняют требований ст. 8 части I БУП-42 г. о правильном и твердом управлении огнем в бою. Атаку нужно организовать и подготовить и только тогда можно рассчитывать на успех. Но так как подготовка атаки проводится плохо, взаимодействие не организуется, то нет единого дружного броска, и зачастую пехотинцы, артиллеристы, танкисты подводят друг друга.
          В бою в лесисто-болотистой местности особое значение приобретает самостоятельность и инициатива действий мелких подразделений и управление ими.
          Нужно постоянно ориентироваться на местности, своевременно посылать правдивые донесения, выдерживать заданное направление. Практика боевых действий показала, что командный состав ориентируется в лесу плохо, донесения о ходе боя и положении частей запаздывают. Командный состав не уяснил себе, что опаздывание донесений о положении войск первой линии наносит нам огромный ущерб – старшие командиры не могут своевременно ввести в бой резервы и тем теряется благоприятный момент для уничтожения противника.
          Значение промерщиков расстояния не уяснили себе многие средние командиры и даже некоторые генералы – командиры дивизий. По причине плохой ориентировки командиры не могут определить место расположения своего подразделения и части и поэтому нередко планируют огонь по пустому месту, тратят зря боеприпасы, а атакующая пехота нарывается на нерасстроенную систему огня.
          Недостаточно умело используются отряды штурма и разграждения. Не все командиры частей и соединений формировали рекомендованные «Указаниями по прорыву» группы разведки, разграждения и штурма. Многие командиры стремились уменьшить в этих группах число стрелков, автоматчиков и пулеметчиков. В действовавших отрядах штурма не было артиллерийских наблюдателей и связь с артиллерией не поддерживалась, химики находились только в нескольких отрядах, применения дымов и огнеметов не было.
          Общевойсковые командиры недооценивают необходимость поддерживать саперов огнем, и были случаи вывода из состава штурмовых отрядов всех автоматчиков (327 сд). Инженерные начальники не обеспечили отряды портативными табельными щупами, применяя самодельные щупы и кошки с некачественными веревками.
          В боях выявлено недостаточное обеспечение подразделений ножницами для резки проволоки. Таблички для обозначения проходов неудобны и громоздки. Недостаточная боевая сколоченность отрядов штурма и разграждения приводила к потере связи с подразделениями, которые они обеспечивали, а также внутри отряда между группами.

Артиллерия

          Артиллерия фронта, в основном неплохо справившись с задачей по прорыву укрепленной полосы противника на участке 2-й ударной и 54-й армий, еще раз подтвердила, что она является самым мощным и надежным средством наземного оружия по обеспечению действий пехоты.
          Наряду с этим имел место ряд существенных недочетов в работе артиллерии.
          Справившись с организацией разведки в подготовительный период, разведорганы артиллерии с продвижением наших частей вперед ухудшили свою деятельность, снизили оперативность постановки задач на разведку, сбор, обработку и анализ разведывательных данных. Особенно плохо было организовано взаимодействие артиллерийской разведки с боевой разведкой пехоты и танков.
          При планировании артиллерийского наступления много времени затрачивалось вышестоящими артиллерийскими штабами в ущерб нижестоящим, особенно в звене командиров батарей – командиров дивизионов.
          Планирование подготовки атаки преимущественно сводилось к периоду подавления, и почти полностью отсутствовал период разрушения, что не давало возможности надежно подавить и разрушить огневую систему противника, вследствие чего атакующие пехотные подразделения встречали достаточно мощное сопротивление огня автоматического оружия противника.
          Штабы плохо изучили группировку своей артиллерии и минометов, систему их боевых порядков с точки зрения создания наилучших условий для ведения огня. Недостаточно контролировались результаты огневой деятельности артиллерии по подавлению, уничтожению и разрушению целей.
          В ряде случаев штабы были исключительно плохо осведомлены о материальной обеспеченности боя (боеприпасами) и допускали перерасход установленных на день лимитов. Плохо контролировали хранение и сбережение снарядов и мин, результатом чего в отдельных случаях имело место разбрасывание снарядов на поле боя.
          Выявилось неумение артиллерийских начальников, при установленном лимите боеприпасов, поддерживать определенный огневой режим на протяжении всего дня боя. Обычно после мощной подготовки атаки огонь артиллерии резко ослабевал и к периоду боя в глубине почти совершенно прекращался. Как положительный пример, может быть представлена 64 гв. сд, сумевшая в наиболее ответственные периоды боя создать огонь большой плотности, вместе с тем сохранив достаточный огневой режим на протяжении всего дня, вплоть до прекращения действий пехоты.
          Особенно значительны недочеты в планировании огня в звене группа ПП и дивизион. Выбор калибра, снаряда и заряда в зависимости от характера цели, определение количества снарядов для успешного решения задачи, последовательность подавления целей на переднем крае и в глубине в зависимости от этапов боя – элементы планирования, с которыми штабы не всегда успешно справлялись. Артиллерийские начальники, особенно командиры батарей и дивизионов, мало проявляли инициативы в реагировании огнем на складывающуюся обстановку.
          Ряд командиров батарей затрачивал много времени на подготовку исходных данных, показал недостаточные знания основных методов стрельбы, выявил неумение наблюдать за результатами стрельбы и вести стрельбу до окончательного разрушения и уничтожения целей.
          Несмотря на то, что артиллерийские части имели длительный боевой опыт на фронте и достаточное время на подготовку и сколачивание своих подразделений, все же имели место случаи недостаточной слаженности орудийных расчетов, работы связистов, вычислителей и ездовых. Особенно много недостатков выявлено в боевой работе минометных подразделений, как результат их недостаточной обученности. Не изжиты еще окончательно случаи небрежного, а подчас и плохого сбережения конского состава и техники.

Танки

          В боевой деятельности танковых частей и их использовании имелся ряд серьезных недостатков, повлекших за собой излишние и ничем не оправдываемые потери в танках.
          Потеря взаимодействия между танками и пехотой в бою. Практика показала, что вопросы взаимодействия до боя отрабатываются и увязываются правильно и довольно четко оформляются в планах, но в процессе боя взаимодействие зачастую нарушается и даже совсем теряется (14.2.43 г. 1 тб 7 гв. тбр и части 58 осбр)
          Пехота плохо подготовлена для действия с танками. В стрелковых частях, которые до боя проводили совместные учения с танковыми частями, вопросы взаимодействия осуществлялись более четко, связь между танками и пехотой не нарушалась. Хуже обстояло дело в танковых частях, которые до боя совместных учений не проводили (122 тбр и 16 тбр).
          Общевойсковые командиры иногда игнорируют мнение командиров танковых частей и подразделений, не заслушивают их докладов и решений, несвоевременно ставят их в известность о принятых решениях.
          В танковых частях, в особенности в 54-й армии, явно не на должной высоте дисциплина боя. 124 тбр вышла с большим опозданием на исходный рубеж, путалась на дорогах, и в результате этого взаимодействие с пехотой было сорвано. Танковые начальники относятся беззаботно к вопросам связи, в результате чего связь со 124 тбр была потеряна почти в течение суток, и успех, достигнутый бригадой в бою, закреплен не был.
          Общевойсковые начальники интересуются танковыми частями и подразделениями только до тех пор, пока они ведут бой, дальнейшая судьба танков их мало интересует. Общевойсковые командиры не организуют помощь своими силами и средствами подразделениям и танкам, нуждающимся в этом (подбитый, застрявший и т. д.).
          Особенности местности нашего фронта требуют от общевойсковых командиров серьезного и вдумчивого отношения к вопросам инженерного обеспечения атаки танков, однако в ряде случаев эти вопросы разрешались крайне плохо. Несвоевременное или неполное разминирование проходов для танков, необеспечение путей подхода, приводили к большим потерям материальной части на минных полях или к застреванию (8 армия, 25 тп).
          Артиллерийская подготовка в большинстве случаев не дает должного эффекта в вопросах подавления и уничтожения противотанковых средств противника. Не учитываются особенности противотанковой обороны немцев, не организуется тщательная разведка ПТО противника.
          Сопровождение танковой атаки артиллерийским огнем организуется плохо. Выделяемые орудия сопровождения отстают от танков, теряют с ними связь и в большинстве случаев оказывают танкам малоэффективную помощь в борьбе с ПТО противника.
          Подвижные артиллерийские наблюдательные пункты на танках используются недостаточно ввиду неподготовленности артиллерийских наблюдателей для работы в танке.
          Танковых части плохо выполняют приказ НКО № 0728 от 19.2.42 о ведении массированного огня с хода, чем в значительной степени уменьшают силу огневого и морального воздействия наших танков на противника.
          Командиры танковых частей и подразделений не добираются сами более точных данных о системе ПТО противника, а довольствуются тем, что им дают общевойсковые начальники.
          Иногда они не дают заявок на необходимое для успешной атаки обеспечение со стороны общевойсковых начальников, а берутся все делать сами, не считаясь с потерями.
          Командиры танковых подразделений и машин слабо ориентируются на местности, в особенности в лесу, и часто сбиваются с боевого курса (7 гв. тбр, 124 тбр).

          ПРИКАЗЫВАЮ:
          В основу планирования, содержания и организации боевой подготовки вложить требование – научить войска, в максимально сжатые сроки, ведению успешного общевойскового боя, учесть опыт последних наступательных операций, изжив перечисленные в настоящей директиве недостатки.
          В подготовке командного состава и войск основной упор сделать на следующие разделы обучения.

Разведка

          Всему командному составу частей и соединений в любых условиях боя знать силы, средства, рубеж и характер действий противника. Систематически изучать все новые разведывательные данные о противнике и заботливо организовывать действительно непрерывную активную разведку.
          Наблюдение за противником, разведку его огневой системы и подступов к его зоне, захват «языка» организовать и проводить всем без исключения подразделениям, частям и соединениям. Разведывательные подразделения использовать только для выполнения ответственных задач по разведке. Особое внимание уделить организации, подготовке, боевому и материальному обеспечению разведывательных групп, исключив случаи безрезультатности их действий по причине плохой организации подготовки.
          Научить личный состав разведывательных подразделений основным способам ведения разведки, ориентированию ночью и в лесу, научить взаимной поддержке в бою и особенно усвоить вопросы взаимодействия с огневым обеспечением разведывательной группы.
          В состав группы войсковой разведки включить специальную разведку (инженерную, артиллерийскую, химическую и т. п.) с тем, чтобы данные о противнике всегда носили полный и правильный характер.
          Воспитать в личном составе разведывательных подразделений и групп чувство преданности, стойкости, упорства, смелости, дерзости и самоотверженности при выполнении почетной боевой разведывательной задачи, особо обратить внимание на беспрекословное выполнение приказа командира и взаимную товарищескую выручку в бою.
          Научить разведчиков умело использовать всякую возможность захвата «языков» и документов противника, быстро доставлять их в штаб части, а последнему правильно разобраться в полученных разведывательных данных и использовать их в бою.

Артиллерия

а) Для командного состава стрелковых частей
          Командирам рот и батальонов, совершенствуя боевую выучку своих подразделений, проявлять большую самостоятельность и волю в организации тщательного взаимодействия с приданной и поддерживающей артиллерией: в ходе боя держать непрерывную связь с артиллерийскими командирами, ставя им задачи на подавление и уничтожение огневых точек противника, мешающих продвижению своих подразделений. Для орудий прямой наводки выделять специальные команды, обеспечивая пехоте непрерывное сопровождение огнем и колесами.

б) Для командного состава артиллерийских частей
          Продолжать совершенствовать штабы всех степеней в планировании и организации артиллерийского обеспечения наступательной операции и боя, уделив особое внимание на подготовку командиров групп ПП, дивизионов и их штабов.
          В совершенстве отработать:
          а) планирование огня дивизиона и группы ПП по периодам боя;
          б) массирование огня дивизиона, группы и вызов плановых и внеплановых огней;
          в) оформление оперативной документации по артиллерийскому наступлению.
          В подготовке командиров батарей особое внимание уделить их стрелково-артиллерийской практике, обучив в звене минометных полков и полков дивизионной артиллерии глазомерной и сокращенной подготовке исходных данных и стрельбе по наблюдению разрывов в условиях большого, среднего и малого смещения. В подготовке командиров батарей пушечных полков РГК совершенствовать сокращенную и полную подготовку исходных данных для стрельбы и стрельбу по измеренным отклонениям, с особым упором на пристрелку и стрельбу по данным звуковой разведки и самолетов-корректировщиков.
          В подготовке командного состава всех степеней отработать организацию разведки и наблюдения в динамике боя с оформлением разведывательных документов.
          Всем составом изучить в совершенстве свою технику, ее эксплоатацию и боевое применение.
          Продолжать совершенствовать боевую подготовку частей и подразделений, добиваясь отличной слаженности орудийных расчетов, работы разведчиков, связистов, вычислителей, ездовых и водителей на основе отличного знания техники и ее боевого применения. Большинство занятий проводить на местности с общевойсковыми частями и подразделениями. Отрабатывая наступательные бои, уделить особое значение взаимодействию в динамике боя в звене рота – батарея, батальон – дивизион, стрелковый полк – группа ПП, добиваясь непрерывности во взаимодействия как основы правильного ведения боя.

в) Танки
          При подготовке к операции заранее прикреплять танковые части к стрелковым дивизиям для совместных занятий и боевых действий.
          В ходе боевой подготовке пехоты уделять больше внимания совместным действиям с танками. Общевойсковым командирам всех степеней тщательно изучить приказы НКО № 057 от 22.1.42 и № 325 от 16.10.42 о применении танков.
          Потребовать от общевойсковых начальников тщательной инженерной подготовки танковой атаки.
          Воспретить общевойсковым командирам принимать ращения на действия танков, не заслушав доклада и мнения командира приданной танковой части.
          Провести подготовку артиллерийских наблюдателей, выделенных для работы в танке.
          Обеспечивать действия танков орудиями сопровождения.
          Тщательно вести разведку системы ПТО противника.
          Потребовать от заместителей командующих по БТ и МВ активного участия в подготовке танковых частей к бою и контроля за правильным их использованием в бою.
          Еще раз напомнить танкистам, что оставление на поле боя подбитого танка является воинским преступлением и что за потерю танков несут ответственность как командиры танковых частей и подразделений, так и общевойсковые командиры, коим танки приданы или которые с танковыми частями взаимодействуют.
          Танковым частям в процессе боевой подготовки тщательно отработать вопросы ориентирования на местности и вопросы ведения массированного огня с хода.

г) Организация и планирование
          Боевую подготовку планировать на 10 учебных дней по 12 учебных часов в день. Командирам дивизий лично утвердить расписание занятий командиров полков с командирами рот, взять эти занятия под свое личное наблюдение, добиться, чтобы темы занятий с командирами рот предшествовали проведению таковых в ротном звене. Командирам полков вести занятия с командирами рот методом показных занятий, на специально оборудованном к проводимой теме учебном поле, преимущественно с боевой стрельбой.
          Каждому проводимому командиром полка занятию должна предшествовать самостоятельная проработка статей БУП 1942 г. по теме и поверка знаний их командирами рот. Командирам батальонов ежедневно проводить двухчасовые практические инструктивно-методические занятия со всем средним начальствующим составом батальона, планируя проведение занятий с бойцами в эти часы под руководством младшего начальствующего состава.

д) Подготовка штабов
          Командирам дивизий провести по одному командно-штабному учению со штабом дивизии и штабами полков со средствами связи.
          Командирам полков провести такие же занятия со штабами полков и батальонов.
          То же – командирам батальонов со штабами батальонов.
          Тема занятий для штабов: «Наступление усиленного стрелкового полка в лесисто-болотистой местности».
          Особое внимание при проработке данной темы обратить на вопросы:
          – организации разведки системы огня противника;
          – разведки подступов к позициям противника;
          – оборудования исходного положения и выход частей для его занятия;
          – организации по рубежам взаимодействия пехоты, минометов, артиллерии и танков;
          – обеспечения последовательного овладения отдельными долговременными сооружениями и опорными пунктами;
          – обеспечения флангов и стыков.
          Командирам дивизий утвердить план распределения и привлечения на учения штабов, командиров специальных родов войск.

е) Подготовка командного состава
          Командирам полков лично провести два занятия с командирами рот. Занятия проводить методом показа, на специально оборудованном учебном поле, с боевой стрельбой.
          Темы занятий:
          – «Особенности атаки укрепленного района и сильно укрепленной полосы». (Боевой устав пехоты, ч. I, ст. 491, 509);
          – «Наступление усиленной стрелковой роты в лесисто-болотистой местности».
          Особое внимание при проработке данных тем обратить на следующие вопросы:
          – организацию разведки системы огня противника;
          – выбор направления главного удара;
          – организацию огня на направлении главного удара;
          – управление огнем приданных и поддерживающих средств усиления;
          – построение боевых порядков.
          Командиры батальонов лично проводят ежедневные двухчасовые инструкторско-методические занятия с командирами взводов по теме предстоящих занятий с бойцами.
          Особое внимание в подготовке командиров взводов обратить на умение:
          – атаковать штурмовой группой ДЗОТ;
          – управлять взводом при наступлении в лесу;
          – атаковать отдельное строение;
          – управлять огнем взвода и приданных средств усиления;
          – закрепиться на захваченном рубеже;
          – действовать в ночных условиях;
          – организовать ночной поиск.
          Потребовать от командиров взводов твердого знания уставных команд для развертывания в боевой порядок и управления огнем.
          Командирам рот провести три командирских занятия с командирами отделений по четыре часа. В объем занятий включить ориентирование по компасу, управление огнем и действие при атаке огневой точки противника.
          Обратить особое внимание на умение командиров «решить поставленную задачу». Выбрать правильное направление главного удара, сосредоточить основные усилия на решающем направлении, поставить посильную задачу поддерживающим минометным подразделениям, орудиям сопровождения и артиллерии, а главное вести все время управляемый огонь как стрелковый, так и приданных средств усиления. Постоянно правильно ориентироваться на местности. В ячейке управления роты иметь специально обученных бойцов по отметке пройденного пути и определения точки стояния.

ж) Подготовка рядового состава
          Все тактические занятия со взвода и выше проводить комплексным методом, привлекая на занятия средства усиления и специальные рода войск. Последовательность изучения программы строить так, чтобы боец получил на первых занятиях образцовый показ выполнения командиром боевых приемов, как то:
          – сноровистое владение своим оружием;
          – владение лопатой;
          – совершение перебежек и переползаний;
          – бросок в атаку;
          – метание ручной гранаты;
          – ведение рукопашного боя в траншеях.
          Немедленно же приступить к систематической тренировке во всем комплексе этих приемов, доводя их до автоматизма. При проведении любой темы взводного или ротного учения командиры прежде всего должны требовать и добиваться быстрого, четкого и автоматического выполнения команд. Со своей стороны командиры должны сами следить за собой, чтобы подаваемые ими команды были действительно строго уставными, а не набором невнятных слов, как это имеет место. В тактической подготовке бойцов добиваться максимального темпа наступления, маскировки, постоянного нарастания огня стрелкового оружия, особенно перед броском в атаку, ведения залпового огня и стрельбы с хода.

з) Огневая подготовка
          Научить бойца сбережению и уходу за личным оружием и его разборке и сборке. Добиться быстрой и сноровистой изготовки из всех положений, в особенности с хода навскидку. Научить ручных пулеметчиков и автоматчиков ведению огня на ходу с ремня. Научить подготовке оружия для ночной стрельбы и ведению огня при искусственном освещении (ночью при свете ракет).
          Добиться меткости и дальности метания гранат в окопы, траншеи, амбразуры, ДЗОТ.
          Провести не менее одного тактического учения с боевой стрельбой на отделение и взвод. С начальствующим составом проводить стрельбы из личного оружия и оружия, состоящего на вооружении своего подразделения. Оружие немедленно привести к нормальному бою, содержать в полном порядке, за каждым батальоном закрепить постоянных оружейных мастеров.

и) Строевая подготовка и рукопашный бой
          В целях привития постоянной строевой подтянутости, бравого внешнего вида, выработки ловкости, координации движений, поверки состояния обмундирования, поднятия требовательности командного состава к себе и подчиненным ввести ежедневно один час на строевую подготовку и строевое сколачивание взвода. В строевую подготовку включить главным образом ружейные приемы, изготовку из всех положений для залповой стрельбы, короткие броски, технику преодоления проволочных заграждений, технику передвижения на поле боя (ползание и перебежки), быструю перемену позиций орудия сопровождения, приветствие, доклады, подход к начальнику.

к) Учебно-материальное обеспечение
          Для проведения тактических учений, а также учений с боевой стрельбой в каждом полку оборудовать учебное поле (участок леса, роща) в соответствии с принятой у противника организацией обороны. Поле должно быть подобрано и оборудовано так, чтобы оно давало возможность тренировать войска от отделения до батальона включительно. Стрельбище должно также отвечать двум условиям:
          – линия огня должна быть оборудована под исходное положение для атаки, т. е. окопами, укрытиями, траншеями;
          – линия мишенной обстановки должна быть оборудована также траншеями, ДЗОТ, проволочными заграждениями и чучелами для рукопашного боя.

* * *

          Требую от командиров частей, командиров дивизий, командующих армиями и их штабов приложить максимум энергии, инициативы, командирской напористости на выполнение настоящей директивы по боевой выучке и сколачиванию для боя частей и соединений фронта.

Командующий войсками
Волховского фронта
генерал армии К. МЕРЕЦКОВ


Член Военного Совета
генерал-лейтенант Л. МЕХЛИС


Начальник штаба фронта
генерал-лейтенант М. ШАРОХИН


№ 00103
4.3.43.

Приказ
командующего войсками 2-й ударной армии
№ 0018
о режиме
на переднем крае обороны
(13.3.43)



ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 2-й УДАРНОЙ АРМИИ
№ 0018

13 марта 1943 г. Действующая армия
Содержание.   О режиме на переднем крае обороны.

          Установлено ослабление бдительности и боевой готовности в частях, несущих службу боевого охранения, и в первой линии обороны, особенно в ночное время.
          Только притуплением бдительности, плохой организацией службы боевого охранения, полным отсутствием контроля со стороны командного состава за несением службы и охраны можно объяснить факт захвата противником врасплох частей 18 сд, находящихся в обороне, которые в первые минуты были парализованы внезапным огневым налетом, а затем подверглись фланговому удару.
          Только в силу потери бдительности произошел в 6.30 4.3.43 захват противником двух бойцов и станкового пулемета в первой линии обороны 374 сп 128 сд.
          За последнее время противник усилил ночные активные действия на блокировке наших огневых точек и захвату пленных.
          Близость противника, отсутствие в некоторых местах боевого охранения, ослабленная бдительность, отсутствие контроля за несением службы боевого обеспечения, особенно в ночное время, дают возможность противнику активизировать свои действия по захвату пленных.
          Твердого порядка непосредственно на переднем крае нет; боевое охранение не выставлено; служба секретов, дозоров, засад не организована; в ДЗОТ и в огневых точках в ночное время отдых личного состава не организован; движение в сторону фронта и с фронта не ограничено, пропуска в ночное время не спрашивают; ответ «Свой» служит основанием для свободного движения, поднос нищи не придуман; нередки случаи самовольных уходов из занимаемых окопов и огневых точек; выдвижение лиц за рубеж переднего края не ограничено, проверок начальствующим составом несения службы и бдительности, особенно в ночное время, нет.
          Такая расхлябанность, разболтанность больше нетерпимы. Допустить впредь эти безобразия – значит сознательно итти на преступление.

          ПРИКАЗЫВАЮ:

          1. До 16.3.43 организовать на всем фронте обороны службу боевого охранения; где это невозможно (близость противника), выставить парные секреты, засады, дозоры
          2. Выставленное боевое охранение усилить пулеметами и противотанковыми ружьями, боевое охранение обеспечить огневой поддержкой переднего края и артиллерией. Иметь в районе боевого охранения артиллерийских наблюдателей.
          3. Связать боевое охранение телефонной связью с командирами батальонов. Разработать сигналы для связи боевого охранения, засад, секретов с передним краем обороны, обеспечивающие своевременное сообщение о движении противника. На переднем крае обороны выделить специальных наблюдателей за сигналами.
          4. В боевом охранении и на переднем крае обороны организовать специальное наблюдение за противником и за местом нахождения боевого охранения, засад, секретов. Ни при каких обстоятельствах не терять связи с боевым охранением, секретами и засадами.
          5. Оборудовать районы боевого охранения инженерными сооружениями. Связать боевое охранение траншеями с передним краем обороны.
          6. Запретить всякое движение в светлое время в районах расположения боевого охранения. Поднос пищи разрешить только в темное время специально выделенными лицами.
          7. В боевое охранение, секреты, засады выделять лучших в моральном отношении бойцов и младших командиров. Смену производить через двое-трое суток.
          8. В ДЗОТ и огневых точках иметь в ночное время 50 % личного состава бодрствующими.
          Ни при каких случаях не разрешать оставление менее двух бойцов на огневую точку или ДЗОТ.
          9. Выставить секреты непосредственно перед передним краем обороны.
          10. Запретить движение от переднего края обороны в направлении противника без личного разрешения командира роты (батальона).
          11. Запретить хождение лиц, не знающих пропуска. Разъяснить и жестко наказывать пропускающих по отзыву «Свой».
          12. Установить заграждения перед передним краем обороны и районами боевого охранения. Все подходы к переднему краю заминировать, прикрыть малозаметными препятствиями, сюрпризами, обеспечивающими своевременное обнаружение подхода противника.
          13. Все стрелковое оружие, минометы, отдельные орудия должны быть подготовлены к ведению прицельного огня ночью.
          14. В частях второго эшелона обороны на ночь назначать дежурные подразделения, готовые постоянно к выполнению боевой задачи.
          15. Установить дежурство ответственных командиров по штабу полка, дивизии на ночное время, готовых принять решение немедленно.
          Артиллерии быть готовой к открытию огня немедленно.
          16. Организовать проверку несения службы на переднем крае обороны до ДЗОТ и боевого охранения включительно.
          Установить число проверок ежедневно в темное время:
          а) Для командиров рот, командиров батальонов – пять раз.
          б) Для штабов полков – два раза.
          в) Для штабов дивизий – один раз.
          Для проверки привлечь работников политотделов.
          Завести в штабах полков, дивизии график проверок. Командирам полков, дивизий постоянно проверять выполнение графика проверок.
          Предупреждаю командиров дивизий, полков и весь командный состав частей и соединений армии, что все виновные в нарушении твердого режима на переднем крае будут строго наказаны, вплоть до применения приказа № 227 НКО.
          Приказ довести до командиров взводов включительно, всех остальных ознакомить.
          О принятых мерах донести мне в 16.3.43 г.

Командующий 2-й ударной армией
генерал-лейтенант РОМАНОВСКИЙ


Член Военного совета 2-й ударной армии
генерал-майор ПИСКЛЮКОВ


Начальник штаба 2-й ударной армии
генерал-майор П. КОКОРЕВ


Приказ
войскам Ленинградского фронта
№ 0077
о недостатках
в управлении войсками
в ходе
наступательной операции
55-й армии
(25 марта 1943 г.)



ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА
№ 0077

25 марта 1943 г. Действующая армия

          В наступательной операции, ведущейся на участке 55-й армии по захвату поселка Ульяновка и станции Саблино Октябрьской железной дороги, наши войска имеют дело с ожесточенным сопротивлением противника, что показывает, насколько правильно и своевременно выбрано направление удара наших войск. В этой боевой операции наши войска наступили противнику на самую больную мозоль. Захват ст. Саблино и поселка Ульяновка для нас имеет исключительное значение. Перерезая основную коммуникацию противника в этом районе, наши войска выходят на тылы мгинско-синявинской группировки противника и получают возможность ее окружения и уничтожения, после чего прорыв кольца блокады Ленинграда значительно расширится, и Кировская железная дорога будет полностью освобождена. Именно отсюда и проистекает ожесточенность сопротивления противника.
          Захваченные у противника документы и показания пленных подтверждают наличие приказа немецкого командования – во что бы то ни стало, до последнего солдата, удерживать этот узел.
          Неся огромные потери в живой силе от нашей артиллерии, минометов, авиации, противник пытается в спешке бросать массы неорганизованных солдат из маршевого пополнения, набирать по батальону, полку от различных соединений, брать в качестве пехоты саперов, артиллеристов.
          Противник старается просунуть отдельные мелкие группы автоматчиков в боевые порядки наших войск, выйти на коммуникации, нависнуть на флангах, прибегая к самым разнообразным приемам обмана и шантажа в целях создания видимости больших сил, чем у него имеется на деле, рассчитывая изловить на свою удочку некоторых наших командиров и бойцов, склонных к панике, и тем самым задержать наступление наших войск и выгадать для себя время. К сожалению, это ему удается.
          Военный Совет Ленинградского фронта, оценивая боевые действия частей, входящих в ударную группировку 55-й армии, считает их крайне неудовлетворительными и достигнутые результаты – ничтожными. Такое положение тем более нетерпимо, что ниши дивизии имели и имеют все необходимые для решающего успеха силы и средства, а в период подготовки к наступательным боям имели необходимое время для боевой тренировки и политической подготовки командиров и бойцов в духе решительного, настойчивого и ожесточенного наступления.
          Успешные действия отдельных частей и подразделений, подтверждая, с одной стороны, полную возможность общего успеха, с другой стороны, к сожалению, в силу вялости и нерешительности действий большинства частей и подразделений, не создают обстановки общего наступления. Войска топчутся на месте, теряя попусту людей, технику и драгоценное для нас время.
          Причины невыполнения боевой задачи, поставленной фронтом и армией, многие командиры и политработники склонны искать в непреодолимой ожесточенности сопротивления противника и в силе его артиллерийского и минометного огня.
          Военный Совет фронта отвергает эти объяснения как в корне неправильные и вредные, основанные на недооценке наших сил, достаточных для преодоления сопротивления противника и создания решающего перевеса в огне, и на переоценке сил противника. Эта трусоватая установка ведет лишь к размагничиванию и разрыхлению воли наших командиров и играет на руку противнику.
          Во-первых, Военный Совет фронта не скрывал и не скрывает от войск всей серьезности и ответственности проводимых нами наступательных операций, неизбежность ожесточенности боев и необходимость, в связи с этим, полной мобилизации воли и умения командиров и политработников для обеспечения упорного и настойчивого наступательного духа в войсках. Следовательно, никто из командиров и политработников не имел и не имеет права строить себе иллюзии на счет легкости боев и ссылаться на «неожиданность» силы сопротивления противника.
          С другой стороны, Военный Совет фронта предусмотрел заранее степень сопротивления противника, сосредоточив на участке наступления 55-й армии силы и средства, значительно превосходящие силы и средства противника и во всяком случае вполне достаточные для выполнения боевой задачи. Отрицать это может только паникер или нечестный человек.
          Во-вторых, многие наши командиры и политработники до сих пор не поняли и, видимо, не хотят понять значение проводимой операции, характер и тактику сопротивления противника и противопоставить тактике врага нашу наступательную тактику.
          Действительными и коренными причинами неудовлетворительных действий наших войск является не мнимая недостаточность наших сил и не чрезмерная сила войск противника, а наличие, к сожалению, у немалого числа наших командиров и политработников элементов слабоволия, неуверенности, а иногда и просто паникерства, а также не преодоленные привычки к оборонительно-позиционной войне, что, вместе взятое, парализует волю наших командиров, делает их дряблыми, неуверенными и бесхарактерными и ведет к нерешительности действий наших войск, к «ползучему» наступлению или топтанию на месте.
          Для того, чтобы разжечь наступательный дух своих войск, не ограниченный «порывом» для короткого броска, а способный поддерживать продолжительный и ожесточенный наступательный бой, необходимо, в первую очередь, командирам и политработникам отрешиться от слабохарактерности и дряблости, отмобилизоваться до конца и крепко держать инициативу боя в своих руках.
          ПРИКАЗЫВАЮ:
          1. Взять войска в руки и потребовать от них решительности и упорства в наступлении, с тем чтобы во что бы то ни стало захватить станцию Саблино и поселок Ульяновка.
          2. Навести твердый порядок на поле боя.
          3. Напомнить командирам и политработникам, что в настоящий момент, когда операция вступила в решающую фазу, от всего командного и политического состава требуется, как никогда, высокое напряжение командирской воли и умения, преодоление всяких проявлений трусости, растерянности и нерешительности, полная мобилизация всех личных духовных и воинских способностей, как большевиков и военачальников, для того чтобы неуклонно и твердо вести подчиненные войска на разгром врага.
          4. Напомнить командирам и политработникам об их особой воинской, партийной и гражданской ответственности перед страной, партией, Верховным Главнокомандованием и Ленинградом за успех данной боевой операции.
          5. Настоящий приказ довести до командиров батальонов и заместителей командиров батальонов по политической части включительно, под личную расписку.

Командующий войсками
Ленинградского фронта
(подпись)


Член Военного Совета
Ленинградского фронта
(подпись)


Начальник штаба Ленинградского фронта
(подпись)


Приказ
войскам Западного фронта
№ 0068
о противотанковой обороне войск
и способах борьбы
с тяжелыми танками противника
типа T-VI («Тигр»)
(2 мая 1943 г.)



ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ ЗАПАДНОГО ФРОНТА
№ 0068

2 мая 1943 г. Действующая армия
Содержание.   О противотанковой обороне войск и способах борьбы с тяжелыми танками противника типа T-VI («Тигр»).

          В летний период боевых действий есть основания ожидать со стороны противника применения танковых войск.
          По имеющимся данным противник имеет новый тип тяжелого танка T-VI («Тигр»).
          В связи с этим особое значение приобретает необходимость натренировать войска к противотанковой обороне вообще и, в частности, научить уничтожать тяжелые танки противника типа T-VI («Тигр»). Наши войска имеют достаточно эффективные, многочисленные средства борьбы с любыми типами танков врага, в том числе и тяжелыми. Требуется только умение быстро и организованно применить эти средства в любой обстановке.
          ПРИКАЗЫВАЮ:
          1. С 5 мая начать систематические специальные занятия во всех родах войск по изучению танков противника и средств противотанковой обороны.
          2. Каждому командиру к 15 мая изучить указания Боевого устава пехоты, ч. 1 и 2, и инструкцию Генерального штаба Красной Армии по противотанковой обороне войск.
          3. К 20 мая с каждым бойцом, подразделением и частью в целом провести по 2-3 занятия по уничтожению танков врага и внушить, что нет таких танков, которые не поддавались бы уничтожению нашим оружием.
          4. Особое внимание обратить на применение артиллерии, противотанковых ружей и противотанковых пушек.
          Каждому командиру к 15 мая изучить тактико-технические свойства танков противника.
          Особые внимание уделить способам борьбы с тяжелыми танками противника, в частности с танками типа T-VI («Тигр»).
          5. Для борьбы с тяжелыми танками научить войска применять артиллерию 122- и 152-мм калибра, зенитную артиллерию всех калибров, мины, бутылки с горючей смесью и противотанковые ружья. Для большей эффективности применения этих средств каждый раз тщательно изучать местность и точно определять направления, на которых возможно, по условиям проходимости, применение противником тяжелых танков.
          6. На таких танкоопасных направлениях выдвигать и хорошо маскировать, помимо орудий 45- и 76-мм, орудия прямой наводки, 122- и 153-мм калибра. Одновременно на этих направлениях устанавливать мины и располагать группы истребителей танков с горючей жидкостью.
          Орудиям 122- и 152-мм калибра открывать огонь по тяжелым танкам, начиная с дистанции 1500 м.
          7. Помимо орудий прямой наводки, подготавливать огонь 122- и 152-мм батарей, дивизионов и полков с закрытых позиций по вероятным исходным районам и рубежам развертывания тяжелых танков.
          8. Орудиям прямой наводки по тяжелым танкам вести огонь:
          122, 152-мм и 85-мм зенитным – по бортовой и лобовой броне, а также ходовой части;
          57, 76 и 45-мм (подкалиберными снарядами) – по бортам и бакам, расположенным по бортам танка.
          По ходовой части и в том числе: 1) по каткам; 2) ведущему колесу, расположенному в передней части танка; 3) по двигателю, расположенному в кормовой части; 4) по пушке.
          9. Противотанковые ружья по тяжелым танкам использовать массированно, стреляя с ближних и средних дистанций по ходовой части, смотровым щелям и приборам. Массирование ружей производить путем расположения их повзводно и поротно, а на наиболее важных танкоопасных направлениях располагать две-три роты, эшелонируя их в глубину. При стрельбе крупнокалиберными пулеметами вести огонь по смотровым щелям и по пулеметным отверстиям.
          10. Обратить особое внимание на применение мин ЯМ-5, ТМБ-2 на направлениях, удобных для применения тяжелых танков, устанавливая мины попарно заподлицо с землей. Строго проследить за фактическим применением такого метода использования противотанковых мин.
          11. Для усиления противотанковой обороны широко использовать естественные препятствия и искусственные сооружения в виде рвов, эскарпов, контрэскарпов, усиливая их противотанковыми минами и фугасами. Для тяжелого танка недоступны рвы шириной 5.5 и глубиной 2.5 м, а также эскарпы и контрэскарпы высотой 2.5 м. Недоступны также берега оврагов и рвы крутизной свыше 40о.
          12. Наши танки для борьбы с тяжелыми танками противника использовать из засады с места или с выходом во фланг и тыл противнику для стрельбы по наиболее уязвимым местам и для отсечения пехоты противника от танков и уничтожения ее.
          13. Бутылки с зажигательной смесью являются одним из действенных средств борьбы с танками, поэтому обратите внимание на подготовку бойцов к метанию бутылок. На каждого бойца в роте, батарее и команде иметь по одной бутылке. Кроме того, подготовить в роте, батарее по одному отделению (группе) энергичных, смелых и решительных бойцов в качестве истребителей танков. Отдельные группы истребителей танков должны, помимо табельного вооружения, иметь бутылки с зажигательной смесью, противотанковые гранаты, противотанковые мины, дымовые шашки или гранаты.
          Отделения (группы) располагать также на наиболее важных танкоопасных направлениях в хорошо подготовленных укрытиях.
          Систематическими занятиями приучить бойцов и командиров-истребителей танков не обнаруживать себя преждевременно и вести борьбу с танками на близких дистанциях; при этом особое внимание обратить на умение бросать на танк бутылки и ставить (подтягивать) под гусеницы мины.
          Звание истребителя танков сделать в роте и батарее почетным. На боевом опыте лучших истребителей учить остальных бойцов и командиров. Отличившихся истребителей немедленно награждать орденами и медалями. Особо отличившихся, не задерживая, представлять к высшим правительственным наградам, включительно до звания «Герой Советского Союза».
          14. Строго требовать, чтобы орудия и расчеты, а также подразделения противотанковых ружей, предназначенные для борьбы с танками, тщательно окапывались и маскировались.
          В каждом случае непременно строить ложные и запасные позиции.
          15. Приказ изучить с командным составом до командира роты (батареи) включительно.
          16. О принятых мерах донести.

Командующий войсками
Западного фронта
(подпись)


Член Военного Совета
Западного фронта
(подпись)


Начальник штаба Западного фронта
(подпись)


Приказ
войскам Калининского фронта
№ 023
о недочетах
в боевой подготовке войск,
выявленных в результате
боевых действий
(27 марта 1943 г.)



ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ КАЛИНИНСКОГО ФРОНТА
№ 023

27 марта 1943 г. Действующая армия
Содержание.   О недочетах в боевой подготовке войск, выявленных в результате боевых действий.

          Боевые действия, проводимые на отдельных участках фронта, выявили ряд недочетов в боевой подготовке войск.
          Особо резко эти недочеты выявились в наступательном бою, при организации преследования и при проведении самого преследования отходящего противника.
          I. При прорыве обороны противника в боевой подготовке войск выявились следующие недочеты:
          Общие для всех родов войск:
          1. Плохое взаимодействие на поле боя, особенно между пехотой, артиллерией и танками.
          2. Неумение разведать передний край обороны противника и огневые позиции, особенно артиллерии и минометов, в результате чего артиллерийская подготовка проводится по площадям и, несмотря на большое количество участвующей в ней артиллерии и достаточное количество расходуемых снарядов, не нарушает системы огня противника.
          Нет хорошего повседневного наблюдения и изучения огневой системы обороны противника.
          По вопросам управления войсками и связи:
          1. Наблюдательные пункты командиров дивизий, полков и батальонов представляют собой обыкновенные землянки для жилья, построенные на обратных скатах, наблюдать поле боя из которых невозможно. Специально оборудованных командных пунктов, дающих возможность наблюдать бой хотя бы на главном направлении, было сделано в частях очень мало и они являлись исключением.
          2. Командиры батальонов, полков и даже дивизий, их начальники штабов вместо того, чтобы в ходе наступления управлять боем с наблюдательного пункта и организовать быстрое продвижение вперед для выполнения поставленной задачи, часто бросают свои командный и наблюдательный пункты, идут в части и подразделения, в составе их участвуют непосредственно в бою, в лучшем случае подменяя командира подразделения, в худшем – превращаясь в рядового бойца, теряют управление войсками, не знают обстановки и быстро выбывают из строя.
          Другая группа командиров и начальников штабом сидит на так называемых слепых наблюдательных и командных пунктах, связи с частями не имеет, обстановки не знает, управление тоже теряет и на бой никакого влияния не оказывает.
          3. Управление войсками, начиная от звена взвод-рота до штабов дивизий включительно, продолжает оставаться неудовлетворительным.
          С началом движения частей в атаку проводная связь, как правило, нарушалась.
          Радио используется неумело. Заранее разработанных сигналов не устанавливается; управление при помощи коротких распоряжений и докладов не практикуют, в результате донесения по радио приходят с большим опозданием и не отражают действительной обстановки.
          Проведенной проверкой установлено, что ряд командиров штабов не умеет пользоваться переговорными радиотаблицами, кодом и поэтому избегает передавать и получать распоряжения по радио.
          4. Практика показала, что система управления посыльными, офицерами связи ненадежная, распоряжения и донесения запаздывают. Это обязывает иметь надежную радиосвязь и быстро восстанавливать проводную связь.
          5. Распоряжения и информации, начиная со штабов армии до штаба батальона, в большинстве своем передаются по телефону и в открытую, штабы их письменно не дублируют, в результате эти распоряжения часто нижестоящими командирами и штабами понимаются и выполняются по-иному, чем думает и требует отдающий приказ, и установить, кто прав или виноват, невозможно. Кроме этого, передача по телефону в открытую оперативных документов, тем более боевых приказов, является преступлением и разглашением военной тайны.
          6. Вследствие безответственных докладов по телефону получается путаница, сплошное вранье: пункт еще не занят, а уже докладывают о победе, сдают пункты обратно – молчат, в результате – днем успешно наступают, ничью выясняется, что ведут бой на прежних рубежах.
          7. Контроль за выполнением отдаваемых распоряжений продолжает оставаться неудовлетворительным.
          Вышестоящие штабы не проверяют, как выполняется тот или иной приказ, не оказывают на месте должной помощи нижестоящим штабам, которые, как правило, укомплектованы малоопытными командирами, не имеющими навыков в штабной работе и управлении войсками.
          8. Планирование средств связи часто проводится неправильно – щедро используя средства связи на исходном положении, не оставляют достаточного количества их на последующие этапы.
          По пехоте:
          1. Исходное положение для атаки войска занимают далеко от переднего края обороны противника и надлежащим образом его не оборудуют. Период артиллерийской подготовки для выхода на исходный рубеж атаки часто не используют, в результате получается разрыв во времени между концом артиллерийской подготовки и началом атаки в 40-60 минут; в силу этого противник успевает изготовиться и встречает наступающие части организованным ружейно-пулеметным, минометным и артиллерийским огнем.
          2. Боевые порядки на поле боя не соблюдаются, наступают скученно. Станковые пулеметы не поддерживают продвижения стрелковых подразделений, орудия сопровождения отстают.
          3. В период атаки переднего края противника, когда наша артиллерия переносит огонь в глубину обороны, пехота не использует всей мощи своего оружия для подавления ожившей огневой системы противника, залпового огня не ведется, ручные и станковые пулеметы используются мало.
          4. Слабо или совсем не используются 50- и 82-мм минометы. Командиры батальонов не управляют огнем своих минометов, теряют с ними связь, нередки с началом наступления минометы остаются на исходных позициях и при продвижении вперед пехоты в бою не участвуют.
          5. Слабое взаимодействие на поле боя между пехотой и танками. Танки прорываются в глубину обороны противника, а пехота не идет за ними, не закрепляет их успеха. Это является следствием плохой отработки взаимодействия перед наступлением.
          Батальоны, роты пехоты не привязываются к танковым подразделениям, действующим на данных направлениях, а взводы и отделении – к отдельным определенным танкам, которые должны иметь ярко обозначенный номер или знак, известный пехоте, связанной с этим танком.
          6. Заняв населенный пункт или высоту, части не умеют немедленно закрепляться, часто начинают расходиться по блиндажам и землянкам, в результате противник малыми силами контратакой восстанавливает положение. Огневые средства не подтягиваются и задач им на постановку заградительного огня не ставится.
          7. Командиры отделений и взводов не командуют. Огневые рубежи и порядок перехода с рубежа на рубеж не указываются. Огнем не управляют.
          8. Бойцы не умеют быстро и сноровисто использовать лопаты для окапывания на исходном рубеже, на каждом огневом рубеже и для закрепления за собой захваченного рубежа (пункта).
          По артиллерии:
          1. Батальонная и полковая артиллерия тактически и по специальностям слабо обучена, благодаря чему дает медленный темп огня и ведет его неприцельно. Командиры орудий и командиры полковых батарей не умеют перемещать орудий имеете с атакующей пехотой, отстают от ее боевых порядков.
          Еще слабее подготовлены минометчики – минометы в наступательном бою почти не используются. Массированного огня минометчики вести не могут, огневые позиции и наблюдательные пункты выбирать не умеют.
          2. Дивизионная артиллерия плохо ведет огонь на разрушение, в норму времени и количество положенных снарядов не укладывается. Командный состав не овладел правилами стрельбы, огонь ведет неуверенно, работа на планшетах неточная, неряшливая.
          Наблюдение и разведка, особенно в процессе боя, ведутся плохо; боковым наблюдением не пользуются. Огневые позиции и наблюдательные пункты занимаются и оборудуются неумело, вследствие чего расчеты несут излишние потери.
          Организация огня дивизионами проводится крайне плохо. При стрельбе на подавление участки по батареям не разбиваются, огонь ведется по одним координатам внакладку.
          3. Артиллерия Резерва Главного Командования, вследствие плохой пристрелки репера, неумелого переноса огня, редко подавляет батареи противника, правилами стрельбы на подавление батарей командиры не руководствуются.
          Командный состав не умеет:
          а) вести огонь при помощи взводов звуковой разведки и самолета-корректировщика из-за неумения входить в радиосвязь с самолетом;
          б) давать массированный огонь для поддержки пехоты;
          в) привязывать боевые порядки, что не дает возможности вести огонь с полной подготовкой исходных данных.
          4. Артиллерийские штабы плохо планируют и еще хуже управляют массированным огнем:
          а) расчета на подавление целей и площадей, разрушение, пробитие проходов в проволоке и минных полях вести не умеют;
          б) взаимодействие с пехотой и танками отрабатывают плохо;
          в) связь внутри артиллерийских подразделений и с пехотой нарушается из-за плохой наводки линии.
          По танковым войскам:
          1. Слабая техническая подготовка водительского состава, в результате чего танки не доходят до объекта атаки, застревают на незначительных препятствиях и расстреливаются огнем противника.
          2. Слабая огневая подготовка башенных стрелков и командиров машин.
          3. Неудовлетворительная разведка поля боя и боевых курсов, в результате чего танки часто подрываются на минных полях и оказываются перед неразведанными препятствиями, вроде оврагов, ручьев, которые они не могут преодолеть с хода, и несут потери.
          4. Неумение танкистов ориентироваться на местности, в результате чего были случаи не только потери боевого курса, но атаки в другом направлении, другой деревни, занятой нашими частями.
          5. Недоговоренность и плохое взаимодействие между танковыми, пехотными и артиллерийскими начальниками и командирами на местности в звене рота-взвод, рота-батальон.
          По инженерным войскам:
          1. Войсковые и армейские саперы слабо обучены ведению разведки переднего края обороны противника в части обнаружения его заграждений, особенно минных полей.
          2. Дивизионные саперы не знают и не умеют обезвреживать новые мины противника в деревянных оболочках; слабо обучены подрывному делу, вследствие чего плохо действуют в составе штурмовых групп.
          3. Все инженерные части недостаточно обучены для взаимодействия с другими родами войск, особенно с танками.
          4. Не умеют быстро приспосабливать к обороне местные предметы (дома, постройки и т. д.), не применяют земляных мешков и подручных материалов для устройства оборонительных сооружений, для закрепления захваченных рубежей.
          II. При организации преследования отходящего противника основными недочетами явились:
          Организованные отряды преследования действовали плохо. Параллельного преследования, охвата противника с флангов и с тыла, отрезания путей его отхода организовано не было; все действия отрядов свелись к прямолинейному движению по пути отхода противника.
          Отряды преследования не были достаточно обеспечены подвижными средствами (автомашинами, конным транспортом, лыжами).
          Артиллерия, как правило, все время отставала и в боях отрядов преследования участия не принимала.
          Во все время операции отряды преследования были плохо обеспечены горючим, продовольствием и боеприпасами, что влияло на темп их продвижения. В результате отряды преследования своих задач полностью не выполнили, являлись не тараном, а прикрытием для развертывания главных сил на промежуточных рубежах отхода противника.
          По пехоте:
          Действия пехоты в период преследования имели те же недостатки, которые указаны в ее действиях в период наступательного боя. Наиболее резко выявились следующие недочеты:
          1. Неудовлетворительная работа разведки, нет стремления проникнуть в тыл врага; встретив огонь противника, разведывательные группы, как правило, кончают работу, вместо того, чтобы обходить огневые точки с флангов, уничтожить их и продолжать разведку.
          2. Огнем пулеметов и винтовок, а также огнем минометов и отдельных орудий командиры почти не управляют. Каждый боец и наводчик ведет огонь самостоятельно, выбирая цель, прицел и т. д., командиры взводов и отделений команд не подают и огонь не корректируют. Минометы ведут огонь, не имея наблюдательных пунктов и связи с пехотой, т. е. без корректировки.
          3. Стрелковое оружие, пулеметы и автоматы содержатся грязно, в бою отказывают.
          4. Пехота переходила к самоокапыванию в редких случаях и крайне неохотно.
          По артиллерии:
          1. Вследствие плохой организации разведки огневая система противника не вскрывается, а отсюда и огонь артиллерии мало действителен.
          2. При наступлении на остановившегося противника подготовка к атаке проводилась поспешно, огневые точки не подавлялись, и атакующие части несли большие потери.
          В остальном все недочеты, которые были указаны в подготовке артиллерии в наступательном бою, повторились и при проведении преследования.
          Подготовка инженерных войск:
          Несмотря на свою малочисленность и большие потери, саперные части в период преследования с основной своей задачей – разграждением и прокладкой путей движения для войск – справились вполне и обеспечили продвижение артиллерии и подвоз всех видов снабжения в войска.
          Управление и работа штабов.
          Управление войсками, особенно в начале преследования, было организовано неудовлетворительно по следующим причинам:
          1. Штаб армии очень часто терял связь с дивизиями, последние – со своими частями, отсюда незнание обстановки на фронте.
          2. Приказы в дивизии и полки на предстоящие новые действия приходили с большим опозданием, вследствие чего у командиров частей не оставалось времени на организацию боя.
          3. Должного контроля за работой частей со стороны штаба армии и штабов дивизий регулярно не было. Командиры вышестоящего штаба, выезжая в части, не принимали мер к своевременному выяснению обстановки и посылке донесений. В результате их доклады, как правило, опаздывали и не отражали истинного положения частей.
          4. Связь с соседями в дивизиях и частях в большинстве отсутствовала, зачастую рядом действующие дивизии не знали, что делается на фронте соседей.
          Штабы армии в свою очередь плохо информировали один другого о положении своих войск, своих соседей и не увязывали их действия на флангах, хотя имели к этому все возможности.
          В целях устранения и неповторения указанных недочетов в боевых действиях войск ПРИКАЗЫВАЮ:
          1. Командующим армиями установить жесткий план боевой подготовки войск.
          В основу обучения положить:
          а) Боевые уставы пехоты, ч. 1 и 2.
          б) Приказ войскам фронта № 090 от 3 сентября 1942 г.
          в) Указания за № 0(066)011 от 16 февраля 1943 г. по боевой подготовке частей, находящихся в резерве.
          2. Обучение проводить со всеми частями, находящимися в резерве, вплоть до вторых эшелонов полков.
          3. В целях полного охвата обучением установить очередность вывода частей в резерв.
          4. Для контроля и помощи войскам в проведении обучения выделить группы во главе с заместителями командующих армиями, с привлечением отделов боевой подготовки армии и командиров штаба армии.
          5. Командующим армиями представить мне к 5 апреля 1943 г. сводный план боевой подготовки дивизий и бригад и отдельно план мероприятий, проводимых управлениями армии (по родам войск), на апрель-май 1943 г. Особо выделить в плане подготовку командного состава и штабов.
          6. Каждое 1, 5, 10, 15, 20, 25-е число представлять краткие донесения о ходе боевой подготовки войск с указанием, с какими частями что пройдено.

Командующий войсками
Калининского фронта
(подпись)


Член Военного Совета
Калининского фронта
(подпись)


Начальник штаба фронта
(подпись)


Директива
командующего артиллерией
Центрального фронта
№ 032/оп
об организации
противотанковой обороны
(21 марта 1943 г.)



Секретно
 

КОМАНДУЮЩИМ АРТИЛЛЕРИЕЙ АРМИИ И КОРПУСОВ

С наступлением весны активизируются боевые действия механизированных войск противника. Маневренность их расширится, так как они будут меньше привязанными к дорогам. Водные рубежи, не представляющие зимой серьезных препятствий, начинают затруднять действия всех частей.
Необходимо немедленно, используя короткое затишье на фронте, привести все артиллерийские части в готовность к боевым действиям в условиях весны и лета. Необходимо пересмотреть и перестроить всю противотанковую оборону, сделать ее совершенно недоступной для танков противника. Для этого мы имеем достаточно средств и опыта.
Требуется провести большую работу со всем личным составом: поднять дисциплину, добиться еще более четкого выполнения своих обязанностей. Использовать весеннюю распутицу для повышения боевой подготовки всего личного состава по своей специальности, обращая особое внимание на подготовку личного состава противотанковых подразделений, а также командиров взводов и батарей.
Надо использовать время затишья для накапливания боеприпасов, для создания непроходимой противотанковой обороны, для повышения боевой подготовки всего личного состава и укрепления дисциплины.
В связи с этим от командующих артиллерией армий и корпусов требую провести следующие мероприятия:
1. Противотанковую оборону строить на направлениях вероятного применения танков по принципу опорных пунктов, эшелонируя их в глубину.
2. Противотанковые опорные пункты создавать в тесной увязке с искусственными и естественными препятствиями и ружейно-пулеметным огнем. Во всех противотанковых опорных пунктах огонь противотанковых ружей должен быть увязан с огнем противотанковых пушек и наоборот. Противотанковые ружья располагать только группами по 3-4 ружья, с таким расчетом, чтобы командир отделения мог голосом управлять своим отделением в бою; между отделениями организовывать огневое взаимодействие.
3. Пушечные батареи дивизионной артиллерии и артиллерии Резервов Главного Командования приблизить к дорогам и танкоопасным направлениям с расчетом создания из этих батарей противотанковых узлов обороны.
В частях, имеющих недостаточное количество противотанковых средств, часть пушечных батарей использовать для создания противотанковых опорных пунктов на переднем крае, разрешая им вести огонь с этих огневых позиций только при появлении танков.
4. Немедленно принять меры к исправлению дорог и подъездных путей к батареям с расчетом обеспечить им возможность маневра колесами в условиях весенней распутицы.
5. Все противотанковые опорные пункты должны быть подготовлены к круговой обороне. Особо обратить внимание на прикрытие орудийных расчетов от автоматного огня противника.
6. В своем распоряжении иметь подвижный противотанковый резерв, которому на особо опасных направлениях подготовить огневые позиции на все орудия. Для резерва наметить заранее маршруты и провести их рекогносцировку.
7. Районы исходного положения войск полностью оборудовать в инженерном отношении. Орудийные окопы отрыть полного профиля, а там, где это невозможно, из бревен сделать заборы в 2-3 ряда, засыпав промежутки землей. Там, где это возможно, над орудиями сделать навесы с накатами и разборными стенками.
На переднем крае подготовить огневые позиции орудиям дивизионной артиллерии для стрельбы прямой наводкой из расчета на каждую дивизию 6 позиций для 76-мм орудий и 4 – для 122-мм орудий. Огневые позиции этих орудий оборудовать как капонир или полукапонир.
8. Составить на конец марта и апрель план действий кочующих орудий из расчета 1-2 орудия на дивизию. Стрельбу кочующие орудия должны вести только беглым огнем, имитируя четырехорудийную батарею. Перед открытием беглого огня производить в виде пристрелки 2-3 одиночных выстрела.
Общий план действий кочующих орудий за армию и корпус представить мне к 28.3 1943 г.
9. К 5.4 1943 г. на каждую дивизию оборудовать не менее 6 ложных огневых позиций для четырехорудийных батарей и 18 ложных позиций для противотанковых орудий, стрельбу с которых имитировать кочующими орудиями.
10. В перерывах между боевыми действиями организовать учебу всего личного состава.
Особое внимание обратить на подготовку личного состава противотанковых батарей, а также командиров взводов и батарей. Со всем личным составом изучить Правила стрельбы 1942 г. Занятия проводить только практическим показом с боевой стрельбой. К 15 мая всех заместителей командиров батарей подготовить до уровня командиров батарей, самостоятельно могущих командовать батареей. Со всем командным составом отработать вопросы действия артиллерии в наступательном бою.
11. Использовать весеннюю распутицу для ремонта тракторов и автомашин, привлекая для этого весь технический персонал и мастерские.
12. Обратить особое внимание на уход за конским составом, так как при плохом уходе в связи с зимней бескормицей и потеплением может увеличиться падеж, а также предупредить, что район действий наших войск заражен клещом.
13. Для поднятия дисциплины во всех подразделениях установить утренние и вечерние поверки личного состава.
14. Обратить особое внимание на санитарное состояние бойцов.
О результатах проведенных мероприятий доносить мне к 1, 10 и 20 числам каждого месяца.

Командующий артиллерией Центрального
фронта
(подпись)


Начальник штаба артиллерии Центрального
фронта
(подпись)


№ 032/оп
21.3 1943 г.
Ф. 226, о. 20991сс, д. 4, л. 47-48.

Директива
командующего артиллерией
Юго-Западного фронта
№ 0388
об использовании
истребительно-противотанковых
артиллерийских частей
Резерва Главного Командования
(28 марта 1943 г.)



Секретно
 

КОМАНДУЮЩИМ АРТИЛЛЕРИЕЙ АРМИЙ

Установлены факты неправильного использования истребительно-противотанковых артиллерийских полков Резерва Главного Командования. Некоторые командующие артиллерией армий, корпусов и дивизий недостаточно руководят боевой деятельностью этих полков, а часто и не проявляют должного внимания и заботы о них.
Основные недочеты в этой области сводятся к следующему:
1. Равномерное распределение батарей по всему фронту соединения, подчинение батарей отдельным командирам стрелковых частей и подразделений, которые далеко не всегда умеют правильно поставить задачи этим батареям и правильно их использовать. Имеют место случаи, когда истребительно-противотанковые полки разбрасываются на фронте до 20-30 км отдельными подразделениями и подчиняются разным дивизиям. Не редки случаи использования подразделений истребительно-противотанковых полков там, где должны найти применение штатные противотанковые средства дивизий.
Все это ведет к распылению наиболее действенных средств борьбы с танками противника, к лишению командира истребительно-противотанкового полка возможности руководить боевой деятельностью полка.
2. Подразделения истребительно-противотанковых полков, действуя с передовыми частями пехоты, а иногда и без пехоты, вынуждены, отвлекаясь от борьбы с основным противником – танками противника, вести борьбу с группами автоматчиков, обычно выходящими на фланги и в тыл батареям. При этом батареи несут значительные потери в личном составе, что в конечном счете приводит к потере материальной части и средств тяги.
3. Недостаточная требовательность к среднему и младшему командному составу истребительных полков. Отдельные командиры батарей, взводов не обеспечивают выполнения подразделениями важнейшей задачи – уничтожения танков противника. Особенно это сказывается в трудные и напряженные моменты боя, когда требуется твердое управление, когда командир должен являться для всего подразделения образцом мужества и высокого мастерства истребления танков противника.
4. Недостаточно тщательно производится отбор командиров орудий, наводчиков и их заместителей; недостаточно внимания уделяется их выучке. Часто забывают, что от правильного подбора этих людей и их боевой выучки зависит в значительной мере успех борьбы с танками противника.
5. Часто неумело и небрежно ведется подготовка подразделений и орудий к стрельбе, а сама стрельба тактически и технически ведется неправильно. Огонь открывается при появлении даже отдельных танков на больших дальностях (2 км и более) сразу несколькими орудиями. Это дает возможность противнику разведать расположение наших противотанковых средств и ведет к слабым результатам стрельбы (танки в лучшем случае подбиваются, а не уничтожаются) и к большому и непроизводительному расходу снарядов.
Все это отрицательно отражается на эффективности боевой деятельности истребительно-противотанковых полков и часто ведет к излишним потерям.
Требую от командующих артиллерией армий, корпусов и дивизий:
1. Обеспечить использование истребительно-противотанковых полков в полном соответствия с их предназначением для борьбы с танками на важнейших направлениях, преимущественно в качестве подвижного противотанкового резерва, или для создания мощных противотанковых опорных пунктов и узлов в глубине обороны. Не допускать распыления истребительно-противотанковых полков для равномерного «прикрытия» всех направлений.
2. Обеспечить батареи истребительно-противотанковых полков специальными группами бойцов во главе с младшими командирами, вооруженными винтовками, автоматами, для борьбы с автоматчиками противника, особенно на флангах и в тылу батареи. Это даст возможность личному составу батареи сосредоточивать все свое внимание на уничтожении основных целей – танков противника.
3. Потребовать от командного состава истребительно-противотанковых полков твердого и постоянного руководства своими подразделениями в любых условиях боевой обстановки; быть для своих подчиненных образцом мужества, стойкости и умения вести борьбу с танками противника.
4. Особое внимание уделить подбору, боевому воспитанию и боевой выучке командиров орудий, наводчиков и их заместителей. В конечном счете эти люди решают успех боя с танками, от их волевых качеств и степени выучки зависит решение основной задачи – уничтожение танков противника. В соответствии с конкретными условиями боевой обстановки постоянно повышать боевую подготовку и специальную выучку личного состава истребительно-противотанковых полков, при этом обязательно практически, в боевых порядках, не демаскируя их.
5. Подразделения и каждое орудие истребительно-противотанковых полков тщательно готовить к стрельбе по танкам. Огонь вести действительно необходимым числом орудий и на дальностях, обеспечивающих надежность стрельбы. При рекогносцировке и занятии боевых порядков учитывать необходимость обеспечения взаимодействия, взаимопомощи, огневой связи, возможность маневра огнем.
Огневые позиции истребительно-противотанковых полков должны быть тщательно оборудованы в инженерном отношении и отлично замаскированы.
6. Обеспечить истребительно-противотанковые полки постоянным запасом боеприпасов в размере 1-1.5 боекомплекта и горючим в размере не менее трех заправок.
Настоящие указания довести до командующих артиллерией корпусов, дивизий, командиров истребительно-противотанковых полков.
Организовать практическую поверку выполнения.
О принятых мерах и результатах донести к 10.4 1943 г.

Командующий артиллерией Юго-Западного
фронта
(подпись)


Начальник штаба артиллерии Юго-Западного
фронта
(подпись)


№ 0388
28.3 1943 г.
Ф. 292, о. 19961с, д. 10, л. 2-4.

Выписка из указаний
начальника инженерных войск
Красной Армии
по инженерной подготовке
стрелковых частей
к наступлению
(31 марта 1943 г.)



«УТВЕРЖДАЮ»
Начальник инженерных войск
Красной Армии
(подпись)

 
31 марта 1943 г.
Для служебного пользования

ВЫПИСКА ИЗ УКАЗАНИЙ1
ПО ИНЖЕНЕРНОЙ ПОДГОТОВКЕ СТРЕЛКОВЫХ ЧАСТЕЙ
К НАСТУПЛЕНИЮ

Наступление на оборонительные позиции противника требует специального обучения войск (особенно пехоты) военно-инженерному делу. Успех наступления во многом зависит от умения пехоты самостоятельно, без помощи саперов преодолевать искусственные заграждения противника, в том числе и минные, окапываться и маскироваться в бою, переправляться через реки, уничтожать огневые точки противника своими средствами, прочно закрепляться на захваченных рубежах. Инженерная подготовка пехоты к наступлению должна проводиться не только в частях, находящихся в резерве фронта (армии), но и в частях, имеющих непосредственное соприкосновение с противником. Каждое временное затишье должно быть использовано для подготовки частей к наступлению.

Задача обучения

1. Обучить бойцов пехоты преодолению препятствий противника в бою, самоокапыванию и маскировке в наступлении, переправам вплавь с использованием подручных средств, быстрому закреплению на поле боя.
2. Перед наступлением на сильно укрепленные позиций обучать и тренировать штурмовые группы и группы разграждения преодолению препятствий и минных полей противника и взаимодействию с саперами в составе групп.
3. Обучить взаимодействию с саперами в составе стрелковой роты, батальона в наступлении.
4. Подготовить стрелков-саперов по одному на отделение и по отделению на роту.

Организация обучения

Обучение производится по плану части и соединения. Подготовку проводят командиры подразделений стрелкового полка. Войсковые инженеры (полковые, бригадные и дивизионные) проводят показные и инструкторско-методические занятия с командным составом стрелковых подразделений по темам занятий с красноармейцами, а также обучение командного состава военно-инженерному делу.
Для показных занятий по отдельным темам привлекаются подразделения саперных частей. Средний и младший командный состав саперных частей выделяется в помощь командирам стрелковых подразделений для обучения бойцов элементам военно-инженерного дела.
Контроль за ходом военно-инженерной подготовки осуществляют штабы инженерных войск армий и войсковые инженеры.
Организация обучения рядового состава:
– обучение бойца военно-инженерному делу в составе отделения;
– тренировка бойца в составе взвода и роты;
– подготовка специальных групп разграждения и штурмовых групп для атаки сильно укрепленных позиций;
– подготовка внештатных стрелков-саперов.
Обучение бойцов пехоты военно-инженерному делу проводится в составе штатных подразделений.
Обучение групп разграждения и штурмовых групп необходимо проводить вначале по группам и, достигнув хороших результатов в составе группы, тренировать в составе стрелковой роты.
Проводить 5-7-дневные сборы при полках или дивизиях по подготовке внештатных стрелков-саперов. На сборы должно быть привлечено по одному бойцу от каждого отделения и по одному отделению от каждой роты.
Сборы имеют задачу подготовить для каждого отделения по одному человеку и для каждой роты по одному отделению внештатных стрелков-саперов, умеющих преодолевать препятствия, обезвреживать мины противника, грамотно строить фортификационные сооружения, практически обучать бойцов приемам выполнения военно-инженерных работ.
Обучение командного состава военно-инженерному делу должно проводиться в порядке командирских занятий, на занятиях с бойцами и на учениях.

Метод обучения

Обучение должно быть конкретным. Войска должны подготавливаться к наступлению не вообще, а на противника, находящегося в обороне на данном участке перед полком (батальоном, ротой). На основе разведки и фотоплана обороны противника в тылу войсковых частей устраиваются опорные пункты, подобные имеющимся у противника на данном участке. Учебные опорные пункты целесообразнее устраивать на местности, сравнительно схожей с местностью, занимаемой противником. Опорные пункты оборудуются окопами, траншеями, убежищами, противоосколочными пулеметными гнездами, наблюдательными пунктами, дерево-земляными огневыми точками (макетами долговременных огневых точек) и препятствиями.
На удалении до 400 м от переднего края учебного опорного пункта оборудуется учебное исходное положение.
Для устройства препятствий применяются корпуса противотанковых и противопехотных мин противника (без взрывчатых веществ) с выхолощенными взрывателями.
Система и конструкция фортификационных сооружений и заграждений учебного опорного пункта также должны быть подобны имеющимся у противника на данном участке.
Оборудование учебных опорных пунктов проводится силами частей. Каждый стрелковый полк должен оборудовать для себя 1-3 учебных опорных пункта.
Каждое занятие должно быть обеспечено инженерным имуществом в таком количестве, чтобы за короткие сроки подготовки каждый боец был обучен и натренирован.
Изготовление подручных учебных средств (для преодоления препятствий и др.) проводится самими частями; в отдельных случаях они изготовляются саперами.
Для проведения ротных и батальонных учений подразделения снабжаются инженерным имуществом и средствами в таком количестве, в каком будут обеспечены в момент перехода в наступление.
Перед каждым занятием с красноармейцами войсковыми инженерами должны проводиться показные занятия или практический инструктаж командного состава.
Все обучение проводится практически с выполнением каждым бойцом приемов работ.
Вначале с каждым бойцом отрабатывается техника выполнения работ, после чего проводится тренировка в условиях определенной тактической обстановки и с обозначенным противником.
Кроме занятий в дневных условиях, тренировка бойцов повторяется ночью.
Обучение бойцов проводится в следующей последовательности:
1. Обучение всех бойцов в составе отделения.
2. Тренировка бойцов в составе взвода; обучение и тренировка в составе групп разграждения и штурмовых групп.
3. Обучение в составе роты, батальона.
Подготовка групп разграждения и штурмовых групп проводится при условии наступления на сильно укрепленные позиции или укрепленные районы противника. Бойцы, назначенные в состав групп разграждения и штурмовых, не должны заменяться до выполнения группами боевого задания. В состав групп разграждения и штурмовых групп должны быть подобраны смелые и инициативные бойцы и командиры.
Подготовка внештатных стрелков-саперов, проводится в порядке сборов в период обучения отделений с таким расчетом, чтобы к учениям в составе взвода и роты в каждом отделении и роте имелись красноармейцы и младшие командиры, умеющие не только самостоятельно преодолевать заграждения противника, но и показывать способы преодоления заграждений и закрепления на местности другим бойцам.
На всех занятиях необходимо добиваться технически грамотного выполнения приемов работ в условиях боевой обстановки, быстроты работ, решительности и взаимодействия с саперами в бою.
Подготовку групп разграждения и сборы стрелков-саперов целесообразнее проводить при саперных батальонах дивизий.
Количество времени, отводимое на обучение и на каждую тему, зависит от обстановки. План подготовки составляется штабами полков и дивизий.
В плане части должны быть предусмотрены темы военно-инженерной подготовки бойцов в комплексе с тактической подготовкой.
Тактическую подготовку групп разграждения и штурмовых групп проводят командиры стрелковых рот. Войсковые инженеры оказывают помощь командному составу в обучении инженерному делу стрелковых подразделений, штурмовых групп и групп разграждения и в организации взаимодействия с саперами.
Техническая подготовка по военно-инженерному делу проводится под руководством войсковых инженеров.

Начальник штаба инженерных войск
Красной Армии
(подпись)


Начальник 4-го отдела штаба инженерных войск
Красной Армии
(подпись)


Ф. 326, оп. 7620сс, д. 1, л. 82-91.

1 Тематический план инженерной подготовки стрелковых частей, являющийся продолжением настоящих указаний, не публикуется.

Приказ
бронетанковым и
механизированным войскам
8-й армии
№ 027
о недостатках
в управлении войсками
(20 марта 1943 г.)



Секретно

ПРИКАЗ
БРОНЕТАНКОВЫМ И МЕХАНИЗИРОВАННЫМ ВОЙСКАМ
8-й АРМИИ
№ 027

20 марта 1943 г. Действующая армия
Содержание.   О недостатках в управлении войсками.

Наступательные действия 19.3. 1943 г. показали, что не все командиры четко себе представляют вопросы организации и проведения наступательных операций зимой в лесисто- болотистой местности, вследствие чего допущен ряд ошибок:
1. Плохо осуществляется взаимодействие с войсками, особенно с артиллерией и пехотой. Танки, прорвав передний край обороны противника, отрываются от пехоты, орудия сопровождения отстают от танков и не сопровождают их огнем.
2. Командиры-танкисты плохо наблюдают за полем боя, не дают заявок артиллерии на подавление противотанковых орудий противника, вследствие чего бронетанковые части несут излишние потери.
3. [Офицеры] штабов частей вместо делового руководства частями с командного пункта бегают по траншеям, думая, что этим они делают большое дело. Командные пункты танковых частей – в отрыве от командных пунктов общевойсковых частей. Штабы танковых частей не знают, что делает пехота, а пехота не знает, что делают танки. На командных пунктах остаются только одни писаря; они же составляют боевые документы, из которых нельзя понять действительного положения части и там более действия пехоты и артиллерии.
4. Командиры подразделений (33-й гвардейский танковый полк) нарушают требования уставов и приказов. На исходных позициях собирают людей в одно место и от огня артиллерии противника несут ненужные потери; так, 19.3.1943 г. в 33-м гвардейском танковом полку были собраны экипажи для проработки приказа войскам Волховского фронта № 015, одним снарядом выведено из строя три экипажа, вследствие чего три танка не участвовали в атаке.
5. Плохо организовано питание действующих экипажей. Горячая пища в некоторых частях готовится один раз [в сутки] и невысокого качества.
6. Сборные пункты для дозаправки горючим и пополнения боеприпасами не назначаются, и некоторые командиры частей просят разрешения на отвод части для дозаправки горючим и пополнения боеприпасами.
7. Плохо ведется наблюдение за полем боя, особенно водительским составом, вследствие чего во всех частях имеются танки, которые засели в воронках и в болоте, а один танк 50-го гвардейского танкового полка свалился с моста. Командиры частей мало реагируют на это и считают это нормальным явлением для лесисто-болотистой местности. В связи с резким понижением снежного покрова и малым сравнительно количеством воронок на направлении действия танков нельзя считать нормальным явлением застревание танка в воронке, к таким водителям применять самые суровые меры воздействия.
8. Информация вышестоящего штаба в частях не организована. Донесения составляются в большинстве частей неграмотно и людьми, далеко стоящими от руководства боем. В 33-м гвардейском танковом полку боевые документы составляет и подписывает делопроизводитель, и представляются они с большим опозданием.
Такое положение в дальнейшем нетерпимо.

ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Командный пункт танковой части иметь совместно с командиром общевойсковой части, с которой танки взаимодействуют.
2. Прекратить излишние сборы людей в одно место на передовых линиях.
3. Улучшить питание действующих экипажей.
4. Боевые, оперативные документы составлять лично начальникам штабов и следить за своевременной доставкой их в штаб бронетанковых и механизированных войск армии.

Командующий бронетанковыми и механизированными
войсками 8-й армии
(подпись)


Начальник штаба бронетанковых и механизированных
войск 8-й армии
(подпись)


Ф. 344, оп. 31038сс, д. 4, л. 51.

Приказ
по тылу войскам
Центрального фронта
№ 005
об организации тыла фронта
в обороне
в районе г. Курск
(27 марта 1943 г.)



ОСОБО ВАЖНЫЙ
Сов. секретно

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ ЦЕНТРАЛЬНОГО ФРОНТА (ПО ТЫЛУ)
№ 005

27 марта 1943 г. Действующая армия

1. Центральный фронт базировать на железнодорожные участки:
а) Лев Толстой, Елец, Верховье, Ливны;
б) Лев Толстой, Елец, Касторное, Курск, Комарычи;
в) Грязи, Елец;
г) Ефремов, Елец, Касторное;
д) Курск, Поныри.
Фронтовые распорядительные станции:
№ 13 – Елец;
№ 11 – Курск.
Фронтовые базы:
№ 1 – в районе Елец. Обслуживает фронтовая распорядительная станция № 13.
№ 2 – в районе Курск. Обслуживает фронтовая распорядительная станция № 11.
№ 3 – Фатеж с отделениями фронтовых складов на грунте (артиллерийского, продовольственного, горюче-смазочных материалов). Обслуживает управление базы № 27.
2. Железнодорожное базирование армий:
48-я армия – на железнодорожный участок (иск.) Елец, Верховье с пропуском одной пары поездов для правого фланга 3-й армии на ст. Туровка и двух пар поездов для 13-й армии на ст. Ливны. Руководство железнодорожным участком [возложить] на начальника военных сообщений 48-й армии.
13-я армия – на железнодорожный участок (иск.) Верховье, Ливны, (иск.) Мармыжи с пропуском для 70-й армии трех пар поездов в направлении ст. Мармыжи, по восстановлении железнодорожного участка Ливны, (иск.) Мармыжи; узкоколейная железная дорога от ст. Охочевка до ст. Колпны. Руководство железнодорожными участками [возложить] на начальника военных сообщений 13-й армии.
70-я армия – на железнодорожный участок (иск.) Курск, Поныри. Руководство [возложить] на начальника военных сообщений 70-й армии.
60-я армия – (иск.) Курск, Льгов. Руководство [возложить] на начальника военных сообщений 60-й армии.
65-я армия – (иск.) Льгов, Дмитриев-Льговский, Евдокимово (по восстановлении мостов). Руководство [возложить] на начальника военных сообщений 65-й армии.
Руководство железнодорожными участками:
Ефремово, Елец; Лебедянь, Елец; Грязи, Липецк, Елец; Елец, Касторная; Воронеж, Касторная; Касторная, Старый Оскол; Касторная, Курск и узлами Елец, Касторная, Курск остается в ведении начальника военных сообщений фронта.
3. Армейские базы расположить:
а) 48-й армии – на железнодорожной участке Скорятино, Русский Брод;
б) 13-й армии – на железнодорожном участке Здоровец, Ливны, Коротыль.
Станция выгрузки – ст. Возы, с развертыванием отделений основных складов (артиллерийского, горюче-смазочных материалов, продовольственного).
Разрешить использование узкоколейки для подачи грузов войскам по заявкам соединений на железнодорожный участок Охочевка, Косоржа, Нетрубеж;
в) 70-й армии – армейскую базу со всеми складами [расположить] в районе железнодорожной станции Золотухино. Армейский обменный пункт в районе Верх. Любаж;
г) 65-й армии – конечно-выгрузочная станция Свобода с последующим развертыванием армейской базы на железнодорожном участке Зеленый Гай, Норовский, Гриневка. Армейский обменный пункт в районе Дмитриев-Льговский;
д) 60-й армии – армбаза в районе Курск с последующим развертыванием на железнодорожном участке Льгов, Лукашевка;
е) 2-й танковой армии – армейская база в районе железнодорожной станции Букреевка.
На станциях выгрузки и армейских обменных пунктах открыть отделения от основных складов (артиллерийского, горюче-смазочных материалов, продовольственного).
Для организации ремонта разного имущества, хранения и накопления сезонного имущества, а также хранения трофейного и прочего имущества за армиями закрепить тыловые города и населенные пункты: 48-й армией – Ефремов, 13-й армией – Елец, 70-й армией – Набережная, 65-й и 60-й армиями – Касторное, 2-й танковой армией – Щигры.
4. Тыловые разграничительные линии:
а) фронтовые:
Справа: Куркино, Ефремов, Михайловское, Верховье, Городище, Никольское, ст. Стишь (все пункты, кроме Никольское и Ефремов исключительно для Центрального фронта).
Слева: (иск.) Воронеж, (иск.) Старый Оскол, Дежевка, Верх. Реутец, Бол. Солдатское, Мал. Лопня, ст. Коренево, Кролевец;
б) армейские:
48-й армии: справа – граница фронта; слева – Телегино, Здоровецкие выс., Дросково, Переведеновка, Никольское, Старополево (все исключительно для 48-й армии);
13-й армии: слева – Долгоруково, (иск.) Нов. Тим, Зубаревка, Марфинка, ст. Возы, (иск.) Ясенок, Яковлево, Козмино-Юрьевский, Ржава;
70-й армии: слева – Прокурово, Никитское (Пузаново), Козьминка, Шмарное, Заречье, Бесово, (южнее) Михайловка, Брянцево, Лукино (все исключительно для 70-й армии);
65-й армии: слева – Быково, Коровинка, Курск, Бол. Городьково, Селино (все исключительно), Обжи, Рашковичи;
60-й армии: слева – левая граница фронта. Тыловая – Ефремов, Елец, Касторное, (иск.) Старый Оскол. Курск и Фатеж под размещение армейских тыловых частей и учреждений не занимать.
5. Автомобильные дороги:
а) фронтовые:
№ 1 – Елец, Ливны, Золотухино, Фатеж, Дмитриев-Льговский. Обслуживают: 33-й и 35-й военно-дорожные отделы, 417-й отдельный дорожно-строительный батальон; дорожно-комендантскую службу обеспечивает 6-я военно-автомобильная дорога;
№ 2 – Касторное, Щигры, Курск. Обслуживают: 31-й военно-дорожный отдел, 72-й отдельный дорожно-эксплуатационный батальон;
№ 3 – Золотухино, Свобода, Будановка, Курск. Обслуживает 213-й отдельный дорожно-строительный батальон;
№ 4 – Курск, Фатеж. Обслуживают 19-й мостостроительный батальон, 79-й отдельный дорожно-эксплуатационный батальон;
б) армейские:
48-й армии – Скорятино, Верзовье, Рогозино, Медведка. Обслуживают 164-й отдельный дорожно-строительный батальон, 138-й мостостроительный батальон, 77-й отдельный дорожно-эксплуатационный батальон;
13-й армии – Ливны, Дросково, Малоархангельское, Поныри, Ольховатка, Молотычи, Верх. Любаж. Обслуживают 117, 150, 42-й дорожно-строительные батальоны, 15-й отдельный дорожно-эксплуатационный батальон;
70-й армии – Фатеж, Верх. Любаж, Чермошное, Студенок, Боброво, Волково. Обслуживают 31-й отдельный дорожно-строительный батальон, 8-й мостостроительный батальон, 47-й отдельный дорожно-эксплуатационный батальон;
65-й армии – Дмитриев-Льговский, Севск. Обслуживают 186-й отдельный дорожно-строительный батальон, 23-й отдельный дорожно-эксплуатационный батальон.
60-й армии – Курск, Льгов. Обслуживается своими дорожными частями. Поступающие во фронт гужтранспортные роты распределить:
48-й армии – одну роту – 100 подвод.
13-й армии – одну роту – 100 подвод.
70-й армии – одну роту – 200 подвод.
65-й армии – две роты – 400 подвод.
60-й армии – одну роту – 200 подвод.
2-му кавалерийскому корпусу – одну роту – 100 подвод.
24-му стрелковому корпусу – одну роту – 100 подвод.
19-му кавалерийскому корпусу – одну роту – 100 подвод.
Резерв – одна рота – 100 подвод.
Как имеющиеся в армиях, так и придаваемые армиям гужтранспортные роты сосредоточить в районах армейских баз и армейских обменных пунктов с последующим использованием их для подвоза по грунту войскам до дивизионных обменных пунктов в период весенней распутицы.
6. Накопление запасов:
а) боеприпасов – 1 боекомплект к 27.3.1943 г. и еще 1 боекомплект к 5.4.1943 г.;
б) горючего – 5 заправок 2-го сорта и 3 заправки других сортов к 1.4.1943 г.;
в) двадцать суточных дач продовольствия к 1.4.1943 г.
Выполнением плана завоза считать подачу для правого фланга до ст. Верховье, для левого фланга – до ст. Курск.
Важнейшим мероприятием в накоплении запасов считать наиболее широкое использование местных ресурсов (особенно мука, мясо).
7. Тыловые части и учреждения фронта дислоцировать:
а) По артснабжению:
1) артиллерийский склад № 1400 – Ливны, отделение склада – Хомутово;
2) артиллерийский склад № 435 – Елец, отделение склада – ст. Пажень;
3) артиллерийский склад № 2051 – Ноздрачево;
4) военная база № 64 – Елец, Курск;
5) полевая армейская мастерская № 12 – Елец;
6) отдельный ремонтно-восстановительный батальон № 10 – Елец.
б) По горюче-смазочным материалам:
1) фронтовая база горючего № 5 – Курск;
2) склад горюче-смазочных материалов № 2357 – Курск;
3) склад горюче-смазочных материалов № 1054 – Фатеж;
4) склад № 1060 – Елец, Грязи, Липецк;
5) склад тары № 586 – Касторное;
6) ремонтные мастерские тары – Малаховка.
в) По продовольствию:
1) продовольственный склад № 800 – Елец;
2) продовольственный склад № 820 – Касторное;
3) продовольственный склад № 2564 – Курск;
4) продовольственный склад № 2089 – Фатеж;
5) полевой автохлебозавод № 16 – Курск, отделение – Елец;
6) полевой автохлебозавод № 156 – Золотухино;
7) полевая хлебопекарня № 409 – Фатеж.
г) Интендантские:
1) склад № 1507 – Ефремов;
2) склад № 2336 – Елец;
3) склад № 399 – Курск;
4) полевое отделение ремонтной мастерской № 227 – Ефремов;
5)      »                 »                  »                  »         № 278 – Елец;
6)      »                 »                  »                  »         № 238 – Елец;
7)      »                 »                  »                  »         № 247 – Липецк;
8) полевое отделение ремонтных мастерских № 133, 251 – Елец;
9) ремонтная мастерская вещевого имущества – Ефремов;
10) ремонтно-обозно-хозяйственная мастерская – Елец.
д) Химучреждения:
1) фронтовой склад № 382 – ст. Козинка;
2) фронтовой склад военно-технического снабжения № 1890 – ст. Лобаново;
3) летучка фронтового склада № 382 – Курск;
4) фронтовой склад военно-технического снабжения № 2579 – Елец;
5) фронтовая химическая лаборатория № 6 – Елец;
6) химический подвижный пункт – Елец.
е) Ветеринарные учреждения:
1) фронтовой склад № 861 – Липецк;
2) летучка склада № 368 – Никольский спиртозавод (13 км восточнее Косоржа).
ж) Санитарные учреждения:
санитарный склад № 290 – Елец, отделение склада – Курск.
з) Учреждения связи:
1) склад связи № 305 – Елец, отделение склада – Курск;
2) отделение военно-технического снабжения № 1880 – Ливны, Фатеж;
3) отделение радиопункта № 15 – Елец.
и) Полевые органы военных сообщений:
1) ЗКРС № 20 – Елец;
2) ЗКРС № 37 – Касторное;
3) ЗКРС № 28 – Курск;
4) ЗКС № 20 – Ноздрачево;
5) ЗКС № 48 – Грязи;
6) ЗКС № 49 – Мармыжи;
7) ЗКС № 50 – Щигры;
8) ЗКС № 52 – Казаки;
9) ЗКУ – Ромодан, Свобода.
8. Эвакуацию вести:
а) больных и раненых:
Эвакуацию больных и раненых производить средствами армейских автосанрот, а также обратным автопорожняком в армейские госпитальные базы.
Разгрузку армейских госпитальных баз производить по железной дороге санитарными летучками армии до ст. Елец, откуда временными санитарными поездами и фронтовыми санитарными летучками до основной госпитальной базы – Рязань (МЭП-80).
Установить промежуточные госпитальные базы в г. Курск на 6000 коек, Фатеж на 200 коек, Ливны на 3000 коек и фронтовую госпитальную базу в г. Елец на 5000 коек.
Инфекционных больных дальше армейского тыла не эвакуировать.
Легко раненых задерживать: со сроком лечения до 10 суток – в войсковом районе, до 20 суток – в армейском районе, до 45 суток – во фронтовом районе.
Команды выздоравливающих иметь при медсанбатах и подвижных полевых госпиталях.
Снабжение медимуществом армии производить через сансклад НКО № 290 – Елец и отделение склада в Курске;
б) эвакуацию конского состава из армейских ветлазаретов производить:
48-й и 13-й армиям – во фронтовой ветлазарет № 392 – Ливны; 70, 65 и 60-й армиям – во фронтовые ветлазареты № 553 – Дерлово (зап. Золотухино 10 км), № 283 – Никольский спиртозавод (13 км вост. Косоржа).
Остальные ветлазареты дислоцировать: фронтовой ветлазарет № 408 – свх. Облисполкома (4 км юго-вост. Елец). Фронтовой ветлазарет № 401 – с. Урицкое (10 км сев.-вост. ст. Набережная). Фронтовая ветлаборатория № 423 – Елец;
в) эвакуацию негодной материальной части и трофейного имущества вести: 48-й и 13-й армиям – Ливны; 70, 65 и 60-й армиям – Курск.
9. Фронтовой лагерь – распределитель военнопленных – Курск. Отделение – Елец.
10. Второй эшелон штаба – Курск; штаб тыла, отдел снабжения горючим и артиллерийское снабжение – Свобода.
11. Приказ армиям выслать в выписках в части, касающейся каждой армии.
12. Приказ по тылу армии с приложением схемы устройства тыла в ведомости дислокации тыловых частей и учреждений представить в штаб управления тыла Центрального фронта к 31 марта 1943 г.

Командующий войсками
Центрального фронта
(подпись)


Член Военного Совета
Центрального фронта
(подпись)


Заместитель командующего войсками
Центрального фронта по тылу
(подпись)


Ф. 226, оп. 15034сс, д. 2, лл. 38-46.