Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ! - - - 9 МАЯ 1945 ГОДА

Боевые донесения за февраль 1944 года

Указания
командующего 42-й армией по подготовке к наступлению в районе восточнее Чудского озера


ШТАБ
42-й АРМИИ
23 февраля 1944 г.
№ 0134
Действующая армия

ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

КОМАНДИРАМ
СТРЕЛКОВЫХ ПОЛКОВ, ДИВИЗИЙ И КОРПУСОВ АРМИИ

          Прорыв долговременной обороны врага под Ленинградом и последовавшие за этим операции по разгрому противника на промежуточных рубежах обороны, а также бои с немцами, отходящими к Гдову и Пскову, накопили у бойцов и офицеров 42-й армии большой опыт боевых действий в различных положениях тактической обстановки и условиях местности.
          Сбор и обобщение этого опыта для последующих выпусков специальных бюллетеней имеет огромное значение в деле обучения войск армии. Поэтому выполнение указаний штарма в отношении проведения разборов боевых действий частей и подразделений с офицерским составом и высылка протоколов этих разборов в высшие штабы являются непременной обязанностью штабов всех степеней.
          Кроме того, большое значение в этом будет иметь и инициатива отдельных офицеров армии по сообщению непосредственно в штарм наиболее интересных и поучительных тактических и тактико-технических примеров и выводов из опыта лично ими проведенных боев.
          Настоящее циркулярное письмо, подытоживающее боевую деятельность войск армии с 15.1.44 г. и обобщающее изданные в свой время директивы штарма о недочетах боевой работы, и специальные инструкции для офицеров (о встречном бое, по штабной работе и т. д.) имеют целью сообщить всему офицерскому составу ряд выводов боевой работы войск за прошедший период операции.
          Излагаемый ниже материал составлен только на основе официальных оперативных документов и личного наблюдении боев отдельными офицерами штарма, без участия низовых штабов.
         

I. Прорыв укрепленной оборонительной полосы противника и борьба внутри нее

          1. Рядом мероприятий командования фронта и армии удалось добиться того, что мощный удар нашей армии 15.1.44 г. оказался для немцев внезапным. Насторожившийся противник не знал о времени и масштабах готовящегося наступления.
          Большое значение в этом имело то, что были скрыты от противника наши последние приготовления и, в частности, оборудование исходных позиции и вывод войск и танков на исходное для наступления положение. Так:
          а) приближение к противнику исходных позиции для атаки было проделано под видом выноса вперед передовой оборонительной позиции, работы по постройке этих исходных позиций проводились войсками, назначенными для атаки под прикрытием частей, занимавших оборону;
          б) каждое подразделение занимало свой участок на исходной позиции, не проходя через траншеи соседа;
          в) выход танков на исходное положение заглушался подрывом старых проволочных заграждений в нейтральной зоне: нами до начала артиллерийского наступления умышленно не разрушались немецкие проволочные заграждения;
          г) вывод массы пехоты на исходные позиции был тщательно продуман, четко организован и осуществлен: роль пехотных офицеров в этим отношении, в особенности 30 гв. ск и 125 сд, была огромна.
          2. Подготовка к наступлению на противника, поспешно переходящего к обороне на промежуточных рубежах, проходила в сокращенные сроки. Поэтому быстрое и сноровистое разрешение офицерами вопросов оборудования исходный позиций и занятия их имело и в будущем будет иметь большое значение.
          3. Во всех случаях наступления необходима тщательная рекогносцировка как исходных позиций, так и объектов атаки пехоты, целей танков и огневых средств по составленному и продуманному каждым офицером плану.
         
Примерный план рекогносцировки
Для наступления
Для атаки
СЕКТОРЫ НАБЛЮДЕНИЯ ДО НАЧАЛА ДЕЙСТВИЙ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ.
МЕСТА НАБЛЮДАТЕЛЕЙ
Пути подхода к исходному положению
Пути вывода подразделений на исходную позицию.
Границы участка (участков для подчиненных подразделений).
Границы участка (участков для подчиненных подразделений).
Задача – направление наступления
Ориентиры для постановки задач подразделениям.
Целеуказания огневым средствам.
Направление для направляющего подразделения.
Направление для каждого подразделения.
Огневые рубежи и, если возможно, рубежи атаки.
Рубеж обгона пехоты танками.
Цели для огневого подавления и разрушения своими и поддерживающими средствами.
Задачи танкам.
Подступы к огневым рубежам и рубежу атаки.
Цели для огневого подавления, разрушения своими и поддерживающими средствами.
Место НП и ось его перемещения (место следующих НП).
Места проходов в заграждениях, сила и характер заграждения.
Задачи групп разграждения и штурмовых.
Место НП и ось его перемещения (место следующих НП).
Что необходимо сделать на исходном положении для маскировки и уменьшения потерь.
Что необходимо доразведать до начала наступления и разведать во время его.
Сила и характер заграждений.
Направление действий и задачи групп разграждения и штурмовых.
          4. В ряде артиллерийских и стрелковых частей были применены перспективные чертежи позиций противника. Ознакомление по ним офицеров и даже бойцов с местностью предстоящих действий и задачами проводилось даже до начала рекогносцировки 86, 125, 63 гв. сд). К сожалению, большого распространения это мероприятие не имело.
          5. Плотность насыщенности пехотой участка атаки. На одного атакующего бойца – не более 5 шагов фронта атаки. При оставлении интервалов для огня орудий прямом наводки и станковых пулеметов, поддерживающих атаку, если невозможно по условиям рельефа местности вести огонь через головы атакующих, – эти интервалы создаются за счёт большого уплотнения атакующей цепи.
          Такая плотность обязывает каждого офицера особо тщательно подготовить и поддерживать атаку всеми видами огня, организовать взаимодействие поддерживающими огневыми средствами и танками.
          Своевременный бросок в атаку, быстрота движения, прицельный огонь на ходу атакующей цепи обеспечит достижение объектов атаки.
          Соблюдение этих требований, соответствующая натренированность подразделений в 65 гв., 45 гв., 125 сд обеспечили им наибольшее продвижение при наименьших потерях и сохранении сил для борьбы внутри обороны врага.
          6. Подтвердилась пагубность залегания пехотных цепей во время атаки и продолжительного лежания пехоты перед укреплениями врага. Поэтому если атака не удалась, атакующие цепи должны организованы отойти на рубеж атаки (ни в коем случае не залегая), перегруппировать там свои порядки, подготовить атаку огнем и вновь атаковать – это дело командиров полков.
          Командиры полков огнем группы ПП и минометов должны прикрыть перегруппировку отошедших пехотных цепей, подготовить атаку и, если нужно, указать новые направления. Как правило, атака более всего захлебывалась там, где командир полка не наблюдал поля боя 196, 291, 376, 109 и 86 сд).
          7. Огонь тяжелых пехотных средств по подготовке атаки, в частности полковых орудий прямой наводкой, себя вполне оправдывал. Именно там ми имели наибольшее продвижение, где более эффективно работали прямой наводки. В 109 сд, где этот вопрос был решен кустарно, а в 196, 291, 376 сд орудий прямой наводки по существу не было, атаки захлебывались. Пехота несла большие неоправданные потери, дух пехоты угасал, и она теряла веру в свои силы.
          8. В подготовке атаки необходима привязка каждого орудия прямой наводки к определенной огневой точке или окопу врага и обязательно дублирование огня этого орудия огнем станкового или ручного пулемета или ПТР, а иногда и снайпера.
          Командиры батальонов с особой тщательностью решают эту задачу и указывают каждому огневому средству определённую цель.
          9. Разрушение проволочных заграждений противника и прилегающих к ним минных полей подтвердило данные, что на проделывание прохода шириной 10-15 м требуется две 76-мм пушки и 120-130 осколочно-фугасных гранат.
          Близкое расположение немецких проволочных заграждений к их окопам (25-35 м), минирование противником брустверов окопов позволило этим же количеством снарядов и силой рвущихся мин врага также одновременно разрушать и противостоящие участки окопов.
          10. Огонь всех средств пехоты за 10-15 минут до конца артиллерийской подготовки себя оправдал (125, 63 гв. и 45 гв. сд). Прицельный огонь по брустверам и бойницам противника в значительной степени довершал расстройство и даже полное разрушение его огневой системы.
          11. Опыт прорыва подтвердил необходимость выучки и натренированности пехоты в преодолении заграждений, минных полей и разминировании участков силами пехоты в глубине обороны. Саперов для всех пехотных подразделений будет нехватать.
          Немецкие окопы в районе Урицк, Ново-Паново, помимо проволочных заграждений впереди окопов, имели оплетку брустверов, передних крутостей окопа мелкими спиралями колючей проволоки. Сзади окопа полосой на 2-3 м по всему фронту был расположен спотыкач. Поэтому затруднялся как сам прыжок атакующих в окоп, так и выскакивание из него для атаки последующего окопа и тем более перескок через окоп.
          Увеличенное количество ручных гранат, в том числе противотанковых, запас матов, досок у атакующих позволит эти препятствия вполне нейтрализовать.
          При этом характер неприятельских окопов и всех видов его заграждений должен быть со всей тщательностью выявлен предшествующей разведкой.
          12. Выделение стрелковых отделений для помощи расчётам в продвижении полковых орудий себя оправдало. Действиями орудий прямой наводки, быстро передвигаемых за боевыми порядками пехоты, частям 125 и 72 сд удалось быстро ломать сопротивление противника на промежуточных и отсечных рубежах обороны, обращать противника в бегство и отражать контратаки его танков. В некоторых частях имело место отставание полевых орудий от пехоты.
         

II.

          Боевые действия войск на промежуточных рубежах обороны противника подтвердили необходимость быстроты их атаки, но при тщательном проведении предварительной разведки и организации взаимодействия.
          1. Весьма важно атаковать промежуточный рубеж ночью, не делая перед ним полной паузы.
          Так именно это было сделано при атаке промежуточного рубежа у Дудерецких [? – В.Т.] высот – 63 гв. сд, выс. 122.0 – 125 сд и кряжа Лемедимахи-Солони …[«смазан» текст – В.Т.]…– 72 сд.
          2. При наступлении на промежуточные рубежи обороны, как ранее подготовленные, так и создаваемые противником в ходе боя, большое значение имели обходы и охваты опорных пунктов через незанятые или слабо обороняемые промежутки. Разведка боем поможет вскрыть эти промежутки. Отвлекающая атака опорных пунктов с фронта будет содействовать внезапности и общему успеху обхода, охвата и последующего уничтожения врага.
          3. Весьма важно при совершении обходного маневра не терять времени и не давать возможности противнику организовывать заслоны.
          72 сд, обходя пушкинскую группировку противника через Коврово, Пендолово, Энтолово, потеряла около 12 часов на вывод частей и прием пополнений. Полки, вступив в лес у Энтолово, расположились на ночлег, не выслали вперёд на восточную опушку леса у Монделева ни сильной разведки, ни ПО. Противник, узнав об этой обходящей группировке, выслал в середину леса заслон, с которым дивизии прошлось вступить в бой. Этим еще более задержалось выдвижение наших частей на дорогу Пушкин – Гатчина, по которой в течение суток беспрепятственная эвакуация немцами пушкинского гарнизона… [на «скане» белое пятно – В.Т.] боевой техники.
          4. При всех случаях борьбы внутри обороны очень важно не терять, а искать соприкосновения с противником, ведя непрерывную разведку как разведывательными, так и линейными подразделениями. 109 сд, не ведя разведки, упустила момент перехода противника из Урицка в Старо-Панова.
          Организация разведки – дело всех передовых подразделений и лежит на обязанности командиров рот и батальонов.
          Был отмечен случай, когда на 1,5-км участок в районе Константиновка, Сосновка немцы выдвинули для прикрытия отхода 17 сапёров. Подразделения двух наших полков в течение ночи не могли определить прочности этого заслона и дали возможность врагу вывезти из Урицка часть техники.
          5. Нельзя оставлять в тылу своих войск хотя бы небольшие опорные пункты врага, не окружив или не сковав их нашими подразделениями.
          Так. 86 сд, совершив двумя полками красивый обходной маневр и действуя одним полком с фронта, 7.2.44 окружила опорные пункты – два в районе Зарудинье, один в Березица и один возле церкви Ореховно. Немцы упорно сопротивлялись. Эти опорные пункты препятствовали возведению нами переправы через р.Плюсса у Зарудинье.
          На другой день дивизия, опять один полк для уничтожения немцев у Зарудинье, двумя левофланговыми полками стала продолжать наступление на юг, совершенно бросив гарнизоны немцев в Березице и Ореховно
          Немцы в Березица и Зарудинье получили возможность сообщаться между собой по не перерезанной нами дороге, усилили гарнизон Зарудинье броневиками, бывшими в Березица, а подразделения немцев в Березица стали получать из Зарудинье продовольствие и огнеприпасы, доставленные в Зарудинье на самолетах.
          С усилением сопротивляемости немцев в Зарудинье создавалась угроза удара немцев со стороны Ореховно и Березица в тыл полкам дивизии, повернувшим на юг, что усугублялось еще и тем, что эти полки начали встречаться с наступающими с юга войсками противника.
          Только лесистая местность, плохие, занесенные снегом дороги, а также слепое выполнение немцами приказа держаться во что бы то не стало в этих пунктах не привело эти наши два полка к опасности удара им в тыл.
          На третий день полки, оставив мелкие заслоны, были возвращены на север для атаки Зарудинье с опорного пункта Березица. Опорный пункт у церкви в Ореховно был скован батальоном 224 сд.
          6. Задержка в ликвидации узла сопротивления у Зарудинье во многом, кроме того, объяснялась недостатком в организации взаимодействия пехоты с артиллерией. Атака Зарудинье 8,2 с рубежа р. Рудна была не обеспечена артиллерией и огнем орудий прямой наводки и только поэтому захлебнулась.
          7. Всякую отбитую контратаку нужно использовать дли перехода в решительное наступление. Высота 112,0 и Киргофский замок были взяты не только в силу обхода, а и в силу своевременного броска в атаку после отражения контратаки противника, на плечах его же отхлынувшей пехоты.
         

III. Преследование

          Опыт операции показал, что немцы отступают по магистральным дорогам и избегают малоезженных и плохих дорог. При угрозе со стороны параллельно преследующих частей немцы высылают накоротке, на необходимое время, отряды прикрытия.
          1. Преследование (§ 586, БУП, ч. II) есть дело всех командиров. Заметил, уходит противник – иди за ним, не отставай, а обгоняй и уничтожай.
          Не потерять противника – это вопрос чести каждого офицера. Однако необходимо, перейдя в преследование, сейчас же поставить об этом в известность старшего начальника. Изолированное преследование слабыми силами может вести к отрыву от своих частей и угрозе частного отдельного поражения. Однако смелость и решительность, соединенные с осмотрительностью, всегда себя оправдают
          2. Иногда начать немедленное преследование всем составом части и соединения все же по ряду условии бывает невозможно, тогда каждый командир, начиная от командира батальона и полка, за счет более свежих и готовых к движению и бою подразделений должны выдвигать особые отряды и начать ими немедленно преследование.
          Одновременно с этим следует готовить для преследования остальные силы. Усталость войск и трудная проходимость дорог не должны служить причиной отказа от преследования.
          3. В состав подвижных отрядов преследования необходимо выделять достаточные противотанковые средства: выход авангарда 85 сд – 103 сп в район Красная Горка, Гридино без достаточных ПТ средств и без орудий сопровождения артиллерии поставил его в тяжелое положение.
          4. За отрядами преследования или головными частями преследующей колонны необходимо выслать саперов для восстановления и исправления пути и, если необходимо, подразделения для его охраны. Иногда 1/3 сил колонны должна быть использована на расчистке дороги.
          Положительным образцом такого преследования явилось движение ОЛБ и колонны главных сил 86-й стрелковой дивизии от Ляды на Вычково, Межник, выведшее 7.2.44 г. Колонну на пути отступления врага от Ляды. Колонна была оснащена саперами и специально выделенными подразделениями, восстановившими дорогу и переправу у Межник.
          5. Связь для организации взаимодействия отрядов преследования, стремящихся зайти в тыл, с частями, продолжающими движение с фронта, – обязательна. При связи по радио необходимо особо тщательно придерживаться СУВ, сообщая даже сведения о противнике по кодировочной карте и …[«смазан» текст – В.Т.]… таблице.
          Так, при преследовании отходящих частей прикрытии врага от Коврово до Монделева в 72 сд были допущены открытые передачи по радио, которые, безусловно, раскрыли противнику наше намерение отрезать его путь отхода от Пушкин и повели к тому, что противник получил возможность организовать против 72 сд новые заслоны.
          6. Иногда преследующему приходится против некоторых групп отходящего в разных направлениях противника выдвигать небольшие подразделения, чтобы основными силами продолжать неотступное преследование главных сил врага. Также следует выдвигать заслоны и против колонн противника, идущих на выручку отступающим.
          Так, 224 сд, преследуя противника, отходящего через Игомель на Должицы и от Бори на Б. и М. Лышницы, была принуждена выставить заслон восточнее Бори и активный заслон для ликвидации противника в районе церкви Ореховно. Эти заслоны были оправданы последующими событиями.
          7. Параллельное преследование необходимо проводить по возможности дальше от магистральных дорог. Ведя разведку, необходимо не ввязываться в бой с отрядами прикрытия и, оставляя против них группы для сковывания, всеми силами стремиться достичь намеченных пунктов на путях отступления врага.
          Эти пункты должны быть избираемы на дефиле, а при больших силах – на узлах дорог. Достигнув намеченного пункта, необходимо его доразведать и организовать опорный пункт для круговой обороны с высылкой в необходимых направлениях заслонов и при возможности атаковать врага во взаимодействии с частями наступающими с фронта и флангов.
          Большие отряды преследования, выйдя на пути отхода противника, организуют несколько опорных пунктов.
          8. При параллельном преследовании могут быть весьма разнообразные и неожиданные положения. Они могут часто заставить решиться на бой раньше, чем это было предположено, они могут потребовать развертывания в стороны флангов.
          Разведка, охранение, меры по скрытности нашего движения всегда будут вести к нашему преимуществу.
          Быстрое развертывание подразделений и огневых средств будет иметь решающее значение.
          Так, в районе ст. Сиверская преследующая колонна 85 сд сошлась под углом с наступающей колонной немцев. Быстрое развертывание 50 и 103 сп привело к полному разгрому этой немецкой колонны.
          9. Движение без дорог, по лесам и болотам для преследующих частей будет обычным и весьма частым явлением. Поэтому необходимо обращать внимание на сохранение сил, всемерное облегчение подразделений, но без снижения их боеготовности Это достигается заблаговременно высылкой отрядов для прокладывания колонного пути.
          Действия подразделений, поставленных на лыжи, при преследовании будут иметь огромное значение. К сожалению, это преимущество лыжников при наличии глубокого снегового покрова и лесистой местности всеми командирами соединений армии учтено не было и лыжные части должного применения в бою еще не имели, так как почти все стрелковые дивизии оставили лыжи в районе Ленинграда.
         

IV. Взаимодействие пехоты с артиллерией

          1. В период до и во время прорыва взаимодействие с артиллерией было налажено в соответствии с требованиями уставов и было разрешено хорошо.
          Лишь в 109 сд этот вопрос был оформлен и организован слабее; кроме того, там не был в полной мере спланирован и использован огонь прямой наводкой полковых пушек.
          2. Пристрелка всей массы участвующей в прорыве артиллерии была спланирована по времени и по рубежам так, что в этом были устранены взаимные помехи. Подготовительному периоду поэтому придется уделить тем больше внимания, чем меньше будет времени на подготовку.
          3. С развитием боя в глубине обороны пехотные командиры, сосредоточивая свое внимание на проталкивании подразделений и на сборе сведений об их положении, часто забывали про артиллерию, не ставили ей задач и не использовали ее огонь для поддержки уткнувшихся или контратакуемых подразделений.
          4. Совместное расположение командиров батарей, дивизионов, начальников групп ПП с пехотными и общевойсковыми командирами, хорошо работающая радиосвязь с ОП сыграли весьма положительную роль в бою.
          5. Установлено, что обозначение своего места передовыми подразделениями пехоты ракетами приносило большую пользу при организации планирования боя; особенно при организации взаимодействия с авиацией.
          6. Имелись случаи эффективного использования захваченных неприятельских пушек.
          Это артиллеристы должны предусматривать, выделяя для стрельбы их захваченных орудий противника особые расчёты и, если нужно, средства тяги.
         

V

          1. Опыт показал, что танки вырываются далеко вперед от пехоты. Пехота огнем своих средств и непосредственным движением иногда запаздывает оказывать танкам необходимую поддержку. Это не является непреодолимым и неизбежным. Медлительность некоторых подразделений пехоты является причиной такого положения. Часть наших подбитых или сожженных танков должна являться укором офицеру, сержантам и солдатам того подразделения пехоты, на участке наступления которого танки действовали.
          2. В действиях танковых подразделений отмечалось стремление атаковать опорные пункты и пехоту противника в лоб, что не всегда себя оправдывает (бой за Волосово). Танки должны маневрировать на поле боя, заходя во фланги и тыл противнику.
          3. Имелись случаи застревания танков в ямах, скрытых под льдом водоемах, зыбких местах и в воронках.
          Все пехотинцы, следующие впереди танков, обязаны указывать проходящему танку лучшую дорогу и обозначать опасные места. В дальнейшем при организации взаимодействия пехотным и танковым офицером нужно устанавливать особые сигналы показа пути и препятствий и доводить их до сведения сержантов и бойцов.
          4. Прошедшая операция показала эффективность использования танков в глубине обороны ночью. Так, танковая группа ударом через Константиновку, Красное Село, на Ропшу ночью у Русско-Высоцкое смяла отходящие из Урицка и пос. Володарский и Беззаботный пехотные и артиллерийские колонны противника и соединилась с частями 2-й ударной армии.
          Заслуживает внимания, что в момент решительного удара по колоннам врага танки действовали с зажженными фарами, чем морально воздействовали на противника, внося панику в его ряды.
          5. Большое значение имеет взаимодействие танков с артиллерией, а в ходе ночных действий — обозначение танков и нашей пехоты заранее установленными сигналами.
         

VI. Форсированные марши

          Преследуя разбитого под Ленинградом врага, отходящего по магистральным путям, и осуществляя маневр по захлестыванию противника, оставшегося восточнее, армия некоторый период двигалась без соприкосновения с противником. Обстановка диктовала совершать форсированные марши, чтобы упредить противника на рубеже р. Луга.
          Средний темп продвижения армии в условиях крайнего бездорожья достигал 22 км в сутки: отдельные соединения совершали суточные марши по 40-45 км. В условиях начавшихся снегопадов, лесисто-болотистой местности, движения колонными путями солдаты и офицеры армии проявили выносливость и полное сознание разрешаемых армией задач. Опыт проведения этого марша-маневра прямо заслуживает самого пристального изучения. Полученные пока итоги говорят о следующем:
          1. При ограниченности дорог, когда по одной дороге вынуждены были двигаться несколько дивизий и когда при обилии артиллерии и автосредств и к тому же при плохом качестве дорог стали создаваться трудно рассасываемые «пробки», пехотные части начинали двигаться колонными путями
          Инициативу в выборе наиболее выгодных колонных путей должны проявлять командиры каждой отдельной пехотной колонны.
          2. Служба регулирования на дорогах в войсковых районах организуется штабами корпусов, дивизий и полков на весь период прохождения их частей в данном районе.
          3. При всех случаях задержки движения каждый офицер обязан принимать действенные и решительные меры по их устранению. Офицер, отстраняющийся от этой обязанности и представляющий дело самотеку, не оправдывает своего звания.
          4. Дисциплина марша пехотных, артиллерийских и автотранспортных частей — великое дело.
          Существуют старое военное изречение: «Покажи мне часть на походе, и я скажу, каковы ее начальники, какова ее боеспособность.
          Колонны пехоты строго соблюдают походный строй. Перестроение совершается по уставным командам. Команды подаются своевременно: командир, идя впереди, следит за изменением характера дороги, чтобы вовремя перестроить колонну.
          В каждом подразделении должны быть самим порядком движения отчетливо обозначены голова и хвост колонны. Бесформенная колонна расшатывает не только дисциплину марша, но и общую воинскую дисциплину. Силы и энергия солдата расходуются непроизводительно.
          5. Никто не имеет права выходить из колонны без разрешения взводного офицера. Уставший, больной, получив разрешение, прекращает движение и остается, снабженный командиром взвода разрешительной запиской, по которой замыкающий общей колонной офицер штаба полка (батальона или санчасти) устраивает отставшего на специально выделенный транспорт или же включает в особую команду отставших. Так, команда бойцов, не могущих двигаться в составе колонны, снабжается маршрутом, если нужно – командировочным предписанием и продуктами.
          Так именно был организован порядок во время марша 141 сп.
          Отдельно идущих отставших быть не должно, какой бы тяжелый марш часть ни совершала. Если они есть – это показатель слабой организованности части и подразделения, слабой работы офицерского состава.
          6. Выходов из колонны в левую сторону дороги допускать нельзя даже офицерам. Это мешает движению автотранспорта и машин связи командования. Все выходы из строя нужно делать только вправо от колонны. Лишь старшие начальники для личного пропуска проходящих своих войск могут находиться влево от колонны, оставляя левую сторону дороги свободной.
          7. Необходимо категорически запрещать бойцам, идущим в колоннах, подсаживаться на обгоняющий транспорт. Это ведет к нарушению дисциплины и потере людей. Необходимо воспитывать красноармейцев и сержантов так, чтобы у них не возникало и мысли о возможности покинуть строй колонны для каких-либо надобностей без разрешения командира.
          8. Особое значение имеет соответствующее воспитание и выучка водительского состава автомобилей и тракторов. Соблюдение ими правил движения и остановок на дорогах – обязательно. Всякие нарушения должны жестко караться. Машины, следующие в колоннах, не имеют права обгона движущихся впереди машин.
          При возникновении «пробок» весь состав с задних машин обязан принять участие в устранении помехи движению.
          9. Штабы полков, дивизий организуют поверку порядка на марше, учет и, если нужно, сбор отставших людей, машин, повозок и т. д. на дороге.
          10. При наличии воздушной опасности и дальних огневых нападений артиллерии подразделения идут на строго определенных дистанциях. Соблюдение дистанции – один из показателей дисциплины марша.
          11. Регулярность малых привалов (на малых привалах все сходят на правую сторону дороги, а обоз прижимается к правой стороне дороги), использование остановок для отдыха или учебы на маршах 59-го стрелкового полка позволили сохранять силы бойцов.
          Наоборот, частые остановки при «пробках» на путях, при движении 1250 сп вели к изматыванию сил бойцов.
          12. При движении колонными путями, а также по дорогам, разрушенным противником, начальники колонн принимают все меры к ремонту, восстановлению переправ, исправлению дорог. В зависимости от оперативной обстановки при движении колонными путями иногда будет полезно оставлять целые подразделения на ремонт и расчистку дороги от снега, для облегчения движения частям артиллерии и автотранспортным средствам.
          Марш 85 сд 13—15.2 без заботы об исправлении дорог привел к тому, что авангардный 103 сп вступил в бой не только без дивизионной артиллерии, но даже и без своей полковой артиллерии и минометов. Только через 12 часов боя два орудия ДА, пробившиеся с большим трудом вперед и стреляя на пределе могли поддержать действие полка. Дивизия совершила марш по одной дороге, и было вполне возможно полками главных сил последовательно, километр за километром, исправлять и прокладывать дорогу.
          Командир дивизии и его штаб затруднили снабжение боеприпасами и продовольствием своей дивизии.
         

VII. Вопросы обеспечения

          1. Имелись случаи посылки разведывательных дозоров, отделений на большие удаления без указаний времени выполнения задачи и порядка возвращения. Так, в 86 сд было послано отделение далеко в тыл противника, оно многое узнало и своевременно донесло о группировке противника. Командир отделения в последнем донесении спрашивал штаб дивизии, что ему делать, так как кончились продукты.
          Люди геройски выполнили все, что от них требовалось, а оттого, что начальник штаба 86 сд не выполнил требований устава при организации разведки, командир отделения сомневался, мог ли он самостоятельно вернуться в часть.
          2. При совершении маршей в лесистой местности вопросы охранительной разведки и охранение на марше и отдыхе имеют особое значение.
          В зимних условиях необходимо использовать для этой службы в первую очередь лыжников.
          3. Особого внимания заслуживают вопросы ПТО и ПВО маршей. Противник в последний период операции усилил контратаки танками, возросла активность его авиации. Необходимо, чтобы каждая часть всегда была готова во всеоружии отражать атаки и самолеты врага.
         

* * * * *

          Уроки операции должны быть использованы в подготовке войск.
          Путь к победе идет через наращивание знаний как в подготовке офицеров, так и в подготовке сержантского и солдатского состава. Опыт – большое подспорье. Изучайте его, обобщайте, используя в подготовке войск к выполнению дальнейших и последующих задач. Документация разборов боевых действий и заключения по ним должны немедленно направляться в вышестоящий штаб для обобщения и передачи вашего опыта другим частям и представления в последующий вышестоящий штаб.
          Письмо от 3.3.44 г. изучить со всем офицерским, а в выдержках и с сержантским, красноармейским составом армии. От командиров корпусов требую раз в месяц докладывать мне о количестве проведенных разборов по характерным боям стрелкового взвода, роты, батальона и полка.

Командующий 42-й армией
генерал-полковник МАСЛЕННИКОВ

Член Военного Совета 42-й армии
генерал-майор МЖАВАНАДЗЕ

Начальник штаба 42-й армии
генерал-майор БУХОВЕЦ


Инструкция
командования 1-го Украинского фронта
по боевому использованию
групп саперов-истребителей танков
(24 февраля 1944 г.)



«УТВЕРЖДАЮ»


Командующий войсками
1-го Украинского фронта
генерал армии Н. ВАТУТИН

24 февраля 1944 г.


Член Военного Совета
1-го Украинского фронта
генерал-майор К. КРАЙНЮКОВ


ИНСТРУКЦИЯ
ПО БОЕВОМУ ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ГРУПП
САПЕРОВ-ИСТРЕБИТЕЛЕЙ ТАНКОВ

          Действия групп саперов-истребителей танков являются одной из наиболее активных форм боевой деятельности инженерных частей.
          Широкое применение групп истребителей ведет к большим потерям противника в материальной части, что в значительной степени влияет на срыв как готовящейся, так и совершающейся его танковой атаке.
          Группы саперов-истребителей танков действуют активно. Пассивное ожидание танков в глубине своих боевых порядков не соответствует духу и характеру действий этих групп.
          Проникая в ближайший тыл противника, сапер-истребитель ищет танки его, уничтожает их, и это является основным и главным принципом работы этих групп.
          Руководство действиями и подготовкой саперов-истребителей танков возлагать на наиболее опытных и грамотных офицеров.

Состав группы и ее вооружение

          1. В состав группы саперов-истребителей танков входит 3-4 человека, один из них – старший группы из сержантского состава.
          2. Каждый боец, входящий в группу, должен отвечать следующим требованиям:
          а) иметь боевой опыт и отличную специальную и военную подготовку;
          б) быть смелым, решительным и инициативным в боевой обстановке;
          в) обладать хорошим физическим развитием и выносливостью.
          3. Вооружение и снаряжение каждого бойца группы саперов-истребителей танков состоит:
. Автомат с 2 дисками Ручных гранат ПТ гранат Мал. лопат, топоров Укороченный ломик ПТМ с толовым зарядом Зажигательных трубок Финских ножей Компас Маск. халат Карман. фонарей
Старший группы 1 - 2 1 1 - 1 1 1 1 1
Сапер 1 2 - 1 1 2 3 1 - 1 -

          4. Перед выходом для выполнения задачи каждому бойцу-истребителю танков выдается спецпаек на 3 суток.

Постановка задачи группе и главные объекты нападения

          1. Группы саперов-истребителей танков вводятся в действие во всех случаях борьбы с танками, как непосредственно в ближайшем тылу противника, так и в случае прорыва его танков в глубину нашей обороны.
          Перед началом боевой работы групп истребителей должна быть проведена тщательная разведка с целью установления районов сосредоточения и путей движения танков.
          Кроме непосредственной борьбы с танками, группы истребителей должны использоваться для минирования путей подвоза и эвакуации в ближайшем тылу противника.
          2. Перед группой истребителей ставятся в каждом отдельном случае следующие задачи:
          а) поиск и уничтожение танков в определенном районе (например, в районе деревни N, в районе рощи «Ромб» и т. п.);
          б) установка мин на определенном участке дороги в тылу противника;
          в) разрушение или минирование какого-либо объекта (моста, участка железной дороги и т. п.)
          В случае невозможности проникнуть в заданный район старший группы по собственной инициативе выбирает объект подрыва в любом месте.
          3. Главными объектами нападения групп саперов-истребителей танков являются:
          а) группы танков, прорвавшихся в глубину нашей обороны, и …[«смазан» текст – В.Т.]…рованные отдельные танки;
          б) места скопления танков в районах сосредоточения (на исходных позициях, в пунктах заправки и т. п.);
          в) танки, совершающие перемещения в глубине обороны противника;
          г) танки противника, подбитые на переднем крае, но не уничтоженные.
          Кроме указанных главных объектов нападения саперы-истребители танков при любом удобном случае уничтожают различные виды военной техники и живой силы противника (автомашины, бронемашины, арторудия, обозы и т. п.).

Организация и планирование применения групп саперов-истребителей танков

          1. Наиболее целеустремленным и эффективным применением групп саперов-истребителей танков является организация массовой выброски групп при явно определившемся танкоугрожающем направлении. Действия истребителей производятся по плану командующих армиями или фронтами в зависимости от масштаба операции.
          2. В полосе СД выбрасывание групп истребителей танков производится по плану командира дивизии.
          3. План действий групп истребителей танков должен предусматривать:
          а) цели и задачи, стоящие перед группами, с учетом действительной обстановки;
          б) количество групп, выделяемых из каждой инженерной части;
          в) конкретные районы действий и распределение их между инженерными частями, участвующими в операции;
          г) сроки действия групп истребителей (сроки операции) и ориентировочные контрольные цифры (задания), количество уничтоженных танков противника для каждой инженерной части;
          д) конкретно участки переходов и их начальников.

Основные приемы действий групп истребителей танков

          1. В основном группы саперов-истребителей танков действуют ночью. В отдельных случаях, при наличии надежных укрытий (лес, кустарник, посевы и т. п.), группы успешно могут работать и днем.
          2. Как правило, группа при выполнении задачи не делится на части и действует сосредоточенно.
          3. Чтобы не быть обнаруженной, группа не вступает в бой при встрече с отдельными группами солдат противника и обходит их или пропускает мимо себя. Если есть возможность бесшумно уничтожить отдельных вражеских солдат, то это обязательно выполняется.
          4. Прибыв в назначенный район действий, старший группы должен оценить обстановку с целью выбора способа и места поражения.
          5. Наиболее распространенными способами поражения танков противника являются:
          а) установка отдельных мин на дороге, где происходит наиболее интенсивное движение;
          б) устройство противотанковой засады с целью подтаскивания мин под идущие танки или в отдельных случаях подбрасывания мин «из-за угла». Этот способ применим при действиях в лесу, в кустах, в посевах, в населенных пунктах и т. п.;
          в) подкладывание мин под стоящие на месте танки с расчетом подрыва их при трогании с места,
          г) подрыв стоящих танков на месте огневым способом путем подведения усиленного заряда (2-3 ПТМ) под днище или прикладыванием заряда к наиболее уязвимым частям танка (моторная часть, верхняя бронь и т. п.)
          6. Наряду с применением ПТМ и подрывных средств по уничтожению различных видов материальной части противника (автомашин, мотоциклов, арторудий и т. п.) группы истребителей широко применяют способы сжигания и механической порчи.
          7. При встрече с отдельным танком противника группа подрывом гусеницы останавливает его, после чего блокирует и смелой атакой окончательно уничтожает танк и экипаж.
          8. Непосредственно минирование дороги или подрыв огневым способом стоящего танка осуществляется 1-2 бойцами, остальные выполняют рель прикрытия или охранения.
          9. Противотанковая засада группой истребителей организуется на пути систематического движения танков противника, установленного наблюдением.
          В засаде бойцы группы располагаются вдоль дороги по одному через 30-40 м и каждый самостоятельно действует либо подбросом мин под танки, либо подтаскиванием мин на проволоке или веревке.
          При организации засады обязательно старшим группы устанавливается в 1-1.5 км от места засады сборный пункт, так как по обстановке выходить из засады приходится часто самостоятельно каждому бойцу.
          10. Группа саперов-истребителей танков, действуя в ближайшем тылу противника, всегда должна вести разведку боевых порядков противника и по прибытии в расположение своих войск дать исчерпывающее донесение о всем замеченном.

Организация перехода переднего края группой саперов-истребителей танков

          1. Переход переднего края противника является ответственейшим этапом действий группы истребителей, и успешное осуществление его зависит от ряда организационных мероприятий.
          2. Переброска групп истребителей в тыл противника производится следующим образом:
          а) в зависимости от намеченных районов действий групп, а также исходя из характера местности и плотности обороны противника выбирается участок переходов протяженностью 1-2 км по фронту. Для организации переброски и приема групп по выполнении задачи назначается на период всей операции офицер – начальник участка переходов;
          б) начальник участка переходов устанавливает постоянную связь с начальником боевого участка (командиром стрелкового полка или батальона) и при его содействии устанавливает маршруты перехода (два-три на участке), а также порядок переброски в тыл и приема возвращающихся групп;
          в) начальник участка переходов организует на каждом маршруте перехода наблюдательные посты, в задачу которых входит изучение системы обороны и огня противника;
          г) каждая группа истребителей перед выходом (засветло) должна с соответствующего наблюдательного пункта ознакомиться с маршрутом перехода и получить конкретные указания по передвижению от начальника участка переходов;
          д) переход переднего края группа производит ночью короткими бросками, выдерживая направление по азимуту, установленному заранее (днем). При переходе группой своих минных полей ее должны сопровождать специальные проводники.
          3. Начальник участка переходов организует пункт приема возвращающихся из тыла групп истребителей. В пункте приема должен быть запас снаряжения (мины, гранаты, ВВ и т. п.) и продовольствие для последующей выброски групп.
          Кроме основного пункта приема, назначается запасной.
          4. Выход групп из тыла противника, как правило, должен находиться на участке переходов, через который они переходили в тыл.
          Для безопасности возвращения групп устанавливается специальный пропуск сроком на трое суток. Этот пропуск сообщается подразделениям боевого участка.

Контроль за работой группы и отчетность

          1. По возвращении с боевого задания старший группы немедленно устно докладывает начальнику участка переходов о результатах работы группы и добытые данные о противнике. Письменное донесение представляется начальнику участка переходов через 10 часов после прибытия группы в пункт приема.
          2. Данные о противнике начальник участка переходов немедленно сообщает командиру боевого участка по телефону или телеграфу в штаб армии.
          3. В целях проверки и контроля достоверности донесения старшего группы о результатах действий группы производится следующее:
          а) опрос каждого бойца труппы в отдельности в день прибытия;
          б) предъявляются требования представить вещественные доказательства (документы, оружие, части механизмов и т. п.);
          в) даются задания группам взаимной проверки на месте (если это возможно);
          г) при освобождении местности от противника проводится проверка на местности осмотром места подрыва и опросом местного населения.
          4. Начальник участка переходов, собрав все письменные донесения старших групп, поступившие за сутки, направляет их в штаб своей части, где на основе этих донесений составляется подробный отчет, представляемый в соответствующий штаб инженерных войск.

          Согласен:

Начальник штаба
1-го Украинского фронта
генерал-лейтенант БОГОЛЮБОВ


Начальник инженерных войск
1-го Украинского фронта
генерал-майор инженерных войск
БЛАГОСЛАВОВ


Начальник штаба инженерных войск
фронта полковник СЛЮНИН


Директива
командующего войсками Белорусского фронта
№ ВС/068
о недочетах
в боевом применении
артиллерии
(14 февраля 1944 г.)



НКО СССР
ВОЕННЫЙ СОВЕТ
БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА
14 февраля 1944 г.
№ ВС/068
Действующая армия
.
.

ВОЕННЫМ СОВЕТАМ 3, 48, 50, 61, 63 и 65 АРМИИ

          Бои последних месяцев показывают огромный расход боеприпасов, который ни в коей мере не соответствует достигнутым войсками результатам и силе сопротивления противника. Это свидетельствует о наличии серьезных недостатков в боевом применении артиллерии.
          За период с 8 по 20.1.44 было израсходовано боеприпасов: в 48 армии – 281 вагон, в 65 армии – 386 вагонов и в 61 армии – 210 вагонов. Всего 877 вагонов.
          Результаты, достигнутые при этом, следующие:
          в 48 армии среднесуточное продвижение составило 0.5 км;
          в 65 армии среднесуточное продвижение составило 1 км;
          в 61 армии среднесуточное продвижение составило 2.5 км.
          За один лишь день 19.1.44 артиллерией 61 армии было израсходовано: 82- и 120-мм мин – 15 360; 45-мм и 76-мм ПА – 4 394; 76-мм ДА – 4 932; 122-мм – 1 331; 152-мм – 658. Всего 27 173 снарядов и мин. В результате 61 армия продвинулась всего лишь на несколько десятков метров.
          В 48 армии так же получилось в феврале, когда за 5 дней «наступления» было израсходовано 102 вагона боеприпасов (127 393 снаряда и мин), а продвижение было только на отдельных небольших участках, и то на сотни метров.
          Если же сравнить расход боеприпасов с наличием целей на фронте указанных армий, то еще более ясным станет ничем не оправдываемый огромный расход снарядов и мин. Такое расточительство в расходовании боеприпасов, при таких мизерных результатах, не под силу ни одной стране.
          Недочеты в боевом применении артиллерии, ведущие к расточительному и нецелесообразному расходованию боеприпасов, приводят к снижению эффективности артиллерийского огня и неуспеху войск. Все это обусловлено рядом причин, которыми вплотную надо заняться командирам общевойсковых соединений и артиллерийским начальникам всех степеней.
          Основными из них являются:
          1. Недостаточное время, отводимое для подготовки артиллерии к боевым действиям по обеспечению наступательных операций войск. Это, в первую очередь и главным образом, относится к периоду подготовки прорыва укрепленной полосы обороны противника.
          При расчете времени на подготовку операции войсковыми штабами порой не учитывается весь комплекс работ артиллерийских частей и соединений, которые должны определить успех действий артиллерии.
          В свою очередь командующие артиллерией армий и корпусов недостаточно четко и убедительно докладывают свои расчеты времени на подготовку артиллерии к операции.
          Только этим можно объяснить, что при наличии достаточного количества средств всех видов артиллерийской разведки артиллерийское наступление часто начинается при отсутствии точно вскрытой группировки артиллерии противника, его системы обороны и достаточного количества выявленных целей, а огонь артиллерии готовится далеко не совершенными методами, так как не хватает времени даже на производство топографических работ. Пренебрегать же точностью стрельбы нельзя, особенно при подготовке прорыва укрепленной полосы обороны противника.
          Следовательно, отсутствие достаточного времени резко снижает возможности, а порой сводит на-нет работу разветвленной сети артиллерийских наблюдательных пунктов и мощных средств артиллерийской инструментальной и воздушной разведки.
          Кроме того, из-за ограниченности во времени не раз артиллерийская подготовка начиналась при нечетком знании артиллеристами огневых задач на местности и неорганизованном взаимодействии с пехотой (главным образом, в звене рота – батальон).
          При таком положении огонь артиллерии будет заведомо мало эффективен, вызовет значительный перерасход боеприпасов и не даст желаемых результатов.
          2. Неправильное планирование артиллерийского наступления в штабах артиллерии армий – корпусов. При ограниченном времени, которое, как правило, предоставляется для подготовки артиллерии к действиям, особое значение приобретает четкость и своевременность планирования в высших артиллерийских штабах, чтобы обеспечить максимальное время для работы непосредственных исполнителей.
          Так бывает далеко не всегда, и даже, больше того, имели место случаи, когда при наличии достаточного времени на подготовку армейской операции штабы артиллерии армий своей медлительностью и нечеткостью поглощали большую часть времени всего подготовительного периода.
          Так было в 48-й армии при подготовке операции под Мормаль в декабре 1943 г.
          Командующий артиллерией армии, несмотря на неоднократные указания по использованию артиллерии, создал явно неправильную группировку артиллерии усиления армии и в своем боевом приказе допустил ряд неточностей, а штаб артиллерии армии настолько нечетко оформил все документы планирования, что и подчиненные штабы, в свою очередь, затратили много времени для того, чтобы разобраться в этой документации и произвести свое планирование.
          Так же получилось и в феврале при подготовке наступления 2.2.44. Группировка артиллерии на этот раз была создана правильно, но зато все остальные вопросы планирования и готовности артиллерии были решены настолько неудовлетворительно, что не идут ни в какое сравнение даже с операцией под Мормаль.
          Низкое качество документов планирования штаба артиллерии 48 армии создавало много путаницы в частях и потребовало напряженной работы не только командующего артиллерией армии, но и большой группы офицеров штаба артиллерии фронта на протяжении всего подготовительного периода, чтобы внести необходимую ясность.
          Все это значительно снижало качество подготовки артиллерии и эффективность ее огня.
          3. Отсутствие должного контроля готовности артиллерии. Неоднократными поверками установлено, что штабы артиллерии армий и корпусов контроль готовности артиллерии к выполнению поставленных задач часто не доводят до конца, ограничиваясь поверкой только нижестоящих штабов. В этих случаях готовность непосредственных исполнителей выпадает из поля зрения старших артиллерийских начальников, и артиллерийское обеспечение операции проходит на низком уровне.
          Не единичны случаи, когда из-за недостатка времени и отсутствия должного контроля артиллерийская подготовка начиналась при явной неготовности части артиллерии к выполнению поставленных задач. Неготовность артиллерии к проведению операции заключалась главным образом в том, что к началу планирования и проведения артиллерийского наступления не было накоплено достаточно разведанных данных и вся масса артиллерии обрушивалась на так называемые участки вероятного местоположения целей. С другой стороны, мы имеем достаточно и таких примеров, когда данных о противнике было достаточно и планирование огня произведено правильно, но из-за недостатка времени огневые задачи на местности не усвоены были, пристрелка не закончена, топографические работы не проведены.
          И все же, несмотря на то что мы имеем достаточный опыт в организации и проведении наступательных операций, многие продолжают повторять старые ошибки, не сделав серьезных выводов из тяжелых уроков неудавшихся операций. Командующие артиллерией армий, корпусов и дивизий часто докладывают о готовности артиллерии, не проверив всего до конца, или после поверхностной поверки. В свою очередь, командующие армиями, командиры корпусов и дивизий не только не предъявляют в этом вопросе жестких требовании к артиллерийским начальникам, а, наоборот, порой даже не принимают во внимание их докладов и начинают операцию, не имея никакой уверенности и очень мало оснований к ее успешному завершению.
          4. Недостаточный контроль готовности пехоты со стороны общевойсковых командиров и их штабов, а подчас ложная информация о готовности не раз приводили к тому, что к началу артиллерийской подготовки пехота оказывалась фактически не готовой к наступлению, а отсюда – к концу артиллерийской подготовки – к атаке. Такое положение вызывало необходимость продлить артиллерийскую подготовку, а при неудавшейся первой атаке – повторить заново, что вызывало непроизводительный расход огромного количества снарядов и мин.
          Также часто не учитывается, а иногда заведомо неправильно планируется по времени выход пехоты на исходный рубеж для атаки. В результате неверно определяется продолжительность и структура артиллерийской подготовки, что прямым образом влияет на успех действий пехоты, а также и на целесообразность расхода боеприпасов.
          5. Неудовлетворительная организация взаимодействия родов войск, что особенно болезненно ощущается в вопросе организации взаимодействия между пехотой и артиллерией. Если еще в масштабе армия – корпус – дивизия вопросы взаимодействия разрешаются более или менее правильно, то в звене батальон – дивизион, рота – батарея эти вопросы не нашли правильного разрешения.
          Командиры батальонов и рот в большинстве случаев не умеют поставить задачу поддерживающей или приданной артиллерии и организовать взаимодействие с ней и никто их этому не учит. В лучшем случае взаимодействие этих подразделений определяется совместным размещением на наблюдательном пункте пехотных и артиллерийских командиров или наличием технической связи между ними.
          Задачи артиллерии общевойсковые командиры ставят не конкретно, без учета реального наличия целей. Общевойсковые штабы не обеспечивают войска необходимыми документами по взаимодействию. Ориентирные схемы, позволяющие установить общий язык между пехотными и артиллерийскими командирами, являются редкостью. Вопросы целеуказания в полном объеме не отрабатываются. Сигналы управления артиллерийским огнем, хотя и устанавливаются, но часто из-за материальной необеспеченности остаются только на бумаге.
          Особенно остро сказывается отсутствие четко налаженного взаимодействия между пехотой и артиллерией в период поддержки атаки и развития боя в глубине обороны противника.
          Информация о действительном положении пехоты поступает чрезвычайно медленно, противоречиво, а иногда и ложна. В силу этого быстрое реагирование со стороны артиллерии на изменяющиеся условия обстановки, постановка ей дополнительных задач происходит с большим запозданием. Целеуказание осуществляется с большим трудом и неточно (ввиду отсутствия общих ориентиров, кодировки местности), артиллерия зачастую не может найти указанную ей цель или открывает огонь по неправильно понятой цели.
          В результате отсутствия четкого взаимодействия между пехотой и артиллерией имеется много случаев несвоевременного открытия огня артиллерией или неиспользования пехотой артиллерийского огня, что в обоих случаях ведет к неуспеху пехоты, излишним потерям и огромному расходу боеприпасов.
          Малая эффективность огня во многих случаях определяется еще и низкой артиллерийской культурой, неудовлетворительной личной стрелковой подготовкой непосредственных исполнителей – командиров батарей и дивизионов.
          Настоящая директива не исчерпывает всех вопросов, определяющих причины неэкономного, а порой и безрассудно расточительного расходования дорого стоящих боеприпасов.
          Уже сейчас ощущаются серьезные трудности в обеспечении войск боеприпасами. Широкий размах наступательных операций Красной Армии создал большое напряжение нашей оборонной промышленности, особенно в производстве боеприпасов. Нужны решительные меры борьбы за экономное и разумное использование каждого выстрела. В противном случае перебои в снабжении войск боеприпасами станут неизбежными.
          От военных советов армий – требую:
          1. Вплотную заняться изжитием указанных недостатков, взяв под свой личный контроль вопросы целесообразного и эффективного использования артиллерии и экономии боеприпасов.
          2. Со всей жесткостью потребовать от войсковых штабов четкой организации подлинного взаимодействия между пехотой, артиллерией и другими родами войск.
          3. Прекратить бесцельную стрельбу, особенно крупных калибров, потребовав максимального использования всех видов пехотного оружия.
          4. Потребовать от своих штабов четкого планирования подготовительного периода перед проведением операции, реального расчета времени и организации действенного контроля готовности войск.
          5. От артиллерийских начальников потребовать повседневного повышения артиллерийской культуры в артиллерийских частях и соединениях, прививая офицерскому составу навыки в применении более совершенных методов стрельбы.
          6. Не забывать, что успех операции будет зависеть не от количества израсходованных боеприпасов, а от качества подготовки к операции и степени готовности войск к ее началу.
          Командующему артиллерией фронта дать жесткие указания артиллерии фронта по вопросу повышения артиллерийской культуры и личной стрелковой подготовки офицерского состава. Потребовать от артиллерийских командиров всех степеней повести решительную борьбу за экономное расходование боеприпасов и повышение эффективности огня артиллерии.
          Директиву довести до командиров дивизий.
          О всех принятых мерах по выполнению настоящей директивы донести через командующего артиллерией фронта к 22 февраля 1944 г.

Командующий войсками
Белорусского фронта
(подпись)


Член Военного Совета
Белорусского фронта
(подпись)


Начальник штаба Белорусского фронта
(подпись)


Директива
командующего войсками
7-й гвардейской армии
№ 0090
о мероприятиях войск
по подготовке и действиям их
в условиях ночи
(22.2.44 г.)


.

КОМАНДИРАМ КОРПУСОВ И ДИВИЗИЙ

          В течение декабря 1943 г. и января 1944 г. немцы применяли ночные наступательные действия против частей нашей армии, наступающих или стоящих в обороне, и в отдельных случаях имели некоторый успех. Из захваченных документов противника видно:
          18-19.12.43 группа немцев, наступая через выс. 177.6 и 192.8 в направлении выс. 171.3 против частей 25-го гвардейского стрелкового корпуса, безнаказанно и без потерь вышла в район выс. 192.8 сев. Батызман.
          21.12.43 в 0 ч. 15 м. группа немцев численностью в 197 человек и 20 бронетранспортеров атаковала и заняла выс. 173.1, Новгородка и выс. 165.5, имея потери – одного раненого.
          В оценке немцев причинами успешных ночных атак являлись:
          1. Наши пехотные подразделения плохо ориентируются в ночное время.
          2. Закрепление местности, занятой в наступлении к исходу дня, производится слабо и без предварительной рекогносцировки в светлое время.
          3. Управление подразделениями (частями) и связь в ночное время отрабатываются недостаточно.
          4. Боевое охранение, разведка, наблюдение, дежурные подразделения и группы истребителей не получают должного инструктажа и слабо подготавливаются к ведению ночного боя. Пехота огня из личного оружия почти не ведет.
          5. Артиллерия и минометы, стоящие на закрытых огневых позициях, находясь в обороне, не подготавливаются для ведения огня ночью, а при закреплении занятого участка местности так же, как и пехота, вообще не готовят себя к ведению боя, особенно ночного.
          6. Противотанковая артиллерия не изготавливается для ведения огня в ночное время по танкам в своих секторах.
          7. Артиллерийское наблюдение не обеспечивает своевременного предупреждения ночных атак противника.
          Не принимая полностью достоверными данные немецких документов об успешности их атак с незначительными потерями, а также о недостатках нашей обороны, следует все же признать, что целый ряд недочетов имеет место в частях всех родов войск нашей армии.
          Исходя из опыта этих боев, необходимо всегда быть готовыми к отражению возможных ночных атак противника.
          Признаками готовящейся контратаки со стороны противника следует считать:
          а) наблюдаемое засветло передвижение и оживление перед данным участком нашей обороны;
          б) неудавшаяся дневная атака противника; повышенная бдительность противника на участке, где готовится ночная атака, и недопущение наших разведчиков в этот район;
          в) отсутствие освещения ракетами их переднего края;
          г) шум от передвижения войск в ночное время.
          Чтобы не дать возможности противнику ночными действиями проникнуть в расположение нашей обороны и нанести ему возможно большие потери, следует провести следующие мероприятия:
          1. Командирам всех родов войск при занятии обороны засветло ориентироваться и выставлять указатели перед фронтом в направлении местных предметов и ориентиров, откуда возможны атаки противника. Внутри оборонительного рубежа (участка) отметить указателями места выхода отдыхающих частей и подразделений в свои окопы, пути движения на наблюдательные пункты подчиненных командиров и пути движения с патронных пунктов к позициям.
          2. Командирам стрелковых частей и подразделений не позднее как за 2 часа до наступления темноты определять рубежи остановки на ночь или хотя бы для временной остановки и приведения в порядок частей (подразделений). В оставшееся светлое время производить рекогносцировку и ставить задачи частям и подразделениям на оборону, точно определив состав дежурных и отдыхающих войск. Определить районы и состав противотанковых опорных пунктов.
          3. Кроме существующих технических средств связи, которые, кстати сказать, при остановках и закреплении не успевают быть готовыми, устанавливать простейшую сигнальную связь, которая обеспечит своевременное оповещение о готовящейся атаке противника и вызов всех видов огня по атакующему противнику.
          В обязательном порядке производить освещение местности перед передним краем ракетами.
          4. В обязательном порядке до наступления темноты производить пристрелку всего пехотного оружия и подготавливать его для ночного боя, имея в виду, что основной вид огня для отбития ночных атак – заградительный огонь перед передним краем.
          5. Артиллерию и минометы держать в постоянной готовности для ведения огня ночью перед передним краем, на самых ответственных направлениях. Всю артиллерию, стоящую на закрытых огневых позициях, ночью держать направленной на пристрелянные участки неподвижного заградительного огня.
          Если батарея (дивизион, полк) имеют не одно, а несколько участков неподвижного заградительного огня, то командующий артиллерией дивизии указывает, какой из них он считает важнейшим и куда нужно направить огонь батареи (дивизиона, полка). Снаряды иметь подготовленными и отложенными. Иметь дежурных офицеров на огневых позициях и наблюдательных пунктах и номеров на огневых позициях. Все подготовить так, чтобы огонь открывался по вызову немедленно.
          6. Противотанковые орудия, выделенные для стрельбы прямой наводкой, пристрелять по рубежам или отдельным точкам перед передним краем (не далее 600 м от переднего края) на танкоопасном направлении и держать в постоянной готовности для стрельбы ночью бронебойными снарядами по подходящим к переднему краю танкам противника. Ежедневно перед наступлением темноты орудия наводить по отметкам.
          7. Передовым наблюдательным пунктам (в ночное время или же в пургу и туман в дневное время) выставлять посты подслушивания, в обязанность которым вменить своевременное предупреждение о появлении танков и пехоты противника перед нашим передним краем.
          Передовые наблюдательные пункты в ночное время в условиях ограниченной видимости иметь непосредственно у переднего края.

Командующий войсками
7 гвардейской армии
(подпись)


Член Военного Совета
7 гвардейской армии
(подпись)


Начальник штаба
7 гвардейской армии
(подпись)


22 февраля 1944 г.
№ 0090

Директива
командующего войсками
1-й танковой армии
№ 0081
о случаях неправильного
использования в войсках армии
истребительно-противотанковых
артиллерийских полков,
саперных подразделений
и самоходно-артиллерийских частей
(20 февраля 1944 г.)



Секретно
 

КОМАНДИРУ 8-го ГВАРДЕЙСКОГО
МЕХАНИЗИРОВАННОГО КОРПУСА
КОМАНДИРАМ 11-го И 31-го ГВАРДЕЙСКИХ
ТАНКОВЫХ КОРПУСОВ
КОМАНДИРУ 64-й ГВАРДЕЙСКОЙ
ТАНКОВОЙ БРИГАДЫ1

В боях, проведенных армией в декабре 1943 г. – январе 1944 г., вскрыт целый ряд случаев неправильного использования истребительно-противотанковых артиллерийских полков и полков самоходной артиллерии.
Придаваемые корпусам и бригадам в качестве усиления истребительно-противотанковые артиллерийские полки дробились для действий побатарейно на широком фронте. В результате такого дробления командиры полков не могли управлять их действиями.
Имели место случаи постановки истребительно-противотанковым артиллерийским полкам задач на ведение огня с открытых огневых позиций по закрытым целям, в результате чего они несли излишние потери. 21.1 1944 г. 874-му истребительно-противотанковому артиллерийскому полку, находившемуся на открытых огневых позициях на южной окраине Владиславчик, командиром 64-й гвардейской танковой бригады была поставлена задача вести огонь по закрытым целям. В результате этого батареи полка, открыв свое расположение, через 30-40 минут подверглись обстрелу артиллерии противника и потеряли 7 орудий и 3 автомашины, кроме того, было повреждено 2 орудия.
Батареи истребительно-противотанковых артиллерийских полков, выдвигаемые вперед за боевые порядки пехоты и танков, не получали пехотного прикрытия. Танковые командиры нередко требовали от истребительно-противотанковых батарей вести огонь по танкам противника на дистанцию 2.5-3 км.
Самоходные установки вместо сопровождения танков от рубежа к рубежу огнем и гусеницами, действуя в 300-400 м за ними, нередко выдвигались в боевые порядки и даже вперед танков без достаточного танкового прикрытия. Отмечены случаи использования самоходных установок в качестве танков (так были использованы СУ-152 командиром 1-й гвардейской танковой бригады в период боев в районах южнее Винница и восточнее Жмеринка, в результате имелись неоправданные потери).
Имел место также целый ряд случаев неправильного использования саперов и невыполнение командирами соединений и частей приказа Ставки Верховного Главнокомандования от 23.11 1941 г. № 0450 «О недооценке инженерной службы и неправильном использовании инженерных войск и средств».
Третья саперная рота 133-го гвардейского отдельного саперного батальона 8-го гвардейского механизированного корпуса, приданная 20-й гвардейской мотострелковой бригаде, в течение всей операции с 24.12 1943 г. по 10.1 1944 г. тянулась в хвосте бригады и участия в боевом обеспечении действий бригады не принимала.
Приданная 45-й гвардейской танковой бригаде 11-го гвардейского танкового корпуса рота саперов использовалась в качестве десанта автоматчиков и для охраны танков. В Зайраковка саперы 267-го армейского инженерного батальона, оборудовавшие командный пункт 45-й гвардейской танковой бригаде, при подходе противника были оставлены штабом бригады, который выехал из Зайраковка, не предупредив саперов об этом и не указав им следующего пункта дислокации.
Рота 71-го отдельного мото-саперного батальона с подвижным резервом противотанковых мин, направленная в ночь на 25.1 1944 г. в распоряжение корпусного инженера 31-го танкового корпуса для минирования в районе Ротмистровка, по приказанию командира корпуса в эту ночь минирование не производила. Корпусным инженером рота была поставлена на окапывание самоходной артиллерии без обеспечения охранением.
Войсками и штабами не соблюдались правила маскировки как в районах сосредоточения, так и при совершении маршей. Автотранспорт и боевая техника маскировались плохо и зачастую не врывались в землю, щели для личного состава или не отрывалась вовсе или отрывались в крайне недостаточном количестве. Передвижение войск, автотранспорта и боевых машин в светлое время производилось скученно и в ночное время в большинстве случаев с полным светом.
В результате этого войска и штабы, обнаруживая свое расположение и передвижение, подвергались налетам авиации противника и несли потери в личном составе и технике. Так, штаб 11-го гвардейского танкового корпуса 7.1 1944 г. в результате бомбежки авиацией противника понес потери: убито 12 и ранено 13 человек, в числе убитых командующий артиллерией корпуса, начальник штаба артиллерии корпуса и пять человек офицерского состава; подбит один танк Т-34, разбито автомашин 3, мотоциклов 3, выведено из строя автомашин 3, мотоциклов 3, повреждено и выведено из строя 4 радиостанции.
Служба регулирования движения в ходе операции не была поставлена на должную высоту. В целом ряде случаев не были обозначены объезды труднопроходимых участков дорог, выходы к переправам и т. д. В результате этого с 23.12 1943 г. по 1.2 1944 г. в кюветах, реках и болотах застряло много танков и самоходных установок, из них только 2 эвакуированы своим ходом, для эвакуации остальных потребовалось применение эвакуационных средств. В течение всей операции на прифронтовых и тыловых порогах отмечались пробки и скопление автотранспорта и боевых машин. Отмечено немало случаев, когда подразделения и части, главным образом тыловые, блуждали, не находя нужных дорог.
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. В вопросах использования истребительно-противотанковых артиллерийских полков и полков самоходной артиллерии строго руководствоваться приказами № 015 от 20.1 1944 г. и № 028 от 7.2 1944 г., не допуская повторения имевших место ошибок в использовании и применении истребительно-противотанковой и самоходной артиллерии.
2. Придаваемые части и подразделения армейских и корпусных саперов использовать строго по назначению, не допуская случаев нарушения приказа № 0450 от 23.11 1941 г. Ставки Верховного Главнокомандования «О недооценке инженерной службы и неправильном использовании инженерных войск и средств».
3. Командирам соединений и частей в ходе боев обеспечить сохранение, сбор на поле боя и ремонт вооружения. Проверить наличие в частях команд по сбору оружия и готовность их к выполнению своих задач.
4. Строго соблюдать правила маскировки от воздушного наблюдения противника и меры противовоздушной обороны как при расположении на месте, так и при совершении маршей. Всю боевую технику и автотранспорт при расположении на месте (независимо от срока пребывания в одном пункте) тщательно маскировать и врывать в землю. Для всего личного состава отрывать щели, а при длительном расположении в одном пункте – блиндажи и убежища. Все передвижения войск и штабов, как правило, совершать только ночью со строгом соблюдением светомаскировки. В случаях необходимости передвижения в светлое время колонны вести рассредоточенно с соблюдением мер противовоздушной обороны.
5. При подготовке к боевым действиям, перегруппировкам и маршам тщательно продумывать и организовывать службу регулирования движения, не допуская повторения имевших место в проведенной операции ошибок.
6. Настоящую директиву проработать с командирами частей и подразделений до командира роты включительно.
Исполнение донести к 26.2 1944 г.

Командующий войсками
1-й танковой армии
(подпись)


Член Военного Совета
1-й танковой армии
(подпись)


Начальник штаба
1-й танковой армии
(подпись)


№ 0081
20.2 1944 г.

1 Указания публикуются с незначительными сокращениями.

Выписка из директивы
командующего артиллерией
1-го Украинского фронта
№ 00718
по организации
противотанковой обороны
(3 февраля 1944 г.)



Сов. секретно

ВЫПИСКА
ИЗ ДИРЕКТИВЫ КОМАНДУЮЩЕГО АРТИЛЛЕРИЕЙ
1-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА № 00718 от 3.2 1944 г.

4. Организация противотанковой обороны

Помимо недостатков и задач, сформулированных в указаниях по артиллерийскому обеспечению обороны от 1.12 1943 г. № 06221, мною установлены следующие крупные недостатки:
1. Дивизионная артиллерия и отдельные истребительно-противотанковые дивизионы в организации противотанковой обороны не используются, так как командующие артиллерией дивизий и командиры артиллерийских полков строить противотанковую оборону не умеют. Богатый опыт боевых действий противотанковой артиллерии фронта и армий еще не обобщен и до личного состава артиллерии не доведен.
Ход боев показал, например, что лучшим построением боевого порядка для отражения массированных танковых атак является подковообразный боевой порядок. В этом случае начинают борьбу с танками на максимальной дальности орудия, стоящие в центре боевого порядка. После того как они привлекут огонь атакующей танковой группы на себя, открывают огонь с ближних дистанций батареи, стоящие на флангах. Огонь этих батарей выгодно открывать по единому сигналу командира полка (бригады). Во всяком случае, в построении боевого порядка истребительно-противотанковых артиллерийских полков и бригад должна быть заложена идея предстоящего боя и необходимо добиваться того, чтобы каждое орудие знало, когда и как именно вести ему бой с танками. Опытом боев 8-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады выявлено, что применение подковообразного боевого порядка и центральных «заигрывающих» орудий дает хороший результат. Опыт также показал, что выгоднее вести огонь не по главным танкам атакующей группы, а по хвостовым, а средние и головные танки поражать огнем в борт. Точно таким же образом, как используются истребительно-противотанковые артиллерийские полки и бригады, должны использоваться отдельные истребительно-противотанковые дивизионы и пушечные батареи дивизионной артиллерии.
2. Ход боевых действий в январе 1944 г. показал, что основные танкоопасные направления необходимо прикрывать огнем зенитной артиллерии.
3. Боевая практика показывает, что личный состав истребительно-противотанковых артиллерийских полков и бригад должен быть обучен минированию; непростреливаемые участки должны обязательно минироваться. Боевые действий 40-й армии показали, что противник стремится взять артиллерийские батареи в кольцо и атакует их иногда с 3-4 направлений, используя для этого непростреливаемые участки (балки, лощины). Командующим артиллерией армий практически заняться вопросами обучения личного состава артиллерийских частей минированию и обеспечению их минами.
4. Опыт боев показал также, что на каждую батарею истребительно-противотанкового артиллерийского полка необходимо иметь два станковых пулемета, применение которых обеспечивает отражение атак автоматчиков и работу орудийного расчета по выполнению основной задачи – стрельбы по танкам.
5. Во всех условиях не прекращать боевой подготовки личного состава по организации противотанковой обороны и тренировок орудийных расчетов в стрельбе по танкам. Как одну из форм подготовки, рекомендую составление памяток по образцу памятки, составленной командиром 8-й гвардейской истребительно-противотанковой артиллерийской бригады.
6. Командующим артиллерией армий не допускать расчленения истребительно-противотанковых артиллерийских полков, что приводит к ослаблению противотанковой обороны и освобождает командира полка от управления огнем и ответственности за исход боя.
7. Крупнейшим недостатком в организации противотанковой обороны является то, что для полковой артиллерии, отдельных истребительно-противотанковых дивизионов и дивизионных артиллерийских полков не составляются планы боя с танками.
8. При организации противотанковой обороны особое внимание необходимо обращать на разведку противника, которая в истребительно-противотанковых артиллерийских полках и бригадах по своему характеру, задачам и способам их выполнения приближается к пехотной разведке. Разведчики должны высылаться на рубеж боевого охранения; они должны уметь дать сигнал о появлении танков или быстро выдвинуться вперед на угрожаемое направление и разведать количество танков противника и рубеж развертывания, если по ходу обстановки требуется смена боевого порядка нашей артиллерии. Разведка должна быть обеспечена средствами передвижения. Опыт 8-й гвардейской истребительно-противотанковой артиллерийской бригады показал, что в этом отношении вполне себя оправдывает применение бронетранспортеров, так как последние предохраняют личный состав разведки от пулеметного и ружейного огня.

5. Использование артиллерийских дивизий

В использовании артиллерийских дивизий руководствоваться следующим: артиллерийскую дивизию применять централизованно на главном направлении в полосе одного стрелкового корпуса для поддержки пехоты и танков непрерывными огневыми ударами; управление дивизией централизовать в руках командира дивизии.

6. Противовоздушная оборона

В последнее время командующие артиллерией армий и корпусов мало занимаются вопросами зенитной артиллерии, не руководят ею, в результате чего командиры зенитно-артиллерийских полков и их штабы остаются в стороне от боевой обстановки на фронте армии, корпуса и задач, стоящих перед артиллерией армии и корпуса. Это приводит к тому, что артиллерийские группы и противотанковая оборона зенитными средствами не прикрываются.
Командующим артиллерией армий и корпусов необходимо больше заниматься зенитной артиллерией, ставить ей конкретные боевые задачи и контролировать их выполнение, обеспечивая надежное прикрытие зенитными средствами артиллерийских групп и противотанковых средств на главных направлениях.
Настоящие указания изучить с офицерским составом артиллерийских частей и принять к неуклонному руководству. До 10 февраля провести занятия с командующими артиллерией стрелковых корпусов, дивизий и командирами артиллерийских частей. На основе данных указаний провести поверку знания классификации огней, огневой производительности дивизионов, вопросов управления огнем, норм и порядка ведения огней.
Исполнение донести мне специальным докладом к 15 февраля 1944 года.

Командующий артиллерией
1-го Украинского фронта
(подпись)


Начальник штаба артиллерии
1-го Украинского фронта
(подпись)


Ф. 236, о. 207572с, д. 7, л. 51-55.

Указания
командующего артиллерией
Красной Армии
по борьбе
с немецкими радиотанкетками
типа «Б-4»
(19 февраля 1944 г.)



«УТВЕРЖДАЮ»
Командующий артиллерией
Красной Армии
(подпись)

 
19 февраля 1944 г.

Секретно

УКАЗАНИЯ
ПО БОРЬБЕ С НЕМЕЦКИМИ РАДИОТАНКЕТКАМИ ТИПА «Б-4»

1. Танкетка «Б-4» имеет следующую характеристику: высота – 1.25 м, ширина – 1 м, длина – 3.36 м, вес – 3.6 т. Проходимость по местности равна танку Т-III. Бронировка крайне незначительна, только лобовая броня непробиваема бронебойными пулями. Вооружения танкетка не имеет, но снабжена аппаратом .для дымопуска и несет на себе заряд ВВ – торпеду в 450 кг.
Особенность танкетки «Б-4» заключается в том, что она может управляться не только человеком (водитель в танкетке), но и при помощи радио (водитель вне танкетки).
В последнем случае управление осуществляется из танков Т-III, Т-IV или штурмовых орудий, снабженных специальным прибором управления по радио. Радиус управления по радио достигает 2000 м. Каждый танк управления направляет действия только одной радиотанкетки.
2. Радиотанкетка предназначена:
– для разведки обороны перед танковой атакой путем вызова на себя огня и выявления мин путем подрыва самой танкетки;
– для разведки местности перед нашим передним краем и для установления ее проходимости;
– для устранения препятствий на местности и на дорогах путем их подрыва;
– для разрушения (подрыва) долговременных оборонительных сооружений, мостов и других объектов;
– для уничтожения тяжелых танков путем подрыва при таранном ударе.
Взрыв танкетки опасен для живой силы в радиусе до 80 м.
3. Подразделения радиотанкеток обычно действуют в составе танковых или моторизованных дивизий.
Самым мелким боевым подразделением является взвод – одновременно действуют 4 танкетки; наибольшим подразделением, которое в полном составе вводится в бой, является рота – одновременно действуют 10 танкеток.
Местность, изрытая воронками от авиабомб и тяжелых снарядов, окопами и траншеями, а также полузакрытая местность затрудняет применение танкеток. Болотистая местность, а также лес и густой высокий кустарник делают их применение невозможным.
Немецкое наставление требует, чтобы результат действий радиотанкеток был немедленно использован наступающими войсками. Таким образом, появление танкеток на поле боя сигнализирует о последующей за ними вскоре танковой атаке на данном участке фронта.
4. Легкая бронировка и наличие на радиотанкетке большого заряда взрывчатого вещества делают ее весьма уязвимой. Огонь противотанковых ружей и орудий даже малого калибра при стрельбе прямой наводкой легко выводит танкетки из строя на дальних дистанциях.
5. Для парирования действий танкеток «Б-4» артиллерийским начальникам принимать следующие меры:
а) Системой артиллерийского наблюдения немедленно вскрывать появление радиотанкеток по мере выхода их на исходные рубежи. Отличительным признаком «Б-4» являются малые их габариты и отсутствие огня из танкетки при сближении с нашим боевым порядком. Эти признаки должны быть широко известны личному составу артиллерийские частей.
Одновременно с обнаружением танкеток «Б-4» организовывать разведку танков управления. Танк управления должен видеть «Б-4», поэтому следует искать одиночные танки Т-III или Т-IV, стоящие на полузакрытых позициях за линией двигающихся танкеток на удалении около 1 км.
Донесения об обнаружении танкеток «Б-4» и танков управления передавать немедленно по всем линиям артиллерийской связи. Эти донесения являются также сигналом предупреждения о вероятной крупной танковой атаке противника на данном участке.
б) Борьбу с танкетками «Б-4» осуществлять общей системой артиллерийского противотанкового огня. Основная задача – не допустить подхода танкеток к нашим заграждениям (рвы, эскарпы, минные поля) или огневым долговременным сооружениям для подрыва их или для постановки дымовой завесы непосредственно перед передним краем.
Для того, чтобы не вскрыть системы противотанкового огня, уничтожение танкеток «Б-4» проводить заранее выделенными орудиями из состава противотанковых районов первой линии, преимущественно 45-мм или 57-мм пушками с наиболее опытными и подготовленными расчетами.
Немцы обеспечивают действия танкеток огневыми средствами, имеющими задачу уничтожать орудия, вступающие в борьбу с «Б-4», поэтому батареи, стоящие на закрытых огневых позициях, должны быть готовы подавить огневые средства сопровождения танкеток в начале их деятельности.
Выделенным орудиям открывать огонь с момента подхода радиотанкеток на предельную дальность действительного огня прямой наводкой. Стрельбу вести по общим правилам стрельбы по танкам. Для расчета упреждения практическую боевую скорость танкеток считать равной скорости танка Т-III. Поражение танкетки достигается как разрушением ходовой части, так и попаданием в корпус, выводом из строя приемной установки управления или взрывом возимой на танкетке торпеды.
в) В случае дымопуска огонь по радиотанкетке вести до уничтожения дымовых аппаратов независимо от того, потеряла ли она подвижность или нет.
г) Обнаруженные танки управления подавлять и уничтожать огнем выделенных для этой цели батарей, стоящих на закрытых позициях. Задача огня – повреждение танков или создание условий, мешающих их нормальной работе, что немедленно скажется на действиях радиотанкеток и может привести к потере ими способности к движению.
д) По участку атаки радиотанкеток немедленно подготавливать огонь большей части артиллерийских средств, так как направление действий танкеток «Б-4» указывает направление танковой атаки противника.

Начальник Управления боевой подготовки
Командующего артиллерией Красной Армии
(подпись)


Ф. 325, о. 15636сс, д. 1, л. 179-180.

Приказание по связи
штаба 3-й гвардейской
танковой армии
№ 00125
(3 февраля 1944 г.)



Сов. секретно

ПРИКАЗАНИЕ
ПО СВЯЗИ ШТАБА 3-й ГВАРДЕЙСКОЙ ТАНКОВОЙ АРМИИ
№ 00125

3 февраля 1944 г. Действующая армия

В соответствии с приказанием по связи штаба 1-го Украинского фронта № 00111/1 от 29.1 1944 г. ПРИКАЗЫВАЮ принять к руководству и исполнению:
1. При организации и развертывании узлов связи на основных командных пунктах в удалении 1-2 км развертывать запасные узлы связи, которые использовать в случаях невозможности управлять с основного (воздействие авиации, артиллерийско-минометный обстрел и т. п.).
Организуемые запасные узлы связи при переходе на них должны обеспечить непрерывность связи.
2. Связь с соседями внутри своей армии, а также частями и соединениями, с которыми корпуса взаимодействуют, должна быть организована телефонная, радио и подвижными средствами.
3. Радиостанции на корпусных узлах связи рассредоточивать из расчета избежания взаимопомех и одновременного уничтожения нескольких радиостанций при разрыве бомбы, снаряда, мины.
Радиостанции при любых условиях размещения командных пунктов корпусов и бригад должны закапываться по антенный изолятор.
4. Еще раз подтверждаю, что радиосвязь на передачу разрешается в момент непосредственного ведения боя корпусом, бригадой.
В целях экономии электропитания во всех частях и соединениях радио применять лишь при отсутствии проводной связи.
5. В целях экономии линейного имущества связи и создания резервов при оборонительных боях необходимо широко применять постоянные и суррогатные линии.
В мотострелковых частях, при занятии оборонительных рубежей в первой линии обороны, телефонные линии в звене бригада – батальон и ниже иметь двухпроводные.
6. В целях большей устойчивости проводной связи линии строить по танконедоступным направлениям как для танков противника, так и наших.
При действиях корпусов в обороне узлы связи (телеграфно-телефонные станции) обязательно врывать в землю с обязательным надежным перекрытием.
7. Начальникам штабов 6-го, 7-го гвардейских танковых и 9-го механизированного корпусов и 91-й отдельной танковой бригады организовать радиосвязь взаимодействия со стрелковыми корпусами, с которыми будете решать задачи.
8. Начальнику связи армии гвардии полковнику т. Борисову организовать проводную связь с соединениями армии и штабами 38-й армии и 101-го стрелкового корпуса с расчетом возможности поддержания связи как с вспомогательного пункта управления, так и с основного командного пункта; связь с 9-м механизированным корпусом иметь по двум направлениям.

Начальник штаба 3-й гвардейской танковой армии
(подпись)


Начальник связи 3-й гвардейской танковой армии
(подпись)


Исх. № 00125
Ф. 236, о. 13009сс, д. 7, л. 13-14.

Боевое распоряжение
командира
7-й стрелкового корпуса
№ 581
о мероприятиях
по обеспечению флангов
между соединениями
(24 февраля 1944 г.)



Секретно

БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ № 581 ШТАБ 7-го СТРЕЛКОВОГО
КОРПУСА
24.2.1944 г.

В связи с быстрым продвижением наших частей вперед и отставанием правофланговых частей нашего левого соседа можно ожидать появление отходящих сил противника на шоссе Новоселье – Городок.
Для обеспечения стыка с 99-м стрелковым корпусом ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Стык с соседом слева обеспечить одним стрелковым батальоном 65-й стрелковой дивизии на рубеже: Замушки, Мал. Павы, Бол. Павы.
Для обеспечения частей, прикрывающих стык слева, выделить один артиллерийский дивизион, обеспечив его требуемым запасом снарядов, из которых иметь: по 30 штук на каждую пушку подкалиберных и кумулятивных снарядов.
Ответственным за артиллерийское обеспечение левого фланга назначаю командующего артиллерией 65-й стрелковой дивизии.
2. Командиру 65-й стрелковой дивизии разведку вести в направлении: Черевиши, Бухуни, Коломно, Городок, Рогачево, Калиновец, имея задачей выяснить наличие отходящего противника и своевременно принять контрмеры.
3. Корпусному инженеру выделить необходимое количество противопехотных и противотанковых мин и организовать доставку их с расчетом обеспечить стык на рубеже: Бол. Павы – Замушки.
4. Командиру 65-й стрелковой дивизии в течение 23 и 24.2.1944 г. установить телефонную и радиосвязь с левофланговой дивизией, а передовым частям иметь живую связь с передовыми частями левофлангового соседа и доложить мне в 20 час. 00 мин. 24.2.1944 г. специальным донесением.
5. Начальнику связи 7-го стрелкового корпуса к исходу дня 24.2.1944 г. установить телефонную и радиосвязь с 99-м стрелковым корпусом.
Об исполнении доложить мне в 24 час. 00 мин. 24.2.1944 г.

Командир 7-го стрелкового корпуса
(подпись)


Начальник штаба корпуса
(подпись)


Ф. 344, оп. 13743сс, д. 6, л. 14.

Указания
командующего бронетанковыми и
механизированными войсками
4-го Украинского фронта
по применению танков
в составе
общевойсковых соединений
при прорыве
оборонительной полосы противника
и взаимодействию танков
с пехотой, артиллерией, авиацией
(17 февраля 1944 г.)



Секретно

Исх. № 0805.

УКАЗАНИЯ
ПО ПРИМЕНЕНИЮ ТАНКОВ В СОСТАВЕ ОБЩЕВОЙСКОВЫХ
СОЕДИНЕНИЙ ПРИ ПРОРЫВЕ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ПОЛОСЫ
ПРОТИВНИКА И ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ ТАНКОВ С ПЕХОТОЙ,
АРТИЛЛЕРИЕЙ, АВИАЦИЕЙ

1. Для непосредственной поддержки пехоты при прорыве оборонительной полосы противника предназначены отдельные танковые бригады, полки, отдельные танковые полки прорыва, отдельные полки самоходных орудий и отдельные батальоны огнеметных танков.
2. Танковые и механизированные корпуса являются средством фронтового командования и предназначаются для развития прорыва в оперативной глубине. Привлечение их для прорыва тактической обороны противника нецелесообразно и может быть допущено лишь при благоприятных обстоятельствах (слабая оборона и отсутствие тактических и оперативных резервов в глубине обороны противника, измотанность противника предыдущими боями, когда оборона противника уже надломлена).
3. Танки, обладающие большой ударной силой и огнем, являются сильным средством в руках общевойскового командира и грозным оружием для войск противника.
Для успешного применения танков необходимо:
а) выбрать наиболее благоприятную полосу местности для их применения;
б) надежно обеспечить артиллерийским огнем и саперными средствами для преодоления минных полей и других искусственных и естественных препятствий на местности;
в) обеспечить правильное взаимодействие с пехотой, артиллерией и авиацией.
4. Ответственность за правильное применение танков несет общевойсковой начальник, которому танки приданы, а также командующий бронетанковыми и механизированными войсками армии, командиры танковых соединений и частей.
5. Количество придаваемых танков зависит:
а) от характера задачи и степени укреплений противника;
б) от наличия танков в руках общевойскового командира, организующего прорыв.
6. Для успешного решения задачи, как показывает опыт, необходимо 30-35 танков на один километр фронта прорыва. Одну танковую бригаду (65 танков) или два танковых полка на стрелковую дивизию. Только в этом случае можно рассчитывать на успех.
7. Выполнение задач танковыми войсками по прорыву оборонительной полосы слагается из трех основных периодов:
а) подготовительный период;
б) период атаки;
в) бой в глубине обороны противника.

1. Подготовительный период

Подготовительный период включает:
а) сосредоточение танков в выжидательных районах (6-12 км от переднего края обороны противника);
б) получение танковым командиром задачи от общевойскового начальника;
в) изучение танковыми командирами местности и характера обороны противника в полосе предстоящих действий;
г) совместную рекогносцировку командирами-танкистами с командирами пехоты и артиллерии и организацию взаимодействия на местности.
8. В результате этой работы танкистами и командирами пехоты и артиллерии должно быть изучено и установлено:
а) передний край обороны противника, система его огневых точек и противотанковых орудий на переднем крае и в глубине, группировка артиллерии противника и тактических пехотных и противотанковых подвижных резервов в глубине, наличие минных полей, противотанковых рвов и других естественных и искусственных препятствий;
б) полоса действий пехоты, которую поддерживают танки, ближайшие и последующие задачи пехоты, танков и артиллерии при атаке переднего края и боя в глубине, исходное положение пехоты перед началом наступления (сближения) и исходное положение пехоты для атаки, исходные позиции для атаки танков, направление их атаки по местным предметам и задачи танков последовательно от переднего края на всю глубину обороны противника;
в) в период совместной работы на местности должно быть установлено время выхода пехоты на исходный рубеж для атаки, начало движения танков в атаку с исходных позиций, время, рубеж и порядок обгона танками пехоты перед атакой переднего края. Места наблюдательных и командных пунктов и ось движения пехотных командиров, артиллеристов, танковых командиров и сигналы, устанавливающие взаимодействие по рубежам в период боя в глубине обороны противника, сигналы вызова и прекращения огня, порядок целеуказания от танков [к] артиллерии, пехоте и авиации и, наоборот, сигналы взаимного опознавания.
9. Вопрос расчета времени для начала атаки пехоты и танков имеет исключительное значение для успеха боя. Опыт показывает, что пехота, начинающая атаку с дальних рубежей, с окончанием артиллерийской подготовки и с переносом огня артиллерии в глубину, как правило, опаздывает и поэтому устремившиеся в атаку танки отрываются и действуют изолированно или вынуждены стоять в ожидании пехоты в глубине под огнем противника, или возвращаются к ней. Это приводит к общему неуспеху, а танки несут большие потери. Отсюда вывод, что пехота на рубеж атаки (300-500 м от переднего края обороны) должна выйти к моменту окончания артиллерийской подготовки, чтобы обеспечить бросок вместе с танками в атаку сразу же с переносом артиллерийского огня в глубину обороны противника.
В практике работы общевойсковые командиры и штабы не уделяют этому вопросу должного внимания, готовность пехоты для атаки практически не проверяют, вследствие этого атака танков и пехоты редко бывает успешной.
10. После получения задачи от общевойскового командира и совместной работы на местности по увязке взаимодействия командир танкового батальона, полка, бригады ставит задачи командирам танковых рот и взводов на местности, а последние производят специальную танковую разведку на местности с экипажами боевых машин.
11. В результате этой разведки каждый командир танковой роты, взвода и экипаж боевой машины обязан на местности изучить и уяснить себе:
а) положение противника – передний край его обороны по местным предметам, места пулеметов, противотанковых орудий, минометных и артиллерийских батарей, места – рубежи траншей, отдельных окопов, занимаемых пехотой противника на переднем крае и в глубине, места (районы) нахождения танков, самоходных орудий и пехотных резервов и рубежи, на которых эти средства могут появиться в период боя в глубине, наличие и места расположения минных полей, противотанковых рвов и других препятствий;
б) положение нашей пехоты, направление ее наступления и время атаки, положение пехоты на исходном рубеже для атаки (500-300 м от переднего края обороны противника), ближайшие и последующие задачи пехоты, которую танки будут поддерживать. Изучить сигналы взаимного опознавания и целеуказания, установленные общевойсковым командиром, а также уяснить себе и установить место и задачи орудий и батарей танковой поддержки и саперных подразделений, выделенных для обеспечения и поддержки танковой атаки, проверить знание основных целей, для уничтожения или подавления которых они назначены, порядок перемены огневых позиций в период боя в глубине;
в) изучить направления атаки и местность в полосе движения танков, указать по местным предметам рубеж, на котором танки обгоняют пехоту перед атакой переднего края. Просмотреть и изучить местность в глубине обороны противника и наметить ориентиры по местным предметам, указывающие направление [движения] танкам в период боя в глубине. Направление до переднего края обороны танкистами не только должно быть изучено, но и провешено вехами, что особенно важно для действий ночью и при плохой видимости (в туман, пургу);
г) определить время и установить сигнал для начала движения в атаку с исходных позиций; предбоевой порядок для движения до рубежа, занимаемого пехотой перед атакой; порядок прохода через рубеж, занятый нашей пехотой, и боевой порядок при атаке переднего края и боя в глубине, для решения ближайшей и последующей задач. Особенно важно продумать и установить сигналы управления боем и огнем внутри танковых подразделений и районы (рубежи) промежуточных сборных пунктов, которые необходимы для приведения в порядок перемешавшихся и расстроившихся боевых порядков танковых подразделений, а также для установления связи в ходе боя с наступающими за танками пехотой, артиллерией и орудиями танковой поддержки. Районы промежуточных пунктов сбора танков должны быть укрыты от огня противотанковых орудий и танков противника;
д) технический состав танковых частей в период подготовки атаки производит технический осмотр танков, дозаправку горюче-смазочными материалами и боеприпасами, обеспечивает их полную боевую готовность к выдвижению на исходную позицию и к бою.
Большим недостатком в организации прорыва является то, что наши общевойсковые командиры и штабы, а иногда и танкисты недооценивают всей важности этой работы для успеха боя, не предоставляют время нижестоящим командирам (войскам) на проведение этой работы, вследствие этого командиры пехоты, артиллерии и танков проводят эту работу не совместно, а каждый в отдельности и оказываются не подготовленными для успешной атаки.
Боевой опыт на многочисленных примерах показывает, что там, где не обеспечено время на проведение всей этой подготовительной работы, где танки идут в атаку с хода, без разведки противника и местности, без увязки взаимодействия с пехотой и артиллерией, войска почти всегда ожидает неуспех и большие, ничем не оправданные потери в танках. Для проведения этой работы танкистам нужно минимум 5-6 часов светлого времени после того, как они сосредоточились в выжидательном районе. Потребность времени зависит, конечно, от степени подготовки войск (как пехоты, так и танкистов). Чем более подготовлены части, тем меньше нужно времени, им хватит положенных по уставу 5-6 часов, и, наоборот, чем меньше подготовлены танкисты и пехотинцы, тем больше им нужно предоставить времени. Это закон, который вытекает из опыта войны.
В современной войне техника играет очень крупную роль и успех достигается лишь согласованными усилиями всех родов войск, поэтому недооценивать важность элемента времени, от наличия которого зависят готовность войск к решению боевых задач, особенно при подготовке к прорыву сильно укрепленной оборонительной полосы, – непростительно.
12. Практика показала, что внезапность появления танков на поле боя действует на противника ошеломляюще, приводит к меньшей потере танков и дает лучшие результаты. Поэтому вводу в бой танковых частей и соединений должны предшествовать два положения: нахождение танков в выжидательном районе и на исходных позициях или в исходном районе. Во всех случаях должны быть приняты строгие меры маскировки, без чего внезапность появления танков обеспечена быть не может.
13. Выжидательный район избирается с расчетом обеспечить скрытное сосредоточение танков и удобные пути подхода и выхода.
14. В выжидательном районе танковые части и соединения приводят в порядок имеющуюся материальную часть и колесный транспорт, производят заправку и осмотр машин. Из выжидательного района ведут командирскую разведку исходных позиций, путей подхода к ним и противника. Производят пополнение горючим, боеприпасами, продовольствием. Количество горючего должно быть не менее двух заправок, боеприпасов – три боекомплекта.
15. Надо стремиться к тому, чтобы в выжидательном районе части были расположены в том порядке, как они будут выходить на исходные позиции или для атаки.
16. Сосредоточение в выжидательный район должно производиться преимущественно ночью с соблюдением мер маскировки.
17. Исходные позиции в зависимости от местности назначаются на удалении от переднего края на 1.5-3 км и по возможности должны иметь укрытие для танков. В некоторых случаях по характеру местности исходные позиции (районы) не назначаются и танковые части выходят в атаку с выжидательного района, если таковой находится на небольшом удалении от противника.
18. Переход на исходные позиции производится преимущественно в ночное время и должен быть скрыт от наземного и воздушного наблюдения. При необходимости перехода в дневное время он производится во время артиллерийской подготовки, под прикрытием дымовой завесы или под прикрытием своей авиации.
19. Пребывание на исходных позициях не должно превышать в дневное время одного часа. Танки на исходных позициях должны быть расположены в тех боевых порядках, в которых они должны выйти в атаку.
20. При отсутствии скрытых мест по условиям местности исходные позиции могут не назначаться, в этом случае танки выходят в атаку с хода после выхода с выжидательного района. В этом случае назначается рубеж развертывания в боевой порядок.
21. Кроме основных исходных позиций, рекомендуется назначать запасные исходные позиции, которые занимаются в тех случаях, когда по условиям обстановки появились причины, препятствующие занятию основных позиций.
22. В подготовительный период, еще будучи на выжидательных позициях, танковый командир на основе полученных данных и задачи от общевойскового командира после проведенной командирской рекогносцировки (танковой разведки) отдает приказ применительно к пункту № 67 Боевого устава Бронетанковых и механизированных войск Красной Армии, часть 2-я.

2. Атака

23. Время начала танковой атаки устанавливается общевойсковым командиром в соответствии с действиями пехоты и артиллерии. Время подачи команды «АТАКА» для танков следует считать то положение, когда пехота в период артиллерийской подготовки накопилась для броска в атаку и ее огневые средства готовы к открытию огня. Атака пехоты и танков должна быть одновременной и поддержана артиллерийским огнем.
24. Артиллерия общевойскового соединения всей массой своего огня обеспечивает атаку танков в течение всего боя и на всю глубину боевого порядка противника.
Танки по сигналу «атака» выходят с исходных позиций на максимальных скоростях в боевых порядках, в которых они находились на исходных позициях.
25. После прохода через боевые порядки своей пехоты танки с хода открывают интенсивный огонь по огневым точкам противника, мешающим продвижению пехоты. Артиллерия сопровождает атакующие танки на всю глубину их атаки с последовательным переносом огня по огневым точкам, мешающим продвижению танков.
26. Пехота совместно с танками стремительным броском атакует передний край противника, врывается в его окопы или траншеи и всей мощью своего огня подавляет противотанковые средства противника, ведет борьбу с его истребителями танков, разведывает и совместно с саперами разминирует минные поля и помогает танкам преодолевать противотанковые препятствия.
27. Сделав проходы в проволочном заграждении, танки совместно с пехотой уничтожают живую силу и огневые точки противника на переднем крае и сопровождают пехоту на всю глубину обороны противника, имея основной задачей уничтожение живой силы и огневых точек, мешающих продвижению пехоты.
28. Орудия танковой поддержки, ведя непрерывное наблюдение за полем боя, обязаны своевременно обнаружить и своим огнем уничтожить противотанковые средства противника, мешающие продвижению танков, проявляя при этом полную самостоятельность, продвигаясь поорудийно вперед по мере продвижения танков.
29. Встретив на переднем крае и в глубине непреодолимые противотанковые препятствия, танки, не преодолевая их, своим огнем с места способствуют продвижению пехоты и преодолевают их только тогда, когда пехота и саперное подразделение обеспечат проход танкам через эти препятствия. Танки ищут обходы через эти препятствия или используют обходы, указанные пехотой или саперами.
Преодолев препятствия, танки продолжают выполнять поставленную перед ними задачу.

3. Взаимодействие танков с пехотой, артиллерией и саперами в период
боя в глубине обороны противника

30. Успех боя в глубине обороны противника зависит не только от степени подготовки войск к атаке, а главным образом от решительности действий, надежности и непрерывности управления и непрерывного взаимодействия родов войск, выполняющих общую задачу, на всю глубину тактической обороны противника.
Артиллерия. Группы поддержки пехоты и дальнего действия подавляют появляющиеся огневые точки противника, мешающие продвижению танков и пехоты в атаку. Артиллерия открывает огонь не только по вызову танков и пехоты, но и по целям, выявленным в результате наблюдения. Для обеспечения непрерывности поддержки танков артиллерией от артиллерийских дивизионов и полков, выделенных для поддержки танков, в распоряжение танковых командиров выделяются артиллерийские командиры, обеспеченные средствами связи с дивизионами и батареями танковой поддержки. Выделенные батареи и орудия танковой поддержки, по мере продвижения танков и пехоты в глубину обороны противника поорудийно или побатарейно быстро меняют огневые позиции вперед для поддержки танков в глубине, что особенно важно, так как в этот момент противник будет выдвигать сбои подвижные противотанковые и пехотные резервы. При выявлении танков или самоходной артиллерии противника артиллерия всей массой огня обязана обрушиться на них и освободить танки для решения их главной задачи – уничтожения пехоты противника и ее огневых средств. Самое важное для артиллерии в период боя в глубине – это иметь свою разведку и наблюдение непосредственно передвигающимися за боевыми порядками пехоты и танков и своевременно осуществить маневр колесами для выдвижения части артиллерии вперед за танками и пехотой.
Танки. Обогнав пехоту на исходном рубеже для атаки, ведя огонь с хода по видимым целям, а иногда просто перед собой (когда эти цели не видны), стремительно двигаются вперед, уничтожая пехоту и огневые точки противника на переднем крае и в глубине мешающие продвижению пехоты. Основная задача танков поддержки пехоты – уничтожение живой силы и огневых средств пехоты противника и прокладывание пути для наступающей сзади своей пехоты. Танкисты должны помнить, что они без пехоты, даже вклинившись в расположение противника, решить задачи не могут. Медлительность их или остановка на месте с целью ожидания пехоты также чреваты для них большими потерями. Поэтому основной их задачей является стремительное движение вперед вместе с пехотой. В случае отставания пехоты танки обязаны частью своих сил вернуться к пехоте и снова повести пехоту за собой вперед, подавив при этом неуничтоженные очаги сопротивления противника. В случае появления танков, самоходной артиллерии противника танки обязаны вызвать против них огонь артиллерии, минометных батарей, орудий танковой поддержки, сами же они, используя укрытия на местности, продолжают выполнение поставленной задачи, двигаясь вместе с пехотой в наиболее выгодном направлении, выделяя для борьбы с танками противника из засад лишь часть своих средств и в первую очередь самоходно-артиллерийские установки, чтобы сковать танки противника и не допустить их контратак против наступающей за танками нашей пехоты.
Пехота. До начала атаки пехота должна быть в полной готовности к стремительному броску в атаку с наиболее близких дистанций (300-500 м), огневые средства пехоты, особенно ее противотанковая артиллерия, должны быть готовы всей мощью своего огня поддержать атакующие танки и пехоту, не давая поднять головы обороняющемуся противнику. Особенно подавлять его противотанковую артиллерию. Этим пехота окажет неоценимую помощь нашим атакующим танкам. После прохода танков через исходный рубеж для атаки пехота, стремительно (бегом) следуя за танками, врывается в траншеи противника и уничтожает штыком и гранатами живую силу и огневые средства противника. Не задерживаясь в первых траншеях, пехота продолжает наступление в глубину обороны противника за танками, не отставая от них, подтягивая свои огневые средства и наблюдателей артиллерии за собою вперед.
Окончательную очистку [от противника] занятых траншей на переднем крае производят вторые эшелоны пехоты или специально назначенные для этой цели подразделения.
В случае появления в глубине обороны контратакующих танков или же самоходных орудий противника пехота вызывает против них огонь артиллерийских групп поддержки пехоты и выдвигает свою противотанковую артиллерию и противотанковые ружья, стремясь уничтожить танки противника этими средствами и вынудить их к отходу.
Стрелковые же подразделения, наступающие за нашими танками, используя укрытия на местности, продолжают движение вперед, стремясь закрепить достигнутый успех нашими танками.
Против контратакующей пехоты противника используется заградительный огонь своей артиллерии, минометов, дивизионов «РС» и свои огневые средства и танки.
В случае, если танки встретили танконепроходимое препятствие (противотанковый ров, овраг, болото, минное поле и др.), пехота вместе с саперами немедленно выдвигается вперед, ведет разведку обходов этих препятствий, а при невозможности обойти – проделывает проходы сама и пропускает через них танки, обеспечивая своим огнем впереди этих препятствий работу саперов и танкистов.
С наступлением сумерек и в ночное время пехота выдвигается вперед, организует разведку и охранение, прикрывая танки в районах и пунктах сбора, обеспечивая их технический осмотр, пополнение боеприпасами и горючим.
Промежуточные пункты [сбора] танков пехота использует для связи с ними и для постановки танкам дополнительных задач.
Саперные части. Приданные для обеспечения танков [саперы] обязаны в подготовительный период вести инженерную разведку и точно определить наличие минных полей перед передним краем. В ночь перед атакой, а иногда и ранее, снять свои минные поля и разминировать [минные] поля противника или сделать в них проходы. Обозначить проходы условными знаками и маяками, провести через них атакующие танки. Заготовить колейные мосты, фашины и другие средства для обеспечения прохода танков через траншеи и противотанковые рвы в глубине обороны противника.
С началом атаки саперы, продвигаясь за танковой боевой разведкой, ведут инженерную разведку минных полей и противотанковых препятствий, обеспечивают пропуск через них танков.
Только самоотверженная работа саперов может обеспечить беспрепятственное движение танков.
Авиация. Для взаимодействия танков и пехоты с авиацией важно:
1. Чтобы пехота и танки умели опознавать свои самолеты по силуэтам, опознавательным знакам и установленным сигналам в воздухе «Я свой самолет».
2. Танки и пехота должны твердо знать и иметь при себе и на танках установленные сигналы для обозначения рубежа, достигнутого танками и пехотой (опознавательные полотнища в пехоте, опознавательные знаки на башнях и световой сигнал ракетами «Мы свои танки и пехота»).
3. При появлении наших самолетов штурмовой и бомбардировочной авиации пехота и танки еще при подходе нашей авиации к переднему краю обязаны обозначать свое положение (положение передовых частей) ракетами установленного цвета.
Все остальные вопросы взаимодействия танков, пехоты и артиллерии с авиацией планируются штабами армий и соединений.

Командующий бронетанковыми и механизированными
войсками 4-го Украинского фронта
(подпись)


Ф. 244, оп. 84236с, д. 37, л. 97-103.

Приказ
начальника тыла 18-й армии
№ 043
о неправильном эшелонировании
запасов продфуража
в соединениях
и увеличенном списании
сутодач продфуража
в сводках по тылу
(8 февраля 1944 г.)



СЕКРЕТНО

ПРИКАЗ
НАЧАЛЬНИКА ТЫЛА 18-й АРМИИ
№ 043

8 февраля 1944 г. Действующая армия
Содержание.   О неправильном эшелонировании запасов продфуража в соединениях и увеличенном списании сутодач продфуража в сводках по тылу

Из проверок, проведенных штабом управления тыла на местах в соединениях, а также из анализа отчетно-оперативных материалов (сводки по тылу) установлено:
1. Соединения на 1.2 1944 г. достигли обеспеченности продфуражом в среднем по основным номенклатурам от 9 до 14 сутодач, причем эшелонирование запасов не соответствует уставным требованиям, что видно из нижеследующей таблицы:

Наличие продфуража по состоянию на 1.2 1944 г. (в тоннах)

. 24-я стрелковая дивизия 71-я стрелковая дивизия 117-я стрелковая дивизия 129-я стрелковая дивизия 161-я стрелковая дивизия 317-я стрелковая дивизия 395-я стрелковая дивизия
ДОП1 в войсках ДОП в войсках ДОП в войсках ДОП в войсках ДОП в войсках ДОП в войсках ДОП в войсках
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Продовольствие 31.9 19.1 6.9 45.6 46.4 31.2 8.9 52.8 75.8 27.6 46.5 23.2 16.0 50.5
Овощи 0.5 42.0 10.0 2.7 6.6 13.5 6.1 8.5 10.0
Фураж 3.3 15.1 7.8 10.9 30.7 7.0 82.9 9.7 18.0
Итого 35.2 34.7 48.9 63.4 46.4 44.6 8.9 92.1 96.3 66.6 46.5 36.4 16.0 78.5
.
Автомашин в 1.5 т исчислении 26 7 17 45 33 28 50
.

Подобное распределение запасов характеризует непродуманность и безответственность со стороны заместителей командиров по тылу в данном вопросе, особенно в 71, 129 и 395-й стрелковых дивизиях, и отсутствие контроля со стороны заместителей командиров корпусов по тылу.
Имеющимся автотранспортом подвоза запасы дивизионных обменных пунктов подняты быть не могут, за исключением 129-й и 395-й стрелковых дивизий.
Продовольствие завезено в больших количествах в войска произвольно, без учета транспортных возможностей полков и батальонов на подъем запасов.
2. В представляемых сводках по тылу, по ряду дней, за период времени с 15 по 31.1 1944 г., продфураж по отдельным номенклатурам списывается в размерах от 0.5 до 7 сутодач вместо одной расходной сутодачи.
Особенно показателен необоснованно увеличенный расход сахара, так как последний с 10.1 1944 г. имеется бесперебойно в достаточном количестве и оснований к выдаче за прошлое время нет.
Имеют место случаи, когда в сводке по тылу на 18.00 31.1 1944 г. показано увеличение на несколько сутодач по ряду продуктов, в то время как поступлений с армейского склада не было, например:
Наименование 24-я стрелковая дивизия
30.1 18.00 31.1 17.00
Мука хлебная 9.4 12.0
Крупа 12.1 17.6
Сахар 21.9 30.7
Чай 20.6 26.3
.

Никаких объяснений об увеличении, списании, а также и об увеличении наличия сутодач по сравнению с данными предыдущего дня нет.
Приведенные факты свидетельствуют о том, что мои приказы от 14.12 1943 г. за № 002622 и от 23.12 1943 г. за № 002722 не выполняются.
Сводки по тылу заместителями командиров дивизий по тылу не проверяются и не анализируются, заместителями командиров корпусов по тылу также не контролируются и механически пересылаются в штаб управления тыла без анализа.
Требуемый учет продфуража отсутствует, контроль за работой продслужбы не осуществляется, результатом чего являются излишки продфуража, выявленные на 1.2 1944 г., так как своевременно продфураж оприходован не был (24-я стрелковая дивизия).
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Заместителям командиров дивизий по тылу запасы продфуража в соединениях содержать на период распутицы 10 суточных дач (чай, сахар и табак 15 сутодач).
Эшелонирование: батальон – одна расходная, обоз – две, из них одна сухого пайка, полк – две, из них одна сухого пайка, дивизионный обменный пункт – пять, из них одна сухого пайка.
2. Сводки по тылу анализировать и о всяких изменениях, списаниях сверх положенных норм давать в сводке письменное объяснение с указанием причин.
3. Произвести тщательную проверку всех отмеченных случаев увеличенного списания сутодач с выявлением причин и объяснения представить в штаб управления тыла 15.2 1944 г.
4. Заместителям командиров корпусов по тылу ежедневно поступающие сводки от дивизий перед отправлением в штаб управления тыла лично анализировать, делая на сводке свои заключения о проверке.
5. Заместителям командиров корпусов по тылу своим аппаратом проверить выполнение настоящего приказа в части эшелонирования запасов в дивизиях и об исполнении донести мне через штаб управления тыла 14-го февраля 1944 г.

Начальник тыла 18-й армии
(подпись)


Начальник штаба тыла 18-й армии
(подпись)


Ф. 371, оп. 12135сс, д. 2, л. 104-106.

1 Дивизионный обменный пункт.
2 Указанные приказы в настоящем Сборнике не публикуются.

Приказ
войскам 53-й армии
№ 053
о порядке устройства
войскового тыла армии
в наступлении
(9 февраля 1944 г.)



СЕКРЕТНО

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 53-й АРМИИ
№ 053

9 февраля 1944 г. Действующая армия
Содержание.   О порядке устройства войскового тыла армии в наступлении.

В последнее время имеют место случаи значительной растяжки тыловых учреждений и организационной неразберихи в устройстве войскового тыла армии, особенно с дислокацией медико-санитарных батальонов и дивизионных обменных пунктов.
Войсковые тылы зачастую дислоцируются в полосе оперативных и тыловых границ соседа, скученно, демаскированно, что создает угрозу воздушного нападения со стороны противника по нашим войсковым тылам.
Так, медико-санитарный батальон и дивизионный обменный пункт 138-й стрелковой дивизии дислоцируются в границах 213-й стрелковой дивизии, а 1-й гвардейской воздушно-десантной дивизии – в границах 14-й гвардейской стрелковой дивизии.
Растяжка войскового тыла доходит до 30 км (138-я стрелковая дивизия).
Все эти факты дезорганизуют нормальную работу войскового тыла и чувствительно отражаются на своевременном снабжении войск армии.
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Установить следующие границы войскового тыла армии:
Для 89-й гвардейской стрелковой дивизии – справа – (иск.) Лебедин, Мокрая, Калигорка; слева – отм. 216.4, Мытница, отм. 219.4, Коротино.
Для 138-й стрелковой дивизии – слева – отм. 215.8, (иск.) Межегорка, Ярославка.
Для 66-й гвардейской стрелковой дивизии – слева – (иск.) Журовка, лес восточнее Межегорка, Маслово.
Для 25-й гвардейской стрелковой дивизии – слева – (иск.) лес юго-зап. Капитановка, отм. 183.8, Сергеевка.
Для 6-й гвардейской стрелковой дивизии – слева – (иск.) Тишковка, Листопадово, Валуевка.
Для 78-й гвардейской стрелковой дивизии – слева – Оситняжка, отм. 201.7, Разлив, Краснополье.
Для 214-й стрелковой дивизии – слева – Буртки, Каменка, (иск.) Мал. Виски.
Для 14-й гвардейской стрелковой дивизии – слева – (иск.) лес Тимашево, отм. 207.2, (иск.) Петровка.
Для 213-й стрелковой дивизии – слева – (иск.) Любомирка, (иск.) отм. 202.8, (иск.) отм. 199.6, (иск.) Оситная.
Для 233-й стрелковой дивизии – слева – (иск.) Покликтаровка, (иск.) Мироновка, (иск.) Федоровка.
Граница войскового тыла: (иск.) Бонрадево, (иск.) Крымки, Любомирка, Сентово, (иск.) Покликтаровка.
2. К 13 февраля 1944 г. в соответствии с оперативной обстановкой установить следующую дислокацию дивизионных обменных пунктов и медико-санитарных батальонов: 89-й гвардейской стрелковой дивизии – южн. окраина Лебедин; 138-й стрелковой дивизии – сев. окраина Турия; 66-й гвардейской стрелковой дивизии – юго-зап. окраина Капитановка; 25-й гвардейской стрелковой дивизии – южн. окраина Оситняжка; 6-й гвардейской стрелковой дивизии – Оситняжка; 78-й гвардейской стрелковой дивизии – южн. окраина Коханивка; 214-й стрелковой дивизии – сев. окраина Красносиловка; 14-й гвардейской стрелковой дивизии – дивизионный обменный пункт – Ставидло, медико-санитарный батальон – Ясиноватка; 213-й стрелковой дивизии – Шпаково; 233-й стрелковой дивизии – сев. окраина Сентово; 1-й гвардейской воздушно-десантной дивизии – северо-восточная окраина Турия.
3. В дальнейшем с продвижением войск армии вперед растяжку войскового тыла допускать не более 15-18 км от переднего края, и все тыловые учреждения должны постоянно следовать за боевыми порядками частей на удалении: дивизионные обменные пункты – 8-10 км, медико-санитарные батальоны – 5-7 км.
Дислокацию тыловых учреждений войскового тыла производить строго в пределах своих оперативных и тыловых границ, допуская лишь временное размещение их в границах соседа как исключение в своеобразной оперативной обстановке и только с разрешения начальника тыла армии.
4. Впредь категорически запретить размещение по 2-3 и более тыловых учреждений в одном населенном пункте и особенно на армейских и войсковых путях подвоза и эвакуации. Войсковые тылы размещать замаскированно от воздушного и наземного наблюдения противника.
5. Все тыловые части и учреждения войскового тыла, расположенные в населенных пунктах, составляют самостоятельные гарнизоны, командиры и начальники которых объявляются начальниками гарнизонов и назначают своих комендантов, последним строго руководствоваться инструкцией1 коменданта населенного пункта, утвержденной Военным Советом 2-го Украинского фронта.
6. Командирам соединений и частей армии усилить охрану и оборону войскового тыла, повысить революционную бдительность и организовать образцовую комендантскую службу, исключив всякую возможность проникновения в наш войсковой тыл шпионов, диверсантов и прочей агентуры врага.

Командующий войсками
53-й армии
(подпись)


Член Военного Совета
53-й армии
(подпись)


Начальник штаба 53-й армии
(подпись)


Ф. 340, оп. 16354сс, д. 5, л. 18.

1 Инструкция в настоящем выпуске Сборника не публикуется.

Приказ
по тылу частям
32-го стрелкового корпуса
№ 017
об упорядочении движения
тыловых подразделений
за наступающими частями
(14 февраля 1944 г.)



СЕКРЕТНО

ПРИКАЗ
ПО ТЫЛУ ЧАСТЯМ 32-го СТРЕЛКОВОГО КОРПУСА
№ 017

14 февраля 1944 г. Действующая армия
Содержание.   Об упорядочении движения тыловых подразделений за наступающими частями.

Успешное продвижение наступающих частей корпуса ставит перед офицерами тыловых подразделений и служб обеспечения ответственные задачи по снабжению войск материальными средствами, необходимыми для ведения боя. Особенно велики и трудны эти задачи в условиях бездорожья и стремительного движения частей вперед.
Опыт операции по разгрому немцев в районе Никополя и дальнейшее продвижение частей на запад показали, что организация движения и подтягивание тыловых подразделений за наступающими частями, своевременное бесперебойное снабжение зависят от разумной инициативы офицеров-хозяйственников, старшин и ездовых, пекарей и шоферов – людей, от которых в большей или меньшей степени зависит выполнение задач по снабжению всем необходимым, от их умения правильно оценить обстановку и понять свои задачи. В нынешних условиях ведения боевых операций нетерпим шаблон организации снабжения. Там, где невозможно использовать автотранспорт для подвоза боеприпасов, продовольствия, необходимо широко применить гужтранспорт, организовать переброску грузов на вьюках, вручную, организовать заготовки продуктов на местах расположения частей, используя для этой цели даже самые непродолжительные остановки. Нетрудно понять, что доставка бойцу и офицеру каждого патрона, снаряда, каждого килограмма продуктов питания зависит от того, как честно, добросовестно и с любовью будет работать офицер и сержант, боец и старшина подразделений тыла и служб обеспечения.
В целях мобилизации и правильного использования всех средств и видов транспорта для снабжения войск, а также упорядочения движения тыловых подразделений за наступающими частями,
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. К исходу 16.2 1944 г. тылы дивизии – медико-санитарные батальоны, передовые отделения полевых хлебопекарен, дивизионные обменные пункты, дивизионные ветлазареты – передислоцировать в д. Шолохово (восточная окраина).
2. Для подвоза боеприпасов, продовольствия использовать в первую очередь гужтранспорт. В соединениях и частях корпуса сформировать специальные колонны для подвоза боеприпасов и продовольствия из дивизионных обменных пунктов в части и в подразделения. В зависимости от состояния дорог на каждом отдельном участке использовать [30] гужтранспорт в упряжках и вьюки. Установить порядок, чтобы гужтранспортные колонны работали на подвозе грузов в составе не менее 10 повозок или вьюков. Во главе каждой колонны ставить ответственного офицера.
3. Автотранспорт использовать на перевозках только на тех участках, где дороги находятся в проезжем состоянии, улучшенные или отремонтированные. Все автомашины, не занятые на перевозках, сконцентрировать в с. Алексеевка и до улучшения дорог произвести им ремонт. Второстепенное имущество авторот, ненужное для ведения боя, сконцентрировать в с. Алексеевка до особых распоряжений.
4. Заместителям командиров дивизии по тылу и помощникам командиров полков по материально-техническому обеспечению к 17.2 1944 г. лично проверить грузы в ротных, батальонных, полковых и дивизионных обозах на предмет изъятия всего ненужного имущества. В повозках возить только продовольствие, боеприпасы и материальную часть по разрешению командиров частей и подразделений. О проделанной работе доложить мне письменным рапортом 18 февраля.
5. В связи с тем, что на прежних местах дислокации осталось значительное количество имущества и транспортных средств, заместителям командиров дивизий по тылу оставить в д. Каменка по одному ответственному офицеру для направления отставших машин, повозок частей и подразделений по маршруту движения дивизии. Все оставленное имущество, автомашины взять на учет и контролировать подтягивание их в места расположения тылов дивизий.
6. Широко использовать и внедрять ценную инициативу офицеров-хозяйственников, сержантского и рядового состава тыловых служб в организации подвоза, заготовок и бесперебойного снабжения наступающих частей и подразделений. В местах расположения войск через органы Советской власти и колхозы производить заготовки продуктов, размол муки, выделку круп, выпечку хлеба. Взятые продукты оформлять соответствующими документами. Вести решительную борьбу с мародерством, не допуская незаконного изъятия продуктов в колхозах и у гражданского населения.
Все продовольствие, взятое на территории, отбитой у врага, использовать на довольствие личного состава только с санкции врачей.
7. Организовать сбор, учет и правильное использование трофеев. Трофейное продовольствие расходовать по нормам приказа НКО № 312. Захваченные исправные трофейные машины немедленно оформлять соответствующими документами с присвоением им бортовых номеров.
Заместителям командиров дивизий по тылу вместе с политорганами провести разъяснительную работу среди личного состава тыловых подразделений и служб, в особенности среди ездовых, шоферов, поваров, пекарей, мобилизовав весь личный состав на успешное выполнение задач по обеспечению наступающих частей и подразделений. Лучших ездовых, шоферов, офицеров-хозяйственников, инициативно и добросовестно работающих и обеспечивающих бесперебойное снабжение в любых условиях боя, представлять к правительственным наградам.

Заместитель командира 32-го стрелкового
корпуса по тылу
(подпись)


Начальник штаба управления тыла
32-го стрелкового корпуса
(подпись)


Ф. 1318, оп. 39237с, д. 1, л. 103.

Директива
начальника тыла
Карельского фронта
№ 00453
о подготовке тыла
фронта, армий и соединений
к наступлению
(2 марта 1944 г.)



Сов. секретно
 

НАЧАЛЬНИКАМ ТЫЛА 14, 19, 26, 32 и 7-й АРМИЙ
НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЙ И ОТДЕЛОВ ТЫЛА ФРОНТА

В течение длительного периода работа тыла и служб снабжения протекала в условиях стабильной обороны, и нельзя не отметить, что тыл работал слаженно и четко. Но в то же время эта обстановка не могла не отразиться на готовности тыловых органов к обслуживанию войск при наступательных действиях. Наши тылы, особенно войсковые, значительно обросли и стали мало подвижными. Работники служб снабжения впитали в себя такие методы и темпы в работе, которые совершенно непригодны для решения задач, стоящих перед тылом в наступательной операции.
Личный состав органов тыла, главным образом руководящие работники, в практической деятельности не нацелены на выполнение той работы, которую им придется выполнять в случае перехода войск к активным действиям. Ряд вопросов, которые могут быть разрешены теперь же, перед исполнителями не поставлены, а в отдельных случаях они просто забыты.
Все эти обстоятельства вызывают необходимость немедленно перестроить работу тыла и служб снабжения на обеспечение готовности их к обслуживанию войск в наступательных действиях.
В соответствии с этим ПРИКАЗЫВАЮ:
Начальникам тыла армий и начальникам управлений и отделов тыла фронта немедленно приступить к проведению ряда подготовительных мероприятий, обратив особое внимание на следующие вопросы:

1. По общему устройству тыла

1. Продумать и наметить пункты переноса баз, станций снабжения, выгрузочных станций в целом ряде войск или отдельных соединений.
2. Наметить направления путей подвоза в случае продвижения войск вперед и возможные изменения этих направлений.
3. Произвести ориентировочный расчет средств подвоза и выявить потребность в транспорте по всем направлениям.
4. Пересмотреть дислокацию тыловых частей и учреждений и максимально приблизить к войскам те из них, которые потребуются в первую очередь. Особенно обратить внимание на сеть госпиталей (полевые подвижные госпитали) и прочих санитарных учреждений.
5. Приблизить к войскам дивизионные обменные пункты, медсанбаты, которые в настоящее время удалены от войск. Освободить войсковые тылы от всего лишнего и ненужного имущества, сделать их подвижными.
6. Провести учения с подъемом и передислокацией войсковых тылов и путем дальнейших тренировок добиться того, чтобы они были готовы в любое время свернуться и следовать за войсками.

2. По интендантской службе

1. Проверить обеспеченность обувью и ее пригодность к носке при длительных переходах. Произвести теперь же нужный ремонт, а также замену обуви путем изъятия исправной из тыловых частей.
2. Обратить внимание на экипировку бойца и немедленно принять меры к обеспечению [ею] предметами, нужными в бою (вещевой мешок, подсумки, патронташи, сумки для гранат, магазинов и патронов к автоматам).
3. Проверить наличие и состояние санного и колесного обоза, его пригодность для эксплуатации в условиях бездорожья и длительных поездок. В равной степени просмотреть пригодность и упряжи к эксплуатации в тех же условиях.
4. Впредь до получения необходимого увязочного материала централизованным порядком изыскать на месте и создать запас веревок в частях и подразделениях для увязки грузов, для волокуш, для перетаскивания орудий через горы и других потребностей.
5. Проверить обеспеченность [частей лыжами] и состояние лыжного имущества. Немедленно создать запасы лыж для частей [из расчета] 10-15% потребности и держать [их] в полковом тылу или на дивизионных обменных пунктах.
6. [Проверить] обеспеченность волокушами для пулеметов, минометов, санными установками для артиллерии.
7. Проверить на занятиях войск наличие и состояние походных кухонь. На время занятий стационарные кухни закрыть. Пищу готовить в походных кухнях, не снижая ее качества.
8. Проверить обеспеченность маскхалатами, создать резерв для замены негодных и для обеспечения прибывающих частей.
9. Продумать вопрос маскировки лошадей и изготовить маскпопоны из старых простыней, импортной оберточной бязи и другого материала.
10. Проверить и подготовить вьюки (вьючные седла) на случай доставки грузов вьючным транспортом.
11. Обратить внимание на состояние оленьего транспорта, обеспеченность нартами. Интенданту фронта дать задание на поделку нарт дополнительно [в количестве] 500 штук.
12. Подготовить тару (мешки, ящики, бидоны) на случай перевозки грузов по воздуху для сбрасывания с парашютом и с посадкой на площадках.
13. Иметь на продскладах сухой паек расфасованным по суточным дачам для каждого бойца.
14. Проверить распределение продфуража по частям и соединениям с целью равномерного обеспечения и с учетом ассортимент продуктов.
15. Продумать вопрос обеспечения горячей пищей отдельных подразделений, отрядов, действующих в отрыве или в тылу противника, и возможность использования для этой цели ранцевых кухонь.
16. Обеспечить войска спиртовой пастой с целью использования банок с пастой для разогревания пищи.
17. Взять на особый учет все палатки, особенно утепленные, для обеспечения в необходимых случаях действующих частей.
18. Тщательно продумать все вопросы обеспечения бойца, отдельных подразделений и частей в различных условиях боевом обстановки, сообразуясь с местностью, климатическими особенностями и т. д.
19. Связаться с начальниками родов войск (артиллерии, инжвойск и другими) с целью получения от них данных, что потребуется им от интендантской службы, чтобы предусмотреть удовлетворение их заявок.
20. Проверить обеспечение по всем видам имущества и затребовать недостающее.

3. По автотранспортной службе

1. Проверить обеспеченность запасными частями, резиной, особенно дефицитными деталями. Одновременно выявить обеспечение автоимуществом пунктов технической помощи на дорогах и пополнить им части.
2. Продумать вопрос сбора и эвакуации аварийных машин с поля боя.
3. Подготовить и скомплектовать на складах имущество (запасные части), чтобы его можно было быстро выбросить в войска.
4. Наметить распределение ремонтных средств по направлениям, проверить их состояние и готовность к действию.
5. Организовать передачу лучших автомашин в передовые части, которые будут подвозить грузы по плохим дорогам.
6. На всех автомашинах иметь цепи противоскольжения, тросы для буксировки застрявших и выбывших из строя автомашин, а также иметь на каждой машине не менее двух лопат.
7. Провести разъяснительную работу среди шоферов о взаимной выручке и оказании помощи при вынужденных остановках машин на дорогах по причинам неисправности.
8. Составить перечень недостающего автоимущества и представить заявки на обеспечение.
9. Обеспечить каждую машину «Памяткой для шофера».

4. По дорожной службе

1. Привести в готовность и сосредоточить по направлениям средства расчистки дорог от снега.
2. Построить съезды на дорогах и площадки для отвода останавливающихся машин. Наметить и построить щели возле дорог для укрытия личного состава при налетах вражеской авиации.
3. Создать запасы строительных материалов, иметь готовые фермы и другие детали для мостов.
4. Проверить состояние питательных пунктов и правильное их расположение. Обеспечить помещениями для обогревания. Завезти продовольствие. Дать нормы довольствия для различных контингентов. Например: могут пойти группы военнопленных, которые должны питаться по особой норме. Проверить, знают ли эти нормы начальники пунктов.
5. Обследовать пункты медицинской помощи на дорогах, их состояние и обеспечение.
6. Наметить и в случае необходимости организовать дополнительные заправочные пункты горюче-смазочных материалов на дорогах.
7. Изучить дороги на стороне противника и состояние всех дорожных сооружений на каждом направлении.

5. По санитарной службе

1. Составить примерные расчеты потерь и спланировать лечебно-эвакуационное обеспечение.
2. Приблизить к частям и санитарным учреждениям медицинское и санитарно-хозяйственное имущество.
3. Освободить госпитальную базу армий от больных и раненых, эвакуировать их во фронтовые эвакопункты
4. Спланировать расширение коечной сети госпиталей за счет использования на месте дополнительного жилого фонда.
5. Проверить обеспеченность санитарным транспортом, теплым вещимуществом для эвакуации раненых, индивидуальными пакетами и прочими предметами.
6. Проверить укомплектованность санитарных отделений (носильщиков) в частях и подразделениях необходимым имуществом для выноса раненых.
7. Дать заявку на недостающие медикаменты, санитарно-хозяйственное имущество, перевязочные средства и другие предметы.

6. По ветеринарной службе

1. Составить расчеты потерь в конском составе и планы лечебно-эвакуационного обеспечения и снабжения имуществом.
2. Продумать расширение станкомест в ветеринарных лазаретах.
3. Дать заявку на недостающее имущество.
4. Проверить конский состав и произвести отбор лучших лошадей в тыловых частях и учреждениях для передачи в боевые части.
5. Проверить состояние ковки лошадей и наличие подков для перековки.

7. По снабжению горюче-смазочными материалами

1. Проверить наличие и состояние подвижных емкостей и [установить], насколько обеспечивается возможность маневра ими на каждом направлении.
2. Подготовить бочкотару под горючее с целью обеспечения своевременного завоза необходимых горюче-смазочных продуктов в войска. Проверить также наличие и состояние перекачивающих средств.
3. Подготовить тару (бидоны) на случай подачи горюче-смазочных материалов по воздуху.
4. Продумать вопрос своевременного ремонта бочкотары под горюче-смазочные материалы.
5. Учесть потребности в имуществе и дать заявку на недостающее.

Вопросы управления
1. В штабах тыла армий, управлениях и отделах провести занятия [с офицерским составом] по изучению [своих] функциональных обязанностей. Особенно обратить внимание в штабах на составление приказов по тылу, донесений о состоянии тыла и особенно на отработку тыловых сводок.
2. Наметить офицеров штаба тыла, ответственных за направление (направленцы), которые должны будут следить и отвечать за состояние обеспеченности в за всю работу тыла на данном направлении. Заранее заготовить по каждому направлению карты для внесения изменений в тыловой обстановке.
3. Наметить офицеров связи, инспекторов и представителей от довольствующих служб, которые будут находиться в войсках, направлять работу тыла на лучшее обеспечение войск и ежедневно докладывать о состоянии [тыла] и проделанной работе.
4. Тщательно продумать и составить план (схему) управления тылом в наступательной операции.
5. Ежедневно фиксировать в журналах работу тыла для составления в последующем отчета (обзора).
Приведенный перечень вопросов не исчерпывает всей работы органов тыла. Необходимо начальникам тыла армии, начальникам управлений и отделов продумать и наметить проведение ряда дополнительных мероприятий, исходя из местных условий, и проработать все вопросы на специальном совещании.
Все заявки на необходимые виды имущества представить соответствующим начальникам управлений фронта.
О получении настоящей директивы и о развернутой работе донести мне немедленно по получении директивы.

Начальник тыла Карельского фронта
(подпись)


Ф. 214, оп. 53811с, д. 5, лл. 105-113.

Приказ
войскам 6-й армии
№ 051
об организации подвоза
при наступлении
в условиях бездорожья
(12 февраля 1944 г.)



Секретно

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 6-й АРМИИ
№ 051

12 февраля 1944 г. Действующая армия

Исключительные трудности использования грунтовых дорог для подвоза и эвакуации требуют от командиров соединений, частей, их заместителей по тылу и снабжению, от всего личного состава службы тыла напряженной работы и находчивости, чтобы обеспечить войска, в первую очередь передний край, боеприпасами и продовольствием.
Для бесперебойного обеспечения войск всем необходимым для жизни и боя ПРИКАЗЫВАЮ:
1. На период продвижения войск в условиях бездорожья командирам дивизий организовать к 15 февраля 1944 г. за счет полков гужтранспортные роты в составе, необходимом для бесперебойного подвоза боеприпасов и продовольствия. Подвоз производить вперед, перекатами. На дороге иметь несколько групп парных и одноконных повозок, работающих на небольшом участке пути подвоза.
2. Моему заместителю по тылу, командирам дивизий, полков:
а) широко использовать местное население для подноса на себе боеприпасов и продовольствия от села к селу цепочкой, не раскрывая при этом позиций войск;
б) использовать для подвоза тракторы, тягачи, вездеходы – все, что может двигаться по труднопроезжим дорогам. Широко использовать также лодки, плоты и тому подобные средства транспорта для подвоза грузов по р. Днепр и другим водным путям;
в) использовать железнодорожные пути, нами восстановленные, подавая грузы летучками, платформами, дрезинами, отдельными вагонами с конной тягой, вагонетками;
г) использовать все трофейные и местные ресурсы продовольствия, мельницы; выпекать хлеб из муки местного населения его силами и средствами с возвратом населению этой муки по восстановлении путей подвоза.
3. Моему заместителю по тылу к 13.2.1944 г. поставить на дорогу Никополь, Превизские 10 тракторов; командирам 60-й гвардейской и 244-й стрелковых дивизий – по 2 трактора. Все тракторы должны быть на ходу, иметь водителей и прочий личный состав.
Тракторы использовать только для буксировки автотранспорта на труднопроходимых участках.
Максимально и организационно правильно использовать всю технику и людей с тем, чтобы армейская дорога от Никополя к фронту была вполне проходимой.
Задача всех офицеров службы тыла – накормить войска и подать им боеприпасы любыми средствами и способами, использовав для этого все виды местной валовой и конской силы и людей.
4. О проведенных мероприятиях донести 16.2.1944 г.

Командующий войсками 6-й армии
(подпись)


Член Военного Совета 6-й армии
(подпись)


Начальник штаба 6-й армии
(подпись)


Ф. 1318, оп. 39237с, д. 1, л. 123.

Приказ
командующего войсками
1-го Прибалтийского фронта
по тылу
№ 0010
об организации
фронтового и армейского тыла
в обороне
(29 февраля 1944 г.)



Сов. секретно

ПРИКАЗ
ПО ТЫЛУ № 0010 ПЕРВОГО ПРИБАЛТИЙСКОГО ФРОНТА
УПРАВЛЕНИЕ ТЫЛА ГОРОДИЩЕ (22 км юго-вост. Невель)

29 февраля 1944 г. Карта 200 000

Во исполнение директивы Генерального Штаба № 332228 от 25.2.1944 г.
1. Фронт базируется на железнодорожные участки:
а) Западная Двина, Стар. Торопа, Великие Луки, Невель; Невель, (иск.) Дретунь; Невель, Городок;
б) Стар. Торопа, Ильино, Кресты и узкую колею Боровые, Велиж;
в) распорядительная станция фронта: Западная Двина, Стар. Торопа, отделение распорядительной станции фронта – Невель;
г) комендатуры дислоцировать: Западная Двина – ЗКРС-51, Стар. Торопа – ЗКС-92, Невель II – ЗКРС-55, Невель I – ЗКС-7.
Иметь оперативные группы на станциях Великие Луки, Торопец, Ржев и Смоленск с ответственными представителями от управления военных сообщений фронта.
2. Армии фронта базировать на железнодорожные участки:
а) 11-ю гвардейскую армию – на станцию Невель II;
б) 6-ю гвардейскую армию – (иск.) Невель, Железница. Управление армейской базы – станция Новохованск;
в) 4-ю ударную армию – (иск.) Железница, (иск.) Дретунь. Управление армейской базы – станция Клястицы. Разрешить иметь отделения складов (артиллерийского, продовольственного, горюче-смазочных материалов) на станции Бычиха;
г) 43-ю армию – (иск.) Невель, Городок. Управление армейской базы – станция Прудок;
д) 3-й воздушной армии разрешить базироваться на железнодорожный участок фронта. Размещение складов производить с разрешения моего заместителя по тылу.
3. Тыловые границы фронта и армий:
а) справа – Ржев, Холмец, оз. Кодосно, Аннино, Невель, Теребовое, (иск.) оз. Белое, (иск.) оз. Полеево, Подречье, Сутоки, Горы, Кременцы.
Разрешено 2-му Прибалтийскому фронту размещать свои тыловые части и учреждения в г. Невель по согласованию с моим заместителем по тылу;
б) слева – Меркучево, (иск.) Велиж и далее по р. Зап. Двина (р. Зап. Двина включительно для Западного фронта);
в) с тыла – Ржев, Меркучево;
г) тыловая граница армии с фронтом – Зап. Двина, Пречистое.
Тыловые границы между армиями:
а) 11-й гвардейской армии – слева: Баево, Пухово, Сапроново, Телешово, оз. Усвоя, (иск.) оз. Сомино, (иск.) Блиново, Лопатова, (иск.) Жеглово, (иск.) Старицы, (иск.) Защепки, оз. Олбято;
б) 6-й гвардейской армии – слева: (иск.) Шаклово, (иск.) Усмынь, (иск.) Чурилово, (иск.) станция Езерище, Каменистица, Перевоз, (иск.) Веселки, станция Силково;
в) 4-й ударной армии – слева: Дор, Усвяты, станция Бычиха, Селище, Мазуры;
г) 43-й армии – левая граница фронта.
4. Военно-автомобильные дороги:
А. Фронтовые:
а) станция Боровые, Кресты, Велиж, Усвяты, Невель, Погребище, Турки-Перевоз;
б) Погребище, Березово, Печище, Невель;
в) Козлово, Песица, Березово с ответвлением Песица – Плисса;
г) Невель, Быки, Городок;
д) Ущит, Межа, Вышедки, Кузьмино с ответвлением Вышедки – Городок и Вышедки – Смоловка – Шутница;
е) Быки, Селище, Бол. Суравни с ответвлением Селище – Городок;
ж) выс. 167.9, Москалева, Халамерье, Векшино, Селище;
з) Харино, Ковали.
Б. Армейские:
а) 11-й гвардейской армии – по фронтовой дороге совместного пользования с 6-й гвардейской армией – Невель, Погребище, Турки-Перевоз, основная дорога – (иск.) Турки-Перевоз, вост. берег оз. Язно, Лешни, Шолахово и далее Лопатова;
б) 6-й гвардейской армии –
1) по фронтовой дороге Березово, Погребище, Турки-Перевоз до Казеи, Лешни, выс. 157.3 (совместно с 11-й гвардейской армией), Веселки;
2) Березово, Пустки, Рожново;
3) Пустки, Башмаково, Асташиха, Ерастовка, Веселки;
4) Песица, выс. 167.9, Железница, Пустки;
в) 4-й ударной армии –
1) (иск.) Рожново, Литвиново, Краснополье и далее на Церковище;
2) Клястицы, Уклеенка, Краснополье, Дудки, Заборье, Городно и далее на Клястицы;
3) Рокада – Краснополье, Ковали, Труды, Арлея, (иск.) Бол. Суравни;
г) 43-й армии –
1) Городок, Стар. Войхане и далее на Сиротино с ответвлениями – Стар. Войхане, Заход, Белянки и шоссе Витебск – Полоцк;
2) Городок, Силки, Гороватка, Матрасы, шоссе Витебск – Полоцк;
3) Городок, Залучье;
4) Городок, Хобни, Шутница, Новка, Курино.
5. Дислокация тыловых частей и учреждений:
А. Склады:
а) продовольственные: № 204 – станция Невель II, № 2085 – Стар. Торопа, отделение склада – станция Боровые (впредь до передислокации Крестовской группы госпиталей и тыловых частей фронта); № 194 – Ржев;
б) артиллерийские: № 2184 – станция Невель II, № 1373 – станция Жижица, № 1429 – станция Кунья, отделение вооружения – Невель II, № 2554 – свернуть и держать в резерве на станции Жижица;
в) склад гвардейских минометных частей б/№ – станция Железница, отделение – станция Прудок (4 км сев.-зап. Городок);
г) горюче-смазочных материалов: № 1086 – станция Невель II и для обеспечения Смоленской группы госпиталей и отделения района авиационного базирования оставить на станции Заольша; № 1235 – Стар. Торопа для обеспечения Ржевской группы госпиталей, отделение – Ржев и впредь до передислокации Крестовской группы госпиталей, отделение – станция Боровые;
д) интендантский склад № 1293 – станция Западная Двина;
е) инженерные: военно-технического снабжения № 2022 (без взрывчатых и зажигательных веществ) – станция Невель II, инженерного имущества № 948 и взрывчатых веществ № 950 – станция Жижица;
ж) склад химического имущества № 833 – Стар. Торопа;
з) склад имущества связи № 279 – Стар. Торопа, отделение – Жигуны;
и) бронетанкового имущества № 305 – станция Невель II, отделение – на грунте в районе Сомино;
к) автоимущества № 1730 – стация Кунья, отделение – станция Невель II;
л) санитарный № 1621 – Ржев, отделение – станция Невель II;
м) ветеринарный № 814 – Отар. Торопа, отделение – станция Невель II;
н) топографические: № 1917 – станция Невель II; № 2152 – Стар Торопа;
о) склады 3-й воздушной армии: фронтовой авиационный склад № 30 и фронтовой авиационный склад № 532 – станция Западная Двина; головной авиационный склад № 9 – станция Клястицы, отделение – станция Езерище; головной авиационный склад № 1954 – станция Бычиха; головной авиационный склад № 2029 – Городок, фронтовой авиационный склад № 704 – в районе Западная Двина.
На станции Красный Бор, ввиду недостаточного количества подаваемого дорогой порожняка под погрузку для передислокации складов, госпиталей и ремонтных частей, оставить до 1 июля 1944 г. отделения складов: продовольственного № 194, интендантского № 1293, санитарного № 1621 и ветеринарного № 814.
Б. Учреждения:
Санитарные и ветеринарные учреждения, ремонтные части, мастерские, полевые автохлебозаводы и подразделения подвоза горюче-смазочных материалов передислоцировать в новые пункты согласно прилагаемой ведомости перемещения и дислокации.
6. Санитарную эвакуацию производить:
а) из 11-й гвардейской армии – по грунту в госпитальную базу армии и далее по железной дороге со станции Невель санитарными летучками в Ржев, Калинин;
б) из 6-й гвардейской армии – по грунту в госпитальную базу армии и далее по железной дороге со станции Железница и Новохованск санитарными летучками в Ржев, Калинин;
в) из 4-й ударной армии – по грунту в госпитальную базу армии и далее по железной дороге со станции Клястицы санитарными летучками в Ржев, Калинин;
г) из 43-й армии – по грунту в госпитальную базу армии и далее по железной дороге со станций Городок и Бычиха санитарными летучками в Ржев, Калинин.
7. Ветеринарную эвакуацию производить:
а) из 11-й гвардейской армии – по грунту Невель, свх. Еменец во фронтовой ветеринарный лазарет № 377; по железной дороге со станции Невель – Стар. Торопа, свх. Пятиусово во фронтовой ветеринарный лазарет № 335;
б) из 6-й гвардейской армии – по грунту Невель, свх. Еменец во фронтовой ветеринарный лазарет № 377; по железной дороге со станции Новохованск – Стар. Торопа, свх. Пятиусово во фронтовой ветеринарный лазарет № 335;
в) из 4-й ударной армии – по грунту свх. Дубокрай во фронтовой ветеринарный лазарет № 339; по железной дороге со станции Бычиха – Стар. Торопа, свх. Пятиусово во фронтовой ветеринарный лазарет № 335;
г) из 43-й армии – по грунту свх. Дубокрай во фронтовой ветеринарный лазарет № 339; по железной дороге со станции Прудок – Стар. Торопа, свх. Пятиусово во фронтовой ветеринарный лазарет № 335.
8. Военным Советам армии до 5.3.1944 г. пересмотреть устройство войскового и армейского тылов и разместить их в соответствии с оперативной обстановкой в предвидении весенней распутицы.
9. Начальнику управления связи обеспечить связь управления тыла фронта со станциями и базами Ржев, Западная Двина, Стар. Торопа, Великие Луки, Невель, Смоленск, Торопец.
10. Начальнику инженерных войск выделить одну маскировочную роту для маскировки складов.
11. Командующему артиллерией прикрыть с воздуха зенитными средствами станции Западная Двина, Стар. Торопа, Жижица, Невель, Новохованск, Железница, Клястицы, Прудок, Городок.
12. Военнопленных направлять на приемные пункты военнопленных:
11-й гвардейской армии – № 41 – Лешин (2448),
6-й гвардейской армии – № 102 – Гогино (0462),
4-й ударной армии – № 19 – Журавы (0066),
43-й армии – № 20 – район станции Бычиха.

Командующий войсками
1-го Прибалтийского фронта
(подпись)


Член Военного Совета
1-го Прибалтийского фронта
(подпись)


Начальник штаба фронта
(подпись)


Заместитель командующего войсками
начальник тыла 1-го Прибалтийского фронта
(подпись)


Ф. 67, оп. 20089сс, д. 27, лл. 11-15.

Директива
командующего артиллерией
1-го Украинского фронта
о результатах
проведенных показных
ночных стрельб
по танкам с потушенными фарами
и внедрении полученного опыта
в частях артиллерии армий
(10 февраля 1944 г.)



СЕКРЕТНО
 

КОМАНДУЮЩИМ АРТИЛЛЕРИЕЙ АРМИЙ

По моему приказанию от 20.1.44 г. за № 04061 в артиллерийских частях 13 А были проведены показные ночные стрельбы по танкам с потушенными фарами.
Офицерами штаба была проведем поверка готовности батарей к ночным боевым действиям и к ночной стрельбе. На всех НП и в районах ПТОП установлено постоянное круглосуточное наблюдение и оповещение о действиях танков противника.
Проведенными занятиями установлено:
1. При отсутствии других средств освещения, кроме осветительных ракет, выгодно применять комбинированное освещение местности, например, освещение ракетами и кострами.
Опыт показал, что при достаточном количестве ракет (150-200 штук на 15 минут боя), позволяющем создать непрерывное освещение, идущий танк виден на расстоянии 1000 метров от орудий.
2. Исходя из проведенного опыта, рекомендуется:
а) высылать вперед разведчиков-светосигнальщиков, располагая их на двух рубежах в 400 и 800 м от орудия. Парные посты располагать в 100-200 м один от другого на направлении наиболее вероятного движения танков. Посты должны иметь небольшой запас мин, которые разбрасывают по дороге;
б) иметь подготовленными кучи мусора (соломы, сена, ветвей и т. п.), облитые горючей смесью. При освещении ракетами зажигать и костры;
в) ракеты целесообразно бросать в направлении движения танков под углом в 30°, с тем чтобы свет падал впереди идущих танков; при этом танки становятся видны, будучи освещенными спереди; бросать ракеты необходимо одновременно, для чего специально тренировать ракетчиков;
г) на ОП желательно иметь прибор «Луч» или обычные фонари.
3. Опытом установлено также, что по танкам возможно проводить стрельбу и без освещения их при соблюдении следующих условий:
а) засветло промерить и пристрелять дальности до рубежей на танкоопасных направлениях;
б) перед орудиями в 2-3 м поставить ориентиры из хорошо видимых предметов, желательно выставлять световые ориентиры с разным светом на каждом рубеже;
в) угол возвышения стволу орудия можно придать таким образом: засветло установить прицел соответствующей дальности до рубежа и предать угол возвышения, после чего под казенную часть или дульный срез орудия сделать подставку; ночью, по команде «Танки», в том направлении, куда покажет ракетчик (светосигнальщик), наводчик без света, по ориентиру, придает направление, а второй номер подставляет под дульный срез (или казенную часть) ствола подставку, и подъемным механизмом стволу придается угол возвышения, пока дульный срез (или казенная часть ствола) не ляжет на подставку.
После этого орудие может производить стрельбу. Проведенный опыт показных ночных стрельб может являться образцом правильного подхода к делу при выполнения данного мною приказания (20.1.44 г. № 0406).

ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Проведенные опытные стрельбы показали, что ночную стрельбу по танкам, идущим без света, можно успешно вести при условии тщательной подготовки и организации.
2. Опыт, полученный артиллерией 13 А, сделать достоянием подчиненной вам артиллерии, для чего ночные занятия по указанному опыту провести во всех частях артиллерии армии до 20.2.44 г.
3. За хорошую организацию проведения ночных стрельб командующему артиллерией 13 А генерал-майору артиллерии Кубееву и начальнику штаба артиллерии армии полковнику Капленко объявляю благодарность.
4. О результатах проведенных вами стрельб донести мне через штаб к 25.2.44 г.

Командующий артиллерией 1 УФ
генерал-полковник артиллерии ВАРЕНЦОВ


Начальник штаба артиллерии 1 УФ
гвардии полковник КОНОПЛЕВ


10.2.44 г.
Ф. 236, оп. 207572 с, д. 7, лл. 73-74.

1 Приказание № 0406 в настоящем Сборнике не публикуется.

Отчет
начальника инженерных войск
2-го Украинского фронта
о проведении оперативной маскировки
войсками фронта
в Корсунь-Шевченковской
наступательной операции
(14 февраля 1944 г.)



Секретно

ОТЧЕТ
О МЕРОПРИЯТИЯХ ПО ОПЕРАТИВНОЙ МАСКИРОВКЕ ВОЙСК
2-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА В КОРСУНЬ-ШЕВЧЕНКОВСКОЙ
НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ

I. Обстановка и маскировочный замысел

После овладения Кировоградом и разгрома немцев, окруженных в районе Лелековка (северо-западнее Кировоград), 5-я гвардейская танковая армия отошла в районы сосредоточения и расположилась своими соединениями в районе Грузкое (западнее Кировоград).
В период подготовки наступательной операции на Лебедин, Шпола для соединения с войсками 1-го Украинского фронта с целью окружения немецкой группировки в районе западнее Смела 5-я гвардейская танковая армия сосредоточивается в районе Каменка, Вербовка, Томашевка. Там же сосредоточивается и артиллерия усиления.
Для скрытия подготавливающейся операции, передислокации танковой армии и для введения противника в заблуждение был принят следующий маскировочный замысел: скрыть перегруппировку и сосредоточение 5-й гвардейской танковой армии и артиллерии усиления в районе Каменка, Вербовка, Томашевка, а в районе Грузкое, Овсяниковка, Обозновка показать наличие танковой армии и артиллерии усиления (приложение 1)1.
Для реализации этого замысла танки и артиллерия перебрасывались в новый район дислокации главным образом ночью и в туман, а в районе сосредоточения скрывались в лесах и населенных пунктах.
На фронте 5-й гвардейской армии осуществлялись демонстративные действия и создавались ложные районы сосредоточения танков и артиллерии.
Все эти мероприятия ввели противника в заблуждение о направлении главного удара и скрыли передислокацию 5-й гвардейской танковой армии и артиллерии усиления из района Грузкое.

II. Разработка маскировочных мероприятий

По указанию командующего войсками фронта штаб 5-й гвардейской армии, наряду с разработкой местных операции и демонстраций, определил районы ложного сосредоточения танков и артиллерии и поручил штабу инж[енерных] войск армии разработать мероприятия по их созданию и оживлению.
Штаб инженерных войск 5-й гвардейской армии, при участии и руководстве представителя штаба инж[енерных] войск фронта подполковника Миронцева, составил план проведения и инженерного обеспечения мероприятий по созданию ложных районов сосредоточения танков и артиллерии (приложение 2) 2.
В плане мероприятий было намечено, какие мероприятия проводятся штабами инженерных, бронетанковых, артиллерийских войск и войск связи.
Штаб инженерных войск уточняет ложные районы сосредоточения и обеспечивает создание макетов танков и орудий, чучел бойцов, ложных складов и следов от танков и артиллерии.
Штаб бронетанковых войск обеспечивает каждый ложный район двумя танками для имитации жизнедеятельности и создания шума и следов.
Начальник войск связи обеспечивает имитацию работы штабных радиостанций танковых частей и соединений от танковой армии до батальона включительно.
Штаб артиллерии обеспечивает ложные артиллерийские позиции кочующими орудиями.
Все эти мероприятия имели своей целью создать у противника впечатление о наличии танковой армии на фронте 5-й гвардейской армии и скрыть передислокацию танков из района западнее Кировоград.

III. Создание ложных районов сосредоточения танков и артиллерии

19.1.44 г. были уточнены места ложных районов сосредоточения танков и артиллерии. В результате офицерской разведки подполковника Миронцева совместно с командирами саперных батальонов, выделенных для создания макетов, были определены 5 районов для ложного сосредоточения танков и 12 районов для артиллерийских позиций (приложение 3)3.
Ложные танковые районы были выбраны в тех районах, где располагались действительные танки до их передислокации или вблизи от последних.
Ложные районы сосредоточения танков были выбраны с расчетом показать наличие танков в районах сосредоточения и исходного положения только для воздушного наблюдения.
Это вытекало из общей обстановки, когда танки 5-й гвардейской танковой армии после успешной операции по овладению Кировоградом и разгрома немцев в районе Лелековка, Грузкое отошли в районы сосредоточения и приступили к перегруппировке.
В ночь с 19 на 20.1.44 г. штаб инж[енерных] войск 5-й гвардейской армии организовал изготовление макетов танков и орудий в намеченных целях.
Для изготовления макетов были выделены шесть саперных рот частей и соединений армейского подчинения.
За ночь было изготовлено и установлено в ложных районах 55 макетов танков и 12 макетов орудий.
В ночь с 20 на 21.1.44 г. в указанных районах дополнительно было создано 35 макетов танков и 18 макетов орудий.
21.1.44 г. в оперативное подчинение 5-й гвардейский армии прибыла 25-я отдельная маскировочная рота с 40 сборно-разборными макетами танков «Т-34». В ночь с 21 на 22.1.44 г. эти макеты были распределены по ложным районам сосредоточения танков и установлены там.
Одновременно с изготовлением макетов танков и орудий создавались ложные склады горючего в районах ложного сосредоточения танков и ложные склады снарядов и землянки у ложных артиллерийских позиций и батарей.
О сходстве созданных макетов танков и орудий и в особенности сборно-разборных макетов танков, изготовленных 25-й отдельной маскировочной ротой с действительными, свидетельствуют положительные отзывы нашей пехоты и артиллеристов.
Недалеко от одного командного пункта командира полка в лощине в ночь с 19 на 20.1.44 г. были созданы макеты танков из снега и старого кровельного железа. Утром заместитель командира полка, увидев эти танки, принял их за действительные и послал связного выяснить, что за часть, и установить связь, но был разочарован.
В ночь с 21 на 22.1.44 г. в этом же районе взамен макетов из подручных материалов были установлены сборно-разборные макеты танков «Т-34» и несколько чучел вокруг них. Тот же заместитель командира полка, уже раз обманувшись, все же принял эти макеты за действительные танки, сам лично пришел убедиться и связаться с танкистами, но и на этот раз он был разочарован.
Кроме того, для оживления ложных районов и показа наличия в них людей были созданы и установлены чучела бойцов из соломы, старых шинелей, трофейных бумажных накидок и жердей.
В каждом ложном районе сосредоточения танков разводились и поддерживались все время 2-3 костра.
Для укрытия команд маскировщиков и охраны в каждом ложном районе было создано 1-2 землянки или щели на 3-5 человек.
Чтобы имитировать горение танков после попадания в них снарядов или авиабомб, были подготовлены 60 очагов пожара. Для создания пожара применяли трофейное соляровое масло, ветошь и солому.
Расположение макетов танков, орудий, чучел, складов, землянок, костров и создание следов в каждом районе показано на схемах (приложения 4-6)4.
Отдельные макеты танков показаны на схеме – приложение 75.
Объем и характер работ, выполненных саперными и маскировочными подразделениями в ложных районах, показаны в приложении 86.

IV. Мероприятия по оживлению ложных районов сосредоточения

Для оживления ложных районов сосредоточения танков и артиллерии на каждый район была выделена команда саперов и маскировщиков в количестве 5-10 человек.
Эти команды переставляли макеты и чучела с одного места на другие, делали следы от гусениц и колес, разводили костры, делали ложные и действительные щели и землянки, двигались по ложному району, подновляли и исправляли макеты из подручных материалов, показывали маскировку макетов, путем укладки на них снега, соломы и веток, держали наготове очаги пожара для того, чтобы имитировать горение танков, охраняли районы ложного сосредоточения танков и артиллерии и вели учет воздействия противника по этим районам. Все эти работы выполняли в основном бойцы 25-й отдельной маскировочной роты.
В процессе проведения мероприятий по созданию ложных районов сосредоточения штаб бронетанковых и механизированных войск не в состоянии был обеспечить ложные районы действительными танками или тракторами.
В силу этот следы от танков делали вручную саперы и маскировщики. Шум от движения танков был недостаточный и создавался иногда артиллерийскими тягачами (в районе № 3) или мимо проходящими действительными танками и тракторами.
Созданию шума от танков способствовала работа тягачей по вытаскиванию действительных поврежденных или застрявших в болоте танков и других машин вблизи ложных районов сосредоточения.
При наличии такого шума саперы и маскировщики переставляли в другое место или разбирали совсем сборно-разборные макеты танков и чучел.
Наличие в ложных районах сосредоточения действительных танковых частей и соединений создавалось работой специально выделенных армейских радиостанций, имитирующих работу штабных раций танковой армии, корпусов, бригад и батальонов.

V. Имитация радиосвязи танковых частей и соединений

С 21 по 28.1.44 г. распоряжением начальника войск связи была организована сеть радиостанций с расположением их в местах, где были размещены до этого штабы танковых соединений и частей (приложение 9)7.
Рация, имитирующая штаб танковой армии, располагалась в Осиковата. Для этого была использована рация штаба стрелкового корпуса там дислоцируемого.
В Обозновка и Екатериновка имитировалась работа радиостанций танковых корпусов. Для этого в Обозновка использовалась армейская радиостанция, а в Екатериновка – радиостанция штаба стрелкового корпуса.
Работу бригадных радиостанций имитировали рации штабов [стрелковых] дивизий. Работу радиостанций танковых батальонов имитировали рации штабов стрелковых полков, находящихся вблизи от районов сосредоточения.
Все эти рации в точности копировали работу радиостанций танковых частей и соединений.
Для этого они работали на той же волне и в то же время, когда обычно вели переговоры радиостанции танкистов.
Для того, чтобы передача была близка по содержанию, выражениям и характеру к передачам танкистов, штаб бронетанковых и механизированных войск 5-й гвардейской армии разработал специальный список кодограмм, плохо шифрованных, и примерный текст разговоров по радио между отдельными частями и соединениями. Радисты и саперы, работающие на выделенных для этого радиостанциях, были проинструктированы штабом бронетанковых и механизированных войск и Отделом связи.
Разговор по радио происходил так: один радист вызывает соответствующую станцию и просит к аппарату офицера танковой части по фамилии или по его номеру. Радист вызванной радиостанции отвечал, что за ним послали или сейчас придет, и через несколько минут передает другому радисту трубку и сообщает: «У аппарата 18, передаю ему трубку». Другой радист начинает переговоры как вызванный офицер танковой части или другой офицер от его имени.
Примерный текст переговоров по радио между офицерами танковой бригады и танкового батальона приводится ниже:
рация бригады: «Сколько имеется у Вас 407 и 305? Полностью ли эвакуированы 704, 386?»;
рация батальона: «На 12.00 21.1.44 г. имею – 407 – 2, 305 – 3; 704, 386, 901 – не эвакуированы»;
рация бригады: «Почему не эвакуированы 704, 386?»;
рация батальона: «Отсутствовало молоко и не закончен ремонт»;
рация бригады: «Сейчас имеется молоко и закончен ремонт?»;
рация батальона: «Да, и через 2 часа 704, 386 будут эвакуированы» и т. д.
Все это вместе позволило полностью воспроизвести радиосвязь между танковыми частями и соединениями и ввести противника в обман.
Во время таких радиопередач и переговоров противник часто устраивал помехи, забивал или подслушивал наши переговоры через свои радиостанции.

VI. Воздействие противника

В период с 18 по 28.1.44 г. над районами ложного сосредоточения танков и артиллерии почти все дни и ночи стоял сплошной туман. В отдельные дни и особенно утром и вечером туманы были настолько плотными, что на расстоянии 50 м трудно было что-либо различить.
Однако, несмотря на это, в отдельные дни над ложными районами появлялись разведывательные самолеты противника. Над ложными районами сосредоточения противник совершил 4 дневных и 2 ночных разведывательных полета.
И если до этих полетов ложные районы почти не обстреливались артиллерией и минометами, то после этого ложные районы подвергались ежедневным и систематическим огневым налетам.
За период с 21 по 28.1.44 г. по ложным районам сосредоточения танков противник выпустил 710 снарядов.
По ложным артиллерийским позициям противник выпустил 700 снарядов и мин, разбил прямым попаданием две ложные батареи. Кроме того, одна батарея, расположенная близко к переднему краю, была обстреляна пулеметным огнем противника. После этого всю батарею ночью переставили на новое место.
28.1.44 г. в 11.00 над ложными районами появились 4 самолета-разведчика противника. Нашей зенитной артиллерией был сбит один самолет противника, который упал вблизи ложного района сосредоточения танков (№ 5) у Богодаровка.
Сильные туманы исключили полеты бомбардировочной авиации противника.
Непосредственное воздействие артиллерии и авиации противника по ложным районам показано в приложении 108.
По данным Разведывательного отдела штаба фронта, противник в период с 18 по 29.1.44 г. против ложных районов сосредоточения танков и артиллерии сосредоточивал свои танковые и пехотные дивизии, перебрасывая отдельные из них с других участков и фронтов (приложение 11)9.
Из схемы видно, что против наших ложных районов сосредоточения танков и артиллерии противник сосредоточил четыре танковые дивизии (11-ю и 14-ю танковые дивизии, танковую дивизию СС «Мертвая голова», танковую дивизию СС «Великая Германия»), причем танковая дивизия СС «Мертвая голова» к этому району была переброшена с участка юго-восточнее Кировоград, а танковая дивизия СС «Великая Германия» даже с [участка против] 3-го Украинского фронта.
Демонстративные действия 5-й гвардейской армии в направлении на Ивановка и Андреевка и ложные районы сосредоточения западнее и юго-западнее Грузное приковали к себе танковые дивизии противника, ввели, таким образом, его в обман. Судя по тому, что противник все время усиливал этот участок фронта и держал здесь до 26.1.44 г. четыре танковые дивизии, можно утверждать, что он не знал о подготовке операции на соединение нашего фронта с 1-м Украинским фронтом.
Не знал противник также и о передислокации танковой армии из района Грузкое в район Каменка, Вербовка, Томашевка.
Противник обнаружил обман только лишь 26.1.44 г., когда наши части уже прорвали его оборону и успешно продвигались на соединение с войсками 1-го Украинского фронта.
Только 26.1.44 г. противник начал срочно перебрасывать в район Шпола свои танковые дивизии.
С фронта против наших ложных районов сосредоточения противник перебросил 26.1.44 г. – 14-ю танковую дивизию, 27.1.44 г. – 11-ю танковую дивизию, а 30.1.44 г. – 13-го танковую дивизию с участка юго-восточнее Кировоград.

VII. Выводы

В результате проведенных маскировочных мероприятий можно сделать следующие выводы:
1. Маскировочные мероприятия способствовали в значительной степени успешному действию наших войск:
а) по овладению Шпола, Звенигородка и других городов;
б) по соединению с войсками 1-го Украинского фронта;
в) по окружению группировки противника западнее Смела.
2. Скрытием перегруппировки танковой армии и артиллерии усиления и их районов сосредоточения, демонстративными действиями 5-й гвардейской армии и созданием крупных ложных районов сосредоточения войск западнее Кировоград противник был введен в заблуждение:
а) о направлении главного удара в операции по соединению наших войск с войсками 1-го Украинского фронта;
б) о сосредоточении танковой армии генерала Ротмистрова.
3. Демонстративные действия 5-й гвардейской армии и ложные районы сосредоточения танков и артиллерии, созданные западнее Кировоград в районе Грузкое, приковали к этому участку фронта с 18 по 26.1.44 г. четыре танковые и несколько пехотных дивизий противника, ослабив тем самым его на направлении главного удара наших войск. Указанные танковые дивизии противник перебросил в район прорыва его фронта нашими войсками только 26.1.44 г.
4. Ложные районы сосредоточения танков и артиллерии западнее Кировоград в районе Грузное создали у противника впечатление о неизменности положения в этом районе, несмотря на уход отсюда танковой армии и артиллерии усиления.
5. Быстрое изготовление макетов из подручных материалов и удачное применение сборно-разборных, хорошо выполненных 25-й отдельной маскировочной ротой макетов танков, оживление их специально выделенными командами и работой целой сети радиостанций обеспечили успех ложных районов сосредоточения танков и артиллерии.
6. Создание фронтового резерва, тщательно изготовленных сборно-разборных макетов танков «Т-34» себя оправдало и оказалось своевременным и необходимым во фронтовых условиях мероприятием.
7. Правильная и хорошая организация и работа целой сети радиостанций, успешно имитирующей работу штабов танковых частей и соединений, обеспечили успех ложных сосредоточений войск и являются необходимыми элементами мероприятий по маскировке фронтовой операции.
8. Недостатками проведенных маскировочных мероприятий являются:
а) в выборе ложных районов сосредоточения танков и артиллерии не участвовал Оперативный отдел [штаба] 5-й гвардейской армии, в силу чего отдельные ложные районы занимались войсками;
б) ложные районы сосредоточения танков не были обеспечены для имитаций шума и следов действительными танками, поэтому приходилось пользоваться «попутными» шумами от танков, передвигающихся вблизи ложных районов сосредоточения. Это заставляет иметь в расположении штаба инженерных войск фронта 1-2 звукоимитационных станций;
в) недостаточная подготовка отдельных саперных подразделений по изготовлению макетов и ложных позиций, недостаточные знания техники маскировки, элементов и схемы расположения артиллерийских позиций и танковых частей.
9. Кроме отвлечения четырех танковых дивизий, ложные районы сосредоточения танков и артиллерии вызвали на себя непосредственно артиллерийский, минометный и пулеметный огонь и воздействие разведывательной авиации противника.
Налетам бомбардировочной авиации, по всей вероятности, мешали густые туманы, стоявшие почти все время над районами ложного сосредоточения танков и артиллерии.

Начальник инженерных войск 2-го Украинского фронта
генерал-майор инженерных войск ЦИРЛИН


Начальник штаба инженерных войск 2-го Украинского фронта
подполковник ПИСАРЖЕВСКИЙ


14.2.44 г.

Ф. 69, оп. 260662с, д. 4, лл, 136-146.

1 Схема 25. [Здесь и ниже: чертежи, схемы и рисунки на сайте не приводятся. - В.Т.]
2 Указанные планы публикуются на стр. 90-94 настоящего выпуска Сборника. [Номера страниц даны согласно нумерации страниц книги. – В.Т.]
3 Схема 26.
4 Указанные схемы в настоящем выпуске Сборника не публикуются.
5 Указанные схемы в настоящем выпуске Сборника не публикуются.
6 См. схему 27.
7 Схема 28.
8 Схема 29.
9 Схема 30.

Боевое распоряжение
командира
15-го стрелкового корпуса
№ 0014
о перегруппировке
и смене войск корпуса
(17 февраля 1944 г.)



Серия «Г»

БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ № 0014 ШТАКОР 15 17.2.44 24.00
Карта 50 000

1. Противник в составе 96-й пехотной дивизии и частей 19-й танковой дивизии обороняет рубеж высот 305.7, 287.8, юго-западная часть Мал. Каленичи, высота 275.5, Ново-Лабунь, южная окраина м. Лабунь, высота 269.5, Онацковцы.
2. 156-му укрепленному району в ночь с 19 на 20.2.44 г. сменить 336-ю стрелковую дивизию и занять рубеж обороны на участке северная часть м. Лабунь, Тадеушполь, (иск.) Браженцы, имея в первом эшелоне три батальона и в резерве один батальон.
Штаб укрепленного района – Варваровка с 21.00 19.2.44 г.
Разграничительная линия слева – (иск.) Мал. Деревичка, (иск.) Браженцы, (иск.) м. Грицев. Поддерживает 1-й дивизион 839-го гаубичного артиллерийского полка и два дивизиона 909-го артиллерийского полка.
3. 322-й стрелковой дивизии оборонять занимаемый рубеж; в ночь с 19 на 20.2.44 г. сменить правый фланг 336-й стрелковой дивизии на участке южная окраина Кохановка, (иск.) м. Лабунь и в дальнейшей оборонять полосу в разграничительных линиях: справа – прежняя; слева – Бол. Новоселица, (иск.) м. Лабунь, Новоселица – Лабунская.
Средства усиления – прежние.
4. 336-й стрелковой дивизии в ночь с 19 на 20.2.44 г. передать полосу обороны частям 322-й стрелковой дивизии и 156-му укрепленному району и к 12.00 20.2.44 г. занять и оборонять промежуточный рубеж корпуса на участке Адамовка, Березна, Варваровка, высота 270.7.
Контратаки подготовить в направлениях: а) Адамовка, Бол. Медведовка, высота 311.1; исходный рубеж для контратаки – Бол. Медведовка;
б) Адамовка, Кохановка; исходный рубеж – Адамовка;
в) Березна, м. Лабунь; исходный рубеж – Березна;
г) Варваровка, Онацковцы; исходный рубеж – Варваровка.
Штаб дивизии с 8.00 20.2.44 г. – южная окраина Бол. Новоселица.
5. Командующему артиллерией корпуса контратаку 336-й стрелковой дивизии поддержать двумя артиллерийскими полками.
6. Командиру 156-го укрепленного района и командиру 322-й стрелковой дивизии рекогносцировку принимаемого рубежа обороны произвести в течение 18.2.44 г.
Смену начать в 20.00 19.2.44 г. и закончить к 6.00 20.2.44 г.
7. Командирам дивизий и коменданту 155-го укрепленного района схему решения и боевой приказ на оборону доложить мне к 10.00 19.2.44 г.

Командир 15-го стрелкового корпуса
гвардии генерал-лейтенант ЛЮДНИКОВ


Начальник штаба 15-го стрелкового корпуса
полковник АНДРЕЮК


Ф. 437, оп. 13609сс, д. 2, л. 15.

Боевой приказ
командира
336-й стрелковой дивизии
№ 0010/оп
на перегруппировку
и смену войск дивизии
(18 февраля 1944 г.)



Серия «Г»

БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 0010/оп. ШТАДИВ 336 18.2.44 12.30
Карта 100 000

1. Противник частями 96-й пехотной дивизии, 19-й танковой дивизии обороняет рубеж юго-западная окраина Мал. Каленичи, Ново-Лабунь, южная часть м. Лабунь, высота 870.0, Онацковцы.
2. Справа – 322-я стрелковая дивизия в ночь на 20.2.44 г. сменяет части 336-й стрелковой дивизии на участке южная окраина Кохановка, (иск.) м. Лабунь, и в дальнейшем обороняет полосу в своих разграничительных линиях.
Сзади, во втором эшелоне, 156-й укрепленный район в ночь с 19 на 20.2.44 г. сменяет части 336-й стрелковой дивизии на участке северная часть м. Лабунь, Тадеушполь, (иск.) Браженцы.
3. 336-я стрелковая дивизия в ночь с 19 на 20.2.44 г. передает полосу обороны от южной окраины Кохановка до м. Лабунь частям 322-й стрелковой дивизии и от м. Лабунь, Тадеушполь, (иск.) Браженцы – 156-му укрепленному району; к 12.00 20.2.44 г. выходит в резерв 15-го стрелкового корпуса и занимает промежуточный оборонительный рубеж на линии Адамовка, Березна, Варваровка, высота 270.7.
Начало смены – 20.00 19.2.44 г.
Смену закончить – к 6.00 20.2.44 г.
4. 1130-му стрелковому полку со 2-м дивизионом 909-го артиллерийского полка в ночь с 19 на 20.2.44 г. сдать занимаемый участок обороны от южной окраины Кохановка до юго-западной окраины Титков частям 322-й стрелковой дивизии и в м. Лабунь подразделениям 156-го укрепленного района. Сменившиеся подразделения вывести в район Адамовка, Березна и к 12.06 20.2.44 г. занять и оборонять участок западная окраина Адамовка, юго-западная окраина Березна, (иск.) Варваровка, высота 237.9. Быть в готовности к контратакам в направлениях:
а) Адамовка, Свиное, Бол. Медведовка.
б) Адамовка, Кохановка.
в) Березна, м. Лабунь.
Командный пункт – северная окраина Березна.
5. 1132-му стрелковому полку с 1-м дивизионом 909-го артиллерийского полка сдать занимаемый участок подразделениям 156-го укрепленного района. Сменившиеся подразделения сосредоточить в районе Варваровка, Котелянка и к 12.00 20.2.44 г. занять и оборонять участок юго-западная окраина Варваровка, высота 270.7 (севернее Деревичи), Котелявка. Быть в готовности к контратакам в направлении Варваровка, Онацковцы.
Командный пункт – северная окраина Варваровка.
6. 1128-му стрелковому полку в ночь с 19 на 20.2.44 г. сдать занимаемый участок подразделениям 156-го укрепленного района. Сменившиеся подразделения сосредоточить в районе Бол. и Мал. Новоселица, где занять оборону по западной и южной окраинам Мал. Новоселица, высота 281.4, составляя второй эшелон и резерв дивизии.
Быть в готовности к контратакам в направлениях:
а) совместно с 1130-м стрелковым полком – Адамовка, Бол. Медведовка;
б) Березна, м. Лабунь;
в) совместно с 1132-м стрелковым полком – Варваровка, Онацковцы.
Командный пункт – западная окраина Мал. Новоселица.
7. Командующему артиллерией смену артиллерийских подразделений и перегруппировку артиллерии произвести согласно плану и распоряжению командующего артиллерией 15-го стрелкового корпуса.
8. Спецподразделениям (саперному батальону, роте Терехова) к 12.00 20.2.44 г. сосредоточиться в районе Мал. и Бол. Новоселица, где приступить к занятиям по боевой подготовке.
9. Дивизионному инженеру передать на местности и по акту все минные поля и инженерные сооружения частям 322-й стрелковой дивизии и 156-го укрепленного района, акты представить мне к 18.00 20.2.44 г.
10. Командирам частей смену организовать с соблюдением строжайших мер маскировки, подразделения с переднего края выводить только повзводно и в крайнем случае поротно.
В течение 19.2.44 г. произвести рекогносцировку своих новых участков, распределить квартиры для каждого подразделения, с началом смены по маршрутам выставить маяки. С сосредоточением в новых районах немедленно организовать занятия по боевой подготовке и инженерные работы из расчета – 8 часов занятий, 4 часа оборонительных работ в сутки.
11. Тылы дивизии на прежнем месте.
12. Командный пункт – северо-западная окраина Варваровка. С 8.00 20.2.44 г. – южная окраина Бол. Новоселица.
13. Донесения: о готовности к смене и высылке проводников, о начале смены, по окончании ее и по сосредоточении в своих районах. Схему расположения подразделений представить к 20.00 20.2.44 г.
Получение подтвердить.

Командир 336-й Житомирской стрелковой дивизии
полковник ИГНАЧЕВ


Начальник штаба дивизии
подполковник НИКИТАН


Ф. 1394, оп. 58696с, д. 1, л. 199.

План
смены частей
336-й Житомирской
стрелковой дивизии
в полосе
юго-западная окраина Кохановка,
северная часть м. Лабунь,
Добрые Лозы, Тадеушполь,
сев. Браженцы
в ночь с 19 на 20 февраля 1944 г.
(18 февраля 1944 г.)



СОВ. СЕКРЕТНО

«УТВЕРЖДАЮ»
Командир 336-й Житомирской
стрелковой дивизии
полковник ИГНАЧЕВ


ПЛАН СМЕНЫ ЧАСТЕЙ 336-й ЖИТОМИРСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ В ПОЛОСЕ ЮГО-ЗАПАДНАЯ
ОКРАИНА КОХАНОВКА, СЕВЕРНАЯ ЧАСТЬ м. ЛАБУНЬ, ДОБРЫЕ ЛОЗЫ, ТАДЕУШПОЛЬ,
СЕВ. БРАЖЕНЦЫ В НОЧЬ С 19 НА 20 ФЕВРАЛЯ 1944 г.
Карта 50 000

Часть и участок сдаваемой обороны Какая часть принимает Время Порядок сдачи участка Район сосредоточения после сдачи Маршрут движения после сдачи Контроль и проверка штабом
начало конец
1 2 3 4 5 6 7 8
1130-й стрелковый полк от южной окраины Кохановка до юго-западной окраины Титков. 517-й батальон 156-го укрепленного района. 20.00 19.2.44 г. 6.00 20.2.44 г. 1. К 19.00 19.1.44 г. выслать проводников от Отдельной армейской роты, роты автоматчиков и 2-го стрелкового батальона во главе с первым помощником начальника штаба в Кохановка в район церкви для встречи и сопровождения подразделений 322-й стрелковой дивизии.
2. На путях движения сменившихся подразделений выставить маяков до пунктов нового сосредоточения, согласно приказу № 0010.
3. Сменившиеся подразделения отводить в район сосредоточения повзводно, скрытно и бесшумно.
4. Сдачу участков оформить актом.
Адамовка, Березна. . 1130-й стрелковый полк – майор Марков, лейтенант Борняков.
3-й стрелковый батальон 1130-го стрелкового полка, 2-й стрелковый батальон 1128-го стрелкового полка; северная часть м. Лабунь, (вкл.) перекресток дорог. 517-й батальон 156-го укрепленного района. 20.00 19.2.44 г. 6.00 20.2.44 г. 1. К 17.00 19.2.44 г. высылают проводников от батальонов в Березна (церковь) для встречи и сопровождения подразделений 617-го батальона 156-го укрепленного района.
2. В районы командных пунктов батальонов высылают проводников от рот.
3. На путях движения сменившихся подразделений выставить маяки.
4. Подразделения отводить повзводно с соблюдением всех мер маскировки.
5. Во время смены быть готовым к отражению возможных атак противника с направления южной окраины м. Лабунь, на восточную окраину м. Лабунь, клх. им. Кирова в направлении перекрестка дорог.
6. Сдачу участков оформить актом.
3-й батальон 1130-го стрелкового полка – Березна; 2-й батальон 1128-го стрелкового полка – Мал. Новоселица. . 1132-й стрелковый полк – старший лейтенант Жеребцов, лейтенант Ожимин.
3-й стрелковый батальон 1128-го стрелкового полка, 3-й стрелковый батальон (8-я стрелковая рота) 1132-го стрелкового полка; перекресток дорог с выемкой, Тадеушполь. 518-й батальон 156-го укрепленного района. 20.00 19.2.44 г. 6.00 20.2.44 г. К 18.00 высылает проводников в Березна (южная) от 3-го батальона 1128-го стрелкового полка и 8-й стрелковой роты 3-го батальона 1132-го стрелкового полка для сопровождения подразделений 516-го батальона укрепленного района. В район командных пунктов батальонов выслать проводников от рот, во время смены быть готовым к отражению контратак в направлениях клх. им. Кирова, в направлении перекрестка дорог с выемкой; из района высоты 276.3 в направлении дороги по западным скатам высоты 272.5, Тадеушполь. Сдачу и прием оформить актом. 3-й батальон 1128-го стрелкового полка – Мал. Новоселица. . 1128-й стрелковый полк – капитан Смоляр, лейтенант Харитонов.
1132-я стрелковый полк; Тадеушполь, (иск.) Браженцы. 515-й батальон 156-го укрепленного района. 20.00 19.2.44 г. 6.00 20.2.44 г. 1. К 19.00 19.2.44 г. выслать проводников от батальонов на южную окраину Варваровка для сопровождения подразделений 515-го батальона укрепленного района.
На командные пункты батальонов выслать проводников от рот.
2. Смену производить со всеми мерами маскировки.
3. Сменившиеся подразделения выводить повзводно, на путях движения выставить маяки.
Сдачу участков оформить актом.
Варваровка, Котелянка. . .
.

Командующему артиллерией привести в полную боевую готовность артиллерию и быть готовым к отражению атак противника из района южной части м. Лабунь в направлении северное части м. Лабунь; из района клх. им. Кирова в направлении перекрестка дорог с выемкой, рощи юго-западнее Тадеушполь; [из] Онацковцы – в направлении свх. Варваровка.
Перегруппировку артиллерии производить после смены стрелковых частей по плану и распоряжению командующего артиллерией 15-го стрелкового корпуса.
Командирам частей в течение 18.2.44 г. ознакомить рекогносцировочные группы частей, принимающих оборону, с районами обороны своих подразделений. В течение 19.2.44 г. произвести рекогносцировку своих новых участков.
Маршруты выхода подразделений после сдачи в районе сосредоточения тщательно увязать командирам батальонов и рот со сменяющими их подразделениями. Организовать контроль, проверку и помощь сменяющим подразделениям.
Минометные подразделения и отдельные орудия сменять во вторую очередь, после окончания смены стрелковыми подразделениями.
Обратить серьезное внимание на своевременное начало смены, порядок, маскировку и организованный выход в районы сосредоточения.
В районах сосредоточения действовать по приказу № 0010.
Во время смены организовать бесперебойную связь и информацию о ходе смены.

18.2.44 г.

Начальник штаба
336-й Житомирской стрелковой дивизии
подполковник НИКИТАН


Начальник 1-го отделения
капитан ПОТЕРЯЕВ


Ф. 1394, оп. 58696с, д. 1, л. 202.

Боевое распоряжение
штаба 336-й стрелковой дивизии
№ 0035
о боевом обеспечении
смены войск
(19 февраля 1944 г.)



Серия «Г»

БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ № 0035/оп. ШТАДИВ 336 19.2.44 17.30
Карта 100 000

Командир дивизии ПРИКАЗАЛ:
1. В период смены в ночь с 19 на 20.2.44 г. в случае боевых действий со стороны противника до 2.00 20.2.44 г. все войска 336-й [стрелковой] дивизии, 322-й стрелковой дивизии и 156-го укрепленного района входят в оперативное подчинение командира 336-й стрелковой дивизии.
В случае боевых действий со стороны противника с 2.00 20.2.44 г. все подразделения 336-й стрелковой дивизии остаются на своих старых рубежах и входят в оперативное подчинение командира 322-й стрелковой дивизии (правый фланг 1130-го стрелкового полка до северной окраины м. Лабунь) и коменданта 156-го укрепленного района и ведут бои по отражению противника.
2. Командирам полков после сдачи участков оставить по одному среднему офицеру на роту и по одному сержанту на взвод для ознакомления сменивших подразделений 322-й стрелковой дивизии и 156-го укрепленного района с занимаемым рубежом, передним краем и огневыми точками противника, скрытыми подступами, простреливаемыми и непростреливаемыми участками.
Оставшимся средним офицерам и сержантам после 20.00 20.2.44 г. вернуться в свои подразделения.
3. Командирам частей проследить за точным выполнением настоящего распоряжения.
Получение подтвердить.

Начальник штаба
336-й Житомирской стрелковой дивизии
подполковник НИКИТАН


Начальник 1-го отделения
капитан ПОТЕРЯЕВ


Ф. 1394, оп. 58696с, д. 1, л. 205.

Боевой приказ
командующего артиллерией
336-й стрелковой дивизии
о смене артиллерии дивизии
(19 февраля 1944 г.)



Серия «Г»

БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 006/оп ШТАБ КАД 336 ВАРВАРОВКА
19.2.44 10.00
Карта 100 000

1. Противник частями 96-й пехотной дивизии и 15-й танковой дивизии обороняет рубеж юго-западная окраина Мал. Каленичи, Ново-Лабунь, южная часть м. Лабунь, клх. им. Кирова, Онацковцы.
2. Справа – 322-я стрелковая дивизия в ночь на 20.2.44 г. сменяет части 336-й стрелковой дивизии на участке южная окраина Кохановка, (иск.) м. Лабунь и в дальнейшем обороняет полосу в своих разграничительных линиях.
Сзади, во втором эшелоне, 156-й укрепленный район в ночь с 19 на 20.2.44 г. сменяет части 336-й стрелковой дивизии на участке северная часть м. Лабунь, Тадеушполь, (иск.) Браженцы.
3. 336-я стрелковая дивизия в ночь с 19 на 20.2.44 г. передает полосу обороны от южной окраины Кохановка до м. Лабунь частям 322-й стрелковой дивизии и от м. Лабунь, Тадеушполь, (иск.) Браженцы – 156-му укрепленному району и к 12.00 20.2.44 г. выходит в резерв 15-го стрелкового корпуса, занимая промежуточный оборонительный рубеж на линии Адамовка, Березна, Варваровка, высота 270.7.
4. 909-му артиллерийскому пачку в ночь на 20.2.44 г. огневые позиции 7-й батареи передать артиллерийским частям 322-й стрелковой дивизии и занять огневые позиции в районе высоты 280.1 (в районе 8-й батареи). 1-й и 2-й дивизионы иметь на прежних огневых позициях и наблюдательных пунктах. Огневые задачи – прежние.
Командный пункт – Березна. 1-му и 2-му батальонам 969-го стрелкового полка иметь связь с командующим артиллерией 156-го укрепленного района. Командиру 3-го дивизиона 909-го артиллерийского полка иметь связь с командующим артиллерией 322-й стрелковой дивизии.
5. 254-му отдельному истребительно-противотанковому артиллерийскому дивизиону в ночь на 20.2.44 г. передать боевые порядки артиллерийским частям 156-го укрепленного района и к 12.00 20.2.44 г. занять огневые позиции на южной и юго-западной окраинах Мал. Новоселица, прикрыв дорогу на Варваровка.
6. Начальникам артиллерии стрелковых полков в ночь на 20.2.44 г. передать боевые порядки и всю документацию артиллерийским частям 322-й стрелковой дивизии и 156-му укрепленному району и к 12.00 20.2.44 г. занять боевые порядки на промежуточном оборонительном рубеже на участках своих полков.
7. 1660-му истребительно-противотанковому артиллерийскому полку установить связь с командующим артиллерией 156-го укрепленного района и с 6.00 20.2.44 г. перейти в его оперативное подчинение.
8. Передачу боевых порядков и боевой документации оформить соответствующими актами и копии актов представить штабу артиллерии дивизии к 15.00 20.2.44 г.
9. Командирам 909-го артиллерийского полка и 254-го отдельного истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона, начальникам артиллерии стрелковых полков по окончании смены привести в порядок материальную часть, конский состав, провести санитарную обработку личного состава и с 21.2.14 г. приступить к занятиям по боевой подготовке.
10. Артиллерийский дивизионный обменный пункт – Котелянка.
12. Командный пункт – Варваровка. С 8.00 20.2.44 г. – южная окраина Бол. Новоселица.
13. Донесения представлять по окончании смены и по занятии новых боевых порядков.
Получение подтвердить.

Командующий артиллерией
336-й Житомирской стрелковой дивизии
подполковник ПИЧКУРА


Начальник штаба артиллерии
336-й Житомирской стрелковой дивизии
майор ЯВОРСКИЙ


Ф. 1394, оп. 58696с, д. 1, л. 209.

Оперативная сводка
штаба 15-го стрелкового корпуса
о перегруппировке
и смене войск корпуса
(20 февраля 1944 г.)



Серия «Б»
 

НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА 60-й АРМИИ

ОПЕРСВОДКА1 № 051 К 20.00 20.2.44 ШТАКОР 15
Карта 50 000

1. Противник продолжает оборонять ранее занимаемый рубеж; в течение суток активности живой силой не проявлял, вел редкий ружейно-пулеметный огонь. Методическим артиллерийским и минометным огнем обстреливал из района Бол. Решневка, Сошки, Ново-Лабудь районы Бол. Медведовка, Кохановка, Титков, Тадеушполь, свх. Варваровка. В 24.00 19.2.44 г. произвел артиллерийский налет из района западной окраины Ново-Лабунь по Березна (выпустил до десяти снарядов калибра 75 мм).
Авиация противника не появлялась.
2. Войска 15-го стрелкового корпуса продолжают оборонять ранее занимаемый рубеж, укрепляя его в инженерном отношении, вели разведку противника и производили частичную перегруппировку.
3. 322-я стрелковая дивизия, обороняя прежний рубеж, в течение суток усовершенствовала его в инженерном отношении. В ночь с 19 на 20.2.44 г. подразделениями 1087-го стрелкового полка сменила 1-й батальон 1132-го стрелкового полка и занимает:
1089-й стрелковый полк (без 2-го батальона) обороняет безымянную высоту 1 км северо-западнее высоты 305.7, северные скаты высоты 305.7, безымянная высота 2 км южнее Бол. Медведовка;
1085-й стрелковый полк – безымянные высоты западнее и южнее высоты 295.6, восточная часть Мал. Каленичи;
1087-й стрелковый полк к 4.00 20.2.44 г., закончив прием участка обороны от подразделений 336-й стрелковой дивизии, обороняет южную окраину Бол. Каленичи, восточные скаты высоты 285.0, юго-западные скаты высоты 267.7, юго-западную окраину Титков.
2-й батальон 1089-го стрелкового полка – резерв командира стрелковой дивизии – Новичи.
Средства усиления дивизии прежние.
156-й укрепленный район в ночь с 19 на 20.2.44 г., сменив части 336-й стрелковой дивизии, обороняет:
517-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон – северную окраину м. Лабунь, северо-восточные скаты высоты 283.3, перекресток дорог Добрые Лозы, м. Лабунь, Березна, Вел. Мацевичи;
516-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон – (иск.) перекресток дорог 1.5 км северо-западнее Добрые Лозы, Добрые Лозы, Тадеушполь;
515-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон – (иск.) Тадеушполь, южные скаты высоты 267.8, (иск.) Браженцы.
420-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон – Варваровка.
Командный пункт укрепленного района – северная окраина Варваровка.
Средства усиления – 2-й дивизион 839-го гаубичного артиллерийского полка, 1, 2-й и 3-й дивизионы 909-го артиллерийского полка.
5. 36-я стрелковая дивизия в ночь с 19 на 20.2.44 г., передав полосу обороны подразделениям 322-й стрелковой дивизии и 156-го укрепленного района, к 6.00 20.2.44 г. сосредоточилась для занятия второго оборонительного рубежа:
1130-й стрелковый полк – Адамовка, Березна;
1128-й стрелковый полк – Мал. Новоселица;
132-й стрелковый полк – Варваровка, Котелянка.
С 10.00 20.2.44 г. командиры частей проводили рекогносцировку батальонных опорных пунктов на рубеже западная окраина Адамовка, высота 280.1, Березна, высоты 267.1, 270.7, восточная окраина Котелянка, высота 265.6, высота 281.4. Личный состав привел себя и материальную часть в порядок, с 14 часов приступил к инженерным работам на втором оборонительной рубеже […]

Начальник штаба 15-го стрелкового корпуса
полковник АНДРЕЮК


Начальник Оперативного отдела
подполковник ПЕКАРСКИЙ


Ф. 457, оп. 44259с, д. 3, лл. 110-111.

1 Документ публикуется с незначительным сокращением.

ТТД

Танки
Артиллерия
Авиация
Оружие пехоты
Техника
Автомобильное крепление для планшета еще на сайте. | экскурсия к месту крещения, ma in в россии