Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ! - - - 9 МАЯ 1945 ГОДА

Боевые донесения, разведсводки и приказы за декабрь 1943 года

Инструкция
командующего войсками Ленинградского фронта
начальнику артиллерии
стрелкового полка
(декабрь 1943 г.)



«УТВЕРЖДАЮ»


Командующий войсками
Ленинградского фронта
генерал армии ГОВОРОВ


Член Военного Совета
Ленинградского фронта
генерал-лейтенант КУЗНЕЦОВ

7 декабря 1943 г.

ИНСТРУКЦИЯ
НАЧАЛЬНИКУ АРТИЛЛЕРИИ СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА

I. Общие положения

          1. Начальник артиллерии стрелкового полка подчиняется непосредственно командиру полка. Он является непосредственным начальником 120-мм минометной, 45-мм противотанковой и 76-мм полковой батарей и прямым начальником минометных подразделений стрелковых батальонов.
          2. Помимо командира полка, начальник артиллерии стрелкового полка по всем вопросам воспитания, обучения и боевого использования артиллерии полка подчиняется командующему артиллерией стрелковой дивизии, а в бою – и командиру группы ПП (по боевому использованию).
          3. Начальник артиллерии стрелкового полка во всех видах боя докладывает командиру стрелкового полка (после согласования с командующим артиллерией дивизии и командиром группы ПП) свои соображения по распределению и использованию артиллерийских и минометных подразделений полка. На основе принятого решения организует взаимодействие, управление и контролирует выполнение боевой задачи всеми подчиненными ему артиллерийскими и минометными подразделениями.

II. Обязанности начальника артиллерии стрелкового полка.

          4. Обеспечить высокое политико-моральное состояние, твердую воинскую дисциплину, боеспособность и боевую готовность артиллерийских и минометных подразделений полка.
          5. Всесторонне знать личный состав артиллерийских и минометных подразделений полка от командира орудия и командира минометного отделения включительно.
          Лично совершенствовать офицеров полка в знании артиллерийского и минометного дела.
          6. Отлично знать материальную часть (артиллерии и минометов), боеприпасы и уметь стрелять из всех видов оружия, находящегося на вооружении полка.
          7. Следить за содержанием, сбережением и использованием материальной части и конского состава в артиллерийских и минометных подразделениях полка. Контролировать учет личного состава, средств тяги и материальной части и следить за тем, чтобы средства тяги использовались строго по своему назначению и чтобы артиллерийские и минометные подразделения своевременно давали нужные сведения.
          8. Организовать разведку противника всеми средствами подчиненных ему артиллерийских и минометных подразделений.
          9. Планировать и размещать боевые порядки артиллерийских и минометных подразделений. Согласно принятому решению организовать взаимодействие, планировать огневую деятельность и умело управлять подразделениями в бою.
          10. Организовать боевое питание стрелкового полка и руководить им.

III. Методы и способы управления подразделениями

          11. Во всех видах боя начальник артиллерии стрелкового полка управляет своими подразделениями с наблюдательного пункта командира стрелкового полка или командира группы ПП посредством общевойсковой или артиллерийской связи, путем личного общения, условными сигналами и через связных.
          12. В отдельных случаях, при наличии средств связи, организует свою отдельную сеть связи.
          13. Основным методом управления является личное общение с командирами подразделений.
          14. Своевременная и правильная организация взаимодействия, контроль и проверка выполнения отданных распоряжений и приказов являются важнейшими требованиями управления.
          15. Связь с 76-мм полковой и 120-мм минометной батареями осуществляется по телефону и радио.

IV. Использование артиллерии стрелкового полка в обороне

          16. Основные задачи артиллерии стрелкового полка в оборонительном бою:
          а) противотанковая оборона на переднем крае и в ближайшей глубине расположения своих войск;
          б) ведение массированного огня перед передним краем;
          в) уничтожение огневых средств (пулеметов, минометов, орудий), наблюдательных пунктов и живой силы противника;
          г) поддержка контратак пехоты и танков;
          д) отсечение минометным огнем атакующей пехоты противника от танков и уничтожение ее;
          е) поддержка действий разведывательных групп;
          ж) воспрещение производства инженерных работ на переднем крае обороны противника;
          з) борьба с орудиями прямой наводки противника.
          17. Батареи 76-мм пушек полковой артиллерии и 45-мм пушек, как правило, используются для создания противотанковой обороны. Отдельные орудия данных батарей и группы противотанковых ружей, в сочетании с противотанковыми препятствиями, составляют основу противотанковой обороны на переднем крае и в ближайшей глубине.
          18. Расположение орудий должно быть расчленено по фронту и эшелонировано в глубину с учетом танкоопасных направлений и с расчетом обеспечения огнем орудий всех подступов к переднему краю и ближайшей глубины своей обороны (при отсутствии приданной артиллерии всей глубины обороны стрелкового полка).
          19. Вся система противотанкового огня, обеспечивая прикрытие танкоопасных направлений и подступов к противотанковым и противопехотным препятствиям, должна обеспечивать взаимную поддержку фланкирующим огнем соседних орудий, пулеметов и минометов. Огневая система основывается на широком применении фланкирующего огня и создании круговой обороны по принципу ротных опорных пунктов и батальонных узлов сопротивления.
          20. При обороне полка на нормальном фронте и при наличии времени начальник артиллерии стрелкового полка составляет план организации системы противотанкового огня, согласовывает его с командующим артиллерией дивизии (КАД) и даст на утверждение командиру стрелкового полка.
          21. При обороне стрелкового полка на широком фронте и при организации обороны в короткие сроки 120-мм минометная и 45-мм батареи распределяются командиром стрелкового полка по батальонам. В данном случае систему противотанкового огня организует командир стрелкового батальона на основании указаний командира полка. Если командир стрелкового полка принимает решение организовать противотанковую оборону, то начальник артиллерии стрелкового полка докладывает ему свои соображения (предварительно согласовав их с командиром группы ПП и КАД).
          22. При обороне на широком фронте 76-мм полковую батарею полезно иметь в резерве командира стрелкового полка. Начальник артиллерии стрелкового полка обязан согласовать вопрос о прикрытии танкоопасных направлений с командиром группы ПП и командующим артиллерией дивизии и указать командиру полковой батареи:
          а) какие танкоопасные направления прикрываются огнем батареи;
          б) на какие участки и в каких направлениях должен быть подготовлен маневр колесами.
          23. При достаточном количестве средств ПТО или при обороне на танконедоступной местности 76-мм батарея ПП может быть использована как батарея ПП (с включением в состав группы ПП). Использование 76-мм батареи ПА в составе группы ПП определяет командующий артиллерией дивизии.
          24. Батарея 120-мм минометов, как правило, используется в группе ПП с оперативным подчинением командиру группы.
          25. Взводы 45-мм орудий и 82-мм минометов составляют батальонные огневые группы, которые, в зависимости от обстановки и местности, прикрывают оборону батальона и используются для организации ПТО, борьбы с орудиями прямой наводки противника и прикрытия своих ДЗОТ и ДОТ, расположенных на переднем крае.
          26. При маневренной обороне артиллерия стрелкового полка распределяется побатальонно с задачей широкого маневра колесами. В резерве командира полка остается часть приданной артиллерии.
          27. В условиях стабильной обороны 45- и 76-мм орудия ПА должны использоваться для стрельбы прямой наводкой на переднем крае по инженерным сооружениям и огневым точкам противника с временных огневых позиций (ОП). Стрельба с основных ОП до начала активных действий воспрещается.
          28. Начальник артиллерии стрелкового полка организует контрминометную борьбу с ротными и батальонными минометами противника своими средствами. Для контрминометной борьбы используются 82- и 120-мм минометы и в отдельных случаях 76-мм орудия ПА (с закрытых ОП). Начальник артиллерии стрелкового полка увязывает вопросы контрминометной борьбы с командиром группы ПП и проводит подавление совместно с группой ПП или самостоятельно.
          29. Начальник артиллерии стрелкового полка во всех видах оборонительного боя организует разведку противника средствами приданных ему подразделений, собирает полученные разведывательные данные и производит обмен разведывательными данными с группой ПП.

V. Использование артиллерии стрелкового полка при прорыве
сильно укрепленной оборонительной полосы противника

          30. В период артиллерийской подготовки артиллерия стрелкового полка решает следующие огневые задачи:
          а) огнем отдельных орудий полковой и противотанковой артиллерии уничтожает огневые точки противника на переднем крае, разрушает и подавляет наблюдательные пункты, укрепления полевого типа и участвует в проделывании проходов в противотанковых и противопехотных препятствиях; уничтожает и подавляет живую силу противника, находящуюся в ДЗОТ и траншеях (при ведении огня на разрушение за каждым орудием прямой наводки закрепляется не более одной-двух целей);
          б) огнем минометов всех калибров уничтожает живую силу противника в окопах, траншеях, ходах сообщения, нарушает линии связи на переднем крае, воспрещает подход резервов противника по траншеям к переднему краю, разрушает укрытия полевого типа и участвует в создании проходов в противопехотных и противотанковых препятствиях.
          31. Начальник артиллерии стрелкового полка, получив плановую таблицу артиллерийского наступления из штаба артиллерии дивизии, принимает совместно с командиром группы ПП решение об использовании артиллерии стрелкового полка и увязке ее действий с артиллерией группы ПП и докладывает его командиру стрелкового полка.
          32. После принятия командиром стрелкового полка решения на бой начальник артиллерии стрелкового полка проводит следующие мероприятия:
          а) устно ставит боевую задачу командирам артиллерийских и минометных подразделений стрелкового полка;
          б) организует перемещение боевых порядков артиллерии и минометов;
          в) на основе указаний командующего артиллерией дивизии, командира группы ПП и командира стрелкового полка составляет таблицу огневой деятельности артиллерии и минометов своего полка на период разрушения и артиллерийского подготовки; если начальник артиллерии стрелкового полка не является командиром группы орудий прямой наводки (когда полку на период артиллерийской подготовки придаются подразделения истребительно-противотанкового артиллерийского полка (иптап) и командиром группы является командир иптап или командир дивизиона иптап), то он участвует в составлении указанной таблицы и в дальнейшем помогает командиру группы орудий прямой наводки организовать управление и довести огневые задачи до каждого орудия; кроме того, при планировании боевого использования оставшихся в его руках артиллерийских и минометных подразделений учитывает прикрытие действий орудий прямой наводки;
          г) проверяет, доведены ли боевые задачи до каждого орудия и миномета;
          д) совместно с командиром группы ПП и командиры группы орудий прямой наводки (при его наличии) планирует и организует огневые группы батальонов; при планировании особое внимание уделяет вопросу о порядке и времени переподчинения орудий стрелкового полка, входящих в группу орудий прямой наводки командирам огневых групп батальонов;
          е) ставит задачу начальнику артиллерийского снабжения полка на обеспечение боеприпасами всех подчиненных ему артиллерийских и минометных подразделений;
          ж) контролирует выполнение таблицы огневой деятельности подчиненными ему подразделениями в период разрушения и в период артиллерийской подготовки;
          з) организует разведку и доразведку противника в течение всего подготовительного периода артиллерийского наступления и производит обмен разведывательными данными со штабом группы ПП.
          33. В огневые группы батальонов начальник артиллерии стрелкового полка включает следующие артиллерийские и минометные средства:
          а) роту 82-мм минометов;
          б) 2-3 орудия ПТО из состава 45-мм батареи стрелкового полка (76-мм орудий ПА).
          34. Командиром огневой группы батальона является старший артиллерийский офицер из тех подразделений, которые входят в группу (командир минометной роты, командир батареи ПТО стрелкового полка и т. п.).
          35. До начала атаки пехоты управление всеми средствами внутри огневых групп и между всеми огневыми группами полка сосредотачивается в руках начальника артиллерии стрелкового полка. Управление осуществляется посредством общевойсковой связи, посыльными и системой сигналов.
          36. При составлении таблицы огневой деятельности артиллерии стрелкового полка до начала атаки начальник артиллерии стрелкового полка должен разработать план перемещения артиллерийских и минометных подразделений при сопровождении пехоты колесами. План перемещения должен быть заранее доведен до каждого орудия и миномета, чтобы «каждый солдат знал свой маневр».
          37. На основе плана перемещения командиры огневых групп батальонов устанавливают с командирами орудий и минометов на местности порядок и метод перемещения всех огневых средств в бою.
          38. При планировании перемещения необходимо учитывать, что излишнее передвижение огневых средств за пехотой лишает ее необходимой огневой поддержки и влечет за собой большие потери в людях и технике, а также затрудняет доставку боеприпасов. При перемещении необходимо исходить из следующих принципов:
          а) 50-мм минометы следуют от рубежа к рубежу на удалении не более 100-200 м за наступающими цепями пехоты; доставка боеприпасов организуется через ротные патронные пункты, места которых должны быть заранее определены и известны командирам минометов;
          б) 82-мм минометы сменяют боевые порядки от рубежа к рубежу поэшелонно, повзводно в роте, после использования 2/3 дальности стрельбы минометов; обеспечение боеприпасами производится через батальонный патронный пункт, положение которого должно быть заранее определено и известно командирам минометов;
          в) 45- и 76-мм орудия ПА, выведенные для сопровождения пехоты колесами, движутся от рубежа к рубежу на удалении 300-400 м от своей наступающей пехоты (в отдельных случаях допускается выдвижение отдельных орудий вперед своей пехоты для уничтожения отдельных точек противника, которые не могут быть уничтожены другими огневыми средствами); командиры орудий сопровождения получают огневые задачи от командиров рот, поэтому последние обязаны поддерживать непрерывную связь через посильных с командиром приданого орудия и обеспечивать его боеприпасами через ротный патронный пункт. В динамике боя ответственность за перемещение орудия сопровождения и его боевые действия, а также за снабжение боеприпасами возлагается на командира роты. Не рекомендуется перемещать орудия на большое удаление от КП командира роты; при необходимости выдвинуть орудие за боевые порядки пехоты командир роты должен организовать прикрытие орудия огнем автоматов, пулеметов и противотанковых ружей;
          г) 76-мм батарея ПА, находящаяся в руках начальника артиллерии стрелкового полка, перемещается по его указаниям от рубежа к рубежу со средним удалением 300-400 м от передовых цепей своей пехоты. Обеспечение боеприпасами производится взводом боевого питания батареи и подносчиками; подносчики выделяются распоряжением командира полка (батальона, если батарея придана батальону) из состава стрелкового подразделения;
          д) 120-мм минометная батарея, находящаяся, как правило, в руках начальника артиллерии стрелкового полка перемещает свои боевые порядки по его указаниям; перемещение производится от рубежа к рубежу после использования 2/3 дальности стрельбы минометов; при излишних передвижениях батареи нарушается управление ею и снижается эффективность огня, вследствие чего пехота лишается необходимой огневой поддержки; снабжение боеприпасами производится средствами начальника артиллерийского снабжения полка.
          39. Планирование боевого использования артиллерийских и минометных подразделений полка начальник артиллерии стрелкового полка производит в полном соответствии с общим планом артиллерийского наступления, используя тяжелое оружие пехоты с наибольшей эффективностью во все периоды артиллерийской подготовки и при бое пехоты в глубине обороны противника.
          40. При броске пехоты в атаку орудия сопровождения уничтожают отдельные ожившие точки на флангах и в промежутках подразделений и сопровождают пехоту колесами.
          41. Начальник артиллерии стрелкового полка и командиры огневых групп батальонов обязаны, лично наблюдая за полем боя и используя все возможные средства связи, направлять огневую деятельность всех огневых средств полка; в случае неправильного использования артиллерийских и минометных средств добиваются устранения недостатков.
          42. При бое в глубине оборонительной полосы противника орудия сопровождения перекатываются вручную, для чего каждый расчет необходимо усиливать пехотой. Усиление орудийного расчета пехотой производится заранее, т. е. с момента броска пехоты в атаку. Состав усиления определяется командирами батальонов. Командиры огневых групп батальонов и начальник артиллерии стрелкового полка обязаны проверить наличие пехотного усиления при орудиях до начала атаки, а при развитии боя в глубине добиваться пополнения потерь в пехотном усилении.
          43. При закреплении пехоты на достигнутом рубеже (по выполнении задачи дня) командиры огневых групп батальонов и начальник артиллерии стрелкового полка принимают меры к приведению в порядок всей артиллерии полка и проводят следующие мероприятия: подтягивают отставшие орудия и минометы, организуют противотанковую оборону рубежа, пополняют по возможности потери, организуют централизованное управление в огневых группах, подвозят боеприпасы и планируют использование всех средств на следующий день боя.
          Начальник артиллерии стрелкового полка через командиров огневых групп батальонов, командиров артиллерийских и минометных подразделений полка доводит огневые задачи следующего дня до каждого командира орудия и миномета; в последующие дни боев артиллерия стрелкового полка используется так же, как и в первый день боя.
          44. При действии штурмовых групп начальник артиллерии стрелкового полка организует выделение орудии и увязывает их действия с группами противотанковых ружей. Количество орудий, назначенных в штурмовые группы, зависит от их состава и характера объектов штурма. Обычно в нормальных условиях каждой штурмовой группе придается одно-два орудия. Начальник артиллерии стрелкового полка обязан совместно с командирами штурмовых групп отработать вопросы использования приданных орудий. Каждый командир орудия, действующий в составе штурмовой группы, должен знать свою боевую задачу и метод ее выполнения.

VI. Использование артиллерии стрелкового полка во встречном бою

          45. При организации марша начальник артиллерии стрелкового полка на основе указания командующего артиллерией дивизии докладывает командиру стрелкового полка свои соображения о распределении артиллерии стрелкового полка в колонне и представляет план организации противотанковой обороны марша.
          46. После принятия решения командиром стрелкового полка начальник артиллерии доводит до сведения командиров артиллерийских и минометных подразделений поставленную задачу и контролирует ее выполнение.
          47. При столкновении с противником артиллерия стрелкового полка разворачивается в боевых порядках пехотных подразделений и в дальнейшем используется, как в наступательном или оборонительном бою. В случае применения противником танков начальник артиллерии стрелкового полка организует выдвижение на танкоопасные направления 45-мм орудий и 76-мм орудий полковой батареи. 120-мм минометная батарея развертывается и занимает боевые порядки по указанию начальника артиллерии стрелкового полка, прикрывая развертывание пехоты и танков. Для этой цели используется первая удобная огневая позиция в районе дороги, по которой совершается марш. По окончании развертывания пехоты минометная батарея занимает огневую позицию, полностью отвечающую поставленным огневым задачам.

VII. Организация боевого питания

          48. Начальник артиллерии стрелкового полка обязан систематически докладывать командиру полка об обеспеченности артиллерийских и минометных подразделений боеприпасами.
          49. При получении боевой задачи начальник артиллерии производит расчет боеприпасов по задачам, распределяет боеприпасы между батареями, контролирует их расход и отвечает за организацию боевого питания.
          50. В соответствии с боевыми задачами начальник артиллерии обязан указать начальнику артиллерийского снабжения полка порядок перемещения боевых порядков артиллерийских и минометных подразделений и пути подвоза боеприпасов к батареям (взводам). В предвидении большого расхода боеприпасов начальник артиллерии создает необходимый запас на огневых позициях и местах расположения тяги. Создаваемый запас боеприпасов на ОП определяется для каждого подразделения отдельно.
          51. Во всех видах боя начальник артиллерии стрелкового полка обязан проверять, как производится сбор укупорки, стреляных гильз, неизрасходованных зарядов и отправка их на ДОП; систематически дает начальнику штаба стрелкового полка заявки на дополнительные транспортные средства для подвоза боеприпасов (если в этом есть необходимость); ежедневно доносит в штаб командующего артиллерией дивизии о суточном расходе и остатке боеприпасов по состоянию на 18 часов.
          52. 76-мм полковая батарея снабжается боеприпасами средствами своего взвода боепитания и силами групп подносчиков. 45-мм батарея, как правило, должна получать боеприпасы через батальонные (ротные) патронные пункты группами подносчиков, выделяемых из стрелковых подразделений.

Командующий артиллерией Ленинградского фронта
генерал-лейтенант артиллерии ОДИНЦОВ


Начальник штаба артиллерии Ленинградского фронта
полковник БРУССЕР


Приказ
об итогах боевых действий авиации армии в Витебской операции и дальнейших задачах армии
от 29 декабря 1943 г.



ПРИКАЗ
3-й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ
№ 0532

29 декабря 1943 г. Действующая Армия.

          В период с 15 по 20 декабря 1943 г. войска 1-го Прибалтийского фронта, перейдя в наступление прошв немецко-фашистских войск в районе южнее Невель, прорвали сильно укрепленную оборонительную полосу противника протяжением по фронту 80 км и в глубину до 30 км.
          За 5 дней наступательных боев войсками фронта освобождено более 500 населенных пунктов. В боях разгромлены 87, 129 и 211 пехотные дивизии, 20 танковая дивизия и несколько охранных частей противника.
          Уничтожено: 69 танков, 164 орудия, 124 минометов, 586 пулеметов, 760 автомашин и 16 складов.
          Противник оставил на поле боя убитыми более 20 000 солдат и офицеров, нашими войсками взяты большие трофеи и около 2 000 пленных.
          Авиачасти 3-й воздушной армии, взаимодействовавшие с войсками фронта в продолжение всей операции, оказывали наземным войскам существенную поддержку, обеспечив ее успешное завершение. Плохая погода, характеризовавшаяся низкой облачностью, заставляла авиачасти армии действовать на малых высотах в условиях сильного противодействия с земли, а своеобразная конфигурация фронта требовала продолжительного пребывания наших самолетов над территорией противника.
          Несмотря на это, авиачасти армии успешно выполнили свою задачу: за пять дней было произведено 1767 самолето-вылетов, из них штурмовиками – 736, истребителями – 1031.
          В результате боевых действий было уничтожено и повреждено: танков 10, автомашин 560, орудий 50, минометов 10, складов 10, рассеяно и частично уничтожено до 1600 солдат и офицеров.
          В воздушных боях сбито 47 самолетов противника. Наши потери 31 самолет, их них: штурмовиков 16, истребителей 15, что составляет 57 самолето-вылетов на один потерянный самолет.

Действия штурмовой авиации

          Особую роль в успешном выполнении задач по обеспечению боевых действий войск фронта сыграла штурмовая авиация, которая в первый период операции сосредоточенным ударом по обороне противника обеспечила успешный ее прорыв наземными войсками.
          В ходе операции, когда противник под угрозой окружения начал отход, стремясь спасти от разгрома свою группировку, штурмовая авиация последовательными ударами по коммуникациям противника воспрепятствовала отходу, уничтожая живую силу и технику, чем обеспечила разгром 87, 129, 211 пехотных дивизий и 20 танковой дивизии противника и содействовала успешному продвижению наших войск.
          Верховный Главнокомандующий высоко оценил боевые действия штурмовых авиачастей 3-й воздушной армии, представил к награждению орденом Красного Знамени авиадивизию полковника Кучма и полковника Кожемякина и орденом Суворова II степени авиаполк подполковника Заклепа.
          Наряду с успешным выполнением штурмовой авиацией своих задач, в ходе боевых действий был отмечен ряд недостатков, устранение которых повысит эффективность действий штурмовиков и уменьшит потери. Такими недостатками были:
          1. Недостаточная штурманская подготовка экипажей штурмовиков, особенно в частях 3-го штурмового авиакорпуса, в результате чего некоторые экипажи и группы теряли детальную ориентировку и действовали не по заданным целям. Даже был случай, когда пара Ил-2 13 декабря 1943 г. сбросила бомбы в расположение наших войск.
          2. В отдельных случаях группы штурмовиков неэффективно использовали свое вооружение, производили залповое бомбометание и пушечно-пулеметную стрельбу почти с горизонтального полета.
          3. При нападении истребителей противника штурмовики не всегда вели активную оборону. В ряде случаев при нападении истребителей штурмовики пытались, прижимаясь к земле, уходить от них.
          Этим самым нарушался боевой порядок, отдельные экипажи отставали и тем самым затрудняли работу истребителей прикрытия и несли излишние потери.

Действия истребительной авиации

          Истребительная авиация в ходе операции в основном свои задачи выполнила, обеспечив боевые действия наземных войск и штурмовой авиации, однако в ходе операции в боевых действиях истребителей был отмечен ряд существенных недостатков:
          1. В ряде случаев группы истребителей, имея задачу на прикрытие боевых порядков войск в определенном районе, не держались указанного района, а уходили в глубь нашей территории, прикрывая этим самым только тылы и вторые эшелоны войск.
          2. Некоторый группы истребителей вместо того, чтобы выполнять свою основную функцию – уничтожение бомбардировщиков, увлекались боем с отдельными истребителями противника и оставляли войска неприкрытыми.
          3. Имел место случай недостойного поведения группы 8 Ла-5 32 гв. истребительного авиаполка, которая уклонилась от боя с группой 34 Хе-111 под прикрытием 4 истребителей, что дало возможность бомбардировщикам противника сбросить бомбы на переправу, и только после неоднократных команд с ВПУ группа 32 гв. истребительного авиаполка атаковала бомбардировщиков противника при уходе последних от цели.
          4. Дисциплина в воздухе слабая. Ведомые плохо слушаются командира группы, а командиры не стремятся поддерживать порядок и дисциплину в группе. Вместо того, чтобы давать по радио четкие энергичные команды, командиры групп иногда издают какие-то истерические выкрики или неопределенные длинные невнятные указания и замечания. Продолжает иметь место в воздухе излишняя болтовня и употребление нецензурных слов.
          Успешному выполнению авиацией своих задач во многом способствовала правильно организованная система взаимодействия авиации с наземными войсками, проверенная на ряде ранее успешно проведенных наступательных операций и имевшая большое значение в последней операции.
          Успешное взаимодействие было достигнуто благодаря:
          а) ясному пониманию общей задачи, выполнявшейся авиацией и наземными войсками;
          б) тщательной отработке и согласованности действий по срокам, рубежам и объектам;
          в) установлению непрерывной и бесперебойной связи штабом общевойскового соединения, действующего на главном направлении, со штабом воздушной армии;
          г) хорошо организованной и своевременной взаимной информации о всех изменениях обстановки и предполагаемых действий;
          д) хорошо организованному обозначению наземными войсками своего переднего края.
          Для осуществления такого взаимодействия на КП общевойскового командира каждого операционного направления был организован ВПУ для управления авиацией на поле боя.
          На главном направлении организовывался ВПУ воздушной армии, на остальных направлениях – или ВПУ 3 ВА или ВПУ авиасоединений.
          При организации ВПУ воздушной армии не исключается необходимость на этом же направлении организации ВПУ авиасоединений, которые взаимодействуют с наземными войсками этого направления.
          Одновременно в общевойсковые соединения, в интересах которых действовала авиация, были высланы авиационные представители со следующими задачами:
          а) следить за наземной и воздушной обстановкой и своевременно информировать командира авиасоединения, действующего на данном направлении;
          б) информировать общевойскового командира о воздушной обстановке, получая данные от своего авиационного штаба;
          в) получать от наземного командира заявку на действия авиации и передавать ее авиационному командиру;
          г) контролировать работу своей авиации.
          Эта система дала возможность тесно увязывать действия авиации с действиями наземных войск, подправлять и корректировать действия штурмовой авиации, управлять истребительной авиацией и наблюдать за их боевой работай. В ходе боевых действий выявился ряд положительных и отрицательных сторон в управлении штурмовой и истребительной авиацией.

Управление истребительной авиацией

          1. По взаимодействию видов авиации истребительные авиасоединения с задачей по обеспечению действий штурмовой авиации справились.
          При действиях на поле боя управление истребительной авиацией осуществлялось при помощи радиостанции управления и наведения с ВПУ.
          2. Правильная организация ВПУ дала возможность командиру 3 гв. истребительной авиадивизии гвардии полковнику Ухову при появлении группы Ил-2 без прикрытия прикрыть их истребителями, патрулировавшими над полем боя, пользуясь тем, что наши войска не подергались нападению противника с воздуха.
          Наряду с этим был допущен ряд недостатков, которые снижали эффективность боевой работы истребителей:
          а) вызов истребителей с ВПУ производился через штаб 3 га. истребительной авиадивизии, хотя ВПУ имел возможность этот вызов давать непосредственно на аэродромы, что значительно уменьшило бы время с момента вызова до прихода истребителей;
          б) весьма недостаточное, а порой неумелое, использование установки «Редут» не дало возможности перейти к прикрытию войск дежурством на земле.

Управление штурмовой авиацией

          Управление штурмовой авиацией в период операции значительно улучшилось и производилось с ВПУ, организованного на главном направлении.
          Необходимо отметить следующие положительные стороны:
          1. Боевые действия штурмовиков находились под непрерывным наблюдением командиров авиачастей и авиасоединений непосредственно на поле боя.
          2. Группы штурмовиков заблаговременно вступали в связь с радиостанцией наведения, что обеспечило своевременное предупреждение штурмовиков о воздушной обстановке, метеорологических условиях и возможность производить донацеливание, исходя из обстановки.
          3. Радиостанция наведения штурмовиков добивалась правильного сохранения боевого порядка штурмовиков и прикрывающих их истребителей, а поддерживая связь с радиостанцией наведения истребителей, подчас привлекала для прикрытия штурмовиков истребителей, патрулировавших над полем боя.
          К недостаткам управления штурмовой авиацией следует отнести:
          а) радиостанций наведения 3 ШАК недостаточно информировала штурмовиков о месте их нахождения с целью предупреждения ударов по своим войскам;
          б) командиры штурмовых авиасоединений не организовали полноценного ВПУ при КП командующих наземными армиями, в результате чего они не участвовали непосредственно в организации взаимодействия своих соединений с наземными войсками, действующими на главном направлении.
          Не было достаточного контроля за выделяемыми на ВПУ и в сеть наведения радиостанциями.
          Вопросы материально-технического обслуживания ВПУ не были организационно оформлены, что создавало ряд трудностей в работе.
          Начальники авиаотделов наземных армии не выполняют еще полностью своих функций, изложенных в указаниях командующим фронтом, что вынуждало штаб воздушной армии высылать своих представителей в наземные армии для организации взаимодействия.
          Для закрепления достигнутых успехов и устранения недостатков
          ПРИКАЗЫВАЮ:
          I. Организацию взаимодействия с наземными войсками в наступательных операциях и управлении авиацией на поле боя строить в соответствии с инструкцией по организации ВПУ начальника Главного управления боевой подготовки фронтовой авиации ВВС Красной Армии с дополнением следующих положений:
          1. В тех случаях, когда наземную армию или отдельно действующие соединения, выполняющие самостоятельную задачу, поддерживает одно авиационное соединение, командиру авиасоединения организовывать на КП командира наземного соединение ВПУ, состав которого должен:
          а) следить за наземной и воздушной обстановкой и своевременно информировать подчиненные авиачасти, штаб авиасоединения и командующего воздушной армией;
          б) информировать наземного командира о воздушной обстановке;
          в) составлять в соответствии с задачей, поставленной наземным командиром, план взаимодействия авиасоединения с наземными войсками и представлять его на утверждение командующему воздушной армией;
          г) вызывать в течение дня, в зависимости от обстановки, авиацию на поле боя;
          д) управлять своими авиачастями и контролировать их действия на поле боя.
          Командирам авиационных соединений, действующим в интересах наземных армий, высылать в крупные соединения (ск, кк, тк) своих офицеров связи, которые должны:
          – докладывать на ВПУ о наземной и воздушной обстановке и действиях своих самолетов на поле боя;
          – передавать заявки на вызов авиации на поле боя.
          Офицерам связи авиасоединений пользоваться средствами связи наземных армий. В подвижные соединения засылать опытных офицеров штаба с радиостанциями наведения.
          2. В случаях, когти в интересах одной наземной армии действует группа авиационных частей и соединений воздушной армии, на НП командующего наземной армией организовывать ВПУ, составу которого выполнять следующие задачи:
          а) совместно со штабом наземной армии разрабатывать план боевых действий, в котором увязывать действия авиации с действиями родов войск по этапам боя;
          б) организовать через штаб наземной армии систему обозначения войсками своего переднего края и целеуказания и контролировать эту систему;
          в) собирать сведения о наземной и воздушной обстановке и информировать штаб воздушной армии и авиасоединения;
          г) через ВПУ командиров авиадивизий и авиакорпусов, а при отсутствии своими средствами управлять авиацией над полем боя, обеспечивая наведение, целеуказание и перенацеливание ее а зависимости об обстановки;
          д) вести контроль за боевой работой авиации на поле боя, координировать и организовывать взаимодействие видов авиации;
          е) через ВПУ командиров авиадивизий или своими средствами производить вызов авиации на поле боя.
          Командирам авиасоединений, действующим на данном направлении, организовывать в районе ВПУ воздушной армии свои ВПУ, откуда и управлять своими частями.
          3. В случае одновременного применения авиации на главном и вспомогательном направлениях на каждом из них организовывать ВПУ воздушной армии, а также ВПУ авиасоединений, действующих на данном направлении.
          II. Командирам штурмовых авиационных частей и соединений:
          1. Организовать активное противодействие истребителям противника путем внедрения в боевую работу штурмовиков тактики бомбардировочной авиации в ведении воздушного боя с полним использованием стрелкового вооружения самолета Ил-2.
          2. В плохих метеорологических условиях при отсутствии возможности сопровождения штурмовиков истребителями до цели и обратно боевые действия штурмовиков организовать группами по 4 самолета, в плотных строях создающих возможность организации взаимной огневой поддержки для отражения атак истребителей противника.
          3. Во всех случаях стремиться организовать помощь самолетам в детальной ориентировке путем ориентирования самолетов в воздухе – о месте их нахождения с помощью радиостанции наведения.
          III. Командирам истребительных авиационных частей и соединений:
          1. Прикрытие своих войск производить при высоте 200 м и выше.
          2. Прикрытие штурмовиков при высоте 400 м и выше производить до цели и обратно. При высоте менее 400 м прикрытие производить непосредственным сопровождением до линии фронта; кроме того, в районе действий штурмовиков до их прихода очищать воздух от истребителей противника путем высылки мелких групп истребителей, способных действовать на малых высотах.
          3. Искоренить из практики боевой работы истребителей случаи уклонения от воздушного боя с бомбардировщиками противника.
          4. Повысить дисциплину в воздухе, добиться от командиров групп подачи четких и коротких сигналов и команд.
          IV. Всем командирам авиационных частей и соединений при организации ВПУ, определении его задач, состава и выделяемых средств руководствоваться настоящим приказом.
          V. Командирам авиационных соединений и частей категорически требовать строжайшего соблюдения радиодисциплины в сети наведения наземными радиостанциями и летным составом.
          Начальнику войск связи организовать контроль за сетью наведения и о всех нарушениях докладывать мне.
          VI. При использовании установки «Редут» строго придерживаться утвержденной мною инструкции по использованию установки «Редут».
          VII. Для обобщения опыта, вскрытия положительных сторон и устранения имевшихся недостатков провести в первой половине января совещание начальников авиаотделов наземных армий, на котором заслушать их доклады о работе за период операции, проверять выполнение указаний фронта и дать необходимые указания на последующий этап боевой работы.
          Приказ изучить со всем личным составом и штабами авиационных частей и соединений.

Командующий 3-й воздушной армией
генерал-лейтенант авиации ПАПИВИН


Начальник штаба 3-й воздушной армии
генерал-майор авиации ДАГАЕВ


Инструкция
о действиях «охотников»-истребителей
(декабрь 1943 г.)



«УТВЕРЖДАЮ»
Командир 3-го истребительного авиакорпуса
генерал-майор авиации БЕЛЕЦКИЙ
декабрь 1943 г.


.

ИНСТРУКЦИЯ
О ДЕЙСТВИЯХ «ОХОТНИКОВ»-ИСТРЕБИТЕЛЕЙ

          Составлена по материалам конференции истребителей-«охотников» 3-го истребительного авиакорпуса.

I. Общее положение

          1. «Свободная охота» за противником – одни из видов боевой работы авиации.
          Она дает летчику свободу действий, широкую инициативу в выборе цели, момента и способа нападения на противника.
          2. По своему способу действий «свободная охота» наиболее присуща природе и характеру истребительной авиации, где требуется наступательный дух, инициатива, дерзость и внезапность нападения на противника.
          3. Действуя по принципу «свободной охоты», летчик всегда имеет тактическое превосходство над противником (высота, скорость, внезапность), что позволяет ему безнаказанно уничтожить противника там, где он его не ожидает.
          4. Боевые действия методом «свободной охоты» – малыми средствами наносят противнику непоправимые потери и оказывают на него сильное моральное воздействие, заставляют противника для борьбы с «охотниками» отвлекать свои силы и средства (ИА и ЗА) и рассредоточивать их на большом участке фронта.
          5. Применение и использование «охотников» должно быть централизовано, – только такое применение «охотников»-истребителей может держать противника в напряженном состоянии, деморализовать его тыл, нарушить управление поисками и их снабжение. Использование «охотников» отдельными частями самостоятельно только распыляет силы и не создает должного эффекта в поражении противника.
          6. Боевые действия «охотников» – это мероприятие оперативно-тактического порядка, а потому должно планироваться воздушной армией в районах наибольшей активности авиации противника и на участках главного удара действии наземных войск.
          7. Задача «охотникам» ставится не на вылет, а на период, в соответствии с задачами, стоящими перед авиацией на операцию.
          8. Командиры авиакорпусов и авиадивизий лично руководят боевой работой «охотников», направляя их действия на успешное выполнение поставленной задачи.
          9. Состав групп «охотников» назначается в зависимости от воздушной и наземной обстановки, характера цели и тактики противника, а также метеорологических условий полета. Обычно истребители-«охотники» действует парой или группой 4-6 самолетов.
          10. Глубина проникновения «охотников»-истребителей в тыл противника зависит от мест базирования и запаса горючего на самолете, а также от конкретно сложившейся воздушной и наземной обстановки. «Охотники» могут действовать на глубину до 70-80 км.
          11. Решение на применение истребителей-«охотников» должно быть тщательно подготовлено соответствующим авиационным штабом как с точки зрения целеустремленности полета, так и подготовки его.
          Штаб авиасоединения должен:
          – дать «охотнику» исчерпывающие данные и районы «охоты», базирование авиации, ее активность, тактические приемы действий; важнейшие коммуникации, на которых можно нарушить движение; дислокацию штабов, группировки и передвижение войск;
          – поставить конкретную задачу, какие цели в первую очередь уничтожать и подавлять;
          – информировать о работе соседних групп «охотников» и в каком районе они действуют.
          12. «Охотники» ни в какие организованные группы не сводятся, состоят в штатах авиаполков. Отбираются по принципу добровольности и подготовленности их как «охотников». Основной тактической единицей является хорошо слетанная и сработавшаяся пара. В каждом авиаполку могут быть одна-две пары «охотников».
          Отобранные «охотники» постоянно совершенствуются в своих знаниях и умении бить противника.
          Ответственность за их подготовку несет лично командир авиаполка.
          13. В своей боевой работе «охотники» специализируются по определенным целям (воздушным и наземным), но в случае необнаружения в районе «охоты» заданной цели «охотники» уничтожают любую найденную ими цель.
          14. «Охотников» запрещается использовать на другие виды боевой работы, кроме «свободной охоты» по воздушным и наземным целям.
          15. «Охотники» состоят на персональном учете в штабах авиасоединений и не могут переводиться из одной авиачасти в другую без приказа командующего воздушной армией и командира авиакорпуса.
          16. Для контроля боевой работы и ошибок на самолете «охотника» устанавливается фотокинопулемет.

II. Каким должен быть летчик-«охотник»?

          1. Летчик-«охотник» должен:
          – в совершенство владеть своим самолетом, летать в сложных метеорологических условиях и быть отличным воздушным стрелком-снайпером, уметь хорошо ориентироваться при сложных метеорологических условиях;
          – быть тактически грамотным, до дерзости храбрым, инициативным и решительным, находчивым и хитрым;
          – быть честным офицером, могущим оказать в бою исключительную товарищескую и взаимную выручку;
          – иметь боевой опыт в Великой Отечественной войне, особенно по ведению разведки в тылу противника.
          2. Перед вылетом на «охоту» летчик-истребитель обязан знать:
          – воздушную и наземную обстановку, линию БС и места пролета линии фронта;
          – какие самолеты применяет;
          – маршрут полета авиации противника;
          – расположение его аэродромов и штабов;
          – систему ПВО района «охоты»;
          – основные дороги, по которым противник подводит войска и подвозит грузы.
          3. Получив задачу, летчик-«охотник» обязан изучить:
          – район своего действия, характерные ориентиры, рельеф местности;
          – маршрут полета к цели и обратно;
          – характер цели, где ее лучше искать, уязвимые места цели и как ее атаковать;
          – метеорологические условия маршрута полета и района «охоты»;
          – последние разведывательные данные о воздушном и наземном противнике, его группировку и активность.

III. Цели для «охотников» и их поиск

          1. Основными целями истребителей-«охотников» являются:
          – самолеты-разведчики, связные и транспортные, а также самолеты, отставшие от строя, подбитые в воздушных боях или ЗА, взлетающие и производящие посадку на своих аэродромах;
          – паровозы, цистерны с горючим и вагоны с боеприпасами на железнодорожных перегонах;
          – легковые и штабные машины, автобензоцистерны и транспортные машины с боеприпасами, гужевой транспорт, средства тяги артиллерии, отдельные мотоциклисты, конные посыльные и офицеры, доставляющие боевые приказы и донесения;
          – катера, лодки и небронированные суда противника;
          – отдельные группы войск пехоты, конницы и артиллерии на марше и привалах.
          2. «Охотники»-истребители, кроме указанных целей, могут выполнять следующие задачи:
          – блокировка аэродромов противника;
          – очистка воздуха над целью от ИА противника;
          – прикрытие войск методом «свободной охоты»;
          – сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков.
          3. «Охотники» выбирают цель самостоятельно, для чего постоянно изучают характер действий противника, его нравы, привычки и особенности его тактики.
          4. Штабы всех …[«смазан» текст, возможно «сторон» – В.Т.]… непрерывно ведут разведку района «охоты», собирают разведывательные данные из всех возможных источников, обобщают их и доводят до «охотников»-истребителей. Указывают, какие цели надо уничтожать, чтобы получить наиболее эффективные результаты.
          5. Истребители-«охотники» действуют методом поиска противника. Поиск – деятельность летчика, направленная на обнаружение противника для внезапного нападения на него.
          Главное – первым обнаружить противника и первым внезапно напасть на него. Взять инициативу в свои руки и заставить противника обороняться.
          Наступательный характер боевых действий для истребителя является решающим условием успеха в бою.
          6. Поиск противника необходимо производить всюду. Для этого надо знать его приемы и тактику действий.
          Разведчики искать на наших коммуникациях в районах станций выгрузки, в местах скопления войск и на маршрутах.
          Повседневное наблюдение за полетами разведчиков позволит определить их маршрут и внезапно уничтожить. Поиск целесообразно производить при полете на высотах 4000–8000 м.
          Истребителей противника искать над линией фронта при действиях их против нашей авиации, а также в районе прикрытия войск противника или на маршрутах следования бомбардировщиков, над аэродромами базирования и подходах к ним.
          Бомбардировщиков противника искать на аэродромах подскока, на вероятных маршрутах к пунктам сбора к цели и над целью. Высота поиска – в зависимости от применяемой тактики противника колеблется от средних до больших высот.
          Корректировщиков противника и ближних разведчиков искать на малых, средних высотах, над линией фронта, аэродромах базирования противника и на подступах к ним.
          Транспортные самолеты искать на вероятных трассах их полета и базовых аэродромах. Высота поиска – малые высоты – бреющий полет. Самолеты связи искать на их трассах между штабами и аэродромами, а также в местах расположения штабов и командных пунктов войск противника.
          7. Поиск наземных целей более легок, так как все наземные цели привязаны к железным и грунтовым дорогам, населенным пунктам и другим ориентирам.
          Для уничтожения паровоза необходимо искать на перегонах железнодорожные эшелоны. Действия по паровозам, обнаруженным на железнодорожной станции, нецелесообразны из-за возможного противодействия ЗА и ИА.
          Автомашины и гужевой транспорт – на дорогах, идущих от станции снабжения, армейских складов и обменных пунктов к фронту.
          Катера, баржи и небронированные суда – на водных путях при подходе к своим базам. На пристанях и переправах действовать по этим объектам нецелесообразно, так как они обычно прикрыты сильным огнем ЗА и ИА.
          8. Наиболее трудно отыскать места расположения штабов, узлов связи, радиостанций, так как обычно эти объекты замаскированы. «Охотники»-истребители в таком случае обязаны находить штабы по демаскирующим признакам (наличие проводов, движение легковых и штабных машин, отдельных мотоциклистов, пеших и конных офицеров и солдат); по посадочным площадкам самолетов связи.

IV. Приемы и способы действий «охотников»-истребителей

          1. Метод «свободной охоты» применяется для уничтожения воздушных и наземных целей.
          2. Действия истребителей-«охотников» всегда внезапны и стремительны. «Охотник», в совершенстве владея своей машиной, со всей присущей хитростью и дерзостью молниеносно нападает на противника.
          Как правило, «охотник» производит одну атаку, бьет противника наверняка, огонь открывает с малых дистанций и со всех огневых точек своего самолета.
          3. Атакуя противника, «охотник» имеет задачу сбить его, если это воздушный противник, или нарушить движение на железном дороге, зажечь автомашину, вагоны, нанести поражение живой силе, морально подавить противника, – если это наземная цель.
          4. «Охотник» всегда должен избрать для себя выгодное положение для атаки и должен придерживаться правила «не выгодно, не атакуй».
          5. Наиболее выгодно производить атаки:
          а) по паровозам – в лоб или под углом встречи не менее 45°; применять бронебойные снаряды и пули пушек крупнокалиберного пулемета (огонь пулеметов нормального калибра по паровозам недействителен);
          б) по автомашинам – вдоль оси их движения с небольшого угла планирования или с бреющего полета;
          в) по катерам и небронированным судам – сверху сзади или спереди под углом не менее 45°, огонь открывать с дистанции 400-500 м и прекращать с дистанции 200 м, так как расстояние до воды, особенно в штиль, определить трудно.
          6. «Охотник», действующий против воздушного противника, должен всегда иметь преимущество в высоте – «кто выше, тот побеждает». «Охотник» в каждом полете обязан умело использовать солнце, облачность, рельеф и фон местности, стараясь все видеть, оставаясь сам для противника незамеченным. Боевые действия вести на больших скоростях, применяя тактику внезапности, хитрости и дерзости.
          7. Основной способ атаки самолетов противника – это атака сверху на большой скорости с открытием огня с малой дистанции при малом раккурсе, с последующим уходом вверх или проскакиванием вниз.
          8. Способы атаки надо избирать исходя из типа самолета, его вооружения, уязвимости и способности самозащиты самолета противника. Во всех случаях стремиться к внезапной и стремительной атаке, использовать высоту и скорость.
          Самолеты-разведчики выгодно атаковывать с задней полусферы, транспортные и связные самолеты – с бреющего полета, используя дли скрытого подхода рельеф и фон местности.
          9. «Охотники»-истребители, встретив большую группу бомбардировщиков, по своей малочисленности (пара «охотников») не всегда уверенно могут расстроить строй бомбардировщиков и поэтому атаку строя не производят, а отыскивают отставшие и подбитые самолеты и уничтожают их.
          10. При встрече с группой бомбардировщиков с истребителями прикрытия «охотники»-истребители внезапной атакой сбивают истребителей прикрытия, а при выгодном положении атакуют и бомбардировщиков на большой скорости с последующим уходом вверх или проскакиванием вниз.
          11. Наиболее выгодно уничтожать бомбардировщиков противника на их территории, когда они возвращаются на аэродром. Внимание и осмотрительность нарушены, большая вероятность встречи отстающих и подбитых.
          12. Атака самолетов над аэродромом оказывает большое моральное воздействие на противника. Главное при «охоте» за самолетами на аэродроме не обнаружить себя до момента атаки, всемерно использовать внезапность удара сверху или снизу с бреющего полета. При посадке атаковыватъ последние оставшиеся самолеты на кругу, при взлете атаковывать первые взлетающие.
          Бить взлетающие самолеты лучше после их отрыва.

V. Подготовка истребителей-«охотников»

          1. Подготовкой истребителей-«охотников» лично руководит командир авиаполка.
          2. Программа подготовки должна включить в себя вопросы:
          а) Летная подготовка:
          – тренировка в технике пилотирования и маршрутных полетах;
          – полеты в сложных метеорологических условиях;
          – тренировка в стрельбах по наземным и воздушным целям;
          – высотная подготовка.
          б) Наземная подготовка:
          – изучение организации и тактики противника и боевых порядков его войск;
          – фоторазведка, изучение района действий;
          – штурманская и метеорологическая подготовка .
          3. Истребитель-«охотник» постоянно должен информироваться авиационным штабом в изменениях наземной и воздушной обстановки, о группировке противника, дислокации ВВС и наземных войск противника в районе «охоты» – системе ПВО, службе ВНОС.

Начальник штаба 3-го истребительного авиакорпуса
полковник БАРАНОВ


Приказ
командующего войсками фронта
№ 001202/оп
о недочетах в ходе
наступательных боев
войск фронта
(13.12.43 г.)



ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 4-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА
№ 001202/оп

13 декабря 1943 г. Действующая армия
Содержание.   О недочетах в ходе наступательных боев войск фронта.

          Бои, проведенные войсками фронта в течение ноября и части декабря месяца с. г. на различных участках и главным образом на никопольском направлении, показали:
          1. Врагу нанесены исключительно большие потери в живой силе и технике. За ноябрь месяц уничтожено: до 15 000 солдат и офицеров, 485 танков и самоходных орудий, 335 тяжелых орудий, 1 112 пулеметов. Взято в плен 8 446 солдат и офицеров, 153 орудия, 261 пулемет и много другого ценного имущества и вооружения.
          2. Несомненный рост офицерского состава и штабов в организации и управлении боем. Проведенная в ноябре месяце операция по ликвидации противника на Кинбургская Коса показала возросшие способности офицерского состава вести бои на полное уничтожение противостоящего противника.
          3. Практика боев последнего периода подтверждает возросшее упорство, смелость и отвагу подавляющей массы бойцов.
          Однако наряду с этим выявлен и ряд существенных недочетов:

Управление войсками

          1. Неплохо зачастую организованное взаимодействие войск до боя нарушается с началом развития его. Танки теряют направление, артиллерия отстает от боевых порядков пехоты и танков, предоставляя их самим себе.
          Так при наступлении 4 гв. смк на Днепровка и с выходом в район Могила Каменная корпус встретил сильный заградительный огонь противника. Начальник штаба генерал-майор Жданов, находясь в боевых порядках корпуса, в течение всего дня не мог вызвать огня поддерживающей артиллерии.
          Как пример безобразной организации боя является случай, произошедший 27.11.43 г. в 28 армии, когда 101 тбр 19 тк, взаимодействуя с 301 сд, частью танков, потеряв ориентировку, начала давить и обстреливать свою пехоту, раздавив 7 орудий и при этом потеряв от огня своей артиллерии два подбитых танка.
          2. Наблюдение за полем боя организуется не всегда и в большинстве случаев плохо. Командиры частей и их штабы зачастую не знают истинного положения своих войск и не контролируют состояние подчиненных им штабов: штаб 51 армии в течение продолжительного времени, основываясь на неправильных данных штаба 10 ск, доносил о полном очищении от противника полуострова севернее и западнее Уржин, поверкой на месте этого не подтвердилось.
          В той же армии при проведении частной операции по овладению западной частью Турецкий Вал, выс. 14.8, Кула командир 1271 сп Егнозарьян потерял управление боем полка и в течение четырех дней доносил о якобы успешном выполнении боевой задачи. Штаб 387 сд (командир дивизии полковник Рослов) и штаб 55 ск (командир корпуса генерал-майор Ловягин, НШ корпуса – полковник Рухленко) не проверили организацию подготовки и ход боя полка, а четверо суток доносили ложные данные. В итоге полк понес большие потери в личном составе и вооружении, но поставленной задачи не выполнил.
          3. Отсутствует организация закрепления захваченных у противника опорных пунктов и рубежей. Так, 21.11.43 г. 221 сд (3 гв. армия) овладевает Стаханов, на следующий день в результате неоднократных контратак противника, силою от роты до полка, Стаханов дивизия оставила.
          27.11.43 г. части 19 тк, 320 и 61 сд овладевают курганами с отм. плюс 1.4, плюс 0.5, плюс 0.7, а утром 28.11.43 г. под воздействием контратак противника, силою до двух батальонов с группой танков эти курганы оставляются.
          4. Офицерский состав и штабы всех степеней проявляют явно недостаточную заботу о противотанковой оснащенности своей пехоты – обеспечение противотанковыми гранатами, бутылками «КС», противотанковыми минами, наличие и распределение в боевых порядках противотанковых ружей и орудий прямой наводки (в большинстве отстающих от пехоты).
          5. Слабое изучение обороны противника, как правило, незнание точного начертания переднего края главной полосы обороны и, как следствие этого, в результате первого дня атаки 20.11 командиры ряда соединений, да и штабы 3 гв., 5 уд. и 28 армий в большинстве не могли утвердительно заявить, вклинились ли они в передний край или только сбили боевое охранение противника.
          6. Разведка противника и ходе боя ведется слабо.
          7. В организации управления боем командиры и начальники штабов искусственно усложняют управление войсками, создают целую цепь пунктов управления: штаб, КП, опер. группа, НП, тогда как наставление по ПСШ-42 г. ст. 122-134 четко определяет два положения: собственно штаб как второй эшелон и командный пункт в составе: командования, оперативной группы, НП, группы связи и группы обслуживания. Несоблюдение указанных правил систематически приводило к изоляции командира от управления боем.
          Нередко КП развертывается на большом удалении от войск, чем нарушается ст. 61 проекта Полевого устава Красной Армии 1943 года. При передвижении войск перемещение КП запаздывает. Связь нарушается и управление боем теряется.

Пехота

          1. Слабо приучена использовать результаты огня своей артиллерии и авиации, как правило, бросок в атаку, с переносом огня артиллерии, запаздывает, в силу чего противник получает достаточное время, чтобы опомниться и привести себя в боеготовность для отражения наших атак.
          2. Не всегда все части и подразделения устойчивы при отражении контратак пехоты и танков противника. Нередки еще случаи, когда отдельные опорные пункты, взятые после большого напряжения и немалых потерь, отдаются противнику, контратакующему гораздо малыми силами по численности и оснащенности техникой (Стаханов, Цветков – 3 гв. армия; курганы с отм. плюс 1.4, плюс 0.5, плюс 0.7 – 28 армия; Веселый – 5 уд. Армия). Приказ НКО-42 г. № 227 войсками, очевидно, забыт.
          3. Пехотное оружие используется крайне недостаточно.
          4. Помощь танкам и отстающим орудиям сопровождения пехоты и танков оказывается недостаточно.
          5. Использовать и приспосабливать оборонительные сооружения противника (перекапывание брустверов, постройка дополнительных пулеметных площадок, амбразур и т. д.) не умеют. Лопаты для закрепления используются плохо.

Артиллерия

          1. Предварительная артиллерийская разведка целей явно недостаточна, вследствие этого огонь нередко ведется по недостоверным целям, т. е. по площадям с весьма низкой эффективностью и, как результат, огневая система противника подавляется недостаточно, не давая продвижения пехоте.
          2. Передовые артиллерийские наблюдатели в ходе боя отстают от боевых порядков пехоты и танков. Не оказывают им достаточной поддержки, предоставляя их самим себе.
          3. Как правило, артиллерия непосредственного сопровождения отстает от боевых порядков пехоты и танков.
          4. Многие артиллерийские начальники не проявляют необходимой инициативы по выискиванию опорных очагов противника, мешающих продвижению пехоты и танков.
          5. Старшие, как артиллерийские так и общевойсковые, начальники очень редко прибегают к маневру траекториями и массированному использованию артиллерии на отдельных участках боевых действий пехоты и танков.

Танковые войска

          1. Личный состав экипажей танков подготовлен недостаточно, вследствие чего на поле боя танки мало подвижны, не используют мощь огня и маневра, продолжительное время простаивают на одном месте, становясь таким образом мишенью для артиллерии и самоходных пушек противника, неся совершенно ненужные потери.
          2. Огонь с хода и коротких остановок во время атаки экипажи танков, как правило, не ведут, что позволяет пехоте противника отсекать своим огнем наступающую за танками нашу пехоту.
          3. Разведка огневых средств как перед боем, так и в бою отсутствует. Личный состав экипажей наблюдение за полем боя не ведет и целеуказанию не обучен.
          4. При построении боевых порядков танки распыляются (много резервируется) и используются для удара не массированно, не имеют в направляющих подразделениях наиболее подготовленных офицеров, вследствие чего теряют ориентировку на поле боя.
          5. Взаимодействие с пехотой и артиллерией в динамике боя теряется. Танки сопровождения пехоты, как правило, отрываются от нее и к пехоте обратно не возвращаются, огневые точки, мешающие ее продвижению, не подавляются. Ст. 228 проекта ПУ-43 изучена плохо, и требования статьи практически в бою не выполняются.
          6. Успех, достигнутый танками в бою, не закрепляются, пехота и особенно противотанковые средства, действующие совместно с танками, отстают и им не помогают.

          ПРИКАЗЫВАЮ:

          1. Настоящий приказ проработать со всем офицерским составом до командира роты включительно. На его основе разобрать конкретные недочеты прошедших боев в своей части с целью недопущения повторения их впредь.
          2. Используя временную задержку развития наших активных действий, по причине плохой погоды, учить подчиненный офицерский, сержантский и рядовой состав, используя максимум времени и возможностей. Доработать вопрос организации наступательного боя.
          3. Еще раз проработать со всем личным составом приказ НКО-42г. № 227 и потребовать его выполнения.
          Каждый случай отхода наших частей и подразделений под давлением противника расследовать, делая соответствующие выводы.
          4. Политорганам резко улучшить и усилить воспитательную работу среди прибывающего пополнения и особенно среди призванных из освобожденных районов. Воспитывать среди них упорство, смелость и отвагу. Широко пропагандировать образцы героизма отдельных лиц и подразделений.
          5. Начальникам родов войск на основе данного приказа дать указания подчиненным им войскам по искоренению отмеченных недочетов.
          6. О проведенных мероприятиях в соответствии с данным приказом донести 18 декабря 1943 года.

Командующий войсками
4 Украинского фронта
генерал армии ТОЛБУХИН


Член Военного Совета
4 Украинского фронта
генерал-майор КИРИЧЕНКО


Начальник штаба
4-го Украинского фронта
гвардии генерал-лейтенант БИРЮЗОВ


Боевой приказ
командующего войсками 37-й армии
№ 0087/оп
об организации
прочной обороны
(25.12.43)



БОЕВОЙ ПРИКАЗ
№ 0087/оп ШТАРМ 37 25.12.43 23 ч. 00 м.
Карта 100 000

          В целях создания прочной, неприступной для противника обороны, способной успешно противостоять массированным атакам танков противника, в дополнение к ранее изданным указаниям

          ПРИКАЗЫВАЮ:

          1. Командующему артиллерией армии, командирам корпусов и дивизий построить глубоко эшелонированную противотанковую оборону путем создания противотанковых опорных пунктов и противотанковых районов.
          Расположение противотанковых опорных пунктов на местности обеспечить взаимной огневой связью.
          Артиллерию на огневых позициях зарыть и надежно замаскировать с воздуха. Иметь погребки для снарядов и щели для всего личного состава.
          Подступы к огневым позициям артиллерии и противотанковым опорным пунктам минировать, для чего в каждом артиллерийском полку иметь по 200 противотанковых мин, устанавливаемых минерами, подготовляемыми из артиллеристов. При смене огневых позиций мины снимать и устанавливать в районах новых огневых позиций распоряжением командиров артиллерийских частей.
          2. Войскам продолжать круглосуточные работы по инженерному оборудованию и укреплению оборонительных полос соединений в прежних разграничительных линиях:
          а) Сомкнуть траншеи между полками, дивизиями и корпусами. Продолжать отрывку новых участков траншей для создания позиций фланкирующего огня. Развивать сеть ходов сообщения, приспосабливая их к ведению огня из всех видов оружия.
          б) Приступить к совершенствованию построенных траншей: разровнять и замаскировать брустверы; увеличить количество стрелковых ячеек в траншеях и ходах сообщений, оборудовать основные и по две-три запасных универсальных площадки для минометов, станковых и ручных пулеметов и противотанковых ружей; увеличить количество ниш для патронов, гранат и бутылок КС; сделать примитивные козырьки над пулеметами.
          в) Командирам всех степеней иметь оборудованные основные и запасные наблюдательные пункты, с которых было бы видно все поле боя, а для командиров соединений – просмотр поля боя на главном направлении.
          Иметь надежную связь с войсками. Проводные линии связи предохранять от разрывов снарядов и мин, для чего прокладывать их по траншеям, ходам сообщения или по специальным ровикам.
          Для всего личного состава оборудовать землянки, блиндажи и утеплить их.
          г) На оборонительные работы привлекать не менее 60 % численного состава дивизий, добиваясь выполнения нормы выработки как отдельными лицами, так и подразделениями в целом.
          д) Командирам стрелковых дивизий создать и иметь в постоянной боеготовности подвижные противотанковые резервы в составе артиллерийских и саперных подразделений с 500 противотанковых мин. В стрелковых корпусах иметь противотанковый резерв из приданных саперных подразделений с 500 противотанковых мин; в стрелковых полках создать противотанковый резерв в составе подразделений противотанковых ружей, отделения саперов и 100 противотанковых мин.
          е) Произвести усиление заграждений перед передним краем обороны, для чего на танкоопасных направлениях дополнительно установить противотанковые и противопехотные мины, фугасы, проволочные препятствия, усиленные сюрпризами и противопехотными минами. На подступах к переднему краю, трудно простреливаемых пехотным огнем, установить камнеметы и фугасы с горючей смесью.
          Промежуток между первой и второй траншеями главной оборонительной полосы минировать противотанковыми и противопехотными минами и сдать под охрану стрелковым подразделениям, занимающим эти траншеи. Движение в этом промежутке вне ходов сообщения и траншей воспретить.
          Произвести установку минных полей на танкоопасных направлениях до линии траншей дивизионных резервов, сдав их под охрану саперам. На основных дорогах установить управляемые фугасы.
          Минирование дивизионных полос обороны произвести с таким расчетом, чтобы количество установленных мин было не менее 2000 шт. на 1 км фронта.
          ж) На случай ведения боя в траншеях в каждом батальоне иметь запас противопехотных мин, ежей, спирали Бруно и мотки проволоки для заграждений траншей и ходов сообщения в случае прорыва противника в траншеи и его изоляции.
          з) Для устройства заграждений широко применять зажигательные противотанковые поля из бутылок КС.
          и) Все имеющиеся в полосе дивизии мосты заминировать, а узлы дорог подготовить к минированию. В полосе дивизий оставить по одной – две дороги на дивизию, остальные закрыть заграждениями. Схему дорог, оставленных для пользования и подлежащих минированию, представить штарму 26.12.43 г.
          3. Постройку оборонительных рубежей производить согласно боевому приказу № 0086/оп от 4.12.43 г., кроме того, построить отсечную позицию по левому берегу р. Ингулец фронтом на запад на участке (иск.) Искровка, (иск.) Веселый Кут.
          Постройку произвести силами:
          а) На участке (иск.) Искровка, Недай-Вода 1 гв. ВДД.
          б) На участие (иск.) Недай-Вода, (иск.) Веселый Кут силами 8-й инженерно-саперной бригады и 228 сд.
          4. Командирам соединений и частей тщательно организовать систему пехотного огня, увязав его с огнем артиллерии и минометов. Снабдить пехоту средствами борьбы с танками – гранатами, бутылками с горючей жидкостью. Создать максимальные запасы боеприпасов в траншеях: на каждый станковый пулемет – не менее 18-20 лент и на каждый ручной пулемет – 18-20 магазинов; на каждого бойца по 3-4 ручные гранаты и по 2 противотанковые гранаты.
          В каждом стрелковом батальоне создать по две-три группы истребителей танков (по 4-5 человек в каждом) и тренировать их в уничтожении танков противника.
          5. К 30.12.43 г. привести в порядок все оружие, особенно станковые и ручные пулеметы. Неисправное оружие в кратчайший срок отремонтировать и передать в подразделения.
          6. Решительно покончить с беспечностью в охранении войск, особенно в организации боевой службы на переднем крае обороны.
          Командиров подразделений и частей, не выполняющих уставные требования о мерах боевого обеспечения войск, предавать суду Военного Трибунала.
          Проверку бдительности органов боевого обеспечения производить лично командирам рот и батальонов, полков и дивизий и офицерами штабов. План расписания проверки командиров дивизий и их штабов представить 28.12.43 г.
          7. Командирам соединений и частей обратить особое внимание на обеспечение стыков. К 30.12.43 г. произвести проверку обеспечения стыков: между ротами – командирам батальонов, между батальонами – командирам полков, между полками – командирам дивизий и между дивизиями – командирам корпусов, оформив соответствующими актами.
          8. Получение подтвердить. План мероприятий и выполнение настоящего приказа донести к 30.12.43 г.

Командующий 37-й армией
генерал-лейтенант ШАРОХИН


Член Военного Совета 37-й армии
полковник АНОШИН


Начальник штаба армии
полковник БЛАЖЕЙ


Приказ
войскам Ленинградского фронта
№ 0259
о тактике действий,
технике управления огнем,
взаимодействии с пехотой
групп, дивизионов и батарей
ПП, ДД, КМГ и АР
при бое в глубине
(14.12.43)



ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА
№ 0259

14 декабря 1943 г. Действующая армия
Содержание.   О тактике действий, технике управления огнем, взаимодействии с пехотой групп, дивизионов и батарей ПП, ДД, КМГ и АР при бое в глубине.

          Опыт боев на нашем фронте показал, что артиллерия полностью справляется с решением задач подготовки и прорыва оборонительной полосы противника до захвата пехотой ближайшей тактической глубины 1-1.5 км. В дальнейшем, когда по условиям обстановки большая часть артиллерии вынужденно становится в положение децентрализации, командиры групп поддержки пехоты, дивизионов и батарей не проявляют необходимой в бою инициативы, не ищут целей, задерживающих продвижение пехоты и танков, а ожидают заявок командиров рот, батальонов и полков.
          Вместо наращивания огня при бое в глубине искусственно получалось затухание, сочетание огня с движением пехоты и танков нарушалось.
          Этими условиями обстановки пользовался противник для маневрирования огневыми средствами и живой силой на поле боя и задерживал продвижение нашей пехоты и танков.
          Все это является результатом неудовлетворительного планирования боя на всю глубину поставленной задачи со стороны командиров дивизии, корпусов и командующих армиями.
          В целях немедленной отработки тактики действий, техники управления огнем, взаимодействия с пехотой групп, дивизионов и батарей ПП, ДД, КМГ и АР при бое в глубине и обязанностей командиров стрелковых полков, дивизии и корпусов по управлений артиллерией

          ПРИКАЗЫВАЮ:

          1. Основным положением для всех артиллерийских групп считать непрерывность поддержки и распределения огня в строгом соответствии с планом действий пехоты и танков.
          2. Командир корпуса и стрелковой дивизии организуют управление артиллерией на всю тактическую глубину в полном соответствии с задачами пехоты и танков путем:
          а) организации непрерывной разведки последовательно атакуемых объектов;
          б) организации управления на КП и НП общевойсковых начальников с соответствующими артиллерийскими начальниками от групп ПП, ДД, КМГ и АР;
          в) создания условий, обеспечивающих переподчинение и постоянную поддержку пехоты и танков артиллерийскими частями и подразделениями групп ПП, ДД, КМГ и АР;
          г) распределения огней всей поддерживающей артиллерии для последовательного поражения объектов атаки, упреждая артиллерийским огнем маневр пехоты и танков разрушением траншей и уничтожением огневых точек;
          д) обеспечения непрерывности огня в процессе боя в глубине правильной организацией перемещения КП и НП общевойсковых и артиллерийских начальников и огневых позиций артиллерии.
          3. Основной задачей командира стрелкового полка и групп ПП при бое в глубине считать последовательное поражение объектов атаки в полном соответствии с планом действий пехоты и танков.
          Командир дивизиона и батареи, не ожидая требований пехоты на подавление целей, обязан немедленно целиком и полностью, по своей собственной инициативе, подавлять и уничтожать огневые точки, непосредственны мешающие продвижению поддерживаемой пехоты и танков, и цели, угрожающие им контратакой.
          Командир стрелкового полка и командир группы ПП организуют управление артиллерией при бое в глубине:
          а) своевременным выдвижением наблюдательных пунктов и организацией тщательного наблюдения за действиями противника и своей пехоты;
          б) своевременным перемещением боевых порядков артиллерии и подвозом боеприпасов;
          в) организацией подавлении огневого сопротивления на флангах наступающих подразделений;
          г) постоянной готовностью к объединению огневых усилий для нанесения массированных огневых ударов на решающем участке боя пехоты и танков;
          д) немедленной организацией противотанковой обороны захваченных опорных пунктов противника;
          е) привлечением всех артиллерийских и пехотных огневых средств против контратакующего противника – массированным огнем отсечь пехоту от танков, истребить танки и помочь своей пехоте разгромить противника.
          4. Основной задачей групп ДД, КМГ считать завоевание и поддержание огневого господства в ходе всего боя.
          Для управления и взаимодействия подгрупп, дивизионов и батарей ДД и КМГ с корпусами, дивизиями и стрелковыми полками соответственно установить связь и иметь две ответственные полосы:
          1) ответственная огневая полоса группы (подгруппы ДД, КМГ), в пределах которой находятся назначенные для поражения цели;
          2) полоса, в пределах которой командир батарей, дивизиона, полка подгруппы отвечает за недопущение артиллерийского и минометного огня противника по боевым порядкам своей пехоты и танков, совпадающая по фронту с полосой наступления поддерживаемой части.
          5. Командующим армиями и командирам стрелковых корпусов и дивизий приказ проработать со всем офицерским составом до командира роты – батареи.
          В период с 15 по 31.12.43 провести в разрезе указаний приказа со штабами командно-штабные военные игры и полевые учения войск в масштабе батальон – дивизион с отработкой вопроса – управление артиллерией при бое в глубине.
          Приложения:
          1. Схема – огневые задачи артиллерийских групп ПП, ДД, КМГ и АР при бое в глубине.
          2. Схема ответственных огневых позиций и полосы прикрытия подгрупп ДД, КМГ, СК и СД при бое в глубине.

Командующий войсками
Ленинградского фронта
генерал армии ГОВОРОВ


Член Военного Совета
Ленинградского фронта
генерал-лейтенант КУЗНЕЦОВ


Начальник штаба Ленинградского фронта
генерал-лейтенант ГУСЕВ



СХЕМА № 1
ОГНЕВЫЕ ЗАДАЧИ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ ГРУПП ПП, ДД, КМГ И АР
ПРИ БОЕ В ГЛУБИНЕ1

ЛЕГЕНДА

          1. Огневые группы стрелковых батальонов сопровождают пехоту огнем и колесами и обеспечивают бой пехоты за овладение траншеями и опорным пунктом.
          2. Группы ПП:
          а) Ведут разведку и наблюдение за полем боя.
          б) Подавляют и уничтожают огневые точки противника, непосредственно мешающие продвижению пехоты и танков (целиком и полностью по собственной инициативе командиров батарей и дивизионов).
          в) Подавляют огневые точки противника на флангах наступающих подразделений.
          г) Производят массированные удары по районам ПТО и контратакующей пехоте противника.
          3. Подгруппы КМГ:
          а) Ведут разведку минометных батарей.
          б) Подавляют минометные батареи противника, ведущие огонь по нашей пехоте.
          4. Подгруппы ДД:
          а) Ведут разведку артиллерийских батарей и наблюдение за коммуникациями и районами сосредоточения резервов.
          б) Подавляют артиллерийские батареи, ведущие огонь.
          в) Уничтожают резервы противника.
          г) Воспрещают противнику перегруппировку и занятие второго оборонительного рубежа.
          5. АР: подготавливает к прорыву 2-й оборонительный рубеж.
          а) Ведут разведку огней и узлов сопротивления 2-го оборонительного рубежа.
          б) Разрушает огневые точки (ДЗОТ, ДОТ) в опорных пунктах 2-го оборонительного рубежа.


СХЕМА № 2
ОТВЕТСТВЕННЫХ ОГНЕВЫХ ПОЛОС И ПОЛОСЫ ПРИКРЫТИЯ ПОДГРУПП
ДД, КМГ, СК, СД ПРИ БОЕ В ГЛУБИНЕ2

ЛЕГЕНДА

          Для управления и взаимодействия артиллерии ДД и КМГ с корпусами, стрелковыми дивизиями и стрелковыми полками устанавливаются две ответственные полосы:
          а) Ответственная огневая полоса, в пределах которой находятся назначенные для поражения цели.
          б) Полоса прикрытия, в пределах которой командир батареи, дивизиона, полка, подгруппы отвечает за подавление артиллерийского и минометного огня противника по боевым порядкам своей пехоты и танков, совпадающая по фронту с полосой наступления поддерживаемых частей.
          Распределение полос:
          1. Подгруппа артиллерии ДД отвечает за полосу СК
          Артполк из состава артиллерии ДД отвечает за полосу СД
          Дивизион отвечает за полосу СП
          Подгруппа КМГ отвечает за полосу СД
          Дивизион КМГ отвечает за полосу СП
          Группа ПП отвечает за свой СП
          2. Командиры подгрупп, полков, дивизионов артиллерии ДД и КМГ высылают своих офицеров – делегатов к соответствующим общевойсковым начальникам, в полосе действий которых несут ответственность и организуют с ними взаимодействие, устанавливают связь и наблюдение.

1 В правом верхнем углу страницы книги находится схема с указанием условных обозначений. На сайте схема не приводится – В.Т.
2 В начале страницы книги, под заголовком, находится схема с указанием условных обозначений. На сайте схема не приводится – В.Т.

Директива
командующего войсками 37-й армии
№ 001054
об итогах проведения
разведки боем
и о мероприятиях по обучению войск
разведывательным действиям
(18 декабря 1943 г.)


.

ВСЕМ КОМАНДИРАМ КОРПУСОВ И ДИВИЗИЙ

ШТАРМ 37 № 001054 18.12.43 г. 21.30. Карта 100 000

          В результате силовой разведки, проведенной частями армии 14.12.43 г., установлено:
          1. В тех частях, где проведению разведки предшествовала тщательная подготовка, эти части имели успех и задачу выполнили (10, 188 и 92 сд). За день до начала разведки со всем личным составом, назначенным для разведки, была проведена тщательная рекогносцировка местности, установлены и распределены маршруты, намечены рубежи исходных положений для наступления и для броска в атаку. На местности были проверены все вопросы взаимодействия с артиллерией и другими поддерживающими и приданными средствами. Были установлены простейшие сигналы вызова и прекращения артиллерийского огня, обозначения своих войск. Подробно были разработаны вопросы материального обеспечения разведки (боеприпасы, мины, ракеты, шанцевый инструмент, дымовые шашки, маскхалаты и т. д.). С офицерами отрядов, руководителями разведки были проиграны на местности летучки. Задачи были доведены до каждого бойца в отдельности. Перед разведкой была проверена готовность подразделений, оружия и средств связи.
          2. Правильно был выбран час атаки – 6.00, т. е. такое время, когда войска противника менее бдительны. Кроме того, это был час самого темного времени ночи – предрассветные сумерки.
          3. Правильно были распределены функциональные обязанности внутри разведывательных отрядов (группа захвата пленных, группы прикрытия и т. д.).
          Успеху разведки в значительной степени содействовало совмещение броска пехоты в атаку с артиллерийским налетом. С первым выстрелом разведывательные отряды бросились в атаку и под прикрытием артиллерийского огня ворвались в траншеи противника. Разведывательный отряд 228 сд опоздал с броском в атаку, отстал от огня артиллерии, вследствие чего успеха не имел. Бросок в атаку пехоты непосредственно вместе с огневым налетом был настолько неожиданным, что противник не успел изготовиться для боя и был уничтожен порвавшимися в траншеи нашими бойцами и частично пленен.
          Основная задача разведывательных отрядов – захват пленных – была выполнена почти без потерь, и только в результате боя за захваченные траншеи противника наши части понесли потери вследствие неумения вести траншейный бой. Как правило, весь состав разведывательных групп, ворвавшись в траншеи, занимается пленными и трофеями, не выставляя обеспечения на выходы и подходы к траншеям, не устанавливается наблюдение за противником, который, опомнившись после нашего налета и пользуясь беспечностью наших подразделений, по ходам сообщения врывается в траншеи и, действуя автоматным огнем и гранатами, выбивает наших разведчиков из занятых траншей. Артиллерия и минометы противника одновременно ведут заградительный огонь, окаймляя занятые нами траншеи и тем самым изолируя наши разведывательные группы от подхода поддержки и подноса боеприпасов.
          ПРИКАЗЫВАЮ:
          1. Командирам соединений и штабам всех степеней тщательно изучать итоги каждой разведки.
          2. Четко определять задачи разведывательным группам в соответствии с их целью. Выделяемые силы и огневые средства должны обеспечивать выполнение задач силовой разведки и находятся в зависимости от того, имеет ли она целью только захват контрольных пленных и вскрытие системы обороны противника или, помимо того, удержание захваченного объекта. Время атаки назначать также соответственно задачам: по захвату пленных – в предрассветный час и с вечера, для захвата объекта – с вечера, чтобы в случае успеха дать отряду возможность под покровом ночной темноты закрепиться и подтянуть поддерживающие и приданные средства.
          3. Опыт показал, что принципиально организация и состав разведывательных отрядов, предназначенных для захвата пленных методом разведки боем, должны быть от усиленной стрелковой роты до батальона.
          а) Сковывающая группа, имеющая задачей отвлечь внимание противника от основного направления действий разведывательного отряда. Она состоит примерно из одного-двух стрелковых взводов, усиленных саперами.
          б) Ударная группа (она же группа прикрытия) – от взвода до роты, взвод саперов, взвод противотанковых ружей. Задача – овладеть определенным объектом, дать возможность специально назначенной для этого группе захватить пленных, документы и прикрыть ее при отходе.
          в) Группа захвата пленных и документов (обычно разведчики), в составе 10-15 человек, которая выполняет свою задачу, действуя совместно с ударной группой.
          4. Подразделения, назначенные для разведки боем, должны быть тщательно подготовлены: строго распределены функциональные обязанности, проработаны направления, предусмотрены мельчайшие подробности взаимодействия и связи. Особое внимание уделять подбору солдат и офицеров.
          5. Если разведка боем не связана с овладением объектом и выполняет только задачу по захвату пленных, разведывательная группа обязана, захватив пленных, немедленно отойти в исходное положение. При этом группа, захватив пленных, отходит возможно быстрее, группа обеспечения прикрывает отход. Артиллерия и минометы прикрывают обе эти группы, окаймляя их огнем с флангов и тыла.
          6. Научить пехоту, во взаимодействии с артиллерией и минометами, вести бой в траншеях, врываться в траншеи непосредственно за артиллерийским огнем, чтобы не дать возможности противнику опомниться и поднять голову. Немедленно с занятием траншей все выходы и входы в траншеи должны быть заняты заранее выделенными группами бойцов (3-4 человека на каждый вход и выход) с ручными пулеметами, гранатами и автоматами. Подходы к траншеям по ходам сообщения заваливать, минировать, закрыть переносными препятствиями (ежи) и обеспечить прострел ружейно-пулеметным огнем. При наличии больших траншей, которые разведывательная группа или наступающее подразделение полностью не может освоить, траншеи также должны быть перекрыты завалами, минами, заграждениями и обеспечены ружейно-пулеметным огнем, чтобы не допустить атаки противника по ходам сообщения и траншеям. При прорыве противника в траншеи задачи подразделений, занимающих траншеи, – во взаимодействии с артиллерией и минометами, применяя завалы траншей и заграждения (по типу баррикад), изолировать противника от подхода резервов и уничтожить его огнем, штыками, гранатой, не давать ему распространиться в траншеях. Для борьбы в траншеях лучшее средство – граната, автомат, 50-мм миномет, которыми научить пользоваться бойцов и командиров. Для устройства завалов и заграждений в ходах сообщения и траншеях использовать группы саперов, заранее придаваемые частям и имеющие специальную задачу обеспечения траншейного боя. Саперов усиливать пулеметами и автоматчиками. Во время боя пехоты в траншеях артиллерия и минометы, а также пулеметы должны вести отсечный окаймляющий огонь, не допуская противника проникать в траншей по ходам сообщения и из глубины. Этот огонь должен быть спланирован заранее и открываться не только по вызову пехоты, ведущей бой в траншеях, но и по инициативе артиллерийских начальников, обнаруживших подход противника к траншеям.
          7. Приказ довести до командиров рот и батарей.

Командующий войсками
37-й армии
(подпись)


Член Военного Совета
37-й армии
(подпись)


Начальник штаба 37-й армии
(подпись)


Указания
командующего войсками
4-го Украинского фронта
по планированию
артиллерийского наступления
на ликвидацию
никопольского предмостного укрепления
противника
(1.12.43 г.)



«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий войсками
4-го Украинского фронта
(подпись)

Член Военного Совета
4-го Украинского фронта
(подпись)

1 декабря 1943 г.

УКАЗАНИЯ
ПО ПЛАНИРОВАНИЮ АРТИЛЛЕРИЙСКОГО НАСТУПЛЕНИЯ
4-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА НА ЛИКВИДАЦИЮ
НИКОПОЛЬСКОГО ПРЕДМОСТНОГО УКРЕПЛЕНИЯ

          Артиллерии 3-й гвардейской и 5-й Ударной армий провести 30-минутную артиллерийскую подготовку стрельбой на уничтожение и разрушение отдельных целей на переднем крае и в ближайшей глубине обороны противника, огнем отдельных орудий и батарей по знакам наблюдения разрывов.
          Орудия прямой наводки начинают стрельбу на уничтожение и разрушение отдельных целей на переднем крае и в ближайшей глубине с «Ч»-20 мин.
          С «Ч»-5 мин. до «Ч» артиллерии и минометам вести огонь в 3/4 темпа предельного режима огня по целям на переднем крае и в ближайшей глубине, а также по участкам вероятного нахождения противотанковых и огневых средств противника (82-мм минометы ведут огонь по окопам и ходам сообщения в течение всего периода артиллерийской подготовки).
          Огонь ведется до сигнала броска пехоты и танков в атаку.
          М-13 в артиллерийской подготовке использовать только по важнейшим узлам сопротивления.
          Артиллерия дальнего действия в период артиллерийской подготовки ведет огонь по стреляющим батареям противника. В «Ч» проводит 3-минутный огневой налет по точно установленным батареям противника и скоплениям живой силы в глубине обороны противника.

В период поддержки атаки

          С выходом пехоты и танков на рубеж атаки, по сигналу или команде командира группы поддержки пехоты, огонь в том же темпе переносится артиллерией в глубину на 200-300 м, минометами – на 150-200 м и ведется до овладения пехотой и танками объектами атаки.
          Группа артиллерии дальнего действия ведет огневое наблюдение за батареями, по которым производился огневой налет, и ведет борьбу со стреляющими батареями противника.

В период обеспечения боя в глубине

          Артиллерия и минометы поддержки пехоты ведут огонь на сопровождение по отдельным наблюдаемым целям и методом последовательного сосредоточения огня.
          Группа артиллерии дальнего действия продолжает борьбу со стреляющими батареями противника, в готовности обрушиться по любому объекту одновременно всей группой.
          Огнем отдельных установок и батарей М-13, а в отдельных случаях дивизионов, по живой силе противника добиться длительного огневого воздействия на него.
          Передовые наблюдатели гвардейских минометных частей следуют за пехотой и вызывают огонь по своей инициативе.
          Не допустить контратак пехоты и танков противника:
          3-й гвардейской армии – со стороны Днепровка и долины безымянного ручья, впадающего в озеро Белозерский лиман.
          5-й Ударной армии – из долины безымянного ручья, впадающего в озеро Белозерский лиман, как на правый фланг своей ударной группы, так и на левый фланг 3-й гвардейской армии, а также из балок Сербинова, Большая Знаменка и Верх. Рогачик.
          28-й армии – со стороны Екатериновка и Константиновка.
          Ответственная огневая полоса группы артиллерии дальнего действия: 3-й гвардейской армии слева – Нов. Петровка, отм. 72.0 (4 км южнее Большая Знаменка), 5-й Ударной армии справа – Нов. Петровка, отм. 80.0.
          3-й гвардейской армии с выходом пехоты на рубеж отм. 85.0, отм. 76.1, не допустить движения противника из Водяное и Каменка на переправы через р. Днепр.

Сопровождение танков

          Сопровождение атаки танков проводить методом последовательного сосредоточения огня и огнем орудий танковой поддержки.
          Орудия танковой поддержки выделить на каждый танк.
          К каждому взводу танков прикрепить батарею истребительно-противотанковой артиллерии. Орудия и батареи танковой поддержки следуют за поддерживаемыми танками, следят за их действиями и обеспечивают их движение и бой. Особое внимание уделять организации взаимодействия между орудием и танком, батареей и взводом танков, командиром истребительно-противотанкового артиллерийского полка и командиром танкового полка, а также отработке сигналов взаимодействия.
          Каждый командир орудия и его расчет должны хорошо знать свой танк по отличительному знаку, окраске и пр.
          В каждой танковой бригаде иметь в радийном танке артиллерийского наблюдателя в должности не ниже командира дивизиона от полка, поддерживающего танковую бригаду. Наблюдатель в радийном танке должен иметь надежную радиосвязь со своим полком и с командиром танковой бригады, а также ориентирную карту с нумерованными квадратами и ориентирами. Наблюдатель должен следовать за боевыми порядками танковой бригады в таком удалении, чтобы видеть поле боя бригады и иметь возможность корректировать огонь.
          Командующему артиллерией 3-й гвардейской армии и его заместителю лично проверить закрепление орудий и батарей за танками и организацию взаимодействия между ними.
          …[«смазан» текст – В.Т.]… и 75-я легкие артиллерийские бригады использовать в противотанковой обороне захваченных рубежей.
          На флангах ударных групп для обеспечения от контратак тяжелых танков и огня самоходных орудий противника иметь подвижные группы 152-мм ПГ – 37 г. в составе не менее дивизиона, которые, по мере продвижения пехоты, перекатами следуют за ее флангами.
          Довести до всего состава артиллерии требование, чтобы огонь по танкам и самоходным орудиям велся до полного их уничтожения.
          Ни одного подбитого танка или самоходного орудия противника не должно быть, все должны быть уничтожены.

Организация противовоздушной обороны

          В 3-й гвардейской и 5-й Ударной армиях организовать группы зенитной артиллерии централизованного управления, с задачей прикрыть основную группировку артиллерии и боевые порядки пехоты. Организацию групп возлагаю на своего заместителя по ПВО войск фронта.
          На прикрытие 19-го танкового и 4-го механизированного корпусов выделить по одному полку малокалиберной зенитной артиллерии.
          При продвижении полки среднего калибра располагать на танкоопасных направлениях.

Расход боеприпасов

          Расход боеприпасов планировать по дням на всю операцию, расходуя в первый день операции 1/2 б/к.
          Расход снарядов М-13 – два залпа на всю операцию.

Командующий артиллерией
4-го Украинского фронта
(подпись)


Начальник штаба артиллерии
4-го Украинского фронта
(подпись)


Указания
штаба бронетанковых и
механизированных войск
Красной Армии
№ 1106651
по организации взаимодействия
танковых и механизированных войск
с авиацией и артиллерией
по опыту Белорусского фронта
(20 декабря 1943 г.)



Секретно
 

КОМАНДУЮЩИМ БРОНЕТАНКОВЫМИ И МЕХАНИЗИРОВАННЫМИ ВОЙСКАМИ ФРОНТОВ
КОМАНДУЮЩИМ ТАНКОВЫМИ АРМИЯМИ
КОМАНДИРАМ ТАНКОВЫХ И МЕХАНИЗИРОВАННЫХ
КОРПУСОВ

Ниже сообщается материал по организации взаимодействия танковых соединений с другими родами войск по опыту наступательных боев танковых войск Белорусского фронта для использования в войсках.

I. Организация взаимодействия с авиацией

Действия танкового корпуса поддерживала штурмовая авиационная дивизия, имея своего офицера с радиостанцией на наблюдательном пункте командира танкового корпуса.
Ввиду ограниченного количества танков у противника и значительного насыщения его обороны артиллерией, особенно зенитной, которая вела борьбу также и с танками, самолетам-штурмовикам ставилась основная задача – борьба с артиллерией противника.
Как показал опыт, налет самолетов-штурмовиков на огневые позиции артиллерии противника, предшествуемый атаке танков (ввиду разрыва времени между первым и последней), должного эффекта не давал, так как при налете штурмовиков артиллерия противника прекращала ведение огня, а при появлении танков открывала по ним интенсивный огонь.
Наилучший эффект давала следующая организация взаимодействия: появление самолетов-штурмовиков и их налет на объекты атаки являлись сигналом начала танковой атаки. Штурмовики подавляли опорные пункты и артиллерию на огневых позициях даже тогда, когда наши танки, ворвавшись в эти районы, вели бой против этих объектов. В этом случае летчики прекращали бомбежку и использовали только пулеметный огонь.
Пушечный огонь использовался в случае полной уверенности, что свои танки поражены не будут.
Танки, используя ослабление противотанкового огня противника во время штурмовки нашей авиацией, энергично продвигались вперед, врывались в районы, обрабатываемые авиацией, и довершали разгром неприятеля.
С подходом нашей пехоты удар танков и штурмовой авиации переносился в глубину в той же последовательности.
Широкое применение нашло использование штурмовиков в свободном полете, то есть «охотников», без предварительного указания цели.
В этом случае штурмовики группами в 3-4 машины летали в стороне от районов предполагаемых целей и вели тщательное наблюдение. Если во время атаки танков обнаруживались не подавленные танками и непосредственно с ними взаимодействующими штурмовиками цели, то штурмовики-«охотники» атаковывали эти цели и достаточно эффективно их уничтожали.
Действия ближнебомбардировочной авиации по боевым порядкам противника необходимо применять до начала атаки танков. С развитием боя в глубине, когда точное положение своих войск установить трудно, применение ближнебомбардировочной авиации необходимо ограничивать ударами по подходящим резервам, штабам, тылам, огневым позициям дивизионной артиллерии, то есть не ближе 3-4 км впереди атакующих своих частей.
Вызов и перенацеливание авиации в полете осуществлять с наблюдательного пункта командира танкового корпуса через радиостанцию офицера связи авиационного штаба.
При постановке задач следует принимать во внимание элемент времени. Практика показала, что с момента вызова и до появления штурмовиков над целью проходит в среднем 20-30 минут и такое же примерно время последним необходимо на подавление цели.
Применяемых цветных ракет из-за вспышек выстрелов и разрывов, а также трассирующих пуль и снарядов летчики не видят.
Наилучшим способом обозначения наземных войск являются ракеты цветного дыма в комбинации последних с применением полотнищ.

II. Организация взаимодействия с артиллерией

В наступательной операции, проводимой войсками 65-й армии, наступление танкового корпуса поддерживал артиллерийский корпус.
Офицер артиллерийского корпуса с радиостанцией находился при штабе артиллерии танкового корпуса и, кроме того, имел также дублирующую радиостанцию.
Для вызова огня в интересах бригад и по их заявкам от артиллерийских дивизий были выделены офицеры в бригады первого эшелона танкового корпуса. Эта офицеры двигались в радийных танках вместе с командирами бригад за боевыми порядками танковых батальонов, наблюдали ход боя и осуществляли непосредственно вызов артиллерийского огня.
Управление огнем по заявкам танковых бригад осуществлялось через штаб поддерживающей артиллерийской дивизии, а вызов огня в интересах всего танкового корпуса по наиболее важным объектам осуществлялся из штаба артиллерии танкового корпуса через штаб артиллерийского корпуса.
Такая организация связи позволяла гибко управлять артиллерийским огнем поддерживающей артиллерии, быстро его переносить и сосредоточивать в нужных районах как артиллерийских дивизий, так и всего артиллерийского корпуса.
До ввода в бой танкового корпуса артиллерийский корпус участвовал в артиллерийской подготовке.
С вводом танкового корпуса в бой весь артиллерийский корпус переключался на обеспечение действий танкового корпуса и вел огонь по заранее подготовленным рубежам и районам.
Благодаря отлично организованной прямой и четко работающей связи и непрерывному управлению огнем вся артиллерия могла обрушить свой огонь по целям и районам, оказывая решающее влияние на ход боя.
Такая связь давала возможность быстро сосредоточить огонь по целям, ранее не предусмотренным таблицей огня и выявленным в процессе боя.
Практика показала, что танковый (механизированный) корпус должен иметь прямую радиосвязь с артиллерией соседней армии, ибо в случае вызова огня последний, особенно при действиях в глубине обороны противника через шифрсвязь, отнимает весьма много времени.
Командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии ПРИКАЗАЛ:
1. При планировании и проведении боевых действий танковых войск использовать данный опыт организации взаимодействия танков с другими родами войск. Совершенствовать формы и методы взаимодействия, изыскивая наиболее совершенные и целесообразные, учитывая степень подготовки войск, характер театра военных действий, и дающие наибольший эффект в объединении усилий всех родов войск на поле боя.
2. Накопленный опыт организации и осуществления взаимодействия танковых и механизированных войск, особенно с авиацией и артиллерией, изучать, обобщать и представлять в штаб бронетанковых и механизированных войск Красной Армии.

Начальник штаба бронетанковых
и механизированных войск
Красной Армии
(подпись)


№ 1106651
20.12 1943 г.

Директива
штаба артиллерии
Белорусского фронта
№ 0485/оп
о корректировании
артиллерийского огня
из радийных танков
(2 декабря 1943 г.)



Секретно

ШТАБ АРТИЛЛЕРИИ БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА

 

КОМАНДУЮЩИМ АРТИЛЛЕРИЕЙ АРМИЙ
КОМАНДИРАМ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ КОРПУСОВ И ДИВИЗИЙ

При артиллерийском обеспечении действий танковых частей и соединений все шире практикуется корректировка огня приданной артиллерии из радийных танков.
Однако, как показывает практика, этому эффективному методу корректирования артиллерийского огня ряд артиллерийских и танковых командиров уделяет мало внимания, относится к организационным вопросам несерьезно и формально, в результате чего эффект или снижается или не достигается совершенно.
Пример. В одном из боев имел место случай, когда для обеспечения действий танков был выделен командир-корректировщик, который получил задачи непосредственно от командующего артиллерией дивизии, а штабом артиллерии дивизии была выделена специальная рация для связи с командиром-корректировщиком радийного танка. Казалось бы, все необходимое сделано и можно считать, что вопрос работы корректировщика решен.
Однако в действительности получилось не так.
Командир-корректировщик получил ее радийный танк, а только место в радийном танке, причем этот танк выполнял общую задачу в составе своего подразделения и следовал в общем боевом порядке. Вместо специальной, назначенной штабом артиллерии дивизии рации для связи с танками фактически связь с ними поддерживала другая станция, имевшая основной задачей – поддержку связи с пехотным командиром.
В результате такой организации взаимодействия:
а) командир-корректировщик прямой связи с артиллерийским начальником не имел и времени на вызов артиллерийского огня затрачивалось от 10 до 15 минут, а танки вынуждены были вести борьбу с противотанковыми орудиями противника своими силами;
б) радийный танк, выполняя общую задачу наряду с остальными танками полка, вскоре был поврежден, а работа командира-корректировщика на этом закончилась.
Само собой разумеется, что должного эффекта корректирование артиллерийского огня из радийного танка не получило.
Командующий артиллерией Белорусского фронта приказал:
В дальнейшем во всех случаях артиллерийского обеспечения действий танковых частей и соединений добиваться осуществления следующие положений:
1. Радийный танк (танки) должен выделяться в полное распоряжение командира-корректировщика, совершенно не участвуя в выполнении общей задачи танков.
2. Радийный танк, по указанию командира-корректировщика, выдвигается на рубежи, удобные для наблюдения, для корректирования огня с задачей обеспечения продвижения танков.
3. Для связи с радийным танком при артиллерийском начальнике, отвечающем за обеспечение действий танков, выделять рацию, работающую только с радийным танком.
4. Для поддержки атаки танков назначать дивизионы (полки) с задачей ведения огня только по заявке радийного танка.
5. До мельчайших подробностей отрабатывать вопросы целеуказания по карте (с разбивкой на квадраты, площади, от условной линии) и порядок радиосвязи.
6. Особое внимание уделять организационным вопросам, подлежащим решению артиллерийских и танковых начальников.

Начальник штаба артиллерии
Белорусского фронта
(подпись)


Начальник оперативного отдела
штаба артиллерии Белорусского фронта
(подпись)


№ 0485/оп
2.12 1943 г.

Выписка из указаний
командующего войсками
1-го Украинского фронта
№ 001448
по артиллерийскому
обеспечению обороны
(1 декабря 1943 г.)



ВЫПИСКА
ИЗ УКАЗАНИЙ № 001448 ОТ 1.12 1943 г. КОМАНДУЮЩЕГО
ВОЙСКАМИ 1-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА
ПО АРТИЛЛЕРИЙСКОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ ОБОРОНЫ

«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий войсками
1-го Украинского фронта
(подпись)

Член Военного совета
1-го Украинского фронта
(подпись)

1 декабря 1943 г.

Сов. секретно

Организация противотанковой обороны

Современная оборона должна быть прежде всего противотанковой. Основную тяжесть борьбы с танками противника принимают на себя истребительно-противотанковые полки и бригады. За последние 16-30 суток боев сожжено и подбито артиллерией 650 танков противника.
Многочисленные танковые атаки противника отбивались в большинстве случаев огнем орудий прямой наводкой истребительно-противотанковых артиллерийских бригад и истребительно-противотанковых артиллерийских полков, исключительной стойкостью личного состава. Примером этого могут служить действия одного полка 8-й гвардейской Киевской истребительно-противотанковой артиллерийской бригады.
В бою у Мохначка через передний край прорвалось 27 танков и 40 бронетранспортеров противника. Благодаря умело организованной обороне в первые же 10 минут боя полком было сожжено 13 танков и 6 бронетранспортеров.
Выбросив на фланг пулеметы, полк отбил атаки автоматчиков и восстановил положение на участке прорыва. Ряд истребительно-противотанковых артиллерийских полков показал также хорошие образцы борьбы с танками противника (1075, 1607, 315-й гвардейский полки и др.). В то же время командиры артиллерийских частей и старшие артиллерийские и общевойсковые командиры не учли особенностей действий танков противника, открывающих огонь с дистанций, превышающих дальность прямого выстрела наших орудий (иногда с полузакрытых огневых позиций), и поэтому некоторые истребительно-противотанковые полки не дали высокой эффективности в уничтожении танков.
Основные недостатки в борьбе с массированными атаками танков по опыту последних боев состоят в нижеследующем:
1. Отсутствует должное взаимодействие с пехотой.
2. Организация противотанковой обороны на новых рубежах проходит поспешно, без руководства со стороны командующих артиллерией дивизии и корпусов; необходимо поэтому, чтобы командующие артиллерией стрелковых корпусов и дивизий лично организовывали противотанковую оборону, устанавливали взаимодействие с пехотой.
3. В основу организации противотанковой обороны положить создание противотанковых опорных пунктов. Артиллерийское обеспечение обороны в мае – июне 1943 г. и последующие бои с противником на белгородском направлении показали правильность подобной организации противотанковой обороны.
4. При организации противотанковых опорных пунктов допускаются следующие недостатки:
а) Допускается скученное расположение орудий в опорном пункте. Для каждого орудия должны быть 2-3 огневые позиции, чтобы иметь возможность в ночное время или под прикрытием дыма менять огневые позиции, исходя из обстановки боя.
б) Отсутствует огневая взаимосвязь как между соседними противотанковыми опорными пунктами, так и между орудиями внутри батареи.
в) Оборудование и маскировка опорных пунктов производятся недостаточно.
5. Опыт учит, что, как и в период марта – июня 1943 г., организацию противотанковой обороны следует начать с установления взаимодействия с пехотой совместной рекогносцировкой местности, создания искусственных препятствий, отработки необходимой документации.
6. На основе опыта ноябрьских боев 1943 г. установлено, что танки противника действуют с большой осторожностью, открывают огонь по боевым порядкам нашей артиллерии с больших дистанций (1.5-2 км), а зачастую ведут огонь с места, останавливаясь на полузакрытых огневых позициях, вынуждая наши орудия прямой наводки преждевременно открывать огонь. Исходя из этого, следует запретить орудиям, поставленным для стрельбы прямой наводкой, открывать огонь с дальности, превышающей дальность прямого выстрела:
для 45-мм пушки – 500 м;
для 57-мм пушки – 1200 м;
для 76-мм полковой пушки, 122-мм гаубицы обр. 1910/30 г. и 1935 г., 152-мм гаубицы обр. 1909/30 г., 76-мм дивизионной пушки и 152-мм гаубицы-пушки обр. 1937 г. – 500 м;
для 152-мм гаубицы 1938 г. – 600 м;
для 107-мм пушки обр. 1931 /37 г. – 1000 м.
Имелись случаи, когда к преждевременному открытию огня понуждали пехотные и артиллерийские начальники. Запретить командирам стрелковых полков и батальонов вынуждать командиров истребительно-противотанковых частей открывать огонь по танкам противника преждевременно. На местности обозначить рубежи, с которых истребительно-противотанковая артиллерия будет открывать огонь по танкам. Эти рубежи должны знать и пехотные командиры. Следует понять, что преждевременное открытие огня увеличивает число промахов по атакующим танкам, повышается расход снарядов, чаще всего дефицитных (подкалиберных и кумулятивных), а главное, увеличивается процент потерь в личном составе и материальной части, а при наличии большого количества промахов падает уверенность в работе орудийного расчета и вера в свое оружие.
Снижение эффективности действий истребительно-противотанковой артиллерии в последних боях объясняется еще и недостаточной подготовкой наводчиков. Поэтому необходимо систематически тренировать орудийные расчеты в стрельбе по макетам танков из вкладышных стволиков или накладных винтовок. В декабре 1943 г. подготовить на каждое орудие не менее трех хорошо натренированных наводчиков.
Серьезным недостатком в практике использования противотанковой артиллерии является ярко выраженное стремление прикрыть все без исключения танкоопасные направления. Эта неправильная практика приводит к тому, что расходуются все противотанковые средства стрелковых корпусов и дивизий, артиллерии усиления и не создается противотанковый резерв. Опыт показал, что в противотанковой обороне следует более плотно прикрывать танкоопасные направления. Часть артиллерии обязательно иметь в подвижном противотанковом резерве. Опытом установлено, что в армейский противотанковый резерв должна входить истребительно-противотанковая бригада (или как минимум два истребительно-противотанковых артиллерийских полка), так как противотанковый армейский резерв должен быть настолько мощным, чтобы он мог отразить атаку крупных сил танков, и обладать высокой маневренностью. На других танкоопасных направлениях следует иметь подготовленные огневые позиции для развертывания подвижного противотанкового резерва в случае прорыва танков противника. Маршруты маневра должны быть отрекогносцированы.
Ходом боевых действий подтверждается, что все вероятные танкоопасные направления прикрыть, конечно, возможно, но за счет распыления противотанковых средств и снижения плотности противотанковой артиллерии на важнейших направлениях. В этих случаях противотанковая оборона неизбежно будет представлять собой «забор» из орудий, необходимая глубина обороны не будет достигнута и задача на уничтожение танков противника выполнена не будет. Некоторые общевойсковые и артиллерийские начальники считают, что, расположив подобным образом всю противотанковую артиллерию и лишив себя резерва, они сумеют в любой момент снять любой полк и поставить его на другое угрожаемое направление. Опыт, однако, учит, что для того, чтобы связать полк, противнику достаточно иметь небольшие силы и тогда в ходе боя снять этот полк будет невозможно. Если тем не менее и удается снять полк, то неизбежно будет нарушена система противотанкового огня, что подтверждено недавним опытом прорыва танков противника, путем обхода Высоко-Ставишенского опорного пункта. В этом противотанковом опорном пункте один полк стоявший на правом фланге, был снят, в противник прорвал оборону именно на этом направлении.
Опыт боев показал, что немецкая танковая дивизия атакует на фронте 2-3 км. Такую ширину фронта может прикрыть истребительно-противотанковый полк, а истребительно-противотанковая артиллерийская бригада прикрывает до 6-8 км. Исходя из этого, надо и производить расчет противотанковых средств на важнейших направлениях, доводя плотность противотанковой артиллерии на танкоопасных направлениях до 25 орудий на 1 км фронта.
В недавних боях имели место большие потери в некоторых истребительно-противотанковых полках как в личном составе, так и материальной части, вызванные тем, что иногда отсутствовало пехотное прикрытие и полки вынуждены были вести бой не только с танками, наступавшими с фронта, но и с сходящими боевые порядки группами автоматчиков.
Во избежание ненужных потерь и для большей устойчивости всей системы противотанковой обороны требую, чтобы истребительно-противотанковые артиллерийские полки и бригады всегда имели должное пехотное прикрытие. О каждом случае самостоятельного отхода пехоты за боевые порядки истребительно-противотанковых частей немедленно доносить мне для доклада командующему фронтом и привлечения виновных командиров частей к ответственности.
Для самообороны вооружить истребительно-противотанковые артиллерийские полки станковыми и ручными пулеметами, автоматами согласно утвержденному командующим фронтом расчету, сняв с их вооружения противотанковые ружья. В боекомплекте полка иметь до 10 % шрапнелей.
Командирам истребительно-противотанковых артиллерийских полков и бригад учесть опыт последних боев и впредь оборудовать перед огневыми позициями батарей стрелковые окопы для борьбы с автоматчиками силами орудийных расчетов и взводов управления.
7. Командирам истребительно-противотанковых артиллерийских полков и бригад иметь план боя, утвержденный командующим артиллерией дивизии. Руководство боем осуществлять с наблюдательного пункта, располагая последний в непосредственной близости от боевых порядков полка (бригады) и имея надежную связь с батареями полка и бригады.
8. Изучение причин того, что некоторые противотанковые опорные пункты в ноябрьских боях 1943 г. были смяты противником, не нанеся ему крупных потерь, показало:
а) Положительный опыт белгородской обороны не усвоен и не применен в настоящих боях. Система противотанкового огня не увязана с естественными и искусственными препятствиями. Требую создания искусственных препятствий (минирование, эскарпирование, устройство проволочных заграждений и т. д.) производить по указанию и требованию артиллерийских начальников.
б) Огонь противотанковой артиллерии не увязывается с огнем артиллерии, стоящей на закрытых огневых позициях, и последняя не ведет огня по местам скопления танков и пехоты противника. Требую произвести полную увязку огня дивизионной и армейской артиллерии с огнем противотанковой артиллерии, что должно быть зафиксировано в плане боя противотанковой артиллерии. Группы поддержка пехоты и армейские группы должны иметь подготовленные огни (НЗО, ПЗО, ДОН) для расстройства боевых порядков танков и пехоты противника еще на подступах к переднему краю и нанесения ему значительных потерь.
в) Со стороны некоторых командиров истребительно-противотанковых частей наблюдается невнимание к вопросам противотанковой разведки, разведки пути и т. д. Требую изменить отношение к разведке противника, использовать все средства разведки по их прямому назначению и выполнять имеющиеся на этот счет уставные положения.
В период с 1 по 10 декабря 1943 г. привести в порядок материальную часть; периодически производить выверку прицельных линий.
Обращаю внимание командующих артиллерией армий на необходимость неослабного внимания к организации непреодолимой противотанковой обороны на основе использования имеющегося опыта, на необходимость тщательного контроля со стороны командующих и штабов артиллерии за ходом организации всей системы противотанковой обороны и на необходимость ее непрерывного улучшения.
В каждом полку (бригаде) с участием офицеров штабов артиллерии армий произвести детальные разборы боевых действий полков и бригад, учтя опыт их боевой деятельности и на основе этого дать им подробные указания.

Командующий артиллерией
1-го Украинского фронта
(подпись)


Начальник штаба артиллерии
1-го Украинского фронта
(подпись)


Ф. 361, о. 34379с, д. 3, л. 312-316.

Приказ
войскам 1-го Украинского фронта
№ 0448
об устранении недостатков
в организации
противотанковой обороны
38-й армии
(16 декабря 1943 г.)



Секретно

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 1-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА
№ 0448

16 декабря 1943 г. Действующая армия
Содержание.   Об устранении недостатков в организации противотанковой обороны 38-й армии.

Произведенной проверкой установлен ряд существенных недостатков в организации противотанковой обороны 38-й армии. Несмотря на неоднократные указания и опыт прошедших боев, командиры стрелковых корпусов и дивизий, командиры артиллерийских частей упускают из виду ряд элементарных требований в организации артиллерийской противотанковой обороны.
К числу наиболее важных относятся следующие:
1. Недостаточное эшелонирование в глубину при построении противотанковых опорных пунктов. Орудия располагаются в линию, в результате чего снижается устойчивость артиллерийских частей в обороне.
2. Недостаточно четкое взаимодействие артиллерии с пехотой. Нет единой системы ориентирования, местность не закодирована. Порядок целеуказания, а в ряде случаев даже вызов огня – не отработан. Система артиллерийского огня с системой огня пехотного оружия не увязана или увязана недостаточно. Противотанковые ружья в систему опорных пунктов в ряде случаев не включены, огневой связи с противотанковыми орудиями не имеют.
3. Стыки между корпусами, дивизиями, противотанковыми опорными пунктами противотанковыми огневыми средствами обеспечены недостаточно. Системой артиллерийского огня предусматриваются неподвижные заградительные и сосредоточенные огни только перед передним краем. Внутри оборонительной полосы, а особенно на стыках, огни или совсем не намечены или отработаны и подготовлены плохо.
4. На подступах к противотанковым опорным пунктам и на танкоопасных направлениях инженерные противотанковые препятствия не созданы, а там, где они имеются, система противотанкового огня с системой инженерных противотанковых препятствий, в том числе с минными заграждениями, не увязана.
5. Инженерное оборудование боевых порядков артиллерии все еще остается недостаточным. Перекрытия слабые, либо вовсе отсутствуют; огневые позиции для круговой обороны не приспособлены, огневые позиции гаубичных батарей не имеют подготовленных площадок для стрельбы прямой наводкой. В большинстве случаев отсутствуют оборудованные пути подъезда к огневым позициям и подхода к наблюдательным пунктам.
6. Темп готовности к открытию плановых огней еще недостаточный, точность огня невысокая. Пристрелка плановых огней и реперов в некоторых артиллерийских частях не произведена, карточки противотанкового огня на огневых позициях обычно имеются, но рубежи открытия огня не определены. В ряде случаев дальности до ориентиров не промерены и не пристреляны. Огонь штабами командующих артиллерией дивизий и групп спланирован, но огни по дивизионам, а следовательно, и по батареям не распределены.
7. Для ночной стрельбы артиллерийские батареи не подготовлены. Отсутствуют осветительные приборы, фонари, светящиеся точки наводки. Многие истребительно-противотанковые артиллерийские полки осветительных средств (ракет) для стрельбы по атакующим танкам противника в ночное время не имеют. Специальные ракетчики для освещения на вероятных направлениях танковых атак не выделены и не обучены.
8. Почти на всех элементах боевых порядков артиллерии маскировочная дисциплина слабая. Маскировка орудийных окопов недостаточная. Допускаются излишние хождения как на огневых позициях, так и на наблюдательных пунктах. Подходы к наблюдательным пунктам и подъезды к огневым позициям не замаскированы. Огневая маскировка отсутствует совсем, планы огневой маскировки не составлены.
9. Служба разведки и наблюдения на наблюдательных пунктах организована плохо. Нет четкой системы наблюдения, секторы наблюдения не назначены. Точное начертание переднего края противника не установлено. Сведения о противнике на участке своей обороны неполные, отрывочные. Командиры батарей, дивизионов, а в ряде случаев даже командиры полков группировку противника перед собой, его силы, расположения танков и огневых средств знают плохо.
10. На многих огневых позициях нет противотанковых гранат, бутылок с горючей смесью. Имеющиеся ручные пулеметы и противотанковые ружья на огневые позиции не выставлены и в боевую готовность не приведены.
11. Планы контратак и артиллерийские поддержки контратак не продуманы и не разработаны.
12. До сих пор остается низким обеспечение ряда артиллерийских частей боеприпасами.
Для приведения артиллерийской противотанковой обороны в боевую готовность и обеспечения ее стойкости перед любыми атаками противника
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Командующим армиями, командующим артиллерией армий, командирам стрелковых, танковых и механизированных корпусов, командующим артиллерией корпусов немедленно принять самые решительные меры к устранению перечисленных выше недостатков.
2. В организации и построении артиллерийской противотанковой обороны руководствоваться положениями, изложенными в директивном указании командующего артиллерией фронта, утвержденном Военным советом, а также боевым опытом организации противотанковой обороны под Белгородом в июне-июле текущего года.
Командующему артиллерией 38-й армии, командующим артиллерией других армий потребовать от своих и подчиненных артиллерийских штабов ежедневного контроля за неуклонным выполнением всех требований, предъявляемых к жесткой противотанковой обороне, сурово взыскивая с нерадивых и виновных в наличии слабых звеньев этой обороны.
Требую от командующих армиями, командиров корпусов и дивизий, командующих артиллерией армий, корпусов, дивизий создания действительно жесткой непреодолимой противотанковой обороны.
Основой для этого должно быть использование опыта прошедших боев, тщательный повседневный контроль и постоянное совершенствование созданной на боевом рубеже обороны.

Командующий войсками
1-го Украинского фронта
(подпись)


Член Военного совета
1-го Украинского фронта
(подпись)


Начальник штаба 1-го Украинского фронта
(подпись)


Ф. 299, о. 12588сс, д. 2, л. 235-236.

Приказ
войскам 4-й гвардейской армии
№ 0052/оп
о создании прочной,
неприступной для противника
обороны,
способной успешно противостоять
массированным атакам танков
(25 декабря 1943 г.)



Сов. секретно

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 4-й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ
№ 0052/оп

25 декабря 1943 г. Действующая армия
Содержание.   О создании прочной, неприступной для противника обороны, способной успешно противостоять массированный атакам танков.

В целях создания прочной, неприступной для противника обороны, способной успешно противостоять массированным атакам танков и пехоты, а также в целях усиления бдительности в обороне
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Пехоту зарыть в землю. Для всего личного состава войск отрыть блиндажи, защищающие от поражения артиллерийским огнем противника, и утепленные землянки для отдыха. Лошадей и повозки укрыть в специальных щелях.
2. Организовать систему пехотного огня, увязав его с огнем артиллерии и минометов. Для пулеметов иметь запасные огневые позиции. Снабдить пехоту средствами борьбы с танками (гранатами, бутылками с горючей жидкостью). Тренировать истребителей танков и расчеты противотанковых ружей в уничтожении танков противника. Организовать работу снайперов.
Организованной системой всех видов пехотного огня вести систематический обстрел окопов противника.
3. В целях правильной организации управления войсками командирам батальонов и полков иметь оборудованные наблюдательные пункты, с которых было бы видно поле боя. Наблюдательные пункты командиров дивизий и корпусов иметь на главном направлении. На наблюдательных пунктах командиров всех степеней установить круглосуточное наблюдение за противником офицерами штаба; вести журнал наблюдения.
4. Решительно покончить с беспечностью в охранении войск и несении службы на переднем крае.
В батальонах иметь дежурного по переднему краю, которому вменить в обязанность поверять несение службы боевым охранением, дозорами и секретами, а также поверять постоянную готовность огневых средств к отражению противника. Повысить бдительность боевого охранения и подразделений первых эшелонов. Командиров подразделений, частей и соединений, не выполняющих уставные требования о мерах боевого обеспечения, строго наказывать.
Лично командиров полков и дивизий обязываю проводить поверку бдительности органов боевого охранения и несения службы на переднем крае.
5. Обратить особое внимание на обеспечение стыков между частями, выделив специальные огневые средства для прикрытия стыков и командиров, ответственных за них. Поверку обеспечения стыков производят старшие начальники: между ротами – командиры батальонов, между батальонами – командиры полков, между полками – командиры дивизий. После каждой поверки обеспечения стыков составлять акт.
6. Организовать охрану и оборону командных и наблюдательных пунктов полков, дивизий и корпусов. Особое внимание обратить на безусловную изоляцию служебных помещений отделов штабов от местного населения.
7. Запретить всему личному составу всякое хождение по просматриваемым со стороны противника местам обороны, дабы не иметь неоправданных необходимостью потерь от внезапных огневых налетов противника. Все передвижения как одиночно следуемых лиц, так и команд, производить по траншеям и ходам сообщения. Запретить скопления личного состава, особенно в районах батальонных кухонь и обозов.
8. На всех танкоопасных направлениях создать противотанковые опорные пункты. При создании противотанковых опорных пунктов учесть обязательное требование – не распылять артиллерийские средства. Иметь в противотанковых опорных пунктах артиллерию всех калибров, в том числе и 122-мм гаубицы.
В распоряжении старшего начальника иметь подвижные противотанковые резервы. На важнейших танкоопасных направлениях расположить 85-мм зенитные батареи, подготовленные для борьбы с танками.
Расположение противотанковых опорных пунктов на местности должно отвечать основному правилу – их взаимной огневой связи.
Подготовить заградительные огни по местам вероятного сосредоточения танков и пехоты противника, в первую очередь по лощинам и выходам из них. Лощины перекрыть батареями кинжального действия.
Подготовить всю артиллерию для контрподготовки в целях срыва готовящихся атак противника.
9. Широко применять инженерные заграждения в обороне. Перед передним краем и в глубине создать минные поля, а также зажигательные противотанковые поля из бутылок «КС». Узлы дорог, мосты заминировать. На важнейших дорогах подготовить управляемые фугасы. Перед передним краем создать проволочные заграждения, усилив их противотанковыми и противопехотными минами. Артиллерию на огневых позициях закопать и надежно замаскировать. Отрыть погребки для снарядов, щели и блиндажи для личного состава. Подступы к огневым позициям артиллерии заминировать.
10. На дорогах, идущих от командных пунктов корпусов к переднему краю, установить указатели и охраняемые шлагбаумы. Дороги в гололедицу посыпать песком.
11. Иметь надежную связь с войсками. Проводные линии связи предохранять от повреждения осколками снарядов и мин, для чего прокладывать их по ходам сообщения или специально отрытым ровикам. Особое внимание уделить связи наблюдательных пунктов общевойсковых начальников с наблюдательными пунктами артиллерии, а последних с огневыми позициями. Проводную связь дублировать. Установить световые и звуковые сигналы вызова огня артиллерии, станковых пулеметов и минометов.
12. Командующему артиллерией армии к 8.00 26.12 1943 г. представить мне на утверждение план артиллерийского обеспечения обороны, схему артиллерийской группировки, противотанковых опорных пунктов и подготовленных огней.
Начальнику инженерных войск армии к 8.00 26.12 1943 г. представить мне на утверждение план инженерного обеспечения, схему инженерных сооружений и минных полей.

Командующий войсками
4-й гвардейской армии
(подпись)


Член Военного совета
4-й гвардейской армии
(подпись)


Начальник штаба 4-й гвардейской армии
(подпись)


Ф. 320, о. 224904с, д. 16, л. 18-19.

Приказание
начальника штаба
5-й гвардейской армии
№ 0795
о случаях
недоведения до войск
в срок
решения командиров
(7 декабря 1943 г.)



Секретно
 

НАЧАЛЬНИКАМ ШТАБОВ КОРПУСОВ И ДИВИЗИЙ

За последнее время наблюдались случаи, когда решения командиров соединений доводились до войск с большим запозданием, причем основной причиной этих задержек, как правило, являлась большая затрата времени штабами соединений на отработку приказов и другой боевой документации. Имели место и такие случаи, когда боевая документация вовсе не отрабатывалась штабами соединений и полков и передача решений производилась в основном по телефону, что ни в какой мере не заменяет и не отменяет разработки необходимой боевой документации.
Кроме того, очень часто решения командиров соединений в штаб армии поступают с запозданием, в результате чего по существу создается возможность несвоевременного исправления неправильно принятых решений.
Особенно часто этим страдает штаб 33-го гвардейского стрелкового корпуса, который не заботится и не контролирует доставку документов, в силу чего стало не редким, когда решение командира 33-го стрелкового корпуса поступает в штаб армии на следующие сутки после проведенного боя.
Совершенно игнорируется возможность передачи приказов шифром; в то же время шифровальный аппарат загружается маловажными документами.
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Начальникам штабов обратить самое серьезное внимание на наиболее полную отработку боевой документации и доведение решений командиров до войск в самые сжатые сроки, всегда помня основное требование устава, что «командир батальона должен иметь не менее двух часов светлого времени для организации боя».
2. Запретить пересылку боевой документации (с решениями командиров соединений) через пункты сбора, используя для этого офицеров связи.
3. При каждой отправке копий боевых приказов и распоряжений контролировать их доставку к назначенному для доставки сроку.

Начальник штаба 5-й гвардейской армии
(подпись)


№ 0795
7.12 1943 г.
Ф. 328, о. 11818сс, д. 3, л. 179.

Боевой приказ
командира
8-го механизированного корпуса
№ 12
о наступлении корпуса
в районе
Бесспорная, Шлейдорово, Шевченково
(16 декабря 1943 г.)1



Секретно

БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 12 ШТАБ 8-го МЕХАНИЗИРОВАННОГО
КОРПУСА
Петровский 16.12.1943 г. 23 час 30 мин. Карта 100 000 – 1941 г.

Противник группами танков и пехоты 17-й танковой дивизии контратакует наши войска и стремится задержать наступление наших войск.
2. Справа соседей нет.
Слева – 7-й механизированный корпус – с исходного положения северная окраина Батызман – наступает в южном направлении с ближайшей задачей овладеть Широкая, в дальнейшем – Шевченково.
3. 8-й механизированный корпус имеет задачу – ударом в направлении: западные скаты высоты 174.0, Красное Озеро, коммуна Червоный Маяк перерезать железную дорогу у будки, в дальнейшем занять юго-западную окраину Шевченково, где закрепиться и перейти к обороне. Боевой порядок корпуса – в два эшелона.
4. 116-й танковой бригаде в составе пяти танков, двух «САУ-85», одной «САУ-122» наступать в направлении: западные скаты высоты 174.0, Красное Озеро, коммуна Червоный Маяк с ближайшей задачей занять Бесспорная, последующая задача – выйти Красное Озеро, в дальнейшем перерезать железную дорогу в районе коммуна Червоный Маяк и к исходу дня 17.12.1943 г. выйти на юго-западную окраину Шевченково.
5. 68-й механизированной бригаде – наступать за 116-й танковой бригадой с ближайшей задачей – занять западную окраину Бесспорная. Последующая задача – выйти на западную окраину Красное Озеро и к исходу дня 17.12.1943 г. перерезать железную дорогу в районе коммуна Червоный Маяк и выйти на юго-западную окраину Шевченково, где перейти к обороне.
6. 66-й механизированной бригаде со 2-м дивизионом 613-го минометного полка наступать за 116-й танковой бригадой с ближайшей задачей занять восточную окраину Бесспорная, последующая задача – выйти на восточную окраину Красное Озеро и к исходу дня 17.12.1943 г. перерезать железную дорогу в районе коммуна Червовый Маяк, выйти и занять юго-западную окраину Шевченково, где перейти к обороне.
7. 67-й механизированной бригаде с 1-м дивизионом 615-го минометного полка наступать уступом справа за 68-й механизированной бригадой, обеспечить правый фланг корпуса с запада, выставляя неподвижные заслоны в составе стрелкового взвода, усиленного артиллерией и минометами, фронтом на запад, в районах высота 162.1 Протопопово, курган + 2.5, Петрово.
8. 114-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк, 205-й отдельный гвардейский минометный дивизион – мой артиллерийский резерв. Задача: двигаясь за 68-й механизированной бригадой, быть готовым отразить контратаки противника с запада и юго-запада с направлений: Ново-Григорьевка, Березовка, Майбуд, Роза Люксембург, Каданьке. К исходу дня 17.12.1943 г. занять огневые позиции на юго-западной окраине Шевченково.
9. 1716-му зенитному артиллерийскому полку прикрыть боевые порядки корпуса. Двумя батареями прикрыть штаб корпуса.
10. Штаб корпуса до выхода частей на рубеж: Красное Озеро, Шевченково – Петровский, в дальнейшем – Батызман. Наблюдательный пункт с 6 час. 00 мин. 17.12.1943 г. на западных скатах высоты 173.0.
11. Готовность частей к наступлению – 5 час. 00 мин. 17.12.1943 г. Начало атаки – 6 час. 00 мин. 17.12.1943 г. по радиосигналу «333».
12. Донесения присылать:
а) о готовности к наступлению;
б) с переходом в атаку;
в) с выходом на рубеж: Протопопово, Широкая;
г) с выходом на рубеж Красное Озеро, Водяна;
д) с выходом на рубеж железной дороги;
е) с выходом на юго-западную окраину Шевченково.

Командир 8-го механизированного корпуса
(подпись)


Начальник штаба 8-го механизированного корпуса
(подпись)


Ф. 332, оп. 134377сс, д. 6, л. 77-78.

1 В книге данный документ дополнен схемой "Обеспечение фланга 8-го механизированного корпуса (Приложение к приказу № 12 от 26 декабря 1943 г.)".
На сайте схема не приводится - В.Т.

План
проведения мероприятий
по поддержанию
твердого государственного порядка
в тыловой полосе
1-го Украинского фронта
«Днепр»
(16 декабря 1943 г.)



«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий войсками
1-го Украинского фронта
(подпись)

Член Военного Совета
1-го Украинского фронта
(подпись)

16 декабря 1943 г.
Секретно

ПЛАН
ПРОВЕДЕНИЯ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ПОДДЕРЖАНИЮ ТВЕРДОГО
ГОСУДАРСТВЕННОГО ПОРЯДКА В ТЫЛОВОЙ ПОЛОСЕ
1-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА «ДНЕПР»

В целях установления твердого государственного порядка на всей территории тыловой полосы фронта и очистки ее от агентуры противника, пособников немецкого фашизма, бандитов, дезертиров и от лиц, уклоняющихся от мобилизации в армию, должны быть проведены следующие мероприятия:
Вся тыловая фронтовая полоса «Днепр» от линии соприкосновения с противником и до реки Днепр на участке Мысы, Тарасовичи и далее по условной линии Бол. Дымерка, Ядловка, Яготин, Драбов, Богодуховка разбивается на три зоны.
I. Зона отселения. Зона охватывает 10-километровую полосу от линии соприкосновения с противником и определяется условной линией, установленной постановлением Военного Совета фронта от 4 декабря 1943 г. № 001841, исправленной в соответствии со сложившейся обстановкой к моменту реализации настоящего плана.
Между дивизиями и армиями границами служат установленные разграничительные линии.
II. Армейская зона. Охватывает 25-30-километровую полосу от линии соприкосновения с противником и проводит по условной линии, определяемой штабом фронта в соответствии со сложившейся обстановкой к моменту реализации настоящего плана.
Между армиями границами служат установленные разграничительные линии.
III. Фронтовая зона. Охватывает полосу от соприкосновения с армейской зоной и до реки Днепр на участке Мысы, Тарасовичи и далее по условной линии Бол. Дымерка, Ядловка, Яготин.
Границами справа и слева служат разграничительные линии с Белорусским и 2-м Украинским фронтами.

РАСПОРЯДОК В ЗОНАХ


I. Зона отселения

1. Все гражданское население полосы всех без исключения населенных пунктов отселяется за пределы 35 км от линии фронта. В населенных пунктах может быть оставлено 4-5 человек из местных советских активистов, проверенных через органы «СМЕРШ», районные отделы НКВД, НКГБ, для наблюдения за сохранностью оставленного гражданами имущества. Эти лица снабжаются удостоверениями за подписью Военных Советов армий и представителей местных органов власти не ниже райисполкома.
2. В зону отселения запрещается въезд гражданским лицам; все задержанные в ней привлекаются к судебной ответственности.
3. В зоне отселения запрещается разведение костров, беспричинная стрельба, подача световых сигналов, езда на автомашинах с полным светом, кроме машин генералов, офицеров связи и других офицеров, выполняющих особые боевые поручения.
4. Для поддержания порядка, наблюдения за сохранностью построек и оставленного инвентаря от порчи и расхищения в каждом населенном пункте распоряжением командиров дивизий назначается военный комендант из числа наиболее развитых лиц сержантского состава и офицеров не выше младшего лейтенанта.
5. Ответственность за поддержание порядка в зоне отселения возлагается на командиров дивизий, которые обязаны организовать службу наблюдения и контроля, перехватывая постами наиболее важные и доступные для движения направления.

II. Армейская зона

1. Ответственность за поддержание твердого государственного порядка в армейской зоне возлагается на командующего армией.
2. Во всех населенных пунктах распоряжением командующего армией должны быть созданы районные и сельские военные комендатуры в составе: районная военная комендатура – военный комендант (старший лейтенант, лейтенант) и два сержанта или рядовых, сельская военная комендатура – военный комендант (лейтенант, младший лейтенант) и один сержант или рядовой.
3. Военные комендатуры должны работать в тесном контакте с представителями местных партийных и советских органов по поддержанию строгого государственного порядка, руководствуясь специальной инструкцией.
4. Сельские военные комендатуры подчинить районным военным комендатурам, а последние начальнику тыла армии. В пунктах, где приказом командующего армией назначены начальники гарнизонов, местные военные комендатуры подчинить им в общеадминистративном отношении. Комендатуры обеспечить средствами передвижения за счет местного населения в пределах реальной необходимости. Всех комендантов снабдить мандатами за подписью начальника охраны тыла 1-го Украинского фронта.
5. В узловых населенных пунктах за счет армейских заградотрядов иметь подвижный резерв в составе не менее усиленного взвода для усиления отдельных направлений и пунктов, для борьбы с немецкими парашютистами.
6. В узловых пунктах и на важнейших перекрестках дорог иметь посты наблюдения и контроля от армейских заградотрядов и, кроме того, систематически просматривать подвижными патрулями промежутки между постами, не допуская проникновения в тыл врагов, дезертиров и уклоняющихся от мобилизации.

III. Фронтовая зона

1. Ответственность за поддержание твердого государственного порядка во фронтовой зоне возлагается на начальника войск НКВД по охране тыла 1-го Украинского фронта и командиров полков войск НКВД в пределах их участков.
2. Во всех крупных населенных пунктах создать военные комендатуры в составе военного коменданта и одного сержанта или рядового. В районных центрах и крупных узловых пунктах создать районные военные комендатуры в составе военного коменданта, двух сержантов или рядовых.
Сельские военные комендатуры подчинить районным военным комендатурам данного района, а последние – начальнику войск НКВД по охране тыла 1-го Украинского фронта.
Для руководства и контроля за работой военных комендатур назначить по одному офицеру войск НКВД на каждый район.
Укомплектование военных комендатур произвести за счет фронтовых офицерских полков и 234-го фронтового запасного стрелкового полка.
Персональный состав военных комендантов утвердить начальнику войск НКВД по охране тыла 1-го Украинского фронта.
Военным комендантам в своей работе руководствоваться прилагаемой к настоящему плану «Инструкцией военным комендантам»2. Военным комендантам выдается удостоверение за подписью начальника войск НКВД по охране тыла фронта.
3. В населенных пунктах, где имеются войсковые части, учреждения и заведения, кроме постоянных военных комендатур, назначить начальников гарнизонов, персональный состав которых командующим армиями представить [на утверждение] командующему фронтом не позже 15 декабря 1943 г.
4. На всех важнейших узлах дорог и на направлениях наиболее вероятного проникновения в тыл немецких шпионов, диверсантов и уклоняющихся от мобилизации установить неподвижные посты, на ночь секреты и организовать патрульную службу, с тем чтобы фронтовую зону сделать действительно непроницаемой.
5. В районах дислокации штабов пограничных полков и батальонов иметь постоянные подвижные резервы силой до роты, батальона, которые использовать для усиления отдельных направлений, прочесывания отдельных районов, для борьбы с бандитизмом и парашютистами противника.
Особое внимание обратить на подступы к реке Днепр в районах переправ и на маршруты: Колыбань, Дуброва, Каганович, Овруч; Чернобыль, Кабаны, Базар, Чеповичи; Чернобыль, Термаховка, Малин, Чеповичи; Горностайполь, Зарудье, Дымер, Иваньков, Каганович, Киев, Гостомель, Бородянка, Рудня, Песковская, Малин; Киев, Рожев; Киев, Ясногородка, Бышев; Киев, Плесецкое, Фастов; Киев, Васильков; Киев, Обухов и железнодорожные линии: Чернигов, Овруч, Киев; Малин, Коростень; Киев, Фастов.
Особо тщательно контролировать район Киева в радиусе Вышгород, Горянка, Белгородка, Ходосовка, Гнедынь, Бровары, Погребы, исключив проникновение в этот район немецких шпионов, диверсантов, дезертиров и уклонившихся от военной службы, проводя систематическую проверку и очистку этого района.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ, УПРАВЛЕНИЕ И МЕРОПРИЯТИЯ
В АРМЕЙСКИХ И ФРОНТОВОЙ ЗОНАХ

1. Командующим армиями и начальнику войск НКВД по охране тыла 1-го Украинского фронта детально разработать план взаимодействия между отдельными военными комендантами армейской и фронтовой зоны «Днепр» с дислоцируемыми в этих зонах войсковыми частями, подвижными резервами и органами НКВД, НКГБ.
Наряду с этим отработать вопросы управления всей системой охраны армейской и фронтовой полосы, обеспечив безотказную систему информации и постановку дополнительных задач.
Для связи с военными комендантами использовать телефонную связь НКС.
2. Для успешного выполнения поставленных задач по поддержанию твердого государственного порядка в армейской и фронтовой зонах, помимо перечисленных выше сил и средств, по согласованию со старшими войсковыми командирами привлекать войсковые подразделения и части, дислоцируемые в этих зонах.
3. Военным Советам армий немедленно навести соответствующий порядок в тылу армейской зоны.
Поднять на должную высоту гарнизонную службу, обязав начальников гарнизонов систематически организовывать патрульную службу как в гарнизонах, так и в радиусе 5-10 км прилегающей к ним местности, обратив особое внимание на узлы дорог, железнодорожные станции и пути наиболее вероятного движения и проникновения в тыл агентуры противника.
4. Всем начальникам гарнизонов и военным комендантам армейской и фронтовой зон всех отставших от своих частей и разыскивающих свои части задерживать, группировать в команды и направлять на сборно-формировочные пункты соответствующих армий или в 234-й фронтовой запасный стрелковый полк.
Лиц подозрительных, не имеющих документов, под конвоем направлять в подразделения войск НКВД, райотделы НКВД, а при отсутствии последних в контрразведывательные отделы НКО «СМЕРШ» частей и соединений.
5. Всем командирам частей и соединений категорически запретить шоферскому составу подвозить граждан, не имеющих документов.
В армейской и фронтовой зонах разрешается движение автотранспорта с полным светом, кроме маршрутов и районов, о которых будут даваться особые указания.
На переправах через реку Днепр, в городе Киеве и в населенных пунктах, где расположены штабы не ниже дивизий, госпитали, склады, и на железнодорожных станциях разрешается движение автотранспорта с замаскированным светом, кроме автомашин генералов, офицеров связи и других офицеров, выполняющих особые боевые поручения.
Всему шоферскому составу иметь справки о закреплении автомашины, а на перевозимые грузы – открытые листы.

РЕЖИМ ДЛЯ ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ В АРМЕЙСКОЙ
И ФРОНТОВОЙ ЗОНАХ

1. Исполнительные комитеты депутатов трудящихся Киевской, Житомирской и частично Полесской областей должны произвести строгий учет всего населения, постоянно проживающего в населенных пунктах и городах тыловой фронтовой полосы «Днепр», выдав всему взрослому населению справки за подписью начальников райотделов НКВД по представлении списков городскими и сельскими исполкомами.
2. Всех гражданских лиц, временно проживающих в городах и сельских местностях тыловой фронтовой полосы «Днепр», взять на персональный учет, проверить через органы НКВД и всех, вызывающих сомнение, отселить за пределы полосы. Остальным гражданам справки выдавать на общих основаниях.
3. Исполкомам райсоветов депутатов трудящихся через сельские Советы объявить всему местному населению, что въезд и выезд из полосы «Днепр» категорически запрещается. Проникшие в эту полосу будут задерживаться и предаваться суду военного трибунала.
4. Решением местных Советов депутатов трудящихся в населенных пунктах полосы «Днепр» создать институт десятидворок во главе с уполномоченными, которым:
а) выявлять и задерживать всех лиц, не имеющих документов на право проживания и пребывания в данном населенном пункте-десятидворке;
б) систематически проверять все жилые и нежилые строения своей десятидворки и прилегающую к ней местность с целью задержания всех неизвестных и подозрительных лиц;
в) о появлении неизвестных и подозрительных лиц, как одиночек, так и групп, о высадке противником парашютистов при невозможности их немедленного задержания сообщать военному коменданту данного населенного пункта, в подразделения войск НКВД, в милицию или в ближайшие воинские части Красной Армии;
г) наблюдать за точным соблюдением жителями светомаскировки и порядка, установленного в полосе «Днепр».
5. Решениями Киевского, Житомирского, Полесского обкомов и облисполкомов обязать райкомы и райисполкомы во всех населенных пунктах силами истребительных отрядов и местного населения организовать охрану железнодорожных сооружений, мостов, узлов связи и линий, учреждений и предприятий и повседневное патрулирование в населенных пунктах, а также периодическое прочесывание местности, лесных массивов и других укрытий с целью задержания враждебных элементов, дезертиров и уклоняющихся от мобилизации.
6. Обязать районные исполнительные комитеты депутатов трудящихся, сельские Советы и всех граждан поддерживать в проезжем состоянии дороги, производить ремонт мостов местного значения, сбор трофейного и отечественного вооружения, боеприпасов и военного имущества с передачей их трофейным комиссиям и воинским частям, захоронение трупов людей и животных, поддержание в порядке могил погибших воинов.
7. Обязать райкомы, райисполкомы и сельские Советы по согласованию с военными комендантами создать в населенных пунктах бригады и группы содействия в составе 10-15 человек, на которых возложить следующие задачи:
а) сообщать о появлении подозрительных лиц;
б) задерживать обнаруженных агентов противника, военнослужащих армии противника, парашютистов, сигнальщиков, дезертиров, мародеров;
в) самостоятельно преследовать парашютистов и военнослужащих армии противника (экипажи сбитых самолетов, оставшихся в тылу отдельных военнослужащих или мелкие группы вражеской армии), сообщая немедленно об этом военному коменданту населенного пункта или ближайшему подразделению войск НКВД;
г) участвовать вместе с войсковыми группами в производстве облав, проческе лесов, проверке населенных пунктов и т. п.;
д) выполнять срочные поручения по связи между военным комендантом и отдельными войсковыми группами;
е) проверять выполнение правил режима, установленного в прифронтовой полосе, сообщая о нарушителях такового военному коменданту.
8. Потребовать от сельсоветов, председателей колхозов, директоров совхозов и машинно-тракторных станций создания пожарных команд и оборудования пожарных депо противопожарным инвентарем, установив в них круглосуточные дежурства.
9. Запретить передвижение граждан за пределы своего сельсовета без специальных справок, выданных местными органами власти. Справки выдавать в исключительных случаях в пределах районов за подписью председателя сельского Совета, а при поездках за пределы районов – за подписью райисполкомов, лицам, имеющим удостоверения личности.
10. Передвижение местного населения в городах и селах разрешить с 6.00 до 22.00.
11. Всем домовладельцам и квартиронанимателям принимать на ночлег военнослужащих с разрешения военных комендантов, гражданских лиц – с разрешения председателей сельских Советов после тщательной проверки документов, удостоверяющих личность. Всех военнослужащих и гражданских лиц, не имеющих документов, задерживать и направлять к военным комендантам населенных пунктов, в органы НКВД, милиции, а при отсутствии последних – в ближайшие воинские части.
12. Руководителям учреждений, предприятий, а также местным жителям строго соблюдать светомаскировку.
13. Запретить разведение костров в ночное время где бы то ни было.
14. В ночное время во всех населенных пунктах организовать поочередное дежурство (ночные обходы) активистов из местного населения.
15. Через местные органы власти предупредить все население, что за невыполнение установленного режима виновные будут привлекаться к ответственности по законам военного времени.
Срок выполнения плана мероприятий по поддержанию твердого государственного порядка в тыловой полосе 1-го Украинского фронта «Днепр» установить 28 декабря.
Контроль за выполнением намеченных мероприятий возложить на начальника войск НКВД по охране тыла 1-го Украинского фронта, последнему 22, 25 и 30 декабря докладывать Военному Совету фронта о ходе выполнения намеченных мероприятий.

Заместитель начальника штаба
1-го Украинского фронта
(подпись)


Начальник войск НКВД
по охране тыла 1-го
Украинского фронта
(подпись)


Ф. 300, оп. 41006с, д. 2, лл. 95-98.

1 Постановление в настоящем выпуске Сборника не публикуется.
2 Инструкция в настоящем выпуске Сборника не публикуется.

Отчет
[начальника инженерных войск
7-й гвардейской армии
начальнику штаба инженерных войск
2-го Украинского фронта]
об инженерном обеспечении
форсирования р. Днепр
7-й гвардейской армией
(23.9-26.10.43 г.)
(31 декабря 1943 г.)



СОВ. СЕКРЕТНО

«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий войсками
7-й гвардейской армии
гвардии генерал-лейтенант
ШУМИЛОВ

Член Военного совета
7-й гвардейской армии
гвардии полковник
МУХИН1

31 декабря 1943 г.


ОТЧЕТ
[НАЧАЛЬНИКА ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК 7-й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ НАЧАЛЬНИКУ
ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК 2-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА] ОБ ИНЖЕНЕРНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ
ФОРСИРОВАНИЯ р. ДНЕПР 7-й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИЕЙ (23.9-26.10.43 г.)2

I. ОБЩАЯ ОБСТАНОВКА

          После освобождения города Харьков войска 7-й гвардейской армии вели наступательные бои с противником, оказывавшим упорное сопротивление на промежуточных рубежах по рекам Уды, Мерефа, Ольховатка, а также в районах Крестище, Берестовенька; гор. Красноград и Ливенское3.
          По мере продвижения наших частей в общем направлении на Красноград, Нехвороща, Ливенское, Нов. Орлик сопротивление противника заметно ослабевало, а с рубежа Рекуновка, Ливенское, Маячка4 враг начал поспешный отход за р. Днепр.
          Преследуя отходящего противника, 7-я гвардейская армия к исходу 23.9.43 г. передовыми частями вышла к р. Днепр.
          Положение частей к исходу 23.9.43 г. см. на прилагаемой карте (приложение № 1)5.
          Согласно оперативной директиве командующего фронтом от 20.9.43 г.6 перед армией ставилась задача 24.9.43 г. форсировать реку Днепр на фронте Переволочная, Стар. Орлик и захватить плацдарм Мишурин Рог, Анновка, Ново-Александровка.

II. ИНЖЕНЕРНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ФОРСИРОВАНИЯ


Подготовительные мероприятия

          1. Изучение р. Днепр и района возможного форсирования было начато в ходе наступательных операций по «Военно-гидрографическому справочнику» Главного военно-инженерного управления Красной Армии, по «Гидрометеорологическому справочнику» Главного управления гидрометеорологической службы Красной Армии, путем опроса местных жителей и по картам крупного масштаба.
          После получения задачи на форсирование, кроме того, была предпринята аэрофотосъемка района между р. Ворскла и р. Орель.
          Необходимо отметить, что ни один из этих источников ни в отдельности, ни в комплексе не давал исчерпывающих данных для правильной оценки реки и подступов к ней, а равно и для принятия более или менее правильного инженерного решения. Скудные сведения справочников давали не больше, чем имеющиеся карты, а показания жителей населенных пунцов, удаленных от р. Днепр, как правило, не отвечали на интересующие вопросы.
          Лучшим способом изучения, как и следовало ожидать, оказалась личная рекогносцировка офицеров штаба и начальников родов войск во главе с командующим армией, проведенная днем 24.9.43 г., т е. непосредственно перед началом форсирования.
          Личным наблюдением удалось установить
          а) отсутствие у противника организованной обороны и каких-либо инженерных сооружений и препятствий, кроме бессмысленного эскарпированная правого берега р. Днепр в районе Бородаевка;
          б) возможность скрытого подхода к берегу войсковых соединений и частей, а также сосредоточения переправочных средств по вполне пригодным дорогам;
          в) значение и необходимость захвата островов для обеспечения успеха переправы;
          г) значительное обмеление реки в связи с выходом из строя Днепрогэса;
          д) наличие на реке ограниченного количества рыбацких лодок.
          В целом район предстоящего форсирования представлялся тактически мало выгодным, т. к. берег, занятый противником, командовал над левым берегом на всем протяжении, а цепь господствующих высот (особенно, высота 147.4 и высота в районе Домоткань, непосредственно примыкавшие своими подошвами к берегу) позволяла противнику контролировать почти все русло реки.
          В инженерном отношении сама река и прилегающая к берегу местность оказались более удобными, чем они значились на карте и лишь наличие сыпучих песков на ближних подступах к берегу и на островах внушало опасение, связанное с трудностью пропуска по ним артиллерии и автотранспорта.
          В результате проведенной рекогносцировки командование, штаб и инженерное руководство армии получили вполне исчерпывающие данные и в полной мере использовали их как при планировании операции, так и при организации форсирования и управления переправами.
          2. Обеспечение переправочными средствами и их сосредоточение. К моменту получения задачи на форсирование (20.9.43 г.) армия располагала приданным 40-м ордена Красной Звезды отдельным моторизованным7 понтонно-мостовым батальоном, который следовал непосредственно за наступающими войсками, составляя единственную непрочную надежду начальника инженерных войск армии на возможность обеспечения предстоящего форсирования. Непрочность эта вытекала из личного предупреждения начальника инженерных войск фронта о возможном изъятии батальона из оперативного подчинения армии и передаче его на другой участок фронта, что и состоялось 23.9.43 г., т. е. буквально накануне форсирования.
          Одновременно с этим предупреждением начальник инженерных войск фронта 20.9.43 г. лично доставил в гор. Красноград комплект легко-переправочного парка УВС А-3, передав его в распоряжение 7-й гвардейской армии.
          Ограниченные остатки переправочных средств, состоявшие из разрозненных элементов венгерского и польского переправочных парков, отдельных лодок А-3 с некомплектным верхним строением, двух понтонов парка НЛП и одного катера, собранные армией после тяжелого форсирования р. Сев. Донец и сосредоточенные на полевом армейском военно-техническом складе № 2247, катастрофически отстали и в это время медленно проталкивались по железной дороге из Волчанска в район гор. Харьков на ст. Лосево и Мерефа, находившиеся от Днепра на удалении около 250 километров.
          В обстановке стремительного наступления наших войск и все увеличивающейся растяжки тылов при полном отсутствии в распоряжении начальника инженерных войск армии транспортных средств предстояло в течение 3-4 суток сосредоточить к берегу имеющиеся переправочные средства, которые, несмотря на всю их мизерность, все же требовали для перевозки 90 автомашин и одновременного расходования 14 тонн горючего.
          Для переброски переправочных средств командующий армией приказал командирам дивизий и командующему артиллерией армии выделить в распоряжение начальника инженерных войск 40 автомашин ЗИС-5, сосредоточив их к 19.00 20.9.43 г. в Новоселье.
          Несмотря на усилия начальников всех ступеней, начиная от самого командующего армией, машин собрать так и не удалось. Между тем войска подходили к Днепру.
          Видя невозможность использования автотранспорта соединений, командующий армией 25.9.43 г. дал приказ начальнику тыла о выделении на месте в гор. Краснограде 21 машины для перевозки выделенного начальником инженерных войск фронта переправочного парка УВС А-3, который и был доставлен на берег во второй половине дня 26.9.43 г.
          Одновременно командированный на самолете в Лосево и Мерефа начальник штаба инженерных войск армии гвардии полковник Петров, исчерпав все возможности и рискуя получить взыскание, буквально захватил 22 автомашины «Студебеккер», перевозивших продовольствие и 27.9.43 г. доставил на них из Лосево и Мерефа в район Стар. Орлик: венгерских полупонтонов – 10, лодок ДСЛ – 16, лодок А-3 с верхним строением – 7 шт., а также канаты, якоря и другое имущество.
          Параллельно с попытками сосредоточения табельного имущества войсковым инженерам было приказано организовать сбор подручных переправочных средств по рекам Ворскла и Орель, начиная с рубежа Рекуновка, Ливенское, Маячка, и сосредоточивать их к устьям этих рек вслед за наступающими войсками. При этом указывалось на неизбежность и необходимость осуществления десантной переправы исключительно на подручных средствах.
          К чести командиров соединений и войсковых инженеров следует сказать, что эта задача ими была выполнена блестяще; по их приказанию войска везли с собой все, что могло пригодиться для переправы: брошенные противником бочки, случайные лодки и даже двери можно было видеть на повозках и автомашинах, стремившихся к берегу.
          Широкое и смелое использование войсками подручных переправочных средств (о чем будет подробно изложено ниже) предопределило успех форсирования […]
          Посетивший район переправ командующий фронтом 25.9.43 г. приказал передать армии 7-й и 40-й отдельные моторизованные8 понтонно-мостовые батальоны, которые к исходу 26.9.43 г. были уже в районе Нов. Орлик.
          Появление понтонных частей на берегу р. Днепр коренным образом изменило обстановку и создало необходимые предпосылки для нормальной работы по инженерному обеспечению сложной армейской наступательной операции. Трудности с получением горючего для подтягивания отставших машин и эксплуатации переправ вполне компенсировались четкой работой понтонеров и прекрасной технической оснащенностью понтонных частей, которые наряду с выполнением заданий по переправе войск и техники, обеспечили возможность быстрой переброски и сосредоточения дополнительных переправочных средств.
          Именно благодаря понтонным частям удалось в рекордно короткий срок перебросить в район переправы со ст. Ковяги отпущенный фронтом мостовой парк ДМП-42, для чего было использовано 125 автомашин, совершивших пробег около 400 километров. Первые 100 машин, отправленные вечером 28.9.43 г., к утру 1.10.43 г. уже прибыли с парком к месту наводки моста. Следующие 25 машин, отправленные на ст. Ковяги утром 1.10.43 г., возвратились с остатками парка ДМП-42 вечером 3.10.43 г. […].
          В итоге проведенных мероприятий в район переправ таким образом было собрано и сосредоточено – к 24.9.43 г.: лодок ДСЛ – 7, лодок рыбацких разной грузоподъемности – 94, лодок резиновых – 3, баркасов речных – 1, бочек металлических – 70, понтонов парных металлических (цилиндрических) – 4, катер неисправный (гражданский) – 1;
          к 26.9.43 г.: комплект легкопереправочного парка УВС А-3 – 1, комплектов парка Н2П (с понтонами) – 2;
          к 27.9.43 г.: венгерских полупонтонов с верхним строением – 10, десантных складных лодок (ДСЛ) – 16, лодок А-3 с верхним строением – 7;
          к 3.10.43 г.: комплект парка ДМП-42 – 1 […].
          Из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:
          а) Армейская наступательная операция с форсированием водной преграды требует большого количества переправочных средств и транспорта для их сосредоточения.
          б) Расчет на автотранспорт Управления тыла, обычно занятый подвозом боеприпасов и других видов снабжения, на практике себя не оправдал. Тем более нельзя рассчитывать на автотранспорт войсковых соединений без риска сорвать операцию.
          в) Армия смогла осуществить сосредоточение переправочного имущества только благодаря наличию в распоряжении начальника инженерных войск хорошо оснащенных автотранспортом понтонных батальонов.
          г) Сосредоточение переправочных средств было проведено своевременно в темпах, обеспечивших последовательный ввод в действие начиная от подручных и кончая тяжелыми средствами, что в полной мере соответствовало требованиям тактической обстановки.
          3. Планирование переправы. В сложившейся обстановке стремительного преследования отступающего противника и полного отсутствия табельных переправочных средств, первоначальный план инженерного обеспечения переправы был чрезвычайно прост. Он исходил из возможности форсирования реки «с хода» передовыми частями на подручных переправочных средствах, которые могли быть собраны непосредственно на берегу р. Днепр и его притоках – реках Ворскла и Орель. При этом имелось в виду, что бой передовых частей за плацдарм на первых порах может быть поддержан огнем артиллерии со своего берега. Тем временем инженерные части смогут собрать плоты и паромы из тех же подручных средств и начать переправу легкой артиллерии и минометов. Переправу остальной артиллерии и автомашин планировалось осуществить на паромах из венгерского парка УВС А-3, которые должны быть переброшены из районов Харьков и Красноград.
          Решение проблемы переправы танков связывалось с возможностью усиления армии понтонными средствами в случае успешного развития боевых действий на противоположном берегу.
          Последующий ход событий целиком и полностью оправдал эти предположения.
          Распоряжением командующего фронтом армия была усилена мощными переправочными средствами немедленно, как только обозначился успех.
          В дальнейшем задача состояла лишь в том, чтобы умело использовать предоставленные возможности путем четкой организации переправы, своевременного и продуманного маневра переправочными средствами.

III. ХОД ФОРСИРОВАНИЯ

          Решение командующего армией. После личной рекогносцировки командующий армией принял решение форсировать р. Днепр на широком фронте и, построив корпуса в линию, нанести главный удар левым флангом на участке Нов. Орлик, устье р. Орель и вспомогательный удар на участке Переволочная, (иск.) о-ва Бородаевские.
          В 23.00 24.9.43 г. был отдан боевой приказ № 00360/оп, согласно которому войскам ставилась задача в ночь на 25.9.43 г. форсировать реку передовыми частями и захватить безымянные острова юго-западнее и южнее Переволочная в 2 км западнее ур. Белое, о-ва Бородаевские и о-в Глинск-Бородаевский, выслав одновременно разведывательные группы на правый берег р. Днепр в Бородаевка и Домоткань.
          День 25.9.43 г. использовать на закрепление захваченных островов, пристрелку целей, инженерную разведку и организацию переправ.
          Поставленные задачи войсками были выполнены, причем первыми форсировали р. Днепр и высадились в Бородаевка подразделения гвардии майора Баталова на рыбацких лодках, обслуживаемых саперами 329-го армейского инженерного батальона во главе со старшим лейтенантом т. Бабиковым.
          В 24.00 25.9.43 г. командующий армией приказал (приказ № 00362/оп) в ночь на 26.9.43 г. форсировать р. Днепр главными силами и овладеть плацдармом высота 136.7, Мишурин Рог, Днепровокаменка, западная часть Бородаевка, высота 182.3 и курганами (с отметками +1.2, +2.1, +1.3), выйдя на южные скаты этих высот.
          Используя подручные средства и имеющиеся лодки А-3, части внезапно форсировали р. Днепр и начали быстро продвигаться вперед.
          К утру 27.9.43 г. наши части занимали положение, показанное на схеме (см. приложение 1)9.
          Встретив здесь упорное сопротивление, войска армии в течение 27 и 28.9.43 г. отбивали многочисленные контратаки пехоты и танков противника, поддержанных самоходными орудиями и авиацией, обеспечив тем самым возможность переправы и накопления сил на занятом плацдарме.
          С утра 29.9.43 г. 7-я гвардейская армия перешла в решительное наступление, однако 1.10.43 г. противник только на фронте 25-го гвардейского стрелкового корпуса вводит в бой крупные силы пехоты и до 110 танков, а с воздуха группами от 15 до 40 бомбардировщиков бомбит боевые порядки и переправы, безуспешно стремясь сорвать переправу и сбросить наши части в р. Днепр.
          Напряженные бои за удержание плацдарма продолжались до 10.10.43 г., в ходе которых наши войска нанесли серьезное поражение противнику, удержали за собой плацдарм и создали предпосылки для дальнейшего наступления […].

VIII. ТАКТИЧЕСКИЕ ВЫВОДЫ

          1. Успех операции был обеспечен форсированием реки с хода, в условиях, когда противник не имел сильной, организованной обороны.
          Элемент внезапности и захват островов предопределили успех переправы главных сил и сыграли решающую роль в дальнейшем развитии операции по расширению и удержанию плацдарма.
          2. Смелое использование подручных переправочных средств для переправы передовых частей и своевременный ввод в действие понтонных батальонов обеспечили наступающему возможность сосредоточения достаточных сил на противоположном берегу еще до подхода резервов противника.
          3. Организуя переправу на широком фронте, командование 7-й гвардейской армии заставило противника распылить свои силы и, наоборот, сохранило за собой инициативу действий, свободным маневр резервами и обеспечило бесперебойную работу переправ.
          4. Опыт проведенной операции свидетельствует о громадных преимуществах форсирования с хода, когда противник не успел организовать оборону. При этом ни отставание табельных переправочных средств, ни ширина реки не могут и не должны служить основанием для отказа от немедленного форсирования реки на подручных переправочных средствах.
          Именно в этом духе должны воспитываться наши молодые офицерские кадры. Офицеры всех степеней должны действовать решительно и смело в твердой уверенности, что их успех будет немедленно поддержан и развит старшим начальником, как это и имело место при форсировании р. Днепр.

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ВЫВОДЫ

          В период подготовки и в ходе форсирования реки Днепр обнаружился ряд спорных, а в некоторых случаях и совершенно неправильных положений, изложенных в проекте «Наставления по форсированию рек». Например:
          1. В § 3 проекта Наставления дается надуманная и совершенно неправильная классификация рек в зависимости от их ширины и способов форсирования, при этом к узким (до 60 м) отнесены реки, «допускающие преодоление их войсками вплавь и с помощью штурмовых мостиков», к средним (примерно до 300 м) – реки, «допускающие преодоление их войсками с помощью возимых или легких мостовых и понтонных переправ», и, наконец, к широким (свыше 300 м), «требующие для своего преодоления дополнительно таких переправочных средств, как катера, пароходы, баржи и т. п.».
          Известно, что современные боевые порядки отличаются большой насыщенностью техническими средствами (артиллерия, танки и т. д.), поэтому, какой бы ни была река – «узкой», «средней» или «широкой», если она непреодолима вброд, то, очевидно, для переправы через нее современной боевой техники всегда понадобятся и современные переправочные средства.
          Точно так же нет нужды доказывать ошибочность утверждения, что для преодоления широких рек обязательно нужны пароходы и баржи, или, что «пешеходные мосты применяются на реках свыше 120-180 м» (§ 163).
          Эти положения полностью опровергаются опытом форсирования р. Днепр.
          2. Проект Наставления (§§ 10-12) предусматривает различные случаи обстановки, когда форсирование организуют командующий армией, командир корпуса и командир дивизии.
          Например: «при неудавшейся попытке передовых частей форсировать реку с хода» ответственность за планомерную подготовку и организацию форсирования «Проект» возлагает на командира корпуса или дивизии; при длительном соприкосновении с противником – на командующего армией, а при форсировании широких рек – на начальника штаба фронта (§ 241).
          Такое распределение функций противоречит основным принципам управления войсками вообще и полностью опровергается опытом войны, и в частности данной операцией.
          Успех форсирования реки Днепр был достигнут именно тем, что и командиры дивизий, и командиры корпусов, и командующий армией, и командующий фронтом организовывали форсирование.
          3. Особенно спорным является вопрос организации управления переправами. В этом отношении проект Наставления, отводя более чем скромную роль инженерным начальникам, управление переправами возлагает на начальников переправ, коими, согласно проекту, должны быть командиры переправляющихся частей. Войсковые же инженеры составляют лишь планы инженерного обеспечения форсирования (§ 99), руководят инженерными работами и неизвестно зачем находятся «вместе с начальником переправы» (командиром переправляющейся части), который на переправе может и не быть.
          Боевая действительность полностью опровергает и это положение, т. к. основной и главной функцией общевойскового командира является управление боем, непосредственное же управление переправами должно лежать на ответственности во всех случаях подчиненного своему общевойсковому начальнику – войскового инженера.
          Наибольшие неудобства встречает проведение в жизнь указаний проекта Наставления при переправе вторых и последующих эшелонов. В этом случае комендантам, быть может, в течение суток придется подчиняться нескольким «начальникам переправ», заинтересованным в переправе постольку, поскольку им необходимо переправить свою часть.
          В армейской операции, как показал опыт, управление переправами целесообразно централизовать в руках старшего инженерного начальника, действующего по указаниям командующего и тесно увязывающего свою работу со штабом армии.
          За командиром переправляющейся части (соединения) остаются лишь обычные функции управления, по установлению очередности переправы и обеспечению дисциплины и порядка во время переправы его собственной части (соединения), без какого бы то ни было вмешательства в функции коменданта переправы.
          4. В связи с малочисленностью дивизионных саперных батальонов в системе армии следует считать главным корпусной участок переправы, который организуется силами и приданных инженерных (понтонных) частей по плану начальника инженерных войск, утвержденному командующим армией.
          Начальником участка должен быть корпусной инженер, выполняющий задачи командира корпуса в части обеспечения переправы частей своего соединения и указания начальника инженерных войск армии по переправе новых частей и соединений, вводимых в действие по приказу командующего армией. При этом маневр понтонными средствами может иметь место только с разрешения начальника инженерных войск.
          В настоящих выводах затронуты лишь важнейшие принципиальные вопросы, разрешение которых может быть найдено при коренном пересмотре проекта «Наставления по форсированию рек».
          5. По существующим штатам дивизионные и армейские инженерные батальоны не имеют табельных переправочных средств; не имеют их и инженерно-саперные бригады Резерва Главного Командования. В силу этого саперы остаются не обученными технике работы с легкими переправочными средствами. В частности, при форсировании р. Днепр саперам пришлось впервые осваивать и парк УВС А-3 и парк ДМП-42 уже в ходе операции. Большим недостатком является также отсутствие в корпусах штатных саперных батальонов.
          Для наилучшего обеспечения любых армейских операций и самостоятельных действий таких соединений, как корпус, крайне желательно:
          а) Ввести в штат инженерно-саперных бригад Резерва Главного Командования переправочно-мостовой парк с постоянной командой обслуживания, обеспеченный транспортом и тягой, и необходимые средства механизации мостовых работ, как-то: копров с дизельбабами – 2, лесопильных станков ЛСР – 2, пилорам РПШ – 1, необходимое количество мотопил, трелевочных приспособлений и т. п. Кроме того, в каждой саперной бригаде совершенно необходимо иметь «дорожный отряд» с парой тяжелых грейдеров, утюгов и катков.
          Располагая такими средствами, бригада станет мощным инженерным соединением, способным выполнять быстро любые трудоемкие работы. При этом было бы крайне полезным в каждой бригаде иметь мотоколонну из расчета на одновременную переброску хотя бы двух рот, что в значительной мере увеличило бы маневренность инженерных батальонов, особенно при необходимости быстрого маневра заграждениями.
          б) Наличие в составе корпуса своего саперного батальона является жизненной необходимостью. Саперный батальон корпуса должен быть достаточно сильным, маневренным и способным выполнять все инженерные работы, вплоть до обеспечения переправы первых эшелонов дивизий. С этой целью батальон необходимо снабдить легко-переправочным парком с командой обслуживания и транспортными средствами для его перевозки. Подходящим типом такого парка мог бы явиться легко-переправочный парк НЛП.
          в) Армейские инженерные батальоны должны быть еще более маневренными и оснащенными средствами механизации инженерных и о первую очередь дорожно-мостовых работ. По крайней мере одну роту в батальоне необходимо иметь моторизованной. Переправочных средств в армейский батальон включать не следует. Однако все армейские саперы обязаны владеть в совершенстве техникой работы с современными переправочными средствами. Это может быть достигнуто содержанием при армейском инженерном складе одной-двух команд с парками НЛП или ДМП, где армейские саперы могут обучаться, а при необходимости и действовать как части усиления корпусов.
          г) Понтонные части во всех случаях остаются в руках армейского командования, придавать их корпусам не целесообразно.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ВЫВОДЫ

          1. Имеющаяся на вооружении наших понтонных частей материальная часть переправочного парка Н2П является лучшей из всех известных нам переправочных парков современных армий. При форсировании р. Днепр она обнаружила все свои прекрасные тактико-технические свойства: возможность быстрой сборки разнообразных конструкций различной грузоподъемности, достаточную прочность всех элементов парка и большую маневренность.
          К недостаткам следует отнести:
          а) Невозможность быстрого размыкания звеньев в неразрезной системе моста, что приводит к большим потерям имущества, т. к. в случае повреждения тонущие понтоны увлекают за собой и соседние понтоны.
          б) Недостаточную обеспеченность парков запасными деталями, особенно болтовой группы; в предвидении больших потерь комплект запасных деталей необходимо увеличить, причем все гайки к болтам желательно делать шестигранными, имея в виду возможность при поломке специального приспособления для завертывания гаек пользоваться обыкновенным ключом.
          2. Катера БМК-70 – незаменимы. Забортные двигатели СЗ-20 работали с большими перебоями, по-видимому, вследствие большой изношенности.
          3. Плохая обеспеченность водолазными средствами (на два батальона один неисправный костюм) должна рассматриваться как серьезное упущение. Роль и значение водолазных станций в восстановлении парка очень велики.
          4. Парк ДМП-42 в практике применения его в наплавной части моста полностью себя оправдал. Необходимо только, чтобы при хранении его на складах, а равно при отпуске в войска были бы обеспечены комплектность и маркировка деталей. Запас болтов и гаек должен быть резко увеличен.
          5. Остальные виды табельных переправочных средств, находившиеся в войсках, как-то: лодки А-3, ДСЛ, ЛМН – к концу форсирования почти все выбыли из строя, а остатки их пришлось собирать понтонерам и саперам инженерных частей Резерва Главного Командования. Большой выход из строя легко-переправочных средств объясняется скорее небрежным и неумелым обращением, нежели боевыми потерями, а оставление их без присмотра «по миновании надобности» должно быть отнесено за счет малочисленности саперных батальонов дивизии и острого недостатка транспорта […].

IX. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

          Проведенная наступательная операция с форсированием крупнейшей водной преграды является ценнейшим вкладом в дело нашей победы. Она подняла на высокую ступень роль и значение инженерных войск в современной войне, выдвинула новую плеяду героев.
          Вместе с тем не может быть сомнения в том, что тщательное изучение опыта форсирования реки Днепр явится благодатной темой для военных мыслителей и достойным примером воинской доблести и военного мастерства для наших молодых офицерских кадров.

Начальник инженерных войск 7-й гвардейской армии
гвардии генерал-майор инженерных войск ПЛЯСКИН


Ф. 341, оп. 218880с, д. 1, лл. 3-7, 18-22.

1 На документе подпись члена Военного совета отсутствует.
2 Документ публикуется с незначительным сокращением.
3 Все пункты находятся в северо-восточном направлении от Щербиновка.
4 Рубеж Рекуновка, Ливанское, Маячка находится в 45 км северо-восточнее Крамарево.
5 Приложение в настоящем выпуске Сборника не публикуется.
6 Оперативная директива командующего Степным фронтом от 20 сентября 1943 г. опубликована в Сборнике военно-исторических материалов, выпуск 21, стр. 112-113.
7 В документе – «механизированный».
8 В документе – «механизированные».
9 В настоящем выпуске Сборнике приложение не публикуется.

Отчет
[штаба 25-го гвардейского
стрелкового корпуса
штабу 7-й гвардейской армии]
о боевых действиях
гвардейского стрелкового корпуса
по форсированию р. Днепр
и захвату плацдарма
на правом берегу
в период
с 20 сентября по 20 октября 1943 года.
(11 декабря 1943 г.)



СОВ. СЕКРЕТНО

«УТВЕРЖДАЮ»
Командующий войсками
7-й гвардейской армии
гвардии генерал-лейтенант
ШУМИЛОВ
11 декабря 1943 г.

.

ОТЧЕТ [ШТАБА 25-го ГВАРДЕЙСКОГО СТРЕЛКОВОГО КОРПУСА
ШТАБУ 7-й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ] О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ
25-го ГВАРДЕЙСКОГО СТРЕЛКОВОГО КОРПУСА ПО ФОРСИРОВАНИЮ
р. ДНЕПР И ЗАХВАТУ ПЛАЦДАРМА НА ПРАВОМ БЕРЕГУ
В ПЕРИОД С 20 СЕНТЯБРЯ ПО 20 ОКТЯБРЯ 1943 г.1

I. Общая обстановка на фронте корпуса к 20 сентября 1943 г.

          1. Сведения о противнике. Против корпуса к 20.9.43 г. действовали 320-я и 106-я пехотные дивизии противника, входившие в состав 11-го армейского корпуса. До 21.9.43 г. противник, теснимый частями корпуса, продолжал отход в юго-западном направлении, отход прикрывал подвижными усиленными отрядами, танками, легкой полевой и самоходной артиллерией. На выгодных в тактическом отношении рубежах противник вел сдерживающие бои главными силами. Особенно ожесточенные бои происходили 21 и 22.9.43 г. на рубеже Канавы, Бриньковка, высоты 104.6 и 93.72, который являлся последним рубежом перед выходом частей корпуса к Днепру. Авиация противника к 20.9.43 г. активности не проявляла.
          2. Сведения о своих войсках. К 20.9.43 г. 25-й гвардейский стрелковый корпус имел в своем составе 81-ю и 72-ю гвардейские стрелковые дивизии. Основной задачей корпуса являлось – быстрейший выход к р. Днепр и форсирование ее. К 20.9.43 г. корпус своими главными силами подходил к Канавы, Бриньковка, высоты 104.6 и 93.7 – последнему рубежу сопротивлении противника перед р. Днепр.

Боевой и численный состав корпуса на 20.9.43 г.

. 81-я гвардейская стрелковая дивизия 72-я гвардейская стрелковая дивизия
. . .
Всего людей 3188 2986
из них: . .
активных 539 533
артиллеристов 696 701
обслуживающих 1587 1694
Вооружение . .
винтовок 2017 1912
автоматов 767 455
ручных пулеметов 77 110
станковых пулеметов 26 29
минометов 120-мм 13 12
82-мм 50 20
50-мм 49 10
орудий 122-мм 9 16
76-мм 19 21
45-мм 14 13
противотанковых ружей 133 67

          3. Характеристика полосы наступления корпуса до р. Днепр. а) Сбив противника с рубежа Канавы, Бриньковка, высоты 104.6 и 93.7, корпус вел наступление по равнинной местности, имеющей холмы и населенные пункты. Наличие такой местности давало противнику большие преимущества в тактическом отношении, но стремительное наступление корпуса не позволило ему закрепляться на выгодных рубежах и использовать местность для оказания сопротивления.
          б) Характеристика р. Днепр. На участке форсирования 25-м гвардейским стрелковым корпусом (Бородаевка центральная) р. Днепр имеет оба берега пологие, преимущественно песчаные. Форсирование производилось через о-ва Бородаевские, покрытые кустарником, а при выходе к реке (500-600 м) – совершенно открытые. Правый берег по выходе из Бородаевка резко повышается и представляет из себя гряду высот, весьма выгодных в тактическом отношении, позволявших противнику организовать хорошую оборону с обзором и обстрелом левого берега и самой реки на этом участке.
          Близость к реке центральной и восточной частей Бородаевка позволили противнику организовать оборону непосредственно по северной окраине Бородаевка, с приспособлением строений под оборонительные сооружения и организацией плотного огня над поверхностью воды и по берегам.
          Дно реки на участке форсирования песчаное, встречаются места с каменистым грунтом. Ширина русла равняется 400-600 м. В этом месте раньше имелись две паромные переправы. Средняя глубина реки достигает 3-4 м. Наибольшая скорость учения равняется 1.2-1.5 м/сек. […]
          в) Характеристика плацдарма южнее Бородаевка. Местность представляет ряд возвышенностей, проходящих параллельно реке Днепр, прорезанных балками и глубокими оврагами. Возвышенности изобилуют курганами. По балкам расположены населенные пункты и редкие небольшие лиственные рощи. Ближайшие к Днепру возвышенности являются командующими над левым берегом и вполне могли быть использованы противником для организации сильных опорных пунктов. Балки и овраги способствовали накапливанию и укрытию ближайших резервов противника и позволяли скрытно маневрировать и производить перегруппировки войск. Действиями частей корпуса противник был лишен этих возможностей и не мог использовать ближайшие к Днепру возвышенности для оказания сопротивления.

II. Действия специальных3 родов войск

          а) Связь. В период наступления корпуса до р. Днепр связь работала безотказно и в полной мере обеспечивала командование и управление войсками. В момент форсирования р. Днепр перед связистами встала серьезная задача обеспечения проводной связью переправляющихся через реку частей. Под пулеметным, артиллерийским и минометным огнем связисты построили плот из подручных материалов и приступили к переправе имущества связи на правый берег с прокладкой кабеля под водой. Переправа имущества и организация связи с частями корпуса производилась под личным руководством начальника связи корпуса – гвардии подполковника Токарева. В момент переправы, построенный связистами плот был частично поврежден огнем противника, некоторая часть имущества пошла ко дну. Казалось, что части корпуса не могут быть обеспечены своевременной связью, но связисты, учитывая всю серьезность создавшегося положения и ту ответственность, которая лежит на них, под непрерывным огнем противника с правого берега, проявляя мужество и отвагу, достали со дна потонувшее имущество и на полуразбитом плоту переправились вместе с частями корпуса на правый берег и своевременно обеспечили командование связью. В период борьбы за плацдарм на правом берегу, несмотря на ожесточенные бомбежки с воздуха, благодаря самоотверженности связистов связь работала бесперебойно. Лучшей характеристикой работы связистов является то, что из одного только 133-го отдельного батальона связи корпуса за Днепровскую операцию награждено и представлено к правительственным наградам 175 человек, в том числе четырем присвоено звание Героя Советского Союза.
          б) Инженерные подразделения. Одновременно с выходом частей корпуса на левый берег р. Днепр саперами 72-й гвардейской стрелковой дивизии и 1-й ротой 329-го отдельного инженерного батальона под непосредственным руководством корпусного инженера гвардии полковника Соколова была организована разведка водного рубежа в полосе корпуса. Разведкой установлено, что лучшим во всех отношениях местом переправы является направление: юго-западная окраина Старый Орлик, через восточный остров Бородаевский на Бородаевка – центральная (бывшая переправа противника). Здесь сохранились дорога, проложенная противником из хвороста через песчаные участки, и небольшой мост через пересыхающий рукав Днепра между юго-западной окраиной Стар. Орлик и восточным островом Бородаевский. Необходимо отметить, что тщательная инженерная разведка дала командованию корпуса самые необходимые сведения для принятия правильного и вполне обоснованного решения на форсирование р. Днепр. Это обстоятельство во многом решило исход операции по форсированию.
          При выходе корпуса к р. Днепр в инженерных частях корпуса табельных переправочных средств не было. Это обстоятельство не поставило саперов в затруднительное положение. Быстро мобилизовав к вечеру 24.9.43 г. у местного населения в Нов. и Стар. Орлик 11 рыбацких лодок, [саперы] обеспечили ими переправу авангарда корпуса (229-го гвардейского стрелкового полка 72-й гвардейской стрелковой дивизии) на правый берег р. Днепр. При переправе 229-го гвардейского стрелкового полка с правого берега было захвачено еще 3 лодки. Таким образом, корпус располагал для переправы своих частей 14 лодками.
          Лодки были распределены между дивизиями, и каждая дивизия имела свою переправу, причем 81-я гвардейская стрелковая дивизия из двух лодок и настила оборудовала примитивный паром и на нем переправляла боеприпасы, лошадей, орудия и другие грузы. Учитывая, что лодки по своей малой грузоподъемности не могут обеспечить переброску артиллерии на правый берег, распоряжением корпусного инженера было приступлено к немедленному созданию наиболее мощных средств переправы.
          К 16.00 26.9.43 г. была организована 4-я (корпусная) переправа на понтонном пароме, буксируемом катером, которая обеспечила переправу артиллерии, а впоследствии, в период борьбы корпуса за удержание плацдарма, являлась единственной переправой, обеспечившей доставку и переброску на правый берег боеприпасов, танков, резервов, обозов, автомашин и т. п.
          Благодаря личному руководству корпусного инженера гвардии полковника Соколова, находившегося неотлучно 20 суток на переправе и лично руководившего работой переправы, благодаря самоотверженной работе понтонеров в условиях ожесточенных бомбежек с воздуха вражескими самолетами и беспрерывных методических обстрелов дальнобойной артиллерией противника – переправа работала безотказно, в полной мере обеспечивая части корпуса всем необходимым на всем протяжении ожесточенной борьбы с противником за удержания плацдарма.
          г) Артиллерия. При подходе пехоты к р. Днепр артиллерия имела в некоторых случаях отставание из-за отсутствия горючего. Однако, несмотря на это, продвижение пехоты обеспечивалось артиллерийским огнем в достаточной степени. Единство действий артиллерии с пехотой во время форсирования р. Днепр характеризуется тем, что в 72-й гвардейской стрелковой дивизии с первыми же переправившимися подразделениями были переправлены на правый берег два 45-мм и одно 76-мм противотанковые орудия, обеспечивавшие закрепление правого берега за нашими войсками. Переправа орудий производилось на примитивных плотах, построенных самими артиллеристами из обычных лодок с настилом. Вся остальная полковая артиллерия к моменту форсирования р. Днепр пехотными подразделениями заняла огневые позиции на островах Бородаевские, а дивизионная – на левом берегу р. Днепр. Благодаря такому расположению артиллерия полностью обеспечила огнем переправу пехоты на правый берег и закрепление плацдарма для развертывания дальнейших действий по его расширению.
          В период борьбы за удержание и расширение плацдарма вся полковая и дивизионная артиллерия, переправленная к этому времени на правый берег р. Днепр, находилась в боевых порядках пехоты. 70-80 % дивизионной артиллерии было поставлено на прямую наводку. В связи с немногочисленностью пехоты перед артиллерией стояла большая задача по отражению массовых контратак танков и пехоты противника, пытавшегося во что бы то ни стало сбросить части корпуса в р. Днепр. Несмотря на трудности в доставке боеприпасов и постоянные бомбежки с воздуха, артиллерия играла исключительную роль в деле помощи пехоте в удержании и расширении плацдарма и полностью справилась со стоящими перед ней задачами. В условиях яростных контратак танковых групп противника, поддерживаемых массированными бомбовыми ударами с воздуха, артиллерия корпуса тесно взаимодействуя с пехотой, являлась основным средством борьбы, обеспечившим удержание, а впоследствии и расширение плацдарма на правом берегу р. Днепр […].

IV. Ход боевых действий

          1. Выход частей корпуса на левый берег р. Днепр. С 20 по 24.9.43 г. корпус вел наступательные бои за выход на левый берег р. Днепр. Особенно ожесточенные и упорные бои происходили 21-22.9.43 г. на рубеже Канава, Бриньковка, высоты 104.6 и 93.7, где противник своей пехотой при поддержке самоходных орудий и танков оказывал сильное сопротивление, неоднократно переходя в ожесточенные контратаки, стремясь удержать наступающие части корпуса. Все попытки противника потерпели неудачу.
          23.9.43 г. с утра части корпуса, перейдя в наступление, сбили противника с занимаемого им рубежа обороны, перешли к преследованию его и к 18.00 24.9.43 г., отбросив противника с большими для него потерями за р. Днепр, полностью вышли на левый берег и заняли исходное положение для форсирования:
          а) 81-я гвардейская стрелковая дивизия, имея на правом фланге 233-й гвардейский стрелковый полк, в центре 235-й гвардейский стрелковый полк, на левом фланге 238-й гвардейский стрелковый полк, заняла юго-западную окраину Крамарево. Разведывательный отряд в 17 часов вышел на остров [Бородаевский] «Западный» с задачей – определить силы противника, его огневые точки, расположенные на острове.
          б) 72-я гвардейская стрелковая дивизия двумя полками в линию, имея на правом фланге 222-й гвардейский стрелковый полк и на левом – 229-й гвардейский стрелковый полк и уступом назад за 222-м гвардейским стрелковым полком – 224-й гвардейский стрелковый полк, заняла юго-западную окраину Стар. Орлик. К 20 часам передовые отряды дивизии вышли на остров [Бородаевский] «Восточный» и, встретив сильное сопротивление противника, залегли, ведя с противником огневой бой.
          Против корпуса действовали части 320-й и 106-й пехотных дивизий противника, входящих в состав 11-го армейского корпуса.
          Авиация противника при подходе наших частей к Днепру активности не проявляла.
          Имея хорошо подготовленный рубеж непосредственно на правом берегу р. Днепр в Бородаевка, с хорошо организованной системой огня, и естественную преграду перед своими позициями – р. Днепр, а на о-вах Бородаевские – сильные передовые группы, противник считал, что ему удастся в течение длительного времени держать части корпуса на левом берегу и не допустить форсирования р. Днепр на этом участке.
          2. Форсирование р. Днепр и захват плацдарма. В ночь на 25.9.43 г. после проведения тщательной разведки 229-й гвардейский стрелковый полк 72-й гвардейской стрелковой дивизии, уничтожив передовые группы противника на о-ве [Бородаевский] «Восточный», сохраняя все меры ночной маскировки, форсировал р. Днепр в районе севернее кирпичного завода в Бородаевка. Зацепившись за правый берег, полк залег в прибрежных камнях, в ожидании переправы других частей корпуса, ничем не обнаруживая своего местонахождения. Оценив обстановку, командование корпуса решило: немедленно начать форсирование р. Днепр, для чего частям была поставлена задача по очистке от остатков противника островов Бородаевские и полному овладению ими.
          Во исполнение поставленной задачи части корпуса в течение ночи на 25.9.43 г. и днем 25.9.43 г. закреплялись на достигнутых рубежах, производили разведку района переправы, заготовку переправочных средств и очистку островов Бородаевские от остатков противника.
          К 18.00 25.9.43 г. положение частей корпуса было следующее:
          а) 81-я гвардейская стрелковая дивизия, имея на правом фланге 233-й гвардейский стрелковый полк и на левом фланге 235-й гвардейский стрелковый полк, занимала юго-западную окраину Крамарево, 238-й гвардейский стрелковый полк к этому времени сосредоточился на о-ве [Бородаевский] «Восточный» в районе Бр. 1.0/п.
          б) 72-я гвардейская стрелковая дивизия 224-м и 222-м гвардейскими стрелковыми полками заняла о-в [Бородаевский] «Восточный». Часть подразделений 222-го гвардейского стрелкового полка переправилась на о-в [Бородаевский] «Западный». 229-й гвардейский стрелковый полк закрепился на правом берегу р. Днепр в районе севернее кирпичного завода в Бородаевка.
          Правый сосед (49-й стрелковый корпус) к исходу дня 25.9.43 г. вышел на восточный берег р. Днепр на рубеже Переволочная, (иск.) Крамарево.
          Левый сосед (24-й гвардейский стрелковый корпус) к тому же времени овладел о-вом Глинск-Бородаевский.
          Противник, оставаясь на прежних рубежах и не зная намерений корпуса, вел с левого берега оживленный пулеметный, артиллерийский и минометный обстрел о-вов Бородаевские и левого берега. Части корпуса настолько умело и тщательно маскировали свои действия, что обстрел противником их боевых порядков не приносил им серьезного ущерба.
          В ночь на 26.9.43 г. части корпуса приступили к форсированию р. Днепр в районе о-ва Бородаевские. Накопившись для удара на правом берегу, войска на рассвете по единому сигналу, одновременно, с криком «ура» бросились на штурм Бородаевка (центральная). Бросок в атаку на коротком расстоянии был настолько стремительным и решительным, что противник не успел организовать огневой отпор частям корпуса. На улицах, в домах и траншеях противника завязалась упорная и ожесточенная рукопашная схватка. Противник, видя всю безнадежность своего положения, поспешно бросая оружие и раненых, неся большие потери, начал отходить в южном и юго-западном направлениях. Части корпуса умело использовали наметившийся успех и на плечах противника быстро продвигались на юго-запад.
          Днепровский, так называемый «неприступный вал», о котором так много говорили и писали немцы, на участке корпуса был прорван.
          В созданный корпусом прорыв в течение ночи и дня 26.9.43 г. были переправлены все стрелковые части со своей артиллерией. Дивизионная артиллерия оставалась на островах и на левом берегу, обеспечивая своим огнем переправу.
          Продолжая наступление с целью не дать противнику возможности организовать оборону, корпус в течение дня 26.9.43 г. вышел на рубеж курганов с отметками +2.0, +1.5, +1.4 (южнее Бородаевка – центральная).
          На указанном рубеже корпус встретил организованное сопротивление и отбил за день 10 контратак противника, из коих 4 контратаки противник предпринял на правый фланг корпуса и 6 контратак на левофланговый 229-й гвардейский стрелковый полк 72-й гвардейской стрелковой дивизии в попытке восстановить свое положение. Контратаки своей пехоты противник поддерживал танками, самоходными орудиями, артиллерией и минометами. Сопротивление противника было настолько велико, что курганы несколько раз переходили из рук в руки. К. исходу дня, отбив все контратаки, части корпуса закрепились на рубеже.
          а) 81-я гвардейская стрелковая дивизия – 235-м и 238-м гвардейскими стрелковыми полками – курган с отметкой +2.0, с поворотом правого фланга на запад. 233-й гвардейский стрелковый полк, прочесывая и очищая Бородаевка (средняя) от остатков отходящего противника, достиг ее центра.
          б) 72-я гвардейская стрелковая дивизия – 224-м гвардейским стрелковым полком – курган с отметкой +1.5, фронтом на юго-запад; 229-м гвардейским стрелковым полком – курган с отметкой +1.4, с поворотом своего левого фланга фронтом на юго-восток. 222-й гвардейский стрелковый полк – в стыке между 224-м и 229-м гвардейскими стрелковыми полками.
          В течение 27-28.9.43 г. корпус удерживал занятые рубежи, ведя ожесточенные бои с противником. Одновременно переправлял на правый берег артиллерию и боеприпасы.
          Противник, оказывая сильное сопротивление частям корпуса, спешно подтягивал резервы пехоты и танков. В 16.30 27.9.43 г. до роты пехоты противника с 20 танками контратаковали левофланговый 229-й гвардейский стрелковый полк 72-й гвардейской стрелковой дивизии. Контратака успеха не имела, была отбита с большими для противника потерями. В 18.20 27.9.43 г. до 70 человек пехоты с 3 танками безуспешно повторили контратаку в стык между 72-й гвардейской стрелковой дивизией и 73-й гвардейской стрелковой дивизией [сосед слева] в направлении Бородаевка (восточная). Так как все операции по форсированию р. Днепр производились преимущественно через остров [Бородаевский] «Восточный», то на острове [Бородаевский] «Западный» к 28.9.43 г. еще оставалась передовая группа противника в количестве 300 человек, отрезанная от своих главных сил. Для ликвидации указанной группы на остров [Бородаевский] «Западный» был выделен 86-й отдельный армейский загранотряд, приданный корпусу. Умелыми и решительными действиями, с применением обходного движения, группа в течение 28.9.43 г. была полностью уничтожена, при этом 8 солдат противника было захвачено в плен.
          О-ва Бородаевские были полностью очищены от остатков противника.
          28.9.43 г. в состав корпуса была включена прибывшая с формирования из Воронежа 53-я стрелковая дивизия, имеющая в своем составе 12, 223, 475-й стрелковые полки и 36-й артиллерийский полк полной штатной численности, а также танковая группа (26 танков 27-й и 201-й танковых бригад).
          475-й стрелковый полк и 1-й батальон 12-го стрелкового полка 53-й стрелковой дивизии вместе с танковой группой, переправившись в ночь на 29.9.43 г. на правый берег р. Днепр, в 9.00 29.9.43 г. после артиллерийской подготовки, при поддержке танков, [вместе] с остальными частями корпуса перешли в общее наступление. В 11 часов, сломив сопротивление противника, части корпуса успешно продвигались на юг, захватив высоту 182.3, Погребная, высоту 170.1. северную часть х-ра Бородаевские.
          Не будучи в состоянии задержать наступление корпуса наземными войсками, противник подтянул авиацию. В 15.30 29.9.43 г. в районе Погребная 25 бомбардировщиков «Ю-88» бомбили боевые порядки 475-го стрелкового полка 53-й стрелковой дивизии.
          Неся потери в живой силе, части корпуса стойко удерживали занимаемый рубеж и к исходу 29.9.43 г. закрепились:
          а) 475-й стрелковый полк, 1-й батальон 12-го стрелкового полка 53-й стрелковой дивизии – северная опушка рощи южнее Погребная.
          б) 81-я гвардейская стрелковая дивизия – южные и юго-восточные скаты высоты 170.1.
          в) 72-я гвардейская стрелковая дивизия – южная окраина трех северных кварталов х-ра Бородаевские.
          Правый сосед (49-й стрелковый корпус) овладел Днепровокаменка и высотой 147.4.
          Левый сосед (24-й гвардейский стрелковый корпус) овладел курганами с отметками +1.8, +2.1 и курганами без отметок у проселочной дороги.
          В ночь на 30.9.43 г. переправились остальные части 53-й стрелковой дивизии.
          Корпус получил задачу повернуть фронт с юга на запад и перейти в наступление на Лиховка4. В течение ночи на 30.9.43 г. корпус переводил свои части в новые полосы наступления. В 8.00 30.9.43 г. первый и третий батальоны 475-го стрелкового полка 53-й стрелковой дивизии, перейдя в наступление в южном направлении, овладели Ново-Александровка, Петровка, Михайловка. На указанном рубеже [они] были оставлены в качестве прикрытия левого фланга при выходе в новую полосу.
          В 9.00 30.9.43 г. после артиллерийской подготовки корпус перешел в наступление в западном направлении. Противник оказывал упорное сопротивление, но части корпуса, умело и решительно маневрируя, успешно продвигались вперед. Видя, что наземными войсками ему не удастся сдержать натиск корпуса, противник усилил свою авиацию и бросил ее на боевые порядки частей корпуса. Группами по 30-40 бомбардировщиков «Ю-87» и «Хе-111» авиация противника несколько раз в течение дня бомбила боевые порядки частей корпуса, пытаясь в сочетании с действиями наземных войск задержать наступление корпуса.
          В 16.00 30.9.43 г. [соединения] корпуса с боями вышли и закрепились на рубежах:
          а) 53-я стрелковая дивизия без двух батальонов 475-го стрелкового полка – безымянная балка, что севернее отметки 177.0.
          б) 72-я гвардейская стрелковая дивизия – балка, что 2 км западнее мог. Бескровного.
          в) 81-я гвардейская стрелковая дивизия – северная часть балки 1 км западнее Погребная […]

Начальник штаба 25-го гвардейского стрелкового корпуса
гвардии полковник ОВСЯННИКОВ


Начальник Оперативного отдела штаба
25-го гвардейского стрелкового корпуса
гвардии майор КВИРЧИШВИЛИ


Ф. 341, оп. 14373сс, д. 4, лл. 172-175.

1 Документ публикуется с сокращением.
2 Рубеж находится в 45 км северо-восточнее Крамарево.
3 В документе – «вспомогательных».
4 9 км западнее Одинец.

Из отчета
заместителя командующего
37-й армией
по инженерным войскам
начальнику инженерных войск
2-го Украинского фронта
об инженерном обеспечении
форсирования р. Днепр с хода
войсками 37-й армии
в период
с 28 сентября по 18 октября 1943 года.
(14 декабря 1943 г.)



СОВ. СЕКРЕТНО

«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий 37-й армией
генерал-лейтенант
ШАРОХИН

Член Военного совета
37-й армии полковник
АНОШИН

14 декабря 1943 г.


ОТЧЕТ
ОБ ИНЖЕНЕРНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ФОРСИРОВАНИЯ р. ДНЕПР
ВОЙСКАМИ 37-й АРМИИ В ПЕРИОД С 28 СЕНТЯБРЯ
ПО 18 ОКТЯБРЯ 1943 г.1

          Форсирование 37-й армией реки Днепр на участке Колеберда, Переволочная с хода, выход частей армии с боями на тактически выгодный рубеж на правом берегу и закрепление на нем, последующая переправа главных сил армии на берег противника, ожесточенные бои за удержание плацдарма и переправа на этот плацдарм 5-й гвардейской и 5-й танковой армий – составляют выдающуюся, сложную и смелую операцию частей Красной Армии в Отечественной войне.
          Эта операция поучительна со всех точек зрения, так как она дала немало нового и оперативному искусству, и вопросу инженерного обеспечения форсирования и переправы крупных войсковых и танковых соединении через такую мощную водную преграду, какой является Днепр.

Обстановка

          Разгромленные в боях на белгородско-харьковском направлении части противника под ударами войск Степного фронта отходили к р. Днепр. Прикрываясь сильными арьергардами на тактически выгодных рубежах, остатки главных сил немцев тянулись в район Кременчуг.
          37-я армия сосредоточилась северо-восточнее Харьков. В ее состав входили гвардейские стрелковые дивизии, полностью укомплектованные, вооруженные и достаточно обученные.
          Инженерные части армии составляли:
          112-й отдельный инженерный батальон, прибывший после боев на Кубани, и 116-й отдельный инженерный батальон, который отработал 1.5-месячную программу боевой подготовки.
          Дивизионные саперные батальоны и полковые саперные взводы имели полный штатный состав с значительной прослойкой бойцов, сержантов офицеров с богатым боевым опытом. Политико-моральное состояние инженерных и саперных частей было высокое. Офицерским составом эти части были полностью укомплектованы.
          Положенное по табелям инженерное имущество соединениям и частям армии было выдано перед началом активных действий, так как оно задержалось с прибытием из фронтовых и центральных складов.
          Своих переправочных средств части армии не имели, за исключением 5 лодок А-3, хранившихся на военно-техническом складе и 15 лодок МПЛ, которые были в дивизионных саперных батальонах.
          Из района своего расположения войска армии вышли маршем через Харьков, Люботин, Кобеляки, Бреусовка, имея конечной задачей сменить с хода ведущие бои части 69-й армии, отбросить противника за р. Днепр, форсировать эту водную преграду и выйти на Правобережную Украину.
          Отходя, противник уничтожил все мосты. Интенсивное движение по дорогам войск транспорта и частые дожди делали отдельные участки дорог труднопроходимыми. Армейские и дивизионные саперы напряженно работали по восстановлению и ремонту мостов и по улучшению труднопроходимых участков дорог.

Усиление армии инженерными частями фронта

          Предвидя сложную и ответственную операцию армии по форсированию р. Днепр, фронт начал усиливать армию, придавая ей фронтовые инженерные части. На подходе к р. Днепр 25.9.43 г. в районе Варваровка2 в оперативное подчинение армии были приданы 19-й и 6-й отдельные моторизованные понтонно-мостовые батальоны. 19-й отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон имел 2/3 переправочного парка Н2П и 2 катера, двигался из района Полтава на своем автотранспорте. 6-й отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон был оснащен трофейным немецким парком типа «В» (всего 33 полупонтона) с двумя катерами и 9 штурмботами; парк передвигался тихоходными тракторами, находился в районе Красноград и одновременно поднимал только 50 % имеющегося у него имущества.
          Согласно приказу начальника инженерных войск Степного фронта, 69-й армейский инженерный батальон с 2/3 переправочного парка УВС А-3 и 328-й отдельный инженерный батальон, по выводе 69-й армии из боев, переподчинялись в оперативном отношении штабу инженерных войск 37-й армии. 69-й армейский инженерный батальон поступил в оперативное подчинение штаба инженерных войск нашей армии 26.9.43 г. в районе Кустолово, Куща3. Две трети его парка УВС А-3 находилось на мосту через р. Ворскла, а 328-й отдельный инженерный батальон в ночь на 27.9.43 г. в этом месте заканчивал строительство постоянного моста. Командиру 69-го армейского инженерного батальона было приказано срочно снимать мост, приводить имущество парка в походное положение и перебрасывать в район Бреусовка и далее по особому указанию к р. Днепр.
          8-я инженерно-саперная бригада Резерва Главного Командования, обеспечивавшая действия 69-й армии, в составе штаба бригады, 127-го и 128-го инженерно-саперных батальонов вошла в оперативное подчинение 37-й армии в районе Бреусовка. Ее парк УВС А-3 находился за 200 км р. Днепр, и командир бригады, собрав весь наличный автотранспорт бригады, лично выехал за парком.
          46-й и 49-й инженерно-саперные батальоны 60-й инженерно-саперной бригады Резерва Главного Командования прибыли в оперативное подчинение нашей армии 29.9.43 г. в районе Солошино.
          Уже непосредственно при выходе на р. Днепр штаб инженерных войск 37-й армии принимал прибывающие инженерные части усиления, на ходу знакомясь с ними, сосредоточивал их в районах, прилегающих к реке, нацеливая на выполнение задач по форсированию водной преграды и принимал решительные меры по подтягиванию переправочных средств, растянувшихся на сотни километров от района происходящих действий.
          В этом отношении положение осложнялось и недостатком автотранспорта и особенно горючего. Военный совет армии вечером 27.9.43 г. вынес специальное решение о выделении минимально необходимого количества горючего для понтонных батальонов и для автотранспорта, подвозящего переправочный парк.

Боевой и численный состав инженерных войск 37-й армии, принимавших участие в форсировании р. Днепр

Наименование частей Офицерский состав Сержантский состав Рядовой состав Всего
по штату по списку по штату по списку по штату по списку по штату по списку
112-й отдельный инженерный батальон 26 26 43 43 218 203 287 272
116-й отдельный инженерный батальон 26 26 43 41 218 205 287 272
8-я инженерно-саперная бригада 54 54 100 91 456 358 610 503
69-й армейский инженерный батальон 26 12 43 12 218 83 287 107
328-й отдельный инженерный батальон 26 25 43 51 218 219 287 295
6-й отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон 30 30 74 74 289 289 393 393
19-й отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон 30 30 73 73 290 285 393 388
1-я отдельная моторизованная понтонно-мостовая бригада 68 60 172 146 726 559 966 765
60-я инженерно-саперная бригада 51 53 100 97 456 411 610 765
Всего… 310 316 691 628 3089 2612 4120 3556

Характеристика р. Днепр и местности в полосе форсирования

          Изучение р. Днепр как водной преграды с целью ее форсирования штаб инженерных войск совместно с Оперативным отделом армии начал за месяц до начала активных действий на реке. На основании имеющихся в Гидрометеорологическом отделе армии описаний и материалов, которые удалось отыскать в различных организациях города Харьков, были отработаны карты, таблицы и легенды по режиму р. Днепр и тактико-топографические описания местности, прилегающей к реке на участке Кременчуг, Днепропетровск.
          Проработка этих материалов, кроме нацеливания офицеров инженерных войск армии на выполнение предстоящих задач по форсированию реки, естественно, облегчала составление предварительных и подготовительных к форсированию планов работы и заставляла продумывать организацию самого форсирования. Предварительно составленные характеристики р. Днепр оказались далеко не соответствующими истинному положению дела, так, например, ширина реки на различных участках предполагалась от 1 до 1.5 км, фактически же преобладала максимальная ширина 700 м и минимальная 400 м; по описаниям предполагалось наличие ряда бродов через реку, фактически же на всем участке форсирования глубина по фарватеру составляла в среднем 6-7 м.
          Имеющиеся карты неверно отображали пойму реки и разветвление рукавов ее. Отсутствие аэрофотосъемки поймы на участке форсирования было крупным недостатком, во многом затруднившим принятие правильного решения по выбору пунктов переправ
          Инженерная разведка, организованная на широком фронте форсирования, к началу действий дала отправные данные только по нашему берегу (удобные подъезды к реке, исходные районы и исходные линии и выгодные спуски к реке). Собрать необходимые сведения по правому берегу инженерная разведка полностью не сумела, так как времени и средств у нее было недостаточно.
          Практика подчеркнула, что инженерная разведка крупной водной преграды, проводимая лучшими подготовленными офицерами инженерных войск, должна проводиться непрерывно на всех этапах форсирования и переправы (разведка на форсирование десантом, паромной переправы, пунктов постройки мостов, разведка материалов, путей движения на левом и правом берегах).
          На участке Колеберда, Переволочная р. Днепр проходит по долине шириной 25-30 км. Правый берег долины командует над левым, имея среднее превышение над зеркалом реки 65-90 м, а левый – только на 20-40 м.
          Отрицательными сторонами местности в полосе форсирования были:
          1. Противник имел выгодные для него наблюдательные пункты, с которых он просматривал всю долину левого берега. Наземные наблюдательные пункты противника давали ему возможность просматривать выжидательные и исходные районы для форсирования наших войск и пути движения между этими районами, а также пути движения к пунктам переправ. На большем протяжении участка форсирования зеркало реки просматривалось противником. Отдельные наблюдательные пункты противника могли быть вынесенными на самый командный берег реки.
          Естественных наблюдательных пунктов на левом берегу долины, с которых можно было бы просматривать тактическую глубину правого берега, не было.
          2. Противник имел большой выбор районов артиллерийских и минометных позиций, укрытых от наземного наблюдения с левого берега.
          Районы огневых позиций на левом берегу могли быть выбраны только в районах населенных пунктов и лесных участков, прилегающих непосредственно к реке.
          3. Пути движения в тылу противника были закрыты от нашего наземного наблюдения. Возможность скрытного маневра войск по колонным путям противник имел полную.
          4. Правый берег р. Днепр против Колеберда, Семенки, Солошино и Переволочная – песчаный. Глубокие и сыпучие пески затруднили движение всех видов транспорта.
          Подходы к левому берегу р. Днепр в районах Солошино и Переволочная тоже песчаные, требовали оборудования путей движения для всех колесных грузов4. Кроме того, в районе Семенки и Солошино долина реки на отдельных участках была заболочена.
          5. Между р. Подлозная5 и Мишурин Рог высокий и обрывистый правый берег долины подходит непосредственно к самой реке.
          6. Тактически выгодные естественные рубежи на правом берегу р. Днепр, которые должны были быть занятыми, чтобы обеспечить развитие форсирования, находились в 10-15 км от реки.
          7. Высоты юго-западнее Дериевка и Куцеволовка и западнее Мишурин Рог образовали котловину, которая, наряду с ее отрицательными сторонами в тактическом отношении, давала возможность достаточной маскировки форсировавшим реку войскам.
          В полосе форсирования к правому берегу р. Днепр подходила только одна профилированная дорога Мишурин Рог – Лиховка. Остальные дороги были проселочные, проходящие в сыпучих песках в полосе 2-3 км от берега; южнее этой полосы дороги шли в глинистых и черноземных грунтах с крутыми подъемами и спусками в многочисленных балках.
          По левому берегу долины профилированные дороги подходили к Григоро-Бригадировка, Солошино и Переволочная. От выжидательных районов к реке существовали только тропы. Рокадное движение вдоль реки было возможно только по параллелям к р. Днепр в 5-10 км от нее.
          8. Характерных излучин реки Днепр в нашу сторону не было.
          9. Материалы, необходимые для устройства пристаней и для мостов, располагались в 10-15 км от реки […]

Решение командующего 37-й армией

          Командующий 37-й армией решил:
          форсировать р. Днепр частями 92-й и 62-й гвардейских стрелковых дивизий немедленно, как только они достигнут реки;
          форсирование произвести на рассвете на широком фронте Семенки, Переволочная;
          для форсирования использовать все наличные в армии табельные переправочные средства и местные подручные материалы;
          высадившимся на берегу противника частям наступать с целью занять, укрепить и оборонять плацдарм Дериевка, Куцеволовка, клх. Незаможник, южная окраина Мишурин Рог;
          всеми силами и средствами усиленно перебрасывать на правый берег главные силы армии и части усиления.

Решение заместителя командующего 37-й армией по инженерным войскам

          На основании решения командующего 37-й армией и лично произведенной рекогносцировки заместитель командующего 37-й армией по инженерным войскам принял следующее решение:
          1. Десантные пункты при форсировании р. Днепр установить:
          а) в районе Семенки – через остров с высотой 60.8;
          б) в районе Солошино – через остров с высотой 63.0;
          в) в районе Переволочная – на отмель правого берега р. Днепр, что южнее западной окраины Переволочная.
          2. Имеющиеся в наличии переправочные средства распределить:
          а) в районе Семенки – 4 понтона парка Н2П 19-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона,
          б) в районе Солошино – 4 понтона парка Н2П 19-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона,
          в) в районе Переволочная – 6 лодок А-3 8-й инженерно-саперной бригады.
          3. Подручные средства использовать в районах, где они подготовлены.
          4. Вновь прибывающие переправочные средства распределять по пунктам переправы в соответствии с обстановкой и обозначившимся на них успехом.

Форсирование р. Днепр передовыми отрядами

          Передовые части 92-й и 62-й гвардейских стрелковых дивизий к 15 часам 27 сентября 1943 г. вышли непосредственно на берег р. Днепр в районах Боцулы, Солошино и Переволочная. Части 89-й гвардейской стрелковой дивизии и два стрелковых полка 92-й гвардейской стрелковой дивизии вели бои на рубеже Пришиб, Саловка, Карповка.
          Немцы обороняли правый берег реки пулеметным и минометным огнем с островов с высотами 60.8, 63.0 и из района Мишурин Рог. Прицельный артиллерийский огонь противник вел по левому берегу из районов Дерновка и западнее Мишурин Рог.
          Инженерная разведка десантных пунктов переправы, подтягивание в выжидательные районы переправочного имущества и подготовка переправочных средств из подручных материалов – были задачей этого дня.
          Естественно, что пункты переправ выбирались вблизи выгодных для форсирования исходных районов и исходной линии. Действующая в это время инженерная разведка 116-го отдельного инженерного батальона, 62-й и 92-й гвардейских стрелковых дивизий донесла, что в районе Семенки, Боцулы, откуда подход к реке скрыт лесным участком, удобными пунктами десантной и паромной переправы может быть участок реки против острова с высотой 60.8; в районе Солошино выгодные пункты переправ находятся против острова с высотой 63.0 и ниже его по течению на участке роки до устья р. Подлозная. Эти пункты и были утверждены командованием армии для броска передовых отрядов через реку. В Солошино стрелковые полки 62-й гвардейской стрелковой дивизии под руководством саперов начали заготавливать из подручных лесоматериалов плотики на 3-5 человек.
          Тактическая обстановка требовала немедленно начать форсирование р. Днепр, а в руках начальника инженерных войск армии не было подтянутых к реке необходимых для выполнения этой задачи переправочных средств. Понтонные батальоны с их парками, парки УВС А-3 8-й и 69-й армий, не имея горючего, растянулись по труднопроходимым после дождей дорогам на 40-200 км от реки. Командующий 37-й армией генерал-лейтенант Шарохин, лично прилагавший все усилия по сосредоточению к войскам переправочного имущества, приказал обеспечить горючим 19-й отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон, изъяв его у некоторых частей армии. В ночь на 28.9.43 г. в Григоро-Бригадировка и в Солошино прибыли подразделения 19-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона с имуществом на два 16-тонных парома и 6 лодок А-3 с верхним строением под десант. Это и все наличие табельных переправочных средств, на которых начала форсирование широкого Днепра готовая к боям армия.
          Тактика подчиняет себе технику. Начать форсирование р. Днепр в 4 часа 28 сентября 1943 года в районах Семенки и Солошино; использовать для десантных бросков пехоты 6 понтонов парка Н2П, 6 лодок А-3, 8 малых рыбацких деревянных лодок и 20 плотиков из подручных материалов, – таково было решение командующего 37-й армией, блестяще оправдавшееся в ходе развернувшейся крупнейшей операции.
          В 4.00 28.9.43 г. 3 понтона парка Н2П, имея по 50 человек десанта, отвалили на веслах к северо-восточному берегу острова с высотой 63.0 и 6 лодок А-3 с автоматчиками и стрелками начали пересекать Днепр курсом к устью р. Подлозная.
          В полной тишине проходит первый рейс. На остров высажен десант с 3 понтонов и второго рейса. В короткой и стремительной схватке гвардейцы 62-й гвардейской стрелковой дивизии уничтожают усиленную роту боевого охранения немцев, переоценивших неприступность реки и недооценивших наступательных способностей наших войск. Но начало форсирования уже известно противнику. По нашему левому6 берегу и по самой реке открыт минометный и артиллерийский огонь врага, хотя утренний туман не дает ему быть прицельным. Маскировка тишины теперь не имеет значения; чтобы ускорить форсирование понтоны переходят на движение моторами. В бой вступила и наша артиллерия, подавляя ранее засеченные огневые точки противника.
          Форсирование на лодках А-3 идет успешно. Удачно выбранные пункты посадки и высадки скрывались от наблюдения со стороны противника высокими берегами реки. Его артиллерийский и минометный огонь по площади левого берега и по зеркалу реки в этом пункте был мало эффективен.
          К 12.00 28.9.43 г. в район Переволочная прибыл 127-й инженерно-саперный батальон с парком УВС А-3 и спустил на воду 6 десантных лодок, а затем один 3-лодочный паром. Этот третий пункт десантной переправы к 20.00 28.9.43 г. переправил на правый берег два стрелковых батальона и часть полковой и 45-мм артиллерии. В этом же пункте действовали 8 штук деревянных местных лодок, найденных в районе Переволочная.
          К исходу 28.9.43 г. – первого дня форсирования р. Днепр – на его правый берег были переправлены 128-й стрелковый полк и два батальона 184-го гвардейскою стрелкового полка 62-й гвардейской стрелковой дивизии. Преодолевая сопротивление противника, наши части вышли на рубеж оз. Лиман, отметка 72.0, отметка 40.4, оз. Уступ, что 1 км северо-восточнее Мишурин Рог. В ночь на 29.9.43 г. форсирование реки частями 62-й гвардейской стрелковой дивизии в пунктах Солошино, Переволочная продолжалось напряженными темпами. Все наличные переправочные средства были введены в работу. 186-й гвардейский стрелковый корпус, начавший переправу с наступлением темноты, использовал для переправы до 20 шт. плотиков, изготовленных из подручных материалов. Трудно управляемые на воде плотики были снесены течением реки до 2 км. Дальнейшая переправа на них была не практична также и потому, что на обратный рейс плотиков за десантом потребовалось бы не менее половины переправившихся на них людей.
          В работу вступает и парк УВС А-3 69-й армии. В дело вводятся и паромы на имуществе парка Н2П для переправы дивизионной артиллерии и подразделений истребительно-противотанковых артиллерийских полков на механической тяге, которые обслуживал 19-й отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон. Десантный пункт переправы в районе Солошино обслуживал 69-й армейский инженерный батальон, а в районе Переволочная работал 127-й инженерно-саперный батальон. 116-й отдельный инженерный батальон был придан для усиления личным составом 19-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона, для постройки погрузочно-выгрузочных пристаней, оборудования подъездов к ним, для несения комендантской службы и регулирования движения на переправах в районе Солошино.
          По всему этому участку противник в течение ночи вел непрерывный интенсивный артиллерийский и минометный огонь, причем наиболее сосредоточен огонь был по острову с высотой 63.0.
          К 11.30 29.9.43 г. стрелковые, пулеметные и минометные части 62-й гвардейской стрелковой дивизии были полностью переправлены на правый берег.
          Медленно передвигавшийся на тракторной тяге парк типа «В» 6-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона 27.9.43 г. был переведен на автотягу машинами «Додж» и «Студебеккер» и к 17.00 28.9.43 г. в составе 2 полупонтонов сосредоточился в Григоро-Бригадировка для обеспечения форсирования 92-й гвардейской стрелковой дивизии. 112-й отдельный инженерный батальон был придан 92-й гвардейской стрелковой дивизии для усиления личного состава 6-го понтонно-мостового батальона, для оборудования путей движения, для постройки пристаней и несения комендантской службы и регулирования движения в пункте форсирования.
          Части 92-й гвардейской стрелковой дивизии вели бои с противником на рубеже Пришиб, Карповка и подошли к пунктам форсирования против острова с высотой 60.8 с рассветом 28.9.43 г. Противник обнаружил переправу, и после первого рейса на трех понтонах 19-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона форсирование пришлось прекратить, потеряв 2 понтона. Сильный пулеметный, минометный и артиллерийский огонь противника не давал возможности наплавным средствам появляться на воде, и только в ночь на 29.9.43 г. форсирование на этом участке продолжалось на переправочных средствах 6-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона, которое продолжалось и в течение дня 29.9.43 г.
          Усиленная стрелковая рота противника обороняла остров с высотой 60.8. Высадившиеся на этом острове передовые части 92-й гвардейской стрелковой дивизии встретили сильное огневое сопротивление. Один понтон с десантом на рассвете 29.9.43 г. в темноте высадил десант непосредственно на правом берегу восточнее острова с высотой 60.8. Огонь этого подразделения вдоль рукава между островом и берегом ускорил овладение нашими частями островом. Брод с острова через рукав обеспечивал вывод наших войск на правый берег. К 18.00 29.9.43 г. два стрелковых батальона заняли остров с высотой 60.8 и вышли в район северо-западнее высоты 73.8.
          89-я Белгородско-Харьковская гвардейская стрелковая дивизия к исходу 28.9.43 г. очистила от противника восточный берег и с 19.00 29.9.43 г. на 4 лодках А-3 и на плотиках из подручных материалов приступила к форсированию р. Днепр на участке Колеберда, (иск.) оз. Молдован и к 24 часам под сильным огнем противника переправила на правый берег две стрелковые роты.
          28.9.43 г. в армию поступили 21 деревянная лодка, а 29.9.43 г. 18 складных лодок, которые все требовали ремонта, и только с вечера 30.9.43 г. они были использованы на десантных пунктах переправы в районе Солошино.
          Итак, начавшиеся форсирование р. Днепр в 4.00 28.9.43 г. в районе Солошино частями 62-й гвардейской стрелковой дивизии только в двух пунктах нарастало в темпах и расширялось по фронту. С 12 часов того же дня началось форсирование в пункте Переволочная. Неудачно начатое форсирование частями 92-й гвардейский стрелковой дивизии в районе Семенки дало успехи в ночь на 29.9.43 г. В это же время и части 89-й гвардейской стрелковой дивизии при недостатке переправочных средств, под сильным огнем противника, переправившись двумя стрелковыми ротами, удержали за собой участок правого берега.

Переправа главных сил и частей усиления

          Внезапность форсирования р. Днепр передовыми частями армии на рассвете 28.9.43 г., их сильный наступательный порыв явно обозначили успех, который требовалось развить и закрепить в короткие сроки. Ускорить ход переправы главных сил дивизий, средств усиления – артиллерии и танков – и наладить бесперебойное, все увеличивающееся по объемам питание и эвакуацию – вот сложная задача инженерного обеспечения на данном переломно-кризисном этапе операции.
          Противник, оказывая сильное огневое сопротивление передовым частям 89-й и 92-й гвардейских стрелковых дивизий и удерживая Мишурин Рог, пехотой контратакует части 62-й гвардейской стрелковой дивизии, ведущей бой на рубеже Куцеволовка; ожидалось усиление его контратак и танками.
          Сил и средств для быстрой наводки мостов для переправ по ним главных сил, как обычно установился ход инженерного обеспечения форсирования водных преград7, у армии не были. Получение этих сил и средств в ближайшее время не предполагалось. Обстановка и условия заставили решать эту задачу только использованием десантных и паромных видов переправы.

Десантные переправы пехоты

          Десантные пункты переправы № 3 – Солошино и № 4 – Переволочная стабилизировалась как пункты переправ главного направления. Они непрерывно работали до ввода в эксплуатацию в этих же пунктах мостов. Средствами переправ на них были: складные деревянные лодки, деревянные лодки, прибывшие из фронта и собранные в районах форсирования, и надувные лодки типа А-3.
          Одновременно на одном десантном пункте переправы в работе находилось до 30 десантных единиц. При этом фронт десантного пункта доходил до одного километра. На исходные линии выводился стрелковый полк, и его стрелковые батальоны поочередно вызывались в пункты посадки и переправлялись на противоположный берег. Заранее произведенная полодочная разбивка десанта, как и нумерация лодок, оказались не практичными, так как возвращавшиеся после высадки десанта лодки не попадали в свои первоначальных точки отвалов, а вместимость их была различная.
          Складные деревянные лодки пользовались у саперов и переправляющихся частей наибольшим преимуществом перед лодками других типов. Достаточно вместительные – 10 человек с оружием и в исходном снаряжении, – быстро подвижные по воде, даже против течения, легко управляемые, с малой осадкой, а значить, и проходимые по мелководьям – эти лодки сделали в 1.5-2 раза больше рейсов по сравнению с лотками А-3 при меньшей затрате физических сил гребцов. Если к этому добавить их портативность при перевозке, наибольшее удобство при переноске, по сравнению со всеми лодками других типов, и быстрое приведение в рабочее положение, то следует только желать постоянно иметь эти лодки в войсках – в дивизиях и в армиях.
          На двух складных лодках подручными материалами оборудовались легкие паромы. Сохранив положительные качества лодок, эти паромы на дивизионных пунктах питания и эвакуации проделали огромные работы. Следует разработать к этим лодкам такое же портативное, как и они сами, верхнее строение для двух-, трехлодочных паромов.
          На десантный лодках А-3, кроме личного состава с их вооружением, переправлялись: станковые пулеметы, минометы, 45-мм орудия и 76-мм полковые пушки. Вдоль лежней укладывались доски под колеса орудия, а посредине лодки – под его хобот. Попарно действующие лодки А-3 одним рейсом перевозили передок и само орудие. Для погрузки и выгрузки орудий или двуколок на лодках, как сходни, использовались доски парка.
          Переправа этих орудий на лодках экономила время тяжелых паромов, на которых переправлялась дивизионная артиллерия, автотранспорт, танки и лошади. Крупнейшим недостатком лодок А-3 является их легкая поражаемость осколками мин и снарядов. Такие порчи лодок трудно ремонтируются.
          На десантном пункте переправы № 3 – Солошино было переправлено личного состава больше 60 000 человек, а на переправе № 4 – Переволочная – до 30 000 человек (см. таблицы работы пунктов переправ)8. В отдельные дни работа пунктов переправ доходила до наивысшего напряжения. Расчеты лодок А-3 делали за сутки без смены по 25 и больше рейсов.
          Эти пункты переправ обслуживались армейскими и приданными фронтовыми инженерными батальонами.
          Десантный пункт переправы № 2 – Семенки обслуживался 6-м отдельным моторизованным понтонно-мостовым батальоном и 112-м отдельным инженерным батальоном.
          Пункт переправы № 1 – Колеберда обслуживался саперами 89-й гвардейской стрелковой дивизии.
          Форсировавшие р. Днепр части 89-й и 92-й гвардейских стрелковых дивизий в районе Успенское и Дериевка не могли развить успеха на правом берегу. Местность обороны противника имела явное преимущество перед местностью действий наших частей. Кроме того, противник заблаговременно оборудовал хорошо продуманную огневую систему своей обороны в инженерном отношении.
          Следует отметить, что на участке Успенское, Дериевка немцы формировали р. Днепр с правого берега в 1941 г.; на этом направлении были их основные пункты переправ для главных сил, а район Мишурин Рог был их второстепенным и демонстрирующим форсирование направлением.
          По решению командующего армией переправившиеся на правый берег части 89-й и 92-й гвардейских стрелковых дивизий, оставив прикрытие для смены частями 53-й армии, были отведены в исходное положение на левом берегу. Потом они были переправлены на правый берег в районах Солошино и Переволочная для развития успеха на главном направлении. Их действия в направлениях Успенское и Дериевка имели большое положительное значение как действия, сковывающие значительные силы противника, а это способствовало развитию успеха [в бою] за плацдарм в районах Куцеволовка, Мишурин Рог.

Итоги инженерного обеспечения форсирования р. Днепр в полосе действий 37-й армии

          Форсировав р. Днепр с хода 28 сентября, 37-я армия в течение 18 дней вела тяжелые бои с пехотными и танковыми соединениями противника за удержание и расширение плацдарма на правом берегу и удержала этот плацдарм.
          Бои за плацдарм шли на рубеже, обеспечивавшем работу десантных и паромных средств переправы, постройку и наводку через р. Днепр 3 мостов.
          При предельно напряженной работе всех наличных в армии инженерных частей, на всех имеющихся переправочных средствах и по мостам на удерживаемый войсками армии правобережный плацдарм были переправлены все соединения и части усиления 37-й армии. По приказу командующего фронтом на этот же плацдарм по мостам и на переправочных средствах 37-й армии были переправлены 5-я гвардейская армия, 5-я танковая армия, 1-й механизированный корпус, 7-й механизированный корпус и две стрелковые дивизии соседней слева 7-й гвардейской армии […].

Выводы по инженерному обеспечению форсирования р. Днепр в полосе действий 37-й армии

          Окончательные выводы по оперативному обеспечению форсирования р. Днепр в полосе действий 37-й армии можно будет сделать только после соответствующей оценки общевойсковыми генералами всей операции в целом.
          Для объективности выводов и оценки инженерного обеспечения следует иметь в виду целый ряд особенностей, связанных с действиями войск армии и инженерных частей, как положительно, так и отрицательно влиявших на ход инженерного обеспечения.
          Напрашиваются следующие, не претендующие на их полноту предварительные выводы:
А. По организационным вопросам.
          1. Инженерные части усиления и переправочные средства начали поступать в армию с большим опозданием. По мере их прибытия они сейчас же вводились в действие. Офицеры-понтонеры не знали офицеров стрелковых частей, для того чтобы совместно договориться о взаимодействии.
          В будущем необходимо инженерные части с переправочными средствами придавать войскам не меньше чем за 2 перехода до войной преграды. Приданные войскам инженерные части с переправочными средствами должны двигаться за боевыми порядками войск, имея свою инженерную разведку в боевых порядках.
          2. Количество переправочных средств для обеспечения форсирования водной преграды передовыми отрядами должно исходить из расчета – переправить на противоположный берег один стрелковый полк за 30 минут.
          3. Наличие в армии своих переправочных средств в количестве не менее одного нового легкого парка и 25 складных лодок диктуется всем опытом войны. В полосе активных действий армии водные преграды встречаются в большинстве случаев. Имея свои переправочные средства, которые будут обслуживаться инженерными частями армии, армия будет иметь возможность часто проводить тренировку войск и инженерных частей. Хранить это переправочное имущество армия может на военно-техническом складе.
          4. Части 37-й армии форсировали р. Днепр с хода, использовав для броска передовых отрядов тяжелые переправочные средства парка Н2П. В данном случае, при выгодно сложившейся тактической обстановке и при отсутствии других переправочных средств, это решение было бесспорно правильным. В будущем при форсировании широких рек в условиях аналогичной обстановки использование десантных понтонов парка Н2П для первого броска или ввод их в действие при обозначившемся успехе следует считать обязательным. Имея большую подъемную силу и вместимость 50-60 бойцов, для переправы стрелкового десанта они очень эффективны.
          5. Переправочные средства поступали в армию с опозданием (если оценить и проследить по этапам изменение тактической обстановки на фронте в ходе боя). Прибывавшее имущество немедленно вводилось в работу на постепенно расширяющемся фронте форсирования. На направлениях Успенское и Дериевка успех развить не удалось. Успех обозначился на направлениях Куцеволовка и Анновка9. Вновь прибывавшие переправочные средства вводились на усиление переправ в этих направлениях.
          Из этого очевиден вывод: при форсировании широких рек на широком фронте надо обязательно иметь большие резервы переправочных средств для переправы главных сил, маневрируя этими средствами на участке форсирования. Маневр тяжелыми переправочными парками вдоль реки очень затруднен, если они спущены на воду. Обязателен резерв материалов и переправочного имущества для мостов в количестве не менее чем 30 % имущества и средств, составляющих мост.
          6. Необеспеченность необходимым количеством катеров и забортных двигателей полосы армейских переправ следует считать ошибкой, которая могла привести к потере успеха форсирования (п. 149 «Руководства по форсированию рек.» – 1942). При форсировании широких рек положенные в понтонных частях буксирные катера не смогут обеспечивать переправу артиллерии и частей усиления. Количество катеров и забортных моторов для легких паромов при форсировании широких рек в армейской полосе нужно рассчитывать на одновременный подъем буксирными средствами до одного дивизиона дивизионного артиллерийского полка. Только при таком положении можно рассчитывать на успех переправы главных сил паромами.
          7. Полностью оправдал себя специально созданный штаб переправ для оперативного руководства еще не переправившимися соединениями и частями, планирующий ход переправ с учетом наличных переправочных средств и работающий во взаимодействии с оперативным отделом и штабом инженерных войск армии. Надо в существующие положения Красной Армии по форсированию широких рек внести коррективы, по которым такой штаб переправ организовывался бы в полосе форсирования армией и корпусом, возложив на него организацию и ответственность за оборону переправ.
          8. В условиях форсирования широких рек армией и корпусом командир дивизии является начальником своих переправ только до момента переправы штабов стрелковых полков его дивизии на берег противника. После этого командир дивизии со своим штабом целиком переключается на управление боем. Функции начальника переправ переходят к штабу переправ и частично к коменданту участка переправ. Необходимо внести такое изменение в существующее положение по форсированию широких рек.
          9. Полностью оправдал себя комендант участка переправ, обладающий, кроме своих специальных и технических прав, и правами начальника переправ и подчиняющийся в оперативном отношении штабу переправ. Участок переправ состоял из 2-3 пунктов десантной переправы, 2-3 пунктов паромной переправы и 1-2 дивизионных пунктов питания и эвакуации.
          Участок обслуживался одним инженерным батальоном и до роты понтонного батальона с тяжелыми паромами. Комендант участка непосредственно на месте организует и руководит переправой войск и готовит для этого переправочные средства. Ему подчинена действующая на участке и служба регулирования.
          10. Помощник коменданта паромного пункта переправы фактически выполнял обязанности коменданта пристани, так как с одной пристани шла погрузка на несколько паромов различной грузоподъемности.
          11. На пункте переправ надо назначать специальных лиц-информаторов, учитывающих ход переправы и количество переправляющихся личного состава и материальной части.
          12. Организация сети заградительных постов по обоим брегам реки обязательна. Эти посты являлись дополнительной непосредственной охраной пристаней и переправочных средств от возможных диверсий. Их работа отсвечивала большую организованность и порядок в районе переправ.
          13. Полностью оправдали себя впервые появившиеся в практике 37-й армии дивизионные пункты питания и эвакуации. Необходимо утвердить их организацию и применять при форсировании широких рек в полосе корпусов и армии.
          14. Численный состав понтонных батальонов оказался недостаточным для бесперебойного обслуживания всего своего парка, не говоря уже о постройке ими пристаней и подъездных путей. Поэтому понтонные батальоны усиливались подразделениями армейских инженерных батальонов. Личный состав понтонных батальонов необходимо увеличить на 100 %.
          15. Малочисленными и маломощными лишний раз показали себя дивизионные саперные батальоны, не могущие обеспечивать в инженерном отношении действия своих соединений. Оборудование командного и наблюдательного пунктов дивизии, частичный ремонт дорог и инженерная разведка – вот что они могут охватить и фактически выполняют. Необходимо увеличить численность саперных батальонов дивизий в 3 раза.
          16. При форсировании каждой водной преграды, а тем более широкой, обязательно заранее выделять и иметь в готовности специальные инженерные части для закрепления плацдарма с запасом мин и малозаметных препятствий. 149-й батальон инженерных заграждений прибыл в армию для этой цели только 4 октября с ограниченным количеством противотанковых мин.
          17. Малочисленным оказался штаб инженерных войск армии. Необходимо число работников штаба увеличить на 3 офицера за счет сокращения штаба инженерно-саперной бригады. Опыт подчеркнул, что использование работников штаба бригады по заданию штаба инженерных войск армии является только полумерой.
Б. Выводы по оценке переправочных средств.
          1. Складные десантные лодки при десантной переправе стрелковых частей и в легких паромах показали только положительные качества.
          2. Лодки А-3 при форсировании широкой водной преграды при работе под огнем противника показали только отрицательные стороны: маломаневренные, без запаса плывучести при пулевых, а тем более при осколочных попаданиях.
          3. Парк Н2П при всех своих положительных качествах отрицательно показал себя в мостовых опорах. При бомбометании или артиллерийском обстреле противником один поврежденный устой тянул на дно реки всю наплавную часть. Чтобы избежать этого, необходимо разработать такие соединения прогонов между устоями, которые можно было бы быстро разъединять и высвобождать поврежденный участок моста.
          4. Положительные стороны выявили парки ДМП-42. Простые в работе, они не тонут при их повреждениях снарядами и авиабомбами противника.
          Опыт инженерного обеспечения форсирования р. Днепр частями 37-й армии на участке Колеберда, Переволочная с хода заслуживает самого внимательного и вдумчивого его изучения не только офицерами инженерных частей, но и офицерским составом всех родов войск.

Заместитель командующего 37-й армией по инженерным войскам
генерал-майор инженерных войск ГОЛДОВИЧ


Начальник штаба инженерных войск 37-й армии
гвардии полковник ФОКИН


9 декабря 1943 г.
Ф. 240, оп. 74741с, д. 20, лл. 3-88.

1 Документ публикуется с сокращением.
2 75 км северо-восточнее Кобеляки.
3 12 км северо-восточнее Кобеляки.
4 Так в документе.
5 Р. Подлозная – небольшой приток р. Днепр в 6.5 км северо-западнее Мишурин Рог.
6 В документе – «правому».
7 Так в документе.
8 Таблицы работы пунктов переправ в настоящем выпуске Сборника не публикуются.
9 4 км южнее Калужино.

Директива
начальника инженерных войск
Белорусского фронта
№ 03474
об опыте форсирования рек
(21 декабря 1943 г.)



СЕКРЕТНО



ТОЛЬКО:

НАЧАЛЬНИКАМ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК АРМИЙ
КОМАНДИРАМ ИНЖЕНЕРНЫХ БРИГАД
3, 48, 50, 61, 63, 65-й АРМИЙ И 1, 2, 6, 8, 12, 14, 16,
57-й БРИГАД

          Характерной особенностью театра военных действий Белорусского фронта являлось наличие большого количества рек Днепровского бассейна, для форсирования которых требовалась соответствующая подготовка сил и средств.
          В период форсирования особое внимание уделялось вопросу изучения боевого опыта инженерных войск, а также анализу положительных и отрицательных сторон инженерного обеспечения каждой проведенной операции.
          В результате после форсирования войсками фронта таких рек, как Десна, Сож и Днепр, можно рекомендовать неоднократно испытанные на практике формы и методы организации форсирования и управления.
          В порядке обмена опытом направляю краткие выводы по некоторым вопросам форсирования водных преград.
          1. Опыт форсирования показал, что стрелковые подразделения со своими огневыми средствами могут форсировать широкие реки на подручных пловучих средствах с усилением их легким табельным переправочным имуществом.
          Для достижения успеха при форсировании важное значение имеет не только подготовка переправочных средств силами самих стрелковых подразделений и закрепление их за отдельными группами бойцов, но и изучение ими путей подхода к линии отвала и ознакомление командиров подразделений накануне форсирования с местами высадки на противоположном берегу с учетом вероятного сноса течением реки.
          Для предотвращения перемешивания боевых порядков на берегу противника, в целях сохранения группировки войск на заданном направлении, рекомендуется командирам переправляющихся подразделений давать с исходного берега направление движения по местным предметам на противоположном берегу от места высадки.
          2. На переправочных средствах устраиваются специальные площадки для установки пулеметов и прикрепляются короткие стропы для поддерживания на воде бойцов в случае аварии.
          Десантные средства, как-то: НЛП, СДЛ, ДСЛ, ДДП и рыбацкие лодки, перед началом операции снабжаются ремонтным материалом – паклей, деревянными пробками, смолой.
          3. На широких реках для переправы передовых отрядов десантом целесообразно применять быстроплавающие средства – ДСЛ, СДЛ, рыбацкие лодки и лодки, изготовляемые силами переправляющихся подразделений.
          Использование тяжелых понтонных парков для десантных переправ в первый период форсирования, ввиду ограниченного их наличия и предупреждения потерь, не всегда целесообразно.
          Однако при широкой водной преграде и достаточном количестве забортных двигателей, с резервом понтонов сверх комплектов Н2П, наибольший эффект будет при использовании в десанте понтонов с навесными забортными двигателями.
          Использование резиновых лодок в условиях прицельного огневого воздействия противника из-за большой уязвимости и быстрого выхода их из строя себя не оправдывает.
          Использование плотов при форсировании водных преград стрелковыми частями первого эшелона, вследствие трудности управления, захлестывания водой и малой скорости, целесообразно только на реках шириной до 100 м с небольшой скоростью течения.
          4. При форсировании широких рек переправочные средства подготавливаются в количестве, достаточном для переправы передовых отрядов за один рейс, что в среднем на стрелковую дивизию составляет: понтонов парка НЛП – 8 штук, лодок СДЛ (ДСЛ, ДДП) – 30 штук, лодок рыбацких – 10 штук.
          Последующие рейсы десантной переправы частей первого эшелона должны иметь свое переправочное имущество, и переправу их не рекомендуется связывать с использованием переправочных средств передовых отрядов.
          Особое значение имеет одновременность начала форсирования в различных пунктах на широком фронте.
          При короткой артиллерийской подготовке сигналом для отвала десантов является открытие огня артиллерией и минометами.
          5. Элемент внезапности и скрытности имеет решающее значение в успехе форсирования.
          В период подготовки должны быть приняты все меры к тому, чтобы не выдать противнику участка действительных переправ и времени начала форсирования.
          Это достигается высокой маскировочной дисциплиной, скрытностью перегруппировки войск и выбором участков переправ в таких местах, где противник меньше всего ожидает форсирования.
          Скрытности в значительной степени способствует непрекращающаяся активизация войск на второстепенном направлении и то обстоятельство, что артиллерия на направлении главного удара, в подготовительный период, не ведет огня по противнику, а пристрелку осуществляет одиночными орудиями.
          Так, при форсировании р. Днепр, одна из четырех дивизий первого эшелона Н-ской армии (дивизионный инженер майор Чариков) не сумела скрытно произвести сосредоточение сил и переправочных средств.
          Противник авиационной разведкой и наблюдением обнаружил подготовительные мероприятия к форсированию и произвел скрытную контрподготовку – сосредоточил войска и огневые средства на этом направлении.
          Нашей разведкой, в том числе и инженерной, действия противника обнаружены не были. В результате с началом форсирования противник открыл ураганный огонь из всех видов оружия и сорвал переправу дивизии на этом участке.
          Передовые отряды остальных дивизий, благодаря скрытности перегруппировки и сосредоточения сил и переправочных средств, стремительно переправились через реку и захватили плацдарм на берегу противника, обеспечив переправу главных сил и успешное наступление наших войск.
          6. Как правило, противник прочно закрепляется в населенных пунктах по берегу реки и старается удержать их, ведя огонь по переправам, поэтому места для паромных и мостовых переправ рекомендуется выбирать на участках, непросматриваемых и непростреливаемых противником из населенных пунктов.
          7. С захватом плацдарма на берегу противника рекомендуется немедленно приступать к постройке постоянных и комбинированных мостов.
          Наводку и постройку мостов необходимо вести на широком фронте с надежным прикрытием районов работ зенитными средствами, соблюдением маскировочной дисциплины и применением дымовых завес в целях дезориентации противника и прикрытия объектов.
          Наличие артиллерийского воздействия противника на район работ не может служить непреодолимым препятствием.
          Элементы мостов заготавливаются заблаговременно и сосредоточиваются как можно ближе к месту постройки моста.
          Один саперный батальон трехротного состава в течение суток давал на р. Днепр до 30 пог. м готового моста под грузы 30 т.
          8. В практике преодоления водных преград оправдали себя штурмовые мостики из комплектов ТЗИ и подручных материалов. Наводка их находила широкое применение даже при переправе через реки шириной до 150 м.
          9. Применение дымов зависит от степени натренированности войск ориентироваться и вести бой в условиях ограниченной видимости.
          Однако в целях предупреждения прицельного бомбометания и артиллерийского обстрела рекомендуется иметь в постоянной готовности посты дымопусков на всем фронте переправ.
          При форсировании р. Днепр вполне себя оправдало применение дымов для прикрытия действительных и обозначения ложных переправ на широком фронте, а также применение подручных средств – хвои, сена, соломы, хвороста – для постановки дымовых завес в комбинации со специальными химическими средствами.
          Так, в Н-ской армии при форсировании было израсходовано около 30 000 шашек ТМ-11, что обеспечило прикрытие переправ дымовыми завесами на фронте 14 км в течение 3 часов.
          10. Основным недостатком в организации регулирования было ослабление деятельности регулировочной службы на исходном берегу в период переправы вторых эшелонов и необеспеченность постами регулирования противоположного берега.
          Необходимо уделять особое внимание организации службы регулирования и патрулирования в течение всего периода переправы, привлекая для этой цели заградотряды, части дорожного обеспечения1 и хорошо подготовленных бойцов из состава подразделений второго эшелона.
          Наиболее ответственные посты регулирования должны обслуживаться офицерским составом.
          11. Успешному управлению переправами и организации взаимодействия инженерных частей с переправляющимися войсками в значительной степени способствует наличие инженерных оперативных групп непосредственно в районах форсирования.
          Подчиняясь начальнику инженерных войск армии, оперативная группа:
          – помогает инженерным частям выполнять поставленные задачи и контролирует их выполнение;
          – по указанию начальника инженерных войск армии распределяет переправочное имущество по пунктам переправ, изыскивает подручные средства, организует заготовку и транспортировку материалов и элементов конструкций для мостов;
          – в период форсирования непрерывно осуществляет управление и контроль над всеми переправами, обеспечивает бесперебойный ход переправы и необходимый маневр переправочными средствами;
          – докладывает начальнику инженерных войск армии о ходе форсирования и переправы.
          Контроль, помощь и руководство на переправах осуществлялись через техническую и живую связь оперативной группы с пунктами переправ и штабами переправляющихся войск, а также через офицеров, входящих в состав оперативной группы, путем выезда их на места.
          Оперативные группы благодаря развитой проводной связи и радиосвязи способствовали четкому и оперативному руководству ходом форсирования со стороны общевойсковых начальников и информировали общевойсковые и инженерные штабы о ходе переправ войск на любом участке. Проводная связь осуществлялась с каждой переправой, штабом инженерных войск армии и командными пунктами общевойсковых командиров. Радиосвязь осуществлялась с комендантами переправ и штабом инженерных войск фронта (см. схему связи)2.
          Рекомендуемый состав оперативной группы:
          1. Начальник оперативной группы – начальник штаба инженерных войск армии.
          2. Офицер штаба инженерных войск фронта.
          3. Два офицера штаба инженерных войск армии.
          4. Офицер штаба инженерной (понтонной) бригады.
          5. Офицеры связи и связные от каждой инженерной части, обеспечивающей форсирование.

Начальник инженерных войск Белорусского фронта
генерал-лейтенант инженерных войск ПРОШЛЯКОВ


Начальник штаба инженерных войск Белорусского фронта
полковник АЛЕКСЕЕВ


№ 03474

21 декабря 1943 г.

Ф. 201, оп. 78354с, д. 1, лл. 306-307.

1 В документе – «части ДО».
2 Схема связи в настоящем выпуске Сборника не публикуется.