Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ! - - - 9 МАЯ 1945 ГОДА

Боевые донесения за август 1943 года

Выводы
по использованию родов войск, работы штабов и тыла из опыта наступательной операции, проведенной 34 А в период с 18.8 по 23.8.43 на старорусском направлении


"УТВЕРЖДАЮ"
Командующий войсками СЗФ
генерал-полковник КУРОЧКИН

Член Военного Совета СЗФ
генерал-лейтенант БОКОВ

ВЫВОДЫ
ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ РОДОВ ВОЙСК, РАБОТЫ ШТАБОВ И ТЫЛА ИЗ ОПЫТА НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ, ПРОВЕДЕННОЙ 34 А В ПЕРИОД С 18.8 ПО 23.8.43 НА СТАРОРУССКОМ НАПРАВЛЕНИИ

         

1. Подготовка и планирование операции (боя)

          Планирование предстоящей операции в целом было отработано, однако недостаточно продумано применительно к условиям Северо-Западного фронта. Войска обучались много, но вопросы организации и управления боем в сложных условиях боевой обстановки остались слабым местам.
          В период сосредоточения и занятия исходного положения для наступления имели место случаи плохой маскировки войск. По дорогам в светлое время суток наблюдалось усиленное движение всех видов транспорта и групп пехоты. Производилось усиленное строительство и ремонт дорог в непосредственной близости от переднего края. Маскировочная дисциплина слаба, много лишнего движения и шума. Офицерский состав на рекогносцировку и разведку противника и местности выходил большими группами.
          Отмечен ряд случаев, когда офицеры штабов и частей вели открытые переговоры по телефону о предстоящих боевых действиях. Всё это давало противнику возможность заранее знать о готовящемся нашем наступлении.
          В процессе рекогносцировок и разведки изучению местности предстоящих действий уделено мало внимания. Маршруты движения, рубежи развёртывания хотя и были намечены, но усвоены нетвёрдо. Ориентирование на местности по-прежнему остаётся слабым звеном в подготовке офицерского состава.
          Накопленный в прошлых боях опыт боевых действий в условиях лесисто-болотистой местности командным составом полностью еще не учтен.
          Войсковая разведка в подготовительный период была организована неудовлетворительно. Группировка противника перед 34 А полностью вскрыта не была. В начале августа немцы производили перегруппировку своих частей, несмотря на это, командование 34 А не приняло должных мер к своевременному установлению нумерации частей противника. Характерно, что из пяти немецких дивизий (329, 30, 8, 5, 122 пд), действующих перед фронтом армии, были твёрдо установлены только две дивизии (329-я и 5-я). Командир 370 сд в течение полутора месяцев не знал, какие части противника обороняются перед фронтом его дивизии. То же самое можно сказать и о разведывательной деятельности 245 сд и 71 сд.
          Штаб армии и особенно штабы корпусов, дивизий, полков, командиры батальонов и рот начертание переднего края обороны противника знали, но систему оборонительных сооружений на переднем крае, огневые точки, валы, заборы, их прочность и расположение заграждений знали поверхностно, а глубину обороны противника совсем не знали. В 370 сд местами даже не был точно определен передний край противника: так, например, на правом фланге дивизии ложная траншея была принята за траншею, проходящую по переднему краю. Это привело к тому, что исходный рубеж атаки пехотой был занят в 400 м от переднего края противника. В ходе боя было подтверждено, что противник имеет сильно развитую сеть траншей в несколько рядов, дерево-земляные валы, усиленные для прочности кирпичом. Были обнаружены прочные ДЗОТ и ДОТ, а также укрытие для пехоты, хорошо спрятанные в оврагах и в берегах р. Парусья. Такое поверхностное знание системы обороны противника приводило к тому, что наши войска, встречаясь с невскрытыми опорными пунктами противника, останавливались и несли ненужные и ничем не оправдываемые потери.
          Частных операций для захвата наиболее выгодных узлов, высот и отдельных участков местности перед наступлением не приводилось. Разведка боем, как правило, организовывалась и проводилась неудовлетворительно по причине формального к ней отношения командиров частей и соединений: так, например, на участке 171 сд двумя ротами 37 сд была организована и проведена силовая разведка. Сил и средств было вполне достаточно, роты поддерживались целым артполком. Однако в итоге система огня противника на переднем крае не была вскрыта исключительно вследствие плохой подготовки к проведению разведки.
          При смене 37 сд частями 171 сд для ведения разведки была оставлена рота 37 сд в количестве 28 человек; при проверке оказалось, что в ней способных нести разведку было не более пяти человек.
          В ходе боя разведка работала нечетко, данные о противнике собирались с большим опозданием.
          Крупным недочетом в подготовительном периоде было то, что заблаговременно не была соответствующим образом подготовлена система наблюдательных пунктов для пехотных офицеров и в особенности для артиллерийских наблюдателей. Тщательно придуманная система наблюдения была исключительно необходима в условиях местности с ограниченной видимостью. Большинство лучших наблюдательных пунктов на левом фланге ударной группы находилось на переднем крае противника. Эти наблюдательные пункты следовало бы захватить еще до начала наступления или же, по крайней мере, предварительно тщательно изучив их, в начале артиллерийской подготовки уничтожить. Это сделано не было, вследствие чего войскам пришлось действовать, не имея хорошего наблюдения.
          Подготовка, оборудование и организация КП были также недостаточно продуманы. Запасные КП и НП для командиров полков и батальонов подготовлены не были. Особенно плохо с подготовкой, оборудованием и организацией КП обстояло в низшем звене (рота – батальон).
          Отмечены случаи организации НП в глубине на вершинах деревьев, что далеко не всегда обеспечивало хорошую видимость поля боя. Иногда НП занимались слишком далеко от пехоты, особенно этим отличались артиллеристы и танкисты.
          Одним из крупнейших недостатков в управлении войсками являлась постановка задач подчиненным командирам по карте, даже в низшем звене (взвод – рота – батальон). Случаи постановки задач по карте были не единичны, они отмечались в 188 сд, 370 сд и в ряде других соединений. Так, например, один из командиров батальонов 370 сд на рекогносцировке местности не был ни разу, и задача ему была поставлена по карте. Зам. командира батальона той же дивизии передний край противника знал только по карте и в разведке противника и местности участия не принимал.
          Подготовка и организация связи строились с упором на проволочную связь, забывая, что в современных условиях ведения боя проволочная связь не может служить основным и единственным средством связи. Такая установка часто приводила к потере связи и управления.
         

2. Ведение боя пехотой

          Наша пехота в бой шла храбро и дралась ожесточенно.
          Боевые порядки пехоты строились шаблонно, без учета местности и обороны противника (370 сд). Командиры частей и подразделений еще не обладели искусством правильного выбора и построения боевых порядков пехоты. Штабы дивизий заблаговременно преподнесли схемы боевых порядков рот и батальонов и тем самым лишили офицеров, ведущих атаку, инициативы.
          Подразделения наступали скученно, без учета местности и огня противника, теряли направление и перемешивалась. Эта скученность пехоты объясняется, между прочим, тем, что проходов проделано было мало, а имеющиеся не все использовались. По-прежнему продолжает иметь место минобоязнь.
          Пехота недостаточно обучена наступлению непосредственно за разрывами своих снарядов (исключение 1 гв. вдд).
          Стрелковые подразделения в наступательном бою неполностью используют пехотное оружие (винтовки, автоматы, пулеметы, гранаты) и ведут очень слабый огонь.
          Снайперы и расчеты ПТР не используются для борьбы с наиболее мешающими нашей пехоту огневыми точками противника.
          Выход пехоты на рубеж атаки не отработан. Как правило, пехота в атаку бросалась из своих окопов, тогда как она в период артиллерийской подготовки должна была выйти из своих траншей и для броска в атаку подойти как можно ближе к переднему краю противника. Многие подразделения даже не знали этого требования и считали свой передний край рубежом атаки.
          В атаку пехота поднималась неодновременно и медленно, упускали момент переноса артиллерийского огня в глубину обороны противника, что позволяло последнему снова восстанавливать огневую систему в своих передовых траншеях и задерживать огнем нашу атакующую пехоту.
          Попав в полосу артиллерийско-минометного огня противника, наши подразделения залегали вместо того, чтобы быстрым броском преодолевать эту зону огня и не нести излишних потерь. Отсутствовал маневр подразделений на поле боя.
          Инструкция фронта о борьбе в траншеях противника бойцами и офицерским составом изучена плохо. Сержантский и офицерский состав слабо натренирован в управлении боем мелких подразделений в траншеях: обычно в период траншейного боя офицеры, не видя своих людей, теряли управление.
          Штурмовые группы и группы разграждения в бою использовались неправильно, а пехота, сапёры и танки для действия в составе штурмовых групп оказались неподготовленными. Личный состав гранатометанию по узким целям обучен слабо и материальную часть гранат знает плохо.
          Орудия прямой наводки, хотя их было выделено и много, использовались неэффективно. Пехотные командиры забывали выделять пехоту для их сопровождения, и они в большинстве случаев отставали от наступающих подразделений. Наличие сплошных инженерных заграждений у противника перед фронтом атакующих подразделений потребовало у нашей пехоты умения производить целый ряд инженерных работ (разминирование, разграждение, преодоление проволоки), между тем, наша пехота в инженерном отношении оказалась слабо подготовлена и не справилась с этими задачами.
          Самым крупным недочетом в действиях пехоты явилось то, что пехота, захватив первую линию траншей противника не использовала успеха для расширения прорыва в сторону своих флангов и в глубину.
          Командиры частей и соединений медленно реагировали на ход боя и несвоевременно, с большим опозданием, вводили в бой имеющиеся резервы на решающих направлениях.
          Офицерский состав всех родов войск, имея достаточно времени на организацию боя, вопросы взаимодействия отработал плохо.
          Взаимодействие пехотных подразделений с орудиями сопровождения, минометами и отдельными танками в процессе боя было неудовлетворительным, в частности пехота ни оказывала помощи танкам в преодолении труднопроходимых участков Офицеры поддерживающих батарей и дивизионов, как правило, со своими передовыми НП отставали от пехоты.
          Управление боем в звене взвод – рота – батальон было поставлено плохо.
          Основные причины:
          а) не выполнялся приказ НКО № 306: офицерский состав с началом атаки терял свое место в бою, переставал руководить подразделениями и превращался в рядового атакующего бойца (в особенности во взводе и роте);
          б) простейшие средства связи и сигнализации не использовались.
          В результате такого порочного управления командиры взводов, рот и батальонов не влияли на ход боя и своевременно не использовали полностью как свои силы, так и приданные средства усиления.
         

3. Подготовка штабов

          Боевые действия показали, что многие штабы соединений оказались не на должной высоте.
          Штабы, начиная от полка и кончая корпусом, как в подготовительный период, так и в процессе боя больше занимались писаниной и сбором различных справок, чем организацией управлении. Живого, действительного руководства не было. Отсутствие чёткого взаимодействия внутри штабов, распылённость и нецелеустремленность в работе вносили неорганизованность и в управление.
          Контроль за исполнением отданных приказов и распоряжений отсутствовал.
          Большое количество инспектирующих и поверяющих от штаба корпуса и до штаба фронта по одним и тем же вопросам отрывали штабы дивизий и полков от их прямой работы и зачастую вместо помощи являлись тормозом.
          Некоторые командиры соединений не использовали свои штабы как органы управления войсками и действительного положения войск не знали.
          Штабы корпусов из системы управления армии были механически исключены. Командарм и наштарм связывались непосредственно с командирами дивизии; командиры корпусов вызывали также только командиров дивизий, и в результате у командира дивизии не оставалось времени на управление боем.
          Информация была поставлена исключительно плохо. Штабы в ходе боя давали неточную, а иногда и просто ложную, не соответствующую действительной обстановке информацию. Штабные офицеры для информации и контроля использовались совершенно недостаточно. Отмечались случаи, когда они, будучи посланными в подразделения для контроля, вместо того чтобы выйти вперед и лично на местности проверить истинное положение, собирали сведения от раненых, идущих в тыл, и эти данные передавали в штаб или командованию.
          Постоянной связи с соседями не было. Офицеры связи командования использовались ограниченно. Донесения о положении частей в вышестоящие штабы часто давались неверные.
          В штабах рабочие карты и боевые документы велись не везде, а если и велись, то небрежно и не в соответствии с требованием службы штабов.
          Учет личного состава частей был поставлен неудовлетворительно. Реальной картины потерь за день боя штабы не имели и не знали боевого состава своих войск.
          Штаб 34 A боевую документацию отрабатывал слабо, допуская путаницу в обстановке, и систематически опаздывал с представлением донесений в штаб фронта.
         

4. Использование артиллерии

          Несмотря на то, что была сосредоточена масса артиллерии (на главном направлении доходило до 200 орудий на 1 км фронта), артиллерия с поставленными задачами не справилась – огневая система противника подавлена не была и продвижение пехоты вперед не было обеспечено.
          Основные причины:
          Незнание системы обороны противника, а отсюда планирование артиллерийского огня по площадям, а не по конкретно выявленным ОТ противника и прочим обнаруженным целям. Это приводило к тому, что после артиллерийской подготовки огневая система противника оказывалась неподавленной и наша атакующая пехота несла большие потери от автоматического огня противника. Ссылки на погоду и плохую видимость ни в какой степени оправданием для артиллеристов не являются, так как артиллерия располагала всем необходимым для полной и точной подготовки данных.
          Невыполнение требований пехотных командиров по вызову артиллерийского огня. Отмечались случаи, когда командир роты или батальона в нужный момент не мог вызвать артиллерийского огня. На вызов огня артиллерийские офицеры заявляли, что без разрешения высшего офицера вести огонь артиллерия не будет. На фронте 370 сд во время артподготовки артиллерия очень слабо обрабатывала передний край обороны противника, почти весь огонь велся по глубине обороны. Пехотные командиры неоднократно требовали усилить артиллерийский огонь по переднему краю противника, однако эти требования командиров стрелковых подразделений артиллеристами не выполнялись, и они продолжали вести огонь по площадям и по глубине обороны противника.
          Вопросы взаимодействия в звене рота – батарея были отработаны слабо. Взаимодействие огня орудий прямой наводки с пулеметным огнем было организовано неудовлетворительно. Не везде были передовые наблюдатели в боевых порядках пехоты.
          Орудия прямой наводки (в том числе БА и ПА) и 82-мм минометы отставали от боевых порядков пехоты и не оказывали ей огневой помощи.
          Проведенная операция вскрыла и ряд других недостатков.
          К началу планирования огня штаб артиллерии армии не имел обновленной схемы инженерных сооружений и огневых точек противника.
          Штабы артиллерийских частей и соединений недостаточно суммировали и анализировали данные всех видов артиллерийской разведки, вследствие чего система организации обороны отдельных узлов сопротивления противника была вскрыта недостаточно (до начала наступления роща «3уб» считалась нейтральной, тогда как она имели гарнизон более взвода, неправильная оценка обороны северной опушки рощи «Единица» и др.).
          Плохая организация контроля со стороны штаба артиллерии армии за работой органов артиллерийской разведки.
          Взаимная разведывательная информация высших и низших штабов была организована неудовлетворительно как в подготовительный период, так и в ходе операции.
          Не было уделено достаточного внимания разведке зенитных батарей, вследствие чего противовоздушная оборона противника была подавлена недостаточно.
          Плохая организация комендантской службы в районах развертывания, беспорядочное движение людей и транспорта в этих районах давали противнику возможность установить наличие вновь прибывающих частей и оживить свою огневую деятельность, повлекшую к ничем не оправданным потерям в личном составе и материальной части.
          Недостаточная скрытность развертывания артиллерии (особенно ГМЧ, которые допускали случаи выезда на автомашинах в районы, хорошо присматриваемые с наземных наблюдательных пунктов противника).
          Подъездные пути к районам ОП были подготовлены не везде, что создало ряд дополнительных трудностей в развёртывании артиллерии.
          Штаб артиллерии армии контроль за развертыванием артиллерийских частей организовал неудовлетворительно, вследствие чего некоторые части развернулись не в тех районах, которые им были назначены, и им вновь пришлось менять боевые порядки.
          Артиллерийские штабы не имеют практических навыков планирования артиллерийского огня при большой насыщенности артиллерией на узком участки фронта.
          Штаб артиллерии армии не осуществил организованного контроля за планированием артиллерийского огня в частях и соединениях.
          Не было отдельно спланировано подавление минометных батарей, последние лишь были введены в общие участки подавления.
          До сего времени артиллерийские части недостаточно натренированы для быстрых вызовов внеплановых сосредоточений огня.
          Орудия ТП за танками не поспевали и помощи танкам в уничтожении ПТО противника не оказывали.
          Плохо отрабатывались вопросы взаимодействия с теми артиллерийскими частями, которые переподчинились на поддержку других общевойсковых частей в ходе операции (переподчинение северной группе войск 989 гап и 268 мп).
         

5. Использование танков

          Несмотря на продолжительный подготовительный период, предшествовавший боевым действиям, офицеры-танкисты не отработали всех вопросов взаимодействия и организации боя. Огневую систему противника танкисты не знали. Маршруты были изучены недостаточно. Расчёт времени прохождения танков с исходной позиции к переднему краю был сделан без учета условий погоды и местности, в результате чего ряд танковых подразделений с атакой опоздал на 7-15 минут. Двигались танки на малых скоростях и с хода огня не вели.
          Ряд командиров танковых частей в процессе боя отставал от боевых порядков танков и боя танков не видел, а поэтому реагировать на ход боя не мог. В бою за клх. Пенка наша пехота не могла преодолеть овраги и залегла, однако трем нашим танкам удалось ворваться в клх. Пенка, но они не были поддержаны другими танками, поэтому их атака успехом не увенчалась: не могла продвинуться вперед и пехота.
          Экипажи танков показали недостаточное умение в вождении.
          Средства усиления проходимости танков, имеющиеся в большом количестве на танках, в процессе боя не использовались.
          Имели место случаи выхода машин из строя по техническим неисправностям.
          Артиллерийские наблюдатели, посаженные в радийные танки, вызов огня на помощь танкам для подавления мешающих целей осуществляли плохо и неумело.
         

6. Использование инженерных войск

          Лесисто-болотистый характер района боевых действий и сильно развитая в инженерном отношении оборона противника требовали от инженерных войск умелых и решительных действий во взаимодействии с пехотой. Как показал опыт прошедших боев, инженерные войска неполностью выполнили свои задачи.
          Основные недочеты:
          Инженерная разведка не вскрыла систему оборонительных сооружений противника как на переднем крае, так и в глубине его обороны.
          Подготовка саперов для действий в штурмовых группах велась в большинстве инженерных частей без учета тактики ближнего боя и в отрыве от пехоты.
          Сапёры недостаточно изучили автоматическое оружие (ППШ) и в бою применяли его слабо.
          В ходе боя взаимодействие сапёров с пехотой, артиллерией и танками было неудовлетворительное. Прокладка колонных путей для орудий сопровождения не велась, и об этой важной задаче офицеры инженерных войск даже забыли. Экипировка саперов были громоздкой и тяжелой.
         

7. Использование авиации

          Наша авиация в наступательной операции действовала хорошо, но успех авиации не всегда использовался наземными войсками. Общевойсковые командиры при постановке задачи авиации назначали много объектов и тем самым распыляли усилия авиации.
          Задачи авиации ставились с запозданием. Обычно задача на ночь поступала в 21.00, а на день в 2-3 часа утра. Таким образом, времени на изучение и усвоение задач летным составом оставалось недостаточно.
          У некоторых экипажей истребителей до сего времени слабая радиодисциплина: много лишних разговоров.
          Не все группы отработали сбор после атаки и организованный уход от целей.
          Некоторые группы истребителей в первые дни боевых действий патрулировали над своей территорией, не заходя за линию фронта.
          Имелись отдельные случаи опаздывания истребителей с выходом на поле боя на 3-4 минуты.
          Разведывательная служба в авиаштабах была поставлена плохо. Ценные данные, полученные от боевых экипажей, не использовались.
          Прицельность бомбометания и стрельбы из пушек и пулеметов стоит еще на низком уровне.
         

8. Работа тыла

          Проведенная операция показала, что, несмотря на имеющийся богатый опыт, службы войскового тыла до сего времени не обеспечивают полностью части, ведущие бои в целом ряде соединений, и войсковой тыл по- прежнему продолжает оставаться узким местом.
          Продолжает оставаться неудовлетворительной организация выноса раненых с поля боя, их обработка и эвакуация в тыл (188 сд из 934 человек раненных, требующих эвакуации, эвакуировано 410 человек; аналогичные данные по 10 гв. вдд и 245 сд).
          Организация и вынос убитых с поля боя и их захоронение продолжают оставаться неудовлетворительными (в 1 гв. вдд из 574 убитых на 18.00 22.8.43 захоронено 363).
          Войсковые дороги пока не обеспечивают полностью потребности действующих частей, это особо отмечалось в первые дни операции, когда на войсковых дорогах отсутствовали связь, регулирование и порядок движения.
          Вопрос увеличения носимого боевого комплекта в войсках еще не отработан и не организовано облегчение бойца, идущего в атаку. Имеются случаи, когда отобранные и сданные на батальонные пункты шинели до сего времени не возвращены владельцам.
          Личный состав частей и соединений не умеет пользоваться индивидуальными пакетами для оказания самопомощи и взаимопомощи, что способствовало большой убыли санитаров.

3 сентября 1943 г.
№ 002156

Начальник штаба СЗФ
генерал-лейтенант А. БОГОЛЮБОВ


ДИРЕКТИВА
КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ АРМИИ
ПО СТРОИТЕЛЬСТВУ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ ПОЛОС И РУБЕЖЕЙ
(август 1943 г.)



Командирам соединений 8 армии

          В соответствии с оперативными задачами армии, поставленными директивой командующего войсками Волховского фронта за № 0062 от 23.8.43 г., приказываю:
          1. Всю систему оборонительных полос и рубежей построить по принципу создания батальонных районов (БР) и отдельных опорных пунктов, обеспечив их связью между собой плотным пулеметно-артиллерийским огнем.
          2. Батальонные районы и опорные пункты пронумеровать и считать их нумерацию постоянной. Запретить командирам соединение самостоятельное изменение нумерации районов и опорных пунктов. За каждым соединением закрепить БР согласно примерному плану инженерного оборудования войсковой полосы армии и выкопировок из карт примерной нарезки батальонных районов.
          3. Каждый батальонный район и опорный пункт должны быть приспособлены к круговой обороне с системой огня: из пулеметных и артиллерийских ДЗОТ’ов – на переднем крае, флангового, косоприцельного и фронтального – только из глубины обороны.
          ДЗОТ’ы по переднему краю обороны строить главным образом типов полукапонира, капонира со взаимной огневой связью между собой.
          4. По количеству фортификационных сооружений и заграждений каждый батальонный район должен соответствовать указаниям инструкции Генерального штаба Красной Армии.
          Примерные количества сооружений и заграждений батальонного района указаны в примерном плане инженерного оборудования войсковой полосы армии.
          5. В батальонных районах переднего края фортификационные сооружения строить с защитой от 81-мм мин, а в глубине – от 75-мм, 105-мм снарядов и 120-мм мин с учетом их дальнейшего усиления против 150-ми снарядов.
          6. Все фортификационные сооружения соединить траншеями и ходами сообщения полного профиля, оборудованные в боевом, санитарном и хозяйственном отношениях – открытыми площадками для станковых и ручных пулеметов, подбрустверными блиндажами, уборными и водоотводами.
          Крутости должны быть одеты хворостом или жердями и в первую очередь в сыпучем грунте.
          В каждом батальонном районе отрыть не менее 3-4 параллельных линий траншей по фронту, связав их между собой ходами сообщения в глубину через каждые 300 м. Такими же ходами сообщения систему траншей, захваченную у противника в полосе прорыва (район Поречье), связать с передовой траншеей бывшего переднего края нашей обороны.
          Максимально использовать путем восстановления и приспособления хода сообщения и траншеи, захваченные у противника в результате прошедших боев.
          7. Окопы стрелковые, пулеметные, минометные, орудийные и для ПТР строить также полного профиля с одеждой крутостей, нишами для боеприпасов, козырьками и подбрустверными блиндажами.
          8. Там, где нельзя производить отрывку траншей, окопов и ходов сообщения, – строить поверхностные дерево-земляные укрепления, валы, заборы, люнеты, создавая из них опорные пункты круговой обороны.
          9. Дерево-земляные валы строить фасами. Каждый фас оборудовать стрелковыми бойницами и пулеметными площадками; он должен простреливаться фланкирующим огнем из соседнего фаса.
          На танкоопасных направлениях дерево-земляные валы и заборы должны являться противотанковыми препятствиями.
          10. Минные заграждения устанавливать в строгом соответствии с приказом НКО № 0791-42 г. и Ставки Верховного Главнокомандования № 0396-43 г., создавая их глубину не менее 100 м. Минные поля располагать непрямолинейно, затруднить обнаружение их противником и поражение его артминогнем.
          Все минные и проволочные заграждения должны простреливаться фланговым и косоприцельным огнем.
          11. На важнейших подступах к переднему краю выдвинуть вперед укрепленные позиции усиленного боевого охранения, состоящие из отдельных опорных пунктов, находящихся во взаимной огневой связи, прикрытых препятствиями и поддерживаемых огнем пулеметов, минометов и артиллерии с главной полосы обороны.
          12. Батальонные и ротные районы обороны, расположенные на танкоопасных направлениях, оборудовать как противотанковые узлы и районы.
          Подступы к огневым позициям артиллерии и минометов прикрыть противотанковыми препятствиями и минными полями.
          13. На наиболее вероятных направлениях танковых атак построить и оборудовать противотанковые опорные пункты для подвижных противотанковых резервов.
          14. К 5.9.43 г. закончить фортификационное, минное, подрывное, маскировочное и инженерное оборудование системы боевых порядков. Все фортификационные сооружения (ДЗОТ’ы, блиндажи, землянки, окопы, траншеи) и заграждения, разрушенные в результате боев огнем противника, должны быть восстановлены и построены дополнительно новые, согласно прилагаемому плану. Особое внимание обратить на оборудование батальонных районов и опорных пунктов на направлениях:
          а) Гайтолово – Путилово,
          б) Тортолово – ст. Назия,
          в) Поречье – Хандрово – Марково,
          г) Карбусель – Гора Пушечная.
          15. Процессы инженерных работ и законченные оборонительные сооружения тщательно замаскировать; для этого широко использовать применение всех средств искусственной и естественной маскировки от наземного и воздушного наблюдения противника.
          Просматриваемые участки дорог закрыть вертикальными и горизонтальными масксетями и маскзаборами.
          Установить строжайший порядок в соблюдении маскировочной дисциплины.
          16. В полосе каждого соединения построить убежища с противохимической защитой, из расчета одно убежище на роту, и обмывочные пункты по одному на батальон. Научить войсковые части строить противохимические убежища, преодолевать химические заграждения и производить дегазацию вооружения и материальной части.
          17. Для обеспечения войск пригодной питьевой водой восстановить старые и построить необходимое количество новых колодцев и водопунктов из расчета: один колодец на ротный район, один водный пункт на батальонный район. Оборудование колодцев и водных пунктов производить подручными средствами и материалами.
          Табельные средства водоснабжения проверить, отремонтировать и иметь в резерве дивизии, бригад.
          18. План тактико-инженерного решения, план инженерных работ, схему расположения батальонных районов с показом в них всех оборонительных сооружений и заграждений представить мне через начинжвойск армии к 28.8.43 г.
          19. О состоянии инженерного оборудования и о ходе работ доносить в ежедневных оперативных донесениях.

Командующей войсками 8 армии
генерал-лейтенант
СТАРИКОВ


Член Военного Совета 8 армии
генерал-майор
ЗУБОВ


Начальник штаба 8 армии
полковник
ГОЛОВЧИНЕР


Указания
по наведению самолетов на цель наземными войсками при действиях их в ночных условиях
от 14 августа 1943 г.



УКАЗАНИЯ
ПО НАВЕДЕНИЮ САМОЛЕТОВ НА ЦЕЛЬ НАЗЕМНЫМИ
ВОЙСКАМИ ПРИ ДЕЙСТВИИ ИХ В НОЧНЫХ УСЛОВИЯХ

          Ночные бомбардировочные действия нашей авиации по целям в тактической глубине обороны противника хотя и занимают видное место в боевых действиях войск, тем не менее удары ее из-за трудностей отыскания целей часто бывают неэффективны.
          Указанное подтверждается нашими наземными войсками и пленными.
          Опыт наведения и показа целей самолетам ночью наземными войсками при помощи трассирующих, зажигательных, дымогорящих снарядов, а также и трассирующих пуль из автоматического пехотного оружия, примененный на участке 18-й армии, показал, что эти мероприятия при должном к ним отношении могут значительно улучшить качество работы ночной бомбардировочной авиации и повысить ее эффективность.
          Для поднятия эффективности бомбардировочной авиации по целям в тактической зоне обороны противника полученный ценный опыт 18-й армии по данному вопросу использовать и при практическом осуществлении указанных мероприятии штабам армий и штабу воздушной армии руководствоваться нижеследующим:
          1. Боевые задачи ночной бомбардировочной авиации определяются командующим фронтом или командующими армиями. Последние во всех случаях утверждаются командующим фронтом. Доведение намеченных задач до исполнителей штабу воздушной армии производить с таким расчетом, чтобы авиачасти ночной авиации знали их не позднее 16.00-17.00 каждого дня. К указанному времени доводит задачи авиации штаб фронта до штабов армий.
          2. С получением боевых задач ночной авиации начальник авиаотдела армии с представителем воздушной армии и начальником штаба артиллерии армии разрабатывают план и организуют целеуказание на участке ее действия. В плане предусматривать место постов наведения, цели для бомбометания, которые данный пост будет показывать, выделенные огневые средства для показа целей, организацию связи поста наведения с выделенными огневыми средствами и самолетами и порядок показа целей в каждом отдельном случае. Разработанный план утверждается начальником штаба армии.
          3. Связь поста наведения с самолетом и обратно практиковать сигнальными ракетами, а при наличии у самолетов и поста наведения радиостанций и по радио. Постами наведения может быть использовано для связи с самолетом и электро «Т».
          4. Наведение самолетов на цель предусматривать:
          а) посредством трассирующих снарядов, трассы которых, как показал опыт, при любых условиях с воздуха хорошо заметны;
          б) при помощи стрелы (обозначенной огнем костров или фонарей «летучая мышь») длиной до 10 м, устанавливаемой в 2-3 км от переднего края (для четкого обозначения стрелы последняя обставляется щитами);
          в) при использовании электро «Т» (перекладной в сторону цели или наводящего орудия).
          5. Показ целей организуется для легкобомбардировочной авиации – самолетов По-2 и осуществляется при помощи зажигательных, дымогорящих снарядов, снарядов фугасного действия и трассирующих пуль из автоматического пехотного оружия. Вследствие малой бомбовой нагрузки самолетов По-2 одна и та же цель бомбится несколькими самолетами. Так как большой расход снарядов для показа цели каждому самолету себя не оправдывает, артиллерии обозначать цель один раз.
          Дальнейшее обозначение цели поддерживается самими самолетами бомбами ЗАБ-100-40 с горящей жидкостью. Показ трассирующим огнем из автоматического оружия рекомендуется для целей в непосредственной близости от переднего края (600-800 м). Обозначаться они должны перекрестием трасс одного цвета. Данный способ может быть использован при показе скоплений войск противника, ДОТ и ДЗОТ. Площадь для бомбометания обозначается комбинированным способом вплоть до ракет.
          6, При организации целеуказаний для самолетов По-2 практиковать следующий порядок:
          а) Первый самолет вылетает с бомбами ЗАБ-100-40. Самолет, придя в район поста наведения, производит вираж и дает установленную сигнальную ракету «Покажи цель».
          б) Пост наведения, приняв сигнал, дает ответный сигнал: «Начинаю показ цели».
          в) После получения сигнала поста наведения самолет ложится с примерным курсом к условленному месту расположения взаимодействующего орудия, которое дает два-три выстрела трассирующими снарядами с интервалами между выстрелами 40-50 секунд; по стволу стреляющего орудия к цели самолет ложится на боевой курс.
          г) Наводящее орудие после стрельбы трассирующими снарядами примерно ко времени подхода самолета к цели дает 3-5 снарядов зажигательных, дымогорящих или фугасного действии темпом беглого огня.
          д) Экипаж самолета, пользуясь боковым прицелом, сбрасывает бомбы по обозначенной цели. Образовавшееся горение от разрывов сброшенных бомб ЗАБ-100-40 будет давать возможность последовательно идущим самолетам с интервалом 2-3 м производить прицельное бомбардирование намеченной цели. Продолжительность горения ЗАБ-100-40–30 – 45 минут. Для поддержания обозначенной цели в течение всего периода действий по ней штабу авиации периодически, через 3-5 самолетов, выпускать самолет с бомбовой зарядкой ЗАБ-100-40. Так поступать по каждой цели, намеченной для бомбометания.
          е) Бомбить более двух раз с одного направления запрещается.
          7. Наведение самолетов, идущих вслед за первым, может производиться, помимо ЗАБ-100-40, выброшенными первым самолетом, также прожектором, который периодически, через равные промежутки времени, должен класть луч в направлении цели.
          Указанное даст возможность легко выходить в район расположения поста наведения, ложиться на боевой курс и выходить на обозначенную первым самолетом цель. Прожектор должен держаться в районе поста наведения.
          8. Считать наилучшей высотой для эффективного бомбометания в лунную ночь 1200-1500 м и безлунную – от 1000 до 800 м. Подход самолета к цели производить на высоте, несколько большей, после чего самолет приглушает мотор и планирует до высоты бомбометания. Для точного бомбометания необходимо делать над целью 2-3 захода, второй и последующие заходы делать, уходя в глубь территории противника.
          Для предотвращения поражения огнем зенитной артиллерии разворот над целью делать не рекомендуется. Бомбометание в ночное время на высоте 2500-2600 м малоэффективно, а потому может применяться лишь в случае большого насыщения тактической глубины средствами ПВО противника.
          9. При наличии у противника зенитной артиллерии средних калибров, МЗА и прожекторов командующему артиллерией армии выделять специальные батареи для подавления средств ПВО, которые должны быть готовы к действиям при подходе самолета к цели, во время его нахождения и ухода от цели. Одновременно экипажи используют и противозенитный маневр.
          10. Летному составу ночных бомбардировщиков при вылетах знать место поста наведения, установленные сигналы для связи и принятый способ наведения и показа целей.
          Посту наведения иметь график вылетов самолетов и четко знать порядок показа целей. Войскам в районе действий авиации знать начало и конец работы.
          Представителям штаба авиации следить за действиями и о всех недочетах и положительных сторонах докладывать начальнику штаба армии и командиру своей части.

Начальник штаба Северо-Кавказского фронта
гвардии генерал-майор ЛАСКИН


Начальник оперативного отдела
генерал-майор КОТОВ


Методические указания
штаба фронта
№ 01574
по прорыву
сильно укрепленной позиции противника
(30.8.43 г.)



МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ПРОРЫВУ СИЛЬНО
УКРЕПЛЕННОЙ ПОЗИЦИИ ПРОТИВНИКА

          Военный Совет Ленинградского фронта в ряде директив и боевых распоряжений давал в свое время необходимые указания по организации и методике прорыва укрепленной полосы противника.
          Настоящие методические указания суммируют все эти указания в одном документе, которым надлежит руководствоваться при подготовке войск и проведении прорыва.

I. Общие указания по подготовке к прорыву

          Опыт боев показал, что прорыв сильно укрепленных позиций противника требует мощных средств разрушения и подавления, детально разработанного плана действий, централизованного управления и тщательной подготовки войск к предстоящим действиям.
          Методизм, строгая последовательность действий, организация взаимодействия всех родов войск, участвующих в прорыве, расчет, предусмотрительность и строгое соответствие имеющихся средств с задачами, которые ставят войскам, имеют решающее значение.
          Прорыв сильно укрепленных позиций противника достигается путем последовательного овладения опорными пунктами противника.
          Овладение ими возможно после предварительного подавления и полного или частичного разрушения фортификационных сооружений противника, уничтожения его препятствий, подавления или уничтожения артиллерийских и минометных батарей и изнурения живой силы врага.
          Значение разведки всех видов исключительно важно. Неумение добыть необходимые сведения, незнание сооружений и живой силы противника могут сорвать операцию даже при наличии достаточных сил и средств для прорыва.
          Работа разведки всех видов дополняется обязательно личной разведкой командиров (от дивизии до взвода включительно), где командир окончательно уточняет все имеющиеся данные и на их основе составляет свой план боя и организует взаимодействие своих, приданных и поддерживающих средств.
          Подразделения пехоты (взвод-батальон) должны заранее готовиться к предстоящим действиям, т. е. уметь действовать методами обычного наступления и переходить к действиям по штурму и блокировке опорных пунктов противника. Для этого пехота усиливается орудиями прямой наводки, саперами, с соответствующим инженерным и подрывным имуществом и танками. Войска должны тренироваться на соответствующей местности, оборудованной препятствиями и сооружениями по типу имеющихся у противника.
          Наряду с этим должны бить созданы группы разграждения, состоящие из саперов, усиленные пехотой, обеспеченные соответственным снаряжением, и группы обеспечения работы групп разграждения, состоящие из пехоты и саперов.
          При производстве расчетов сил и средств для атаки опорных пунктов противника основной расчетной единицей, предназначенной для выполнения задачи, является стрелковый батальон, усиленный артиллерийским подразделением, танковой ротой и саперной ротой.

II. Управление войсками

          Бой по прорыву укрепленной полосы противника требует тщательной подготовки командира и его штаба к выполнению предстоящей задачи и непрерывного управления войсками в ходе боя.
          Командиры соединений и частей должны четко знать, чего они хотят добиться в бою, и в зависимости от этого определить число потребных сил и средств, поставив ясную задачу войскам, и правильно построить боевой порядок.
          Командиры соединений и частей большую часть своего времени должны отводить руководству боем подчиненных частей и подразделений непосредственно на местности.
          После принятия решения и доведения его до войск основной задачей каждого командира является проверка непосредственно на местности, как понята войсками поставленная задача и как она практически осуществляется.
          Штабы должны обеспечить командиру сбор, обработку и своевременный доклад всех данных обстановки, освободив тем самым командира от бесчисленных переговоров по телефонам и другим средствам связи, имеющим целью выяснение обстановки для практической деятельности в войсках. Забота о разведке противника и его оборонительных сооружений на всем протяжении боя и всеми средствами является первейшей обязанностью штаба.

III. Пехота

          Пехота должна подготовлять исходные позиции возможно ближе к переднему краю оборонительной полосы противника.
          Близость наших траншей к траншеям врага создает больше условий для успеха атаки, позволит глубже проникнуть пехоте, скорее и с малейшей затратой сил и средств достигнуть цели и повысить способность части противодействовать контрудару противника.
          Близость наших траншей к противнику может исключить возможность предварительного проделывания проходов в проволоке при помощи артиллерии. Пехота должна уметь преодолевать проволочные заграждения без их предварительного разрушения, при помощи подручных средств (ножницы для резки проволоки, удлиненные заряды, маты из хвороста, легкие мостики из тонких досок, шинели, палатки и пр.). Каждое отделение должно иметь приспособления для преодоления проволоки на всем фронте наступления.
          Овладение передним краем позиционной обороны противника следует производить стремительным броском пехоты, пока не ожила огневая система противника.
          Метод наступления пехоты складывается из последовательного овладения опорными пунктами противника. Боевые порядки эшелонируются в глубину. На каждый опорный пункт должен быть нацелен стрелковый батальон, усиленный танками, артиллерией, саперами, при поддержке сильной группы ПП. Вторые и последующие эшелоны в дивизиях и полках должны быть достаточно сильными, чтобы иметь возможность выполнять задачи по штурму опорных пунктов.
          При обучении войск борьбе за овладение отдельным опорным пунктом противника обращать особое внимание на овладение пехотой основами тактики ближнего боя, на взаимодействие с танками и артиллерией в борьбе за опорные пункты противника на всю глубину, на организацию огневой обработки опорных пунктов перед атакой средствами самой пехоты и артиллерии и на огневую поддержку пехоты артиллерией в ходе боя за овладение опорным пунктом.
          Всегда и повсюду добиваться от пехоты полного использования огневых средств, находящихся на ее вооружении, и сочетания огня и движения. Огонь прокладывает дорогу пехоте. Пехота должна не залегать в зоне огня противника, а продвигаться вперед. Залегшая пехота становится добычей артиллерии и особенно минометов противника.
          Со стороны пехоты отмечается стремление не только не прижиматься к огню своей артиллерии, но, наоборот, искусственно увеличить разрыв между артиллерийским огнем и своими боевыми порядками. Этим самым для противника создаются условия безнаказанной подготовки в этой полосе к отражению нашей атаки.
          Противник после переноса огня нашей артиллерии с атакуемого в глубину объекта использует отрыв пехоты от огня артиллерии и открывает по нашему исходному положению заградительный огонь минометов и артиллерии. Огневые средства пехоты противника, оставшиеся в необработанной полосе между огнем артиллерии и передним краем, занимают свои места для отражения атаки.
          Между окончанием артиллерийской подготовки и оживлением огневых точек противника иногда проходит 10-15 минут. Этого времени вполне достаточно для овладения ближайшей траншеей противника. Пехота должна бросаться о атаку на врага сразу после окончания артиллерийской подготовки. Многие командиры не умеют уловить этот момент и вовремя поднять в атаку свою пехоту. Тем временем оживает ряд огневых точек противника на переднем крае его обороны, противник изготавливается к отражению атаки, вызывает огонь минометов по нашей лежащей пехоте или встречает ее сильным заградительным артиллерийским и минометным огнем и тем срывает атаку.
          Пехота должна обрабатывать перед собой полосу обороны противника как в период артиллерийской подготовки, так и при переносе огня огнем своих минометов, пулеметов, автоматов и ручных гранат. Пехота не должна отрываться от огня своей артиллерии, а смело и быстро преодолевать полосу заградительного огня минометов, если противник успел открыть его.
          Пехотные командиры сигнал о переносе огня артиллерии должны отдавать отдельно, после сигнала атаки, а не одновременно с ним, и лишь убедившись в том, что пехота действительно перешла в атаку.
          С переходом пехоты в атаку огонь артиллерия и минометов переносить не глубже, чем на следующую траншею противника.
          Используя момент подавления огневой системы противника, наша пехота должна стремительно атаковать назначенный для каждого подразделения объект атаки, расстреливая на ходу из ручных пулеметов, автоматов и забрасывая гранатами противника. Вклинение в боевой порядок противника должно быть немедленно развито ударом в глубину и в сторону фланга частями второго и последующего эшелонов или резерва. Это требование не исключает методического прогрызания и атаки опорных пунктов противника. Методизм заключается не в медлительности действий, а в быстрой, но плановой последовательности артиллерийской обработки объекта атаки, последующей атаки пехоты, действий приданных и поддерживающих пехоту средств, в гибкости и быстроте перехода от массовой атаки к действиям по штурму и блокировке.
          Последующие эшелоны входят в образовавшиеся бреши, очищая рубеж от оставшегося противника. Первые эшелоны закрепляют за собой захваченные рубежи и обеспечивают фланги и тыл подразделений, ведущих бой или продвигающихся вперед.
          Командиры всех степеней должны уметь управлять своими подразделениями и частями в ходе всего боя, а не предоставлять, после занятия первой траншеи противника, бою итти самотеком, распадаться на ряд отдельных схваток неуправляемых подразделений, не связанных между собой единой целью и единым управлением. Особо важным является сохранение связи с соседями, ибо только тогда и возможно организовать взаимодействие, нарушающееся в ходе боя, и производить маневр имеющимися средствами. Надо приучить командиров к принятию самостоятельных решений в зависимости от обстановки и действий соседа.
          Командир должен тщательно изучать обстановку в ходе боя, быстро реагировать на изменение ее, искусно использовать имеющиеся средства.
          Сберегая резервы пехоты и огневых средств, надо учитывать изменения складывающейся обстановки и в связи с этим использовать каждую возможность своевременного наращивания удара для окончательного раздробления и изоляции обороны противника.
          Тактика наступления при прорыве сильно укрепленной полосы противника должна исходить из общей задачи, последовательного излома и закрепления за собой каждого опорного пункта противника путем следующих мероприятий:
          1. Тщательная разведка огневой системы и инженерного оборудования опорного пункта.
          2. Надежная обработка опорного пункта пехотными огневыми средствами, приданной артиллерией и гвардейскими минометными частями.
          3. Огневая изоляция опорного пункта.
          4. Овладение опорным пунктом на всю глубину штурмовыми действиями пехоты, саперов и танков.
          5. Закрепление опорного пункта за собой и отражение контратак противника.
          6. Подготовка взлома следующего опорного пункта в той же последовательности.
          Для более точного изучения участков укрепленной полосы противника командирам рот и взводов пользоваться схемами возможно более крупного масштаба. На схемах наносится траншейная система противника, ориентиры и рубежи, о достижении которых в ходе боя ротный командир должен сигнализировать и доносить. Обучение войск проводить при обязательном пользовании подобной схемой.

IV. Артиллерия и минометы

          Артиллерия и минометы подготовляют и обеспечивают атаку на всю глубину. Тщательная подготовка и точное соблюдение плана играют исключительно большую роль.
          Слабым местом в работе артиллерии и ее подготовке является организация взаимодействия с пехотой и танками в ходе последующих действий, начиная с переноса огня в глубину расположения противника.
          При предварительной подготовке атаки, во время атаки и в ходе боя в глубине артиллерия из-за боязни поражения своей пехоты и часто – из-за незнания ее действительного положения ведет огонь не по переднему краю обороны противника, а по его ближайшей глубине и тем самым отрывает огонь от наступающих боевых порядков пехоты, вынося его слишком далеко вперед.
          Во всех случаях подготовки атаки огонь артиллерии следует накладывать на траншеи переднего края обороны противника. Перенос огня производить на глубину второй траншеи только с фактическим началом атаки, но не ранее.
          У многих артиллерийских начальников существует мнение, что после длительной предварительной артиллерийской обработки и после мощной артиллерийской подготовки оборона противника будет мертва и наша пехота пойдет без потерь. Практика боев показала, что после перевода нашего артиллерийского огня в глубину ряд огневых точек противника оживает и начинает вести огонь по наступающей пехоте и наносит ей поражение.
          Основной задачей артиллерии является последовательное сопровождение атаки пехоты и танков через полосу пехотной обороны противника, уничтожая или нейтрализуя огневые точки врага. Армейская артиллерия изолирует тактическую глубину противника, воспрещает подход его резервов и тем самым помогает нашей пехоте выполнить задачу – овладеть опорными пунктами противника и закрепить их за собой.
          В период артиллерийской подготовки артиллерия взламывает и разрушает опорные пункты противника и изнуряет его живую силу. Эта задача достигается путем тщательной предварительной разведки как перед боем, так и в ходе боя, особо обращая внимание на то, чтобы артиллерийское наблюдение не отрывалось от пехоты и тем не лишало ее своевременной артиллерийской поддержки.
          Особенно опасным врагом пехоты являются минометы противника. Они являются наиболее живучим и мощным контрсредством против наших атак. Контрбатарейные и контрминометные артиллерийские группы организуются и их действия проводятся распоряжением командующих армией. В задачу командира стрелковой дивизии как организатора общевойскового боя входит самая тщательная увязка действий этих групп в интересах наступающей пехоты. Практически командир стрелковой дивизии должен установить непосредственную связь с группами контрбатарейной и контрминометной борьбы и убедиться в том, что действия этих групп полностью удовлетворяют запросы наступающих частей. Действия наших контрминометных групп должны быть тщательно спланированы, работа их должна быть быстрой, действенной и направленной на подавление минометов противника, мешающих продвижению нашей пехоты. Работа контрминометных групп требует широкого использования всех средств разведки и наблюдения, включая сюда и звуковую разведку. Сеть НП должна быть особенно густой в условиях лесисто-болотистой местности. Большое значение имеет при этом система сопряженного наблюдения, теснейшая связь с пехотой и тщательно разработанные сигналы целеуказаний и вызова огня.
          Последовательное сопровождение пехоты артиллерией при прорыве укрепленной полосы противника складывается из следующих действий:
          1. Обеспечение артиллерийским огнем атаки пехоты и захват ею переднего края противника.
          2. Обеспечение продвижения нашей пехоты и танков ко второй траншее противника.
          3. Обеспечение атаки каждого опорного пункта до окончательного овладения им.
          По мере продвижения пехоты в глубину обороны противника артиллерия последовательно окаймляет своим огнем атакуемые нашей пехотой объекты, не допуская контратак из не атакованных еще опорных пунктов обороны противника.

V. Танки

          Танки являются одним из действенных средств прорыва сильно укрепленной полосы противника.
          Основой в достижении успеха является тесное взаимодействие танков с пехотой, артиллерией и саперными подразделениями.
          Лесисто-болотистая местность не исключает применения танков. Танки принимают обязательное участие в атаке переднего края и опорных пунктов противника, обеспечивая себе это участие всеми средствами.
          Старший танковый начальник, исходя из условий местности, обязан принять меры, обеспечивающие участие танков в прорыве укрепленной полосы, штурме и блокировке опорных пунктов противника, предъявив необходимые требования к общевойсковому командиру. Общевойсковой командир должен создать танкам условия, обеспечивающие их применение, как то: устройство дорог, придача саперов и обеспечение ввода в бой танков артиллерийским огнем.
          Первой задачей танкистов является тщательная разведка и изучение местности. Танкисты должны отлично ориентироваться, изучить дороги, по которым совершается подход к рубежам развертывания, подготовить укрытия в районах сосредоточения танков и на исходных позициях и выбрать скрытые пути подхода к ним.
          В подготовительный период танковые командиры намечают направления для действий танков, согласовав их с пехотой и обеспечив себе артиллерийскую поддержку и инженерное обеспечение для провода танков через свою и противника полосу заграждения, выбирают и уточняют с пехотными и артиллерийскими командирами объекты атаки и последовательность их штурма, намечают пути подхода через противотанковые рвы, траншеи, болота, определяют, какие вспомогательные саперные средства и силы понадобятся для преодоления их.
          В ходе боя танки ведут за собой пехоту, от рубежа к рубежу, помогают ее штурмовым и блокировочным действиям по овладению огневыми точками и опорными пунктами противника, подавляют его огневые точки и уничтожают живую силу.
          Танки обеспечивают пехоте закрепление на занятых рубежах и помогают ей отбивать контратаки противника.
          В работе танков методичность и последовательность имеют не меньшее значение, чем для пехоты и артиллерии. Эти требования выполнимы лишь при тщательно отработанном взаимодействии на местности.
          Вопросы управления и связи с пехотой и артиллерией на всех этапах боя должны быть также тщательно разработаны.

VI. Инженерная подготовка пехоты и боевое использование саперов

          Штурмовым действиям против инженерных сооружений противника должна быть обучена вся пехота.
          Объектами действий штурмовых групп являются неразрушенные во время артиллерийской подготовки сооружения противника как боевые, так и разного рода убежища и землянки.
          Успех штурма зависит во многом от инженерной подготовки пехоты и четкого ее взаимодействия с саперами.
          Пехота должна быть обучена:
          1. Быстрому преодолению проволочных препятствий, лесных завалов, заборов, противотанковых рвов, глубоких оврагов и других препятствий.
          2. Устройству проходов в минных полях и взрывных препятствиях, которые преодолеваются путем забрасывания на минные поля противотанковых гранат и бутылок с горючей жидкостью, обнаружения мин щупами и разминирования их.
          3. Уничтожению огневых точек, землянок и блиндажей забрасыванием в амбразуры и входы гранат, дымовых шашек, термитных шаров и бутылок с горючей смесью.
          4. Закреплению захваченного опорного пункта, приспосабливая к обороне траншеи противника, воронки, ДЗОТ, здания и другие местные предметы.
          Группы штурма должны быть обеспечены следующим имуществом:
Гранаты противотанковые 4-6 шт.
Гранаты ручные 8 »
Гранаты дымовые 4 »
Термитные шары 3-5 »
Ножницы для резки проволоки 3 »
Щупы 2-3 »
Кошки с веревкой 1-2 »

          Взаимодействие пехоты и саперов в штурмовых действиях должно быть организовано таким образом: если стрелковой роте придается отделение саперов, оно используется командиром роты как группа разграждения, имея своей задачей разведку заграждений, устройство проходов на участке роты и разведку минных полей и разграждение их в ходе боя роты.
          Место саперов в боевом порядке – с командиром роты.
          Если стрелковому батальону придан саперный взвод, его используют централизованно, формируя 2-3 штурмовые группы. Задачами этих штурмовых групп являются разведка взрывных заграждений и устройство проходов на главных направлениях и уничтожение сооружений противника в глубине опорного пункта противника после вклинения батальона.
          Примерный состав штурмовых групп стрелкового батальона следующий:
          1. Группа разведки и разграждения препятствий противника – одно отделение саперов.
          2. Группа штурма – два отделения саперов и одно отделение пехоты.
          3. Огневая группа обеспечения – одно отделение пехоты, одни станковый пулемет, два ротных миномета, два танка (два орудия), одно отделение противотанковых ружей.
          Таких штурмовых групп командира батальона может быть создано две.
          В том случае, когда стрелковому батальону будет придана штурмовая саперная рота, командир батальона ставит задачу командиру роты по сформированию нескольких (5-6) штурмовых саперных групп. Командир батальона должен выделить в подчинение командиру саперной роты огневое усиление и поставить задачу на уничтожение определенных огневых точек противника в полосе действия батальона, конкретно указав, какие огневые точки должны быть уничтожены до атаки (в ночное время), какие огневые точки должны быть уничтожены во время атаки, одновременно с боем нашей пехоты в траншеях и какие огневые точки должны быть уничтожены во время боя в глубине.
          Штурмовая саперная группа формируется по принципу пехотной.
          Саперный взвод роты создает две группы штурма и одну огневую группу обеспечения.
          Задачи разведки и разграждения выполняются группами штурма.

Начальник штаба
Ленинградского фронта
генерал-лейтенант ГУСЕВ


№ 01574
30.8.43.

Указания
командующего артиллерией
1-й танковой армии
№ 063
о мероприятиях по подготовке
наступательной операции
армии
(15 августа 1943 г.)



Секретно

КОМАНДУЮЩИЙ АРТИЛЛЕРИЕЙ 1-й ТАНКОВОЙ АРМИИ

 

КОМАНДУЮЩИМ АРТИЛЛЕРИЕЙ КОРПУСОВ

К предстоящей наступательной операций провести следующие мероприятия по подготовке и проведению артиллерийского наступления:
По имеющийся сведениям на рубеже Трефиловка – Фастов – Бутово – Триречное – выс. 233.2 в первой линии обороняются три пехотные дивизии (255-я, 332-я, 167-я) и две танковые дивизии (3-я и предположительно 6-я), которые укомплектованы в среднем на 40-50 % личным составом, 35-40 % техникой (танками) и до 70 % артиллерией.
На участке Трефиловка, (иск.) Нов. Горянка, Ямное, Пушкарное, Заготскот – заранее подготовленная оборонительная полоса глубиной до 7 км с сильно развитой системой противотанковых и противопехотных препятствий, по всему переднему краю проволочные заграждения в 2-3 кола и траншеи полного профиля. На переднем крае и в глубине – ДЗОТ, укрепленные наблюдательные пункты, на обратных скатах – убежища. В среднем на 1 км фронта приходится ДЗОТ и убежищ 3-4, живой силы до 0.8 батальона. На указанном участке 25-30 орудий полковой артиллерии, до 12 105-мм батарей. Перекрытие ДЗОТ в 2-3 наката. В траншеях подготовлены площадки для ручных и станковых пулеметов. Хода сообщения местами перекрыты. Танкоопасные направления перекрыты минными полями. Начертание истинного переднего края обороны противника не определено.
На втором оборонительном рубеже Борисовка – Бессоновка предположительно танковый корпус СС и танковая дивизия СС «Великая Германия» приводят части в порядок после неудачных наступательных боев 5-15.7 1943 г.
Рубеж Богодухов – Золочев – Казачья Лопань подготовлен в инженерном отношении.
На основном и втором рубежах можно ожидать, кроме штатной артиллерии трех пехотных дивизий и трех танковых дивизий, четыре артиллерийских полка резерва главного командования (40-й, 54-й, 70-й и 52-й полки шестиствольных минометов). С началом наступления можно ожидать также подхода новых сил из глубины.
Данные приводятся для сведения и по возможности принятия мер по разведке противника.

Вопросы взаимодействия

1. Изъять из практики работы артиллерии стремление вести огонь по заявкам пехоты и танков. Артиллерист не должен ожидать заявки, а наблюдая за полем боя, самостоятельно вести огонь по целям, мешающим продвижению танков, и нести полную ответственность за своевременную подачу огня туда, куда требует обстановка.
Опыт боев показал систематическое отставание минометных подразделений от боевых порядков пехоты и танков, объясняемое различными объективными причинами.
Потребовать строгой ответственности от артиллеристов, минометчиков, отстающих от боевых порядков пехоты и танков, пресечь в корне эти отставания самыми строгими мероприятиями.
Одновременно с этим проверить обеспеченность артиллерийско-минометных частей автотранспортом и принять срочные меры к пополнению его.
2. Взаимодействие между танками и орудиями танковой поддержки осуществляется целеуказаниями ракеты с танков в направлении цели и личным наблюдением за полем боя командиров орудий танковой поддержки.
Полностью использовать для этой цели самоходные артиллерийские полки.
3. Обеспечение флангов прорыва и уничтожение целей перед фронтом прорыва производить при поддержке артиллерии групп дальнего действия, а также привлекать артиллерию корпуса.
Для этого заранее составить план огня и таблицу сигналов вызова огня. Кроме того, для уничтожения целей, обнаруживших себя в ходе боя, иметь командира-артиллериста в радийных танках командиров бригад с задачей вызова огня и его корректуры. Право вызова огня имеет командир бригады и выше.
Для увеличения дальности сопровождения к моменту ввода в прорыв выделять и подтягивать в район захваченного переднего края не менее двух артиллерийско-минометных дивизионов на каждый танковый корпус. Поддержка в этом случае ведется по заранее разработанному плану организации вызова и управления огнем.
4. В использовании своих истребительно-противотанковых артиллерийских полков отказаться от практики разбрасывания их побатарейно, а когда необходимо, делить только на 2 части, причем в одной группе назначать ответственным командира полка, а в другой начальника штаба.
5. Распределение боеприпасов между бригадами и полками производить исходя из потребностей боевой обстановки, имея в виду при этом возможные случаи переброски боеприпасов из бригады в бригаду и между полками.
Одновременно тщательно продумать вопрос организации подвоза боеприпасов с армейских складов.
6. На всем протяжении боевых действий иметь тесную связь с танковыми и артиллерийскими частями и соседями, в любое время иметь точные данные об обстановке на их участке.
7. Принять решительные меры во всех видах боя к улучшению качества маскировки боевых порядков артиллерии.
8. В подготовительный период командующим артиллерией корпусов точно учесть количество артиллерии (стволов) в корпусах, как штатной, так и приданной, имея точную справку о ее обеспеченности автотранспортом, боеприпасами и горючим. В ходе операции путем хорошей постановки информации иметь постоянно точные данные о состоянии и обеспеченности артиллерийских частей корпуса.
Истребительно-противотанковые батареи мотострелковых и танковых бригад при наличии личного состава укомплектовать 45-мм пушками, закончив эту работу в ближайшие два дня.
Спланировать работу штаба артиллерии корпуса по обеспечению операции, распределив обязанности между командирами штаба.
Работу поставить так, чтобы каждый командир своевременно выполнил поставленную задачу и имел некоторое время на отдых.
Принять все меры к налаживанию радиосвязи в сети полк – штаб артиллерии корпуса – штаб артиллерии армии, добиваясь ее бесперебойной работы в период операции.
9. Основной задачей зенитных средств считать прикрытие с воздуха боевых порядков танков и артиллерии. Малокалиберную зенитную артиллерию ближе подтягивать к боевым порядкам войск, а в период движения планово производить перемещение батарей. Постоянно информировать зенитные части и подразделения об общей обстановке путем установления тесной связи командиров-зенитчиков с танковыми командирами.
85-мм зенитные батареи, кроме задач отражения воздушных нападений, включать в общий план противотанковой обороны.
Истребительно-противотанковые дивизионы 85-мм орудий, кроме основной задачи – борьбы с танками, привлекать для противовоздушной обороны войск, для чего на огневой позиции иметь по 10 снарядов на орудие с заранее установленным взрывателем для завесы на трубке 13 и 18.
10. Всю подготовительную работу артиллерийских частей вести в сжатые сроки с расчетом приведения в полную боевую готовность всей артиллерии в ближайшие дни.

Командующий артиллерией
1-й танковой армии
(подпись)


Начальник штаба Управления
командующего артиллерией
1-й танковой армии
(подпись)


№ 063
15.8 1943 г.

Приказ
войскам 1-й танковой армии
№ 0126
о недостатках
в боевом использовании
артиллерии
(29 августа 1943 г.)



Секретно

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 1-й ТАНКОВОЙ АРМИИ
№ 0126

29 августа 1943 г. Действующая армия
Содержание.   О недостатках в боевом использовании артиллерии

За период наступательных боев артиллерия армии во взаимодействии с танками и мотопехотой нанесла сильный удар по живой силе и технике противника. Наряду с этим к настоящему времени в использовании артиллерии мы имеем ряд существенных недостатков, которые отрицательно влияют на эффективность огня артиллерии.
Армия имеет достаточное количество артиллерийских средств, чтобы надежно поддержать действия наших танков и мотопехоты. Однако используются эти средства до сих пор неорганизованно.
Основными недостатками в использовании артиллерии являются:
а) Вызов артиллерийского огня и сам огонь не обеспечиваются надежной разведкой и наблюдением, а подчас не учитываются самые элементарные правила ведения огня.
б) Командующие артиллерией корпусов, в силу распыления артиллерийских средств корпуса по бригадам, огнем артиллерии управляют недостаточно. Огонь в большинстве случаев ведется отдельными батареями, орудиями. Централизованное управление огнем отсутствует. Имели место факты потери управления целыми артиллерийско-минометными частями в течение 3-5 дней (756-й отдельный истребительный противотанковый дивизион, 265-й минометный полк).
в) Распределение артиллерийских средств в корпусе становится «вечным». Совершенно не практикуется перегруппировка артиллерии, создание мощной артиллерийской группы для ведения массированного огня по целям, оказывающим упорное сопротивление продвижению наших войск. Маневр артиллерией отсутствует.
У командиров бригад выработались две крайности в использовании приданной им артиллерии: они или выдвигают артиллерийские средства вперед в отрыве от танков и пехоты, в результате излишние потери, в материальной части артиллерии, т. е. артиллерия находится без прикрытия, или совершенно забывают артиллерийские средства, не маневрируют ими, не используют эффективно их огонь.
г) До сих пор еще не достигнуто тесное взаимодействие и взаимная выручка между танками и артиллерией.
д) Использование приданной корпусу артиллерии производятся подчас неправильно. Вместо того, чтобы держать эту артиллерию в руках для выброски на наиболее ответственный участок с целью его усиления, она расчленяется побатарейно и придается бригадам.
Одновременно с этим штатные артиллерийские части корпуса ставятся в более безопасное положение или находятся в резерве командира корпуса.
26.8 1943 г. в 3-м механизированном корпусе два дивизиона 79-го гвардейского минометного полка распределены по бригадам, а 405-й отдельный гвардейский минометный дивизион оставлен в резерве командира корпуса. Эта практика местничества приводит к тому что лишаем себя подвижных артиллерийских средств, которые должны быть использованы в интересах общей обстановки на участке корпуса в готовности к переброске на любое направление полосы действующей армии.
е) Несмотря на наличие разведывательных средств в артиллерийских частях, организация разведки поставлена недостаточно, в частности, мало уделяется внимания вскрытию группировки артиллерии противника и боевых порядков, в результате чего действия артиллерии противника в большинстве случаев остаются безнаказанными, несмотря на наличие таких средств, как СУ-152 и СУ-122, которые не используются для стрельбы с закрытых огневых позиций по этим целям.
ж) Имеют место случаи постановки задач артиллерии штабами корпусов через голову командующего артиллерией корпуса непосредственно командирам артиллерийских частей. Это лишает командующего артиллерией корпуса возможности более эффективно использовать штатную и приданную корпусу артиллерию.
Все эти недостатки в боевом использовании артиллерии свидетельствуют о недостаточной заботе со стороны командиров корпусов и командиров бригад об артиллерии, а командующие артиллерией корпусов и командиры частей не проявляют настойчивости в проведении в жизнь своих предложений по более целесообразному использованию артиллерийских средств.
В целях изжития указанных недостатков
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Командующему артиллерией армии усилить контроль за штабами артиллерии корпусов, артиллерийских частей и их боевой деятельностью. Принять меры к вводу в строй максимального количества орудий и минометов, находящихся в данное время на ремонте в полках, и к использованию захваченной трофейной материальной части, формируя из нее отдельные батареи, дивизионы. Лиц, проявляющих разумную инициативу в использовании трофейной материальной части, представлять к правительственной награде.
2. Командирам корпусов:
а) Проверить состав и организацию артиллерийских частей корпуса и добиться в двухдневный срок ввода в строй исправной материальной части, находящейся в тылах частей из-за отсутствия транспорта. Обеспечение транспортом произвести за счет автопарка корпусов.
б) Специально созданными комиссиями выяснить причину неввода в строй материальной части при наличии в артиллерийских частях расчетов и автотранспорта и проверить состояние и обеспеченность автотранспортом артиллерийских частей с задачей полного обеспечения артиллерии автомашинами для транспортировки орудий и подвоза боеприпасов.
в) Потребовать от командиров артиллерийских полков, чтобы они в период боя со своими средствами управления находились непосредственно в боевых порядках полка на линии наблюдательных пунктов.
3. Командующим артиллерией корпусов и начальникам артиллерии бригад:
а) Коренным образом улучшить управление артиллерийскими частями корпуса и организацию взаимодействия с действующими частями соседей.
б) Быть в постоянной осведомленности о состоянии боевых порядков и обеспеченности артиллерийских частей корпуса с учетом возможности их переброски на наиболее ответственные участки.
в) Устранять недостатки в использовании самоходных полков. Впредь во избежание больших потерь самоходные полки применять для стрельбы прямой наводкой только при наличии танкового прикрытия. Стрельбу вести с короткой остановки, после чего немедленно менять огневые позиции.
В случаях, когда нет необходимости в выводе самоходных полков на прямую наводку, использовать их для стрельбы с закрытых огневых позиций, централизуя при этом управление огнем. Запретить посылку самоходных установок самостоятельно в разведку.
4. Заместителю командующего артиллерией армии по артиллерийскому снабжению, начальникам артиллерийского снабжения корпусов и бригад принять все меры к скорейшему восстановлению и вводу в строй неисправной и находящейся в ремонте материальной части и вооружения, быстрейшей постановке в строй захваченной трофейной материальной части и использованию к ней боеприпасов. Принять меры к своевременному сбору стреляных гильз и 100 % сдаче их на полевой армейский артиллерийский склад.
5. Командирам корпусов о проделанных мероприятиях по изжитию недостатков в использовании артиллерии донести мне 1 сентября 1943 г.

Командующий войсками
1-й танковой армии
(подпись)


Член Военного Совета
1-й танковой армии
(подпись)


Начальник штаба
1-й танковой армии
(подпись)


Указания
начальника штаба
инженерных войск
Центрального фронта
№ 02035
по инженерному обеспечению
войск в наступлении
(6 августа 1943 г.)



ШТАБ
ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК
ЦЕНТРАЛЬНОГО ФРОНТА
№ 02035

 
6 августа 1943 г.
СЕКРЕТНО
 

НАЧАЛЬНИКАМ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК АРМИЙ
ЦЕНТРАЛЬНОГО ФРОНТА

УКАЗАНИЯ
ПО ИНЖЕНЕРНОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ ВОЙСК В НАСТУПЛЕНИИ

I. Подготовительный период

1. Произвести тщательную разведку маршрутов и колонных путей, идущих к месту сосредоточения, из расчета 2-3 маршрута на дивизию. На разведанных маршрутах отремонтировать, а если необходимо – построить мосты грузоподъемностью 60 т, устроить гати и оборудовать объезды, а также отметить участки дорог, просматриваемые и простреливаемые со стороны противника, на всех перекрестках дорог и у населенных пунктов установить указатели.
Данные разведки нанести на карту.
2. Произвести тщательную рекогносцировку маскировочной емкости на маршрутах следования, в местах сосредоточения войск и в исходном положении. Данные рекогносцировки нанести на карту.
3. Уточнить на местности наличие окопов, ходов сообщения, огневых точек, блиндажей, подвалов и подсчитать вместимость в них личного состава подразделений.
Недостающие сооружения на личный состав отрыть и замаскировать. Оборудовать командные и наблюдательные пункты, а также медицинские пункты. Инженерные сооружения строить из расчета: окоп на 10 чел., землянки и блиндажи на 10 чел., дерево-земляные огневые точки на 5-7 чел.
4. Произвести разведку водоисточников и их состояние. Принять меры к оборудованию и открытию новых водоисточников и их охране. Недостающее количество воды восполнять за счет открытых водоемов (ручьи, реки, пруды), приняв соответствующие меры к ее обезвреживанию. Всю эту работу увязать с начальником санитарной службы соединения (части).
5. На перекрестках дорог и въездах в населенные пункты установить посты регулирования движения. На труднопроходимые участки выделить команды саперов от отделения до взвода во главе со средним командиром.
6. Дивизионному инженеру изучить по карте местность, занятую противником, в пределах своей полосы на глубину 40-50 км. На карте отметить искусственные сооружения (мосты и переправы), броды, а также предполагаемые рубежи обороны противника.
7. На каждую дивизию изготовить перекидные мостики для переездов через ходы сообщения и окопы и штурмовые лестницы для преодоления заграждений противника:
а) перекидных мостиков – 30;
б) штурмовых лестниц – 80;
в) матов – 160.
8. На исходном положении отрыть танковые окопы в соответствии с распределением танковых подразделений.
9. Организовать усиленную инженерную разведку заграждений и сооружений перед фронтом дивизий с задачей уточнить опорные пункты, систему огня и слабые места обороны противника.
10. Проверить наличие инженерного имущества, недостающее получить из армейских складов и снабдить все части соединения.
11. Подготовить к действию миноискатели и заготовить табельные средства разграждения – щупы, «кошки», удлиненные и сосредоточенные заряды из расчета на каждую дивизию:
а) щупов – 100;
б) «кошек» – 60;
в) удлиненных зарядов – 100;
г) сосредоточенных зарядов – 70.
12. Окончательно уточнить распределение средств заграждений между частями.
13. Организовать по одной штурмовой группе на каждый стрелковый батальон и производить с ними занятия на учебных городках. Штурмовые группы выводить на передний край до начала наступления.
14. Наметить способы и места представления донесений и организацию связи с приданными инженерными частями.
15. Наметить и разведать места для устройства проходов в заграждениях и минных полях своих и противника из расчета по 2-3 прохода шириной 10-15 м на каждую роту и по 3-4 прохода шириной 75-100 м на каждую дивизию. Широкие проходы наметить на карте и уточнить на местности. Через широкие проходы должны быть проложены колонные пути. С намеченными широкими проходами и колонными путями ознакомить командиров частей и подразделений (до батальона, дивизиона, танковой роты включительно).
16. Заготовить специальные указки или красные флажки для обозначения проходов в минных полях.
Высота указки должна быть 1-1.5 м. На каждую дивизию иметь таких указок минимум по 150-170 шт. с надписью «Проход разминирован».
17. Все минные поля, установленные в глубине расположения своих войск, огородить проволокой. На минные поля, установленные на переднем крае, заготовить необходимое количество кольев и проволоки для ограждения.
18. До начала наступления дивизионные инженеры дивизий первых эшелонов должны передать схемы минных полей дивизиям вторых эшелонов, а также дивизиям, действующим справа и слева.
19. Проверить, покрашена ли под камуфляж и обеспечена ли вся материальная часть табельными маскировочными средствами.
20. В плане предусмотреть устройство заграждений на флангах и закрепление рубежей, захваченных у противника.
21. Армейские инженерные части, назначенные на охрану минных полей (несение комендантской службы), должны прибыть на передний край для ознакомления с проходами за день до наступления.
22. В своих заграждениях проходы разрешается делать за 2-3 дня до начала наступления. Особое внимание обратить на тщательную организацию комендантской службы. Комендантская служба во время прохождения боевых порядков организуется саперами сменяемых дивизий, в дальнейшем армейскими саперами, специально выделенными для этой цели. До начала наступления с проходами должны быть ознакомлены сменяющие части.
23. Прием и ознакомление с устроенными проходами оформлять составлением актов в трех экземплярах, из которых:
а) 1-й экземпляр – хранится у командира, проделывавшего проход;
б) 2-й экземпляр – передается командиру, который ознакомлен с проходами;
в) 3-й экземпляр – направляется в штаб инженерных войск армии.
24. Охрана проходов обеспечивается огневыми средствами частей, занимающих оборону, из расчета на один проход:
а) ручных или станковых пулеметов – 1;
б) ружей противотанковых – 2;
в) автоматчиков – 2-3.
За проходами необходимо тщательно вести наблюдение с тем, чтобы не дать возможности противнику закрыть проходы минами.
25. Места проходов должны знать:
а) командиры стрелковых рот и взводов;
б) командиры танковых рот, взводов и командиры отдельных танков;
в) командиры пулеметных взводов и противотанковых ружей;
г) командиры батарей и взводов, противотанковой и полковой артиллерии.
Ознакомление с проходами оформлять под расписку.

II. При прорыве и продвижении вперед

26. Для обеспечения прохождения войск проходы в заграждениях противника должны проделываться в ночь перед наступлением. Там, где это представляется возможным, разминирование начинать можно и раньше.
27. Проходы устраивают дивизионные саперы наступающих дивизий и приданные армейские инженерные части. Охрана проходов в минных полях противника организуется за счет групп разграждений до подхода армейских частей, специально предназначенных для ведения комендантской службы.
28. Перед началом или в момент наступления по указанию командира дивизии группы разграждения проделывают проходы в заграждениях противника. Проходы в проволочных заграждениях делаются подрывом удлиненных зарядов или ножницами. Минные поля разминируются при помощи фугасов. Проходы проделывают полковые, дивизионные и приданные саперы. После прохождения первых эшелонов через сделанные проходы саперы сменивших дивизий делают уширение проходов до 100 м каждый для пропуска вторых эшелонов.
29. В первую очередь производят разминирование путей подвоза и эвакуации по основным дорогам и при прокладке новых колонных путей. При прохождении тактической глубины и нейтральной зоны необходимо иметь на каждую дивизию минимум одну дорогу и 3-4 колонных пути.
30. Восстановление разрушенных мостов и постройку новых через водные преграды производить по мере продвижения частей вперед. Главная задача инженерных войск – пропустить артиллерию и боевой обоз первых эшелонов. Если необходимо, оборудование бродов для переправы танков производят приданные армейские саперы по плану дивизионного инженера.
31. Для закрепления достигнутых рубежей по указанию командира дивизии выделяется стрелковый батальон с приданными саперами.
32. В каждой дивизии должен быть запас инженерного имущества и, в первую очередь, шанцевого инструмента и средств заграждений для закрепления местности и устройства заграждений. Для подвозки резервного инженерного имущества выделить в каждом стрелковом батальоне одну повозку, в полку – три, в каждой дивизии – шесть парных повозок.
33. Все огневые точки (дзот) противника, не разрушенные огнем нашей артиллерии и могущие быть использованы противником при контратаках, должны быть подорваны (разрушены) саперами.
34. Захваченные населенные пункты, особенно места расположения штабов и складов противника, без детального осмотра саперами занимать не разрешается. Занимать только после тщательного обследования и разминирования.
35. Все обнаруженные минные поля до их разминирования оградить указателями с надписями «Заминировано – опасно».
36. Саперные части использовать только по прямому назначению: для минирования, разминирования, прокладки новых колонных путей и дорог, для устройства переправ, разрушения огневых точек противника и закрепления местности. Инженерные части использовать только для разграждения и заграждения.
37. Полковые саперы, а также дивизионные саперы, действующие с передовыми подразделениями, обеспечивают движение своей артиллерии, устройство переправ из подручных средств, разминирование минных полей противника. Приданных армейских и фронтовых саперов использовать для заграждения и уширения проходов, уничтожения оставшихся огневых точек противника, закрепления захваченных рубежей и устройства заграждений при занятии местности, а также для обеспечения продвижения артиллерии и танков.
38. В каждый стрелковый батальон выделить по одному саперному отделению для сопровождения стрелковых подразделений.

    Приложения1: 1. Организация взаимодействия инженерных войск с пехотой, танками, артиллерией.
    2. Справка-доклад инженерных начальников.
    3. Примерный перечень и распределение задач по инженерному обеспечению наступления дивизии.
    4. План инженерного обеспечения наступления дивизии.

Начальник штаба инженерных войск
Центрального фронта
(подпись)


Ф. 361, оп. 19754с, д. 1, л. 206-212.

1 Приложения не публикуются, так как в них в значительной мере повторяется изложенное в Указаниях.

Директива
начальника
Главного управления связи
Красной Армии
№ 1078128
о маневре
частями связи
в ходе операции
(31 августа 1943 г.)



Сов. секретно
 

НАЧАЛЬНИКАМ СВЯЗИ ФРОНТОВ
НАЧАЛЬНИКУ СВЯЗИ ВОРОНЕЖСКОГО ФРОНТА

Опыт прошедших операций показал, что маневр частями связи в ходе операций необходим, но на практике начальники связи фронтов его не осуществляют.
Начальник связи равномерно распределяет части связи по соединениям вне зависимости от оперативных задач, выполняемых этими соединениями.
Усиление частями связи соединений, решающих главную задачу, за счет соединений второстепенных направлений не производятся, между тем как это необходимо делать путем перераспределения частей, каждый раз с ведома Военного Совета, усиливая главную группировку за счет второстепенных. Наличие отдельных кабельно-шестовых рот во фронтах показывает, что, имея по три отдельные кабельно-шестовые роты на армию, начальник связи фронта может сосредоточить у себя в резерве до пяти отдельных кабельно-шестовых рот, которые смогут ему обеспечить в ходе операций необходимые темпы проводной связи соответственно темпам войск.
Это, как правило, начальниками связи фронтов не делается.
Обращая внимание начальников связи фронтов на данное обстоятельство, предлагаю вопросам маневра частями связи, согласно решаемым фронтом оперативных задач, уделять большее внимание.
Предупреждаю, что в случаях переподчинения армий или вывода их в резерв Ставки начальник связи обязан вне зависимости от состава частей к моменту переподчинения обеспечить армию, выходящую из состава фронта, положенными ей по оперативному расчету частями связи, а также средствами начальника направления связи фронта, т. е. для армии: отдельных линейных батальонов связи А – 1; отдельных кабельно-шестовых рот – 3; отдельных телеграфно-строительных рот – 1. Для начальника направления связи фронта: отдельных линейных батальонов связи Б – 1; отдельных телеграфно-строительных рот – 1; отдельных телеграфно-эксплуатационных рот – 1.
Части связи, берущиеся на усиление или выводимые в резерв фронта, должны по миновании надобности возвратиться в ту же армию, так как Главное управление связи Красной Армии ведет строгий учет номеров частей связи, закрепленных за фронтом, на направлениях к армиям и в самих армиях.
О всех перераспределениях частей связи фронта и армии доносить немедленно.
Получение подтвердить.

Заместитель начальника Главного управления связи
Красной Армии
(подпись)


№ 1078128
31.8 1943 г.
Ф. 236, о. 21078сс, д. 1, л. 138.

Доклад
заместителя командира
51-й гвардейской
стрелковой дивизии
по тылу
о работе войскового тыла
в период наступления
с 5 по 10 августа 1943 г.
(10 августа 1943 г.)



СОВ. СЕКРЕТНО

ДОКЛАД1
О РАБОТЕ ВОЙСКОВОГО ТЫЛА 51-й ГВАРДЕЙСКОЙ
СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ ЗА ПЕРИОД с 5.7 по 10.8 1943 г.

1. Дислокация тыловых частей и учреждений дивизии

Дислокация тыловых частей и учреждений 51-й гвардейской стрелковой дивизии в период проводимых частями дивизии боев как при обороне, так и при наступлении с 5.7 по 10.8 1943 г. соответствовала в основном уставным требованиям … и условиям обстановки:
а) дислокация тылов дивизии в каждом отдельном случае определялась главным образом оперативной обстановкой…
б) наличию на местности естественных укрытий для расположения тыловых подразделений и учреждений;
в) наличию и состоянию дорог, ведущих к месту расположения тыловых подразделений и учреждений;
г) [возможности организовать] охрану и наблюдение, а также связь между тыловыми подразделениями частей и тылом дивизии.
Кроме того, всякая производимая передислокация (тылов) сочеталась с наличием материально-транспортных средств, которыми располагали как тыловые подразделения, так и тыл дивизии…
………………………………………………………
Анализируя в ходе боев положительные и отрицательные факторы [предыдущей] дислокации всех тыловых подразделений с учетом оперативной обстановки, характера местности и дорог, а также наличия транспортных средств частей и подразделений, дислокация тылов производилась в следующем порядке:
[При обороне дивизии в полосе шириною до 10 км] полковые и батальонные тылы (до 5.7 1943 г.) располагались в разграничительных линиях своего участка.
Батальонные взводы снабжения и транспортные роты частей, не располагавшие штатным наличием гужтранспорта, дислоцировались на сокращенных дистанциях от 3 до 6 километров, а батальонные тылы располагались в 1.5-2 километрах.
Дивизионные тылы дислоцировались за пределами разграничительных линий своих войск в глубину на 15-20 километров.
Занятие частями обороны в полосе до 3 км (до 3.8 1943 г. – схема 4)2 усложнило дислокацию [тылов] с точки зрения наличия естественной маскировки, наличия дорог и нормального расположения тылов по фронту, вследствие чего мы вынуждены были расположить тылы частей почти сосредоточенно [по фронту] и [растянуть их] в глубину до 12 км, а батальонные тылы были подтянуты в боевые порядки частей на 1.5 км и зарыты в землю.
Пища в этот период подвозилась только два раза в сутки с тем, чтобы сохранить материальную часть от артиллерийского огня противника.
Продовольствие и боеприпасы батальонам подвозились средствами частей.
Были случаи, и особенно при наступлении, когда глубина расположения тыловых подразделений частей достигала в полках до 12 км, а в батальонах до 2-6 километров.
………………………………………………………
Что касается дислокации тылов в период наступления наших войск, то здесь мы всегда старались приблизить их к передовым частям в полках до 4 км, в батальонах – до 2 км и тылы дивизии – до 5 км. Это давало возможность нормально обеспечивать части и подразделения, а главное облегчало перебазирование грузов (продовольствия и прочих запасов).
Расположение дивизионных обменных пунктов и тыловых учреждений всегда было сосредоточенным, это давало возможность постоянно быть в курсе материального обеспечения частей и оперативно управлять [работой тыла].
Полевую хлебопекарню и дивизионный ветеринарный лазарет целесообразно дислоцировать на расстоянии до 20-30 км, так как передвигать их крайне затруднительно и это, как показал опыт, не вызывается никакой необходимостью.
Что касается автороты подвоза, то она дислоцировалась вместе с тыловыми учреждениями, так как отрыв автороты крайне усугубляет планирование перевозки грузов.
Маскировка и зарытие материальных ценностей в землю были во всех случаях обязательными.

2. Состояние и работа войскового автотранспорта

Основная работа автотранспорта сводилась, главным образом, к перевозке военно-хозяйственных грузов со станций снабжения включительно до полка.
Автотранспорт частей и подразделений использовался, главным образом, для доставки из дивизионных обменных пунктов в части боеприпасов и выполнял специальные задания оперативного назначения.
В перевозке военно-хозяйственных грузов принимали участие: «ЗИС-5» – 13 шт., импортных машин – 10 шт., «ГАЗ-АА» – 2 шт. Перевезено полезного груза с 5 июля до 10 августа 1943 года 3197 тонн, сделано 105 тысяч километров пробега. Вследствие малочисленности автопарка и большой отдаленности станции снабжения (от 80 до 180 км), что отразилось на чрезмерной нагрузке машин, техническое состояние автотранспорта крайне снизилось.
За весь период был произведен ремонт: текущий – 97 машинам, средний – 53 машинам. Всего отремонтировано 150 машин. Однако автотранспорт со своей задачей по доставке потребного количества военно-хозяйственных грузов справился.
Для оперативного производства ремонта автотранспорта с машинами, следующими за грузом, направлялся, в зависимости от количества идущих машин, слесарь с необходимым инструментом и материалами или примитивная автолетучка.

3. Работа дивизионного обменного пункта в условиях оборонительных
и наступательных боев

Система работы дивизионного обменного пункта разделялась на два основных периода.
Дивизионный обменный пункт постоянной дислокации, куда поступали и сосредоточивались все военно-хозяйственные грузы, а от него выбрасывались вперед летучки как продовольственная, так и боеприпасов. Так, например, когда дивизионный обменный пункт находился в Рыльском, летучки были выброшены в Лучки и Яковлево (схема 5), что было вызвано оперативной обстановкой и состоянием дорог.
При дислокации в Пересыпи летучка была выброшена в Кочетовку.
Этот метод вполне оправдывал свое назначение, так как … перебазирование дивизионных обменных пунктов являлось большим затруднением, поэтому грузы, поступавшие на дивизионный обменный пункт, сразу завозились в части или организовывался следующий дивизионный обменный пункт впереди существующего, на который подавались грузы летучками.
Отпуск продовольствия частям, которые получали его самостоятельно, производился в сумерках или до рассвета, а в необходимых случаях и в дневное время. Стрелковым и артиллерийскому полкам, которым продовольствие завозилось транспортом дивизии, отпуск продовольствия производился через постоянно прикомандированных уполномоченных от частей к дивизионному обменному пункту. При наступлении частей дивизионные обменные пункты или летучки выбрасывались вперед…
Вследствие того, что при дивизионном обменном пункте находились постоянные представители частей, оформление документов производилось заранее, до отправки продовольствия и боеприпасов, по чековым требованиям…

4. Работа полкового и батальонного тыла и их связь с дивизионными
тылами

Тыл полка осуществлял общую организацию материального обеспечения подразделений и контроль. Для организации обеспечения подразделений и контроля в полку был введен порядок распределения ответственных лиц из тыловых работников по следующему принципу:
1. За организацию питания … и за наличие продовольственных и прочих запасов в подразделениях несли ответственность начальник продфуражного снабжения, один из его помощников, начальник обозно-вещевого снабжения и начальник артиллерийского снабжения.
2. За производимые заготовки (местные) и доставку продовольствия в расположение склада полка несли ответственность один из помощников начальника продфуражного снабжения и закрепленные заготовители.
3. Связь и управление тылами подразделений возлагалась на помощника начальника штаба по тылу. Общее руководство осуществлял помощник командира полка по материальному обеспечению.
Связь дивизионных тылов с частями производилась через постоянно выделенных и прикомандированных уполномоченных из частей при дивизионном обменном пункте. Периодически производились вызовы служебных лиц части для сверки доклада об обеспеченности и донесений по службам.
Общая связь от тыла дивизии до тыла полка производилась по радио и телефону через командный пункт дивизии.
Полковые и батальонные тылы со своей задачей справились.

5. Доставка материальных средств от дивизионного обменного пункта
батальонам и ротам

Доставка материальных средств продовольствия и боеприпасов была построена в следующем [порядке]:
1. С дивизионного обменного пункта до всех стрелковых и артиллерийских полков продовольствие и боеприпасы, а также прочее имущество, в основном, доставлялись транспортными средствами дивизии.
2. В батальоны продовольствие подвозилось из полкового склада гужтранспортом самих батальонов, а боеприпасы доставлялись гужтранспортом транспортной роты полка.
В зависимости от наличия гужтранспорта в батальонах продовольствие частично завозилось транспортом полка, а в период наступления все виды имущества подвозились транспортом части.
3. Спецподразделения все виды имущества с дивизионного обменного пункта вывозили своими средствами и доставляли их непосредственно в батальоны, роты.
В практике [такая система] подвоза в части продовольствия и боеприпасов вызвала одобрение со стороны довольствующихся. Однако за последнее время чрезмерная перегрузка автотранспорта роты подвоза вынудила частично отказаться от подвоза продовольствия транспортом дивизии, возложив последнее на средства частей.

6. Охрана и оборона войскового тыла

Охрана и оборона войскового тыла не неслась в соответствии с требованиями устава и наставлений.
Охрана дивизионного обменного пункта осуществлялась за счет рабочих дивизионного обменного пункта и людей, прикомандированных от частей для получения и доставки продовольствия и боеприпасов. Оборона отсутствовала.
Охрана полкового склада неслась за счет людей транспортной роты, а также писарским составом и личным составом мастерских. Оборона тылов частей также отсутствовала вследствие того, что средства для этой цели как для частей, так и для дивизионного обменного пункта не выделялись.

7. Общие затруднения войскового тыла за описываемый период

Особенные трудности отдел тыла дивизии испытывал в доставке продовольствия, и особенно боеприпасов, со станций снабжения, ввиду большой отдаленности армейских баз, и особенно в период наступления, когда армейские базы отрывались на удаление до 160 километров. Такое положение в дальнейшем не допустимо.

Заместитель командира 51-й гвардейской
стрелковой дивизии по тылу
(подпись)


Начальник организационно-планового
отделения
(подпись)


Ф. 335, оп. 235772с, д. 2, л. 94-95.

1 Документ публикуется с незначительными сокращениями.
2 Здесь и ниже: на сайте схемы не приводятся - В.Т.

Приказ
по тылу 1-й танковой армии
№ 082
о недостатках
в размещении и работе
тылов соединений
в наступлении
и о мерах по их устранению
(21 августа 1943 г.)



СЕКРЕТНО

ПРИКАЗ1
ПО ТЫЛУ 1-й ТАНКОВОЙ АРМИИ
№ 082

21 августа 1943 г. Действующая армия

Проверкой выполнения указаний Военного Совета по работе тылов, произведенной 18-19.8 1943 г. офицерами штаба управления тыла, вновь установлен ряд серьезных дефектов в работе тылов соединений.
Основными упущениями в работе являются:
1. Разбросанность запасов тылов на большие расстояния (свыше 100 км), из-за несвоевременного подвоза вслед за войсками, затрудняющая работу бригадных обменных пунктов и охрану имущества.
2. Неравномерное продвижение бригадных обменных пунктов при перемещениях, отдаленность их один от другого до 20-25 км, лишающая возможности руководить работой бригадных обменных пунктов (6-й танковый корпус).
3. Плохая связь бригадных обменных пунктов с отделом тыла корпуса. Несвоевременное донесение о перемещениях, неточное указание мест расположения (22-я танковая бригада, 6-я мотострелковая бригада).
4. Промедление до суток и более с работами по отрывке аппарелей для машин и по закапыванию в землю боеприпасов, горюче-смазочных материалов, продовольствия. Отсутствие противопожарных мер (6-я автотранспортная рота, 6-я мотострелковая бригада, 3-й механизированный корпус, 31-й танковый корпус).
5. При неравномерной обеспеченности соединений транспортом маневр транспортом внутри корпуса не проводится.
6. Учет и использование трофеев организованы плохо (200-я танковая бригада захватила 2 вещевых склада, а что именно, корпусу не известно).
В 22-й танковой бригаде оприходовано менее первоначального донесения о захваченном у противника – спирта на 610 литров, сахара – на 1875 кг, масла сливочного на 175 кг, маргарина на 3 ящика, а 1 бочка масла растительного [была] не оприходована. В роте технического обеспечения 6-й мотострелковой бригады не оформлены документами 2 трофейные автомашины.
Склад 2373 прием трофеев производит неправильно. 9.8 1943 года 237-й танковой бригаде выдана расписка в приеме 1 машины обмундирования без указания, чего и сколько принято на склад.
7. Смена белья своевременно не проводится. В 6-й мотострелковой бригаде белье не заменялось с начала операции на 40%; в 22-й танковой бригаде не менялось белье мотострелковому батальону. Стирка белья в 22-й танковой бригаде и 6-й мотострелковой бригаде не производится.
8. Не установлены указатели расположения бригадных обменных пунктов, что затрудняет их нахождение войсками.
9. Мои указания по размещению бригадных обменных пунктов в 6-м танковом корпусе и 3-м механизированном корпусе не выполнены. 3-й механизированный корпус расположил бригадные обменные пункты на месте, указанном 6-му танковому корпусу.
Бригадные обменные пункты 112-й и 200-й танковых бригад отстали, а (бригадный обменный пункт) 6-й мотострелковой бригады выехал вперед (южнее Лесковка).
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Начальнику тыла 6-го танкового корпуса:
а) расследовать факты по учету и использованию трофеев в 112-й и 200-й танковых бригадах и результат доложить мне 25.8 1943 г.;
б) бригадный обменный пункт 6-й мотострелковой бригады к исходу дня 22.8 1943 г. передислоцировать в лес северо-западнее Лесковка.
2. …
3. Требую от начальников тылов корпусов и бригад:
а) в 2-дневный срок устранить все отмеченные недочеты;
б) обеспечить непрерывную связь тылов бригад с тылом корпуса офицерами связи.
4. Впредь при перемещении бригадных обменных пунктов располагать их в радиусе не более 10 км.
5. Сдачу излишних запасов на армейские склады закончить к 24.8 1943 г.

Начальник тыла 1-й танковой армии
(подпись)


Начальник штаба управления тыла
(подпись)


Ф. 300, оп. 4087с, д. 1, л. 177.

1 Документ публикуется с незначительными сокращениями.

Приказ
по тылу 8-й армии
№ 0207
о состоянии хранения
и сбережения боеприпасов
на артиллерийских складах
войсковых соединений армии
(23 августа 1943 г.)



СЕКРЕТНО

ПРИКАЗ
ПО ТЫЛУ 8-й АРМИИ
№ 0207

23 августа 1943 г. Действующая армия
Содержание.   О состоянии хранения и сбережения боеприпасов на артиллерийских складах войсковых соединений армии.

Произведенной 20-21 августа проверкой состояния хранения и сбережения боеприпасов в соединениях армии установлено:
1. Места для размещения артиллерийских складов дивизионных обменных пунктов подобраны неудачно: в 311-й стрелковой дивизии боеприпасы свалены в 10 шагах от шоссе, идущего на станцию Назия, не замаскированы; в 256-й стрелковой дивизии в районе Назия артиллерийский склад размещен в мелком кустарнике, а на командном пункте дивизии артиллерийская летучка – на открытом месте, без маскировки и без укрытий; в 18-й стрелковой дивизии головной склад сосредоточен в непосредственной близости от железнодорожного полотна (25-30 метров) и подвергается артиллерийскому воздействию противника.
2. Штабели боеприпасов рассредоточены … с нарушением правил, установленных Главным Артиллерийским Управлением Красной Армии (372-я стрелковая дивизия и др.), а в 256-й стрелковой дивизии разбросаны на слишком большой территории, в непосредственной близости от дорог, что затрудняет их охрану.
3. Должных мер к сбережению боеприпасов не принято, боеприпасы сложены прямо на сырую землю, без стеллажей или подкладок (256-я и 311-я стрелковые дивизии).
4. Подъездные пути к дивизионным обменным пунктам не устроены (156-я, 311-я стрелковые дивизии).
5. Отсутствие контроля за сбережением боеприпасов со стороны начальников артиллерийского снабжения дивизии, несвоевременный пересмотр и перетирка снарядов, в результате чего обнаружено: в 256-й стрелковой дивизии ржавых снарядов 45-мм – 90 выстрелов, грязных снарядов 76-мм – 30 выстрелов; в 311-й стрелковой дивизии мины и снаряды в значительной степени покрыты ржавчиной и неочищенными отправляются в полки; в 239-й стрелковой дивизии один штабель с минами требует пересмотра.
6. Совершенно неудовлетворительно организованы противопожарные мероприятия:
а) в 372-й стрелковой дивизии среди штабелей с боеприпасами лежат смазочные и обтирочные материалы;
б) в 18-й стрелковой дивизии территория склада завалена порожней тарой, накопившейся свыше 100 машин;
в) в 256-й стрелковой дивизии вблизи штабеля с зажигательными патронами курят, т. к. место для курения не отведено;
г) имеющиеся естественные водоемы не расчищены и использование их в случае надобности не всегда возможно (378, 239, 372, 18-я стрелковые дивизии).
В 379, 18, 256, 156, 311-й стрелковых дивизиях совершенно отсутствуют какие бы то ни было противопожарные мероприятия.
Как правило, почти на всех артиллерийских складах дивизионных обменных пунктов совершенно недостаточно противопожарного инвентаря – лопат, топоров, ведер, швабр, ящиков с песком и т. п., при наличии возможностей обеспечения этими предметами на месте.
В 378, 239, 18, 279-й стрелковых дивизиях даже не установлено сигналов пожарной тревоги.
7. Только в 239-й стрелковой дивизии на артиллерийском складе имеется инструкция по боевой тревоге, в остальных соединениях ни расчетов, ни инструкций как боевых, так и пожарных тревог не имеется.
8. В 18-й стрелковой дивизии плохо поставлено дело охраны боеприпасов, несение караульной службы никто не проверяет.
Таким образом, делу сохранения и сбережения боеприпасов еще далеко не уделено должного внимания; ко всем нарушениям установленных правил хранения начальники артснабжения дивизии относятся равнодушно, оправдываясь теми объективными причинами, что тот или иной объект еще не подвергался обстрелу противника, хищений и пожаров не было и т. п.
Для устранения указанных ненормальностей в хранении и сбережении боеприпасов ПРИКАЗЫВАЮ:
Заместителям командиров по тылу:
1. 18, 256 и 311-й стрелковых дивизий к 26.8 1943 г. передислоцировать артиллерийские склады дивизионных обменных пунктов с учетом всех требований инструкции Главного Артиллерийского Управления Красной Армии от 3 июля за № 0412.
2. Хранить боеприпасы рассредоточенно, с расстояниями между штабелями не менее 50 метров, устроить стеллажи или подкладки из бревен (жердей).
3. Учитывая особенности частых температурных изменений в данной местности, влияющих на боеприпасы, подвергать их систематическому просмотру и в случае надобности производить протирку и смазку.
4. Утвердить расчеты и инструкции по боевым и пожарным тревогам, научить весь личный состав дивизионных обменных пунктов действиям на случай нападения противника или возникновения пожара.
5. Серьезно заняться вопросами обеспечения всего комплекса противопожарных мероприятий: у штабелей устроить водоемы, поставить ящики с песком, повесить щиты с лопатами, топорами, ведрами, установить сигналы пожарных тревог, запретить курение на складах, своевременно заменять высохшую маскировку и т. д.
6. Отремонтировать подъезды и подходы к штабелям.
7. Навести надлежащий порядок в деле хранения и сбережения боеприпасов, а на виновных, в отмеченных недочетах, наложить дисциплинарные взыскания.
Об исполнении настоящего приказа донести мне к 1.9 1943 г.

Начальник тыла 8-й армии
(подпись)


Начальник штаба тыла 8-й армии
(подпись)


Ф. 344, оп. 6332с, д. 1, лл. 409-411.

План
материального обеспечения
операции 27-й армии
на период
с 4 по 18 августа 1943 г.



«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий войсками 27-й армии
(подпись)

Члены Военного Совета 27-й армии
(подпись)

1 августа 1943 г.
Сов. секретно

ПЛАН1
МАТЕРИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОПЕРАЦИИ 27-й АРМИИ
НА ПЕРИОД С 4 ПО 18 АВГУСТА 1943 г.

ЗАДАЧИ ТЫЛА АРМИИ


1-й ЭТАП

1. До начала операции создать в войсках запасы:
а) боеприпасов до 2 боекомплектов, на складе 1 боекомплект;
б) продфуража – 7 суточных дач, а в танковых частях – 10 суточных дач;
в) горючего – 3 заправки (не считая положенных запасов на армейском складе).
2. Организовать тыл и расставить тыловые органы с задачей бесперебойного материального обеспечения войск.
3. Обеспечить санитарную и ветеринарную эвакуацию и эвакуацию военнопленных и трофейного имущества.
4. Организовать четкое управление тылом.

Подвоз боеприпасов

Всего требуется подвезти 2 боекомплекта. Вес одного боекомплекта без танковых корпусов – 2210.7 тонны, что составляет 1842 автомашины «ГАЗ-АА», а всего 4420 тонн или 3684 автомашины. В это количество не входит артдивизия – 1200 тонн – 1000 автомашин.
Таким образом, необходимо подвезти армейским автотранспортом 4420 тонн боеприпасов, что составляет 3684 автомашины «ГАЗ-АА».
Для развития успеха дополнительно требуется 0.5 боекомплекта, который будет подаваться железнодорожным транспортом.
Время для подвоза – 4 суток. Расстояние от станции снабжения до линии дивизионных обменных пунктов 40-50 км. Оборот автотранспорта – 2 рейса в сутки. Всего для подвоза боеприпасов выделяется от 195-го автобата 120 автомашин «ЗИС-5», что при работе в 2 рейса в сутки составляет 240 автомашин «ЗИС-5» или 480 автомашин «ГАЗ-АА». Фактически требуется 3684 автомашины или в день 921 автомашина «ГАЗ-АА». Недостает для ежедневного подвоза 441 машины.
Примечание. Недостаток автомашин компенсируется за счет привлечения автотранспорта артиллерийских частей, в среднем на каждый артполк по 10 автомашин или на каждую стрелковую дивизию – 30 автомашин, что при работе в 2 рейса составит 30X2X6 = 360 автомашин. 80 автомашин будут привлечены за счет тыловых учреждений армии.
Вывод. На первом этапе подвоза боеприпасов армия с поставленной задачей в основном справляется.

Подвоз продфуража

Подвоз продфуража для доведения установленных запасов в войсках будет производиться армейским автотранспортом только для соединений, остальные части подвоз продовольствия обеспечивают своим автотранспортом.
Всего для соединений, без овощей и сена, требуется подвезти 469 тонн или 400 автомашин «ГАЗ» на расстояние до 50 км. Для подвоза выделяется 100 автомашин 609-го автобата, что обеспечит подвоз за 4 суток.
Вывод. При условии поступления продуктов на армейскую базу с утра 31.7.1943 г. подвоз запасов до установленной нормы обеспечивается в назначенный срок полностью. В том случае, если продукты будут поступать с 1.8.1943 г., на их подвоз потребуется дополнительно 100 автомашин. Задача решается путем ускорения оборота автотранспорта в 2 рейса.

Подвоз горючего

Общая потребность горючего для накопления в войсках до 2 заправок и на армейском складе до 2 заправок выражается:
1. Авиабензина …………… 99 тонн
2. Автобензина …………… 3660 »
3. Лигроина …………… 360 »
4. Керосина …………… 100 »
5. Дизельного топлива …………… 1980 »
6. Масла «МК» …………… 217 »
7. Автола …………… 246 »
8. Солидола …………… 63 тонны

До установленной нормы требуется дополнительный отпуск:
1. Автобензина …………… 3068 тонн
2. Лигроина …………… 259 »
3. Керосина …………… 20 »
4. Дизельного топлива …………… 1420 »
5. Масла «МК» …………… 122 тонны
6. Автола …………… 200 тонн
7. Солидола …………… 47 »

На недостающее количество горюче-смазочных материалов сделана заявка во фронт 30.7.1943 г.
Подвоз горючего с армейского склада части и соединения обеспечивают своим транспортом.

Подвоз интендантского и военно-технического имущества

Для подвоза предметов обозно-вещевого снабжения и военно-технического имущества ежедневно выделяется 10 автомашин из моего резерва.

Санитарное обеспечение

Ориентировочный расчет потерь за сутки боя ожидается 1800 человек ранеными и 240 человек больными, а всего 2040 человек. За 5 дней операции – 10200 человек. Из них оседает в войсковом районе 5% – 510 человек; в армейском районе 10% – 1020 человек; подлежит эвакуации во фронтовой тыл 65% – 6100 человек, 20% возвращается в строй, что составит 2040 человек.
Всего армии по штату положено 5800 коек, из них: хирургических – 2400, терапевтических – 200, инфекционных – 200, для легко раненых – 2000 и на эвакуационных приемниках – 1000.
Фактически коечная сеть будет доведена до 8000. Если считать среднюю оборачиваемость койки от 3 до 5 дней, то потребуется дополнительное количество коек – 2200.
До начала операции госпитали первой линии дислоцируются:
полевой подвижный госпиталь № 4338 – Святославка;
полевой подвижный госпиталь № 711 – Бобрава (около Селезневки);
полевой подвижный госпиталь № 4383 – Илек.
Госпитали резерва начальника санитарной службы армии после прорыва переднего края обороны противника выходят из уровня линии медико-санитарных батальонов и дислоцируются:
полевой подвижный госпиталь № 4336 – деревня Хотмыжск;
полевой подвижный госпиталь № 158 – деревня Доброе Село;
полевой подвижный госпиталь № 5163 – деревня Ивановская Лисица.
Госпитальная база для железнодорожной эвакуации со станции Юсупово организована в Илек-Кошары и со станции Сосновый Бор – в Богоявленской Белице.
Сантранспорт – автосанрота № 18 – располагает 17 санитарными автомашинами на ходу и 10 полуторатонными автомашинами, частично оборудованными универсальным оборудованием.
Из указанного количества потерь 60% будет эвакуировано на попутном порожняке, что составит в среднем 1224 человека, остальные 816 человек подлежат эвакуации на оборудованном транспорте. Автосанрота может одновременно поднять 128 человек и совершить в сутки 3 рейса (всего 384 человека). Для усиления санэвакуации дополнительно требуется 43 оборудованных автомашины «ЗИС-16».
Вывод. Эвакуация раненых будет производиться на попутном и обратном порожняке в количестве до 100 автомашин армейского автотранспорта, не считая войсковых попутных автомашин. Для вывоза тяжело раненых недостает 43 оборудованных автомашины «ЗИС-16».

Ветеринарное обеспечение

Исходя из наличия 8000 лошадей ежедневные потери конского состава в армии составят 116 лошадей, из них: по заболеванию – 32 лошади и по боевым потерям – 84 лошади. Общее количество потерь за 5 дней операции составит 585 лошадей, из них осядет в подвижных ветеринарных лазаретах – 64, дивизионных ветеринарных лазаретах – 132, армейских ветеринарных лазаретах – 389.
Эвакуацию раненых и больных лошадей из дивизионных ветеринарных лазаретов производить силами и средствами эваковетлазаретов; последние дислоцировать в районах дивизионных обменных пунктов. От эваковетлазарета № 13 – лес южнее отм. 242 и от эваковетлазарета № 422 – в районе деревни Илек-Кошары. Лошади, подлежащие эвакуации во фронтовой тыл, эвакуируются силами и средствами армейского ветеринарного лазарета № 1 во фронтовой ветеринарный лазарет № 463 – село Гущино (15 км южнее Мантурово).

Охрана и оборона армейских складов

Наземная охрана и оборона армейских складов (станция Сосновый Бор и станция Юсупово) обеспечивается отдельной ротой обслуживания, усиленной личным составом 150-го запасного стрелкового полка, под руководством начальника армейской базы № 74.
Станции Сосновый Бор и Юсупово прикрыты одним полком 23-й зенитной артиллерийской дивизии. Коммуникации армии, по которым проходит значительное количество автотранспорта, средствами противовоздушной обороны не прикрыты.

Управление тылом

Второй эшелон Полевого управления армии на 1-й этап операции дислоцируется в районе станции Юсупово с последующим перемещением на место первого эшелона.
Армейская база с основными складами и летучками от них располагается на станциях Сосновый Бор, Рулитино, Юсупово с последующим перебазированием на станции Готня, Подкосылево, Свекловичная.
Средств маскировки названные станции не имеют; в силу этого необходимо рассредоточение и укрытие грузов (в земле), а также и быстрая вывозка их войсками.
Средства связи – телеграф, телефон; средства управления – офицеры связи, обеспеченные подвижными средствами.

2-й ЭТАП


ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ ТЫЛА

1. Материальное обеспечение [войск] при развитии успеха на глубину до 60 километров и в первую очередь 4-го и 10-го танковых корпусов.
2. Организация баз на грунте для бесперебойного питания войск боеприпасами, горючим и продовольствием на рубеже Антоновка.
3. Обеспечение санитарной и ветеринарной эвакуации и эвакуации трофейного имущества и военнопленных.
До выхода войск на рубеж Грайворон, Борисовка питание войск с основных баз и летучек.
С выходом в район Злочев создается армейская база на грунте в районе Антоновка с запасами:
а) по боеприпасам для стрелковых дивизий …………… 1/4 боекомплекта;
б) по продфуражу » » …………… 2 сутодачи;
в) по горючему » » …………… 0.5 заправки.

Танковые и артиллерийские части подвоз всех видов материальных средств обеспечивают своим автотранспортом.

Базирование

Ввиду того что железнодорожный участок будет разрушен и невозможно будет его восстановить в короткий срок, базирование армии остается прежнее, т. е. на станция Сосновый Бор, Рулитино и Юсупово. Возможна подача железнодорожных летучек на станции Подкосылево, Готня, Свекловичная, что сократит растяжку подвоза на 50-70 километров.
Средств для восстановления железной дороги армия не имеет.

Питание войск

а) Боеприпасами:
Для развития успеха потребуется 0.5 боекомплекта боеприпасов, что составит 1400 тонн или 1200 автомашин «ГАЗ-АА». Помимо этого, войска обязаны иметь 1.5 боекомплекта.
Фактически [войска] могут поднять не более 0.5 боекомплекта. Следовательно, армейским автотранспортом необходимо поднять и подвезти 1 боекомплект, что составит для стрелковых соединений и армейских частей усиления 2000 автомашин, а фактически 120 автомашин «ЗИС-5» армейского автобата могут совершить 1 рейс, что составит не более 1/8 боекомплекта.
Считая на развитие успеха 4 дня, армейский автотранспорт может подать войскам 0.5 боекомплекта. Таким образом, в войсках будет находиться при развитии успеха не более 3/4 боекомплекта.
б) Продфуражом:
При развитии успеха войска продовольствием и фуражом будут довольствоваться из имеющихся возимых запасов с одновременным пополнением [их] армейским автотранспортом (3-4 сутодачи).
в) Горюче-смазочными материалами:
Снабжение горючим будет производиться со станций Сосновый Бор и Рулитино и 0.5 заправки для соединений будет выброшено на отделение склада на грунте.
Войска армии должны иметь горючее на все наличие у них емкостей.
г) Санитарная эвакуация:
Первые два дня весь поток раненых «на себя» принимают госпитали 1-й линии и специализированные госпитали по плану начальника санитарной службы армии.
С продвижением частей и медико-санитарных батальонов вперед немедленно вслед за ними выбрасываются госпитали резерва в количестве 3 с задачей приема раненых [из] наступающих частей на глубину 30-40 км.
Эвакуацию раненых производить как [и] на первом этапе – специальным санитарным транспортом, обратным порожняком армейского и войскового автотранспорта.
Госпитальные базы санэвакуации остаются в прежних районах.
д) Ветеринарная эвакуация:
Порядок ветеринарной эвакуации остается, как и на первом этапе, т. е. с дивизионных ветеринарных лазаретов больные и раненые лошади транспортируются на эвакопункты средствами эваковетласаретов.
е) Эвакуация пленных и трофейного имущества:
– пленные будут этапироваться на приемный пункт военнопленных – 2 км западнее Вишневое, который в армию фактически не прибыл (сделан запрос через начальника тыла фронта об ускорении высылки);
– трофейные автомашины, тракторы, орудия и другие виды имущества немедленно берутся под охрану и учет средствами войсковых частей и трофейных частей и учреждений по особому плану.

Охрана и оборона тыла

В войсковом районе – силами и средствами частей и соединений; в армейском тылу – силами и средствами дорожно-эксплуатационных и автогужтранспортных частей; в районе армейской базы – ротой обслуживания, личным составом складов и полком противовоздушной обороны 23-й зенитно-артиллерийской дивизии.

Управление тылом

Второй эшелон будет перемещаться на места первого эшелона. Связь с частями будет поддерживаться, главным образом, через офицеров связи.
1....
2. ...
3. Для обеспечения операции необходимо отпустить:
а) боеприпасов
……………………………………… 1 боекомплект
б) горючего:
автобензина
……………………………………… 3000 тонн
лигроина
……………………………………… 260 »
керосина
……………………………………… 20 »
дизельного топлива
……………………………………… 1420 »
масла «МК»
……………………………………… 122 тонны
автола
……………………………………… 200 тонн
солидола
……………………………………… 47 »

Приложение. Схема дислокации тылов армии по этапам операции.2

Начальник тыла 27-й армии
(подпись)


Начальник штаба управления тыла
27-й армии
(подпись)


1 Документ публикуется с незначительным сокращением.
2 Схема на сайте не приводится. - В.Т.

Боевой приказ
командира 4-го гвардейского
механизированного корпуса
№ 008/ОП
на ввод корпуса в прорыв
в ночь на 19.8. 1943 г.
(17 августа 1943 г.)



Серия «Г»

БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 008/ОП ШТАКОР 4 ГВ. МЕХАНИЗИРОВАННЫЙ
СЕВ. ОКРАИНА ГРЕКО-ВИШНЕВЕЦКИЙ 17.8.43 г. 11.00
Карта 50 000 – 41 г.

1. Части 5 УА, прорвав оборону противника на рубеже Дмитриевка, Куйбышево, преследуют его в западном направлении и передовыми частями к исходу дня «…» 8.43 г. вышли на рубеж выс. 196.0, Семеновский, выс. 175.5 и 168.5.
2. 4 гв. мк сосредоточиться [в районе] южн. окраина Калиновка, сев. скаты выс. 175.5, Елизаветинский, Малопетровский в готовности войти в прорыв на рубеже выс. 172.3 и 179.4, преследуя отходящего противника в западном направлении.
К исходу первого дня действий [корпусу] выйти на рубеж выс. 122.3, Надежный, Белояровка, Колпаковка, выс. 131.9, имея БО на выс. 122.3, 168.1, 156.3, 126.7, юго-зап. опушке белояровского леса, выс. 162.0, кургане 1 км сев.-зап. Житенков.
В последующем [корпус] действует [в направлении] Копани, Ольгинский, Фрайфельд, Ново-Еланчик, имея БО [в следующих пунктах]: выс. 210.0, три кургана +2.5, выс. 196.6, Павловка, выс. 153.1, 1 км южн. Фрайфельд.
3. Решил: ввести корпус в прорыв и преследовать отходящего противника в западном направлении, имея построение боевого порядка согласно схеме и прикрываясь усиленными ПО и боковыми охранениями.
Сигнал ввода в прорыв – по радиостанции и по всем телефонным сетям – слово «Победа» и группа цифр «33333», передаваемые в течение пяти минут и дублируемые с КП штаба корпуса разноцветными ракетами.
4. 15 гв. мбр по сигналу «Спартак»+4 ч, (ночью +8 ч.) сосредоточиться в район южн. окраины Калиновка и сев. скатов четырех безымянных курганов, что южнее Калиновка 1 км.
[Бригаде] двигаться по маршруту: балка Дубровка, Кожевня, Мариновские, балка Кривая, балка Ольховник, южн. окраина Калиновка.
Задача: по сигналу ввода в прорыв преследовать противника в направлении выс. 172.3, Надежный, уничтожая противника на пути своего движения и двигаясь уступом справа за 36 гв. тбр.
К исходу первого дня действий бригаде форсировать р. Крынка и овладеть Надежный, имея БО в составе взвода пехоты со станковыми и ручными пулеметами и одной 45-мм пушкой в районе выс. 122.3 с задачей не допустить противника с направлений Артемовка, Бол. Мешково; взвод пехоты со станковыми пулеметами, двумя танками «Т-34» и одной 76-мм пушкой на выс. 168.1 с задачей не допустить контратак противника с направлений Бол. Мешково, Амвросиевка (сев.) и с запада; взвод пехоты, два танка «Т-34», две 76-мм пушки на выс. 156.3 с задачей не допустить контратак противника с северо-запада и юго-запада.
Ось движения штаба бригады – выс. 172.3, 172.2, 142.4, роща юго-вост. Надежный.
14 гв. мбр по сигналу слово «Спартак» +4 ч. (ночью +8 ч.) сосредоточиться в районе безымянная балка юго-зап. Елизаветинский.
[Бригаде] двигаться по маршруту пос. № 14, выс. 155.9, Яр Крутой, южн. Репеховатая, отм. +5.0, безымянная балка юго-зап. Елизаветинский.
Задача: по сигналу ввода в прорыв преследовать противника в направлении выс. 179.4, Ямщицкий, Житенков, уничтожая противника на пути своего движения и двигаясь уступом слева за 36 гв. тбр.
[Бригаде] к исходу первого дня действий форсировать р. Крынка в районе Житенков и, прикрыв левый фланг, овладеть Белояровка, Колпаковка, имея БО в составе: рота пехоты со станковыми и ручными пулеметами, пятью танками «Т-34», двумя 76-мм пушками на выс. 162.0, и пол. ст. с задачей не допустить контратак противника с направлений Амвросиевка (южн.), с запада и юго-запада; взвод пехоты, два танка «Т-34» и одна 76-мм пушка – на зап. опушке белояровского леса с задачей не допустить контратак противника из Амвросиевка (южн.).
Ось движения штаба бригады – выс. 179.4, 157.3, Ямщицкий, сев. окраина Житенков, вост. окраина Колпаковка.
13 гв. мбр по сигналу слово «Спартак» +4 ч. (ночью +8 ч.) сосредоточиться в район Малопетровский и южнее.
[Бригаде] двигаться по маршруту пос. № 14, кол. Политотделец, сев. окраина Куйбышевские, Малопетровский.
Задача: по сигналу ввода в прорыв преследовать противника в направлении Семеновский, Колпаковка, уничтожая противника на своем пути движения и двигаясь в стыке за 15 и 14 гв. мбр.
К исходу первого дня действий [бригаде] выйти одним батальоном мотопехоты в излучину р. Крынка между Надежный, Белояровка, остальным частям и подразделениям бригады – в район севернее и северо-восточнее надписи мук.; быть в готовности к контратаке в направлении Рубашкино, Житенков; иметь БО в составе взвода пехоты, двух танков «Т-34» и одной 76-мм пушки на выс. 126.7 с задачей не допустить контратаки противника с запада, северо-запада и юго-запада.
Ось движения штаба бригады – Малопетровский, южн. окраина Семеновский, четыре кургана 1.5 км сев.-вост. Колпаковка.
36 гв. тбр по сигналу слово «Спартак» +4 ч. (ночью +8 ч.) сосредоточиться в район южнее четырех безымянных курганов, что 1 км южн. Калиновка, двигаться по маршруту балка Дубровка, кол. Политотделец, Куйбышевские, южн. окраина Елизаветинский.
Задача: по сигналу ввода в прорыв преследовать противника в направлении по дороге Семеновский, Колпаковка, уничтожая его на своем пути движения и имея боевой порядок углом вперед.
[Бригаде] к исходу первого дня действий выйти в балку с рощей; 1 км сев.-вост. Колпаковка; быть в готовности к нанесению контратаки в направлении Рубашкино, Надежный, Колпаковка, Житенков; иметь БО в составе взвода пехоты, двух танков «Т-34», отделения саперов в районе кургана с отм. 64.6.
Задача: не допустить контратак противника с запада и юго-востока.
Ось движения штаба бригады – южн. окраина Семеновский, Колпаковка.
1828 тсап по сигналу слово «Спартак» +4 ч. (ночью +8 ч.) сосредоточиться в район отм. +1.5 (сев.-вост. выс. 175.5), отм. +0.3, отм. +5.0, двигаться по маршруту балка Дубровка, пос. Байбус, Кожевня, курган +5.0, Елизаветинский.
Задача: по сигналу ввода в прорыв преследовать и уничтожать огнем противника, поддерживать 14 гв. мбр; с выходом бригады на рубеж выс. 179.4 двигаться двумя батареями и 14 гв. мбр по маршруту выс. 179.4, курган Калмыцкий, Ямщицкий, поддерживая огнем движение бригады.
Четыре батареи полка – мой резерв, которым двигаться за 13 гв. мбр. по маршруту Семеновский, Колпаковка и быть в готовности к открытию огня по рубежу балка Камышеваха, выс 157.3, Алексеевка.
К исходу первого дня действий батареям выйти в район четырех курганов в 2 км сев.-зап. выс. 131.9.
13 иптап по сигналу слово «Спартак» +4 ч. (ночью +8 ч.) сосредоточиться двумя батареями в районе безымянной балки с ручьем, 1 км юго-вост. Калиновка и двигаться за танками 37 гв. тп и 15 гв. мбр.
Задача: поддержать наступление 15 гв. мбр, действующей направлении выс. 172.3, 142.4, Надежный.
Три батареи – мой резерв – сосредоточить вост. Малопетровский; в дальнейшем двигаться по маршруту вост. окраина Малопетровский; в дальнейшем двигаться по оси движения штаба корпуса – выс. 188.4, Колпаковка и быть в готовности к отражению контратак танков противника с севера, запада и юга.
748 оиптд по сигналу слово «Спартак» +4 ч. (ночью +8 ч.) сосредоточить четыре орудия южн. Калиновка с задачей поддержать наступление 15 гв. мбр, прикрыть правый фланг, ведя борьбу с артиллерией и танками противника в направлении Луганский, выс. 183.0, Криничка, выс. 172.3.
Пять орудий – мой резерв – сосредоточить 0.5 км восточнее отм. +1.5 (1.5 км юго-зап. Елизаветинский) с задачей поддержать действия 14 гв. мбр и 36 гв. тбр, подавлять артиллерию и танки противника в направлениях: выс. 172.3, вдоль большака на Колпаковка, балка Камышеваха, выс. 179.4, 157.3.
Орудиям двигаться по маршруту балка Дубровка, пос. Байбус, Кожевня, выс. 168.5, Елизаветинский, курган с отм. +1.5; после выполнения задачи двигаться в голове штаба корпуса по большаку на Колпаковка и быть в готовности к отражению контратак противника с северо-запада и юга; к исходу первого дня действий резерв сосредоточить юго-зап. выс. 131.9.
348 огв. минд по сигналу слово «Спартак» +4 ч. (ночью +8 ч.) сосредоточиться в район вост. скатов выс. 188.4.
Задача: подготовить залпы «РС» по Гараны, выс. 196.0, 183.0, 172.3 и рощи зап. и вост. выс. 172.3, 157.3, Ямщицкий, роща 1 км зап. Житенков, Алексеевка, двигаться за 13 гв. мбр по маршруту южн. окраина Семеновский, Колпаковка.
К исходу первого дня действий сосредоточиться в балке вост. выс. 131.9.
62 омцб по сигналу слово «Спартак» +4 ч. (ночью +8 ч.), форсировав р. Миус, сосредоточиться в районе сев. отдельного дома 1.5 км юго-вост. Елизаветинский по балке Ольховчик; двигаться по маршруту пос. № 14, Яр Крутой, Репеховатая, Елизаветинский; быть в готовности вести разведку на направлениях вдоль большака Семеновский, Колпаковка, балка Камышеваха, выс. 157.3, Алексеевка, Ямщицкий.
35 орбб по сигналу слово «Спартак» +4 ч. (ночью +8 ч ), форсировав р. Миус и ручей Ольховчик, сосредоточиться в средней части Елизаветинский, двигаться по маршруту балка Дубровка, Байбус, сев. Пос. № 14, Яр Крутой, Репеховатая, Елизаветинский.
Задача: быть в готовности вести разведку в направлениях: Криничка, выс. 172.2, Артемовка, Рубашкино, Надежный.
138 осапб обеспечить регулирование и переправу корпуса через р. Крынка на рубеже Надежный, Колпаковка; иметь группы минеров для разминирования дорог по маршрутам бригад; обеспечить подготовку командных пунктов штаба корпуса: 1) в исходном положении пос. № 12, 2) сады на южной окраине Елизаветинский, 3) высота 131.9.
5. Меры ПВО, ПТО, ПХЗ – распоряжением командиров бригад, полков и отдельных частей.
6. Штабы соединений и частей в боевых порядках своих частей и подразделений.
7. Ось движения штаба корпуса – сады на южной окраине Елизаветинский, выс. 131.9.
8. Донесения представлять: первое – о выступлении в район сосредоточения для ввода в прорыв, второе – о сосредоточении, третье – о выступлении по сигналу ввода в прорыв.
Информации в каждый нечетный час. Боевые донесения и оперативные сводки – согласно табелю срочных донесений.

УКАЗАНИЯ

1. Бросок должен быть стремительным, организованным в тесном взаимодействии танков, артиллерии, пехоты; не допускать отставания пехоты от танков.
2. Во время уличных боев иметь в виду, что дома могут быть противником заминированы.
3. Категорически запретить всему личному составу употреблять продукты, захваченные у противника, без лабораторного исследования.
4. Иметь в достаточном количестве осветительные и сигнальные ракеты для обозначения своих войск и для управления подразделениями.
5. Командирам частей и соединений и начальникам штабов под личную ответственность применять все виды и средства связи и обеспечить своевременное и бесперебойное представление донесений о действии частей и соединений.

Командир 4 гв. мк
гв. генерал-лейтенант т/в ТАНАСЧИШИН


Начальник штаба 4 гв. мк
гв. генерал-майор т/в ЖДАНОВ


Начальник оперативного отдела 4 гв. мк
гв. подполковник БАШТАН


Ф. 607, оп. 20368с, д. 4, лл. 4-9.

План взаимодействия
ночной бомбардировочной дивизии
8-й воздушной армии
с 4-м гвардейским
механизированным корпусом



СОВ. СЕКРЕТНО

«УТВЕРЖДАЮ»
Командир 4 гв. мк гв. генерал-майор
т/в ТАНАСЧИШИН
17 августа 1943 г.

 

ПЛАН
ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ НОЧНОЙ БОМБАРДИРОВОЧНОЙ
ДИВИЗИИ 8 ВА с 4 ГВ. МК

Задачи:
1. Сигнальное освещение для ориентирования корпуса при помощи «САБ».
2. Бомбардирование узлов сопротивления на маршруте движения и на флангах.
3. Бомбардирование железной дороги с целью воспрещения работы бронепоездов.
4. Ночная доразведка поля боя и особенно подходов к полю боя.

I

Места освещения: Надежный, Карпова – тремя «САБ», вертикальный треугольник вершиной кверху; высота верхней бомбы – 1000 м;
Колпаковка – двумя «САБ», высота – 700-800 м.
Примечание. Расстояние между «САБ» не должно превышать 1.5 км. «Т» – сбрасывание рассчитать с условием, чтобы темный промежуток не превышал 15 минут.

II

По сигналу опознавания – красная и зеленая ракеты вертикально вверх – летный состав ориентируется о месте нахождения своих войск; наблюдая поле боя, следит за трассами пуль, снарядов и за вспышками выстрелов.
Целеуказание: красная ракета вверх, зеленая в направлении цели или дополняя обстрелом цели артиллерией и пулеметами.
Примечание. Все двигающееся на восток к рубежу р. Кринка подлежит безусловному подавлению в первую ночь.

III

Одним – двумя самолето-вылетами (в каждом направлении) с низких высот, в начале и в конце ночи, разрушить полотно железной дороги на перегоне Сухая Крынка – раз. Квашино, ближе к Сухая Крынка; Кутейниково – Донецко-Амвросиевка, сейчас же за стыком железных дорог из Каракубстрой.
Иметь в виду, что присутствие бронепоезда возможно на станции Донецко-Амвросиевка, для чего произвести доразведку и иметь резерв для разрушения пути.

IV

Держать под постоянным наблюдением и быть в готовности к бомбардированию: справа – Артемовка, Рубашкино, Бол. Мешково, рощи севернее Донецко-Амвросиевка; слева – Успенская, Калиново, дорога Сухая Крынка – Донецко-Амвросиевка.
Отдельное направление – Чистяково, Донецко-Амвросиевка – необходимо наблюдать эпизодически.
СИГНАЛЫ УПРАВЛЕНИЯ И СВЯЗИ:
«Я свой» – красная и зеленая ракеты как с земли, так и с воздуха. Пароль: с самолета – мигание бортовыми огнями 5-6 раз, с земли – 3 красных ракеты.
РАДИОСВЯЗЬ:
Волны по таблицам 8 ВА, ответственный за связь капитан Юрков (радиостанция 4 гв. мк).
На приеме два контрольных приемника.

Начальник штаба 4 гв. мк
гв. генерал-майор т/в ЖДАНОВ


Начальник оперативного отдела 4 гв. мк
гв. подполковник БАШТАН


Ф. 607, оп. 20368 с, д. 4, лл. 11-12.

Доклад
штаба 2-й гвардейской
бомбардировочной
авиационной дивизии
о взаимодействии
ночных бомбардировщиков
с частями 4-го гвардейского
механизированного корпуса



СЕКРЕТНО

ОРГАНИЗАЦИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ТАНКОВЫМИ ЧАСТЯМИ1

В начальный период операции по освобождению Донбасса заслуживает внимания пример организации взаимодействия ночных бомбардировщиков «У-2» с частями 4 гв. мк.
До начала операции штабы обоих соединений путем личного общения совместно разработали плановую таблицу взаимодействия, которая обеспечила наилучшее выполнение приказов.
В соответствии с приказом командующего 8-й воздушной армией 2-я гвардейская бомбардировочная авиационная дивизия в ночь с 18 на 19.8.43 г. имела задачу, взаимодействуя с частями 4 гв. мк, обеспечить выход его танковых частей в район Колпаковка, Надежный.
Обеспечение боевых действий танковых частей в ночных условиях было впервые.
Части 4 гв. мк имели задачу в течение ночи овладеть населенными пунктами Колпаковка, Надежный. Темная ночь в первую половину исключала возможность точного выдерживания танками боевого курса. Ночные бомбардировщики имели задачу путем подсвечивания световыми авиационными бомбами в районе Колпаковка и Надежный в течение всей ночи и бомбардированием артиллерийских позиций и огневых точек, а также скопления войск противника в этом районе обеспечить успешные действия 4 гв. мк.
Эта довольно сложная задача была возложена на полк «охотников» (60-й гвардейский авиационный полк). Командир и штаб полка для этой весьма сложной работы выделили наиболее опытные экипажи «охотников»… Экипажи, выделенные для этого ответственного задания, задание выполняли с честью.
Начиная с 21 часа 30 минут, с интервалами в 25-30 минут, экипажи точно вешали фонари над намеченными пунктами, причем над пунктом Колпаковка световые авиационные бомбы вешались в форме треугольника, обращенного вершиной вверх на высоте 100 м. Над пунктом Надежный вешались две световые авиационные бомбы, расположенные параллельно с интервалом 500 м на высоте 700-800 м. Непрерывность пребывания световых авиационных бомб в воздухе и их хорошая видимость на удалении от 15 до 20 км обеспечили танкам [возможность] точно выдерживать направление, а бомбардировочные действия самолетов «У-2» по артиллерийским позициям и скоплениям войск противника на флангах двигающихся танков обеспечили занятие к рассвету 19.8.43 г. этих пунктов нашими войсками.
Подобным образом взаимодействие было проведено в ночь с 23 на 24.8.43 г. также с частями 4 гв. мк. Световые авиационные бомбы вешались над пунктом Сухая Крынка в течение всей ночи. Танки, ориентируясь по фонарям, вышли в район Сухая Крынка, обеспечив к рассвету занятие нашими войсками пункта Сухая Крынка.

Временно исполняющий должность начальника штаба 2 гв. бад
гв. майор БОГДАНОВ


Помощник начальника оперативно-разведывательного
отделения по оперативной части
гв. капитан ЛЕБЕДЕВ


24.8. 1943 г.
Ф. 346, оп. 122162с, д. 2, л. 77.

1 Документ публикуется с незначительным сокращением.

Из краткого отчета
о боевых действиях
4-го гвардейского механизированного корпуса
в период с 18 августа1 по 20 сентября 1943 г.



СОВ. СЕКРЕТНО

…Части корпуса с места дислокации (15 гв. мбр – балка Дубровка, зап. окраина Дубровка, 14 гв. мбр – совхоз № 13, 13 гв. мбр – совхоз № 12) выступили по маршруту: 15 гв. мбр и 36 гв. тбр – балка Дубровка, Кожевня, Мариновские, балка Кривая, балка Ольховчик, южн. окраина Калиновка с задачей – по сигналу ввода в прорыв преследовать противника в направлении выс. 172.3, Надежный; 36 гв. тбр – в общем направлении по дороге Семеновский, Колпаковка.
14 и 13 гв. мбр выступили по маршруту пос. № 14, выс. 155.9, Яр Крутой, южн. окраина Репеховатая, отм +5.0, безымянная балка юго-зап. Елизаветинский. Задача 14 гв. мбр – по сигналу ввода в прорыв преследовать противника в направлении выс. 179.4, Ямщицкий, Житенков; 13 гв. мбр преследовать противника в направлении Семеновский, Колпаковка, двигаясь в стыке за 14 и 15 гв. мбр.
Штакор – северная окраина Малопетровский. Построение боевого порядка корпуса – углом вперед. В 23.00 181.8.43 г. корпус приступил к выполнению задачи и стремительным ночным ударом сломил сопротивление противника на северных скатах высоты 188.4. 14 гв. мбр маневром в направлении выс. 175.5, истока безымянного ручья обеспечила левый фланг корпуса от возможных контратак противника в направлении Алексеевка, Камышеваха. После этого 36 гв. тбр и 15 гв. мбр форсированным маршем устремились на запад.
192.8.43 г. корпус вышел: 15 гв. мбр – Надежный, 36 гв. тбр – Колпаковка, где и заняли оборону; 14 гв. мбр вела бои за овладение Алексеевка. 13 гв. мбр одним батальоном заняла оборону на сев.-зап. скатах выс. 172.3, вторым – в изгибе р. Крынка (юго-вост. Колпаковка), (иск.) балка Камышеваха…

Командир 4 гв. мк
гв. генерал-лейтенант т/в ТАНАСЧИШИН


Начальник штаба 4 гв. мк
гв. генерал-майор т/в ЖДАНОВ


Начальник оперативного отдела 4 гв. мк
гв. подполковник БАШТАН


Ф. 3, оп. 203081с, д. 3, л. 114.

1 В отчете указано 17.8.43 г. Дата исправлена на основании боевых донесений.
2 В отчете указано 18.8.43 г. Дата исправлена на основании боевых донесений.

Указания
начальника инженерных войск
Западного фронта
по проведению
маскировочного маневра
в полосе фронта
(22 августа 1943 г.)



Сов. секретно

Общие мероприятия по маск[ировочному] маневру для проведения
фронтовой маскировочной операции

1. Принять строжайшие меры к сохранению в тайне маск[ировочного] маневра от местных жителей и войск.
2. Доставку макетов железнодорожным транспортом совместить с имитацией танкового эшелона. Погрузку произвести ночью. Установить сильную охрану и на остановках никого близко к эшелону не допускать.
3. По прибытии эшелона к станции назначения оцепить место погрузки. Прибытие эшелона приурочить к ночи.
4. Для имитации звука движущихся колонн использовать подвижные сильные звуко[вые] установки со специальной лентой.
5. Для обнаружения разведкой врага движения колонн в районе выжидания создавать компактные колонны в составе всех действительных танков, которым иметь в прицепе по одному танку на 30-40-метровом тросе. Они должны захватить светлого времени не более 1 часа.
6. Оставлять в пути по 1-2 действительных танка, замаскировав их ветвями, как это обычно делают танкисты.
7. Макеты «КВ» смонтировать на полуторатонных автомашинах. Глушители снять.
8. Район сосредоточения строжайше оцепить, установить шлагбаумы и никого внутрь леса не пускать.
9. В лесу днем, помимо движения отдельных тракторов и танков, приводить в действие звуко[вые] установки (для войск и местных жителей).
10. В районе существующих позиций увеличить количество орудийных установок и окопов, замаскировав их, как обычные позиции.
11. Если дороги, идущие к линии фронта, глубоко просматриваются противником, [нужно] установить ряд вертикальных масок.
12. Ночью показать отдельные машины со светомаскировкой; в определенных пунктах установить макеты, у которых приспособить электростопоры.
13. Жечь небольшие отдельные костры в районах, лежащих на пути движения танков в выжидательный район.
14. Имитировать регулярную работу кухонь, добавляя к дровам хвойных лапок.
15. Работу радиостанций вести по особому плану.
16. Организовать прикрытие района сосредоточения истребительной авиацией (звено – два),
17. Организовать командирскую разведку в танковых костюмах.
18. Срок маск[ировочного] маневра:
а) движение эшелонов – 2-3 суток;
б) движение в выжидательный район – 2-3 суток.
Всего – 5-6 суток.

Начальник инженерных войск Западного фронта
генерал-лейтенант инженерных войск ГАЛИЦКИЙ


22.8.43 г.1

Ф. 69, оп. 260662с, д. 4, л. 26.

1 Дата установлена на основании расчета рассылки документа.

План
штаба 5-й армии
по проведению
оперативной маскировки
на левом фланге армии
с 24 по 29.8.43 г.
(22 августа 1943 г.)



Сов. секретно

«УТВЕРЖДАЮ»

Командующий 5-й армией
генерал-лейтенант
ПОЛЕНОВ

Член Военного совета
генерал-майор
ИВАНОВ

22 августа 1943 г.


ПЛАН
ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАТИВНОЙ МАСКИРОВКИ НА ЛЕВОМ КРЫЛЕ
5-й АРМИИ с 24 по 29 АВГУСТА 1943 г.

Число Направление Сосредоточение войск (район) Кто и что делает, обозначение
24-25.8.43 г. Ст. Волоста Пятница, Заборье. 1. В ночь с 24 на 25.8.43 г. 3, 45 и 356-й стрелковым дивизиям 30-го стрелкового корпуса после выгрузки сосредоточиться:
3-й стрелковой дивизии – Дебрево;
45-й стрелковой дивизии – Бол. Лопатки;
356-й стрелковой дивизии – Воропоново. Штаб корпуса – Крутая.
2. Район сосредоточения войск обозначается кострами и дымами.
1. Рации штаба корпуса в Крутая работают на месте с 23.00 24.8 до 7.00 25.8.43 г.
2. Рации стрелковых дивизий в движении работают по рубежам, а потом на месте до 7.00 25.8.43 г.
3. С 16.00 до 21.00 24.8.43 г. все рации работают на марше. До 7.00 25.8.43 г. – по маршрутам № 1, 2, 3 (см. карту)1.
4. Выделенные две стрелковые роты от 208-й и 352-й стрелковых дивизий группами по 2-3 человека разводят костры с 24.00 24.8.43 г. до 24.00 25.8.43 г.
26-27.8.43 г. То же В ночь с 2-5 на 26.8.43 г. корпус совершает марш и сосредоточивается: 3-я стрелковая дивизия – Раменье; 356-я стрелковая дивизия – Сенная; 45-я стрелковая дивизия – Расловка. Штаб корпуса – Раслово. 1. Все радиостанции с 22.00 25.8.43 г. работают на ходу до 7.00 23.8.43 г.
2. День 21.8.43 г. работают рации на месте и в одной сети.
3. Войска обозначают две роты кострами (разводят до 200 костров).
4. Днем пехота (две роты) подтягивается в свои районы.
27-28.8.43 г. . В ночь с 26 на 27 и с 28 на 29.8.43 г. на марше со ст. Волоста Пятница в район Стар. Потапово, Заборье: 127-я и 110-я танковые бригады – маршрут № 22.
18-я и 23-я стрелковые бригады – по маршруту № 13.
Район сосредоточения:
1. Артиллерийской бригады – Стар. Потапово.
2. Танковых бригад – Семенково, Фролово.
1. Рации в течение двух ночей с 26 на 27 и с 28 на 29.8.43 г. работают на ходу по рубежам (8-10 км один от другого). Исходный рубеж – линия железной дороги.
2. Сосредоточение танков и артиллерии производится маскировочной ротой.
27-29.8.43 г. Ст. Алферово, Стар. Прудище, Славково, Волочек. В ночь с 28 по 29.8.43 г. 45-й стрелковый корпус – 284-я и 197-я стрелковые дивизии сосредоточиваются (по маршруту ст. Алферово, Стар. Прудище, Славково, Волочек) в район Дыхлово, Ленкино, Волочек (иск.), Гаврюково, Нов. Городок.
26-27.8.43 г.
Штаб корпуса – Дымское.
Штаб дивизии – 284 – Комово.
Штаб дивизии – 197 – Бушуково.
28-29.8.43 г.
Штаб корпуса – Шилово.
Штаб дивизии – 284 – Ленкино.
Штаб дивизии – 197 – высота 222.8 (севернее Волочек).
С 26 по 29.8.43 г.
1. Рация штаба корпуса работает на месте 1 сутки, потом в движении по рубежам. В Нов. Городок рация работает до 29.8.43 г. включительно.
2. Рации дивизий с 26 по 28.8.43 г. работают в районе Комово, Бушуково, в дальнейшем на марше по рубежам и до 29.8.43 г. включительно работают в районе Ленкино, Нов. Городок, Волочек.
3. В районе Комово, Хопиловка, Изборово в ночь с 26 на 27.8.43 г. команда разводит костры.
27-29.8.43 г. Артиллерия крупного калибра ведет пристрелку, развертывается на огневых позициях: Подмошье, Варский Мост, высота 208.6. Танки выходят в район Семенково. В районе Секарево, Петрикино, Немерзь, Городок группы офицеров производят рекогносцировку. 1. 312, 207, 154-я стрелковые дивизии в своих полосах обороны в течении 27, 28, 29.8.43 г. ведут рекогносцировку.
2. Группа штаба армии: Оперативный отдел, Артиллерийский отдел «РС»4, Автобронетанковый отдел в районе Секарево, Петрикино ведут рекогносцировку направления Курворсть, Торжок.
В штабе армии 24.8.43 г. дать указание о подготовке частей управления, штаба армии и тылов к наступлению.
3. Пункт 1 и 2 (ложные распоряжения для дезориентации).
4. Приступить к разработке таблиц и других видов управления.
27-29.8.43 г. Ночные разведывательные поиски. . 1. В направлении Борисовка, Шапово – 312-я стрелковая дивизия.
2. На Костино – 207-я стрелковая дивизия.
3. На Торжок и Курвореть – 151-я стрелковая дивизия.
Силы разведывательных групп – усиленный стрелковый взвод, поддержанный артиллерийским огнем.
.

Обеспечение: 1. Макеты маскировочной роты Западного фронта.
2. 6 раций «РСБ» начальника связи.
3. Две стрелковые роты 352-й и 208-й стрелковых дивизий.
Примечание: рации работают в сетях:
№ 1 – 30-го стрелкового корпуса (три стрелковые дивизии).
№ 2 – танковых частей.
№ 3 – артиллерии.
№ 4 – 15-го стрелкового корпуса (две стрелковые дивизии).
Все [рации работают] на разных волнах, меняя позывные каждый день.

Временно исполняющий должность начальника штаба 5-й армии
гвардии полковник ПОЧЕМА


22.8.43 г.

Ф. 69, оп. 260662с, д. 4, лл. 22-24. Копия машинописная.

1 Карта в документах не обнаружена.
2 Ст. Годуновка, Казаки, Воропоново, Мытишино, Расловка, Кудиново, Заборье.
3 Ст. Годуновка, Теплушки, Зевыкино, Паново, Березинки, Фролово.
4 Так в документе.

План
командующего бронетанковыми
и механизированными войсками
5-й армии
по проведению маскировочных работ
по имитации сосредоточения танков
в полосе армии
с 25 по 29.8.43 г.
(август 1943 г.)



Сов. секретно

ПЛАН
МАСКИРОВОЧНЫХ РАБОТ ПО ИМИТАЦИИ СОСРЕДОТОЧЕНИЯ ТАНКОВ ПО ЗАДАНИЮ
ВОЕННОГО СОВЕТА ФРОНТА В ПОЛОСЕ 5-й АРМИИ с 25 по 29.8.43 г.

Время Наименование работ Содержание работ Материальное обеспечение Кто ответственный за исполнение
25.8.43 г. с 9.00 до 16.00 Обеспечение транспортом. Для выполнения работ к 16.00 25.8.43 г. на ст. Волоста Пятница выделить 20 машин в распоряжение командира 3-й отдельной маскировочной роты старшего лейтенанта Серебренникова. 20 автомашин 161-го танкового полка Полковник Корчагин.
25.8.43 г. с 11.00 до 20.00 Рекогносцировка маршрутов и районов сосредоточения 1. Выбор районов сосредоточения для 127-й и 110-й танковых бригад в районах Семенково и Фролово. . .
2. Разведка маршрутов движения танковых колонн в направлении ст. Волоста Пятница, Фролово, Семенково. . .
3. Определение мест и районов на маршруте, где выгодно имитировать звуки движения танков и обозначить отставание танков. . Полковник Кирсанов, подполковник Катаев.
25.8.43 г. с 16.00 до 18.00 26.8.43 г. Подготовка имущества 3-й отдельной маскировочной роты. Подготовка имущества маскировочной роты, погрузка его на машины, монтирование макетов «КВ» . Маскировочное имущество 3-й отдельной маскировочной роты Командир роты старший лейтенант Серебренинков.
26.8.43 г. с 10.00 до 18.00 26.8.43 г. Обеспечение районов сосредоточения тракторами К 18.00 26.8.43 г. выделить два трактора: один трактор – Семенково, один трактор – Фролово. В ночь на 27.8.43 г. тракторами поделать следы танков в районах сосредоточения Два трактора 50-й эвакуационной роты. Командир эвакуационной роты капитан Самсонов.
26.8.43 г. 20.00 Подача звуковой установки. Подать звуковую установку (пункт будет уточнен на рекогносцировке).
Работа звуковой установки в течение ночи – по указанию полковника Кирсанова.
Звуковая установка Политотдела армии. Старший лейтенант Романов.
26.8.43 г. с 20.00 до 5.00 27.8.43 г. Движение танковой колонны. Имитация звука моторов, движение макетов. Установка макетов в районах сосредоточения. В течение дня 27.8.43 г. несколько танков обозначаются на дорогах как отставшие. Макеты, звуковая установка, тракторы. Полковник Кирсанов, подполковник Катаев.
В ночь на 28.8.43 г. Возвращение макетов в район ст. Волоста Пятница. Подготовка макетов к движению и обозначению танковой колонны в ночь с 28 на 29.8.43 г. Макеты машин. Командир маскировочной роты старший лейтенант Серебренников.
28. 8.43 г. с 20.00 до 5.00 29.8.43 г. Движение танковой колонны. Имитация звука моторов, движение макетов. Установка новых макетов в районах сосредоточения. Макеты, звуковая установка, тракторы. Полковник Кирсанов, подполковник Катаев.
.

Командующий бронетанковыми и механизированными войсками 5-й армии
полковник КИРСАНОВ


Старший помощник начальника Технического отдела штаба инженерных войск Западного фронта
подполковник КАТАЕВ


Ф. 69, оп. 260662с, д. 4, л. 25. Копия машинописная.

Отчет
дивизионного инженера
72-й гвардейской стрелковой дивизии
штабу
25-го гвардейского стрелкового корпуса
об инженерном обеспечении
форсирования р. Днепр дивизией
24-27 сентября 1943 года
(29 августа 1943 г.)



СЕКРЕТНО

ОТЧЕТ
ПО ФОРСИРОВАНИЮ р. ДНЕПР 72-й ГВАРДЕЙСКОЙ
КРАСНОГРАДСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИЕЙ В РАЙОНЕ
СТАР. ОРЛИК

1. Подход к реке

          После короткого, но жестокого боя за Красноград дивизия с боями на промежуточных рубежах к исходу дня 22.9.43 г. вышла к Ливенское и к полуночи овладела им.
          Для 72-й гвардейской Красноградской стрелковой дивизии Ливенское явилось последним рубежом, на котором противник оказал перед р. Днепр серьезное сопротивление, и рубежом, с которого начался отход противника к реке.
          В Ливенское и перед ним немцы минировали дорогу, установив на протяжении 2.5 км 21 противотанковую мину (на расстоянии от 500 до 800 м одна от другой), и взорвали мост. В течение ночи дорога была очищена саперами от мин, а мост восстановлен.
          В 4.00 23.9.43 г. дивизия начала 60-километровый марш к р. Днепр. Первым мероприятием по подготовке к форсированию было распоряжение: «Всем частям и подразделениям обеспечить подвоз к р. Днепр на каждой повозке, автомашине, тракторе не менее одной исправной трофейной бочки». Таким образом, брошенные немцами в большом количестве бочки частями и подразделениями дивизии начали собираться еще в 60 км от р. Днепр.
          Марш дивизии протекал успешно. В 18 часов была занята Рудка, а в 22.00 23.9.43 г., после боя походных застав, полки заняли Нов. Орлик. Дивизионные саперы в количестве 9 человек под командой младшего лейтенанта Радченко, совместно с походной заставой 222-го гвардейского стрелкового полка, опрокинули с хода сильную заставу немцев и захватили трофеи, в том числе 8 мотоциклов.
          В период подхода обеспеченность дивизии переправочными средствами, исключая собранные бочки, равнялась нулю. Усиление саперами – 2 роты (50 чел.) 329-го армейского инженерного батальона.

2. Подготовка к форсированию

          В течение дня 24 сентября дивизия вела бой за выход на берег р. Днепр. В это время полковые, дивизионные и армейские саперы усиленно занимались заготовкой лодок, лесоматериалов, веревок, скоб, проволоки, гвоздей.
          К 12 часам 229-й и 222-й гвардейские стрелковые полки вышли на берег против островов Бородаевские. Несколько ранее группа дивизионных саперов под командой командира 1-й роты старшего лейтенанта Спиридонова проникла на остров и принесла ценные сведения:
          1) о возможности немедленного захвата острова,
          2) об отсутствии препятствий по рукаву между островом (южным) и восточным берегом,
          3) о наличии на острова дороги (выстилки),
          4) данные о ширине основного русла р. Днепр.
          Сведения разведгруппы старшого лейтенанта Спиридонова были в полной мере использованы. Мелкими группами 229-й и 222-й гвардейские стрелковые полки полностью вышли на остров.
          Командир дивизии решил с наступлением темноты 229-й гвардейский стрелковый полк переправить на западный берег р. Днепр.
          К исходу 24 сентября дивизия располагала 10 рыбацкими лодками на 6-10 человек каждая, семьюдесятью 200-литровыми бочками, 5 кубометрами сухого лесоматериала. Все это в течение ночи было сосредоточено и замаскировано на острове.

3. Форсирование

          В 20 часов первая лодка с разведчиками 229-го1 гвардейского стрелкового полка отправилась на западный берег. Обстановка переправе благоприятствовала. Со стороны противника не было слышно ни единого выстрела. В 22.00 24.9.43 г. командир 229-го гвардейского стрелкового полка, не ожидая возвращения разведчиков, начал переправу полка, переправа осуществлялась на 5 рыбацких лодках и к 2.00 25.9.43 г в основном была закончена. На западный берег было переправлено около 100 человек с вооружением и два противотанковых орудия. Орудия были переправлены на пароме, собранном из двух лодок.
          В течение дня 25.9.43 г.2 продолжалась подготовка к форсированию остальными силами дивизии.
          229-й гвардейский стрелковый полк, заняв небольшой плацдарм на западном берегу, активных действий не вел.
          25.9.43 г. саперами было найдено и подвезено еще 6 рыбацких лодок.
          С наступлением темноты 222-й и 224-й гвардейские стрелковые полки начали переправу. На участке дивизии работали три (1-3) десантных пункта переправы. По сравнению с ночью на 25 сентября обстановка несколько осложнилась. Противник вел уже методический артиллерийский и пулеметный обстрел.
          К рассвету вся живая сила, пулеметы, минометы и два противотанковых орудия были переправлены на западный берег. С рассветом противник сильным фланговым огнем с северного острова заставил на пунктах № 1 и 2 работу прекратить. На пункте № 3 работа продолжалась под огнем.
          В 6.00 26.9.43 г.3 полки энергичной атакой отбросили противника и заняли центральную часть Бородаевка и лежащие высоты.
          В 7 часов начался сильный артиллерийский обстрел пункта № 3. Работа была прекращена до наступлении темноты. Потери в саперах за утро и ночь составили: одни человек убит и трое ранены, в материальной части – 4 лодки.
          Днем 26.9.43 г. в распоряжение 25-го гвардейского стрелкового корпуса прибыл 40-й понтонный батальон. Попытка начать работу днем результата не дала. По всем появляющимся на берегу людям противник открывал артиллерийский огонь.
          В 23.00 26.9.43 г. понтонеры подготовили к переправе один 12-тонный паром для движения на веслах. В распоряжение 72-й гвардейской стрелковой дивизии он был предоставлен на 4 часа. За этот период было переправлено 4 противотанковых орудия и одна батарея дивизионного артиллерийского полка. Переправа остальной части артиллерии была осуществлена на корпусной переправе в последующие дни.
          Самостоятельно дивизия имела 2 полковых и 1 дивизионный пункты переправы на лодках. Эти пункты переправы функционировали по 20 октября 1943 г.
          В период с 24 сентября по 1 октября на лодочных пунктах переправы дивизии было переправлено:
          1. Людей – 2970 чел.
          2. Орудий 45-мм – 8 шт.
          3. Повозок – 90 шт.
          4. Лошадей – 196.
          5. Боеприпасов – свыше 40 т.
          6. Вооружения – до 10 т.
          7. Продовольствия – до 12 т […]4.

ВЫВОДЫ

          1. Успех в форсировании р. Днепр достигнут в основном потому, что форсирование было проведено с хода, без длительной подготовки и, следовательно, потери времени. Противник не успел еще организоваться и создать надежную систему огня, прикрывающего реку.
          2. Противник, по пятам преследуемый нашими частями, не успел уничтожить на восточном берегу Днепра местных переправочных средств.
          3. Офицерский состав использовал опыт переправы через Сев. Донец и к решению задачи по форсированию р. Днепр подошел серьезно, проявив в своих действиях знание и уверенность. Самоотверженная работа сержантского и рядового состава также имела решающее значение.
          4. К недостаткам в форсировании следует отнести сосредоточение на узком участке (500-800 м) переправы четырех дивизий и частей усиления.

Дивизионный инженер 72-й гвардейской Красноградской
стрелковой дивизии
гвардии майор БЫСТРОВ


29.8.43 г.5

Ф. 341, оп. 217820с, д. 22, лл. 144-145. Машинописная копия.

1 В документе – «222-го».
2 В документе – «26.9.43 г.».
3 В документе – «В 6.00 25.9.43 г.». Исправлено на основании отчета штаба 25-го гвардейского стрелкового корпуса, см. стр. 36. [Страница указана согласно нумерации страниц книги. На странице № 36 книги находится Отчет [штаба 25-го гвардейского стрелкового корпуса штабу 7-й гвардейской армии] от 11 декабря 1943 г. о боевых действиях гвардейского стрелкового корпуса по форсированию р. Днепр и захвату плацдарма на правом берегу в период с 20 сентября по 20 октября 1943 года. – В.Т.]
4 Опущено: «Обеспечение боевых действий на западном берегу».
5 Дата установлена на основании расчета рассылки.