Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ! - - - 9 МАЯ 1945 ГОДА

Боевые донесения за август 1942 года

ИНСТРУКТИВНЫЕ УКАЗАНИЯ
КОМАНДОВАНИЯ 29-й АРМИИ
ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ОГНЯ СТРЕЛКОВОГО ОРУЖИЯ В НАСТУПЛЕНИИ
(август 1942 г.)


          В наступательных боях с 4 по 10.1.42 г. [Даты нуждаются в проверке – на «скане» они плохо видны – В.Т.] выявлено, что оружие стрелкового боя без исключения всеми соединениями используется для сопровождения пехоты совершенно в незначительном количестве.
          Вместо полного использования этого мощного двигателя пехоты вперед эти средства в большинстве резервируются, вследствие чего пехота в процессе наступательного боя остается без поддержки и, часто попадая под губительный огонь оружия ближнего боя противника, залегает и не может подняться для дальнейшего броска вперед, при всех случаях неся большие потери.
          Для выполнения настоящего приказа иметь в виду следующее:
          1. Командиру 243 сд:
          а) Создать из станковых пулеметов 4 батареи: 2 из них по 7 пулеметов и 2 другие по 5 пулеметов. Указанные батареи использовать для стрельбы через головы своих войск, в промежутках и на флангах с дистанцией действительного пулеметного огня с задачей непрерывного сопровождения наступающей пехоты, воздействуя как на живую силу противника, так и, особенно, на огневые точки, мешающие движению пехоты.
          б) Создать из 50-мм минометов 4 батареи по 13 минометов в каждом, используя эти батареи как против живой силы противника, так и по огневым средствам его, ведя огонь через головы наступающей пехоты. Эти батареи располагать между пулеметными батареями впереди или сзади, в зависимости от обстановки.
          в) Создать из 82-мм минометов 3 батареи по 6 минометов каждая. Задачи этих батарей – подавлять минометные батареи противника, а в необходимых случаях применять их также как по живой силе, так и по огневым средствам его.
          г) Выдвинуть на передний край для стрельбы прямой наводкой не менее 15 орудий (45-мм и полковых 76-мм) с задачей уничтожать, разрушать и подавлять огневые точки противника, хорошо наблюдаемые, а также минометные батареи, засеченные наблюдением, сопровождая все время своим огнем свою пехоту.
          2. Командиру 183 сд:
          а) Создать две пулеметные батареи по 3-4 пулемета каждая с теми же задачами, как для 243 сд.
          б) Создать две минометные батареи по 5-6 минометов каждая для выполнения задач, указанных в § 1, п. «б» и «в».
          3. Ко всем батареям назначить ответственных командиров и политработников. Все батареи как пулемётные, так и минометные, а также и артиллерия для прямой наводки должны получить точные секторы, обозначенные местными предметами, и цели, выявленные в них, уничтожением или подавлением которых должно быть обеспечено продвижение пехоты вперед. Каждая батарея должна поддерживать определенные подразделения, с которыми она тесно связывается и на которых исключительно работает.
          4. В каждой батарее должен быть организован патронный или минометный пункт, на котором должны находиться не менее 3 бк патронов и мин. Подносчики патронов и мин должны заранее выбрать скрытые пути подхода к огневым позициям и проработать способы доставки боеприпасов к этим позициям.
          5. Передвижение батарей за пехотой должно совершаться последовательным групповым перемещением вперед, т. е. если продвигается 30-50%, то остальная часть, не прекращая, все время ведет огонь по противнику и, как только передвигающаяся часть батареи занимает указанную ей позицию, немедленно открывает непрекращающийся огонь до тех пор, пока остальная часть батареи, оставшаяся сзади, не выйдет на указанный ей рубеж.
          6. Требуется особо тщательная маскировка огневых позиций, не допускается ни при каких обстоятельствах хождение людей в районе этих позиций, все передвижения совершаются исключительно переползанием.
          7. Особенно тщательно организуется наблюдение не только целиком батареи, но и каждого пулемета и миномета. Наблюдатели должны быть тщательно проинструктированы, при этом особое внимание обращать на своевременный доклад командиру, который устанавливает с ними простейшего вида сигналы.
          8. Выбору новых огневых позиций в процессе боя обязательно должна предшествовать тщательная рекогносцировка этой позиции путём выдвижения заранее на эту позицию ползком людей, способных правильно оценить местность с тонки зрения укрытия и хорошего обстрела появляющихся целей.
          9. Управление батареей должно быть организовано, с одной стороны, сигналами и с другой – голосом. Во всяком случае огонь должен вестись организованно, массированно и обязательно указанным командиром количеством патронов и мин.
          10. С пехотой оставить все ручные пулеметы и автоматы, которые непосредственно должны наступать вместе с пехотой, в её передовых подразделениях, организуя взаимодействие огня с движением.
          11. Установить сигналы пехоты с батареями для вызова, переноса и прекращения огня.

Начальник штаба 29 армии
генерал-майор ШАРАПОВ


Директива
командующего войсками фронта
№ 0202
о недочетах
в управлении войсками
(26.8.42)


.

Командующим армиями, военным советам армий
Командующим и комиссарам оперативных групп,
командирам и комиссарам дивизий

          Опыт наступательных боев 42-й и 55-й армий в июле и августе показал, что войскам вполне удаются короткие удары силами до стрелкового полка по разгрому, захвату и удержанию отдельных сильно укрепленных пунктов в системе обороны противника.
          Но тем же войскам оказывается не под силу выполнение задачи, как только увеличивается состав действующих войск до стрелковой дивизии и соответственно глубина поставленной задачи.
          Почему это происходит?
          При решении короткой по глубине наступательной задачи на ограниченном фронте войска, заранее нацеленные на объект, успевают выполнить ее в один прием, прежде чем противник успевает восстановить нарушенную огнем артиллерии систему пехотного огня и организовать маневр артиллерийского огня и резервов из глубины.
          В этом случае ограниченный фронт не ставит столь остро в ходе боя задачу непрерывной увязки действий с соседями, короткая по глубине задача не требует при решении расчленения ее на ряд последующих по глубине атак, из которых каждая требует новой организации в ходе боя, неготовность противника к контрманевру не требует от командира в ходе боя дополнительных существенных мероприятий для доведения своего решения до конца, несмотря на противодействия противника и, наконец, обычно не происходит резкого изменения обстановки, требующего нового и своевременного решения.
          Управление войсками в ходе боя в этом случае сравнительно несложно и не требует от командира и штаба высшего звена (соединения, армии) особых усилий по его организации.
          Совсем другое получается, когда увеличивается состав действующих войск и глубина поставленной задачи. В этом случае в ходе боя необходимо увязывать действия соседних наступающих частей: большая глубина задачи не позволяет решить ее в один прием, а требует в ходе боя последовательной организации атаки ряда объектов в глубину; становится уже невозможным ограничиваться огневой обработкой лишь одного намеченного объекта атаки, так как в хода боя противник успевает установить огневую систему, поэтому требуется непрерывная артподготовка, поддержка наступления путем последовательной обработки очередных атакуемых объектов; в ходе боя противник успевает организовать контрманевр огнем и резервами, что требует своевременного принятия новых мероприятий, чтобы не упустить инициативу из своих рук и довести свое решение до конца; наконец, обстановка в ходе боя может измениться, выдвинуть новые задачи и потребовать по собственной инициативе принять новое решение.
          Управление войсками в этом случае значительно усложняется, требует постоянного и очного знания обстановки и нуждается в особо чуткой и надежной организации и непрерывности руководства боем.
          Этого не понимают многие командиры полков, дивизий и их штабы, а также и штабы армии. Они становятся на путь вредного упрощенчества, механически перенося способы управления простыми формами боя в обстановку сложного боя. Они пренебрегают знанием обстановки, без чего немыслимо какое бы то ни было управление боем. Не зная действительной обстановки и, следовательно, положения своих войск и войск противника, они лишают себя возможности организовать последующие этапы боя, пуская тем самым дело на пагубный самотек. Все это неизбежно ведет, как показывает опыт боевых действий, к тому, что атака неуправляемых частей в ходе боя разбивается на несогласованные действия отдельных подразделений, наступление теряет свою целеустремленность, нарушается система взаимодействия родов оружия, противник в результате этого получает в свои руки инициативу, и наши части, неся из-за неорганизованности большие потери, не выполняют боевой задачи, несмотря на превосходство в силах. Штабы же дивизий и армий, утратив связь с войсками, теряют тем самым и влияние на ход и исход боя, превращаясь из штабов в места пребывания командиров, изолированных от своих войск, и, следовательно, лишивших себя возможности командовать ими. Так было в бою 30.7 в 85 сд и 268 сд в бою 19-23.8.
          Все это происходит потому, что многие командиры и штабы забыли элементарные основы управления войсками и их организации, упустили из виду, что забвение этих основ может сорвать и загубить любую операцию, как бы хорошо она ни была задумана и подготовлена.
          Что значит правильно организовать управление войсками в сложном бою?
          Это значит прежде всего иметь правильное решение командира. Часто сущность решения понимают очень примитивно, только как нарезку полос для действия. На самом деле решение заключается: в определении замысла предстоящих действий, в соответствии с поставленной старшим командиром задачей, и требует четкого уяснения своей цели действий (чего командир хочет добиться в бою) и установления способа действий (как он будет добиваться осуществления этой цели).
          Но правильно принятое решение еще не означает успешного выполнения боевой задачи. Коль скоро решение принято, его судьба целиком и полностью зависит от организации на основе принятого решения боевых действий войск и их непрерывного взаимодействия в бою.
          Товарищ Сталин учит нас, чти «После того, как дана правильная линия, после того, как дано правильное решение вопроса, успех дела зависит от организационной работы, от организации борьбы за проведение в жизнь линии партии, от правильного подбора людей, от проверки исполнения решений руководящих органов. Без этого правильная линия партии и правильные решения рискуют потерпеть серьезный ущерб. Более того, после того, как дана правильная политическая линия, организационная работа решает все, в том числе и судьбу самой политической линии, – ее выполнение, или ее провал». (Сталин. Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 476-477).
          Эти основные принципы большевистского руководства, видимо, забыты или до сих пор не поняты многими нашими командирами.
          Организация боевых действий и их непрерывное взаимодействие и обеспечение в ходе боя требуют тщательной отработки всех деталей боевого обеспечения, определения задачи войск, построения боевого порядка, занятия исходного положения, последовательного маневра огня и движения на всю глубину поставленной задачи, увязки действий соседей, родов войск, мероприятий в ходе боя, чтобы парализовать контрманевр противника, своевременного материально-технического обеспечения, эвакуации раненых и организации тыла.
          В обороне при организации боевых действий войск основное внимание должно быть обращено на создание системы противотанкового и пехотного огня, инженерного обеспечения обороны, создание глубины обороны и подготовку контратак.
          Организация боевых действий в ходе боя невозможна без постоянного знания обстановки, умения разгадать вовремя намерения противника и непрерывного контроля за выполнением приказов всеми действиями войск.
          Это требует надежной организации управления. Организация управления заключается в развертывании командного пункта, организации связи, радио, проводной, офицерами связи, посыльными и надежной организации непрерывной и правдивой информации снизу вверх и сверху вниз и соседей о всех данных обстановки.
          Руководство боем командиры осуществляют через штаб. Этого тоже не понимают многие командиры, выключая штаб из управления войсками и используя его командиров в качестве порученцев.
          Штаб обязан проявить максимум находчивости и изобретательности, чтобы быть в постоянной осведомленности о положении и состоянии своих войск, о действиях и намерениях противника, – в этом основная и главная задача штаба.
          Военный Совет фронта требует от всех общевойсковых и штабных командиров покончить с пагубным пренебрежением и недооценкой организационной работы, от которой зависит судьба наших решений.
          Ликвидация организационной немощности и распущенности, крутой поворот к вопросам организационного руководства, решительное улучшение работы штабов являются, таким образом, неотложной задачей руководителей наших армий, групп и дивизий.
          Настоящее указание по управлению войсками проработать со всеми командирами и штабами от армии до батальона.

Командующий войсками
Ленинградского фронта
генерал-лейтенант ГОВОРОВ


Член Военного Совета
Секретарь ЦК РКП(б) А. ЖДАНОВ

Член Военного Совета
корпусной комиссар
А. КУЗНЕЦОВ

Член Военного Совета
Т. ШТЫКОВ


Начальник штаба
Ленинградского фронта
генерал-лейтенант ГУСЕВ


№ 0202
26.8.42

Приказ
войскам Северо-Кавказского фронта
№ 0395/оп
о применении
гвардейских минометных частей
(РС)
(23 августа 1942 г.)



ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ФРОНТА
№ 0395/оп

23 августа 1942 г. Действующая армия
Содержание.   О применении гвардейских минометных частей (РС).

          ПРИКАЗЫВАЮ при применении гвардейских минометных частей руководствоваться следующими указаниями:
          1. Ответственность за правильное использование и сохранение частей РС несут общевойсковые командиры, которым приданы гвардейские минометные части.
          Гвардейские минометные части являются мощным огневым резервом в руках общевойсковых командиров.
          2. Командирам частей РС держать непосредственную связь (личную или через офицеров связи) с общевойсковыми командирами.
          3. Для лучшего использования частей РС, своевременной и правильной информации их о местах нахождения передовых частей пехоты, а также правильной информации общевойскового командира о состоянии и действиях частей РС, общевойсковым командирам выделять своего представителя в приданные части РС, которые должны быть в курсе обстановки на участке своего соединения, контролировать работу РС, увязывая действия РС с пехотой и артиллерией. Действия и состояние частей РС отряжать в оперативных сводках.
          4. Гвардейские минометные части РС на данном театре действий применять на главных направлениях, по дорогам, проходимым для автотранспорта, т. е. в направлении главных путей (ущелий и долин).
          Дивизионы РС привлекать:
          а) для подавления и уничтожения минометных и артиллерийских батарей противника;
          б) для уничтожения живой силы и техники противника в ущельях (перед препятствиями, завалами, мостами);
          в) для постановки заградительных огней в долинах и ущельях.
          3. Командирам частей РС:
          а) подготовку данных проводить на картах масштаба 50 000 – 100 000.
          В целях экономии снарядов разрешаю РС применять отдельными установками, а по достоверно установленным крупным целям давать батарейные и дивизионный залпы;
          б) при отсутствии площадок для огневых позиций батареи боевые машины располагать на дорогах на дистанциях 150-200 м между установками, вводя соответствующую поправку в прицел каждой установки;
          в) в горах, как правило, стрельбу вести на средних и предельных дальностях (стрельба при наибольшем угле вылета и падения, чем достигается наибольшее поражение в ущельях);
          г) в отдельных случаях установки РС могут применяться (в долинах и ущельях) для стрельбы прямой наводкой с обязательным прикрытием их от автоматчиков и танков противника;
          д) командирам РС вести непрерывную разведку и наблюдение, держать связи с передовыми подразделениями пехоты и через пехотных командиров знать точно их расположение.
          6. Для лучшего взаимопонимания и использования РС общевойсковым командирам, артиллеристам, командирам частей РС и авиаторам установить единую систему кодировки карт и местности для ориентировки и целеуказания, а также опознавательные знаки для своей авиации.
          7. Общевойсковым командирам знать, что рассеивание снарядов РС очень велико (на средних дальностях ВД – 200 м, ВБ – 100 м, что составляет общую глубину рассеивания одного залпа 1600 м, ширину – 800 м), что крайне затрудняет ведение огня непосредственно перед передним краем. Нельзя ставить задачу дивизионам РС на подавление целей, расположенных ближе 800-1000 м перед передним краем.

Командующий войсками
Северо-Кавказского фронта
(подпись)


Член Военного Совета
Северо-Кавказского фронта
(подпись)


Начальник штаба Северо-Кавказского фронта
(подпись)


Общие основы
боевого использования
танкового корпуса
(1942 г.) 1



ОБЩИЕ ОСНОВЫ БОЕВОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
ТАНКОВОГО КОРПУСА

          1. Танковый корпус является высшим танковым соединением и предназначается для решения оперативных задач.
          В организационной структуре корпуса ярко выражена сила удара (3 танковые бригады), способность к самостоятельным действиям (наличие моторизованной пехоты и артиллерии), способность к ведению танкового боя и удобоуправляемость.
          2. Проявление этих сильных сторон танкового корпуса в операции может сказаться при условии использования его как целого оперативного соединения.
          Всякое расчленение корпуса для действий побригадно лишает его самостоятельности, силы удара, и он из оперативного соединения превращается в танковую часть, поддерживающую тактические действия пехоты, а все прочие части и подразделения в этом случае теряют свою боевую ценность.
          Поэтому дробить танковый корпус, хотя бы и временно, нецелесообразно, и такие случаи из форм боевого использования танкового корпуса должны быть исключены.
          3. Наличие отдельных танковых бригад и отдельных танковых батальонов однотипной организации вполне разрешает вопросы усиления танками стрелковых соединений как в наступлении, так и в обороне.
          4. Оперативные возможности корпуса. Оперативные возможности корпуса определяются в основном боевыми свойствами его танковых частей, а именно:
          а) высокой подвижностью и маневренностью на поле боя;
          б) большом огневой мощью артиллерийского и пулеметного огня;
          в) большой глубиной наступления – 40-60 км в сутки;
          г) большой продолжительностью боевой работы – 3-4 суток, и живучестью;
          д) высокой тактической и оперативной подвижностью;
          е) самостоятельностью действий;
          ж) большей способностью к ведению танкового боя;
          з) способностью к наиболее целесообразному боевому взаимодействию с авиацией, авиадесантами и войсковыми группами, действующими в тылу противника.
          5. Формы оперативного использования танкового корпуса. В наступательной операции танковый корпус наиболее целесообразно использовать на направлении действия ударной армии с целью одновременного воздействия по глубине оперативного построения противника, разъединения его группировок, нарушения управления и оперативного окружения главной группировки с последующими действиями по ее разгрому, во взаимодействии с авиацией, авиадесантами и частями, действующими с фронта.
          В этом случае могут быть следующие формы применения танкового корпуса:
          а) ввод танкового корпуса в прорыв как эшелона развития прорыва;
          б) самостоятельный прорыв танковым корпусом, усиленным артиллерией и авиацией, обороны противника полевого типа и выход в оперативную глубину;
          в) применение танкового корпуса в ходе операции для наращивания удара на главном направлении;
          г) применение танкового корпуса для ликвидации контрудара противника по нашей наступающей главной группировке.
          Во всех случаях действий корпуса в наступательной операции он должен обеспечиваться как минимум: авиационной разведкой (не менее 6 разведывательных самолетов), истребительной авиацией (один истребительный авиационный полк) и бомбардировочной авиацией (не менее одной бомбардировочной авиационной дивизии, по два вылета ежедневно).
          На направлении действий корпуса желательно вводить вторые эшелоны армий; в этом случае обеспечивается глубина проникновения корпуса до 40-50 км с отрывом от своей пехоты до 20-25 км.
          6. Наличие танкового корпуса в обороне создает большую глубину оперативного построения войск и делает оборону упругой и устойчивой против крупных танковых соединений противника, прорывающихся в глубину обороны.
          В оборонительной операции использования танкового корпуса мыслится для решения следующих задач:
          а) разгром главной мотомеханизированной группировки противника, прорвавшейся в глубину обороны, и содействие частям в восстановлении прежнего положения;
          б) контрудар танкового корпуса по флангу и тылу наступающей главной группировки противника с целью ее окружения и уничтожения с последующим наступлением.
          В этих условиях действий корпуса взаимодействие с артиллерией, авиацией и стрелковыми частями является основным вопросом управления.
          На направлении действий корпуса стрелковые части желательно переподчинить танковому корпусу, обеспечив надежную поддержку истребительной и бомбардировочной авиации.

Марш танкового корпуса в предвидений встречного боя

          1. Танковый корпус обычно будет совершать марш в полосе 8-10 км и, как правило, по двум дорогам, а иногда и по трем. Наиболее выгодно вести корпус по трем параллельным дорогам.
          Средняя скорость движения колонны танкового корпуса в зависимости от состояния дорог и погоды – 10-15 км в час.
          Нормальный суточный переход корпуса – 60-80 км и форсированный – 100-120 км.
          2. Организация марша должна предусматривать быстроту развертывания для боя, захват инициативы и группировку для нанесения сокрушающего удара по противнику во встречном столкновении. Эго может быть достигнуто хорошо организованной наземной разведкой, своевременно высланной как вперед, так и на фланги, высылкой сильных передовых отрядов и построением походного порядка корпуса.
          3. Для захвата выгодных рубежей развертывания, переправ и упреждения в развертывании высылаются передовые отряды распоряжением штаба корпуса.
          Передовой отряд высылать в составе: одной танковой роты, одной-двух мотострелковых рот, усиленных минометным взводом и взводом противотанковой батареи.
          В полосе действий корпуса обычно высылаются два передовых отряда от бригад, следующих в голове.
          4. Разведывательные группы высылать по направлениям движения бригад на удаление 20-25 км; на фланги высылать отдельные разведывательные дозоры.
          5. Для прикрытия с воздуха колонн соединений корпуса используются штатные зенитные средства и групповой огонь стрелкового оружия.
          Кроме этого, марш корпуса должен быть прикрыт истребительной авиацией, не менее чем одним истребительным авиационным полком.
          6. Управление походными порядками корпуса осуществлять назначением исходных и регулирующих рубежей, рубежей развертывания, радиосигналами и через офицеров связи.
          7. Походные порядки танкового корпуса определяются:
          а) поставленной корпусу задачей;
          б) составом и группировкой противника и его действиями;
          в) наличием дорог.
          8. При наличии трех дорог в полосе движения корпуса походный порядок будет состоять из ударной и вспомогательной группировок.
          В зависимости от обстановки, по правой или левой дороге отдельным маршрутом следует тяжелая танковая бригада.
          По параллельной средней дороге следует мотострелковая бригада и по третьей дороге – бригады средних танков (схема 1)2.
          При наличии только двух дорог походный порядок корпуса может быть построен в следующих вариантах (схемы 2 и 3).
          9. Штаб корпуса на марше движется в колонне одной из танковых бригад, следующей на главном направлении.

Марш бригады Т-34 в предвидении встречного боя

          Построение боевого порядка танковой бригады на марше в предвидении встречного боя должно быть следующим:
          1. Вперед высылается передовой отряд в составе одной танковой роты со стрелковой ротой МСПБ, усиленной взводом минометчиков и взводом противотанковой батареи.
          2. Далее в первом эшелоне следует первый танковый батальон с танкодесантной ротой МСПБ. Во втором эшелоне следует второй танковый батальон (без одной танковой роты) и в третьем эшелоне – стрелковая рота МСПБ со взводом противотанковой батареи.
          Командир бригады с оперативной группой штаба бригады, как правило, следует в голове первого эшелона.
          3. Рота Т-60 используется для ведения разведки на флангах боевых порядков бригады: резерв разведки (взвод танков Т-60) следует с оперативной группой штаба бригады.
          4. При столкновении с противником передовой отряд завязывает бой и удерживает за собой наиболее выгодный рубеж, обеспечивающий сосредоточение и развертывание бригады для боя.
          Передовой отряд, действуя как сковывающая группа, применяет танки из засад.
          Командир бригады, уточнив обстановку с завязкой боя передового отряда, принимает решение на бой, атакуя главные силы противника двумя эшелонами.
          В первом эшелоне – первый танковый батальон, во втором эшелоне – второй танковый батальон (без одной роты), который атакует уступом справа и слева, в зависимости от обстановки и принятого решения, за первым танковым батальоном
          5. Рота Т-34, находящаяся в передовом отряде, после его усиления мотострелковыми и противотанковыми подразделениями, поступает в распоряжение командира бригады как танковый резерв и используются, в зависимости от обстановки, или для усиления удара танков по главной группировке противника, или для отражения вновь появляющихся частей противника.
          Командир бригады с завязкой боя и после принятия решения на бой находится на командном пункте в районе действий передового отряда, откуда и руководит боем.
          Схематически боевой порядок танковой бригады с завязкой встречного боя может быть выражен, как показано на схеме 4.

Марш бригады КВ в предвидении встречного боя

          1. Марш танковой бригады, действующей в составе корпуса и движущейся по отдельной дороге, будет организовываться с таким расчетом, чтобы при встрече с противником быстро развернуться, захватить инициативу и атаковать противника в колоннах.
          2. Наиболее целесообразно для управления и развертывания бригады с марша построить колонну бригады следующим образом:
          а) головной отряд – рота танков Т-60, взвод автоматчиков и взвод противотанковой батареи;
          б) первый эшелон – первый танковый батальон;
          в) второй эшелон – мотострелковый батальон, взвод противотанковой батареи и взвод зенитной батареи;
          г) третий эшелон – штаб бригады, рота управления, медико-санитарный взвод и взвод зенитной батареи;
          д) четвертый эшелон – второй танковый батальон;
          е) пятый эшелон – рота технического обеспечения и вторые тыловые эшелоны частей.
          3. При встрече с противником головной отряд, имея 10 танков, взвод 75-мм пушек и взвод автоматчиков, сможет задержать его.
          Под прикрытием головного отряда развертывается первый эшелон, поддерживая огнем с места накоротке действия головного отряда, обеспечивая развертывание мотострелкового батальона, после чего танковый батальон совместно с мотострелковым батальоном наступает в указанном направлении.
          Второй танковый батальон развертывается, составляя второй боевой эшелон бригады, необходимый для развития успеха.

Ввод танкового корпуса в прорыв в наступательной операции

          1. В наступательной операции танковый корпус чаще всего будет действовать как эшелон развития прорыва и решать свои задачи в оперативной глубине противника.
          Такими задачами будут являться:
          а) разгром ближайших и подходящих из глубины резервов противника;
          б) разгром штабов и нарушение управления;
          в) захват и удержание важных в оперативном отношении объектов, узлов дорог, рубежей;
          г) окружение и уничтожение главной группировки противника.
          2. Учитывая большие маневренные способности противостоящего противника и наличие большого количества механизированных войск, можно предполагать, что к району прорыва, в особенности, когда будет вводиться корпус, потекут его танковые части, и корпус неизбежно должен будет вести танковые бои.
          Поэтому ввод корпуса в прорыв должен быть произведен внезапно, и преодоление тактической обороны противника должно потребовать от корпуса незначительных усилий, т. е. прорыв должен быть обеспечен действиями войск фронта, чтобы сохранить его ударные возможности для действий в оперативной глубине.
          3. Если наступление началось с утра, то корпус может быть введен в прорыв или во второй половине дня, или с утра следующего дня, чаще всего, особенно при прорыве долговременной обороны противника, – с утра следующего дня.
          4. Моментом ввода корпуса в прорыв следует считать выход стрелковых частей на линию артиллерийских позиций противника, т. е. на глубину 5-6 км.
          Корпус должен вводиться в прорыв распоряжением начальника, который возглавляет ударную группировку войск, на направлении действий корпуса, по заданию командующего фронтом.
          5. К моменту ввода корпуса в прорыв штаб корпуса, штабы бригад и командиры батальонов должны подробно отработать все вопросы взаимодействия с пехотой, артиллерией, саперами и авиацией на основе тщательно организованной и проведенной командирской разведки, изучить данные о противнике впереди действующих войск и изучить местность.
          6. В период подготовки корпус должен находиться в выжидательном районе в 15-20 км от переднего края, и вся работа проводиться из этого района.
          Командные пункты штабов, корпуса и бригад должны быть развернуты в районе командных пунктов командиров стрелковых дивизий, с которых и проводится вся подготовка к предстоящим действиям и увязка вопросов взаимодействия.
          В период наступления стрелковых частей должна вестись непрерывная боевая разведка и наблюдение.
          7. Ширина полосы для ввода корпуса в прорыв – 8-10 км; в этой полосе должно быть освобождено и подготовлено для движения из выжидательного района не менее двух дорог и двух параллельных им колонных путей.
          8. Подход корпуса к переднему краю прорванной уже обороны противника и остановкой для подтягивания в исходном районе или на регулирующим рубеже потребует до 2 часов, поэтому при вводе корпуса на следующий день после начала наступления подход должен быть проведен ночью, а при вводе в тот же день – примерно с 12.00.
          9. Глубина действий корпуса в первый день будет зависеть от обстановки, но не далее 40 км от переднего края, с тем чтобы отрыв от своих войск, действующих с фронта, был не более 20-25 км.
          10. Построение боевого порядка танкового корпуса при вводе в прорыв должно отвечать следующим требованиям:
          а) малой уязвимости от пулеметного и артиллерийского огня противника и контратак в момент преодоления тактической глубины обороны противника;
          б) удобству развертывания и управления для быстрейшего вступления в бой в оперативной глубине обороны противника;
          в) максимально сокращенной глубине предбоевого порядка корпуса.
          Возможными формами построения корпуса для ввода в прорыв могут быть:
          а) Вариант № 1 (схема 5) – боевая разведка на удалении 500-600 м; первый танковый эшелон – бригада Т-34 или КВ в предбоевом порядке, второй эшелон – танковые бригады в колоннах и в центре мотострелковая бригада; штаб корпуса – в колонне мотострелковой бригады на линии танковых бригад.
          Такое построение корпуса необходимо при наличии по всей тактической глубине обороны противника оставшихся очагов сопротивлении и при необходимости с хода преодолеть вторую полосу обороны противника.
          б) Вариант № 2 (схема 6) – боевая разведка на удалении 500-600 м, первый эшелон – танковые бригады в колоннах параллельно друг другу; второй эшелон – мотострелковая бригада тремя колоннами; головные эшелоны парков – за танковыми бригадами.
          Такое построение корпуса выгодно при условиях возможной встречи с контратакующими танками противника после прохождения всей тактической глубины обороны противника.

Наступление танкового корпуса

          1. Возможны случаи, когда танковый корпус, усиленный артиллерией и авиацией, во взаимодействии со стрелковыми частями будет наступать на противника, пришедшего к обороне.
          Самостоятельный прорыв танковым корпусом целесообразен против обороны полевого типа, когда противник поспешно ее организовал и имел время на ее подготовку от нескольких часов до двух суток, при условии, что на переднем крае на направлении наступления корпуса нет естественной противотанковой преграды.
          2. Наступление танкового корпуса организуется по принципу массирования танков, предварительной артиллерийской обработки обороны противника и внезапной атаки во взаимодействии с артиллерией и авиацией.
          Плотность насыщения танками должна быть 40-60 танков на 1 км фронта, а фронт наступления корпуса – не более 3 км.
          3. На направлении действий корпуса за боевыми порядками танковых бригад должна наступать пехота с целью закрепления местности, очистки оставшихся неподавленных очагов противника и подготовки путей для прохождения моторизованной пехоты и тылов.
          В этом случае мотострелковая бригада корпуса движется на автотранспорте и спешивается при невозможности дальнейшего продвижения вследствие огня противника, наступая в пеших боевых порядках, усиливая удар стрелковых частей.
          4. С преодолением всей глубины тактической обороны, в 10-15 км от переднего края, корпус сосредоточивается в районе сбора в готовности атаковать подходящие резервы, выдвинув на направлении своих действий сильные передовые отряды для захвата важных рубежей или переправ, и подтягивает автотранспорт мотострелковых частей и тылы.
          Это потребует до 4 часов времени. После этого корпус наступает на своем направлении на глубину до 30 км, взаимодействуя с авиацией.
          5. Самостоятельному прорыву танкового корпуса должны предшествовать: тщательная разведка местности и противника, главным образом его противотанковых средств и препятствий; хорошо организованное на местности взаимодействие с пехотой, артиллерией и авиацией, обеспечение средствами радиосвязи и сигналами.
          На период преодоления всей глубины тактической обороны противника штабом корпуса разрабатывается план взаимодействия.
          С выходом в глубину обороны противника взаимодействие строится с авиацией, авиадесантами и танковыми частями, действующими на других направлениях.
          6. В период подготовки наступления командный пункт корпуса и командные пункты бригад развертываются в районе командных пунктов стрелковых дивизий.
          Танки находятся на выжидательных позициях, мотострелковая бригада сосредоточивается на направлении действий корпуса в районе вторых эшелонов стрелковых дивизий.
          7. Выдвижение танковых бригад корпуса на рубеж развертывания перед атакой производить либо ночью, если атака намечена с утра, либо в период артиллерийской обработки обороны противника.
          8. На период прорыва тактической обороны поддерживающую артиллерию и стрелковые части, наступающие в направлении действий корпуса, переподчинить командиру танкового корпуса.
          9. Для усиления танкового корпуса в период действий в оперативной глубине потребуются стрелковые части. В этом случае распоряжением командира танкового корпуса по согласованию с командующим армией, на направлении которой действует корпус, может быть подброшена пехота автотранспортом мотострелковой бригады корпуса. Для этой цели используются стрелковые части, находящиеся в резерве армии или фронта.
          10. Средства артиллерийского усиления должны придаваться из расчета один артиллерийский полк на бригаду, а всего до трех полков; авиация – не менее авиационного полка на бригаду, всего одна авиационная дивизия. Кроме этого, должны придавался средства авиационной разведки и не менее двух истребительных авиационных полков для прикрытия действий корпуса с воздуха.
          11. Построение боевого порядка танкового корпуса в наступлении должно отвечать следующим требованиям:
          а) массированию танков;
          б) эшелонированию по глубине;
          в) маневренности на поле боя;
          г) возможности влиять огневыми и ударными средствами на изменение обстановки в ходе боя.
          В соответствии с этими требованиями построение боевого порядка корпуса будет состоять из танкового эшелона прорыва, эшелона пехоты с танками и резерва, состоящего из танков, силой до роты, и моторизованной пехоты от роты до батальона.
          Построение корпуса для атаки возможно в следующих формах:
          а) Вариант № 1 (схема 7) – танковый эшелон: в первой волне – две бригады, во второй волне – на одном из флангов тяжелая бригада и на ударном направлении мотострелковая бригада, и резерв командира корпуса – рота танков Т-34, истребительная рота на бронетранспортерах, мотострелковая рота и не менее взвода инженерно-минной роты.
          б) Вариант № 2 (схема 8) – все три танковые бригады, эшелонируя танки идут двумя-тремя волнами, наступают в своих разграничительных линиях; мотострелковая бригада наступает на одном из флангов.
          в) Вариант № 3 (схемы 9 и 10) – танковые бригады наступают в полосе 3 км, причем в первой волне – средние танки, во второй волне – тяжелые танки и в третьей волне – танки Т-60 с пехотой.

Боевой порядок бригады Т-34 при наступлении

          1. Бригада средних танков при наступлении корпуса может атаковать либо в общем боевом порядке частей корпуса, либо в указанной ей полосе, имея справа и слева соседние бригады.
          2. Боевой порядок бригады будет состоять из сковывающей и ударной групп с подгруппой развития успеха и резерва.
          В ударной группе на фронте 800-1000 м наступает один танковый батальон, за ним уступом справа или слева на глубине 200-250 м атакует рота Т-34 второго танкового батальона с танкодесантной ротой.
          За танками Т-34 атакует рота танков Т-60 с мотострелковым батальоном, в центре движется резерв командира бригады – одна танковая рота Т-34.
          3. Боевой порядок танковой бригады может быть построен и состоять из следующих эшелонов:
          а) первый эшелон – средние танки – первый танковый батальон;
          б) второй эшелон – средние танки – второй танковый батальон;
          в) третий эшелон – танки Т-60 с мотопехотой;
          г) танки командования бригады, зенитная батарея, взвод танкодесантной роты и рота управления составляют резерв командира бригады.
          4. Боевые порядки тяжелой танковой бригады, если она атакует на отдельном направлении, аналогичны боевым порядкам бригады Т-34.

Оборона танкового корпуса

          1. Танковый корпус для самостоятельной обороны, как правило, применяться не должен, но могут быть случаи, когда он получит задачу, связанную с ведением оборонительного боя. Такие случаи могут быть: при прорыве фронта наших войск крупными силами противника и необходимости задержать их на определенном рубеже, при обходе фланга наших войск и, наконец, в период действий в оперативной глубине, когда корпус будет оборонять важные оперативные объекты до подхода своих войск или перейдет к обороне до подачи горючего и боеприпасов.
          2. Силы и средства корпуса позволяют ему организовать оборону на фронте 8-10 км.
          Оборона организуется отдельными узлами сопротивления силой до батальона с промежутками между ними до 1 км.
          Промежутки заполняются отдельными опорными пунктами силой в мотострелковый взвод.
          Батальонные узлы сопротивления усиливаются танковыми засадами.
          На танкоопасных направлениях в глубине за узлами сопротивления создается линия танковых засад, причем танки закапываются в землю.
          Во втором эшелоне подготавливают узлы сопротивления на важнейших направлениях два мотострелковых батальона танковых бригад. Каждый батальонный район – 1.5-2 км по фронту, 1-1.5 км в глубину.
          3. Танковые бригады используются для нанесения контрударов на вероятных направлениях наступления противника и особенно его танковых частей; они располагаются в глубине тщательно замаскированными; танки закапываются в землю.
          Часть танков используется для организации засад.
          4. Раздачу танковых бригад в качестве средств усиления стрелковых частей в обороне не допускать.
          5. Зенитные средства танкового корпуса использовать для прикрытия ударной группировки.
          Огневые позиции зенитных батарей выбирать с учетом отражения не только налетов авиации противника, но и отражения танков, прорвавшихся в глубину обороны.

Командир корпуса
(подпись)


Военный комиссар корпуса
(подпись)


Начальник штаба корпуса
(подпись)


1 Этот документ подготовлен на основе опыта проведенных боев 9-го танкового корпуса в составе 3-й танковой армии в августе 1942. – В.Т.
2 Здесь и далее – схемы на сайте не приводятся. В книге приведены следующие схемы к данному документу:
– «Схема 1. Построение танкового корпуса на марше по трем дорогам»
– «Схема 2. Вариант № 1. По одной дороге мотострелковая бригада, за ней бригада КВ, по другой дороге две танковые бригады средних машин»
– «Схема 3. Вариант № 3. По двум дорогам бригада средних танков, за ней по двум дорогам мотострелковая бригада и за мотострелковой бригадой отдельными дорогами – бригада КВ и вторая бригада средних танков»
– «Схема 4. Схема построения боевого порядка бригады Т-34 при завязке встречного боя»
– «Схема 5. Вариант № 1. Схема построения корпуса при вводе в прорыв»
– «Схема 6. Вариант № 2. Схема построения корпуса при вводе в прорыв»
– «Схема 7. Вариант № 1. Схема построения корпуса при наступлении»
– «Схема 8. Вариант № 3. Схема построения корпуса при наступлении»
– «Схема 9. Вариант № 3. Схема построения корпуса при наступлении»
– «Схема 10. Вариант № 3а. Схема построения корпуса при наступлении»
– «Схема 11. Схема обороны танкового корпуса» – В.Т.

Приказ
автобронетанковым войскам
Юго-Восточного фронта
№ 02
о недочетах в боевых действиях
танковых войск
в операции по уничтожению противника,
пытавшегося наступать
на Сталинград со стороны Котельниково
(17 августа 1942 г.)



Секретно

ПРИКАЗ
АВТОБРОНЕТАНКОВЫМ ВОЙСКАМ
ЮГО-ВОСТОЧНОГО ФРОНТА
№ 02

17 августа 1942 г. Действующая армия

13-й танковый корпус, выполняя поставленную командующим войсками фронта задачу по уничтожению противника, пытавшегося наступать на Сталинград со стороны Котельниково, настойчиво и смело навязал свою волю противнику и не только задержал продвижение, но и нанес противнику серьезные потери.
Корпусом уничтожено: танков – 72, противотанковых орудий – 16 и большое количество других видов вооружения и снаряжения.
Наряду с этим корпус в этих боях и сам имел неоправданные потери.
Анализ этих потерь говорит о том, что большинство наших танков артиллерийским огнем противника, причем попадания были, как правило, в бортовую броню, боевое отделение и отделение управления.
Такой характер пробоин свидетельствует о недостаточной подготовке наших танкистов. Попадая в зону огня противотанковых орудий противника, наши танки, вместо того, чтобы быстро подойти к орудию и уничтожить его или уйти в укрытие, а затем, выходя во фланг и тыл артиллерийским батареям противника, уничтожить их, делают разворот в сторону фланга, замедляют движение или останавливаются вовсе, подставив борт танка под обстрел противотанковых средств противника, что и приводит к выходу танков из строя.
Наиболее слабую подготовку обнаружила 254-я танковая бригада, восемь танков которой были выведены противником из строя в период подхода танков к полю боя.
Вследствие слабой инженерной разведки в 6-й танковой бригаде 5 танков, выделенных в состав сводного разведывательного отряда, подорвалась на своих минах, из них один требует капитального ремонта.
Кроме потерь непосредственно на поле боя, велик выход из строя танков по техническим причинам и по вине личного состава.
а) В 6-й танковой бригаде, укомплектованной новой материальной частью, после 300-км марша 29 танков вышли из строя в основном по причине плохой работы воздухоочистителя масляной системы.
Выход танков из строя в 6-й танковой бригаде объясняется не только некоторыми дефектами производства масляного насоса, но и тем, что личный состав (водители) не обучен правилам ухода за масляным фильтром в условиях пыльной дороги, отрицательно влияющих на работу машины.
б) По этой же причине из 14 танков в маршевых ротах, принятых в 13-й танковый корпус из 39-й танковой бригады, вышло из строя 8 танков.
в) Кроме выхода танков из строя по техническим причинам, имел место выход танков из строя по вине личного состава экипажей. Так, например, три танка застряли на препятствиях (один перевернулся в обрыв, второй завалился в реку, третий повис на мосту, у четвертого испортился мотор вследствие перегрева).
Все эти факты говорят не только о результатах низкой подготовки части личного состава, но и о низкой дисциплине, недостатках при организации марша, отсутствии контроля за боевой работой отдельного танка, плохой разведке противника и отсутствии службы регулирования.
Несмотря на то, что эти недочеты указаны в приказе НКО № 0227 и приказе Ставки от 12.8 1942 г. по танковым частям, командиры частей решительной борьбы за выполнение этих приказов не развернули, а последний приказ Ставки в танковых частях полностью еще не доведен до личного состава.
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Командирам танковых корпусов, бригад, батальонов и их штабам систематически вести разведку противника и местности, используя для этого свои средства и данные общевойсковых и артиллерийских частей с последующим доведением разведывательных данных до экипажей.
2. При наступления требую стремительного движения вперед, организации взаимодействия внутри танковых бригад и между боевыми эшелонами с таким расчетом, чтобы вторые эшелоны поддерживали своим огнем первые и использовалась бы как артиллерия сопровождения.
3. Разъяснить личному составу экипажей, что остановки танка на поле боя, замедленное движение, производство разворотов в условиях огневого воздействия противника приводят к преждевременному бесцельному выводу танков из строя. Следовательно, необходимо ещё разъяснять, что только стремительное движение и подавление противотанковых средств противника приводят к наименьшим потерям в танках.
4. Учитывая исключительно тяжелые условия дорог в степных районах, вредно сказывающиеся на состоянии работы двигателя, требую организовать прочистку воздухоочистителя через каждые 2-3 часа работы мотора, с обязательной промывкой канители и последующей смазкой маслом. Невыполнение этого ведет к преждевременному выводу мотора из строя.
5. Учитывая недостаточную подготовку механиков-водителей, организовать и систематически проводить обучение и беседы по уходу и сбережению моторной группы, а также регулированию трансмиссий.
6.С личным составом, находящимся во вторых эшелонах боевых порядков обороны и не имеющим боевой материальной части, систематически проводить учебу, обратив особое внимание на разбор имевших место в бою недочетов, изучение материальной части, приемов стрельбы, наблюдение за полем боя, умение оценить местность, добиваясь при этом взаимозаменяемости внутри танковых экипажей.
7. Командирам танковых частей и соединений все случаи выхода танков из строя по вине экипажей расследовать и виновных немедленно привлекать к ответственности.
При выходе танков из строя по вине заводов немедленно докладывать по телеграфу через моего заместителя по ремонту и снабжению для выезда на место представителей завода с целью рекламации и восстановления.
Приказ объявить всему личному составу.
Об исполнении донести 25.8 1942 г.

Заместитель командующего
войсками Юго-Восточного фронта
по автобронетанковым войскам
(подпись)


Военный комиссар
автобронетанковых войск
Юго-Восточного фронта
(подпись)


Начальник штаба автобронетанковых
войск Юго-Восточного фронта
(подпись)


Приказ
войскам противовоздушной обороны
Сталинградского фронта
№ 04
о недочетах в организации
противовоздушной обороны
и мерах к их устранению
(16 августа 1942 г.)



Секретно

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ
СТАЛИНГРАДСКОГО ФРОНТА
№ 04

16 августа 1942 г. Действующая армия

Директива Ставки Верховного Главнокомандования и данные в развитие ее указания командующего артиллерией Красной Армии отмечают, что несмотря на количественный рост зенитной артиллерии на фронтах и в первую очередь малокалиберной зенитной артиллерии, эффективность огня все еще остается низкой и количество сбитых самолетов, при значительном расходе боеприпасов – ничтожным.
Указания командующего артиллерией Красной Армии вскрывают главные причины такого положения:
1. Заместители начальников артиллерии армий по противовоздушной обороне и командиры частей зенитными средствами маневрируют недостаточно. Вместо решительного массирования огня на главных направлениях огневые средства распыляются по многочисленным, второстепенным объектам.
Часто огневые средства подолгу «замораживаются» на объектах и направлениях, где авиация противника в данное время вовсе не действует или проявляет незначительную активность.
2. Командный состав всех степеней недостаточно серьезно изучает тактические приемы авиации противника и не умеет правильно на них реагировать.
При решении тактических вопросов и построении боевых порядков наблюдается тяготение к шаблону.
3. Установлены факты, когда отдельные расчеты и даже батареи при пикировании на них самолетов противника проявляют трусость и огня не ведут. Огонь открывают с опозданием по уходящим самолетам.
4. Плохо изучены всем личным составом специальные стрельбы, особенно стрельба по пикирующему самолету. Автоматические навыки в боевой работе номеров отсутствуют.
В частях фронта можно найти много подобных и других недостатков, существенно мешающих успеху боевых действий и честному выполнению долга перед Родиной.
1) Некоторые дивизионы не выполняют поставленной им боевой задачи, безнаказанно допуская авиацию противника к обороняемым объектам, даже не сбивая ее с боевого курса, в результате чего обороняемые объекты накрываются бомбами и несут серьезный ущерб.
Это является прямым следствием плохой подготовки к стрельбе, плохой разбросанной стрельбы и низкой огневой производительности батарей.
2) Ряд командиров, стремясь обезопасить себя от ударов вражеской авиации, явно в ущерб управлению частью размещает свои командные пункты далеко в стороне от боевых порядков, хотя устав требует располагать их вблизи огневых позиций одной из батарей. Иногда и огневые позиции батарей располагаются непомерно далеко от обороняемых объектов.
3) В сложных условиях обстановки заместители начальников артиллерии армий по противовоздушной обороне теряют управление частями.
4) Марши частей организуются плохо, регулирование, разведка и охранение отсутствуют. Отдельные орудия и пулеметы отстают. Командиры, отрываясь от колонн, уезжают далеко вперед, теряя управление.
Значительная часть потерь в материальной части, транспорте и личном составе является прямым следствием неорганизованности и плохого управления частями на марше.
5) Часто, когда нужно потребовать от всего личного состава максимального напряжения физических сил для выполнения боевой задачи, командный состав проявляет мнимую заботу о людях, ослабляет бдительность и боевую готовность, в результате чего некоторые части несут неоправданные потери.
6) В частях имеется немало орудий, взводов и даже батарей, которые из-за плохой подготовки материальной части, плохой слаженности расчетов, низкой требовательности и дисциплины в бою безрезультатно расходуют многие сотни и тысячи снарядов, не имея на своем счету ни одного сбитого самолета.
7) В ряде частей отсутствует постоянный и неослабный контроль со стороны командиров всех степеней за подготовкой орудий и приборов к стрельбе. Все еще встречаются грубые ошибки в горизонтировании, выверке прицельных линий дальномеров, ориентировании и согласовании, которые сводят всю стрельбу на-нет.
Иногда инженерное оборудование производится так, что поверка горизонтирования и прицельной линии вообще невозможна.
8) Некоторые командиры, кичась своим боевым опытом, пренебрегают правилами стрельбы и корректуры, не тренируются в управлении огнем и проводят стрельбы «на глазок» и «на авось».
9) Проведенные боевые стрельбы не разбираются, не анализируются, приобретенный ценный опыт не используется для повышения стрелково-тактического уровня батарей и дивизионов.
10) Батареи малокалиберной зенитной артиллерии все еще практикуют стрельбу на высотах и дальностях, лежащих за пределами досягаемости их действительного огня (свыше 2500 м).
Дальность часто определяется на глаз с большими практическими ошибками, местные ориентиры для определения дальности не используются и схемы их не составляются.
11) В батареях среднего калибра отсутствие четкого целеуказания и пренебрежение им приводят к поздней поимке цели, к спешке в определении исходных данных и открытию огня при неустановившейся по курсу каретке и отсутствии действительного совмещения.
12) Свободное от боя время не всегда эффективно используется для дальнейшего и постоянного совершенствования боевой подготовки личного состава и слаженности расчетов. Материальная часть изучается поверхностно.
Наряду со всем этим необходимо отметить, что ряд частей фронта в результате продуманной работы командного состава, высокой выучки и самоотверженности всего личного состава добился высоких показателей в истреблении фашистской авиации.
К таким частям относятся:
141-й зенитно-артиллерийский дивизион, сбивший в июле 10 самолетов;
52-й зенитно-артиллерийский дивизион, сбивший в июле 10 самолетов;
1262-й зенитно-артиллерийский полк, сбивший только за последние 20 дней свыше 20 самолетов.
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Заместителям начальников артиллерии армии по противовоздушной обороне в целях нанесения поражения авиации противника широко и решительно применять маневр наличными зенитными средствами, массируя огонь на основных маршрутах и направлениях действий авиации противника и именно там, где в данный момент авиация противника действует наиболее активно, сосредоточивая свои главные усилия.
Массированным налетам авиации противника должны быть противопоставлены массированные огневые удары зенитной артиллерии.
2. Не допускать распыления огневых средств и бесполезного «замораживания» их на второстепенных объектах и направлениях.
3. Маневр огневыми средствами должен производиться на основе постоянного, серьезного и глубокого изучения командным составом тактических приемов авиации противника, правильного их анализа и оценки на фоне общеоперативной обстановки.
Изучив и правильно оценив тактику авиации противника, можно достаточно точно предвидеть характер действий авиации противника в ближайшие дни и противопоставить ей соответствующую группировку зенитной артиллерии.
4. Организовать подлинную «охоту» за самолетами противника. Иметь в каждой армии минимум одну зенитную батарею с пулеметами, используя их как «кочующие».
Практиковать применение зенитных «засад» из зенитных орудий и пулеметов с целью уничтожения нагло и систематически действующих по дорогам и другим неприкрытым целям самолетов противника. Такие орудия должны, будучи хорошо замаскированными, проявлять выдержку, не обнаруживая себя преждевременно, внезапно открывать уничтожающий огонь в упор только после того, как самолеты противника, чувствуя безнаказанность, снизятся и сблизятся на дистанцию действительного огня (действуя таким образом, батарея 1259-го зенитно-артиллерийского полка седьмым снарядом зажгла самолет противника).
5. Доносить мне о накопленном опыте эффективной борьбы с авиацией противника путем маневра средствами и массирования огня, а также об инициативных командирах, сумевших использовать свои боевые средства продуманно и с наибольшим эффектом.
5. Расследовать каждый факт трусости: укрытие в щелях при наличии в воздухе цели, пропуск самолета, опоздание с открытием огня, открытие огня в «хвост» по уходящему самолету, оставление орудий и приборов во время стрельбы. Виновных привлекать к ответственности, как за самовольное оставление позиций в соответствии с приказом № 227 Народного Комиссара Обороны СССР товарища Сталина.
7. Снимать с занимаемых должностей и привлекать к ответственности командиров, не выполнивших поставленной боевой задачи и допустивших безнаказанное бомбометание авиации противника по обороняемому объекту.
8. Открыть боевой счет каждого пулемета, орудия, взвода, батареи, куда вносить расход боеприпасов и результат огня. Доносить мне для решения вопроса о соответствии должности командиров батарей, имеющих подряд 6-10 безрезультатно стрельб и израсходовавших безрезультатно 300 снарядов среднего калибра или 500 снарядов малокалиберной зенитной артиллерии.
9. Во всех батареях ежедневно на рассвете проводить утреннюю подготовку к стрельбе, куда включить: поверку горизонтирования, прицельной линии, ориентирования, согласования и выверку приборов. Перед наступлении темноты производить вечернюю подготовку к стрельбе в ночных условиях.
10. Каждую проведенную боевую стрельбу разбирать, анализировать и использовать в целях повышения стрелково-тактического уровня командного состава.
11. Требую от всего командного состава четкой организации марша при перемещениях походным порядком. Особое внимание обращаю на разведку, охранение, регулирование и непрерывность управления.
12. Все свободное от боя время использовать для плановой боевой учебы всего личного состава, для дальнейшего совершенствования боевой выучки и слаженности расчетов, подразделений, частей.
13. Принять к 1.9 1942 г. повторные зачеты:
а) от командного состава по правилам стрельбы, корректуре, особым видам стрельб, подготовке к стрельбе и материальной части;
б) от младшего командного и рядового состава по знанию обязанностей основной и смежной специальности и по материальной части доверенного оружия, прибора.
14. Ставлю в пример всем частям противовоздушной обороны фронта 52-й и 141-й зенитно-артиллерийские дивизионы и 1262-й зенитно-артиллерийский полк, достигшие больших успехов в истреблении фашистской авиации.
15. Настоящий приказ изучить всему личному составу, проработать на совещании командного состава и разъяснить каждому бойцу.

Заместитель начальника артиллерии
Сталинградского фронта
по противовоздушной обороне
(подпись)


Военный комиссар Управления
начальника артиллерии
Сталинградского фронта
(подпись)


Начальник отдела противовоздушной обороны
(подпись)


Ф. 292, о. 7858с, д. 1, л. 53-55а.

Директива
командующего Военно-воздушными силами
и Начальника Главного управления связи
Красной Армии
№ 337099сс
о мерах улучшения
управления авиацией
(3 августа 1942 г.)



Сов. секретно




Только:

КОМАНДУЮЩИМ ФРОНТОВ И ОТДЕЛЬНЫХ АРМИЙ
КОМАНДУЮЩИМ ВОЗДУШНЫХ И АВИАЦИОННЫХ
АРМИЙ И ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ ФРОНТОВ
КОМАНДУЮЩЕМУ ЛЕНИНГРАДСКИМ ФРОНТОМ

Опыт боевого использования воздушных армий в отношения связи показал следующее:
а) Управление воздушными армиями было затруднено вследствие того, что начальники связи фронтов и армий потребность в постоянных проводах для штабов воздушных и авиационных армий, авиасоединений и аэродромов удовлетворяли не в полной мере.
б) Связь взаимодействия воздушных армий и авиасоединений с штабами наземных войск и особенно с войсками на поле боя была не на высоте. В большинстве случаев войска на поле боя не подают авиации нужных сигналов лишь только потому, что они этих сигналов не знают, или же потому, что подача этих сигналов материально не обеспечена.
в) Аэродромы авиации, особенно истребительной, не имеют надежной связи с постами воздушного наблюдения, оповещения и связи территории страны или с главными постами воздушного наблюдения, оповещения и связи фронтов и армий, почему авиация не получает своевременно оповещение о появлении и действиях авиации противника.
г) Отсутствует нужный рабочий контакт у начальников штабов и начальников связи воздушных и авиационных армий и авиасоединений с начальниками штабов и начальниками связи фронтов и армий.
В целях улучшения управления авиацией провести в жизнь следующее.
1. Возложить ответственность на начальников штабов фронтов и армий:
а) За своевременное предоставление имеющихся постоянных проводов, а в случае необходимости и постройку новых линий для связи штабов фронтов и армий с штабами воздушных и авиационных армий, военно-воздушными силами фронтов и авиасоединениями, а также для связи штабов (командных пунктов) воздушных и авиационных армий с авиасоединениями, аэродромами и между аэродромами.
б) За обеспечение надежной связью аэродромов базирования и в первую очередь истребительной авиации с ротными постами воздушного наблюдения, оповещения и связи территории страны или главными постами воздушного наблюдения, оповещения и связи фронта и армий в целях своевременного оповещения о появлении и действии авиации противника.
в) За проведение в жизнь и доведение до войск таблиц сигналов опознавания своих самолетов и наземных войск.
г) За обеспечение необходимой информацией штабов авиасоединений и частей об обстановке, используя для этой цели офицеров связи.
д) За выделение отдельных радиостанций или приемников в сети взаимодействия с авиачастями.
2. Возложить ответственность на начальников штабов воздушных и авиационных армий и Военно-воздушных сил фронтов:
а) За организацию связи, разработку необходимой документации при взаимодействии с войсками, высылку делегатов на командные пункты войсковых и армейских штабов с радиостанциями из средств Военно-воздушных сил.
б) За своевременное предоставление заявок на потребные провода для связи с частями Военно-воздушных сил, аэродромными узлами и командными пунктами штабов.
в) За обеспечение и организацию связи между штабами штурмовой, истребительной и бомбардировочной авиации при расположении на разных аэродромных узлах.
Для этой цели иметь отдельную радиосеть.
3. Считать начальников связи воздушных и авиационных армий и Военно-воздушных сил фронтов помощниками начальников связи фронтов и отдельных армий по авиации.
4. Начальнику 1-го управления Главного управления связи Красной Армии выделять по одному проводу для связи штаба Военно-воздушных сил Красной Армии с воздушными, авиационными армиями и штабами Военно-воздушных сил фронтов.

Заместитель Народного
Комиссара Обороны
(Начальник Главного управления
связи Красной Армии)
(подпись)


Заместитель Народного
Комиссара Обороны
(Командующий Военно-воздушными
силами Красной Армии)
(подпись)


№ 337099сс
3.8 1942 г.
Ф. 217, о. 205896с, д. 1, л. 422-424.

Боевой приказ
командующего войсками
3-й танковой армии
№ 12
о недостатках
в обеспечении флангов и стыков
и мерах по их устранению
(23 августа 1942 г.)



Секретно

БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 12 ШТАБ 3-й ТАНКОВОЙ АРМИИ
лес 3 км западнее Хрянкино 23.8.1942 г. 24 час 00 мин.
Карта 50 000 – 1941 г.

В итоге двухдневных боевых действий частей и соединений 3-й танковой армии установлено:
1. Тактическая и боевая разведка впереди войск, а главным образом на флангах, или совершенно отсутствует, или же организуемся формально.
2. При построении боевых порядков фланги не обеспечиваются артиллерийско-пулеметным огнем, выделением специальных частей и подразделений, а также расположением вторых эшелонов и резервов.
3. В результате такого отношения к организации разведки и обеспечению флангов во второй половине дня 23.8.1942 г. в стыке между 154-й и 264-й стрелковыми дивизиями, в район Озеренский, проникло до 40 танков и до двух батальонов пехоты противника.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Во всех видах боевой деятельности войск всем командирам частей и соединений считать непреклонным законом организацию систематически действующей разведки не только впереди войск, но и обязательно на флангах. Задача разведки на флангах – своевременно определить группировку и состав противника, стремящегося выйти во фланг и предупредить о нем наши войска.
2. Для обеспечении открытых флангов выделить сильное охранение и, кроме того, обеспечивать фланги глубоким эшелонированием войск и подготовкой контратак вторых и третьих эшелонов в сторону открытых флангов.
3. Стыки между подразделениями, частями и соединениями во всех случаях должны находиться под перекрестным артиллерийско-пулеметным огнем и прикрываться специально выделенными подразделениями (частями) и противотанковыми орудиями.
Командирам 154-й и 264-й стрелковых дивизий расследовать в стыках каких частей проникли пехота и танки противника во второй половине 23.8.1942 г., и виновников представить мне для привлечения к ответственности.
Приказ объявить всему начальствующему составу до командира взвода включительно.

Командующий войсками
3-й танковой армии
(подпись)


Военный комиссар
3-й танковой армии
(подпись)


Начальник штаба 3-й танковой армии
(подпись)


Ф. 315, оп. 15020сс, д. 2, л. 15.

Приказ
войскам 14-й армии
№ 056/ОП
об опыте ночного нападения
1-го стрелкового батальона
35-го гвардейского
стрелкового полка
(26 августа 1942 г.)



СЕКРЕТНО

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 14-й АРМИИ
№ 056/ОП

26 августа 1942 г. Действующая армия
Содержание.   Об опыте ночного нападения 1 сб 35 гв. сп.

24.8.42 г. 1 сб 35 гв. сп, усиленным двумя взводами роты автоматчиков и взводом пешей разведки, под командой командира батальона майора Смилык М. И. и комиссара батальона политрука Гончарова М. П., внезапным ночным нападением на высоту «Утка» (8954А) полностью уничтожил 12 роту 137 геп [противника], захватив пленных, два ручных пулемета и другое вооружение. Опыт этого поучительного и тщательно организованного ночного внезапного нападения заслуживает глубокого изучения всем командно-начальствующим составом войск 14 А.

1. Разработка плана нападения

На основе моей шифртелеграммы за № 3628 от 11.8.42 г. командование 10 гв. сд и 35 гв. сп произвели рекогносцировку и разработали план нападения. После этот командир батальона совместно с командирами рот и артиллеристами произвел рекогносцировку района предстоящих боевых действий и расположения противника, уточнив план нападения на местности. В соответствии с планом нападения, в тылу [наших войск] был выбран подходящий участок местности, на которой батальон детально отработал план нападения. Тренировочные занятия проводились с боевой стрельбой. В результате тренировки была достигнута слаженность в действиях подразделений и детально отработано взаимодействие, связь и сигналы с артиллерией.

2. Разведка

Разведка противника велась непрерывным наблюдением, а также мелкими группами, которые скрытно, не обнаруживая себя, изучили подступы к исходному положению, расположение землянок и огневых точек противника. Таким образом, каждый командир и боец до начала действий точно знали, что им надо делать и как надо действовать, чтобы уничтожить ненавистного врага.

3. Ход выполнения задачи

В ночь на 23.8.42 г. батальон с облегченной нагрузкой у бойцов выступил в район сосредоточения (8651 Б), где скрытно расположился на дневку. Проведенный в процессе тренировок отбор личного состава и политическая работа дали свои результаты – ни одного отставшего, высокая дисциплина марша, скрытность расположения и решимость до конца выполнять поставленную задачу.
В ночь на 24.8.42 г. батальон, глубоко обойдя фланг противника с тыла, подошел к землянкам 12 роты 137 геп. Фашисты не ожидали такого смелого маневра. Полевой караул немедленно и бесшумно был уничтожен. Фашист, коловший дрова у землянок, был также без шума уничтожен В землянки и огневые точки врага полетели гранаты и очереди огня автоматчиков. Сопротивление было быстро сломлено.
Брошенная немцами на поддержку 13-я рота 137 геп была своевременно обнаружена. Немедленно, по заранее разработанному плану, был вызван заградительный огонь № 3 ракетами и по радио. В результате подходившая рота попала под жестокий огонь и также понесла потери. В процессе боя бойцы и командиры трассирующими пулями умело указывали цели для нашем артиллерии и минометов. Для лучшего осуществления взаимодействия вместе со стрелковыми подразделениями двигались командиры артиллеристы и минометчики с рациями.
После 40-минугном схватки в ночной темноте батальон, захватив пленных и трофеи, точно по плану начал отход. Направление отхода заранее было известно всем бойцам и, кроме того, оно указывалось ракетами с нашей территории.
Достигнутый успех явился результатом тщательной разведки, подготовки нападения, четкого понимания идеи маневра каждым командиром и бойцом, хорошей подвижности подразделений, высокой дисциплины, решительности, хорошего взаимодействия с артиллерией и минометами и хорошей ориентировки командиров на местности в условиях ночи.

4. Недочеты в действиях батальона

Несмотря на блестящий успех и тщательную тренировку, все же элементы неорганизованности еще имелись. Выход из боя после выполнения задачи был недостаточно организованным. Ряд бойцов отходил одиночками, три человека попали в расположение 6 осбр, один боец пропал без вести. Командир батальона отходил не с последней группой, прикрывавшей отход, а с первой группой, возложив прикрытие отхода на старшего адъютанта батальона. Совершенно очевидно, что при более твердом управлении со стороны командиров взводов и отделений неорганизованный отход даже одиночных бойцов не имел бы места.
Одновременно с 1/35 гв. сп действовала разведка 28 гв. сп на другом направлении. Действия ее оказались неудачными только потому, что был установлен сигнал разведчиками для вызова огня нашей артиллерии одним цветом ракеты, а не комбинированный – хотя бы двумя цветами. Этот сигнал [зеленая ракета] легко совпал с сигналом немцев [боевая тревога]; в результате наша артиллерия приняла сигнал немцев за свой и преждевременно открыла огонь, не дав разведчикам выполнить задачу по захвату пленного.
Опыт этого нападения и прежних боев показывает, что немцы избегают ночных боев и не выдерживают наших ударов во фланг и тыл. Следовательно, для успешных действий необходимо тренировать части к ночным действиям, смело проникать в расположение врага на стыках и стремительном нападением с тыла уничтожать его живую силу.

ПРИКАЗЫВАЮ:
1. До 10.9. 42 г. сменить все батальоны и обучить их действиям ночью. Отработать взаимодействие с артиллерией практически на занятиях подразделений. Привить навыки в указании целей нашей артиллерии и минометам трассирующими пулями. Добиться вызова огня артиллерии и минометов ракетами и другими сигналами.
2. Научить подразделения скрытными подступами проникать на стыках в расположение противника и согласованными действиями с фронта и с тыла уничтожать его живую силу стремительной атакой.
3. Научить подразделения автоматчиков стремительно проникать в глубину расположения противника и вести меткий огонь на ходу и метать гранаты в окопы и дзоты, уничтожая живую силу врага.
4. По пунктам 1, 2 и 3 приказной части командирам соединений донести 10.9.42 г.
5. Командиру 10 гв. сд за успешное выполнение поставленной задачи представить к правительственной награде командира и комиссара 1/35 гв. сп, а также командиров и бойцов, отличившихся в бою.
6. Объявляю благодарность всему личному составу, участвовавшему в уничтожении 12-й роты 137 геп противника, блестяще выполнивших задачу Военного Совета армии.
Военный Совет уверен, что и в будущем гвардейцы и все части 14 А так же смело и решительно будут уничтожать врага до полного освобождения нашей советской земли от фашистской нечисти.
7. Приказ проработать со всем начсоставом и красноармейцами в части, их касающейся.

Командующий 14 А
генерал-майор ЩЕРБАКОВ


Член Военного Совета 14 А
дивизионный комиссар КРЮКОВ


Начальник штаба 14 А
полковник СКОРОБОГАТКИН


Ф. 363, ст. 81484, д. 6, лл. 242-245.

Боевое распоряжение
штаба Сталинградского фронта
№ 00460/ОП
об обозначении
войсками фронта
своего переднего края
ночью
(29 августа 1942 г.)



СЕКРЕТНО








Копия:

КОМАНДУЮЩИМ 63, 21, 62, 1-й ГВАРДЕЙСКОЙ
И 4-й ТАНКОВОЙ АРМИЯМИ
КОМАНДУЮЩИМ ГРУППАМИ тт. КОВАЛЕНКО и
ШТЕВНЕВУ
КОМАНДУЮЩЕМУ 8-й ВОЗДУШНОЙ АРМИЕЙ
КОМАНДУЮЩЕМУ ДАЛЬНЕБОМБАРДИРОВОЧНОЙ
АВИАЦИЕЙ
ЗАМЕСТИТЕЛЮ КОМАНДУЮЩЕГО СТАЛИНГРАДСКИМ
ФРОНТОМ ПО АРТИЛЛЕРИИ
НАЧАЛЬНИКУ УПРАВЛЕНИЯ СВЯЗИ СТАЛИНГРАДСКОГО
ФРОНТА

БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ № 00460/ОП ШТАБ СТАЛИНГРАДСКОГО
ФРОНТА 29.8.42 16.05

Для обеспечения бесперебойной работы самолетов нашей авиации в ночных условиях и предотвращения возможных случаев бомбардировки расположения войск самолетами своей авиации командующий фронтом

ПРИКАЗАЛ:
1. Передний край своих войск в ночное время обозначать зажиганием костров, располагаемых на удалении 200 м от линии фронта.
2. Части первого эшелона (полк) для обозначения линии фронта с 1 по 10.9.42 г. на своих флангах зажигают очаги по 3 костра в каждом, располагаемых треугольником на расстоянии 100 м друг от друга вершиной в сторону противника.
3. Время зажигания костров передается по радио или телеграфом.
4. При появлении наших самолетов над расположением своих войск они подают опознавательный знак «Я свой самолет», а наземные войска наводят их на цель стрельбой трассирующими пулями и светящимися снарядами.

Заместитель начальника штаба
Сталинградского фронта
генерал-майор
РУХЛЕ


За военного комиссара штаба
Сталинградского фронта
полковой комиссар
ВИШНЕВСКИЙ


Ф. 345, оп. 50312 сс, д. 1, л. 128.

Указания
штаба инженерных войск
Воронежского фронта
по устройству районов
ложного сосредоточения танков
и ложных артиллерийских позиций
при проведении
оперативно-тактической маскировки
войсками
(19 августа 1942 г.)



УКАЗАНИЯ
ПО УСТРОЙСТВУ РАЙОНОВ ЛОЖНОГО СОСРЕДОТОЧЕНИЯ
ТАНКОВ И ЛОЖНЫХ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ ПОЗИЦИЙ

I. Ложное сосредоточение танков

Местность для района ложного сосредоточения должна в основном удовлетворять тем же требованиям, что и для района действительного сосредоточения. Районы ложного сосредоточения должны находиться от действительных не ближе 20 км и не лежать с ними на одном вероятном курсе [полетов] авиации.
Устройство района ложного сосредоточении включает:
а) прокладку новых ложных дорог, что достигается выкашиванием травы по ширине проезжей части с последующей присыпкой песком или глиной слоем 1-2 см (одну дорогу на один танковый батальон);
б) введение местными военными властями ограничения передвижений населения по времени дня и по местности;
в) устройство полузамаскированных стоянок ложных машин (располагая их на опушках лесов, кустарников или в населенных пунктах, но так, чтобы они просматривались с воздуха);
г) воспроизведение ложных следов машин;
д) подготовка ложных позиций зенитной и полевой артиллерии.
Для показа ложного прибытия частей в район сосредоточения достаточно показать на полузакрытой местности 20-25% от действительного количества материальной части имитируемого соединения и на открытой – 40-45%.
Одновременно с постройкой макетов машин вокруг района ложного сосредоточения показывать ложную деятельность войск по определенному плану, в который включается:
а) частичный перенос стоянок подразделений ложных машин, для чего их разрушать в одном месте и устраивать в другом (3-5 машин на один имитируемый танковый батальон ежедневно);
б) устройство отдельных ложных машин на дорогах, ведущих к району ложного сосредоточения, с последующим их разрушением (2 машины на один имитируемый танковый батальон ежедневно);
в) развитие ложных следов машин;
г) устройство ложных шалашей для личного состава с разведением костров якобы для варки пищи (3 раза в день) и протаптыванием тропинок (9-12 костров на один имитируемый танковый батальон)1.
На прилагаемом чертеже2 изображен макет танка «КВ» , выполняемый из подручных материалов, как-то: жерди, хворост, дерн, глина, солома. При знании основных габаритов машин других типов макеты их делаются подобным образом. Устройство мелких деталей является излишним. К машинам прокладывать следы, что достигается вытаптыванием или подрезанием травы по ширине гусеницы или разрыхлением почвы, если травяной покров отсутствует.
Большинство ложных машин маскировать подручными материалами. Однако маскировка должна быть неполной («неудачной») для того, чтобы позволить воздушной разведке противника сделать желаемые для нас выводы.
Для оживления всего района ложного сосредоточения периодически привлекать 2-3 танка, которые должны обозначать движение и проделывать дополнительные следы. Между макетами машин ставить банки (консервные) с. горючим, чтобы, воспламеняясь во время бомбежки, они создавали впечатление загоревшегося танка; кроме того, можно подбрасывать 2-3 зажженные дымовые шашки.
По окончании основных работ выделять специальную команду (5-10 бойцов), в обязанность которой должно входить: охрана, всяческое оживление района ложного сосредоточения, восстановление разрушающихся, изготовление новых и уборка старых макетов. На все эти мероприятия должен быть составлен специальный план.

II. Ложные артиллерийские позиции

Для устройства ложных артиллерийских позиций воспроизводятся основные демаскирующие признаки артиллерийской батареи. Выбор места ложной батареи, количество орудий и взаимное их расположение должны отвечать требованиям, предъявленным к батарее действительной. От действительных батарей или иных важных военных объектов ложные батареи должны отстоять не ближе 1.5 км.
На прилагаемых чертежах изображены макеты пушек, изготовляемые из подручных материалов. Таким же способом делать и другие типы орудий, сохраняя их основные размеры.
Макет должен находиться (как и действительное орудие) в соответствующем его типу ложном артиллерийском окопе, который делать следующим образом: с площадки снимать дерн и укладывать его на площади предполагаемого бруствера травой вниз, землю на площадке взрыхлять, а по краям ее вырыть канавку, как показано на рисунке [схеме].
Для имитации задульных конусов вытаптывать, выжигать или выкашивать траву на участке, имеющем конфигурацию задульного конуса.
К каждому орудию прокладывать ложные подъездные пути от ближайшего леса или дороги; достигается это приминанием травы и выкапыванием канавок по ширине колеи.
Часть макетов орудий «неудачно» маскировать, так, чтобы дать возможность противнику принять орудия за действительные.
Ложную позицию оживлять:
а) стрельбой из кочующих орудий;
б) имитацией орудийной стрельбы с помощью подрыва зарядов взрывчатого вещества;
в) подновлением ложной позиции (самих макетов, подъездных путей и задульных конусов);
г) восстановлением разрушений, произведенных огнем противника;
д) имитацией наличия обслуживающих орудия расчетов (разведением костров, постройкой шалашей, протаптыванием тропинок).
Для целей оживления выделить специальную команду бойцов, которой должны быть даны подробные инструкции относительно их задачи.
При интенсивном обстреле ложной позиции создавать новую ложную позицию с целью показать, что старая оставлена.

Начальник штаба инж[енерных] войск
Воронежского фронта
полковник ПЕТРОВ


Начальник Технического отдела
полковник ГОССЕЛЬСОН


19 августа 1942 г.
Ф. 236, оп. 34586с, д. 11, лл. 4-5.

1 Так в документе.
2 Здесь и ниже: схемы, чертежи и рисунки на сайте не приводятся – В.Т.

Частный боевой приказ
командующего 22-й армией
№ 0113/оп
о проведении
смены войск армии
(13 августа 1942 г.)



Серия «Г»

ЧАСТНЫЙ БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 0113/оп. ШТАРМ 22 13.8.42 15.45
Карта 50 000 – 39 г.

В целях создания большей насыщенности переднего края и централизованного управления 186-й стрелковой дивизией и 117-й стрелковой бригадой,

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. 238-му стрелковому полку 186-й стрелковой дивизии в течение 14-19.8.42 г. сменить части 117-й стрелковой бригады и занять оборону на фронте (иск.) Мал. Гута, Ростово, Комары с задачей не допустить прорыва пехоты и танков противника с Холмец на Пыжи, Шейкино.
Граница 186-й стрелковой дивизии слева – Куманичная, Хаванское, Бол. Оболонная, высота 191.2 (все пункты для 186-й стрелковой дивизии исключительно).
Командный пункт 186-й стрелковой дивизии – лес южнее Москалевка.
2. Командиру 117-й стрелковой бригады в течение 14-19.8.42 г. принять участок 238-го стрелкового полка и занять оборону на фронте Бол. Оболонная, высота 191.2, Шестаки, Глыздино, (иск.) Бол. Привалье, Дроздово, Зайцево, Борисовка, Стогоново с задачей – не допустить прорыва пехоты и танков противника с Молодой Туд на Мал. Забежица, Оковцы.
Ответственность за стык с 39-й армией возлагаю на командира 117-й стрелковой бригады полковника Соснова.
Граница слева: (иск.) Ельцы, (иск.) Урдом, Оленино.
Командный пункт 117-й стрелковой бригады – в районе Киселево.
3. Смену производить побатальонно, после рекогносцировки участков командирами подразделений.
4. Движение в район смены и смену производить только ночью.
5. Командирам 186-й стрелковой дивизии и 117-й стрелковой бригады провести:
а) рекогносцировку маршрутов и организовать расстановку маяков и постов регулирования;
б) провести расстановку и инструктаж комендантов участков и проводников от батальонов, рот и взводов в районах обороны;
в) подготовить личный состав подразделений к ночному маршу, обратив особое внимание на свето- и звукомаскировку;
г) организовать управление на марше и систему боевого обеспечения;
д) опорные пункты в глубине обороны, противотанковые районы, поля инженерных сооружений и заграждений принять по актам со всей документацией.
Опорные пункты в том же количестве личного состава и вооружения сменить в последнюю очередь.
6. Командирам 186-й стрелковой дивизии и 117-й стрелковой бригады иметь во вторых эшелонах полков и бригады по одному усиленному батальону.
7. Артиллерию армейского усиления оставить в ныне занимаемых районах и подчинить:
а) 2-й дивизион 43-го артиллерийского полка и один дивизион 16-го гвардейского минометного полка – командиру 117-й стрелковой бригады.
Начальник артиллерии – начальник артиллерии 117-й стрелковой бригады;
б) 440-й артиллерийский полк, 170-й минометный полк Резерва Главного Командования (без одного дивизиона) и один дивизион 16-го гвардейского минометного полка – командиру 186-й стрелковой дивизии.
Начальник артиллерии – начальник артиллерии 186-й стрелковой дивизии;
в) 2-му и 3-му дивизионам 10-го гвардейского артиллерийского полка составить армейскую группу дальнего действия на участке 117-й стрелковой бригады и 186-й стрелковой дивизии, с подчинением начальнику артиллерии 186-й стрелковой дивизии;
г) 587-й легкий артиллерийский полк Резерва Главного Командования – мой противотанковый резерв – [сосредоточить] в районе Дыбы, Пыжи, Белогубцево.
Огонь артиллерии перед фронтом 117-й стрелковой бригады и 186-й стрелковой дивизии – согласно утвержденному мною плану.
8. В случае активных действий противника в период смены – смену немедленно приостановить; батальоны, находящиеся на марше, выдвинуть во вторые эшелоны.
9. Донесения о ходе рекогносцировки и смене докладывать ежедневно к 10 и 22 часам только шифром; никакого разговора по телефону и кодом не производить.

Приложение: Таблица марша и план смены 186-й стрелковой дивизии и 117-й стрелковой бригады; схема смены 186-й стрелковой дивизии и 117-й стрелковой бригады.1

Командующий войсками 22-й армии
генерал-лейтенант
ЮШКЕВИЧ


Член Военного совета 22-й армии
дивизионный комиссар
КАТКОВ


Начальник штаба армии
генерал-майор ШАЛИН


Ф. 376, оп. 5501сс, д. 1, лл. 158-159.

1 Схема на сайте не приводится. - В. Т.

Приложение
к частному боевому приказу
командующего 22-й армией
№ 0113/оп

«Таблица марша и план смены
186-й стрелковой дивизии
и 117-й стрелковой бригады»
(13 августа 1942 г.)



ПРИЛОЖЕНИЕ 1
СЕКРЕТНО

«УТВЕРЖДАЮ»

Начальник штаба 22-й армии
генерал-майор ШАЛИН

Военный комиссар штаба
22-й армии
бригадный комиссар БОТАЛОВ

«…» августа 1942 г.1


ТАБЛИЦА МАРША И ПЛАН СМЕНЫ 117-й СТРЕЛКОВОЙ БРИГАДЫ
И 238-го СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА НА 14-19.8.42 г.
Карта 50 000

Наименование и состав колонн Маршруты движения и расстояния в км Исходный пункт и время его прохождения Конечный рубеж (район) и время сосредоточения План смены
кого сменяет начало смены конец смены
1 2 3 4 5 6 7
117-я стрелковая бригада
1-й батальон 117-й стрелковой бригады. Кучино, Пыжи, Кобыльница, Фролово – расстояние 16 км. Северо-восточная окраина Кучино; в 17.00 14.8.42 г. Лес 1 км восточнее Коршулы; в 22.00 14.8.42 г. 2-й батальон 238-го стрелкового полка 23.00 14.8.42 г. 2.00 15.8.42 г.
2-й батальон 117-й стрелковой бригады. Распошная, Шадовка, Фролово, Тютино, Иванищево, Юдино – расстояние 21 км. Юго-западная окраина Распошная; в 3.00 16.8.42 г. Ур. Савкино; в 10.00 16.8.42 г. 1-й батальон 238-го стрелкового полка 23.00 16.8.42 г. 2.00 17.8.42 г.
3-й батальон 117-й стрелковой бригады. Бондарево, Тишнево, Шадовка, Фролово – расстояние 18 км. Юго-западный угол леса 800 м северо-восточнее Лавриновка; в 3.00 16.8.42 г. Лес 1 км северо-восточнее Фролово; в 9.00 16.8.42 г. 3-й батальон 238-го стрелкового полка 23.00 16.8.42 г. 2.00 17.8.42 г.
338-й стрелковый полк
(186-й стрелковой дивизии)
2-й батальон 238-го стрелкового полка. Хмелевка, Фролово, Шадовка, Распошная, Безобразово – расстояние 13 км. Северо-западный выступ леса 1 км северо-восточнее Коршуны; в 3.00 15.8.42 г. Кусты на южной окраине Распошная; в 7.00 15.8.42 г. 2-й батальон 117-й стрелковой бригады 23.00 15.8.42 г. 2.00 16.8.42 г.
3-й батальон 238-го стрелкового полка. Фролово, Шадовка, Тишнево, Свисталово, Бондарево – расстояние 16 км. Северо-западная окраина Фролово; в 3.00 5.5.8.42 г. Лес западнее Бондарево; в 9.00 16.8.42 г. 3-й батальон 117-й стрелковой бригады 23.00 15.8.42 г. 2.00 16.8.42 г.
1-й батальон 238-го стрелкового полка. Юдино, Появилово, Иванищево, Тютино, Фролово, Кобыльница, Пыжи, Кучино – расстояние 24 км. Западная окраина Юдино; в 3.00 17.8.42 г. Район кустов 1 км восточнее Кучино; в 11.0017.8.42 г. 1-й батальон 117-й стрелковой бригады 22.00 17.8.42 г. 24.00 17.8.42 г.
.

Начальник Оперативного отдела
полковник ЯБЛОКОВ


Ф. 376, оп. 5501сс, д. 1, л. 160.

1 В документе дата отсутствует. Составлен не позднее 14.8.42 г.

Из боевого донесения
штаба 22-й армии
№ 226
о смене 238-го стрелкового полка
186-й стрелковой дивизии
частями 117-й стрелковой бригады
(19 августа 1942 г.)



Серия «Г»
 

КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ КАЛИНИНСКОГО ФРОНТА

БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ № 226. ШТАРМ 22 19.8.42 20.45
Карта 50 000 – 39 г.

[…] 117-я стрелковая бригада, сменив подразделения 238-го стрелкового полка 186-й стрелковой дивизии, обороняет Бол. Оболонная, Зайцево, Шастово, Стогоново с задачей прикрытия молодотудского направления. […]

Командующий войсками
22-й армии
генерал-лейтенант
ЮШКЕВИЧ


Член Военного совета
дивизионный комиссар
КАТКОВ


Начальник штаба
генерал-майор ШАЛИН


Ф. 376, оп. 5501сс, д. 7, д. 38.