Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Операции
Просмотров: 9378
Печать
Контрудар 5-го механизированного корпуса на лепельском направлении (6-11 июля 1941 года).  

5-й механизированный корпус (командир генерал-майор танковых войск  И. П. Алексеенко, заместитель по политической части бригадный комиссар А. Ф. Киселев, начальник штаба полковник В. В. Бутков) до войны дислоцировался в Забайкалье. В его состав входили:. 13-я, 17-я танковые, 109-я мотострелковая дивизии, 467-й, 578-й корпусные артиллерийские полки, 8-й мотоциклетный полк, 55-й отдельный моторизованный инженерный батальон и другие. Соединения и части были укомплектованы по штатам мирного времени на 100 проц. Всего в корпусе насчитывалось около трехсот танков устаревших конструкций (БТ-7 и Т-26). 
   В первых числах июня 1941 года по приказу НКО корпус начал передислокацию из Забайкалья в Орловский, а затем в Киевский Особый военный округ. 
   22 июня, когда наши войска еще находились в пути, генерал И. П. Алексеенко получил директиву на изменение маршрута следования эшелонов и на сосредоточение частей и соединений в районе Орши. Однако к этому времени часть войск корпуса уже выгрузилась на перегоне Бердичев - Шепетовка - Изяслав и вступила в бой с передовыми частями и парашютным десантом гитлеровцев в районе Острога.  
   Выгрузка остальных воинских эшелонов проходила в конце июня - начале июля на станциях железнодорожного участка Смоленск - Орша. На пути следования, особенно в пунктах выгрузки, многие эшелоны подвергались ударам вражеской авиации и понесли урон в людях и технике. Вследствие задержки тылов дивизий и потерь, понесенных от бомбардировок, боеспособность корпуса была снижена. 
   4 июля войска корпуса, кроме тылов дивизий, находившихся еще в пути, сосредоточились в полосе действий войск Западного фронта, севернее Орши, и решением командующего фронтом Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко были переданы в подчинение 20-й армии, которая под натиском превосходящих сил врага вынуждена была отходить. 
   Немецко-фашистское командование стремилось ускорить их разгром и открыть зеленую улицу для продвижения на Москву. Выполнение этой задачи оно возлагало на группу армий LЦентр¦, в которую входили отборные пехотные, танковые и моторизованные дивизии.  
   Ценой огромных потерь к исходу 4 июля гитлеровцы вышли на рубеж западнее Витебска, Богушевска, Обольцы. Здесь они были остановлены героическими усилиями воинов 20-й армии.                                   
   На этом рубеже действовали части 39-го и 47-го вражеских моторизованных корпусов, входившие в состав 3-й и 2-й танковых групп. Сплошного фронта наступления у них не было, что характерно для начального периода войны. 
    Таким образом, к началу боевых действий 5-го механизированного корпуса отборные подвижные соединения противника, действовавшие перед фронтом 20-й армии, были еще сильны и способны развивать наступление.                 
   Оценивая сложившуюся обстановку на Западном направлении, Ставка Главного Командования приняла решение: сдерживая натиск 3-й и 2-й танковых групп, организовать прочную оборону на рубеже рек Западная Двина, Днепр, а после сосредоточения выдвигаемых из глубины страны резервов нанести ряд контрударов на лепельском, борисовском и бобруйском направлениях. 
   Для разгрома лепельской группировки, которая оценивалась как главная, командующему 20-й армией ставилась задача силами 5-го и 7-го механизированных корпусов нанести контрудар в направлении Сенно с дальнейшим развитием успеха 7-го механизированного корпуса на Кублики, а 5-го - на Лепель. 
   Наличие в районе предстоящих боевых действий 5-го механизированного корпуса большого количества рек, озер и болот серьезно препятствовало наступлению мотострелковых и танковых войск. Они должны были действовать по отдельным направлениям вдоль дорог, что резко ограничивало маневр, усложняло организацию взаимодействия родов войск и ведение общевойскового боя. 
   Исходя из указаний Ставки, командующий Западным фронтом решил: прочно обороняясь на рубеже Витебск, Орша, нанести двумя механизированными корпусами в полосе 20-й армии мощный контрудар по правому флангу 39-го моторизованного корпуса, наступавшему на Витебск6. Предполагалось, что в ходе его лепельская группировка врага будет разгромлена еще до подхода к оборонительным позициям и наше командование выиграет время для подтягивания резервов в полосу 20-й армии и совершенствования обороны, 
   По замыслу командующего 20-й армией генерал-лейтенанта П. А. Курочкина 5-й механизированный корпус должен был к 4 часам 6 июля занять исходное положение для наступления в районе Смольяны, Ромашково, Туровичи; ударом в направлении Толпино, Лепель во взаимодействии с 7-м механизированным корпусом разгромить выдвигавшийся 39-й моторизованный корпус и к исходу дня овладеть Лепелем. Главные силы приказано было иметь на левом фланге. 
   Мы должны были уничтожить передовые части противника в Рясно, Обольцы, Замошье и выйти на рубеж Спечки, Мал. Белица, Ридомля. В последующем - развивать наступление на Толпино, овладеть рубежом Лыски, Лукомль и к исходу дня выйти в район Камень, Лепель. Глубина ближайшей задачи составляла до 20 км; последующей - 50 км; общая глубина удара - более 100 км. 7-му механизированному корпусу ставилась задача наступать в направлении Бешенковичи, Камень и во взаимодействии с нашим корпусом разгромить 39-й и часть сил 47-го моторизованных корпусов противника. 
   В соответствии с боевой задачей, поставленной корпусу, генерал И. П. Алексеенко принял решение главный удар нанести на левом фланге силами 13-й танковой дивизии в общем направлении на Обольцы, Толпино и во взаимодействии с 7-м механизированным корпусом разгромить наступавшие части 39-го моторизованного корпуса и овладеть Лепелем. 
   Боевой порядок предусматривался в два эшелона. В первом должны были наступать 17-я и 13-я танковые дивизии, во втором - отряд 109-й мотострелковой дивизии. Кроме того, создавался корпусный резерв в составе 8-го мотоциклетного полка, танкового батальона 16-го танкового полка и мотострелкового батальона 602-го мотострелкового полка. 
  
   Наступление планировалось в полосе шириной до 15 км. 17-я танковая дивизия (командир полковник И. П. Корчагин) должна была из района Смольяны, Вязьмичи, Козлово наступать вдоль железной дороги Орша - Лепель и к исходу дня овладеть северной окраиной Лепеля. Боевой порядок дивизии строился в два эшелона. 
   13-й танковой дивизии (командир полковник Ф. У. Грачев) приказывалось наступать из района Ивановск, Аленовичи, Ромашково на Обольцы, Толпино и к исходу дня во в взаимодействии с 17-й танковой дивизией овладеть южной окраиной города Лепель. Боевой порядок она также имела в два эшелона. Каждой дивизии отводилась полоса действий от 7 до 8 км. 
   Отряд 109-й мотострелковой дивизии (командир майор В. Ф. Мернов) составлял второй эшелон корпуса. Ему предстояло из исходного района Русский Селец, Погост наступать за левым флангом 13-й танковой дивизии в направлении Бородино, Ридомля, Лукомль, Лепель, развить успех корпуса и прикрыть его левый фланг от возможных атак противника с юга. 
   Корпусный резерв наступал за 17-й танковой дивизией в готовности к отражению танковых атак с севера. Для поддержки боевых действий войск из штатной артиллерии была создана группа дальнего действия (ДД) 17-й танковой дивизии в составе 467-го артиллерийского полка и группа ДД 13-й танковой дивизии - 578-го артиллерийского полка. В танковых и мотострелковых полках создавались артиллерийские группы поддержки танков и пехоты из двух-трех артиллерийских дивизионов. 
   Благодаря отсутствию у противника сплошного фронта наступления (впереди имелись лишь небольшие по составу разведывательные части и подразделения) 5-й механизированный корпус мог выступить в колоннах по нескольким маршрутам. Исходя из сложившейся обстановки и боевых задач, поставленных соединениям, командиры дивизий приняли решение на марш в предвидении встречного боя. Свои походные порядки они построили так, чтобы при встрече с противником части могли быстро развернуться в боевые порядки. При этом в первом эшелоне должны были наступать танковые полки, а во втором - мотострелковые. 
   На наш взгляд, такое распределение танковых и мотострелковых частей по боевым эшелонам в предвидении встречного боя было правильным, оно отвечало не только обстановке, но и условиям местности. Но на подготовку корпуса к боевым действиям командующий 20-й армией отводил всего лишь одни сутки. Этого времени на организацию и планирование наступления корпуса было, конечно, совершенно недостаточно. Штабы соединений и частей едва успевали подготавливать справочные данные для принятия решений командирами. Мы пытались организовать разведку маршрутов для дивизий на участках заболоченной местности, однако в полном объеме выполнить эту задачу разведорганы не смогли. В исходный район для наступления войска корпуса вышли с опозданием, а корпусная и дивизионная артиллерия к началу боевых действий находилась в 10 - 15 километрах от передовых войск.                          
   Во второй половине дня 5 июля командир корпуса уточнил вопросы взаимодействия родов войск в бою и дал конкретные указания командирам дивизий по организации и ведению предстоящего наступления.  
   6 июля в 5 часов 17-я, 13-я танковые и отряд 109-й мотострелковой дивизий выступили колоннами по назначенным маршрутам. Вначале гитлеровцы не оказывали активного сопротивления, однако войска продвигались слишком медленно. Шел пролив-ной дождь, на раскисших дорогах создавались пробки. С подходом к рубежу Масгеки, Обольцы танковые дивизии встретили организованное сопротивление передовых частей 47-го моторизованного корпуса. Стремительной атакой наши войска сбили вражеские отряды и к 20 часам, продвинувшись на глубину 14-16 км, вышли на рубеж: 17-я танковая дивизия - Серкути, Будно; 13-я - Замошье, Обольцы; отряд 109-й мотострелковой дивизии - 7 км западнее Вязьмичи.                                
   Наибольший успех имела 17-я танковая дивизия. На главном направлении темп наступления был значительно ниже. Это обусловливалось тем, что населенный пункт Обольцы гитлеровцы спешно подготовили к обороне и пытались удержать в своих руках. 
   Обстановка сложилась так, что перед 17-й танковой дивизией противник оказывал слабое сопротивление. Ввод в бой второго эшелона или резерва корпуса мог бы привести к более динамичному развитию успеха. Однако мы не могли этого сделать, так как они находились в 12 км от передовых полков 17-й танковой дивизии. Дороги были настолько перегружены, что скорость их продвижения не превышала четырех километров в час. К тому же из-за отсутствия авиационного прикрытия 13 им часто приходилось укрываться в лесах от ударов вражеской авиации. 
   К исходу 6 июля танки почти израсходовали запас горючего. Посоветовавшись со мной и своими заместителями, командир корпуса решил приостановить дальнейшее наступление, в течение ночи дозаправить машины, уточнить задачи соединениям и с рассветом продолжать выполнять поставленную задачу. Утром 7 июля командиры танковых дивизий выслали вперед по одному передовому отряду. Уничтожая отдельные очаги сопротивления, они продвинулись до рубежа Уздорники, Антополье, где встретили организованную оборону. Боем передовых отрядов было установлено, что в полосе наступления корпуса действуют части 12-й танковой дивизии (47 мк), a из показаний пленных стало известно, что 39-й моторизованный корпус наступал в направлении Бешенковичи, Витебск. 
   Таким образом, в ходе боевых действий наш корпус встретился не с 39-м моторизованным корпусом, как предполагалось, а с 47-м в составе трех танковых дивизий (12, 17, 18-й), входившим во 2-ю танковую группу. Из боевых донесений штабов соединений было установлено: основные  силы  17-й танковой дивизии к исходу дня вели бои 34-м и 33-м танковыми полками на рубеже Буй, Мал. Белица; 17-й мотострелковый полк (второй эшелон дивизии) двигался вслед за 34-м танковым полком; 13-я танковая дивизия, используя успех 17-й танковой дивизии, развивала наступление 26-м танковым полком и вышла на рубеж 6 км западнее Мал. Белица, Осановка. 25-й танковый и 13-й мотострелковый полки были свернуты в колонны и двигались во втором эшелоне. 
   7 июля мы приблизили штаб к войскам и расположили а лесу северо-западнее Рясно. Оборону его в противотанковом и противовоздушном отношении поручили 8-му мотоциклетному полку (командир майор П. А. Белик). 
   Корпусные разведчики доложили мне, что перед нашими дивизиями действуют до трех полков 12-й танковой дивизии, в их составе имеется большое количество полевой артиллерии и пулеметов. В ночь на 7 июля они спешно закрепили за собой наиболее важные тактические рубежи на линии Уздорники, Антополье. Установлено также, что их оборона носит очаговый характер и имеет глубину до 2 км. 
   7-й механизированный корпус вел тяжелые бои в межозерном дефиле севернее Сенно. Там действовали 17-я танковая дивизия немцев и воздушный десант (до пехотного полка), высаженный 5 июля юго-восточнее Сенно. Это была серьезная угроза правому флангу нашего корпуса, Нависая с севера, она требовала выделения части сил для прикрытия фланга, что, естественно, ослабляло ударную группировку. По расчетам штаба корпуса наши войска превосходили противостоящие силы врага: в людях ? в 2 раза, по артиллерии ? в 3, по танкам - в 3-4 раза. 
   Оценив силы свои и противника, я доложил генералу И. П. Алексеенко, что войска корпуса могут прорвать вражескую оборону, разгромить его группировку и овладеть городом Лепель. Командир корпуса внимательно выслушал доклад, взвесил все плюсы и минусы и принял решение с утра 8 июля прорвать оборонительный рубеж, уничтожить гитлеровцев в Оссовце, Цотове, Вятнах и к исходу дня овладеть Лепелем. В соответствии с этим решением 17-я танковая дивизия должна была наносить удар 33-м танковым и 17-м мотострелковым полками в направлении Вятны, а 34-м танковым полком прикрывать правый фланг корпуса, 13-я танковая дивизия наступала на Антополье, Лукомль. 
   Отряд 109-й мотострелковой дивизии получил задачу действовать за левым флангом 13-й танковой дивизии и обеспечивать бой корпуса с юга. 
   Утром 8 июля войска корпуса возобновили наступление. 17-я танковая дивизия, несмотря на сильное воздействие авиации, прорвала оборону противника и в течение дня успешно продвигалась вперед. К 18 часам 34-й танковый полк вел бой на рубеже Спечки, Дубняки, прикрывая открытый фланг корпуса с севера. 33-й танковый и 17-и мотострелковый полки, тесно взаимодействуя, сражались на рубеже ст. Гразино, (иск.) Толпино. 13-я танковая дивизия в своей полосе провела пять атак, но успеха не имела. Во второй половине дня она неоднократно подвергалась ударам вражеской авиации и вынуждена была отказаться от дальнейших атак. Гитлеровские самолеты непрерывно и безнаказанно бомбили наши части на поле боя и задерживали наступление. 
   В 16 часов 8 июля 17-я танковая дивизия немцев, при поддержке авиации, с направления Сенно осуществила мощную контратаку по правому флангу 17-й танковой дивизии нашего мехкорпуса. Главный удар пришелся по 34-му танковому полку, вспомогательный - по правому флангу 33-го танкового полка. В течение трех часов в районе Дубняки, ст. Гразино, (иск.) Мал. Белица шел ожесточенный танковый бой. Понеся потери в танках, фашисты вынуждены были отказаться от наступления на Мал. Белицу. Они перенесли свой удар на восток на направление Речица, Рясно, в обход корпуса с северо-востока, угрожая КП корпуса и выходу в тыл основной группировке наших войск. 
   Командование и штаб корпуса приняли все меры к организации обороны в частях 17-й танковой дивизии. На рубеж железной дороги севернее Речицы был выброшен корпусный резерв. Общими усилиями войск дивизии и резерва удар противника был отражен. В 20 часов 8 июля он предпринял новую атаку против 17-й танковой дивизии. Ведя тяжелые бои с превосходящими силами врага, 33-й и 34-й танковые полки отошли на Мал. Белицу, понеся большие потери. 17-й мотострелковый полк, успешно развивая наступление в направлении Староселье, окружил и уничтожил севернее Толпино свыше батальона мотопехоты. 
   Наступая вдоль железной дороги, немцы к исходу дня в районе Будно и Рясно отрезали тыловые эшелоны с горючим и боеприпасами. Корпусный резерв вынужден был отойти в Мал. Белицу. А вечером гитлеровцы высадили десант южнее ст. Гразино и во взаимодействии с частями 12-й танковой дивизии в районе Цотово полностью окружили 17-й мотострелковый полк с артиллерийским дивизионом и танковым батальоном. Однако полк героически продолжал вести тяжелые бои. 
   13-я танковая дивизия под ударами 12-й танковой дивизии врага отошла в район Рыжанки, свх. Видаки, Осановка и заняла круговую оборону. 
   Таким образом, в результате предпринятого противником удара войска корпуса были поставлены под угрозу окружения. В течение 9 и 10 июля они вели оборонительные бои.   В эти же дни была оказана помощь 17-му мотострелковому полку. В ночь на 10 июля встречной атакой 17-го мотострелкового полка и танкового батальона 33-го танкового полка был разгромлен 36-й моторизованный полк 12-й танковой дивизии противника. Наш полк вышел из окружения и с боями пробился в Мал. Белицу. Враг предпринимал до 15 атак в сутки, но все его попытки окружить и разгромить наши войска не имели успеха. 
   На правом фланге армии 39-й моторизованный корпус немцев своими отборными частями и соединениями остановил наступление 7-го механизированного корпуса на рубеже реки Березка, а на некоторых направлениях потеснил его на восток. 
   10 июля мы получили приказ из штаба 20-й армии. Наш корпус выводился из боя и должен был сосредоточиться севернее Орши в районе Орехи-Выдрица, Стайки, ст. Хлусово.   

Контакты