Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 3153
Печать

[...] "В данный момент наша политическая задача состоит в том, - заявил мне Филиппов, - чтобы выяснить, не ведет ли действительно Германия переговоры о мире с Англией и не ожидается ли в дальнейшем попытка достижения компромисса с Соединенными Штатами". [...]

Я сделал удивленное лицо и сказал, что не верю в это и что в Берлине курсируют другие слухи, например, о том, что дети советских дипломатов вывезены из Берлина. Филиппов подтвердил, что многие семьи действительно выехали. Внешне спокойно, хотя и с некоторой озабоченностью он заметил: "Ситуация крайне серьезная. Концентрация немецких войск продолжается. Но мы все же уверены, что сможем и дальше проводить нашу политику мира. Еще есть время". [...]

Я спросил его, как он считает, не осложнилось ли положение за последние недели, а особенно за последние дни [...] или, наоборот, не произошло ли ослабления напряженности в отношениях между Германией и Россией. По его мнению, ничего определенного на этот счет сказать нельзя. Отношения в общем нормальные, однако всем ясно, что Германия что-то затевает. В этом отношении слухи о переговорах о мире с Англией и попытке компромисса с Соединенными Штатами очень показательны и важны [...].

[13 июня 1941 г.]

[...] В беседе с Филипповым, продолжавшейся более получаса, мы обсуждали текущий политический момент. [...] Я спросил, почему Филиппов и русские должностные лица не выказывают беспокойства по поводу [...] слухов, касающихся германо-русских отношений [...]. Филиппов ответил на вопрос с поразительным спокойствием: "До германо-русского конфликта, о котором пишет "Тайме", несмотря на возбуждающие слухи, пока что далеко. Германия проводит лишь политику устрашения". Я попытался еще больше выведать у него и спросил, как он себе объясняет то, что на восточной границе [Германии] сосредоточено гигантское количество войск (более 100 дивизий), и думает ли Россия как-то противодействовать совершенно очевидной германской угрозе. Я упомянул слухи, распространенные в здешних дипломатических кругах, о том, что единственно возможным ответом русской стороны на германское устрашение мог бы быть тесный союз с Соединенными Штатами и Англией. На это Ф[илиппов] тут же ответил, что союз между Россией, Америкой и Англией - это чушь. В России не питают иллюзий относительно буржуазных государств. Россия может полагаться лишь на саму себя. "Если Германия действительно нападет, то немецкие военные успехи, будь то захват балтийских стран, Украины и т.д., еще ничего не будут значить [...]. Давление - до тех пор давление и одновременно сила, пока оно используется на узком пространстве. Любое расширение [фронта войны] будет означать для Германии ослабление, а на это Гитлер не пойдет".

[...]

[Приписка:] "Петер" просит дать указание относительно того, что он должен отвечать русским на все более требовательно повторяемый вопрос, ведутся \421\ или нет переговоры о мире между Германией и Англией. Россия, по его мнению, хочет удостовериться, стремится ли Германия развязаться на западе, чтобы иметь возможность нанести удар на востоке. [...]

[14 июня 1941 г.]

Вчера я передал Филиппову полный политический отчет, материал для которого я получил от легационного советника Раше. Я сообщил, что опровержение ТАСС не произвело здесь никакого впечатления, что в немецких кругах задают себе вопрос, что хотела Россия этим опровержением сказать, и что среди иностранцев в Берлине опровержение воспринято как проявление слабости. Затем я дал ответ на дважды задававшийся мне вопрос, предпринимаются ли усилия по достижению мира с Англией. Я повторил то, что сказал мне легационный советник Раше: о такого рода мероприятиях никому из хорошо информированных людей здесь ничего не известно, и глупо говорить в данный момент про переговоры о мире между Германией и врагом № 1 ее политики установления нового порядка. В заключение моего сообщения я рассказал об оживленной полемике и слухах вокруг конфискации "Ф[ёлькишер] б[еобахтер]п. [...]

[21 июня 1941 г.]

"Петер" сообщает:

Передавая Филиппову сообщение, я сначала сказал, что, с моей точки зрения, которую я составил в результате многочисленных бесед с д-ром Шмидтом, д-ром Раше и другими высокопоставленными деятелями, германорусские отношения не опустятся до такого низкого уровня, как полагают некоторые. Сообщил, что посланник Шмидт и д-р Раше проявляют полное спокойствие и дали мне понять, что никаких далеко идущих решений в ближайшее время не предвидится. Рассказал, что д-р Раше с удивлением спросил меня, как вообще могло случиться такое, что иностранные корреспонденты (почти все) поверили слухам о том, что предстоит именно германо-русский конфликт.

Я закончил тем, что сказал, что, по моему мнению, мы находимся в настоящий момент в состоянии войны нервов и на сей раз немецкая сторона предпримет попытку предельно взвинтить нервное напряжение. Я же убежден, что войну нервов выиграет тот, у кого нервы крепче. [...]

Затем я спросил Филиппова, что он думает о ситуации. Он сказал дословно следующее: "Положение очень серьезное. Однако вам [...] не следует особенно тревожиться. Мы твердо убеждены, что Гитлер затеял гигантский блеф. Мы не верим, что война может начаться уже завтра. Процесс, повидимому, будет еще продолжаться. Ясно, что немцы намереваются оказать на нас давление в надежде добиться [каких-то] выгод, которые нужны Гитлеру для продолжения войны". [...]

РА АА Bonn, Dienstelle Ribbentrop, Vertrauliche Berichte uiber Russland (Peter), 2/3, Bl. 462582-462583, 462591-462594, 462597, 462604-462606. \422\

Контакты