Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 2417
Печать
 

Сов. секретно

Особая папка

1. Шуленбург не проявлял инициативы и не начинал разговора о предмете наших последних бесед. Он только упомянул о том, что получил из Берлина с курьером, прибывшим сегодня, пачку почты, в которой были также письма от Вайцзекера и Вермана. Но ничего нового или интересного в этих письмах нет. Я взял инициативу и сказал Шуленбургу следующее: я говорил со \194\ Сталиным и Молотовым и рассказал им о предложении, сделанном Шуленбургом об обмене письмами в связи с необходимостью ликвидировать слухи об ухудшении отношений между СССР и Германией. И Сталин, и Молотов сказали, что в принципе они не возражают против такого обмена письмами, но считают, что обмен письмами должен быть произведен только между Германией и СССР. Так как срок моего пребывания в СССР истек и сегодня я должен выехать в Германию, то Сталин считает, что г-ну Шуленбургу следовало бы договориться с Молотовым о содержании и тексте писем, а также о совместном коммюнике. Шуленбург выслушал мое заявление довольно бесстрастно и затем ответил, что он, собственно разговаривал со мной в частном порядке и сделал свои предложения, не имея на то никаких полномочий. Он вел эти переговоры со мной как посол в интересах добрых отношений между нашими странами. Он, Шуленбург, не может продолжить этих переговоров в Москве с Молотовым, так как не имеет соответствующего поручения от своего правительства. В настоящее время он сомневается даже, получит ли он такое поручение. Он, конечно, сделает все, чтобы такие полномочия получить, но он не уверен, что их получит. Они в германском посольстве, конечно, обратили (внимание) на шаги, предпринятые в последнее время Сталиным, то есть на заявление Советского правительства о прекращении деятельности в СССР дипломатических миссий Норвегии, Бельгии и Югославии. Посольство и представитель германского информационного бюро своевременно телеграфировали об этом мероприятии Советского правительства в Берлин, но, насколько им известно, германская пресса еще никак не реагировала на это событие. Конечно, не исключено, что германская печать в ближайшее время еще откликнется на заявление Советского правительства. Не исключено, что они в своем посольстве не заметили (пропустили) такого сообщения, может быть, вследствие радиопомех или по причине расстройства аппарата "Сименс-Хелл", по которому они получают информацию из Берлина. Однако, во всяком случае, отсутствие немедленной реакции Берлина обращает на себя внимание и это заставляет его, Шуленбурга, сомневаться в том, получит ли он поручение из Берлина вести в Москве переговоры о содержании письма Сталина Гитлеру и о последующем коммюнике. Было бы хорошо, чтобы Сталин сам от себя спонтанно обратился с письмом к Гитлеру. Он, Шуленбург, будет в ближайшее время у Молотова (по вопросу обмена нотами о распространении действия конвенции об урегулировании пограничных конфликтов на новый участок границы от Игорки до Балтийского моря), но не имея полномочий, он не имеет права затронуть эти вопросы в своей беседе. Хорошо бы, если Молотов сам начал бы беседовать с ним, Шуленбургом, на эту тему или, может быть, я, Деканозов, получив санкцию здесь в Москве, сделаю соответствующие предложения в Берлине Вайцзеккеру или Риббентропу. Он же, Шуленбург, подчеркивает еще раз, что свои предложения он сделал, не имея на то полномочий. В процессе разговора Ш(уленбург) давал понять, что у Берлина нет оснований давать ему полномочия и что он, Шуленбург, сомневается, что если бы он даже поставил сам этот вопрос, что такие полномочия он получил бы. При этом он несколько раз "просил" не выдавать его, Шуленбурга, что он внес эти предложения. Я ответил, что в связи с моим отъездом Шуленбург очевидно продолжит свои переговоры с Молотовым. Шуленбург заявил, что он постарается сделать все возможное в этом направлении.

2. Во время беседы зашла речь о бомбардировке англичанами германских городов. Шуленбург отметил, что Берлин мало страдает от бомбардировки. Кажется, довольно сильные разрушения причинены в Бремене, Киле, \195\ Гамбурге. По его убеждению, никакая американская помощь Англии не в состоянии изменить чего-либо в тех более выгодных стратегических позициях, которые занимает Германия против Англии. Кроме того, по его мнению, недалеко то время, когда они (воюющие стороны) должны прийти к соглашению и тогда прекратятся бедствия и разрушения, причиняемые городам обеих стран.

3. Во время завтрака Шуленбург рассказывал различные исторические факты и анекдоты, иногда довольно циничные. Хильгер выражал восхищение памятью Шуленбурга на различные исторические факты и высказал пожелание, чтобы Шуленбург отметил все эти факты в своих будущих мемуарах. К вопросу о мемуарах Шуленбург и Хильгер вернулись и после завтрака, когда Шуленбург говорил о своем замке в Баварии. Хильгер заявил, что этот уединенный замок - лучшее место для писания мемуаров. Из всех этих "мемуарных разговоров" можно было вынести впечатление, что Шуленбург и Хильгер намекали на уход Шуленбурга с поля политической деятельности.

4. Примерно такой же намек был выражен в сообщении Хильгера о приезде генерала Кестринга. Оба они и особенно Хильгер подчеркивали, что Кестринг перенес тяжелое воспаление легких, чуть не умер и в настоящее время сильно постарел.

5. В начале беседы Хильгер высказал свое удовлетворение возвращением т.Крутикова в Москву. Он, Хильгер, не желает беспокоить т. Микояна и по многим вопросам обращается к т.Крутикову, который поразительно быстро вошел в курс дел советско-германской торговли, является весьма способным человеком, быстро ориентируется и т.д. Одним словом, он, Хильгер, ничего кроме комплиментов по адресу т.Крутикова сказать не может. Хильгер подчеркивал при этом, что ждал Крутикова с нетерпением, так как имеет к нему дела.

6. Во время завтрака, а затем и несколько раз в беседе после завтрака Хильгер и Шуленбург говорили, стараясь придать этому шутливую форму, о том, что Типпельскирх теперь у них очень возгордился. Посол распорядился послать свою визитную карточку и визитные карточки своих заместителей (Типпельскирха и Хильгера) т. Сталину в знак поздравления по поводу назначения т. Сталина Председателем СНК СССР. Однако ответную визитную карточку получил только Типпельскирх и теперь он ходит с поднятым носом. Он, Хильгер и Шуленбург объясняют себе неполучение ими визитных карточек задержкой, вызванной вероятно техническими причинами.

При беседе и на завтраке присутствовал т.Павлов.

Беседа продолжалась около двух часов.

В.Деканозов

АП РФ. Ф.З. Оп.64. Д.675. Лл. 169-173. Машинопись, заверенная копия.

Контакты