Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 5424
Печать

1. Я вручил Шуленбургу памятную записку в ответ на памятную записку германского посольства от 11 марта по вопросу об условиях поставки Германии \794\ никеля из Петсамо. Я подробно разъяснил Шуленбургу содержание нашей памятной записки.

Шуленбург ответил, что германское посольство в Москве не имеет текстов германо-финских соглашений о поставке никеля, и поэтому он лишен возможности сказать что-либо определенное по нашей памятной записке, но содержание ее он немедленно сообщит в Берлин.

2. Шуленбург заявил, что Министерство иностранных дел отказывает в просьбе Советского правительства выдать 6 виз советским работникам, направляющимся в Париж; Берлин, сказал Шуленбург, вообще против увеличения штата работников иностранных представительств в Париже. В связи с положением в Париже Германское правительство решило ликвидировать в ближайшее время все иностранные представительства, находящиеся там. Шуленбург подчеркнул, что Советское правительство не должно усматривать в этих действиях Германского правительства недружелюбные акты, так как оно должно понять особое положение, создавшееся в Париже, а также и то, что данные мероприятия распространяются на миссии всех стран.

Я ответил, что в Париже проживает большое количество советских граждан, которые обращаются с различными запросами в Консульский отдел полпредства. В связи с этим в Париже у нас довольно много работы. Однако до сих пор переезды работников из Виши в Париж и обратно наталкиваются на большие трудности. Например, долгое время не мог выехать обратно в Виши наш полпред во Франции, а также военный атташе. Мы же до сих пор шли навстречу желаниям Германского правительства. Например, в настоящее время, когда заболел военный атташе германского посольства генерал Кестринг, Советское правительство по просьбе Германского правительства выдало визу полковнику Крепсу. Это было сделано несмотря на то, что генерал Кестринг уже имеет своего постоянного заместителя в Москве. Поэтому мы имеем все основания считать, что наша просьба должна быть удовлетворена, и мы хотели бы, чтобы требуемые визы для поездки в Париж были выданы. Шуленбург должен учесть, что такие вопросы должны решаться на началах взаимности.

Шуленбург заявил, что, конечно, они примут все меры для того, чтобы облегчить поездки из Виши в Париж и обратно. Он также телеграфирует о просьбе выдать визы советским работникам для поездки в Париж, однако он не думает, что визы могут быть выданы.

3. Шуленбург снова заявил о трудностях, с которыми встречается германская делегация при переселении немцев из Прибалтики. Хотя переселение уже и почти закончено, но целый ряд вопросов еще не решен. В частности, не решен вопрос о переселении лиц не немецкой национальности, вопрос о переселении арестованных лиц немецкой национальности, которых насчитывается в Ковно 300, в Риге 43 и в Таллине 41 человек, а также не решен еще вопрос в отношении национальности некоторых лиц, подлежащих переселению.

Я ответил, что так как переселение лиц не немецкой национальности выходит из рамок соглашения, я должен переговорить по этому вопросу с Молотовым В.М. Пока я этого не успел сделать, но в ближайшее время мы обсудим этот вопрос; что касается спорных дел о принадлежности некоторого числа лиц к немецкой национальности, то в связи с отъездом германской делегации по переселению эти вопросы могут быть решены здесь, в Москве.

4. Шуленбург заявил, что он получил письмо от Шнурре, который просит его, Шуленбурга, осведомиться о положении дела о выезде в Германию Мори и Кампэ. \795\

Я ответил, что по этому делу я имею пока неблагоприятные известия, но окончательный ответ обещаю дать в ближайшие дни.

5. Шуленбург заявил, что получил телеграмму от Фровейна с просьбой походатайствовать в НКИД о разрешении на выезд в Германию Бебутовой, невесты сотрудника германского аппарата по переселению.

Я ответил, что не считаю выезд в Германию невесты этого сотрудника столь необходимым делом, но поскольку с этой просьбой обращается ко мне посол, то я рассмотрю этот вопрос и дам ответ.

6. Шуленбург снова обратился ко мне с вопросом об условиях вывоза имущества бывших германских миссий в Прибалтике.

Я ответил, что знаком с этим вопросом. Правила вывоза имущества германских миссий уже выработаны, и соответствующие указания даны таможенным органам на местах. Об этих правилах также известно и германскому посольству, так как Вальтер уже беседовал по этому вопросу с Барковым.

Шуленбург заявил, что, несмотря на эти правила, советские таможенные органы намерены задерживать имущество, по заключению экспертов, по собственному усмотрению, в частности, произведения искусства. Большое количество уникальных произведений искусства, однако, является государственной собственностью Германии и было ввезено в Прибалтику из Германии для оборудования германских миссий.

Я ответил, что вещи, ввезенные из Германии, конечно, могут быть вывезены. Спорные же вопросы, конечно, должны быть рассмотрены особо.

Беседа продолжалась 45 минут.

При беседе присутствовал т.Павлов В.Н.

А.Вышинский

ПРИЛОЖЕНИЕ

Памятная записка

В ответ на памятную записку от 11 марта 1941 года Народный комиссариат иностранных дел по поручению Правительства Союза ССР имеет честь довести до сведения Германского посольства нижеследующее:

1. В памятной записке Германского посольства от 11 марта 1941 г. подтверждается, что договор между И.Г.Фарбен Индустри и Петсамо-Никкели может быть денонсирован к 1 декабря 1947 года. Следовательно, вопрос о срочности данного договора не может вызывать никаких сомнений, и, таким образом, соображения, изложенные по этому поводу в пункте 1-м памятной записки Советского правительства от 28 февраля 1941 года, остаются в полной силе.

Что касается соглашений между Германским и Финляндским правительствами от 24 июля 1940 года и 16 сентября 1940 года, то Советское правительство выражает свое согласие учесть эти соглашения при рассмотрении вопроса о выполнении имеющим быть организованным советско-финляндским акционерным обществом обязательств по отношению к И.Г.Фарбен Индустри и после 1 декабря 1947 года.

2. Правительство СССР подтверждает свое заявление, содержащееся в пункте 2-м памятной записки от 28 февраля с.г. Советское правительство не видит оснований для предположения, что учреждение смешанного советскофинляндского акционерного общества может служить препятствием к выполнению обязательств, принятых на себя германской и финляндской сторонами по заключенным ими соглашениям о поставке никелевой руды из Петсамо. \796\

3. Что касается договора между И.Г.Фарбен Индустри и Петсамо-Никкели от 19 февраля 1941 года о поставке никеля-матте, то Советское правительство считает, что поскольку ставится вопрос о согласии Советского правительства подтвердить предусмотренные этим договором обязательства в отношении подлежащего организации советско-финляндского акционерного общества в Петсамо, этот договор подлежит особому рассмотрению с участием представителей СССР в этом обществе, в порядке установления дополнительных договорных отношений этого общества с И.Г.Фарбен Индустри по поставке никеля-матте.

Москва, 24 марта 1941 года

АВП РФ. Ф.07. Оп.2. П.9. Д.22. Лл.44-47. Машинопись, заверенная копия. Указана рассылка.

Контакты