Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 3932
Печать

Криппс прежде всего поблагодарил меня за хорошую организацию полета в Истамбул, вследствие чего он смог вовремя прибыть туда и благополучно вернуться в Москву. Криппс заметил, что он как будто был пионером, пролагающим воздушную трассу в Истамбул, что до сего времени нет регулярной авиасвязи между Москвой и Турцией и что было бы хорошо организовать регулярную авиасвязь между Турцией и СССР.

Я заметил, что в этом деле имеются известные технические трудности.

Криппс отметил, что ему удалось впервые после того, как Иден стал министром иностранных дел, встретить его в Анкаре и иметь личную беседу, далее Криппс заявил, что он не имеет специального поручения правительства говорить о вопросах англо-советских отношений, и что после того, как г-н Идеи и Дилл вернутся в Лондон, и Правительство Великобритании сможет обсудить итоги визита Идена, вопрос об улучшении англо-советских отношений, несомненно, будет поставлен в порядок дня. Сейчас он хотел бы рассказать о своих личных впечатлениях от посещения Турции, о тех встречах, которые ему удалось иметь как с представителями Турецкого правительства, так и с полпредом СССР т.Виноградовым. Криппс подчеркнул, что он мог бы сделать, если этого я пожелаю, сообщение в конфиденциальном порядке о беседах Идена и Дилла с руководителями Турецкого правительства. Основные итоги этих переговоров сводятся к следующему:

а) с точки зрения Английского правительства результаты переговоров вполне удовлетворительные.

б) отношение Турецкого правительства к выполнению своих обязательств перед Соединенным Королевством вполне положительно; Криппс убежден, что Турция последовательно выполнит все свои обязательства по отношению к Англии.

в) в англо-турецких отношениях не произошло никаких перемен вследствие болгаро-турецкого соглашения.

г) что касается конкретных действий и дальнейших мероприятий Турецкого правительства, то это будет зависеть от развития событий на Балканах.

Криппс отметил, что он имел возможность продолжительно беседовать с полпредом СССР Виноградовым. У Криппса сложилось о Виноградове очень хорошее мнение.

Криппс также беседовал с Сараджоглу. Из бесед с Сараджоглу он вынес впечатление, что в турецких кругах ведется сильная пропаганда о якобы имеющихся у СССР намерениях напасть на Турцию.

На мой вопрос, кем ведется такая пропаганда, Криппс ответил, что турецкий посол в Берлине был информирован ответственным лицом из Германского \719\ министерства иностранных дел о том, что если возникнет война между Турцией и Германией, то Турции придется иметь дело не только с германской, но и с русской армией, в частности на Кавказе. Что касается лично Криппса, то он, Криппс, считает подобного рода слухи ерундой. Именно так он, Криппс, заявил и Сараджоглу, но все же в турецких кругах эта "пропаганда" кое-кого заставляет настораживаться.

В беседе со мной, сказал далее Криппс, Виноградов спросил, какую позицию займет Турция в случае каких-либо непредвиденных обстоятельств в ближайшем будущем; Криппс ответил Виноградову, что в настоящих условиях Турецкое правительство желало бы тщательно выяснить, может ли оно иметь "сочувственное к себе отношение со стороны Советского правительства". Криппс отметил, что если он правильно понимает, что целью советской внешней политики является предотвратить дальнейшее расширение войны на Балканах, то ему кажется, что большая откровенность в советско-турецких отношениях дала бы Турции новые силы в выполнении этой задачи. Криппс думает, что в ближайшие дни едва ли можно предвидеть нападение немцев на Турцию, но сами турки почти убеждены, что Германия нападет на них в скором времени. Письмо Гитлера и активные попытки германского посла Папена в Турции убедить Турецкое правительство в необходимости присоединиться к тройственному пакту – прямое доказательство стремления Германии распространить целиком и полностью свое влияние на Турцию. Криппс после беседы с Сараджоглу вполне убежден, что дальнейший нажим со стороны Германии на Турцию неизбежен. Более серьезный вопрос, однако, заключается в том, как долго Турция будет в состоянии противостоять этому нажиму, как долго она сумеет защищаться, если она подвергнется нападению. Это будет зависеть, по мнению Криппса, от материальной и духовной, как сказал Криппс, помощи со стороны Англии и СССР.

Криппс оговорился, что он не хотел бы быть пророком. Он высказывает лишь личное мнение, сложившееся у него после бесед со многими лицами во время своего пребывания в Турции. В результате этих бесед дальнейшие шаги Германии представляются примерно в следующем плане: Германия попытается принудить Грецию заключить соглашение с Италией.

Для осуществления своего плана снабжения нового фронта Германия потребует у Югославии охраны путей путем ввода своих войск на территорию Югославии, тем самым Германия ее оккупирует. Если Германии удастся закрепиться в Салониках и принудить Югославию присоединиться к тройственному пакту, то дальнейший германский удар будет направлен против изолированной от своих балканских соседей Турции. Но наиболее важным является план нападения Германии на СССР. Криппс хотел бы сообщить мне об этом совершенно конфиденциально.

Ходят слухи, что Германия готовится направить свой удар против СССР и что все действия Германии на Балканах в настоящее время имеют своей целью лишь защитить свой балканский фланг в предстоящем нападении на СССР. Криппс, впрочем, не верит этим слухам, но эти слухи за последнее время широко распространяются, и он считает нужным об этом сказать. На чем основываются эти слухи? Вот на чем. Бесспорно, что Гитлер отказался в настоящее время от плана вторжения на Британские острова: ему приходится отказаться и от своей цели покорения Европы. Поскольку Англия не побеждена, Гитлеру нужно найти выход из создавшегося и все ухудшающегося положения, и притом еще до того, как американская помощь Англии примет более широкие формы. \720\

Нападение на СССР даст Германии возможность пойти на мир с Англией на основе отказа от Бельгии, Франции и пр. за счет СССР. Таков этот "Резервный план", который в настоящее время кажется маловероятным, но который, однако, требует к себе внимания. Что нужно делать сейчас тем, кто против расширения сферы войны? Нужно, очевидно, создать достаточно сильное сопротивление Германии. Он, Криппс, вполне согласен с мнением Советского правительства, изложенным в последнем ответе Болгарскому правительству, что Болгария идет не по пути мира, а по пути войны. Английское правительство, продолжал Криппс, окажет поддержку Балканским странам в том, чтобы противостоять германскому продвижению, но на этом пути имеется целый ряд трудностей. Одна из таких трудностей – это пропаганда "красной опасности", якобы угрожающей Балканским странам. За последнее время на Балканах, особенно в Югославии, эти слухи муссируются с целью принудить Югославию присоединиться к тройственному пакту. Криппс, который в течение шести лет боролся с этой пропагандой по поводу "красной опасности" в своей "собственной" стране (на мое замечание: "и безрезультатно, кажется", Криппс ответил: "да" с результатами, несоразмерными с вложенной энергией"), это все очень хорошо понимает. Ему, Криппсу, хорошо известно, какое значение может иметь такая пропаганда в опасные минуты. Именно такая пропаганда широко применялась за последние 10 лет в Англии для того, чтобы подавить голоса, раздававшиеся против "нацистской машины".

Вот все, что хотел Криппс сказать в настоящее время, руководствуясь своим стремлением к улучшению положения на Балканах, понимая, какое значение в этом отношении принадлежит СССР.

В конце своего сообщения Криппс сказал, что он охотно ответил бы на вопросы, которые могли бы быть мной поставлены.

Я поинтересовался, с согласия ли Английского правительства Турция подписала соглашение с Болгарией.

Криппс ответил, что Английское правительство было полностью информировано о переговорах между Турцией и Болгарией. Криппс заметил, что первоначальный план объединения Балканских стран – Турции, Югославии, Болгарии и Греции – не осуществился в таком виде, как об этом Криппс говорил в своей первой беседе с В.М.Молотовым, предлагая, чтобы инициатива по объединению этих стран исходила от Советского правительства. Но поскольку Советское правительство не проявило в этом отношении инициативы, Английское правительство само пыталось договориться с этими странами. С этой целью несколько месяцев тому назад Англия и Турция начали переговоры с Болгарским правительством. Правда, нынешнее болгаротурецкое соглашение ничего не стоит – "стоит меньше листа бумаги, на котором оно написано", но поскольку само Турецкое правительство желало подписать это соглашение, Английское правительство не стало возражать.

Криппс исключает возможность присоединения Турции к тройственному пакту: нет ни одного шанса за то, что турки так поступят.

Далее Криппс сообщил, что из бесед с Сараджоглу и Виноградовым имело место какое-то недоразумение. У Криппса сложилось во время бесед с Сараджоглу представление, что последний находится под впечатлением ожидания какого-то ответа от Советского правительства, тогда как из беседы с Виноградовым выходило так, что СССР ждет каких-то предложений от Турции, Турция же, повторил Криппс, хотела бы знать, какова позиция СССР.

Я ответил Криппсу, что позиция СССР в отношении Турции достаточно хорошо Турции известна и не требует каких-либо специальных разъяснений. \721\

Затем Криппс пространно стал говорить о том, что было бы крайне желательно достигнуть взаимного понимания между Турцией и СССР, и что он хотел бы знать, как я думаю относительно целесообразности обмена с Турецким правительством мнениями по балканскому вопросу. Криппс мог бы сообщить это мнение через английского посла в Анкаре Сараджоглу.

Криппс добавил, что он предлагает это в порядке личной инициативы, без каких-либо поручений с чьей бы то ни было стороны.

Я ответил Криппсу, что в таких вопросах личное мнение не имеет большого значения.

Тогда Криппс заявил, он хотел бы поставить вопрос в другой форме. Он имел большую честь разговаривать с И.В.Сталиным, и И.В.Сталин между прочим выразил мнение, как он, Криппс, тогда понял, что Английское правительство могло бы посодействовать делу улучшения советско-турецких отношений. Криппс хотел бы знать, – "остается ли это мнение г.Сталина и Советского правительства в силе в настоящее время?".

Я ответил, что Криппсу должно быть понятно, что на такой вопрос я отвечать не имею никакого права без разрешения И.В.Сталина, поскольку это касается его мнения. Но наша позиция в отношении Балкан достаточно ясна и известна. Можно сослаться в подтверждение этого хотя бы на последнее наше заявление Болгарскому правительству.

Тогда Криппс заявил, что он хотел бы меня спросить в официальном порядке, может ли он через английского посла в Анкаре сообщить Сараджоглу, что Советское правительство ожидает конкретных предложений от Турецкого правительства относительно "дальнейшего укрепления и расширения" отношений между СССР и Турцией.

Он повторяет, что делает это заявление по личному почину, уверенный, что Английское правительство готово взять на себя ответственность за этот почин.

Криппс тут же, однако, добавил, что хотел бы, чтобы это его предложение не было понято Советским правительством как неразумный шаг, что лично он не имеет никакого намерения вмешиваться в советско-греческие отношения, но желал бы лишь способствовать улучшению этих отношений.

Я ответил Криппсу, что его беседу со мной и запрос доложу своему правительству и по получении соответствующих инструкций информирую Криппса о дальнейшем.

Беседа продолжалась 1 час 50 мин.

При беседе присутствовал т.Гусев.

А.Вышинский

АВП РФ. Ф.07. Оп.2. П.9. Д.20. Лл.5-12. Машинопись, заверенная копия. Указана рассылка.

Контакты