Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей
Документы
Просмотров: 3790
Печать

Сов. Секретно
(Особая папка)

Шуленбург заявил, что имеет поручение Берлина немедленно и заранее поставить Советское правительство в известность о том, что в результате переговоров, которые велись между Болгарией, с одной стороны, и Италией и Германией, с другой, 1 марта состоится подписание соглашения о присоединении Болгарии к тройственному пакту. Детали ему, Шуленбургу, неизвестны, но он предполагает, что форма присоединения будет такой же, как и протокол о присоединении к тому же пакту Венгрии, Словакии и Румынии.

Тов.Молотов ответил, что Германии известна позиция Советского правительства из его демарша от 25 ноября 1940 г. Сказанным в этом демарше определяется позиция СССР в этом вопросе также и в данное время. Если Шуленбург припоминает, в демарше 25 ноября вопрос о присоединении Болгарии к тройственному пакту ставился в связи с определенными обстоятельствами. Но события развиваются в несколько другом направлении. \688\

Шуленбург ответил, что, по его мнению, этот новый шаг Германского правительства не противоречит точке зрения Советского правительства, изложенной в демарше 25 ноября. Германия не имеет территориальных интересов в Болгарии и не намерена оставаться там на все время. Акция Германии определяется теоретическим интересом, по выражению Шуленбурга, Германия должна воспрепятствовать англичанам укрепиться на континенте.

Т.Молотов заявил, что Германии известно, что Болгария считается таким районом, который относится к зоне безопасности СССР. Советское правительство неоднократно заявляло Германскому правительству, что оно серьезно заинтересовано в Болгарии. Советское правительство смогло бы выразить удовлетворение этим сообщением Германского правительства только в том случае, если бы участие Болгарии в этом новом международном акте находилось в соответствии с обстоятельствами, о которых говорилось в демарше от 25 ноября. Но сейчас тов.Молотов не может признать, что акт, предпринятый Болгарией, находится в соответствии с этими обстоятельствами.

Шуленбург отметил, что он не может высказать более того, что он уже сообщил. Но, по его мнению, присоединение Болгарии к тройственному пакту не противоречит интересам СССР. Он не склонен придавать присоединению Болгарии к тройственному пакту большого значения и считает возможным сравнить этот шаг Болгарии с соответствующими актами Румынии, Венгрии и Словакии.

В ответ на это т.Молотов сказал, что Германскому правительству известно, что Болгария считается нами районом, который относится к зоне безопасности СССР, поэтому присоединение Болгарии к тройственному пакту нельзя сравнить с Венгрией или Словакией. Т.Молотов заявил в заключение, что он сообщил мнение Советского правительства в предварительном порядке и что он раньше не был информирован о событиях, указанных в настоящем сообщении Германского правительства.

Затем Шуленбург обратился к т.Молотову с просьбой дать возможность двум вспомогательным германским крейсерам, оперирующим в Тихом океане, четырем торговым судам, одному танкерному теплоходу и одному танкеру отправиться в Германию тем же путем, которым было в прошлом году отправлено в Германию одно германское судно. Шуленбург передал т.Молотову памятную записку по этому вопросу (прилагается).

Т.Молотов ответил, что он должен посоветоваться с соответствующими народными комиссарами.

Шуленбург заявил, что Берлин снова просил его поставить вопрос об оплате кредита, представленного в свое время Советскому правительству бывшим Чехословацким правительством.

Шуленбург, сославшись на заявление т.Вышинского о спецкурсе рубля для дипломатического корпуса в Москве, сделанное ему, Шуленбургу, сегодня, начал настойчиво доказывать т.Молотову, что курс, который Советское правительство предполагает установить для дипломатического корпуса в Москве, в размере 1 доллар = 10 рублям, он считает слишком высоким и просил о значительном его понижении (минимум, 1 доллар = 20 рублям).

Т.Молотов отметил, что предлагаемый Советским правительством проект нового курса в два раза облегчит положение дипломатического корпуса. Раньше мы не шли на установление специального курса рубля по принципиальным соображениям и теперь это сделали для того, чтобы пресечь нелегальное получение денег, которое уже больше нетерпимо. Особенно активную \689\ роль в этом вопросе играли иранцы, которых мы будем даже вынуждены предупредить.

Шуленбург заявил, что проектируемый курс рубля особенно затруднит положение дипломатических представительств малых стран, и просил пересмотреть этот вопрос.

Т.Молотов в заключение отметил, что, идя навстречу пожеланиям дипломатического корпуса, мы можем установить для него курс 1 доллар = 12 рублям и что этот курс является окончательным и вводится с 1 марта с.г.

Записал Павлов В.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Памятная записка

В течение летнего навигационного периода 1941 года предполагается переправить:

А. с Востока на Запад:

1) два вспомогательных крейсера водоизмещением в 3.500 и 7.000 брутторегистровых тонн.

2) четыре торговых судна водоизмещением от 5.000 до 8.000 брутторегистровых тонн.

Б.с Запада на Восток:

1) один танкер средних размеров.

Просьба дать принципиальное согласие. Более подробные данные будут представлены дополнительно, возможны изменения.

АВП РФ. Д.06 Оп.З. П. 1. ДА. Лл.28-32.

1. Речь идет о концессии на эксплуатацию никелевых руд в районе финского города Петсамо. Месторождение было открыто в 1924 г. Соглашением между Финским правительством и британской "Монд Никель компани лтд." оно было передано в 1934 году в концессию филиалу этой компании "Петсамо Никель К°" на 40 лет. После советско-финляндской войны дирекция "Петсамо Никель К°" дала согласие лишь продавать добываемую руду Германии и России в пропорции соответственно 60% и 40%. 9 октября 1940 г. В.М.Молотов подтвердил У.Паасикиви заинтересованность советской стороны в участии в эксплуатации данного месторождения. Переговоры по этому вопросу велись в 1940 – 1941 гг., но до начала войны так и не завершились.

2. Мобилизационные планы составляют одну из основ обороноспособности любого государства. Они предусматривают планомерный и своевременный переход с организации и штатов армии мирного времени на организацию и штаты военного времени. Эту задачу в предвоенный период Красная Армия решала в сложных условиях – с мая 1940 до июня 1941 г. мобпланы перерабатывались четыре раза. Если учесть, что на разработки необходимой мобилизационной документации требовалось не менее 9 месяцев, то неудивительно, что к началу войны эта работа не была завершена. Некоторые важные элементы, например, мобилизационные планы развертывания военной промышленности, пролежавшие больше месяца в столе Председателя Комитета обороны К.Е.Ворошилова, так и не были утверждены.

Мобилизационные возможности СССР определялись общими условиями третьей пятилетки (1938 – 1942). В августе 1940 года было принято решение о разработке первого плана МП-41, согласно которому Вооруженные силы после отмобилизования должны были насчитывать 8,7 миллиона человек (206 дивизий). Однако эти цифры были вскоре увеличены до 8,9 млн.человек (303 дивизии). Это увеличение совпало с.690\ реорганизацией большинства соединений, в результате чего в большинстве войсковых частей и соединений возник большой некомплект. Появилось большое количество небоеготовных или ограниченно боеготовных соединений и частей. Те же части, которые были обращены на формирование новых соединений, утратили свою боеспособность. Полное обеспечение вооружением новых соединений МП-41 предусматривалось лишь через 5 лет.

Значительным просчетом мобилизационных планов было предположение, что противнику после нападения на СССР потребуется до 15 суток для своего стратегического развертывания. В действительности вермахт напал в состоянии уже произведенного полного развертывания. Советские планы предусматривали, что первый эшелон советских войск будет иметь на отмобилизование 1 – 3 суток, второй эшелон (все танковые части, большинство стрелковых дивизий) – от 8 – 15 суток. Эти сроки оказались нереальными.

3. Судьба танковых соединений в Вооруженных Силах СССР претерпела много изменений. Первоначально появились (в 1935 году) танковые бригады как отдельные части резерва главного командования. В 1938 г. они были сведены в танковые корпуса. Однако в конце 1939 года в ходе рассмотрения опыта похода в Западную Белоруссию и Западную Украину и боев в Испании танковые корпуса были расформированы, их личный состав и техника были направлены на формирование моторизованных дивизий и танковых бригад. Это ошибочное решение было пересмотрено лишь в 1940 году, когда были восстановлены танковые дивизии. Большинство этих дивизий входили в механизированные корпуса (танковые корпуса были восстановлены в 1942 г.). Программа 1940 г. предусматривала формирование большого количества новых соединений (более 60 танковых и более 30 моторизованных дивизий), что превышало реальные возможности танковой промышленности, так и наличие обученных кадров. \691\