Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 3382
Печать

В 19 часов 45 минут меня вызвал Вайцзекер и сообщил следующее:

1. Германский посол в Москве Шуленбург получил указание посетить Молотова и сказать, что переговоры держав "оси", собственно участников пакта трех, с Болгарией, проводившиеся относительно присоединения Болгарии к пакту трех пришли к концу. Следствием этого явится то, что завтра, 1 марта, в Вене Болгария присоединится к пакту трех. Так как Шуленбургу поручено сделать это сообщение в Москве и, возможно, именно сейчас он и делает это сообщение, Вайцзекер хотел мне это сообщить для моего сведения, с тем чтобы я был в достаточной мере информирован и узнал об этом не позже, а может быть, даже и несколько раньше моего правительства. Вайцзекер думает, что мне нет необходимости передавать это сообщение своему правительству, так как оно будет зависеть от того, как я сочту это нужным. Я ответил, что я доведу это сообщение до сведения моего правительства.

Вайцзекер заметил, что он мог бы со мной встретиться и раньше, но был на просмотре новой кинокартины "Боевая эскадрилья им. Лютцева". Я сказал, что я тоже собирался присутствовать на этом просмотре, но из Мос-квы приехали корреспонденты, направляющиеся на Лейпцигскую выставку, кроме того ко мне зашли члены комиссии, находящейся здесь, в Берлине, и знакомящейся с германской авиационной промышленностью, поэтому мне не удалось посмотреть эту картину.

2. Я сказал, что, поскольку упомянул об этой комиссии, я хотел бы тут же сообщить следующее: насколько мне известно, с германской стороны было выражено желание посмотреть некоторые авиационные заводы в Москве. По этому поводу с германской стороны обращались в Торгпредство, а также к находящейся в Германии комиссии. Советское правительство дало согласие на осмотр германскими специалистами авиационного завода № 1 и завода авиационных моторов № 24 в Москве. Что касается работы находящейся здесь комиссии, то я не вижу никаких трудностей в ее работе, однако, если такие трудности возникнут, я хочу попросить Вайцзекера разрешить мне обращаться по этому поводу к нему. Вайцзекер сказал, что всегда находится в моем распоряжении и спросил, кто с германской стороны имеет дело с этой комиссией – является ли это военные, хозяйственные или научные органы. Я ответил, что, насколько мне известно, по этому поводу велись переговоры между Торгпредством и Министерством авиации.

3. Затем я спросил, как обстоит дело с отправкой в СССР команды парохода "Клинтс", потерпевшего аварию у берегов Португалии. Вайцзекер ответил, что, насколько ему известно, они получили телеграмму германской миссии в Лиссабоне, в которой указывалось, что положение команды не такое уж тяжелое, и нельзя сказать, чтобы она в чем-нибудь особенно нуждалась. Одновременно миссия просила подождать письменного отчета, который идет почтой и должен в ближайшие дни прибыть.

Я спросил, нельзя ли было бы за это время хотя бы отправить 600 долларов, предназначенных для нужд команды, так как команда нуждается в этих деньгах. Вайцзекер снова сказал, что он со своей стороны не видит, чтобы команда действительно в чем-нибудь сильно нуждалась, и поэтому можно было бы подождать, пока придет отчет германской миссии в Лиссабоне, \685\ но если я на этом настаиваю, то Вайцзекер думает, что деньги можно будет перевести. Вайцзекер тут же позвонил по телефону и после разговора сказал, что он дал мне правильный ответ: команда действительно не находится в таком бедственном положении, однако деньги можно будет перевести. По этому вопросу кто-нибудь из моих сотрудников сможет завтра обратиться в МИД. Я указал на присутствующего со мной Богданова и спросил, к кому он сможет завтра обратиться. Вайцзекер ответил, что лучше всего предварительно позвонить Верману, который либо сам займется этим вопросом, либо укажет то лицо, к которому нужно будет обратиться.

4. Далее я спросил, каково положение с вопросом о судах Прибалтийских стран, по которому я послал ответ Вайцзекеру. Вайцзекер ответил, что пока ничего по этому поводу нет.

5. Затем я сказал о том, что Генеральный консул СССР в Осло не имеет телефонной связи с заграницей. По этому поводу советник посольства Кобулов обращался к Верману, который ответил, что решение этого вопроса зависит всецело от германских властей в Норвегии, он пообещал, однако, сделать по этому поводу запрос. По полученным недавно нашим посольством сведениям, Генеральный консул СССР в Осло Фролов обращался к германскому рейхскомиссару в Норвегии, который ответил, что он не может предоставить телефонной связи, но сказал, что он запросит по этому поводу Берлин.

Поскольку, таким образом, вопрос снова возвращается в Берлин, я хочу попросить Вайцзекера его урегулировать. Я передал Вайцзекеру памятную записку по этому поводу (см.приложение).

На этом беседа закончилась. Беседа продолжалась 40 мин.

ПРИЛОЖЕНИЕ: памятная записка.

Полпред СССР в Германии В.Деканоэов

АВП РФ Ф.082. Оп.24. П. 105, Д.6. Лл. 156-159. Машинопись, заверенная копия.

Контакты