Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 2111
Печать

10 февраля принял Шуленбурга. Шуленбург поставил следующие вопросы:

1) Германское правительство намерено ратифицировать договор о советско-германской границе от реки Игарки до Балтийского моря в середине февраля и готово точно условиться о дне ратификации с нами. Германская делегация в смешанной советско-германской комиссии по демаркации и редемаркации советско-германской границы выезжает из Берлина и прибудет в Москву 12 или 13 февраля.

2) Шуленбург заявил, что Берлин еще раз просил его принять во внимание германские интересы в Петсамо 1. При этом Германское правительство считает, что должны быть сохранены германо-финские соглашения и, кроме того, соблюдены следующие условия:

1. получение Германией никеля из Петсамо на основе германо-финского клирингового соглашения;

2. бессрочное получение Германией 60% добычи никеля в соответствии с германо-финскими соглашениями;

3. получение Германией такого количества никеля в счет 60% общей добычи, которое удовлетворяло бы ее потребности, т.е. Германия считает, что германо-финские соглашения должны выполняться новым концессионером на прежних условиях.

Тов.Молотов подтвердил, что Советское правительство сделает все для того, чтобы германские экономические интересы в Финляндии не были затронуты. В отношении германо-финских соглашений я заметил, что они не являются бессрочными. По условиям этих соглашений Германия получает 60% добываемого никеля до декабря 1947 года. Что касается размеров добычи никеля, то этот вопрос нужно обсудить более подробно. Во всяком случае, мы намерены расширить производство.

Шуленбург ответил, что действительно сам договор не предусматривает бессрочных поставок никеля Германии, что будто бы о бессрочности договора сказано было позже в обмене письмами между Шнурре и финскими представителями.

Тов.Молотов заявил, что у нас нет таких документов и что на его сегодняшнюю памятку он ответит письменно.

3) Шуленбург заявил, что германская комиссия по переселению встретилась с трудностями в своей работе в Таллине, которые якобы чинят ей местные органы, и просил тов.Молотова принять меры.

Тов.Молотов ответил, что здесь, очевидно, нужно принять меры, обещал, \603\ со своей стороны, сказать нашим работникам, чтобы они не придирались, но предложил и Шуленбургу принять меры по своей линии.

4) Шуленбург снова обратился ко мне по поводу возможности организации германской авиалинии на Дальний Восток, сославшись на то, что в настоящее время "атмосфера" советско-японских отношений, кажется, уже подверглась некоторому изменению и благоприятствует постановке этого вопроса.

Тов.Молотов ответил, что надо все же выяснить, лучше ли стала атмосфера и что придется разобраться в этом вопросе.

5) Шуленбург заявил, что Германское правительство не согласно с предложением Микояна об оплате только половины кредита, предоставленного в свое время бывшим Чехословацким правительством Советскому Союзу.

Тов.Молотов ответил, что не совсем в курсе этого дела, но он уверен, что Германия не пострадает от предложенного советской стороной разрешения этого вопроса.

6) Шуленбург заявил, что он имеет поручение обратиться ко мне по вопросу возмещения за фабрику в Кексгольме, за которую Советское правительство в свое время обещало заплатить 1/3 ее теперешней стоимости. Тов.Молотов ответил, что год тому назад им были сделаны указанные предложения, но к ним Германское правительство не проявило особого интереса. Теперь надо вновь ознакомиться с этим вопросом.

7) Далее Шуленбург заявил, что Германия желает иметь свои консульства в Риге и Таллине.

Тов.Молотов ответил, что такого рода просьбы поступали в свое время от ряда государств. Мы заявили о нежелательности в данное время пребывания иностранных консульств в Прибалтийских республиках и решили не делать исключений для какого-либо государства, во всяком случае, на первое время. В настоящее время т.Молотов также не думает, чтобы было целесообразно изменять это решение. Кстати, т.Молотов спросил, как обстоит дело с возможностью открытия наших консульств в Варшаве и Кракове?

Шуленбург ответил, что Варшава и Краков – это особый случай, который нельзя сравнивать с Ригой и Таллином. По его мнению, Варшаву и Краков можно было бы сравнивать с Брюсселем и Осло. При этом он подчеркнул, что высказывает свое частное мнение, и просил еще раз продумать этот вопрос.

Тов.Молотов заявил, что пока, к сожалению, не может обещать пересмотра нашего решения.

8) Шуленбург вновь поставил вопрос об особом курсе рубля для дипломатического корпуса в Москве и высказался в том смысле, что теперь будто бы доллар равен 25 – 30 рублям, сославшись на вздорожание цен.

Тов.Молотов ответил, что разрешение этого вопроса затянулось по вине финансистов и что он примет необходимые меры к быстрейшему его разрешению, приблизительно по примеру Германии. Однако я не могу согласиться с предложенным соотношением, поскольку это соотношение ни в какой мере не отражает повышения государственных цен и действительно удорожания жизни.

9) Шуленбург сообщил, что германский генконсул в Ленинграде хотел бы установить контакт с местными руководящими работниками. Для этой цели он намерен пригласить их на обед в генконсульство, однако, зная по опыту, что пригласить этих руководящих работников генконсулу лично не удастся, он, Шуленбург, просил бы меня оказать ему в этом содействие. \604\

Тов.Молотов ответил, что передаст этот вопрос на рассмотрение тов.Жданова.

Беседу записал В.Павлов

АВП РФ. Ф.06. Оп.З. П.1. Д.З. Лл.32-35. Машинопись, заверенная копия.

Контакты