Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 2383
Печать

1 февраля 1941 г. я посетил французского поверенного в делах советника Шпицмюллера.

Заговорив со мной о работе миссии, Шпицмюллер заметил, что Румынское правительство прибегло недавно к оригинальному шагу: обратилось ко всем военным атташе с уведомлением о том, что их выезд за пределы Бухареста возможен только с разрешения военных властей. Когда военные атташе, возмущенные подобной мерой, стали протестовать, Генеральный штаб, вызывая их поодиночке, пустился в уверения, что это постановление не относится к данному атташе, а лишь ко всем другим его коллегам.

Таким образом получился полный конфуз для Генерального штаба, т.к. многие из военных атташе прямо заявили, что если их лишают свободы передвижения, то это равносильно приглашению покинуть страну. Насколько известно Шпицмюллеру, Генеральный штаб до сих пор не принял никакого решения по этому вопросу, очевидно, из-за необходимости согласовать свой ответ с немецким командованием.

По вопросу о численности немецких войск в Румынии Шпицмюллер сообщил, что, по его последним сведениям, количество немецких войск в Румынии равняется 15 дивизиям, из которых 4 дивизии – в Добрудже, 43 – в районе нефтяных месторождений.

Прибытие немецких войск продолжается. Немцы, очевидно, сейчас не выступят с таким количеством и будут ждать того времени, когда они будут располагать 20 – 25 дивизиями, чего нужно ожидать в конце февраля.

По мнению Шпицмюллера, немцы имеют своей первой непосредственной задачей захват Проливов, хотя имеется и противоположная версия, что немцы пройдут через Югославию на Салоники, чтобы не задевать интересы Советского Союза и не вызывать в нем никакого беспокойства. Вполне вероятно также и то, что немцы сами еще не приняли окончательного решения и решат вопрос о том, каким путем им двигаться, в самый последний момент.

Шпицмюллер сообщил, что, по надежным сведениям, которые он имеет, в Болгарии нет немецких войск, но имеется некоторое количество военных \587\ специалистов в гражданском платье. О позиции Болгарии Шпицмюллер сказал, что согласие на проход немецких войск не подлежит сомнению, хотя это согласие будет дано лишь только под давлением непреодолимых обстоятельств.

Позиция и Югославии, и Турции для Шпицмюллера мне ясна, но, во всяком случае, даже сопротивление со стороны этих стран не заставит немцев отказаться от своих намерений.

Шпицмюллер придерживается того мнения, что немцы все время имеют в виду нападение на Советский Союз с целью отторжения Украины, и все то, что они до сих пор делали и делают, является только подготовительным этапом к осуществлению их замысла.

Шпицмюллер рассказал, что ему приходилось не меньше 20 раз слышать от немцев утверждение о том, что, обеспечив себя на Западе, Германия после победы над Англией и имея в своих руках всю Европу, приступит к осуществлению своего плана: захватить Украину и Кавказ.

На выраженное мною сомнение в этом Шпицмюллер ответил, что он просто передает только то, что ему приходилось слышать, не вдаваясь в оценку того или иного мнения.

По поводу последних событий в Румынии Шпицмюллер рассказал, что дело обстояло следующим образом.

Фабрициус знал о подготовляющемся восстании и о стремлении легионеров забрать всю государственную власть в свои руки, но не предпринимал ничего и не высказывался против этого, надеясь, что, дав легионерам полную свободу действия, можно будет добиться полного устранения в Румынии всех тех элементов, которые могли бы быть вредны для Германии. Он рассчитывал, что в любой момент, если бы анархия зашла слишком далеко, немецкие войска могли бы навести порядок в стране.

Но Нейбахер, будучи также осведомленным об этом, как и Фабрициус, придерживался совершенно другой точки зрения, полагая, что дать свободу легионерам – это означало бы полную дезорганизацию экономики Румынии, причем Румыния превратилась бы из источника снабжения Германии в весьма обременительный привесок к германской экономике и на восстановление нарушенного народного хозяйства потребовалось бы положить много труда, средств и времени.

Таким образом он не мог добиться того, чтобы Фабрициус признал его правоту, Нейбахер съездил к Гитлеру и убедил его в той опасности, которую представляет для румынской экономики развязывание легионерного движения.

После этого Антонеску получил при своей поездке к Гитлеру соответствующие инструкции и после своего возвращения издал пресловутый декрет об устранении института комиссаров по румынизации, из-за которого разгорелся уже вооруженный конфликт, поводом для которого явилось счастливо совпавшее с этими событиями убийство немецкого майора.

По мнению Шпицмюллера, в немецкой миссии есть все же очень много людей, которые разделяли взгляды Фабрициуса и очень покровительствуют легионерам. Хотя Сима и его сообщники до сих пор не обнаружены только потому, что их укрывают немцы. \588\

Немцам нужно иметь Хорию Сима и вообще всех легионеров в стране "на всякий случай", когда, может быть, и правительство Антонеску перестанет быть угодным для немецких целей.

Киллингер тоже сочувствует легионерам, но вынужден соглашаться на применение к легионерам довольно крутых мер, т.к. мнение Гитлера, продиктованное экономическими соображениями, именно таково. Шпицмюллер упомянул, что в германской миссии самым большим покровителем легионеров (после Фабрициуса) является полковник Герстенберг, который отсоветовал Хорию Сима ехать к Гитлеру вместе с Антонеску, как первоначально предполагалось.

По мнению Шпицмюллера, Герстенберг был даже подстрекателем активного выступления легионеров и, без всякого сомнения, инициатор укрытий Хория Сима от преследования генерала Антонеску.

Шпицмюллер полагает, что генерал Антонеску под давлением немцев не откажется от легионерского движения, правда, в упорядоченной и дисциплинированной форме, но это уже будет только иллюзия – легионерской Румынии при генерале Антонеску не будет.

Шпицмюллер мне никаких вопросов не задавал.

АВП РФ. Ф.0125. Оп.27. П. 122. Д.5. Лл.50-53. Машинопись, заверенная копия.

Контакты