Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 2115
Печать

Совершенно секретно
(особая папка)

Шуленбург заявляет т.Молотову, что Германское правительство настаивает на прежнем 3-месячном сроке уплаты компенсации за "кусочек" Литвы. \514\ Германское правительство выражает надежду, что Советское правительство сумеет найти возможность пойти навстречу Германскому правительству.

Тов.Молотов спрашивает Шуленбурга, получил ли он ответ Германского правительства на просьбу т.Молотова рассматривать вопрос о компенсации в целом о сумме, о сроке и о количестве металлов.

Шуленбург говорит, что он сообщил об этом в Берлин и Германское правительство относительно срока уплаты компенсации остается на прежней точке зрения.

Шнурре говорит, что Германское правительство не считает возможным изменить срок уплаты компенсации. Германское правительство единовременно совершает свою акцию, т.е. передачу "кусочка" Литвы Советскому Союзу, и поэтому полагает, что оно вправе рассчитывать на единовременную компенсацию со стороны Советского правительства и настаивает на своем прежнем сроке. Германское правительство считает, что половину компенсации должны составить цветные металлы, а другую половину остальные товары. Причем, если вторую половину Советское правительство не сможет почему-либо полностью покрыть товарными поставками, то Германское правительство согласно на уплату этого остатка золотом. У Советского правительства не будет технических затруднений в этом, так как можно внести облегчение, т.е. вычесть ту сумму, которая должна быть уплачена в золоте, из той суммы, которую должно уплатить Германское правительство Советскому правительству.

Тов.Молотов переспрашивает, значит вторая половина оплачивается золотом?

Шуленбург отвечает, что вторая половина оплачивается не вся золотом, а только тот остаток, который Советское правительство не в состоянии заполнить сырьем.

Тов.Молотов говорит, что он вчера просил передать Германскому правительству просьбу Советского правительства рассматривать предложение о компенсации как одно целое о сроке, сумме и количестве металлов и что он ожидал ответа, приемлемо ли это для Германского правительства или нет. Сейчас т.Молотов понимает так, что ответа от Германского правительства на это предложение еще не поступило и что Шнурре и Шуленбург, внося это предложение, исходят из общих директив, полученных ими.

Шнурре говорит, что Германское правительство не приняло предложения Советского правительства о сроке компенсации и продолжает настаивать на своей точке зрения.

Тов.Молотов резюмирует. Он говорит, что о размере компенсации в 7,5 млн. золотых долларов, что соответствует 31,5 млн. германских марок, следует считать, что имеется договоренность. Эта цифра не вызывает разногласий. Что касается характера компенсации, то Советское правительство согласно половину этой суммы поставить цветными металлами и не возражает против дополнительного предложения о том, чтобы тот остаток второй половины, который не будет покрыт поставкой сырья, оплатить золотом в порядке взаимного перерасчета по платежу Германии Советскому Союзу. Советское правительство никак не может согласиться со сроком уплаты компенсации. Этот срок чрезмерно ускоряет вопрос. Тов.Молотов говорит, что Советское правительство, идя навстречу Германскому правительству, предлагает установить срок уплаты компенсации полтора года. В 1941 году будет уплачена половина компенсации и в первом полугодии 1942 года, до 1 июля, вторая половина. Тов.Молотов заявляет, что это окончательное предложение по вопросу о сроке. Причем т.Молотов добавляет, что он прекрасно помнит \515\ письменный ответ Германского правительства на предложение Советского правительства о компенсации за "кусочек" Литвы. В этом ответе Германское правительство не оспаривало срока, а оспаривает только сумму. Вопрос о сроке возник только в последнее время. С самого начала он не ставился. Своим новым предложением Советское правительство делает новую дополнительную уступку Германскому правительству.

Шуленбург говорит, что он не удивлен ответом тов.Молотова, и говорит, что они сообщат Германскому правительству, что Советское правительство не в состоянии по техническим и практическим причинам осуществить уплату компенсации в 3-месячный срок.

Шнурре говорит, что Германское правительство рассчитывает, что после того, как будет достигнуто соглашение, поставки начнутся немедленно.

Тов.Молотов подтверждает, что эти поставки будут осуществляться регулярно.

Шнурре говорит, что он предвидит трудности в разрешении вопроса о сроке и что он желает с целью облегчения достижения соглашения сделать личное предложение, на которое он не имеет полномочия от Германского правительства и которое не будет обязательным для него. Шнурре предлагает, чтобы Советское правительство указало дополнительно к своему предложению, какое количество товаров оно могло бы поставить Германии в течение 3 месяцев.

Тов.Молотов говорит, что пропорциональную часть относительно всего срока.

Шнурре говорит, что если принять общий срок 18 месяцев, то за 3 месяца будет поставлена 1/6 часть.

Тов.Молотов говорит, что не совсем так. В 1941 году будет поставлена половина суммы, следовательно, за 3 месяца будет поставлена 1/8 часть всей суммы. Тов.Молотов говорит, что Германское правительство считает, что компенсация должна быть уплачена быстро, но Германскому правительству легче отказаться от "кусочка", тем более что он пока находится на бумаге у Германии, и труднее поставить товары. Советское правительство не отказывается от поставки товаров, но необходимо эти поставки ввести в осуществимое русло. Предложение Советского правительства идет целиком навстречу пожеланиям Германского правительства. Тов.Молотов говорит, что он считает предложение Советского правительства окончательным и не думает, что Германское правительство не учтет, что Советское правительство идет навстречу Германскому правительству в данном случае.

Шнурре вносит новое предложение, которое сводится к следующему: Советское правительство в течение 3 месяцев поставляет 1/8 часть товарных поставок, а остальную часть в тот же срок оплачивает золотом путем вычета из германского платежа Советскому Союзу.

Тов.Молотов говорит, что это неприемлемо. Все взносы будут поступать в течение 18 месяцев. То, что Советское правительство должно заплатить в 18 месяцев, оно не может заплатить в 3 месяца, ибо у государства есть свои хозяйственные расчеты. Тов.Молотов вновь повторяет последнее предложение Советского правительства о компенсации и говорит, что ускорить уплату компенсации не представляется возможным. При этом т.Молотов добавляет, что не следует связывать два совершенно разных соглашения. Советское правительство остается на прежней своей точке зрения – окончательный срок уплаты компенсации – полтора года. В этот срок будут поставлены те товары и в тех размерах, о которых договорились. Личное же предложение \516\ Шнурре Советское правительство принять не может и он не советует Шнурре сообщать об этом его предложении в Берлин.

Шуленбург говорит, что он сообщит Германскому правительству о предложении Советского правительства. Затем Шуленбург переходит к вопросу о Договоре между СССР и Германией о советско-германской границе от реки Игорки до Балтийского моря (передает германский проект Договора). Шуленбург заявляет, что с предложенным советской стороной изменением заглавия договора германская сторона согласна. Германская сторона также согласна с новой формулировкой ст.1, но просит в пунктах "б" и "в" перед словами "Мемельской области" вставить слово "бывшей". Кроме того, упомянуть в пункте "в" ст.1 Договора между Литвой и Германией от 22 марта 1939 года. Германская сторона считает необходимым включить в Договор статью о демаркации пограничной линии, так как, по имеющимся в германском Министерстве внутренних дел данным, старый мемельский отрезок и восточная граница Сувалкской области обязательно должны быть демаркированы, тем более что для восточной границы Сувалкской области документы о демаркации вообще должны быть вновь созданы. При этом германская сторона указывает на то, что в своей ноте от 28 августа 1940 года Правительство СССР со своей стороны подчеркнуло необходимость провести демаркацию нового участка советско-германской государственной границы от реки Игорки до Балтийского моря. Все прочие статьи приняты германской стороной согласно советскому проекту.

Тов.Молотов говорит, что с предложением вставить в ст.1 перед словами "Мемельской области" слово "бывшей" и упомянуть в пункте "в" статью 1 Договора между Литвой и Германией от 22 марта 1939 года он согласен.

Шуленбург добавляет, что в ст.2 немецкого проекта Договора было предложено демаркировать границу. Германское правительство настаивает на этой просьбе, так как 2/3 всей границы не демаркировано.

Тов.Молотов говорит, что он помнит эту статью и помнит ноту Советского правительства от 28 августа. Что касается существа вопроса, то между Германским и Советским правительствами нет разногласий. Статью 2 т.Молотов считает излишней. Когда 28 августа Советское правительство делало свое предложение о демаркации границы, оно исходило из того, что эта демаркация могла быть осуществлена еще до наступления зимы. Теперь же этот срок прошел. Демаркацию зимой проводить нельзя. Если Германское правительство настаивает на демаркации, то можно ее сделать и теперь, но вносить в Договор статью о демаркации не следует, так как это создаст какую-то неопределенность. Поэтому т.Молотов просит Германское правительство не настаивать на ст.2. Как только Германское правительство захочет поставить пограничные знаки, Советское правительство будет готово пойти на это. В демаркации границы нет крайней необходимости, так как граница ясна и споров не вызывает. Однако, если Германское правительство желает произвести демаркацию границы, то об этом можно договориться особо, не включая специальную статью о демаркации границы. Поэтому Советское правительство просит Германское правительство согласиться обойтись без этой ст.2 Договора. Как только будет возможность осуществить демаркацию, можно будет об этом договориться.

Шуленбург говорит, что может быть тогда следует заключить протокол, в котором бы указывалось, что обе стороны согласны провести демаркацию. \517\

Тов. Молотов отвечает, что он не имеет возражений против этого.

Беседа продолжалась 55 минут.

Записал Ленский

АВП РФ. Ф.06. Оп.З. П.1. Д.4. Лл. 16-22. Машинопись, заверенная копия. Указана рассылка.

Контакты