Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей
Документы
Просмотров: 2244
Печать

Начальникам особых отделов НКВД округов, флотов и ДВФ.

Сообщаются для ориентировки некоторые моменты работы германской \428\ разведки, установленные в результате следствия по делам арестованных за шпионаж и по отдельным агентурным данным.

Наиболее заслуживающими внимания и характерными являются: установка на разложение воинских частей Красной Армии, попытки склонить военнослужащих к измене Родине и использование самого различного элемента из числа жителей западных областей Украины и Белоруссии...

Немецкая разведка не только практикует засылку агентов-одиночек, но и прибегает к групповым переброскам.

Основными кадрами немецкой разведки, засылаемыми на территорию СССР, являются:

квалифицированные агенты оуновской разведки ("Организация украинских националистов"), имеющие большой опыт работы против нас, хорошо знающие нашу территорию и располагающие большими связями;

поляки – участники нелегальных националистических формирований в Германии, имеющие связи среди польского контрреволюционного подполья на нашей территории. Зачастую такие лица используются руководителями организаций, состоящими на службе в германской разведке;

военнослужащие бывшей польской армии, возвращающиеся из германского плена, вербовка которых проходит как при освобождении из лагерей, так и в погранполосе;

возвращающиеся из Франции поляки и украинцы, выехавшие туда на заработки до германо-польской войны 1939 г.;

беглецы из западных областей УССР и БССР – участники различных контрреволюционных формирований, уголовно-бандитские элементы, а также лица, бежавшие из СССР с целью уклонения от призыва в Красную Армию;

принудительно работающие поляки и евреи в немецкой погранполосе на строительстве оборонительных сооружений;

дезертиры германской армии, пойманные и завербованные германскими пограничными разведпунктами (очень редко).

Особый отдел ГУГБ НКВД СССР, ориентируя о методах работы немецкой разведки, еще раз напоминает всем начальникам особых отделов округов, армий, флотов, корпусов и особых отделений дивизий, бригад, гарнизонов о повседневной кропотливой работе, обратив особое внимание на вышеперечисленные категории лиц, и

ПРЕДЛАГАЕТ:

[......]

2. Тщательно проверять связи разрабатываемых лиц из окружения военнослужащих, изучать характер этих связей и устанавливать наличие связей фигурантов дел с закордоном.

3. Лиц, проявляющих изменнические настроения, немедленно брать в активную разработку. В пограничной полосе военнослужащих, проявляющих изменнические настроения, немедленно по договоренности с командованием под разными благовидными предлогами отводить с границы в тыл и разработку доводить до конца в тылу.

4. Выявлять все военные и гражданские связи бежавших за границу и активно их разрабатывать. Своевременно ориентировать соответствующие территориальные органы НКВД о связях изменников Родины по месту проживания и прежней работы изменника.

5. Наиболее перспективные и требующие серьезных комбинаций дела о шпионаже должны быть на личном контроле у начальников особых отделов округов, армий, флотов. \429\

С ориентировкой ознакомить весь оперативный состав.

Начальник Особого отдела ГУГБ НКВД СССР
майор госбезопасности Михеев

ЦА ФСБ РФ. Коллекция документов. Машинопись, заверенная копия.

1. Этот документ, введенный в научный оборот в 1995 году, является вместе с опубликованной в этом разделе перепиской И.В.Сталина и В.М.Молотова важнейшим источником для определения намерений советского руководства перед визитом В.М. Молотова в Берлин. Он написан рукой В.М.Молотова на нескольких листках из блокнота небольшого формата. Обращает внимание большое количество сокращений и подчеркиваний, из чего можно предположить, что текст писался под диктовку. Такой метод часто использовал И.В.Сталин – например, им было продиктовано К.Е.Ворошилову задание на переговоры с англо-французской военной миссией в августе 1939 г. (АВП РФ. Ф.06. Оп.16. П.27. Д.5. Л.38). В последующей переписке И.В.Сталин давал дополнительные указания, непосредственно ссылаясь на пункты директивы.

2. Контрпредложения, сделанные Советским правительством в ответ на предложения Риббентропа от 13 ноября 1940 г., являются предметом серьезных дискуссий в отечественной и зарубежной историографии. Советская сторона долгое время не публиковала эти документы; затем они были интерпретированы как "обманный маневр", поскольку советские условия присоединения к пакту трех практически были невыполнимы. Тем не менее следует отметить, что В.М.Молотов упорно добивался ответа на ноту от 25 ноября 1940 г. При первой же беседе с Гитлером новый посол СССР в Германии В.Г.Деканозов высказал пожелание продолжить обсуждение этой темы. Риббентроп сообщал, что советские предложения обсуждаются с Италией и Японией, однако ответ так и не был дан.

О том, что ноте от 25 ноября придавалось особое значение, говорит и то обстоятельство, что одновременно с ее вручением были предприняты дипломатические шаги в том же направлении, но касавшиеся конкретно Болгарии. Была организована и "случайная встреча" В.М.Молотова с болгарским послом И.Стаменовым. Одновременно со специальной миссией посетил Софию и генеральный секретарь НКИД СССР А.А.Соболев. О смысле этой миссии И.В.Сталин информировал Генерального секретаря ИККИ Георгия Димитрова следующим образом: "Мы сегодня делаем болгарам предложение о заключении пакта взаимопомощи. Не гарантии, как, видимо, болгарский посол Семенов (так в тексте, правильно – Стаменов. – Сост.) раньше неправильно понял Молотова, предлагаем мы, а пакт о взаимопомощи. Мы указываем Болгарскому правительству, что безопасности обеих сторон угрожают со стороны Черного моря и Проливов и требуются совместные усилия для обеспечения этой безопасности. Историческая опасность шла всегда отсюда: Крымская война – занятие Севастополя, интервенция Врангеля в 1919 г. и т.д.

Мы поддерживаем территориальные претензии Болгарии – линия Мидия – Энос (другая область западной Тракии, Дедеагач, Драма и Кавала). Мы готовы оказать болгарам помощь хлебом, хлопком и т.д. в форме займа, а также флотом и другими способами. Если будет заключен пакт, конкретно договоримся о формах и размерах взаимной помощи. При заключении пакта о взаимопомощи мы не только не возражаем, чтобы Болгария присоединилась к тройственному пакту, но тогда и мы сами присоединимся к этому пакту.

Если болгары не примут это наше предложение, они попадут целиком в лапы немцев и итальянцев и тогда погибнут.

В отношении Турции мы требуем базы, чтобы Проливы не могли быть использованы против нас. Немцы, видимо, хотели бы, чтобы итальянцы стали хозяевами Проливов, но они сами не могут не признать наших преимущественных интересов в этой \430\ области. Мы турок выгоним в Азию. Какая это Турция? Там два миллиона грузин, полтора миллиона армян, один миллион курдов и т.д. Турок только 6-7 миллионов.

– Главное теперь Болгария. Если такой пакт будет заключен, Турция не решится воевать против Болгарии, и все положение на Балканах иначе будет выглядеть.

– Неправильно считать Англию разбитой. Она имеет большие силы в Средиземном море. Она непосредственно стоит у Проливов. После захвата греческих островов Англия усилила свои позиции в этой области.

– Наши отношения с немцами внешне вежливые, но между нами есть серьезные трения.

– Предложение Болгарскому правительству сегодня передано. Наш посланник уже принят Филовым. Скоро будет принят и царем Борисом. – Нужно, чтобы это предложение знали в широких болгарских кругах.

(Решили вызвать Стаменова, чтобы и ему сообщить сделанное в Софии предложение)".

Как и в предложениях, переданных через А.А.Соболева, болгарам не говорили прямо о праве прохода советских войск через Болгарию для создания баз на Проливах (это право прямо указывалось в директивах на переговоры в Берлине). Тем не менее антитурецкий характер советских предложений был определен, хотя официальная советская дипломатия его категорически отрицала, и в беседе с турецким послом Актаем 10 декабря 1940 г. В.М.Молотов заверил, что СССР заботится лишь о безопасности в данном районе (АВП РФ. Ф.06. Оп.2. П.З. Д.10. Лл.10-14). \431\