Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей
Документы
Просмотров: 2197
Печать

Тов.Молотов говорит Шуленбургу, что он вызвал его для того, чтобы передать ответ Советского правительства на памятную записку посла от 17 октября 1940 г. Тов.Молотов передает Шуленбургу памятную записку Советского правительства (приложение № 1).

Тов.Молотов заявляет далее, что этим будет исчерпан вопрос, который вызывал недоразумения. Поскольку в германской памятной записке указывалось, что переговоры между уполномоченными экспертами в Бухаресте желательно начать еще в октябре, Советское правительство предлагает начать их 28 октября, если это приемлемо для Германского правительства. Кроме того, говорит тов.Молотов, необходимо договориться, как будет осуществлено присоединение Советского правительства к "Временному соглашению" от 12 октября 1940 г. Видимо, Советскому правительству необходимо будет получить текст этого "Временного соглашения". Необходимо также решить вопрос о том, следует ли опубликовать в печати о достигнутом соглашении между правительствами Советского Союза и Германии по дунайскому вопросу.

Шуленбург говорит, что он немедленно сообщит о всех этих вопросах в Берлин.

Тов.Молотов выражает свое согласие.

Далее тов.Молотов заявляет Шуленбургу, что ответ тов.Сталина на письмо Риббентропа будет дан 21 октября, но уже сейчас тов.Молотов может сказать, \312\ что ответ будет благоприятным и что он, в частности, поедет в Берлин. Что же касается времени поездки, то она предполагается вскоре после Октябрьских праздников. Письмо тов.Сталина Риббентропу будет передано послу тов. Молотовым 21 октября.

Шуленбург с большим удовлетворением принимает это заявление тов.Молотова.

Затем Шуленбург говорит, что в прошлой беседе он забыл упомянуть о сообщении ТАСС от 16 октября относительно статьи газеты "Политикен" и что это было сделано Хильгером в беседе с тов.Соболевым 18 октября.

Тов.Молотов говорит: что касается сообщения газеты "Политикен", то оно действительно не соответствует истине. Нельзя сказать, что Советское правительство в должное время было информировано о целях и размерах войск, которые были посланы в Румынию. Мы получили эту информацию в тот же день, что и корреспонденты.

Шуленбург говорит, что только 8 октября было принято решение и что, когда 10 октября посольство информировало тов.Молотова, германских войск в Румынии еще не было.

В ответ на это тов.Молотов говорит, что на пресс-конференции в германском МИДе 9 октября было сделано сообщение корреспондентам о вступлении германских войск в Румынию. Тов.Молотов говорит, что он узнал позднее то, что узнали корреспонденты накануне. Что же касается количества германских войск, то тов.Молотов не знает этого и до сих пор. Не знал этого и Типпельскирх. Когда тов.Молотов спрашивал Типпельскирха, то он также не мог дать ответа, и я думаю, говорит тов.Молотов, что Вы и сейчас не знаете количества германских войск в Румынии.

Шуленбург говорит, что, когда он 14 октября уезжал из Берлина, он послал своего секретаря в МИД, чтобы тот узнал о количестве германских войск в Румынии. Был дан ответ, что в Румынии находятся два авиазвена (примерно 20 – 22 самолета) и квартирмейстеры. Шуленбург говорит, что он имел беседу с Гафенку, который ему сообщил, что в Румынии сейчас уже больше германских войск, но о количестве германских войск в Румынии Гафенку также не знал. Все германские войска, по-видимому, находятся в западной части Румынии, т.е. в районе Плоешти. Далее Шуленбург говорит о происках англичан в Румынии и что последние "что-то" подготавливают.

Тов.Молотов замечает к этому, что более конкретное и реальное – это отзыв английского посла из Бухареста.

Шуленбург спрашивает тов.Молотова, привез ли что-либо нового турецкий посол Актай.

Тов.Молотов говорит, что он не сказал бы, чтобы было что-либо новое, интересное. Тов.Молотов спрашивает Шуленбурга, считает ли Германское правительство, что отношения между Венгрией и Румынией улучшились.

Шуленбург отвечает, что он не знает, и добавляет от себя, что этого не видно.

Затем тов. Молотов говорит, что, как он понял из сообщения посла, количество германских войск в Румынии увеличивается.

Шуленбург говорит, что он не знает и что об увеличении количества германских войск в Румынии говорил ему Гафенку. Шуленбург снова повторяет ранее сказанное им о количестве германских войск на 14 октября, а также и \313 о разговоре с Гафенку. Шуленбург еще раз повторяет, что 10 октября германских войск в Румынии не было, в промежутке же между 10 и 14 октября в Румынию прибыло два авиазвена – 30-40 человек квартирмейстеров и генерал Гальдер для подготовки приема германских войск.

Тов. Молотов спрашивает Шуленбурга, были ли в то время в Румынии, кроме воздушных сил, армейские соединения.

Шуленбург дает отрицательный ответ и опять повторяет уже сказанное им, а также добавляет, что немцы послали войска в Румынию только ввиду просьбы Румынского правительства. Шуленбург предполагает, что эта посылка германских войск связана еще с тем, чтобы дать опору новому Румынскому правительству, которое еще недостаточно уверенно себя чувствует.

Тов. Молотов спрашивает Шуленбурга, все ли германские войска прошли через Финляндию.

Шуленбург отвечает, что, по имеющимся сведениям, они все прошли через территорию Финляндии в Норвегию и в Финляндии нет германских войск. Он не имеет точного представления о характере транзита германских войск, но предполагает, что это главным образом отпускники.

В заключение беседы Шуленбург говорит тов.Молотову, что он сообщил в Берлин о перешивке железнодорожного пути в Бессарабии, высказывая одновременно опасения, что в связи с этим могут возникнуть трудности для германского транзита.

Тов.Молотов заверяет Шуленбурга, что никаких затруднений для германского транзита не будет.

Записал Ленский
АВП РФ. Ф.06. On.2. П. 15. Д. 157. Лл.55-58. Машинопись, заверенная копия.

ПРИЛОЖЕНИЕ №1

В ответ на Памятную записку графа фон дер Шуленбурга от 17 октября 1940 года, выражающую согласие с предложением Правительства СССР об образовании унитарной Дунайской комиссии с участием в ней Советского Союза, Советское правительство выражает свое согласие, впредь до образования указанной Дунайской комиссии, присоединиться к "Временному соглашению" от 12 сентября 1940 г.

Советское правительство согласно также принять участие в совместных переговорах между уполномоченными экспертами СССР, Германии, Румынии и Италии в Г.Бухаресте для рассмотрения, в порядке временного решения, тех задач, которые до сих пор выполняла Европейская Дунайская комиссия.

Идя навстречу пожеланию Правительства Германии, Советское правительство выражает согласие на участие Италии в унитарной Дунайской комиссии.

ПРИЛОЖЕНИЕ №2

Запись разговора по телефону с советником германского посольства Хильгером

20 октября 1940 г.

14 час. 35 мин.

Хильгер просил меня от имени посла внести маленькую поправку в запись вчерашней беседы. Дело в том, говорит Хильгер, что мы вчера в беседе с наркомом ошибочно назвали фамилию генерал Гальдер. Это неверно. Ген. Гальдер – начальник генштаба и в Румынии не был. В Румынии находится генерал Ганзен. \314\

Я ответил, что приму к сведению его заявление.

Далее Хильгер спросил меня, в котором часу может быть завтра прием. Он интересуется этим, так как ему будет необходимо съездить или слетать в Берлин, чтобы передать письмо лично адресату и сказать пожелания наркома, если они будут.

Официально о причине поездки Хильгера в Берлин будет сказано, что она связана с предстоящим приездом в Москву германской экономической делегации.

В Берлин он предполагает уехать во вторник вечером. И в заключение Хильгер спросил меня, неизвестно ли мне о том, будет ли информирован о содержании письма посол, не будет ли оно в копии вручено ему.

Я ответил, что мне ничего неизвестно по этому вопросу.

Ленский

АВП РФ. Ф.06. Оп.2. П. 15. Д. 157. Лл.55-60.