Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 2199
Печать

Совершенно секретно
(особая папка)

В начале беседы Шуленбург передает тов.Молотову письмо Риббентропа тов.Сталину и вручает тов.Молотову перевод этого письма. Шуленбург при этом заявляет, что он хотел бы кратко сказать, что основная цель этого письма – доказать Советскому правительству, что Германское правительство не желает ничего иного, как дальнейшего улучшения отношений с СССР, и что Германское правительство готово сделать все в этом направлении. В конце письма имеется убедительная просьба к тов.Молотову принять приглашение на приезд в Берлин. Риббентроп поручил Шуленбургу сообщить тов.Молотову, что для Риббентропа трудно приехать в третий раз в Москву без того, чтобы тов.Молотов ни разу не побывал в Берлине. Риббентроп был бы очень благодарен за благоприятный ответ и за скорый приезд тов.Молотова в Берлин. Риббентроп, приглашая тов.Молотова в Берлин, говорит от имени Германского правительства и Гитлера. Гитлер желает лично познакомиться с тов.Молотовым. \303\

Тов.Молотов отвечает, что он действительно в долгу у Риббентропа.

Далее Шуленбург говорит, что он желает сказать тов.Молотову, что советский меморандум от 14 сентября по дунайскому вопросу обсуждался в Берлине и что Германское правительство признает интересы Советского Союза в разрешении вопросов Дуная в части от его устья и до Братиславы, изложенных в указанном меморандуме, и готово содействовать их скорейшему осуществлению. Германское правительство согласно с предложением Советского правительства об образовании единой Дунайской комиссии, но считает необходимым участие Италии в этой комиссии. Шуленбург вручает тов.Молотову памятную записку Германского правительства по этому вопросу (приложение № 1).

Тов.Молотов выражает свое недоумение, указывая на то, что Италия, не будучи дунайским государством, привлекается в члены Дунайской комиссии, и спрашивает Шуленбурга, должна ли Италия участвовать в этой комиссии на равных правах с СССР.

Шуленбург соглашается с тов.Молотовым, что участие Италии действительно является аномалией, но что при существующих отношениях между Германией и Италией невозможно исключить Италию из Дунайской комиссии, тем более что, как говорил Шуленбургу Риббентроп, Италия уже с 12-го столетия имеет судоходство по Дунаю.

Тов.Молотов еще раз повторяет, что ведь Италия не дунайское государство, должна ли она на равных условиях участвовать в этой комиссии?

Шуленбург вновь повторяет ранее сказанное о том, что для Германии невозможно иначе ставить вопрос, учитывая отношения Германии и Италии и что Италия должна участвовать в Дунайской комиссии на таких же правах, как и остальные государства, члены комиссии.

Тов.Молотов заявляет, что вопрос об участии Италии в Дунайской комиссии требует обсуждения.

Затем Шуленбург говорит тов.Молотову, что сейчас возникли затруднения в проведении переселения германских граждан и лиц немецкой национальности как из Прибалтики, так и из Бессарабии. Ввиду неподготовленности он не намерен детально обсуждать этот вопрос и вернуться к нему в ближайшие дни, но считает необходимым информировать тов.Молотова об этих затруднениях.

Далее Шуленбург заявляет, что Советское правительство якобы не выполняет своих обязательств о соблюдении германских интересов в Прибалтике, что означает якобы признание полного возмещения стоимости за оставляемое эвакуированными имущество, а также и не выполняет своего заявления о том, что в Прибалтике не будет проведена национализация имущества германских граждан.

Тов.Молотов отвечает Шуленбургу, что Советское правительство заявляло о благожелательном отношении к интересам Германии в Прибалтике, но никогда не брало на себя обязательства о полном возмещении имущества германским гражданам, а в письменной форме в свое время предложило обсудить вопрос о порядке и размерах возмещения в смешанных комиссиях.

Что касается национализации, то проведение ее в отношении немцев и лиц немецкой национальности в Прибалтике было отсрочено, но не отменено, о чем Германское правительство также было своевременно и точно информировано. Учитывая то обстоятельство, что ранее при эвакуации немцев из Эстонии и Латвии проводилось возмещение, Советское правительство \304\ сочло необходимым произвести возмещение эвакуирующимся немцам из Литвы, а также и тем немцам, которые дополнительно эвакуируются из Эстонии и Латвии. Тов.Молотов при этом подчеркивает, что это сделано Советским правительством для Германии в отличие и в отступление от всей нашей практики по вопросам национализации за все время существования Советской власти.

Шуленбург говорит также о чрезмерно высоких налогах, которые взимаются с эвакуирующихся немцев из Бессарабии. Налоги столь велики, что если выплатить их, то у немцев ничего не останется. Причем немцы уже ранее платили налоги румынам.

Тов.Молотов на это замечает, что никакие исключительные законы в отношении эвакуирующихся немцев не применяются, а применяются только те законы, которые существуют для остальных граждан, и что налоги платят вообще все.

Тов.Молотов говорит далее, что он не знает, о каких налогах сейчас идет речь, но что это можно выяснить.

Шуленбург говорит, что он не имеет сейчас достаточных данных и что в ближайшие дни он представит эти данные в письменном виде.

Затем Шуленбург говорит об арестованном в г.Аренсбурге германском внештатном консуле Аллике. Посольство уже дважды обращалось в Наркоминдел по вопросу об его освобождении, но пока никаких результатов нет.

Тов.Молотов замечает, что он не в курсе дела и поручит выяснить этот вопрос.

Шуленбург еще раз повторяет, что он не имел возможности подготовиться сегодня к детальному обсуждению всех вопросов, связанных с эвакуацией немцев и что он в ближайшие дни подготовит все эти вопросы в письменном виде и будет просить тов.Молотова принять его.

Тов.Молотов отвечает, что он поручит тов.Вышинскому заняться всеми этими вопросами, связанными с эвакуацией немцев.

В заключение беседы Шуленбург вновь возвращается к письму Риббентропа и просит тов.Молотова обратить внимание на заключительную часть письма, где идет вопрос о созыве конференции четырех держав. Он имеет поручение от Риббентропа сказать тов.Молотову, что это предложение не следует понимать так, как будто этот вопрос уже решен и поднят перед другими государствами. Это только идея, мысль. Италия и Япония ничего не знают об этом. Письмо писал лично Риббентроп и показывал его Гитлеру, который одобрил его.

Тов.Молотов говорит, что, несмотря на заявление посла, никто не знает об этой идее, между тем иностранные корреспонденты в Москве уже знают об этой идее конференции четырех держав и уже из-за границы им шлют запросы по этому поводу. Как это можно объяснить?

Шуленбург отвечает, что он совершенно ничего не понимает и вообще не представляет себе, как это могло случиться. При этом он добавляет, что вчера с ним говорил по телефону заведующий отделом прессы германского МИДа Шмидт, который сообщил ему, что в Токио одно японское агентство распространяет сообщение о предстоящей конференции четырех держав в Москве. "Но как это могло проникнуть в Токио, – говорит Шуленбург, – просто не знаю",

Шуленбург вновь говорит, что Риббентроп сказал ему, что Италии и Японии ничего не сообщено об этой идее.

Тов.Молотов говорит, что, однако, в воздухе уже откуда-то появились эти слухи. \305\

Шуленбург заявляет, что он не выпускал из рук письма и что, кроме Гитлера, Риббентропа, Шуленбурга и Хильгера, никто не знает содержания письма.

Тов.Молотов говорит, что, несмотря на это, из-за границы уже запрашивают у московских иностранных корреспондентов подтверждения этих слухов.

Шуленбург снова заявляет, что ему непонятно, как могли возникнуть эти слухи, но он предполагает, что эти слухи возникли в Берлине, а оттуда уже проникли в Токио.

На этом беседа закончилась.

Беседу записал Ленский

АВП РФ. Ф.06. Оп.2. П. 15. Д. 157. Л/7.47-57. Машинопись, заверенная копия. Указана рассылка – Сталину, Молотову, Ворошилову, Микояну, Кагановичу, Лозовскому, Деканозову.

Контакты