Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 2106
Печать
 

Криппс начал с того, что поблагодарил меня за вчерашнюю встречу с тов.Микояном.

Затем Криппс сказал, что он имеет строго конфиденциальное поручение Британского правительства, заключающееся в том, что ввиду создавшегося положения в Румынии Британское правительство предоставило право британскому посланнику в Румынии решать вопрос о дальнейших отношениях между Румынией и Великобританией. Криппс выразил надежду, что это решение Британского правительства не создаст затруднений для полпредства СССР в Румынии. Далее, перейдя к вопросу об эстонских и латвийских пароходах, Криппс от имени Британского правительства сделал предложение, чтобы между Англией и СССР было заключено соглашение об оплате прибалтийских пароходов, временно реквизируемых английским правительством. Криппс сказал, что Британское правительство принимает на себя все могущие произойти убытки, причем он считал бы более целесообразным вести эти переговоры в Лондоне.

Я ответил, что изучу предложение Британского правительства и дам ответ Криппсу, добавив, что это предложение рассматриваю как шаг вперед в вопросе об эстонских и латвийских советских пароходах.

Затем, коснувшись вопроса об эвакуации британских подданных из прибалтийских республик, Криппс заявил, что предложенная Интуристом цена – 17 с лишним тысяч фунтов стерлингов – является слишком высокой, что неправильно было бы переводить рубли в фунты стерлингов по официальному курсу, так как этот курс установлен произвольно. Если взять реальное соотношение покупной способности рубля и фунта стерлингов, то соотношение должно было бы быть 100 – 120 рублей за фунт стерлингов. Он считает ненормальным и неподобающим тот факт, что иностранным дипломатам в СССР приходится пользоваться "черным рублем". Поэтому он хотел бы, чтобы за проезд британских подданных из прибалтийских республик во Владивосток была бы установлена стоимость не на основе официального курса рубля, а исходя из покупательной способности фунта стерлингов.

Я ответил, что, насколько мне известно, Интурист должен был рассчитать стоимость проезда по официальному существующему тарифу для специальных поездов, но что я не в курсе деталей этого вопроса. Я поручу Интуристу проверить свои расчеты и определить стоимость перевозки без каких бы то ни было произвольных надбавок. Что касается "черных рублей", то, несомненно, это положение ненормально, однако затронутый Криппсом общий \301\ вопрос выходит за пределы обсуждаемого вопроса об оплате специального поезда во Владивосток. Что касается этого последнего вопроса, то я передал Интуристу пожелание пойти в этом деле Криппсу навстречу, поскольку это будет коммерчески возможно.

Далее Криппс заявил, что он имеет очень крупное, конфиденциальное поручение Британского правительства к тов.Молотову, которое он может сделать только тов.Молотову, и просил помочь ему встретиться завтра с тов. Молотовым.

На мой вопрос, в чем суть этого предложения, он ответил, что имеет строгие указания доложить только лично тов.Молотову.

Я сказал, что мне, как первому заместителю, не совсем удобно обращаться к тов.Молотову с просьбой принять Криппса, не зная существа вопроса, и что было бы лучше, если бы в этом случае Криппс непосредственно обратился к тов.Молотову.

Криппс смутился и заявил, что, в нарушение данных ему инструкций, он может в общих чертах изложить это предложение. Дело заключается в том, что в связи с событиями, происшедшими за последние несколько недель на Балканах, на Ближнем Востоке и на Дальнем Востоке, взаимоотношения Англии с этими частями мира изменились, а следовательно, должны быть изменены и взаимоотношения между Англией и СССР. Криппс добавил, что он был бы рад, если бы я присутствовал при его беседе с тов.Молотовым.

Я обещал Криппсу доложить тов.Молотову об этом разговоре и о просьбе г-на Криппса принять его завтра.

Криппс поблагодарил меня и спросил, имею ли я какие-нибудь к нему вопросы.

Я сообщил Криппсу, что столь сильно беспокоивший его вопрос о палестинском подданном Фрайберге решен положительно и соответствующие компетентные советские органы изъявили свое согласие на высылку Фрайберга за пределы СССР. Британскому посольству необходимо позаботиться об оформлении национальных документов для Фрайберга. Далее я сказал Криппсу, что его письмо от 14 октября с.г. не подтверждает его заявления, сделанного в беседе со мной 9 октября с.г. о том, что в газетах "Известия" или "Правда" была опубликована статья, где говорилось, что "целью СССР является помочь Германии сломить английскую блокаду".

Присланные с письмом выдержки взяты из передовой статьи газеты "Известия" от 23 августа с.г., в которой подводятся годовые итоги советско-германских торговых отношений. Совершенно естественно, что советская торговля с Германией косвенно или прямо неизбежно отражается на английской морской блокаде, но что было бы странным ожидать от Советского Союза прекращения советско-германской торговли в интересах сохранения действенности английской блокады.

Криппс ответил, что ему это понятно, но также должно быть и мне, как юристу, понятно, что слова передовицы: "Благодаря этому соглашению Германия получает сырье, в котором она особенно нуждается в течение всего этого периода из-за организованной Англией блокады сперва против одной Германии, а теперь уже против всей Европы" могут вызвать в Англии именно такое понимание, какое он изложил 9 октября.

Я сказал, что в Англии это возможно, и в качестве примера указал на "Дейли Телеграф энд Морнинг Пост", нередко видящей несуществующие вещи, как это было с опровергнутыми нами вымышленными сообщениями этой газеты. \302\

Криппс заявил, что он прилагает очень много усилий для установления хороших отношений между СССР и Англией и для прекращения инспирированных выступлений газет.

На мой вопрос, как обстоит дело с ответом на врученную мною 9 октября ему ноту о разблокировании счетов эстонских и латвийских пароходов и, в частности, нет ли решения Британского правительства об открытии этих счетов, Криппс ответил, что он в тот же день дал телеграмму, но ответа еще не имеет. Криппс обещал сегодня вторично протелеграфировать.

Далее я коснулся вопроса о торговле с Англией и, пользуясь случаем, заметил, что мы готовы торговать, но не хотим торговлю подменить шумом о торговле.

Криппс ответил, что он телеграфировал своему правительству решительную просьбу не создавать рекламы вокруг этого вопроса до достижения определенного результата, однако, по его словам, шум зависит не только от Британского правительства, но и от советского полпредства в Лондоне, которое имеет огромный контакт с различными людьми в Лондоне и иногда, увлекаясь, дает поводы для распространения слухов, которые, постепенно разрастаясь, принимают несуразные размеры. Он не жалуется, но считал бы целесообразным предупредить об этом полпредство.

На это я ответил, что речь идет не о разглашении каких-либо фактов, что, разумеется, не должно иметь места, а о попытках устроить шумиху по поводу тех или других фактов, о попытках подменить дело шумом.

На этом беседа закончилась. Беседа продолжалась 55 минут.

А.Вышинский

АП РФ. Ф.з. Оп.64. Д.341. Лл.80-84. Машинопись, заверенная копия. Указана рассылка: Сталину, Молотову, Микояну, Ворошилову, Кагановичу, Лозовскому, Генеральный секретариат.

Контакты