Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 2215
Печать

Криппс начал с комплимента мне, сказав, что рад встретиться и поговорить с крупным юристом Советского Союза.

Я ответил также любезностью, указав, что тоже рад встретиться с крупным юристом Англии, особенно зная его неоднократные выступления в пользу Советского Союза.

"Да, – сказал Криппс, – единственный раз, когда меня освистали в парламенте, – это было за мое выступление в пользу Советского Союза".

После обмена любезностями Криппс спросил, известны ли мне результаты встречи т.Майского с Галифаксом, имевшей место 10 сентября с.г. во время которой Галифакс изложил точку зрения Британского правительства по вопросу о Прибалтийских государствах.

Я ответил, что получил краткое сообщение о встрече т.Майского с Галифаксом, но что я не имею сведений об официальном решении Британского правительства по этому вопросу.

На это Криппс ответил, что мнение Галифакса не может не отражать точку зрения правительства. Криппс заявил, что так как переговоры об урегулировании прибалтийского вопроса ведутся в Лондоне, то он хотел бы неофициально обсудить со мной некоторые вопросы.

1. Криппс сказал, что недавно он виделся с т.Микояном, который заявил ему, что до тех пор, пока не будет решен вопрос об отношении Англии к Прибалтийским советским государствам, торговые отношения между СССР и Великобританией не могут быть установлены.

2. Криппс сказал, что он стремился побудить Британское правительство возвратить деньги, принадлежащие Прибалтийским государствам, но, что в то же время, насколько он понимает, Британское правительство не может в настоящее время, учитывая общественное мнение, а также мнение США, возвратить золото Прибалтийским государствам.

Далее произошла довольно длинная полемика между мною и Криппсом на юридической основе по вопросу о праве ареста Британским правительством. \229\ прибалтийского золота, в результате которой, в качестве юридического оправдания действий Британского правительства, Криппс в конце концов заявил, что британским парламентом принят закон, по которому власти имеют право наложить арест на любое имущество любого государства, находящееся в Британской империи, на что я ему заметил, что с таким толкованием юрисдикции внутреннего законодательства нельзя согласиться и что в данном случае речь как раз о неправомерности указанного акта, затрагивающего интересы СССР.

Основной мотив Криппса в возникшем по этому поводу споре сводился к утверждению, что Британское правительство якобы рассматривало и имело право рассматривать золото Прибалтийских государств как ценности, принадлежащие не СССР и даже не Прибалтийским государствам, а как имущество частных банков.

На мои возражения со ссылкой на фактические обстоятельства этого дела Криппс выдвинул такой довод: золото еще не было передано балтийскими банками СССР и в силу этого не должно рассматриваться как собственность СССР.

На мое указание, что передача не состоялась именно вследствие неправомерного вмешательства Английского правительства, незаконно наложившего на это золото арест, Криппс ответил опять-таки ссылкой на парламентский акт.

Криппс заметил, что, очевидно, Британское правительство при рассмотрении прибалтийского вопроса учитывает конфискованные государственные и частные английские вложения в Прибалтийских государствах. Криппс при этом заметил, что Англия и США имеют вклады в Прибалтике, Чехословакии и др. странах и если Англия пойдет на уступки в прибалтийском вопросе, то она должна будет распространить эту уступку и на другие страны, что создаст прецедент для предъявления соответствующих требований со стороны той же Америки. Кроме того, имеются и другие политические препятствия.

На мое замечание, что у нас нет политических затруднений для решения необходимых для нас дел, Криппс ответил: "Да, но Вы не ведете войну в таких масштабах".

3. Далее Криппс, перейдя к основной теме беседы – вопросу о торговых переговорах и подчеркнув, что то, что он изложит, является неофициальным и неокончательным мнением Британского правительства, спросил, нельзя ли "заморозить" все взаимные претензии и контрпретензии до конца войны или хотя бы до тех пор, когда Англия сможет отразить германское нашествие, не связывая торговые переговоры с вопросом Прибалтийских государств.

Я ответил, что не считаю правильным и целесообразным "замораживать" такие вопросы, подчеркнув еще раз, что Советское правительство рассматривает арест Британским правительством советского золота как незаконный акт. Я добавил, что не имею указаний своего правительства для официального ответа на поставленный мне в неофициальном порядке вопрос, но считаю, что урегулирование между СССР и Великобританией прибалтийского вопроса, расширение торговых отношений едва ли может иметь место и что я доведу это, хотя и неофициальное, заявление Криппса до сведения Советского правительства.

Криппс снова вернулся к юридическим обоснованиям действий английских банков, задержавших прибалтийское золото, заявив, что Советское правительство может обжаловать перед судом действия английских банков. \230\

На это я ответил, что такая постановка вопроса совершенно неприемлема, так как дело идет о нарушении интересов суверенного государства, а не о споре частноправового характера.

Криппс снова возвратился к вопросу о торговых переговорах, неоднократно подчеркивая желание Британского правительства заморозить прибалтийский вопрос до конца войны или хотя бы на 9, 6 или даже 3 мес. Криппс добавил, что, с его точки зрения, наилучшим выходом было бы заморозить претензии и контрпретензии по прибалтийскому вопросу и начать переговоры с расширения торговли.

Я ответил, что сообщу правительству изложенные Криппсом пожелания.

Криппс, поблагодарив за приятную беседу, спросил, сможет ли он рассчитывать на то, что в недалеком будущем он будет принят мною, так как он имеет еще ряд вопросов, но сегодня он и без того отнял у меня слишком много времени.

Я ответил, что буду рад новой встрече.

Вышинский

АВП РФ. Ф.07. Оп.1. П.2. Д.22. Л/7.4-7. Машинопись, заверенная копия. Указана рассылка.

Контакты