Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей
Документы
Просмотров: 2513
Печать

 

10 сентября в полпредстве был устроен ужин, на котором присутствовали работники Министерства иностранных дел Германии. Был приглашен также полковник – профессор Оскар фон Нидермайер.

В беседе Нидермайер сообщил свои биографические данные. По его словам, в мировую войну он командовал германским экспедиционным корпусом на Ближнем Востоке, состоя в генеральном штабе турецкой армии. В Аравии этот корпус действовал против английских войск, стоявших под командованием известного английского разведчика Лоуренса. В 1924 году Нидермайер вместе с генералом Кестрингом, Фишером и майором Чунке был командирован генералом Сектом в СССР для руководства военным обучением германских офицеров в Липецке и Казани. (Кестринг в настоящее время военный атташе, Фишер умер, а Чунке возглавляет в Берлине так наз. "Русский комитет" по хозяйственным переговорам с торгпредством).

В этой миссии и на посту военного атташе при германском посольстве в Москве Нидермайер пробыл до 1931 года, когда и выехал из СССР. С тех пор в СССР не был. Жена его, однако, и после этого времени выезжала в СССР, – якобы в гости к Гартману, военному атташе германского посольства. В настоящее время Нидермайер, как он сообщил, является профессором Берлинского университета по военным наукам и одновременно полковником для особых поручений при Кейтеле, начальнике штаба верховного командования всеми вооруженными силами Германии.

В этом качестве он руководит военным рефератом по СССР при верховном командовании.

На вопрос, много ли знакомых имеет Нидермайер в СССР среди военных, он ответил, что большинства из них нет в живых. Как "симпатичного человека" Нидермайер характеризовал Уборевича. К Тухачевскому он якобы питал неприязнь, ибо Тухачевский был "большевиком на 150%", а он-де не терпит "ни 150%-ных большевиков, ни 150%-ных националистов".

Затем Нидермайер справился о К. Радеке, которого он характеризовал как "образованного, но все отрицающего еврея-интеллигента, неспособного к действию". Большой интерес он проявил также к бывш. консулу СССР в Кенигсберге Гиршфельду. Очень лестно отозвался о его начитанности, подчеркнул, что любил с ним беседовать, и в заключение спросил, где он сейчас. Мы ответили, что Гиршфельд в Москве.

Наконец Нидермайер заявил, что хорошо знает тов.Ворошилова К.Е., и два раза во время беседы просил при случае передать ему привет.

В беседе Нидермайер подчеркивал все время, что очень хорошо знает СССР, следит за нашей военной литературой, читает ежедневно "Красную звезду".

Чрезвычайно лестно он отозвался о Большом Советском Атласе Мира и об Атласе командира РККА, назвав их прекрасными работами. Он сообщил также, что они, наблюдая за развитием Красной Армии, многое из ее опыта переняли, и не только крупные нововведения, как, например, парашютные десанты, но и целый ряд чисто технических деталей, выработанных Красной Армией, введены в германской армии. "Правда, – сказал Нидермайер, – мы продумали глубже эти вопросы, развили и довели их до конца, что не было сделано Вами". \223\

Себя Нидермайер очень осторожно стал характеризовать как "человека восточной ориентации", как сторонника советско-германского сближения. Он рассказывал о том, что в 1933 – 1935 гг. он подвергался гонениям со стороны "Антикоминтерна" в лице ныне работника Министерства пропаганды Таубе. Его называли якобы "большевиком" и не давали свободно писать и говорить об СССР, когда он наконец, пробыв с 1933 по 1935 год в отставке, был вынужден попросить у командования германской армии защитить его, надев военную форму.

Нападки на него помешали якобы даже продвижению по службе. Теперь он мог бы быть командующим дивизией или корпусом, а не полковником. Они же заставили быть его сугубо осторожным. Так, например, для него опасно посещение советского посольства. Присутствует он сейчас лишь с разрешения своего непосредственного начальника Кейтеля. "Но, несмотря на нападки и атаки "Антикоминтерна", я, – заявил Нидермайер, – шел прямой дорогой, как солдат, руководствуясь не служебным честолюбием, не стремлением заполучить хорошее местечко, как это делали все эти балтийские немцы из "Антикоминтерна", а своими политическими убеждениями, своей восточной ориентацией. И, как видите, я оказался прав. Моя точка зрения восторжествовала", – заключил он. Нидермайер имел в виду заключенный пакт о ненападении и дружбе между СССР и Германией.

Вместе с этим Нидермайер с исключительным цинизмом выражал чаяния и воззрения самых оголтелых германских империалистов. Он говорил о полном разгроме английской островной метрополии, о том, что они будут разбивать пункт за пунктом, объект за объектом в Англии. Их не остановят бесцельные налеты англичан на Германию, 50% их бомб попадает на невоенные объекты. Англичане не знают в отличие от немцев расположения важных военных объектов. "Мы, немцы, – сказал Нидермайер, – тщательно разведали в Англии еще до войны, точно так же, как в Бельгии и во Франции. Я могу Вам сказать, – хвастался он, – что парашютистам, спрыгнувшим на крепость Эмаель в Бельгии, были известны все детали крепостных сооружений вплоть до расположения и диаметров орудийных люков. Надо подождать мира, – сказал Нидермайер, – и тогда я смог бы рассказать, как проводилась эта работа, в руководстве которой я принимал участие".

На замечание, что англичане, предпринимая налеты на Берлин, ставят себе задачей оказать моральное воздействие на население, Нидермайер цинично ответил, что настроение населения не имеет никакого значения. Это не остановит Геринга громить Лондон. Все равно он будет бомбить Англию. "Настроение берлинского бюргера мало нас трогает. Рабочего мы, конечно, должны защищать, а бюргер нас не интересует. Национал-социализм ведь враг буржуазии. Англичане могут совершенно разбомбить Берлин. Это не повлияет на исход войны. В Берлине нет военных объектов, нет военных штабов, нет Гитлера.

Лондон же является центром Англии, в котором сосредоточено до 30% всей промышленности".

Далее Нидермайер развивал идеи о господстве Германии, о разделении сфер влияния на Европейско-Азиатском континенте. Германии – юго-восток Европы, СССР – Монголию и Иран. Настанет время, – заявил он, когда мир будет разделен на две части. Одну часть мира – Америку – организуют согласно доктрине Монро США, другую часть – Европейско-АзиатскоАфриканский континент – Германия и СССР. Англия будет вытеснена из Средиземного моря и вообще лишится своего прежнего господствующего положения. Италия тоже не будет иметь большого значения. Нейтральные страны \224\ существовать также не будут. Придет время столкновения этих двух полушарий. Границами между ними будут Тихий и Атлантический океаны.

Несколько раз во время беседы Нидермайер говорил о том, что Баку, где сосредоточено 75% всей продукции нефти, является наиболее слабым и уязвимым местом СССР. Десяток бомб достаточно для уничтожения Баку. Англичане, по его мнению, должны были бы начать эту войну с бомбардировки Баку, ибо тем самым нанесли бы Германии и СССР существенный ущерб.

Нидермайер высказал мнение о необходимости провести мероприятия по защите Баку путем изменения границы, т.е. захвата Ирана Советским Союзом.

Нидермайер подчеркнул, что в ближайшее время начнутся большие военные события на Ближнем Востоке и в Африке. На просьбу конкретизировать, что именно он имеет в виду, Нидермайер многозначительно улыбнулся и сказал, что, к сожалению, он пока не может ответить.

В заключение беседы Нидермайер пригласил посетить руководимый им институт при Берлинском университете, но вместе с тем намекнул, что это лучше было бы сделать в мирное время ввиду отсутствия работников института и его занятости по линии верховного командования.

Кобулов

АВП РФ. Ф.082. Оп.23. П.95. Д.6. Лл.68-72. Машинопись, заверенная копия.