Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей
Документы
Просмотров: 2207
Печать

Совершенно секретно
(особая папка)

Шуленбург вручил ответ Германского правительства на заявление тов.Молотова от 31 августа относительно переговоров в Вене (приложение № 1). Причем от себя Шуленбург добавил, что в Берлине и Вене не отдавали полного отчета в том, какое это произведет впечатление на Москву.

После ознакомления с ответом Германского правительства тов.Молотов заявил Шуленбургу, что ввиду, того, что ответ Германского правительства затрагивает ряд вопросов наших взаимоотношений (Прибалтика, Бессарабия), а не только вопрос о Румынии, то точка зрения Советского правительства будет изложена письменно. Одновременно тов.Молотов заявил Шуленбургу, что уже сейчас он может предварительно сообщить, что точка зрения Советского правительства расходится с точкой зрения Германского правительства.

Тов.Молотов напомнил еще раз ст. Ill германо-советского договора 1939 года и заявил Шуленбургу, что со стороны Германского правительства имеет место нелояльное отношение к обязательству, которое взяло на себя Германское правительство, что видно из следующего:

1) решения, принятые в Вене, как раз относятся к тем вопросам, по которым необходима консультация и информация, ибо в данном случае решался вопрос о двух соседних Советскому Союзу государствах. Между тем информация Германией была сделана уже после третейского решения в Вене.

2) В июне месяце тов.Молотов специально спрашивал Шуленбурга об известной беседе Макензена с нашим советником в Риме, высказывал ли Макензен личное мнение или это точка зрения Германского правительства, когда Макензен заявлял, что вопросы Юго-Востока Европы Германия и Италия должны решать вместе с СССР. Был дан ответ, что это точка зрения Германского правительства и что консультация распространяется, в частности, и на Балканские страны. Германское правительство не выполнило этого и нарушило свое обязательство.

3) При переговорах о Бессарабии и Буковине Советское правительство заранее информировало Германское правительство. После информации Советское правительство ждало некоторое время ответа Германского правительства, чтобы принять решение. Получив ответ Германского правительства, Советское правительство, идя навстречу Германскому правительству, сократило свои претензии к Румынии и ограничило их в отношении Буковины только \220\ ее северной частью. Но тогда же тов.Молотовым было заявлено, что при постановке при соответствующих условиях вопроса о Южной Буковине мы надеемся, что Германское правительство поддержит нас в этом вопросе.

Предоставление гарантий Румынии расходится и с этим пожеланием Советского правительства, хотя оно не было отвергнуто Германским правительством.

Что же касается других вопросов в ответе Германского правительства, то одно вполне ясно, что с нашей стороны не было ничего сделано нарушающего интересы Германии.

О Прибалтике и Бессарабии мы информировали заблаговременно, а также и в прошлогодних московских переговорах. Нельзя привести ни одного случая, чтобы Советское правительство не информировало Германское правительство по интересующим его вопросам. Но более точный ответ Советского правительства будет дан Германскому правительству также письменно. В заключение тов.Молотов еще раз подчеркнул, что с точкой зрения Германского правительства он не может никоим образом согласиться.

Вопрос, конечно, был срочный, интересы Германии в Румынии серьезны (верно, мы признаем эти интересы и сейчас не отрицаем). Если по этим вопросам мы не должны консультироваться, то непонятно, в каких же вопросах следует консультироваться.

Тов.Молотов еще раз напоминает свое ранее сделанное заявление о Южной Буковине. Это заявление лишний раз подчеркивало важность консультации.

Шуленбург делает замечание, что он не может вспомнить, что именно так шла речь.

Тов.Молотов еще раз повторяет сказанное Шуленбургу. Причем добавляет, что от Германского правительства не было получено ни положительного, ни отрицательного ответа на это заявление.

Шуленбург говорит, что он понимает точку зрения тов.Молотова, и начинает пространно пояснять, что в данном случае со стороны Германского правительства не было злого умысла и что, по его мнению, в Берлине не придали должного значения беседе Макензена и вообще не ожидали такой большой заинтересованности СССР в данном вопросе.

Тов.Молотов добавил, что, судя по откликам иностранной печати, многим непонятно, что венские переговоры были без СССР, большинство не допускают мысли, что было иначе, учитывая советско-германский договор, не говоря уже о том, что они не знают июньской беседы тов.Молотова с Шуленбургом и запроса о беседе Макензена.

Шуленбург в заключение сказал тов.Молотову, что он намерен запросить по телеграфу Берлин о вызове его туда.

Тов.Молотов спросил Шуленбурга: "Только по этому вопросу?"

Шуленбург ответил, что да, по этому и другим вопросам.

Затем тов.Молотов спросил Шуленбурга, нет ли ответа Германского правительства на наше предложение о компенсации за известный "кусочек" Литвы.

Шуленбург ответил, что им получена телеграмма из Берлина, где сказано, что в принципе Германское правительство согласно уступить интересующую Советский Союз территорию, но что компенсация в предложенной со стороны Советского правительства форме неприемлема и Германское правительство разрабатывает подходящие предложения о форме компенсации и в ближайшем будущем сделает свои предложения Советскому правительству. \221\

Тов.Молотов спросил Шуленбурга, не имеется ли трудностей или новых обстоятельств в разрешении этого вопроса.

Шуленбург ответил, что ему самому не совсем ясно, о чем идет речь.

Далее Шуленбург вручил сообщение о согласии Германского правительства с предложениями, которые сделал Наркоминдел 4 сентября с.г. по вопросу об организации смешанных комиссий по эвакуации немцев из Прибалтийских стран и урегулированию имущественных претензий (приложение № 2).

Тов.Молотов заявил, что со сроком он согласен и что к этому времени будут назначены также и наши представители.

Затем Шуленбург обращается, как он говорит, с большой просьбой Берлина оставить германские представительства в Риге и Таллине и до окончания переселения немцев аналогично тому, как это предусмотрено для германского представительства в Каунасе. Шуленбург вручил сообщение по этому вопросу (приложение №3).

Тов.Молотов ответил, что эта просьба будет рассмотрена.

Шуленбург сообщил, что Берлин поручил ему передать глубокую благодарность и признательность Советскому правительству за предоставленные опорные пункты на Мурманском побережье. От этих баз Германия получила громадную пользу. В настоящее время базы больше не нужны и мы пока отказываемся от их использования и выведем оттуда свои вспомогательные суда, чтобы не создавать Советскому правительству излишних затруднений и забот.

Тов.Молотов выразил удовлетворение тем, что эта помощь была полезна Германии. Советским правительством это может быть воспринято как хорошее дело, пошедшее на пользу Германии.

Шуленбург добавляет далее, что командование военно-морским флотом Германии пошлет специальное письмо по этому поводу главному командованию военно-морского флота Советского Союза.

В заключение Шуленбург просил тов.Молотова помочь в получении разрешения на поездку в Бессарабию Лоренцу. Шуленбург добавил, что это важная персона, лично известная Гитлеру. Лоренц возглавляет все дела по вопросам эвакуации немцев из других стран в Германию. Лоренц хочет в сопровождении своего адъютанта и других лиц выехать в Бессарабию для проверки деятельности своих работников, производящих эвакуацию немцев из Бессарабии. НКИД все это знает, что Шуленбург обращается к тов.Молотову с этим вопросом для того, чтобы ускорить дело.

Тов.Молотов уклонился от определенного ответа на эту просьбу.

Беседу записал Ленский

АВП РФ. Ф.О6. Оп.2. П. 15. Д. 157. Лл. 1-5. \222\