Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей
Документы
Просмотров: 2390
Печать
 

В начале беседы Шуленбург сообщил, что им получен ответ Риббентропа об отношении Германского правительства к постановке Советским правительством \53\ перед Румынией вопроса о Бессарабии. Ответ Риббентропа в основном сводится к следующему:

1. Германское правительство в полной мере признает права Советского Союза на Бессарабию и своевременность постановки этого вопроса перед Румынией.

2. Германия, имея в Румынии большие хозяйственные интересы, чрезвычайно заинтересована в разрешении Бессарабского вопроса мирным путем и готова поддерживать Советское правительство на этом пути, оказав со своей стороны воздействие на Румынию.

3. Вопрос о Буковине является новым, и Германия считает, что без постановки этого вопроса сильно облегчилось бы мирное разрешение вопроса о Бессарабии.

4. Германское правительство, будучи заинтересованным в многочисленных немцах, проживающих в Бессарабии и на Буковине, надеется, что вопрос об их переселении будет решен Советским правительством в духе соглашения о переселении немцев с Волыни.

В своем ответе, сказал Шуленбург, Риббентроп подчеркнул, что Германия придает большое значение недопущению превращения Румынии в театр военных действий.

Сообщив тов.Молотову содержание ответа Риббентропа, Шуленбург передал ему выдержку из телеграммы Риббентропа (приложение №1).

Тов.Молотов сказал, что он передаст ответ Риббентропа и Германского правительства Советскому правительству и оно обсудит его.

Выразив свое удовлетворение тем, что Германия подтвердила права Советского Союза в Бессарабском вопросе и то, что вопрос должен быть решен безотлагательно, тов.Молотов сказал, что постановку вопроса о Буковине, где преобладающее население – украинцы, Советское правительство считает правильной и своевременной, так как к настоящему моменту вся Украина, за небольшими исключениями, уже объединена, но Советский Союз не ставил перед Венгрией вопроса о Прикарпатской Руси, не считая его актуальным.

Шуленбург, ссылаясь на энциклопедические данные 1925 года, пробовал утверждать, что украинцы не составляют национального большинства в Буковине, но тов.Молотов ответил, что эти данные, составленные в духе, благоприятном для румын, являются натяжкой. Часть населения, зачисленная во время этой переписи в румыны, безусловно, является украинцами.

Что касается заинтересованности Германии в экономических делах в Румынии, то она понятна Советскому правительству, и будет сделано все, чтобы по возможности не затронуть интересы Германии. В случае, если Германия ближе заинтересуется румынскими нефтяными районами, то, вероятно, можно будет договориться и по этому вопросу. Вопрос о переселении немцев из Бессарабии и Буковины Советское правительство решит в духе предложения Германии.

Говоря о мирном разрешении интересующей Советский Союз проблемы, тов.Молотов сказал, что Советский Союз стремится к этому и желает, чтобы мирным путем был разрешен вопрос о Бессарабии и Буковине, но немедленно. Еще в марте этот вопрос был поставлен как нельзя более ясно перед всем миром, но Румыния не реагировала на заявление тов.Молотова на мартовской сессии Верховного Совета. После этого Советский Союз послал полпреда в Румынию для того, чтобы переговорить по этому вопросу с отдельными руководящими лицами из Румынского правительства, так как, возможно, \54\ что Давидеску не может его разрешить в Москве. Полпред СССР в Румынию поехал, а разрешение вопроса затягивается Румынским правительством. Советское правительство считает, что больше затягивать этот вопрос нельзя.

После этого тов.Молотов поставил Шуленбургу вопрос, насколько уверено Германское правительство в том, что возможно путем воздействия с его стороны на Румынское правительство мирным путем разрешить этот вопрос.

Шуленбург ответил, что в телеграмме Риббентропа по этому вопросу сказано следующее: принимая во внимание создавшееся положение и при соответствующей постановке вопроса, его мирное разрешение в советском духе вполне лежит в рамках возможного. При этом Шуленбург заметил, что он убежден в том, что вопрос может быть разрешен мирным путем, если он не будет слишком тяжел для Румынии. Причем под тяжестью вопроса он понимает вопрос о Буковине. Что касается Бессарабии, то он знает, что Румыния никогда не рассматривала Бессарабию как составную часть Румынского королевства. Как, вероятно, известно тов.Молотову, оборонительная линия Румынии проходит вдоль Прута, а не по Днестру, и только под давлением англо-французов в течение последних шести месяцев Румыния спешно приступила к постройке оборонительных сооружений вдоль Днестра. Мирное разрешение Бессарабского вопроса лежит в духе осеннего соглашения Советского Союза с Германией.

Тов.Молотов ответил, что он придерживается того мнения, что можно достигнуть разрешения этого вопроса мирным путем, но в осеннем протоколе об этом прямо не говорилось. Если мирное разрешение вопроса является и германским интересом, то это двойной интерес. Но разрешение этого вопроса является очень срочным.

Шуленбург сказал, что у Риббентропа нет никаких сомнений в спешности вопроса. Речь идет только о "модус процеденди". Лично себе Шуленбург представляет это дело так, что в ближайшем будущем СССР поднимет вопрос, а Германия скажет Румынии "соглашайся".

Тов.Молотов сказал, что это приемлемое мнение, но повторил, что этот вопрос является очень срочным.

В заключение Шуленбург просил тов.Молотова ответить на вопрос, который не содержится в телеграмме Риббентропа, но который явно вытекает из нее. В телеграмме, сказал Шуленбург, не сказано ничего о притязаниях Венгрии и Болгарии к Румынии. Шуленбург считает эти притязания обоснованными, но сомневается в своевременности их предъявления.

Тов.Молотов ответил, что Советскому правительству кажется, что основания у Венгрии и Болгарии для претензий к Румынии есть, но Советское правительство не может за них решить вопрос, являются ли их притязания срочными или они могут быть отложены. Постановка вопроса о Бессарабии и Буковине не связана с этими претензиями, и решение этого вопроса неотложно.

Шуленбург сообщил, что за время последней беседы с тов.Молотовым уже трое из его коллег (послов других держав) спрашивали его о постановке Советским Союзом вопроса о Бессарабии. Шуленбург сказал, что он отрицал наличие постановки этого вопроса и что 22 июня он на свой вопрос румынскому посланнику Давидеску, ведутся ли по этому вопросу какие-нибудь переговоры в Бухаресте, получил отрицательный ответ.

Тов.Молотов сказал, что Советское правительство не хотело начинать переговоры, не информировав предварительно Германское правительство. Поэтому Советское правительство и говорит о срочности этого вопроса. \55\

Шуленбург заверил Молотова в том, что он сообщит Риббентропу о передаче ответа Германского правительства Советскому правительству и еще раз укажет на спешность дела.

В конце беседы Шуленбург, передавая тов.Молотову памятную записку о германских судах в Иоканьгской бухте (приложение № 2), просил тов.Молотова оказать содействие в их ремонте в Мурманске.

Тов.Молотов ответил, что этот вопрос может быть разрешен в ближайшем будущем и ответ будет сообщен Шуленбургу.

Беседу записал Иванов

АВП РФ. Ф.06. Оп.2. П. 15. Д. 155. Лл. 1-5. Машинопись, заверенная копия.