Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 1984
Печать
 

В начале беседы Шуленбург сообщил тов.Молотову, что им получен ответ от Риббентропа на вопрос, поставленный тов.Молотовым, можно ли считать заявление, сделанное Макензеном в беседе с тов.Гельфандом, о том, что Балканский вопрос может быть совместно мирным путем разрешен Советским Союзом, Германией и Италией, также точкой зрения Германского и Итальянского правительств.

Ответ Риббентропа, по мнению Шуленбурга, не слишком ясен, но из него можно вынести впечатление о том, что договор, заключенный Советским Союзом с Германией в августе прошлого года, имеет силу и для Балканского вопроса. Соглашение о консультации распространяется и на Балканы. Что же касается позиции Италии в этом вопросе, то она, как известно Шуленбургу, уже сообщена тов.Молотову итальянским послом Россо.

Тов.Молотов в ответ на это поставил Шуленбургу следующие вопросы:

1) Подтверждает ли Риббентроп то, что было сказано во время переговоров осенью прошлого года о Бессарабии, и останется ли сказанное в силе на сегодняшний день?

2) Правильно ли заявление Макензена о том, что Балканский вопрос будет решаться совместно тремя странами? То есть распространяется ли пункт соглашения о консультации и на этот вопрос?

3) Подтверждает ли Германское правительство заявление Макензена или нет?

Шуленбург ответил утвердительно на все три вопроса, добавив, что вопрос о Бессарабии не упоминался, но взят гораздо шире.

Мирное разрешение вопроса со стороны Италии уже налицо – это содержится в речи Муссолини, где он говорит о том, что Италия не намерена расширять конфликт на Балканы. Германское правительство подтверждает заявление Макензена в той части, где речь идет о Германском правительстве. Что же касается Итальянского правительства, то оно намерено сделать такое сообщение непосредственно Советскому правительству.

На вопрос тов.Молотова, знакомо ли Итальянское правительство с тем, что он поставил этот вопрос Германскому правительству, Шуленбург ответил, что это ясно из ответной телеграммы Риббентропа.

На это тов.Молотов сказал, что он может запросить непосредственно мнение Итальянского правительства по этому вопросу.

После этого тов.Молотов сообщил Шуленбургу решение Советского правительства по Бессарабскому вопросу. Шуленбургу известно, сказал тов.Молотов, соглашение между СССР и Германией о Бессарабии. После соглашения было публичное заявление тов.Молотова о Бессарабии на VI Сессии Верховного Совета СССР. Советское правительство думало, что Румыния будет соответствующим образом реагировать на это заявление, но этого не произошло. Советский Союз хотел разрешить вопрос мирным путем, но Румыния не ответила на это предложение. Теперь Советское правительство послало полпреда в Румынию и хочет поставить этот вопрос вновь перед Румынией в ближайшее время. Буковина как область, населенная украинцами, тоже включается в разрешение Бессарабского вопроса. Румыния поступит разумно, \49\ если отдаст Бессарабию и Буковину мирным путем. Она пользовалась ею 21 год, зная, что те не принадлежат ей. Даже ее союзники не ратифицировали договор, по которому Бессарабия признавалась за Румынией. Ввиду того, что Япония не ратифицировала этот договор, он недействителен.

Если же Румыния не пойдет на мирное разрешение Бессарабского вопроса, то Советский Союз разрешит его вооруженной силой. Советский Союз долго и терпеливо ждал разрешения этого вопроса, но теперь дальше ждать нельзя. Шуленбург в ответ на сообщение сказал: Германия еще осенью прошлого года объявила, что она не имеет политических интересов в Бессарабии, но имеет там хозяйственные интересы, которые теперь увеличились в связи с войной. По мнению Шуленбурга, в свое время постановка вопроса о Бессарабии была такова: СССР заявит свои претензии на Бессарабию только в том случае, если какая-либо третья страна (Венгрия, Болгария) предъявит свои территориальные претензии к Румынии и приступит к их разрешению. СССР же не возьмет на себя инициативу в этом вопросе, Шуленбург боится, что разрешение Бессарабского вопроса Советским Союзом в настоящий момент может создать хаос в Румынии, а Германии сейчас до зарезу нужны нефть и другие продукты, получаемые из Румынии.

Шуленбург просил тов.Молотова, если возможно, отсрочить проведение в жизнь решения Советского правительства до получения им ответа из Берлина на его сообщение по этому вопросу.

Тов.Молотов ответил, что заявление Шуленбурга не соответствует действительности, это только один из частных моментов, но не условие в целом. Вопрос о Бессарабии не нов для Германии. Что касается экономических интересов Германии в Румынии, то Советский Союз сделает все возможное для того, чтобы не затронуть их. Просьбу Шуленбурга тов.Молотов обещал сообщить Советскому правительству, но предупредил, что Советское правительство считает этот вопрос чрезвычайно срочным.

Я рассчитываю, сказал в заключение тов.Молотов, что Германия в соответствии с договором не будет мешать Советскому Союзу в разрешении этого вопроса, а будет оказывать поддержку, понятно, в пределах соглашения.

В дальнейшем Шуленбург поставил тов.Молотова в известность, что им получено от Риттера сообщение, где сказано, что Германское правительство будет поставлено в очень тяжелое положение в деле выполнения советских заказов в Германии тем, что Советский Союз до сих пор не перепродал в Германию цветные металлы, закупаемые в третьих странах. Эти металлы были учтены как получаемые при калькуляции советских заказов германскими хозяйственными организациями.

Тов.Молотов напомнил Шуленбургу, что, во-первых: Советский Союз выполнил свою задачу по отношению к Германии, поставив из своих ресурсов все цветные металлы и выполнив годовой план их отгрузки. Во-вторых: в разговоре с Риттером тов.Сталин сказал, что если выполнение советских заказов будет поставлено в зависимость от поставки Советским Союзом металлов, то мы не можем идти на такое соглашение. Мы не можем идти и теперь на такие условия.

Тов.Молотов выразил опасение, что сообщение Риттера является предпосылкой и поводом к невыполнению советских заказов в Германии. Что касается закупок металлов в третьих странах, то до последнего времени положение было очень неблагоприятным. Вместо того, чтобы закупать медь, мы должны были продать на американском рынке уже ранее закупленную в США медь, так как подвоз ее был невозможен из-за английской блокады. Ввиду \50\ того, что теперь в этом вопросе есть некоторое облегчение, тов.Молотов посоветуется с тов.Микояном о том, что можно сделать в вопросе закупок цветных металлов в третьих странах.

Шуленбург привел одно из высказываний тов.Сталина в беседе с Риттером, где тов.Сталин сказал, что Советский Союз может уступить до половины всего количества цветных металлов, закупаемых в третьих странах, Германии, и спросил, освобождены ли пароходы "Маяковский" и "Селенга".

Тов.Молотов ответил, что, кажется, они освобождены, но часть металлов с них забрана в пунктах задержания. Так, например, груз вольфрама забран целиком.

После этого Шуленбург передал тов.Молотову меморандум Германского правительства по вопросу об определении границ консульских округов германских консульских представительств в СССР (приложение №1).

Тов.Молотов ответил, что он поручит рассмотрение этого вопроса тов.Деканозову.

Шуленбург, зачитав тов.Молотову сообщение Шведского телеграфного агентства, в котором говорилось, что в ответ на запрос в палате общин о закупке Англией предметов вооружения в СССР Батлер ответил, что этот вопрос серьезно изучается Английским правительством, просил дать ему разъяснение по этому поводу, так как Берлин ждет ответа.

Тов.Молотов ответил, что это сообщение является выдумкой, и сказал насмешливо, что, может быть, Англия, ввиду того, что война кончается, согласится продать часть своего вооружения за ненадобностью Советскому Союзу.

Тов.Молотов сообщил Шуленбургу, что Советский Союз договорился посредством Анкары о восстановлении дипломатических отношений с Югославией. Я хотел бы, сказал тов.Молотов, чтобы это стало известно германскому правительству.

Шуленбург ответил, что он немедленно информирует об этом Берлин.

В конце беседы тов.Молотов зачитал Шуленбургу:

1) Сообщение агентства Рейтер, переданное 23 июня ТАСС, об условиях перемирия, поставленных Германией Франции (приложение № 2), и спросил, нет ли у Шуленбурга информации по этому вопросу, так как он уже обсуждается в печати.

Шуленбург ответил, что у него нет из Берлина никаких сведений об условии перемирия, но сообщение агентства Рейтер ему кажется правдоподобным.

2) Сообщение японской газеты "Мияко", переданное ТАСС 22 июня, о предложении германского посла в Токио Отта министру иностранных дел Арита (приложение № 3) и спросил, есть ли в нем что-либо вероятное.

Шуленбург ответил, что это сообщение в высшей степени неправдоподобно.

На замечание тов.Молотова, что германский посол в Токио Отт усиленно советует т.Сметанину встречаться и иметь контакт с представителями Японского правительства и что Отт заметно усилил свою активность в этом вопросе за последнее время, Шуленбург ответил, что это возможно, так как это лежит в духе разрешения обостренных отношений между СССР и Японией, к \51\ чему стремится Германия, будучи заинтересована в этом вопросе. Так, например, Германия заинтересована в установлении авиатрассы Берлин – Токио, что возможно только при разрешении советско-японских обостренных отношений.

При прощании тов.Молотов спросил Шуленбурга, читал ли он сообщение ТАСС, опровергающее концентрацию советских войск на литовскогерманской границе, и добавил, что все это выдумки иностранной прессы, но поскольку циркулируют такие слухи, то Советское правительство решило дать опровержение, подтвердив в нем еще раз неизменность советско-германских отношений.

Шуленбург ответил, что он читал это опровержение и вполне с ним согласен.

Беседу записал Иванов

АВП РФ. Ф.06. Оп.2. П. 14. Д. 155. Лл.209-215. Машинопись, заверенная копия.

Контакты