Боевые действия Красной Армии в ВОВ.

Документы
Просмотров: 2224
Печать

Совершенно секретно
Экз. № 1

Представляю доклады источника от 3. 6. 40 г. по следующим вопросам:

1. О предполагаемом посещении Криппсом Москвы и советско-германских хозяйственных отношениях;

2. О германо-японских отношениях и реагировании германского посольства в Москве на советско-литовские отношения, и \21\

3. О высказываниях германского военного атташе Токио полковника Матцке и пом. военного атташе в Москве подполковника Хейгендорфа об опыте воны в б. Польше и на Западе.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Материал на 12 листах.

(Проскуров)

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Доклад источника от 3.6.40 г. о предполагаемом посещении
Криппсом Москвы и советско-германских хозяйственных отношениях

1. 29 мая [1940 г.] германское посольство в Москве получило из министерства иностранных дел телеграмму приблизительно следующего содержания:

В министерстве иностранных дел в Берлине имеются достоверные сведения о том, что Советское правительство примет особо уполномоченного Британского правительства Криппса.

Для того, чтобы оказать препятствие возможным переговорам между Советским правительством и Криппсом по поводу заключения торгового договора или еще какого-либо соглашения, министерство иностранных дел предполагает незамедлительно послать в Москву Риттера и Шнурре. (Автор телеграмму не видел, содержание было передано ему в разговоре).

29 мая вечером посольство послало в Берлин ответную телеграмму следующего содержания:

"Посольство считает вполне вероятным сообщение о предстоящем приеме Криппса Советским правительством уже потому, что Советское правительство заинтересовано в том, чтобы узнать, какие предложения сделает Английское правительство.

Германская сторона может не иметь никаких опасений по поводу визита Криппса. Позиция Советского правительства совершенно нейтральна. Посольство уверено в том, что Советское правительство не пойдет ни на какие соглашения с Англией, которые противоречили бы германо-советскому договору или же нанесли бы какой-нибудь вред интересам Германии.

Кроме того, опыт показывает, что Советское правительство не любит вести переговоры с теми людьми, которых присылают в Москву только из-за их радикального мировоззрения, но за которыми не стоит никакой реальной власти. На основании этого можно полагать, что визит Криппса в Москву не обещает ничего хорошего для Английского правительства. Ввиду этого посольство не считает необходимым приезд Риттера и Шнурре в Москву в связи с визитом Криппса.

Так как в настоящее время нет никаких особых объектов для переговоров между Риттером и Шнурре, с одной стороны, и между Советским правительством – с другой, то Шнурре и Риттер приедут с пустыми руками и, повидимому, привезут в Союз лишь новые требования и желания со стороны Германии, в то время как вполне вероятно, что Криппс предложит некоторые подарки. Уже эта ситуация была бы неприятна. Кроме того, ни при каких обстоятельствах не следует создавать у Советского Союза впечатления конкуренции между Риттером и Шнурре, с одной стороны, и Криппсом – с другой.

30 мая советские газеты опубликовали сообщение ТАСС о том, что Советский Союз не намерен принимать господина Криппса в качестве особо уполномоченного. Это сообщение вызвало облегчение. \22\

31 мая посольство получило, однако, сообщение из министерства иностранных дел о том, что Английское правительство назначило господина Криппса своим послом в Москве. Несмотря на это, 1 июня посольство получило еще одну телеграмму из Берлина, в которой сообщается, что, учитывая содержание телеграммы посольства от 29 мая, поездка Риттера и Шнурре в Москву откладывается.

2. Недавно в Москве происходили торговые переговоры по вопросу поставок хромовой руды из Советского Союза в Германию.

Несколько дней тому назад эти переговоры были прерваны, т.к. не был выяснен вопрос о цене, хотя немецкому посреднику были даны полномочия заключить торговый договор на тех же условиях и по тем ценам, которые предъявит Советский Союз.

Немецкий посредник рассчитывает на то, что в результате такого перерыва ему удастся добиться более благоприятной и выгодной цены для Германии.

Советский Союз затребовал сумму в 93,50 государственных марок и провоз через Ленинград, немцы давали лишь 65,00 гос. марок. Так как количество хромовой руды, предназначенной для экспорта, равняется 100 тыс. тонн, то разница в цене составляет, таким образом, до 2,8 млн. гос. марок.

Таким образом совершенно нецелесообразно и не является необходимым, чтобы Советский Союз сделал уступки в цене, т.к. Берлин был готов уплатить любую цену, которую потребует Советский Союз.

Немецкий посредник применил тактику ожидания, т.к. рассчитывает на то, что война скоро окончится и Германия будет располагать более дешевой турецкой рудой, или на то, что немецкие войска захватят большие запасы руды во Франции.

Для того, чтобы пресечь эту тактику, было бы целесообразно, если бы Советский Союз сообщил по телеграфу немецкому посреднику, что Советский Союз может употребить эту руду для своих собственных нужд.

Советский Союз не может больше ждать и должен поставить перед Германией срок в одну неделю или в 10 дней, в течение которого она должна решить, согласна ли она на советские требования или нет.

О каком-либо снижении цены не может быть и речи, потому что себестоимость хромовой руды Советскому Союзу, ввиду чрезвычайно неблагоприятных условий транспорта (о чем Германия была информирована), не допускает этого снижения.

С уверенностью можно предположить, что, получив такую телеграмму, Германия примет требования Советского Союза, благодаря чему будут сэкономлены эти вышеупомянутые 2,8 млн. марок.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Доклад источника от 3.6.40 г. о германо-японских отношениях
и реагировании германского посольства в Москве на советско-литовские отношения

При оценке взаимоотношений между Германией и Японией важно учитывать следующие подробности:

17 апреля 1940 г. Японское правительство вручило Германскому правительству ноту, в которой указывается, что германские поставки для Японии проходят неудовлетворительно и что имелись случаи, когда отдельные немецкие фирмы отсылали заказы Японии обратно. Поэтому Японское правительство просит, чтобы немецкие поставки, особенно машин, производящих \23\ машины, были срочно начаты, согласно договору, ибо иначе Япония также вынуждена будет изменить свое отношение к определенным немецким поставкам. Машины, производящие машины, являются для Японии жизненным интересом.

В связи с этой нотой Немецкое правительство пытается в настоящее время договориться в Москве на совещании железнодорожников о переброске по Транссибирской магистрали тяжелых поставок (до 5 000 тонн), т.к. другой возможности для переправки этих поставок нет.

Немецкие круги беспокоятся только за то, что имеющиеся мосты окажутся непригодными для подобного груза.

2. Опубликованная статья ТАСС о "литовском конфликте" наделала шум в посольстве. В первый день после опубликования этой статьи в посольстве были такого мнения, что предстоит непосредственная оккупация балтийских государств Советским Союзом. Одновременно выражалось мнение (советник посольства Хильгер), что немцы не будут иметь ничего против этой оккупации, т.к. на это есть определенные основания. Спустя несколько дней, в которые ничего не произошло, посол, а также Хильгер пришли к другому заключению, что оккупация балтийских государств, начиная с Литвы и выше, произойдет не так быстро, больше того, Советское правительство в первую очередь попытается, по-видимому, укрепить свое политическое, а может быть, и военное влияние в балтийских государствах.

Послу из сообщения Хильгера неизвестно, какие предложения сделал Молотов Литовскому правительству, чтобы урегулировать конфликт. Но можно предполагать, что эти предложения содержат требование ввести в Литовское правительство советских военных или политических представителей и расширить имеющиеся советские гарнизоны. Хильгер добавил, что, разумеется, мол, нельзя знать о том, произойдет ли уже в ближайшие дни оккупация Литвы. Ясно только то, что за оккупацией Литвы последует оккупация Латвии и Эстонии.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Доклад источника от 3.6.40 г.
о высказываниях полковника Матцке и подполковника Хейгендорфа
об опыте войны в Польше и на Западе

1. Германский военный атташе в Токио полковник Матцке во время первых двух недель германского наступления в Бельгии, Голландии и Сев. Франции присутствовал в качестве гостя в одном штабе и участвовал в операциях. Источник не говорил с самим полковником Матцке. Матцке поделился со своими военными коллегами о своих впечатлениях и подробно рассказал о них.

Полковник Матцке вернулся с бельгийского театра военных действий в черезвычайно уверенном настроении. Операции на западном фронте развивались с такой силой и с такой быстротой, что были опрокинуты все планы обороны противника. Особенно хорошо проявили себя парашютисты и десантные воздушные части. Лишь в окрестностях Роттердама был произведен десант в 15 тыс. человек, вооруженных пулеметами, легкими орудиями, зенитными орудиями и легкими танками. К сожалению, над аэродромом в Роттердаме было сбито несколько крупных транспортных самолетов противником. Число благополучно высадившихся войск было, однако, так велико, что голландцы не могли с ними справиться. Парашютисты сыграли крупную роль при преодолении канала Альберта. Канал Альберта, несомненно, потребовал \24\ бы от нас кровопролитных боев, т.к. преодолеть его обычными средствами было совершенно невозможно, если бы противнику удалось своевременно взорвать мосты. Парашютисты в первую очередь помешали взорвать мосты. Они были усилены бойцами, которые были доставлены туда другим способом (относительно этого "другого" способа Хейгендорф не хотел говорить подробно).

Таким образом мосты для продвижения германских бронетанковых сил остались открытыми и тем самым была опрокинута вся система обороны противника.

Столь же потрясающим для нашего противника был быстрый захват сильнейших фортов крепости Льежа. Здесь нами был использован весь наш опыт, полученный за последние годы, включая и опыт польского похода. Впрочем, захват Льежа тесно связан с захватом Судетской области и с капитуляцией Чехословакии. В связи с этим подполковник Хейгендорф, проживавший раньше в Бреславле, рассказал, что он сам принимал участие в опытах, которые производились над самыми сильными укреплениями быв. Чехословакии. Германское командование приблизительно в течение одного года систематически проводило всевозможные опыты над этими укреплениями обороны. Они испытывались действиями гранат, бомб любых калибров, огнем, взрывчатыми веществами и химическими средствами], пока, наконец, не добились способа, с помощью которого можно брать такие оборонительные укрепления. Ввиду этого можно сказать, что без капитуляции Чехословакии захват Львова был бы невозможен. Теперь можно сказать также, что и сама линия Мажино не является для нас непреодолимым препятствием.

На вопросы относительно характера средств, которые применялись в опытах над чешскими оборонительными сооружениями и которые оказались целесообразными, Хейгендорф заявил, что речь идет о военной тайне, о которой нельзя говорить. Ввиду этого он не может сказать что-либо точно об этом. На вопрос, не шла ли речь при этом об упомянутом и эффективном средстве – о танке-огнемете, Хейгендорф сказал вскользь: "Да, они также участвовали в деле под Льежем".

Полковник Матцке говорил, что гарнизон бельгийских фортов был так растерзан силой этого наступления и введением в дело новых боевых средств, что он фактически не мог держаться дальше. Подавлению и деморализации противника сильно способствовали постоянные воздушные атаки, которым подвергались важнейшие объекты и дороги. В качестве бомб мы применяем теперь бомбы самого тяжелого калибра весом в 1700 кг. Эти бомбы снабжены прибором сирены и производят во время своего падения оглушительный рев. Это сильно способствовало деморализации войск противника. Когда на какие-нибудь войска сбрасывались такие бомбы, то эти войска теряли всякий вкус к продолжению боев.

В общем, бельгийцы и англичане сражались очень храбро, но они совершенно не могли противостоять нашему оружию и нашей стратегии.

Мы часто могли наблюдать, что французы значительно легче готовы капитулировать и они легче сдавались в плен, чем англичане и бельгийцы. Положение несколько улучшилось после того, как Гамелен взял на себя командование. Почти за один день можно было заметить, что французское сопротивление усилилось и стало значительно более упорным. До прибытия Гамелена французы сделали большую ошибку, заключавшуюся в том, что они распылили свои силы, производя небольшие местные контрудары вместо того, чтобы со всеми, имевшимися в их распоряжении силами, перейти в крупное контрнаступление. Вследствие этого были уничтожены целые дивизии, которых \25\ теперь так недостает французам. Кроме того, была выведена из строя значительная часть французской авиации.

Благодаря нашей прекрасной службе разведки и нашим постам подслушивания мы настолько своевременно узнавали во всех подробностях о французских приказах на наступления, что мы могли стягивать в угрожаемые места такое количество войск и материальной части, которых было достаточно для отражения этого удара. Союзное командование, по всей вероятности, не может внести больших изменений, прежде всего потому, что по нашим расчетам Франция имеет в своем распоряжении лишь 50 дивизий, из которых 20 дивизий можно считать подвижными соединениями. Лучшие французские ударные войска отрезаны на севере. Советские газеты привели один раз расчет, согласно которому мы якобы ввели в дело на западном фронте приблизительно 120 дивизий. Я могу лишь сказать, что было бы хорошо, если бы наши противники верили бы этому. В действительности этих дивизий гораздо-гораздо больше.

Весьма ценным оказался тот факт, что мы не начали наступление на западе непосредственно после польского похода. В то время у нас было два мнения.

Одно из этих мнений, а именно мнение армии, сводилось к тому, что мы должны повременить с походом на западе, чтобы иметь время для использования опыта польского похода и свести все войска в одно единое целое. Кроме того, нужно было осуществить частичное, но значительное изменение в вооружении.

Другое мнение, которое исходило также из руководящих кругов, требовало немедленного выступления. К счастью, одержало верх мнение армии.

Во время польского похода наши армии имели еще весьма пестрый состав. Можно лишь удивляться, что все прошло так хорошо.

Во время зимы была проделана огромная работа. Войска получили однообразную подготовку, причем воспитание бойцов проводилось с чрезвычайной строгостью. Наконец, даже отдание чести никогда не отдавалось так четко даже на дворе казарм в мирное время, как это имело место за последние месяцы на западной стене. Малейшее проявление деморализации немедленно устранялось наказанием. Каждый солдат, безотносительно к тому, являлся ли он офицером или простым рядовым, прибывшим с самым маленьким сундучком, но в котором были найдены чужие вещи, без всякой жалости приставлялся к стенке.

Благодаря этой работе мы в течение нескольких месяцев превратили всю эту пеструю кучу, которую представляла собой армия во время польского похода, в однообразную спаянную армию, в которой господствовала строжайшая дисциплина и с которой мы смогли добиться наших теперешних успехов.

В этом отношении французы явно проспали зимние месяцы. Если они хотят догнать свое отставание теперь, то им будет очень трудно, т.к. в их распоряжении вряд ли будет много времени.

Относительно вероятного дальнейшего хода войны было сказано: следует полагать, что война в первую очередь будет продолжена против Франции с целью полного уничтожения французской армии, чтобы затем иметь лишь одного противника перед собой, а именно англичан. Следует полагать, что полное уничтожение французов потребует не больше 4-х недель.

Сепаратный мир с французами в настоящий момент представляется маловероятным, т.к. мы имеем возможность совершенно уничтожить французов и тогда нам нечего опасаться угрозы с фланга. Следует также полагать, что \26\ итальянцы перейдут от той единственной борьбы, которую они до сих пор вели, т.е. борьбы с помощью пропаганды, постепенно к борьбе оружием. Однако в отношении итальянцев с их выжидательной (неопределенной) политикой никогда нельзя знать, когда они, наконец, выступят. После уничтожения Франции наступит очередь Англии и это не будет уже очень трудным делом.

АП РФ. Ф.45. Оп.1. Д.435. Лл.39-51. Машинопись. Подлинник, автограф. Имеются пометы. Указана рассылка.

Контакты